-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в ЛАПОПЕНДРОН

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.01.2003
Записей: 896
Комментариев: 3035
Написано: 9305

Лет через пять я ни за что бы не вспомнил, что сейчас я думал о том, что через пять лет ни за что бы не вспомнил, о чем я сейчас думал...

Кусочки

Пятница, 17 Октября 2014 г. 12:24 + в цитатник
Ночью не спалось.
За окном мелкий холодный дождик.
Кот любит такую погоду. Во время дождя у него особенно удачна охота на мышей. Тем более ночью. Тем более осенью.
И вот я лежу с закрытыми глазами, а за открытым окном звук капель с крыши и тонкий писк мышки. Попалась.
Додька не ест мышей. Нет нужды, да и не приучен. Он отрабатывает зов инстинкта, играет с жертвой и иногда отпускает ее живьем. Но это редко. Кот не думает ни о каком сострадании. Я вообще не знаю о чем он думает. Мне кажется, что он думает постоянно, но о чем – это загадка.
Ну, да, конечно, если просит есть, то думает о еде. Хотя, глаза его настолько умны, а поведение настолько деликатно, что невольно подозреваешь в этом пушистом комке какие-то более сложные размышления. Например, он может думать о том какое именно ему сейчас порежут мясо - куриное или говяжье. Еще он может проклинать мою неторопливость или морщить нос от неприятных ему запахов.
Мне всегда было интересно насколько долго может обижаться мой кот и вообще может ли?
Я думаю, может.
Ведь знает же он, что такое страх.
Мне кажется, что он выказывает и радость, которая, впрочем, чаще похожа на такое заинтересованное оживление, чем на просто радость. Это собаки могут вилять хвостом и визжать от счастья по любому поводу. Кот лишь задерет хвост и изящно коснется им вашей ноги, милостиво позволив провести по своей спине рукой. Он рад вас видеть? Нет. Он что-то задумал.
Что может задумать кот... Пожрать.
На всякий случай желание пожрать не выключается в его голове ни на секунду. Просто бывает, что нечего и бывает, что лень. А вот чтобы "Сыт, Спасибо!" - это нет. Поест, отчалит на прогулку, выспится под кустом щиповника и вот уже снова в окне его белые меховые штанишки и строгие глаза: "Открывайте! Не видите что ли, я голоден!"
А мышей не ест.
Мыши и птицы - добыча. Азарт и игра.
Мясо в мисочке - символ уюта, доказательство любви, стержень всех отношений.
Хотя, нет. Не всех.
Есть одна вещица, от которой у кота, мне кажется, мурашки по коже и мозги набекрень.
Его щетка.
На шорканье этой щеткой кот приходит, словно зомби и отдается полностью, весь, от носа до хвоста, урчит, нежится, плавится и растекается, может даже заснуть в изнеможении. Но не просто так.
После всей этой интимной процедуры он непременно попросит еды.
В понимании кота любое дело доджно начинаться и завершаться едой. А чем же еще?
Поспал - пожрал.
Пожрал - ушел гулять.
Погулял - кормите.
Накормили - подождите немного, я сейчас вернусь.
Вернулся - кормите снова.
Наелся - поспал.
Проснулся - подайте мясо.
Звоните в колокольчик? Я вам нужен? - кормите, я пришел.
Я даю вам себя погладить. Вам нравится? Нравится, я вижу. - Кормите срочно.
А за удовольствие меня вычесывать - вообще полагается двойная кормежка, если кто не в курсе.
За всё, считает кот, нужно платить едой. За всё.
... Бедная мышь. Поймал ее где-нибудь под сараем у соседей, а притащил сюда, на газон.
Бывает, что и в дом приносит. Гоняешь ее потом тапкой, пока не выскочит через веранду.
Коту такая игра непонятна. Зачем тапкой? Зачем упускать? Неловкие какие-то... То ли дело он – охотник, меховой кавалер, стажник своей земли и дома, благородный князь...
Этот князь придет утром мокрый с прилипшим к жопке осенним листиком. Будет тыкаться своим красным от холода мокрым носиком и урчать, требуя еды, тепла, просушки и еще раз еды. Свернется в ногах на постели и уснет. А то и вытянется, подражая моей позе.
Оба встанем по будильнику. Дел полно. По горло просто.


