-Рубрики

 -Музыка

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Шели

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 4) Нижний_Новгород Israel nnov visio_nn
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Бортжурнал_ЛИ-001

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 22.01.2003
Записей:
Комментариев:
Написано: 18134

Tango ElAl


Happiness often sneaks in through a door you didn't know you left open. John Barrymore

***

Понедельник, 04 Февраля 2013 г. 08:49 + в цитатник
И если вы думаете, что это просто - так это непросто.

И если вы думаете, что это не страшно - так это страшно.

И если вы думаете - так не думайте. Делайте.

"Если мечтаешь, сбудется,
Если не трусишь, сбудется,
А черное горе забудется!
Донн-донн-донн."
Александр ШАРОВ
ЧЕЛОВЕК-ГОРОШИНА И ПРОСТАК

Холокост. Клей для обоев...

Среда, 30 Января 2013 г. 01:59 + в цитатник
А что будет дальше, со следующими поколениями?..

http://sovsekretno.ru/articles/id/3162/

Будущий Президент США

Суббота, 26 Января 2013 г. 00:32 + в цитатник
Каждый раз, когда Винигрета приводят с улицы и он останавливается около кладовочки, где ему моют лапки, он в награду за "остановку по требованию" получает "трит". Последнее время ему обламываются триты в виде мааасеньчикх кусочков сыра, который он любит ну почти так же сильно, как нас:)

Так вот. Вентилятор разнюхал, что главное в нашем деле - вовремя остановиться! Не заморачиваясь деланием "дел на улице", он просто сигнализировал, что хочет ГУЛЯТЬ => его выводили => он для приличия делал круг по двору => тут же просился домой => забегал в дом, тут же как вкопанный останавливался в положенном месте и начинал прыгать возле окна, где лежали кусочки.

И так ТРИ раза!

Ну чесслово, мог бы говорить - был бы Президентом США!

Правда, больше этот номер не пройдет... но я ж его знаю, он же что другое придумает!

Морда моя любимая:)

20130120_192029 (700x525, 40Kb)


Понравилось: 1 пользователю

И о погоде...:)

Пятница, 25 Января 2013 г. 22:50 + в цитатник
1. Семья вынужденно села на диету. Вениамин устраивает Голодные Танцы, если подходишь к холодильнику после 10 вечера. Чтобы не травмировать ребенка (и собственные нервы) было принято решение пожертвовать собой. Средство для похудения найдено!

2. Нашла в своей кладовке пар..... 30 перчаток. "А кому перчаточки, а кому на любой вкус и цвет?" Но если вы считаете, что новых не хочется - вашему заблуждению нет границ. Шакф полный, а надеть нечего. ТАКИ ЭТО ПРО НАС!

3. Шикарная погода! Мороз? Солнце? Снег? Неееет. Влажность не наблюдается, и как результат - прическа гладкая, классная, как я люблю.

To be continued:)
facebook_1716883718 (460x335, 40Kb)


Понравилось: 1 пользователю

:))

Пятница, 25 Января 2013 г. 06:18 + в цитатник
Настроение как у Карлсона!!! Хочу сладкого и… пошалить!!!

***

Хожу по дому на каблуках, пью кефир из фужера... Это придает моему безделью изысканность!

***

Всё… решила больше на оскорбления не обижаться: назвали сукой — соответствую; назвали дурой — вообще руки развязали (дуракам закон не писан); послали — схожу… получу удовольствие… И нервы в порядке будут… и людей не разочарую...

***

Сегодня на улицу выходить не буду… А то и так скользко… И ещё я тут… со своей сногсшибательностью!.

***

Пятилетняя дочка подруги… пришедшая в новом розовом платье в детский сад — на вопрос 'кто тебе его купил?'… с гордостью ответила — НАРЕВЕЛА!

***

Самое главное, чтобы то место, куда меня послали, нормально функционировало!

