-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Одуванчик_Медведкович

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.04.2010
Записей: 90
Комментариев: 42
Написано: 353

Комментарии (0)

3.

Дневник

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:12 + в цитатник
Начало см. ранее. Это нравится.


Школьный год как всегда пролетел быстро. Все это время я пытался как-то потушить пожар в своей душе, и постараться хоть как-то охладеть к Алине. Но стоило мне зайти в класс, как тут же ее запах набрасывался на меня, и заставлял забыть обо всем, кроме ее больших серых глаз. Сказать, что все это время я чертовски мучился, не сказать ничего. Я буквально сгорал, как спичка, и с последним сданным экзаменом был несказанно счастлив. Целых три месяца, целое лето я больше не увижу ее, этот запах меня не побеспокоит! Да! Замечательно!
Лето. Для многих в этом слове скрыто нечто большее, чем просто время года. Для большинства учащихся, да и многих взрослых это три месяца свободы, время, которое можно не тратить на скучные учебники, домашние задания или поручения от шефа. Время, когда человек полностью раскрывается для окружающего мира, и показывает все, что «Вот он я, я еще не потерялся для этого мира!». Счастливое время.
Летом я особенно любил бродить по узким городским улочкам, исследовать новые места, раскрывать для себя невиданные красоты городских джунглей. Наушники, мелочь в кармане, стертые кеды, и огромный город, пытающийся укрыть от тебя свои секреты, и сварливо ворчащий шумом проезжающих машин, шелестом зеленых насаждений и криком местной фауны. Уже вечером, когда дневная жара спадает, и на смену ей приходит легкая прохлада, остужающая нагретый мир из бетона и стекла, принося облегчение растениям, и позволяя бродячим животным свободно побегать и пообнюхивать друг друга, а не неподвижно лежать в тени.
В один из таких вечеров я бесцельно бродил по городу, слушая музыку. В ушах вопил Шеддикс, перед глазами мелькали люди. Я, как обычно, задумался об этом нескончаемом потоке двуногих. Хоть каждый человек разный, все равно мы все связаны. Общий сценарий судьбы у всех один. Детство, учеба, учеба, работа, семья и все в таком духе. Но, называя людей «стадом» и «серой массой», большинство ошибается. Масса эта является разноцветной. Да, есть одинаковые по цвету, они и сбиваются в группы. Если тотально взглянуть на людей с высоты, то мир будет поделен на разноцветные заплатки, как фермерские поля с самолета.
ВНЕЗАПНО я почувствовал его. Запах. ЕЕ запах. Повертел головой, пытаясь найти источник. Обернулся. Увидел. Получилось прямо как в песне, «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я». Алина оглянулась. Улыбнулась. Я улыбнулся в ответ. Странно, но она была одна. Решив не заморачиваться, я пошел дальше.
Шеддикс в наушниках замолчал, на сцену вышел Ки. Момент лирики. Солнце еще не село, но уже максимально приблизилось к горизонту. По асфальту растягивались огромные тени, окружение окрашивалось с красно-желтые тона. Я решил отправиться на одну свою любимую крышу, с нее открывался прекрасный вид на закат.
Замка на чердаке не было хронически. Конечно, пару раз его пытались повесить, но буквально на следующий день он непостижимым образом пропадал. Наверное, такие же любители заката как и я снимали. В итоге вешать его вообще перестали.
Поднявшись на 15 этаж, я пешком преодолел еще два пролета и выбрался на крышу. Ветер встрепал мои волосы. Я достал из рюкзака толстовку и одел, здесь прохладно. Огромный красный шар подкатывался к горизонту, с минуты на минуту он должен был опуститься за горизонт. В момент, когда он уходит на половину, наступает самый красивый момент. Облака (если они есть) вокруг него окрашиваются в светло-багровые тона, но с изнанки они по-прежнему остаются белыми. А облака здесь бывают часто. В этот закатный момент встречается такое разнообразие форм и размеров, какое не уместиться во всех головах художников или писателей мира. Я присел, оперся спиной о стык с домом, стоящим немного повыше. Прикрыл глаза. Лепота.