Понравилось: 2 пользователям

Время

Понедельник, 02 Декабря 2013 г. 00:26 + в цитатник
У меня есть чувство времени. Могу проснуться плюс-минус 2 минуты в задуманное время.
А вот мой кот приноровился будить меня за 2-3 секунды до звонка будильника.
Причем, будильник настроен на два звонка в разное время, и я реагирую, в зависимости от обстоятельств, то на один, то на другой. Кот реагирует на оба, но иммет точное представление о том, когда меня будить, а когда подождать. Вот это совсем непонятное явление. Порой, я сам не знаю, а кот знает.
Часто он сидит дома один и целыми днями ждет меня, чтобы выйти гулять. Что он делает дома? Спит.
Вот так просто спит, спит, спит, и мне кажется, что коту все равно сколько времени меня ждать, сколько часов прошло, сколько осталось. Это не так. За несколько минут до моегоприхода он просыпается и спускается к входной двери. Он знает, что я вот-вот должен придти. Он знает. Возможно, он считает минуты, прислушивается. Т.е. внутри этого спокойного тельца тикают точные неугомонные часики. Постоянно. Всегда.
Наверняка даже это и не часики, а секундомер. Ритм жизни и реакции кота несравним с человеческим. Для кошек время бежит намного быстрее. Раз в восемь примерно. Они видят, каждый взмах крылышек мухи.
И вот я этот секундомер заставляю простотак валяться сутки напролет в ожидании куска мяса и гулянки.
Я когда думаю так, мне становится неловко. Жалко котиное время. Один день - это же для него, как целая неделя для нас.
Пойду, позвоню в колокольчик. Додик приходит по звонку.


Понравилось: 1 пользователю

ТО ТО

Суббота, 16 Ноября 2013 г. 19:11 + в цитатник
Поехал на техосмотр.
В первом же пункте сидит хитрого вида мужик. Ворошит стопку бумаг. Занимается страхованием.
- Техосмотр тут можно пройти?
- Две тысячи без осмотра.
- С осмотром нужно. И с документами.
- Не делаем.
Приезжаю на другой пункт. Плачу пошлину, загоняю машину.
Садится паренек. Ремни подергал, поворотники включил, помахал щетками, брызнул на стекло, газанул, тормознул...
– Всё. Пройдено.
– Всё?
– Всё.
...
Мы коррупцию победим обязательно.
Потом.