Одно из моих самых любимых мест в Филадельфии

Среда, 16 Января 2013 г. 21:07 + в цитатник
How Elfreth's Alley, Philadelphia Landmark, Got Its Name

Elfreth's Alley is a narrow street bordered by 32 buildings in the Old City section of Philadelphia. The alley and adjacent buildings, considered the oldest residential street in the United States, provide an example of an 18th-century neighborhood, as well as how working-class families lived at the time. In October 1966, the alley was added to the National Register of Historic Places. It had already become a location attraction, enticing visitors curious to see the alley, the buildings that are open, and the Elfreth's Alley Museum. Yet when I asked several Philadelphia natives how Elfreth's Alley got its name, not one knew. It was time to do some research.

Elfreth's Alley originally was open space where two Philadelphia blacksmiths' properties met. In the early 1700s, the blacksmiths, John Gilbert and Arthur Wells, each sold a narrow strip of their land where it adjoined, allowing the creation of a narrow alley. This strip of land was subsequently developed, becoming a cobblestone street with a series of homes and shops.

The oldest houses remaining on the street date back to 1713. Some of the first homes along the street were built and managed by Jeremiah Elfreth. Elfreth was a tradesman, but he also successfully speculated in real estate. He purchased and built homes along the alley, as well as others within the area; Elfreth lived nearby on Second Street. By 1750, residents began calling the alley "Elfreth's Alley."

During the next two centuries, the alleyway remained primarily residential, providing homes and shops to a wide variety of people. English colonists became the first citizens of the newly formed United States. A former slave began his life as a free man living on Elfreth's Alley. Newly arrived immigrants took housing in the small homes along the alleyway. Over the course of time, the Elfreth's Alley Association estimates that over 3,000 individuals have lived on Elfreth's Alley. At some point in time, Elfreth's Alley became the 100 block of Cherry Street, ostensibly because residents disliked having the word "Alley" as part of the name.

In the early 1900s, Elfreth's Alley had become a dilapidated eyesore, consisting primarily of poorly maintained homes owned by absentee landlords. As a result, the homes on the alley were threatened with demolition on several occasions. In 1934, the Elfreth's Alley Association was created by residents interested in the historical value of the street who successfully prevented several homes from being destroyed. In 1937, the association lobbied to have the 100 block of Cherry Street renamed back to Elfreth's Alley and won.

Elfreth's Alley now hosts the Elfreth's Alley Museum , with twice-daily tours of the street and special events throughout the year. The museum's hours vary seasonally; check for the most up-to-date times, as well as special events. Special events are hosted throughout the year, such as the annual Fete Day, First Fridays showcasing local artists and craftspeople, BrewFest, and the annual Deck the Alley holiday event.

470_2568704 (470x312, 47Kb)

http://news.yahoo.com/elfreths-alley-philadelphia-landmark-got-name-170300693.html

Наталья Петрова

Среда, 16 Января 2013 г. 00:41 + в цитатник
"Люди забыли на кого они учились, что для них было счастьем, мы перестали улыбаться, перестали читать книги. Писатели перестали писать то, что они хотят, а переключились на то, что им заказывают. И я поняла, что сегодня мы стали свидетелями апокалипсиса души: без ядерных взрывов и кровопролитных сражений. Мы перестаем чувствовать, ощущать, и начинаем проживать с практической точки зрения."


22 октября 2008

Наталия Бронштейн (Петрова): «Рассказ Чехова «Пари» это закинутая в наш век идея»
Читать далее...

Marc & Krissy

Понедельник, 14 Января 2013 г. 05:21 + в цитатник


Понравилось: 1 пользователю

Ух.

Понедельник, 14 Января 2013 г. 05:07 + в цитатник
Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?
Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно… — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то…
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.
— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век… Как вы полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем… Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак… Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он… Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».
Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно… С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты… — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.
Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете… Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела…

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот… Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Литература – это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.

Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.
— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий…
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн.
Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков.
Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый.
Классика, беллетристика, фантастика, детектив.
Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения… По факту утилизирован…. Общественность обеспокоена проявлением… Выпускающая фирма готова понести… Специально созданный комитет постановил…».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать. И всё.

Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.
— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От… От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он… как его…

— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.
Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.

— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн, Нью-Йорк (Seagull Magazine от 16/09/2011)



Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Винька :)

Среда, 09 Января 2013 г. 07:44 + в цитатник
Мое чудо:)...


20130104_195814 (525x700, 84Kb)


20130104_122332 (700x525, 95Kb)


20121229_113202 (525x700, 108Kb)


Понравилось: 1 пользователю

Воздушные люди

Среда, 09 Января 2013 г. 04:55 + в цитатник
"Трава зашевелилась, и на ладонь вспрыгнул маленький гном с темными глазами и седой бородкой.
На плечах у него был синий плащ. На кожаном поясе висела шпага. В левой руке он держал красный колпак с кисточкой. Остроносые штиблеты с загнутыми носками светились зеленым светом.
Он часто, всей грудью вдыхал воздух и при этом увеличивался, увеличивался, но так, что не менялась ни одна черточка лица.
Поклонившись, Ганзелиус взмахнул плащом и спрыгнул к подножью дуба. Светящиеся штиблеты, как светляки, прочертили след в темноте.
- Значит... значит, вы пустой? - растерянно спросил я.
- Я - воздушный человек, - ответил гном. - В молодости, когда я был кузнецом и весил десять пудов да еще четыре фунта, мне тоже случалось путать пустых людей, которых множество, с людьми воздушными, так редко встречающимися."

http://www.magiclamp.ru/detki/biblioteka/alex_sharov/glava_01_1.htm

Алекса́ндр Шаро́в (Шер Изра́илевич Ню́ренберг). Человек-горошина и простак.

sharov_02_02 (300x420, 16Kb)

Feeling this way...

Вторник, 08 Января 2013 г. 05:31 + в цитатник
.
Shal' (299x400, 174Kb)

Посредине рабочего дня...

Вторник, 08 Января 2013 г. 00:57 + в цитатник
самое то, конечно, мечтать о ванне с лепестками роз...

Ну и советы. Для девочек.


Как усилить женскую энергию?

Слабости женщин на самом деле вовсе не прихоть, а именно то, что дарит женщине истинную силу и необъяснимый магнетизм.

Согласно Ведам, возникшим около 5 тыс лет назад, энергия женщины - это основа Мира. Потому как именно творческое женское "Я" даёт мужчине те силы, которые направляют его на подвиги и свершения.

У каждой из нас бывают периоды энергетического спада. Веды предлагают удивительные способы, которые увеличивают Силу Женщины. Итак, список дел, которые дают нам Силу!
Читать далее...



Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Oh Mickey, you're so fine you're so fine you blow my mind, / hey Mickey (huff huff) (C) :))

Суббота, 05 Января 2013 г. 23:44 + в цитатник

1334827131_x_a658bad3 (604x340, 39Kb)

С Наступающим!!!

Понедельник, 31 Декабря 2012 г. 06:28 + в цитатник
Дорогие мои друзья - такие далекие и такие близкие!

С наступающим Новым годом! Пусть счастье, здоровье, любовь и радость сопровождают вас весь год, и пусть задуманное исполняется наряду с приятными сюрпризами и чудесными неожиданностями!

***

Быстрой змейкой, мудрым Каа
Год вползает на престол.
Следом - слева, сверху, справа -
Падают со всех сторон

Змейка-чудо, змейка-счастье,
Змей-здоровье, змей-успех,
Змейка, в чьей всецело власти
Заливной, веселый смех.

Змейка-танец, змейка-песня,
Змей, чей хвост - дорога вдаль.
Змейка, чьи тепло и радость
Прочь прогонят грусть-печаль.