ВНЕЗАПНО дверь выхода на крышу хлопнула. От неожиданности я чуть не подскочил. Кого это еще там принесло? На крышу вышла Алина. КАК? Что она тут делает? Откуда?
Я вскочил, подбежал к ней. Ветер немного продувал ее аромат, позволяя мне сохранить здравый рассудок.
- Что ты тут делаешь? И как ты вообще тут оказалась?
- За тобой пошла, - хитро улыбнулась она.
- А зачем? – я взглянул в ее серые глаза.
- Я соскучилась… Просто хотела провести время с тобой. Если хочешь, я уйду.
Я схватил ее за руку.
- Нет, нет, не надо. Не уходи.
- А что ты здесь делаешь? – спросила Алина. – Не прыгать же собрался?
- Нет конечно. Сейчас покажу.
Я развернул ее в направлении заката. Солнце как раз скрылось наполовину. Облаков было мало, но это не помешало цветовой палитре красно-сине-желтых цветов смешаться в своем прекрасном буйстве.
- Нравится? – спросил я.
- Очень… - прошептала Алина. – Как ты это нашел?
- Случайно. Как-то бродил по городу прошлым летом, решил подняться сюда. Вот и увидел.
- Я такой красоты никогда не видела…
- Если хочешь, это все будет твоим. Подарок.
Алина улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
- Такого мне еще никто не дарил.
- Но все когда-нибудь бывает впервые, разве нет?
- Это очень щедрый подарок, тебе не кажется?
- Нет. Просто я люблю тебя.
Воцарилась тишина. Я резко отвернулся от нее и начал корить себя за длинный язык. Зачем ей было знать? Черт, что же я наделал.
Ее рука легла мне на плечо. Мягко, но настойчиво, она развернула меня к себе лицом. В глазах Алины, в ее прекрасных серых глазах стояли слезы.
- Прости, что я не сказала этого раньше… Мне казалось, что стоит это сделать, но я не могла заставить себя. А теперь, после твоих слов, я поняла, что боялась напрасно. Я люблю тебя! Очень. Но ты, почему-то, отдалился от меня. Из-за этого мне казалось, что я тебе совсем безразлична, и поэтому держала все это в себе, не могла сказать. Руслан!...
Алина заплакала. Черт! Я теряюсь при виде женских слез, я абсолютно не представляю, что делать. Обняв ее, я зарылся лицом в длинные волосы. Ее запах… Как же я люблю его. Теперь, так близко, он стал еще слаще и приятнее, но на этот раз он не туманил рассудок, не превращал в сонного овоща. Теперь я ощущал необыкновенный душевный подъем, счастье распирало меня изнутри. Мы стояли и обнимались в лучах закатного солнца. Черт, со стороны наверное офигенный кадр.
Алина немного успокоилась.
- Я, конечно, понимаю, что вопрос неуместный, но разве у тебя нет, или не было парня?
- Какого еще парня? Нет, я последние два года фактически одна. С чего ты взял.
- Ну просто тогда, на елке… Я поэтому и ушел… А потом весь года себя ел.
- А, ты про это… Мы с ним были знакомы почти как с тобой, ну разве что чуть-чуть ближе. Он мне нравился. Я думала, вот оно, счастье. Что мечты под Новый год действительно сбываются… А он просто решил, что я местная давалка… Давай не будем об этом, мне неприятно вспоминать.
- Но ведь…
- Конечно нет, ничего не было! Этого мне еще не хватало.
- Ясно…
- Руслан… - Алина взглянула мне в глаза.
- Что?
- Поцелуй меня.
- А… Эм…
Алина, ни слова не говоря, впилась мне в губы. Весь месяц был сухой и жаркий. Но сейчас мне на макушку упала капля. Потом еще одна. И еще. И вот пошел дождь. Легкий, прохладный. И воздух сразу стал легким и прозрачным, будто бы весь город был накрыт пыльным целофаном, и вот его сняли.
А мы стояли и целовались под дождем, и не пытались спрятаться. Мы хотели вымокнуть, ощутить этот дождь, пропитаться им. В этот момент я чувствовал, что наши мысли, мечты, желания совпадают. Что у нас теперь одна жизнь на двоих. И что у всех еще все впереди…
Дождь кончился так же внезапно, как и начался. Алина положила свою голову мне на плечо.
- Я замерзла…
Я снял с себя толстовку и накинул на нее.
- Спасибо.
- Она сейчас мокрая, сильно не согреешься. Пойдем ко мне, здесь рядом.
- Да конечно.
Спустившись вниз, мы побрели по улицам города, взявшись за руки. Мокрые, но такие счастливые…
