-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Одуванчик_Медведкович

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.04.2010
Записей: 90
Комментариев: 42
Написано: 353

Комментарии (3)

Why so serious?

Дневник

Понедельник, 21 Февраля 2011 г. 07:36 + в цитатник
В колонках играет - Adept - Everything Dies
Настроение сейчас - относительное

Мы сидели в пустынном кафе за чашкой кофе. Было уже довольно поздно, людей не было. За окном разливался холодный и безжизненный свет уличных фонарей. Мы молчали. Я любовался ее чертами, волосами, всем, за что мог уцепиться мой взгляд. До чего же она прекрасна. Она, опустив глаза, крутила чашку кофе. За окном проехала одинокая машина. Негромко бубнил телевизор над барной стойкой. Ничто не нарушало покоя.
Я поднял чашку и хлебнул кофе. Обжег язык.
- Ммм..
Она подняла на меня свои голубые глаза:
- Все в порядке?
- Да.. Просто язык обжег.
- Аккуратнее.
- Да, я в курсе. Кажется, ты хотела о чем-то поговорить со мной?
Она замялась.
- Да… Да, хотела.
- О чем же? Говори.
- Ну… В общем… Я тут подумала, и пришла к выводу, что нам нужно расстаться.
Странно, но в тот момент я не испытал абсолютно ничего. Я любил ее, но этот момент не стал для меня роковым. Я просто не хотел понимать того, что она мне сказала.
- Почему? – негромко спросил я.
- Что? Я не расслышала.
- Почему? – уже громче повторил я.
- Мы слишком разные.
- В чем же?
- Понимаешь, я хочу жить. Жить. А не существовать. Ты слишком серьезно относишься ко всему. Сначала это меня привлекало, но потом я поняла, что это лишь обуза, и мне это надоело. Почему ты такой серьезный? Что мешает тебе быть таким как вся нормальная молодежь?
Я молчал. На меня постепенно накатывало осознание того, что произошло. Не хотелось ничего говорить. Я разглядывал остатки кофе в своей чашке.
- Чего ты молчишь?
- А что говорить?
- И ты даже не попытаешься меня удержать хоть как-то, может захочешь исправиться. Нет?
- В этом есть толк?
- Был бы… Если бы ты не относился ко всему настолько серьезно.
Она встала, повесила сумочку на плечо.
- Прощай.
Развернулась. Ушла. Звякнул колокольчик над дверью. Я остался один. Только сейчас я осознал, что произошло. Звон колокольчика эхом раздавался у меня в ушах. За окном проехала одинокая машина. Было поздно. Уже стемнело.
Я брел по улицам, залитым холодным, безжизненным светом фонарей. Дул холодный, пронизывающий ветер. Я поднял воротник и побрел мимо ряда ярких витрин.
- Молодой человек, купите девушке цветы!
Я молча прошел мимо. Торговцы что-то кричали, зазывали. Мне было безразлично. Так, в вакууме, я добрел до дома.
В маленькой квартирке, которую я снимал вместе с другом, было пусто. Видимо, опять забухал. Я прямиком прошел в ванную. Открыл холодную воду. Засунул под кран голову. Вытер лицо, взглянул в зеркало. «Ты слишком серьезный». Может быть. Немного. Попытался улыбнуться. Как-то криво вышло. Серьезный… Серьезный… Сейчас исправим.
Я прошел на кухню, выдвинул ящик. Взял нож. Посмотрел его, попробовал на остроту. Нормально. Вернулся в ванную. Встал перед зеркалом. Руки тряслись. Я вставил себе нож в рот, подвинул лезвие к уголку рта. Чуть надавил, попробовал. Еще. Еще. Сильнее.
Боль. Звериная, пронизывающая боль. Она порабощает разум человека. Заставляет вести себя как животное, вернуться к древним инстинктам. Заставляет жалеть себя. Показывает твою собственную слабость. Боль правит этим миром. Но тот кто сумел перебороть боль – тот правит миром. Пусть и своим собственным, не большим по размеру. Но музыку, так или иначе, будет заказывать он. Победивший боль. Победивший себя. Этим человек отличается от зверя. Он может контролировать боль. Он может заставить себя пересилить ее. В этом он сравним лишь с волками. Но для многих это слишком сложно. Одни слишком жалеют себя, чтобы слиться с этой пучиной боли. Не каждый способен превратить свою боль в боль всего мира, боль всего сущего. Другие просто не знакомы с болью, просиживая всю жизнь в офисе, на стуле, или дома на диване. А третьи… Третьи не сдались. Но в конце концов проиграли.
Я бреду под дождем по лужам, холодным улицам. Сквозь пелену дождя свет уличных фонарей принимает странный оттенок. В моих глазах теперь все стало странным. Не таким как раньше. Другим. У всего есть много сторон. Весь мир многогранен и непредсказуем. Надо лишь уметь различать эти грани. А если не можешь, то хотя бы просто поверить в их существовании.
Вот и ее дом. Горит свет. Какие-то силуэты. Доносится музыка. Что? У нее праздник? Отлично. Обожаю вечеринки.
Поднимаюсь на крыльцо. Звонок. Палец. Трель изнутри. Чей-то крик «Я открою!». Щелчок замка. Какой-то парень.
- Да?
Он поднимает глаза. Смотрит на меня. Бесшабашная радость в его глазах сменяется ужасом.
- Срань господня, чувак, что с твоим лицом???
Карман. Нож. Втыкаю ему под ребра. Шепчу на ухо:
- Я просто веселый.
Он медленно сползает у меня на руках. Отбрасываю его полудохлое тело в сторону. Прохожу внутрь. Закрываю дверь. Гости смотрят на меня. Их много. В руках спиртное. Веселый гам сменяется торжественной тишиной, которую нарушает лишь какая-то модная музыка. Они боятся. Я чувствую это. Я вижу по их глазам. Ощущаю по запаху. Правильно. Бойтесь.
- Что происходит?
А вот и она. Прекрасна как всегда. Пытаюсь улыбнуться. Немного больно. Выходит звериная ухмылка. Хотя так даже лучше.
В ее глазах страх. Еще больший, чем у других. Да, детка. Бойся меня. Бойся.
Люди постепенно приходят в себя. Раздаются крики «Вызовите полицию!». Не выйдет, ребятки. Не будем прерывать вечеринку. Телефон не работает. Я об этом позаботился.
Хватаю за шею и притягиваю к себе ближайшую ко мне девушку. Сдавливаю ей горло. Смотрю в глаза. Ей страшно. И больно. Боль. Она не может ее контролировать. Сдерживать. Она слаба. Нож. Крик. Да. Мучайся.
Кто следующий? Вот ты, очкарик. Иди сюда. Я знаю, ты хочешь убежать. Лишь бы тебе не было больно. Тебе плевать на остальных. Тебе важно, чтобы боль не причинили тебе. Прости, дружище, сегодня жалеть кого-то не в моих планах.
Далее по списку. В этой суматохе взгляд выхватывает какого-то парня с битой. Он подбегает ко мне. Замахивается. Получается нож в грудь. Решил в героя поиграть? Ц-ц-ц. Смирись, мясо.
Хм. Трудный выбор. Хотя стоп. Я, кажется, видел, как в этот шкаф кто-то залез. Открываю дверцу. Так и есть. Здравствуй, блондиночка. И прощай. Одежда заляпана кровью. В шкафу. Ничего, новый порошок из рекламы все отстирает.
Что? Почему вас стало так мало? Ах да. Дверь ведь можно открыть изнутри. Ну ничего. Продолжаем веселье. Времени еще много.
Вот ты, дорогуша. Хватаю ее за руку. Вырывается. С характером штучка.
- А ты почему не убежала?
- Я тебя не боюсь!
- Не льсти себе. Я же знаю, ты боишься. Сильно боишься. И правильно боишься… - шепчу ей на ухо.
Готово. Раз-два-три-четыре-пять, жертву я иду искать. Кухня. Там я не был. Ох, какая встреча. Здравствуй, любимая. Сидит на полу и плачет. Иди сюда, родная.
- Нет, нет, отпусти!
- Не бойся милая. Я что, такой страшный?
Смеюсь. Смешно пошутил. Мне нравится.
Я встряхиваю ее. Прижимаю. Волосы растрепались, закрывают лицо. Аккуратно, пальцами поправляю челку, смотрю на нее. Лицо в пятнах, заплаканное. Растекшаяся тушь. Дорогая, так ты мне нравишься даже больше. Пытаюсь поцеловать. Вырывается. Кричит.
Обнимаю. Шепчу на ухо:
- Любимая, что не так? Ты же хотела, чтобы я стал веселым? Вот… Видишь... – облизываю края рваных порезов на щеках. – Я улыбаюсь. Я веселый. А ты чего такая серьезная?
Вставляю нож ей в рот. Мычит, плачет.
- Шшшш… Тихо, родная, не плачь… Не будь такой серьезной…