Хвостиком вверх

Суббота, 16 Ноября 2013 г. 01:23 + в цитатник
Письма теперь никто не пишет.
Открытки – и те электронные. Письма, тем более.
Сейчас письма как бы дробятся на мелкие сообщения. На СМС и на короткие звонки. Но из них, из этих кусков, письма не сложишь. Оно будет неинтересным и бестолковым. Сухим, как зуммер.
То ли дело раньше. Письма.
Уж как сядешь писать, так прямо и прет. Правда, любое письмо всегда упиралось в размер листочка и чудесным образом всегда заполняло его целиком. Не важно, многоу вас новостей или мало, письмо всегда начиналось вверху листа и заканчивалось внизу. Если оставалось место, то можно было что-то пририсовать или дописать под грифом P.S.
Писал я письма разные и по-разному.
Приятелям, родителям и девушкам.
Все три направления сильно различались по стилю и по содержанию, даже если писал об одном и том же.
Родителям, понятное дело, не допускалось знать и половины всего, что со мной приключалось. В глазах девушек я вообще должен был выглядеть идеалом. А вот с приятелями позволялось неограниченное количество откровенности в купе с адекватным враньем.
Маму интересовало мое здоровье и, в определенный период времени, успехи.
Девушкам был важен просто сам факт моей акивности и количество лирики ан квадратном сантиметре бумаги.
Приятелей же занимало только то, что занимало их самих.
Т.е. из армии мне приходилось писать письма в основном родителям, чуть реже, но интереснее - подружке, и в последнюю очередб, редко - друзьям.
И то верно, кому интересно, что я научился бегать в сапогах 5 километров по пересеченке с полным боекомплектом, а потом еще и выкуривать "Приму" до бумажки, и снова бежать?
Да никому.
Мама, конечно бы, ахнула. Но маме про "Приму" не сообщалось.
Девушки вообще не поймут, в чем изюм.
А друзья все армейские новости и подвиги пропускали мимо ушей, потому что ... завидовали (так я предпочитал думать).
Ну и всё. Оставалось одно – писать так, чтобы цепляло всех и надолго.
"Здравствуй мама! Пишу тебе письмо на груди убитого товарища..."
Смешно?
Нет?
А мы ржали.
Или так:
"Привет, Юрка! Не знаю раскроется ли мой парашют, но пока есть время, решил написать тебе письмецо."
Иногда писал письма стихами, и это тоже выглядело, с моей точки зрения, очень оригинально.
"На КПП порядок и покой.
Лишь иногда проходят офицеры.
Отдам им честь замерзшею рукой
В перчатке сорок пятого размера."
(Слово "замерзшею" долго не поддавалось правильному написанию и смущает до сих пор.)
А что мы могли писать в письмах из боевой части?
Про службу нельзя. Про взамоотношения в роте по Уставу и без - тоже.
Маме план письма складывался из нескольких основных пунктов:
1. Жив.
2. Здоров.
3. Сыт.
4. Не мерзну.
5. Всё нормально.
6. Служба идет.
7. Скучаю.
8. Жду писем.
Последнее, собственно, являлось буквально последней строчкой всякого послания. Может быть ради этих двух слов и куролесил я страницами и листами письма домой. И друзьям тоже. С ними в письмах приходилось не без грусти и тоски перебирать события бывшие ДО службы и мечтать о тех, что будут ПОСЛЕ.
Больше всего хотелось просто вернуться. Без деталей. Вернуться и всё. Остальное, думал, как-то само-собой приложится. Кстати, так и вышло в последствии. А в армии же "само-собой" ничего не получалось. Даже время само не шло, а тащилось, вопреки пословице "Солдат спит, служба идет."
Идти-то она идет. Только, чтобы она шла, ее нести нужно.
В карауле особенно тянет писать письмо домой. Героическое такое. Просто, в карауле между выходами на пост есть время, которого не бывает в казарме и на боевых постах. Сидишь в караулке и пишешь. Всякую "искрометную" чушь.
"Дорогая мама! Не беспокойся за мое здоровье. Зимой и летом мы тут в шинелях. На морозе не мерзнем - шинель ведь с начесом. А летом не жарко - шинель ведь без подкладки."