Уже почти у самого дома, каблучок Алины скользнул по мокрой плитке, которой был выложен тротуар. Она вскрикнула, схватилась за лодыжку и чуть не упала. Я подхватил ее.
- Что такое? Что случилось?
- Я ногу подвернула… - всхлипнула она.
- Сильно?
- Не знаю… Но мне больно!
- Хорошо, сейчас разберемся.
Я подхватил Алину на руки и через арку зашел во двор. Вот и мой подъезд. Я взбежал по ступенькам и встал перед железной дверью.
- Алина.
- Что?
- Возьми у меня в левом кармане ключи, и открой дверь, у меня, как видишь, руки заняты.
- Да, конечно.
Покопавшись немного в кармане, Алина выудила оттуда ключи со смешным кожаным брелком.
- Ух ты, какой забавный. А что это?
- Это пингвин, неужели никто кроме меня этого не видит?
- Ладно, не сердись, пингвиненок Лоло. Открывааю…
Домофон пропищал незатейливую мелодию, Алина потянула дверь на себя. Распахнув ногой дверь пошире, я осторожно вошел.
- Слава тем людям, которые придумали лифт! Нажми на кнопку, пожалуйста.
Алина нажала. Лампочка не загорелась.
- И смерть тем нелюдям, что его сломали!
Подхватив Алину поудобнее, я взбежал на пятый этаж.
- Я тебя поставлю на минутку?
- Да, конечно. Я думаю, сама смогу пойти.
Аккуратно поставив ее, я забрал у нее ключи и открыл дверь. Алина, попробовав шагнуть, припала на больную ногу и поморщилась.
- Так, а ну-ка иди сюда.
Взяв на руки, я занес ее в квартиру. Дома было пусто. Пройдя в комнату, я усадил ее на диван, а сам пошел закрыть дверь. Вернувшись, я подошел к осматривающей комнату Алине. Присел на корточки.
- Можно взгляну?
Она молча протянула мне свою ножку. С трудом закатив джинсы (вот что за мода пошла на дудочки?), я притронулся к туфельке, но убрал руку.
- Можешь сама снять?
- Что, стесняешься?
- Нет, боюсь тебе больно сделать.
Наклонившись, Алина осторожно сняла ее. Я включил свет и принялся осматривать ее лодыжку. Слегка припухла, покраснения или синяков нет.
- Так больно? – я пощупал в одном месте.
- Нет.
- А так? – в другом.
Алина ойкнула.
- Все ясно.
- Что ясно?
- Слегка связки растянула. Я сейчас.
Сходив на кухню, я достал эластичный бинт и загреб из холодильника в пакет льда, сколько смог. Вернувшись, я присел на диван. Ногу Алина положила мне на колени. Я стянул лодыжку бинтом, закрепил, приложил лед.
- А теперь посиди спокойно.
- Спасибо тебе.
- Я должен был поступить как-то по-другому?
- Ну мало ли что…
- Не говори глупостей.
У Алины в сумочке зазвонил телефон. Она достала, взглянула на экран. Сбросила. Убрала телефон, и странно засуетилась.
- Это мама, мне уже дома надо быть.
- Куда тебе сейчас? С ума сошла?
- Но мне надо идти…
- Останься… Просто останься. Со всем остальным мы разберемся потом.
Алина легла, мокрые волосы разметались по подушке.
- Ты такой заботливый.
- Нет. Я просто люблю тебя.
Алина улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
***
Я вышел на кухню попить. Мимоходом бросил взгляд на часы. Половина четвертого утра. Интересно, где родители? Наверное, на дачу уехали. А почему меня не предупредили? А, ладно, не важно.
Выйдя на балкон, я распахнул окно и вдохнул свежий воздух. Пахло озоном. Значит, сейчас гроза была. Хм, надо же, а я даже и не слышал. Присел на стул, задумался о произошедшем сегодня. Как в каком-то романтическом рассказе. Хотя все мы, в каком-то смысле, персонажи безумной книги безумного автора.
Сзади тихонько подошла Алина, обняла меня. Ее волосы упали на мое лицо, я вдохнул их запах. Как же он прекрасен…
- Как нога?
- Спасибо, почти не болит. Руслан… Пообещай мне, что ты меня никогда больше не бросишь…
- Милая, ну что за просьбы? Я и так никогда тебя не брошу…
- Нет, пообещай мне! Пообещай!
- Обещаю… Я никогда тебя не брошу…
- Я просто проснулась… А тебя рядом нет… И я испугалась, что все это сон. Что не было никакой крыши, никакого заката. И что тебя тоже нет…
- Я есть… И я с тобой.
- Я люблю тебя…
- Я тебя тоже…
За окном загорался рассвет. Тонкая оранжевая полоска только-только показалась из-за горизонта. Этот рассвет стал для меня особенным и символичным. Это не просто рассвет нового дня. Это рассвет нашей любви, с которой мы вместе войдем в новый день и в новую жизнь…