Змейка-ум, змеенок-сила,
Что осилит все всегда.
Змейка - чтобы вдаль манила
И звала вперед мечта.

Змейки эти рядом с вами
Пусть кружатся вновь и вновь.
И пусть главной Змейкой в доме
Будет вечная Любовь!

© Катя :)
1 (555x535, 615Kb)


Понравилось: 1 пользователю

Шаварш Карапетян

Вторник, 11 Декабря 2012 г. 23:03 + в цитатник
Nikta, спасибо!

Шаварш Карапетян

mmmaximus
July 12th, 2011


...В 1982 году в статье под названием «Что человек может», опубликованной в «Литературной газете», мы прочитали о том, как в 1976 году в рабочем районе Еревана переполненный троллейбус, в котором находились 92 человека, рухнул с моста в озеро.
В тот день и час, когда на берегу Ереванского озера происходила самая страшная транспортная катастрофа за всю историю Армении, по его берегу бежал свой ежеутренний кросс единственный человек во всём Союзе, который мог хоть чем-то ему, провидению, помешать… Потом на эту тему каждый интервьюер задавал, изумляясь, вопрос. И Карапетян, безнадёжно махнув рукой, отвечал:
– Да нет. Случайно там был не я – а троллейбус!

…Номер 15, громыхая, шёл привычным маршрутом по песчаной дамбе Ереванского озера, за окнами висел мокрый сентябрьский день… Кто говорил, что у водителя случился сердечный приступ, кто вспоминал, что какой-то раздраженный пассажир затеял с ним свару, кто теперь узнает? Но троллейбус сорвался с моста и камнем ушел в воду...
А Шаварш Карапетян с братом Камо бежал кросс с рюкзаком за плечами. Видел сорвавшийся с дамбы и зависший в воздухе над серым озером красный троллейбус – и через секунду круги на воде, сомкнувшейся над ещё живыми людьми. 15 минут – максимум, что они там продержатся: это было понятно с начала…

Троллейбус быстро погружался в мутную воду, его уже отнесло от дамбы метров на 25, и он продолжал погружаться. Глубина была метров десять. Шаварш бежал туда, сбросив ранец, срывая на бегу одежду.

Не останавливаясь, он бросился в воду. Ничего не было видно: вода в озере была мутная. К тому же троллейбус поднял со дна густую тучу ила. Шаварш нащупал нижнюю перекладину лестницы, что ведет на крышу, ухватился за нее обеими руками; ударил в стекло ногами и проник в троллейбус. Сразу же нащупал чье-то тело и с силой рванул его на себя. В это мгновение он понял, что перед погружением допустил оплошность: нужно было выполнить гипервентиляцию - несколько глубоких вдохов. Он знал, что после гипервентиляции может продержаться под водой более четырех минут. Конечно, со свежими силами. Сейчас же ему оставалось держаться только на сверхусилии. Удушье становилось нестерпимым.

Когда Шаварш выплыл, брат его был уже на берегу. Оценив обстановку внизу, он понял, что спасать людей придется ему одному. Хотя Камо и был спортсменом-подводником, его квалификации было недостаточно. Позже все специалисты признали, что это мог выполнить только один человек – Шаварш Карапетян.
Прорвавшийся сквозь плотное оцепление Владимир Самсонович Карапетян стоял теперь на берегу и каждый раз уходил – мысленно – с сыном под воду. Он видел, что все тело сына истерзано осколками оконного стекла, и ясно осознавал, что одна лишь потеря крови может в любое мгновение стоить ему жизни. Но и он знал, что эту работу мог выполнить только его сын.