Или еще более нагло перефразировал армейские анекдоты:
"Мама! Купи собаку. Назови "Сержант". Приеду, убью."
Кажется, родители этот юмор не понимали.
Про то, что в баню ездим на машине - рассказывал. Так и писал, что в баню ездим на машине. Каждую неделю ездим на машине в баню. А что еще про баню писать? Залезаем в кузов и едем. Через весь город Вентспилс в баню. Раз в неделю.
Не поняли?
Вот и мама не понимала.
А тут два ударения в этой новости. Первая - "В БАНЮ!". Вторая - "НА МАШИНЕ!"
Нет. Не поймете. Объясняю.
Городская баня - это кусок гражданской жизни. Там мыло, одеколоны, шампуни, пена и вообще кайф. Мало у кого на службе было такое счастье - городская настоящая баня.
А то, что на машине в кузове, та это вообще параллельный бонус. Через весь город, выставив браво (казалось, что это очень круто) ногу на задний борт, ехать и смотреть на всех малость свысока и малость строго, а на самом деле... с завистью.
Мама это не понимала. Никто не понимал. А вшивый всё про баню...
В армии сразу и до последнего дняв каждом рождается и дышит огромный плюшевый медвежонок. Его не видно и не слышно. Днем и ночью его нет, как нет. Но стоит солдатику сесть и начать писать письмо - тут же просыпается мягкий и пушитый мишка. Тоска, в общем. А признаваться в этой слабости никто не желал. Еще бы. Все Рембы. Все Брюсы Ли. Вот только письма друг от друга прятали. Напишут, и сразу в конверт, отправить. Просто кусок души в бумагу заворачивали каждый раз.
Впрочем, не удивительно.
Намного спокойнее я относился к письмам в пору обычных поездок.
Началось всё очень давно и не по моей воле. Дед попросил.
Это мы с мамой отправились на теплоходе по Волге от верховья до устья и обратно. Две недели круиза. Мне что-то, не помню, лет 7, кажется. Перед отъездом меня дед и попросил писать ему письма в тетради о поездке. Что-то вроде дневника. Мол, он потом прочтет.
Разве мог я отказаться?
Выдали мне тетрадь и ручку. Сначала каждый день, потом через день, я добросовестно описывал события плавания:
"Вторник.
На завтрак ели кашу с молоком, творог и какао с хлебом. Всё хорошо. Спал крепко.
Обед: Суп, макароны, котлета. Всё очень вкусно. Я сыт. (добавлено сбоку) И хлеб.
Ужин: Пюре. Рыба. Чай. Всё очень в порядке.
Среда.
Город Горький.
Завтрак: Омлет. Бутерброд. Чай.
Обед: Гороховый суп с сухариками и второе. Очень вкусный сок.
Полдник: Печенье. Чай.
Ужин...
... И так старательным прописным почерком второклашки, иногда чуть волной от качки, весь дневник – про еду.
Нет, ну сами же просили - основные события.
А бывали в жизни и короткие письма. Прям совсем крохотные, как телеграмы.
Самое короткое письмо я получил от своего приятеля из Праги - Сереги Терновецкого. Мы с ним не виделись года полтора, а потом получаю следующее:
"Привет! Как дела? Пиши. Пока."
Не помню, что ему ответил.
Очень ценил я тогда друзей, которые писали регулярно, часто и умеренно много. Листа два примерно. Регулярно - это раз внеделю и чуть реже, но не раз в месяц. С такими у меня завязывался живой треп, который очень скоро перерастал во взаимный стёб. И мы еще долго потом веселились, цитируя друг друга.
Здоровские письма писал мне по делу и без дела Саша Щуплов. Тот самый, который автор "Словаря русского мата" и чуть скандальной поэмы "Серебрянная изнанка". Саша был педиком, а я был смазливым юнцом. Автор поэтических сборников и член Союза писателей мечтал о пошлом, а я даже и не догадывался. Зато в мой почтовый ящик попадали красивые письма из издательства "Молодая гвардия" в фирменных конвертах, а внутри я находил свежие книги с автографами знаменитостей. То Ахмадулина там книжечку подпишет, то Старшинов мне на память презентует свой сборник, а то и все сразу распишутся на каком-нибудь пригласительном билете с выездного семинара – все пьяные в дугу, билетик коньяком закапан и майонезом... Жаль. Сохранилась только парочка таких книжек.