Метки:  
Комментарии (0)

2.

Дневник

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:11 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Начало смотри ранее.


С той самой олимпиады прошло две недели. С Алиной мы так же общались очень редко, большей частью по делу. Ее запах по-прежнему не давал мне покоя. Мало того, ко мне привязалась ее улыбка. Я испытывал непонятное ощущение радости, каждый раз, когда видел, как она улыбалась. Клянусь, ее улыбка представлялась мне самым красивым чудом на земле. Но, к сожалению, по непонятной мне причине, в школе она улыбалась редко. А больше мы нигде и не виделись. Она не рассказывала, а я не отваживался с ней разговаривать. В дополнение ко всему, она начала мне сниться. Серьезно, до этого я редко видел сны. Но теперь, каждую ночь, ее огромные серые глаза нагло влезали в мои сны, и мне это нравилось. Наверное, я сошел с ума. Или влюбился. Но ведь по сути это одно и то же. Любовь занимает лидирующие позиции в хит-параде причин самых безумных поступков человечества. Сколько людей пало, сколько империй рухнуло – и все ради женщины. Ради любви.
В это время стихи посыпались из меня как из рога изобилия. И все о ней. Один, особенно удачный, я приберег для подарка. Скоро Новый год. Говорят, на Новый год все желания исполняются. Сейчас в моей голове зудело одно желание. Взять Алину за руку, и не отпускать. Не отпускать, глядя в ее прекрасные серые глаза с длинными ресницами… Я бы смотрел в них вечно. Только бы она позволила.
- Ну что, как у тебя дела на личном? – спросил Дэн, очищая парапет от снега.
- Да все так же, я ж тебе рассказывал. На елке думаю все и сделаю, как и собирался, - ответил я, разминаясь. – Ты лучше расскажи, у тебя там чего случилось.
- Да ничего особенного, «Давай останемся друзьями». Как в принципе со мной всегда и бывает.
- Это не есть гуд. Планы на будущее есть?
- Да, загляделся на одну девушку с десятого. Надо будет поближе с ней познакомиться.
- Ну ты давай, дерзай. Это дело такое, тут медлить нельзя.
- Ой, а сам то.
- А я че, я ниче, - замотал я головой.
- Давай тренировкой уже займемся. Что сегодня планируешь сделать?
- Хочу тот чертов на лэйзи на том парапете добить. Что на прошлой тренировке делали.
- А, ну давай. Это надо.
Тренировка продолжилась. Суровые зимние трейсеры. Ведь не хотел же идти сегодня. А пришел. Как оказалось, зря.
После получаса активного скакания, решили сменить место дислокации. Перешли на будочку неподалеку от того места, где начали.
- Вроде низкая, запрыгнешь?
- Да хрен его знает, летом пробовал, не очень получилось.
- Сейчас я попробую.
Я отошел подальше, взял разбег, прыгнул… Нога врезалась в стену. Лодыжка хрустнула.
- СУКА!
Чертовски больно. Физическая боль – это одно из самых страшных ощущений, наравне с тишиной. Это невозможно объяснить, но боль способна на многое. Развязать язык, наоборот заставить замолчать – да что угодно. Как и любовь. А может любовь сродни боли? Все-таки, мне кажется, первое без второго невозможно. Но здесь уже приоткрывается аспект боли моральной, а не физической. И непонятно что хуже.
В общем, день я завершил уже в гипсе. Лежал в темноте, пытался мысленно унять боль в ноге, как читал в какой-то книжке. Боль в ноге не давала мне уснуть. Я думал, какая же все-таки хреновая ситуация сложилась. Елка через полторы недели. А мне сидеть как минимум три в гипсе. Но, наверное, можно будет как-то это наверстать. Все-таки, мы в одном классе учимся. Если бы я мог с ней заговорить…
Дверь приоткрылась. За секунду до того, как силуэт вошел, я понял кто это. Ее запах. Он дурманит, он сводит меня с ума. В комнату вошла Алина. Как она здесь очутилась? В легком белом платье, с распущенными волосами, она буквально источала свет. Она улыбалась. Ее большие серые глаза неотрывно смотрели в мои.
Сев на краешек кровати, Алина положила свою ладошку мне на лоб. Она такая маленькая… И мягкая… Боль в ноге ушла. Меня потянуло в сон. Я взял ее руку, прижал к щеке, вдохнул ее запах… Она не сопротивлялась. Она просто смотрела на меня и улыбалась. Я повторяюсь, но она поистине прекрасна. Просто прикоснуться к ней – уже великое счастье. И кажется, что в жизни больше ничего не нужно… Что все в мире так мелочно, пусто и бессмысленно. И что сам мир – это лишь плод воображение воспаленного мозга какого-нибудь художника, или писателя, и что все мы – всего лишь персонажи этой безумной книги…
Алина перестала улыбаться. Повернула голову к двери, будто к чему-то прислушиваясь. Вновь взглянув на меня, на этот раз вопросительно, она качнула головой в направлении двери. Я прикрыл глаза в знак согласия, и выпустил ее руку. Она наклонилась, и чмокнула меня в щечку. Я открыл глаза. За окном светило солнце, и если бы не снег на крыше соседнего дома, можно было бы решить, что лето пришло. Рядом на подушке лежал кот, и вылизывал мое лицо. Алины, естественно, не было.
Я спихнул Снежка с подушки, и закрыл глаза, в надежде вновь увидеть ее большие серые глаза с длинными ресницами, полные нежности и тепла… Но сон не шел. Ну что же, пора вставать.
Первая неделя в гипсе прошла до невозможности нудно. Целыми дома сидеть дома, слушать музыку и читать целыми днями надоело на четвертый день. От нечего делать я достал аську Алины. Долго не решался ей написать. Не знаю почему. Наверное, потому что не очень хотелось общаться с ней в сети. Но все-таки написал. Серые дни в гордом одиночестве скрасились хоть как-то. А елка все ближе, и ближе…
Я уже хотел отправить ей стихотворение, которое полагалось на подарок, думая что другой возможности все равно не будет, но звонок от мамы обрадовал меня до невозможности.
- Да, але!
- Я тут описание твоих снимков забрала. Написано «Травматических изменений не обнаружено».
- Это.. У меня нет перелома, что ли?
- Ну получается так.
- И я всю неделю в гипсе просто так просидел?
- Выходит так. Завтра в больницу поедем.
На следующий день гипс все-таки сняли. Оказалось растяжение связок. Но нога все равно подбаливала. Ну и черт с ним, все равно я пойду на эту чертову елку! Да! И плевать, что экзамены сдавать придется! Сдам.
Настал «судный день». Конечно, это глупо звучит, стих в качестве подарка. Но больше мне подарить нечего. Да и не просто это подарок. В нем я прямым текстом в любви признаюсь. Специально сел, и аккуратными печатными буквами вывел на листке бумаги эти строки. Они твои.