Утром.

Возле дома остановилась машина. Из нее вышел полный человек в длинном плаще со значком детектива на груди. За ним последовал человек в костюме и шляпе.
Полный поднялся на крыльцо.
- Доброе утро офицер! Что здесь произошло?
- Здравствуйте. Массовое убийство с особой жестокостью, предположительно одним человеком. Одним ножом.
- Есть что-нибудь необычное?
- Да, на кухонном столе мы нашли вот это.
Офицер протянул пакет для улик. Человек в шляпе взял его и начал рассматривать.
- Это… Это карта!
- Да. Джокер. Пока что самое существенное, что удалось найти.
- Еще что-нибудь?
- У всех убитых на лицах… Жуть, в общем. Сами увидите.
- Спасибо.
Парочка проследовала в дом.
- Черт подери, вот это бойня здесь была.
- Да уж, по-другому и не скажешь.
- А что у него на лице? Ох, дерьмо…
На полу лежал парень в луже крови. Его рот был изрезан, образую улыбку от уха до уха. Рядом на полу валялись разбитые, заляпанные кровью очки.
- Это какой-то психопат поработал явно. Улыбки – это уже слишком.
- Пройдем на кухню, все таки джокера нашли там. Может и зацепки найдутся.
На кухонном столе лежала девушка. Рука и голова свесились с края, лицо было закрыто волосами.
- Ну что, рискнешь взглянуть?
- Да уж придется.
Полный детектив натянул перчатку, убрал волосы с лица.
- Черт… Что же за ублюдком нужно быть, чтобы изуродовать такое милое личико.
В кухню заскочил полицеский.
- Детектив! Вы должны это увидеть!
Вслед за полицейским детективы проследовали в спальню на втором этаже. На кровати, залитой кровью, нашли два трупа. Над ними на стене виднелась огромная красная надпись: «Why so serious?...».


Метки:  

 Страницы: [1]