Сопроводительные письма были вообще фейерверк. Щуплов сообщал мне о том, что "вчера зарезали в постели какую-то ногайскую поэтессу"... что "Евтушенко, сволочь, снимается в фильме «Циолковский», ходит в гриме и совсем оборзел"... что "Коля Старшинов жрет маслины банками и провонял ими издательство"... что "любовник Бэллы Ахмадулиной повздорил с ней в ресторане ЦДЛ и в припадке ревности бил ее головой о батарею"... а потом, как бы ненароком сообщал, что работает над новой поэмой и в качестве эпиграфа собирается вставить мою фразу, которая ему понравилась. Типа, можно? Естессснноооо !!!!
Так в эпиграфе одной из глав поэмы "Серебрянная изнанка" написано: "А я открыл закон: Оптимист пишет буковку "g" хвостиком вверх, а пессимист хвостиком вниз! (Андрей Калик. Ученик 9-го класса)."
Страшно гордился, но совращен так и не был. Еще один повод для гордости.
Кстати, Щупловские письма все были отпечатаны на машинке. Может быть он так шифровался. Не знаю. Скорее всего - профессиональное. Машинка для него была, как теперь для многих лептоп.
А я изгалялся над бумагой, меняя почерки. Всё писал разными. От настроения зависели наклоны и нажимы, и даже цвет пасты. Какое-то одно письмо - забыл кому - было написано йодом. Коричневенькое такое. Прелесть. И никто меня в дурдом не сдал, почему-то.
Однажды - я все еще о странностях своего эпистолярного жанра - иссякнув в мыслях и фразах, насыпал в конверт десятка два лучших значков из коллекции и отправил девушке Гале в далекое хрензнаетгде Павино. Бряцающее, круглое, как мешок, письмо означало (ежу понятно!) мое самое нежное отношение и полную безграничную щедрость. Галя бы поняла, я уверен. Но не поняла Почта. Через неделю ко мне пришла почтальонша и, чертыхаясь, выскребла из кармана сумки все мои отправленные значки до единого. Тетка трижды укололась при этом. Ее совет был прост и убедителен: "Отправь посылку".
Не отправил. С Галей нас разлучила Почта СССР.
Та же почта обласкала в свое время открыткой с подписью Гарри Каспарова. Это теперь он политик, а тогда он был просто шахматистом... просто Чемпионом Мира. Жил в Баку.
Как в мою голову вползла мысль послать ему письмо, я не помню, клянусь.
Наверняка, в одном из журналов увидел адрес. В голове тут же "созрел аферист".
Я написал так:
"Уважаемый Гарри Климович! В нашем городе очень любят и ценят Вас и Ваши победы! А теперь мы собираемся организовать шахматный клуб "Белая Ладья" (воспроизвожу по памяти). Не могли бы Вы прислать нам Ваш автограф на вложенной открытке. С уважением, преданные болельщики!"
Вот такая бредятина уехала письмом в далекий Баку.
Примерно через месяц пришел ответ.
"Здравтвуйте дорогие ребята! Гарри Кимович сейчас улетел в командировку и вернется он нескоро. Поэтому на ваше письмо отвечу я. Я бабушка Гарика. Думаю, что вас это не очень огорчит. Открытку с подписью вложила в конверт. Удачи вам и вашему клубу!"
Стыдно не было.
Последнее письмо я написал 15 лет назад. Не меньше.
А может и больше. Вспомнить трудно.
Не стало писем, не стало фотокарточек, не стало радостных и тревожных телеграмм. Всё это в прошлом. Всё это уверенно порастает быльем. У нас уже второй месяц перебит телефонный кабель, а нам с Иркой и дела нет. Всё и всех заменил собой мобильник.
Он будит, он рассказывает, он напоминает, он хранит и перепраляет деньги, он фтографирует, он задает маршруты, он играет с нами в игры и решает сложные задачи, он напевает нам песни, крутит фильмы и даже просто светит фонариком.
Всё это – одна маленькая штучка.
15 лет назад, купив свой первый мобильник, я написал свое последнее письмо.
И писем не стало.