Двадцать минут в ледяной воде. Двадцать спасенных. На самом деле он вытащил из троллейбуса больше, но не всех удалось вернуть к жизни. Последнего из спасенных он поднял, уже потеряв сознание.
«Видимость была равна нулю, - рассказывал Ш. Карапетян корреспонденту «Комсомольской правды». - Воруг меня были только песок и муть. Нырнув в очередной раз, я вытащил дерматиновое сиденье автобуса - так устал, что даже не заметил, что это не человек…» Друг Шаварша Бабкен Хачатрян вспоминает, что Шаварш Карапетян еще долгие годы клял себя за это - ведь вместо этого проклятого сиденья он мог спасти еще одного человека. Хотя в чрезвычайных ситуациях силы человека, словно бы удваиваются, однако и они не беспредельны. Ценой сверхъестественного напряжения физических и духовных сил Шаваршу Карапетяну удалось сделать невероятное. И сейчас, оценивая трезвым взглядом совершенный им подвиг, понимаешь, что большего сделать никто бы не смог. Ибо для этого мало быть превосходным пловцом - нужно быть еще человеком великой души.

Когда на место трагедии принесли акваланги, оказалось, что в них нет воздуха. Шаварш Карапетян был убежден: будь баллоны полными, он смог бы спасти всех. Закрытая советская система не могла позволить, чтобы информация о негативном чрезвычайном событии проникла в печать, поэтому все сделанные в это время фотографии хранились в прокуратуре. Директор агентства «Фотолур» Герберт Багдасарян рассказывает: «Мы узнали об этой трагедии только через два года, когда по заказу газеты «Комсомольская правда» готовили репортаж о Шаварше Карапетяне».

Причины этой трагедии до сих пор неизвестны. По официальной версии, у сидевшего за рулем водителя случился сердечный приступ. Однако чудом спасшиеся пассажиры рассказывают, что причиной стала стычка водителя с одним из пассажиров. Пассажир требовал остановить в этом месте троллейбус, а водитель резонно утверждал, что троллейбус не такси, чтобы останавливать по желанию пассажиров. Пассажир ударил водителя по голове, и троллейбус, потеряв управление, упал в воду…

Все тело вымотанного до предела Шаварша Карапетяна было покрыто царапинами и ссадинами. Этот подвиг стоил ему заражения крови и двустороннего воспаления легких: в Ереванское озеро сбрасывались и канализационные стоки, что и стало причиной заражения крови. Шаварш Карапетян вынужден был оставить большой спорт. По всей его жизни пролегла резкая граница - до трагедии и после трагедии. Забыты были всего его титулы и награды. Шаварш Карапетян лечился несколько долгих месяцев, а когда решил спросить врачей. Сможет ли он снова заниматься спортом, они ответили, что ничего гарантировать не могут, потому что даже получасовое пребывание в холодной воде может теперь стать для него роковым.

«Когда потом я снова погружался в воду, то понимал, что легкие у меня уже не те, - вспоминал Ш. Карапетян. - Раньше я словно бы играл со своими соперниками, а теперь вынужден был бороться. Я установил еще один рекорд мира. Но уже последний…» Он попытался стать тренером, потом занялся другими делами. А потом и вовсе уехал из Армении.

«Самое страшное - горе близких. Вода украла множество жизней. Трехлетний сын моего брата Анатолия, тоже чемпиона мира, утонул в бассейне. Мой брат всего на несколько минут отлучился, и его сын утонул… Вы только представьте себе: утонул сын чемпиона мира по плаванию, а он ничего не смог поделать!..» - рассказал Шаварш Карапетян одной из российских газет. Перебравшись в 1993-м году в Москву, он попытался начать новую, не связанную со спортом жизнь, и основал небольшой цех по производству обуви. Предприятие его называлось «Второе дыхание». Сегодня он серьезный, преуспевающий бизнесмен - армянские обувщики считаются в Москве лучшими.