Понравилось: 4 пользователям

Под крышей на Поварской.

Четверг, 07 Ноября 2013 г. 00:31 + в цитатник
До полуночи есть время, и я должен рассказать.
Был в гостях у одного замечательного человека. Художника.
Пришли без повода. Просто так. Давно не виделись, и я еще никогда не был в его мастерской.
Мы сидели за низким круглым столом, пили вкусную настоянную на лимоне водку, закусывали тушеным кроликом и медленно мягчели, просветляясь и уходя в рассказы и воспоминания между тостами.
Руки. Я поразился его рукам. Это такие руки с пальцами. Они очень аккуратные и ладные, очень точные и ничуть не сомневающиеся - эти руки. Это такие красивые инструменты, обтянутые кожей. Очень дорогие и редкие инструменты.
Он показал мне свою последнюю работу - альбом с акриловыми иллюстрациями к книжке без слов. Сказка про двух лягушат. Квик и Квак - два антипода. Один несгораемый оптимист, второй закоренелый пессимист. Один в красной тельняшке, другой в синей. Два эти характера волею художника отправлены в одной лодочке в плавание по ручью. Один боится и ждет неприятностей, второй боится, но с неприятностями борется. В какой-то момент они налетают на камень и оказываются в воде. Потом выгребаются из переделки и мирно пьют чай на лужайке у домика. Квик оптимист и Квак пессимист, оба в одинаковых выцведших тельниках.
Признаться, я так и не понял, кого из них настигло просветление. Стал ли Квак более оптимистичным или Квик приобрел мудрость и философский настрой. Не знаю. Да и не в этом дело. Меня поразило, что зрелый мудрый дядька, иллюстрировавший Блока неимоверной глубины и подтекста рисунками, способный долго и интересно рассказывать о тонкостях композиции в китайской живописи, готовый сходу изложить в форме лекции глубочайшие знания в области современной графики и т.д и т.п... этот дядька месяцами рисует выдуманную им самим сказку про Квика и Квака. Вот этими волшебными пальцами. Вот этими руками. Вот этой кистью. Вот тут, за столом в мастерской. И эта папка с лягушатами весит не в граммах, а в значении не меньше иллюстраций к Блоку. Не меньше.
- Натуру наду ломать! – говорит мне Евгенич, заксывая ломтиком лимона, – Ломать! Нужно передавать состояние а не положение вещей. Должна быть среда, пыль... малекулы в воздухе между натурой и тобой. Это нужно показать, наполнить, выразить, учесть. Картина должна строиться, может быть и неправильно, не по науке, но посмотри на работы (показывает альбом), как это делали китайцы. Это черт знает что они делали, подлецы! Как здорово!
И помолчит. Пожует губами. И продожит.
Мы проболтали шесть часов к ряду. Ушли далеко за полночь. Я даже не опьянел в итоге, настолько моя голова была вынуждена весь вечер напряженно работать. Впрочем, работа заключалась лишь в том, что я слушал.
Я слушал и думал о профессии художника. О том, как она неоднозначна и ранима. Профессия - равно - душа.
Художник, настоящий, продает или дарит не картины - душу. Если он хороший и настоящий, то это очень сложные картины. Глубокие и многотрудные работы. Их не все понимают. А и не надо, что бы все. Нужно, чтобы некоторые. Но, увы, нужно и чтобы купили. Художник должен на что-то жить, а продавать себя - это сложно и нервно. Евгенич пожаловался на период неудач.
Он сказал так:
- Знаешь... у меня сейчас трудный период. Я очень переживаю. Неудачи. Неудачи.
А я ничего не сказал. Просто не знаю что можно было бы сказать, чтобы было не дежурно и не фальшиво. И я искренне промолчал. Я подумал: "Да. Бывают и такие полосы в жизни". Евгенич понял.
И вот мы снова сидим за столом, курим, пьем водку и рассказы цепляются один за другой. По мастерской деловито бегает и прикладывается на тапки к Евгеничу смешная псинка по кличке Долька. У нее глаза, как две черные вишни. Теплая собаченция со смешными трясущимися ушами - среди кистей, картона, туши, красок и разных инструментов. Долька - собака охотничья. С ней полагается не на диване сидеть, а барсуков из нор вытравливать. И у Дольки был бы шанс, родись она лет на десять раньше. Но нет. Евгенич страстный охотник, но теперь уже только в рассказах.
И вот эти пальцы его. Я не могу представить из на курке винтовки. Это не в упрек, но у меня это как-то не складывается в голове - Квик, Квак и охота на кабана одними и теми же руками. Нет. Не складывается.
Евгенич замечательный рассказчик. Я весь вечер просидел, разинув рот. Мне было интересно слушать, не мешая комментариями, не ломая линию его рассказа своими замечаниями. Наверное, местами это выглядело глупо. Но я не жалею. В тот вечер я кое-что понял новое для себя о судьбах художников, о их муках, о работе, о том какие у них бывают радости и победы. Чуть-чуть понял, насколько смог. Раньше вообще не понимал.
Так что Квик и Квак могут путешествовать в одной лодке и по одному ручью, но по-разному, и оба нужны друг другу. Оптимисты должны вживлять в пессимистов искры надежды. Они без этого не могут. А пессимистам нужен кто-то, в ком они будут сомневаться и кому недоверять. И вся эта катавасия только для того, чтобы потом сесть за одним столом и пить чай. Или водку. А потом снова в плавание.