Но подвиг, совершенный им 30 лет назад, не забыт. «Спасенные им из троллейбуса люди долгие годы не знали даже имени своего спасителя», - говорит Б. Хачатрян. И только многие годы спустя, уже во времена «перестройки» начали выходить статьи и книги о Шаварше Карапетяне. Его именем названа малая планета, а вскоре Шаварш Карапетян удостоился ордена «Фейр плей» («Благородной игры»), которым ЮНЕСКО награждает спортсменов, проявивших высочайшее благородство в спорте, пусть даже подвиг Шаварша Карапетяна и не был спортивным.


Как его отблагодарили

Рассказывает Геннадий Бочаров, публицист:

Что я только не делал, чтобы Шаваршу дали Героя! После публикации статьи о подвиге Шаварша письма в редакцию приходили мешками. Это был просто шквал! Коллективные письма с заводов, с атомоходов, отовсюду. Обещали, что его сделают министром спорта. А вместо этого его назначили директором юношеской школы.
Генеральный директор ЮНЕСКО в Париже вручил Шаваршу специальный наградной знак. Потом об этом подвиге было даже сказано с трибуны ООН. Я в третий раз прилетел в Ереван и разговаривал с первым секретарем ЦК партии Армении. Опять обещали... И в этот момент происходит странная вещь. Шаваршу дают орден «Знак почета». А по закону СССР, если дают хоть какую-то награду, то потом в течение пяти лет награждать не имели права! Мы письменно обращались к Брежневу. Трижды выступали по ТВ.
Сейчас я понимаю, чего они боялись. Они понимали, что награда Шаварша соскоблит блеск с их звезд.

Кстати говоря, газетчики, оповестившие мир об этом удивительном подвиге, рассказали и о том, что никто из тех людей, которых Карапетян вернул к жизни, не приложил никаких усилий к тому, чтобы хотя бы узнать имя своего спасителя... Никто из спасенных не пришел к Шаваршу и не поблагодарил его.

Спустя совсем немного времени после выздоровления он – столь же неожиданно – оказался в другой аварийной ситуации и принялся стремительно и самоотверженно спасать людей, погибавших от другой страшной стихии – от огня, охватившего пожаром многоэтажный дом. И снова – множество спасенных людей и снова травмы, ожоги Шаварша. Фантастика? Нет, реальность, быль, сотворенная действительностью и человеком. (Вадим Лейбовский «20 жизней Шаварша»).


upd:
данный пост родился в результате знакомства со следующими источниками о Шаварше:
1.http://ru.wikipedia.org/wiki/Шаварш_Карапетян
2.http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-10891/ (автор К. Ю. Старохамская)
3.еще один источник, уже не помню какой...

...привожу источники с опозданием и прошу прощения что не обозначил их сразу! :*)

http://mmmaximus.livejournal.com/69936.html

А я опять скучаю по зиме...

Понедельник, 10 Декабря 2012 г. 22:47 + в цитатник

Просто так:)

Воскресенье, 09 Декабря 2012 г. 09:00 + в цитатник
happy-hanukkah-from-zebra-detox-L-sK63Sm (550x401, 50Kb)
Вот просто так захотелось написать тут:)

1. С Ханукой всех, кто празднует! Пусть жизнь дарит огроменную кучу белых полосок - в этот праздник и всегда!!!

2. Так здорово, что в моей жизни появилось танго:) Сегодня были на ДР одного из друзей. И сидят там все наши, и болтают обо всем и ни о чем, и беседа вот просто льется так неспешно - и даже головная боль не такая уж помеха, когда просто приятно. Сидит интернационал - родившиеся в Америке, Аргентине, России (я одна), Чили, Корее, Колумбии... А сколько еще не смогло прийти - которые из Венгрии, Молдовы, Белоруссии, Австралии, Израиля, Китая.

3. Винька такой сладкий:) Просто безумно сладкий. Пушистый. Теплый. И когда я прихожу, бросается в объятия и зализывает-зацеловывает:)

АХ:)

20121204_203917 (525x700, 294Kb)


Понравилось: 1 пользователю

Поиск сообщений в Шели
Страницы: 93 [92] 91 90 ..
.. 1 Календарь