К олимпиаде копят.

Среда, 06 Ноября 2013 г. 23:40 + в цитатник
Вдруг проскочила новость про погоду. Мол, холода в Москву придут только в феврале.
Еще разочек:
Холода придут в феврале!
А что нам делать до февраля? Сегодня было 15°С. Одни рассекали в рубашках, другие, на всякий случай, в дубленках. Одни ездят на летней резине, другие уже подсуетились и скребут асфальт шипами.
Я даже не знаю, когда теперь виноград и розы закутывать. Коты орут и делят территорию, словно на дворе март. На сирени почки. Трава на газоне зеленая. До сих пор яблоки с дерева срываю - висят, поганцы, вкусные. Вот вроде и неплохо, что морозов нет, что снег не валит, что осень длинная и теплая, а как-тоне по себе от такого подарочка. Вот просто неуютно, как будто время час ночи, а солнце не зашло. Нужно спать, а на дворе день. Что делать-то? Как этим всем пользоваться? Или, наоборот, как защититься от напасти? Ведь, все равно, накопится и разом ухнет. Обязательно ветер шибанет. Давление упадет или подскочит. Ну не может быть тепло до февраля в наших краях. Не может. Может быть сухо, без снега - это бывало. А вот чтобы тепло постоянно - это вряд ли.
Я вот думаю, что одной из знаменательнейших вех в развитии науки и технологий человечества будет когда-то умение и способность предсказывать(расчитывать) погоду. Не на день и не на неделю, а на полгода, год. И чтобы точно.
Когда это произойдет, в жизни и сознании людей случится невероятный переворот.
Погода - символ и воплощение непредсказуемых закономерностей. Всё очевидно, но огромное число факторов влияет и изменяет погоду до полной непредсказуемости. Это сегодня. А если ее раскодировать, предугадать и опубликовать прогноз на полгода вперед, то в нашем мироощущении надломится та самая струна загадочности, рандомной случайности, сюрпризов и страхов. Мы будем точно знать что купить в этом сезоне и в какой день надеть плащ или пальто. Мы перестанем носить зонты на всякий случай. Мы будем брать их с собой по календарю. Посмотрел, выложил - дождь через неделю в пятницу с полшестого до восьми. Зонт не нужен. Или заглянули в календарь погоды на год и знаем, что менять резину нужно 10-12 ноября, потому что 14-го будет заморозок, а 13-го очереди в шиномонтаж.
Не знаю, хочу ли я таких прогнозов.
Вот сегодня кто-то пустил пулю про февраль. И это прекрасно. Можно верить, и можно смеяться. Все равно всё будет не по прогнозу.
Зато белка-Лариска начала линять и собрала с орехового куста все орехи. Давно.
Она точно знает, что зима наступит.
Когда же она наступит? Дожди достали.


Понравилось: 2 пользователям

Поиск сообщений в ЛАПОПЕНДРОН
Страницы: [90] 89 88 ..
.. 1 Календарь