Мне снился сон. Он был прекрасен.
В нем ты и я. Под сенью векового дуба.
Ты излучала свет, в пушистом белом платье.
Я поглощал его. Вокруг все выглядело грубо,
Как-будто пьяный и неаккуратный мастер
Спросонья положил на холст мой сон.
Но образ твой был отрисован идеально.
Он выглядел чужим в работе бездаря вокруг.
Я в черном. Прятался. Так столь печально
Начался сон. Мой милый друг,
Стыдился я предстать перед тобой
В том зрелище, в котором нарисован был.
Я закрывал весь свет, тень создавал собой.
Так начинался сон. Дальнейшее я подзабыл,
Но точно помню я одно - мы были рядом.
Держались за руки, обнявшись танцевали.
Ты улыбалась. Счастье выражала взглядом.
Твои глаза светились. Все менялось.
Твой взгляд прекрасным делал все вокруг,
Внутри меня он тени осветил.
Хотя было все это во сне, храню касанья твоих рук.
Я их тепло и нежность не забыл.
Но это был всего лишь сон.
И мир вокруг я без тебя терплю.
Но чтобы нам с тобою не подкинул он,
Хочу, чтобы ты знала - я тебя люблю...

В семь часов я похромал в ДК. Все как обычно, собрались, поговорили, дружным стадом двинули в место проведения «дискотеки». Алину я заметил еще на входе. В платье она была прекрасна. Жаль только, что она их редко одевает…
Музыка долбила по ушам, нога болела, подогретая толпа бесновалась как частицы в горячей воде. Если бы не Алина, черт бы я сюда пришел. Теперь еще искать ее среди всех этих людей. Черт, я и не знал, что в наших старших классах столько народу! А, кажется я ее увидел. Нет, не она. Просто платье похоже.
Я бы мог бродить среди этой толпы вечно, если бы не запах. Ее запах. Это он меня нашел, я уверен, как бы глупо не звучало. Словно охотничий пес, я шел на этот запах к ней. Я был уверен, у меня все получится. Я просто не мог облажаться. НО.
Идя вслед за дурманящим ароматом, я проскочил мимо целующейся парочки. Не обратив внимания, я похромал дальше. Но ее запах стал слабеть. Не совсем поняв, что произошло я развернулся, и пошел обратно. Я чувствовал себя как никогда по-идиотски, как полный болван пытаюсь найти девушку по запаху. Я точно псих.
ВНЕЗАПНО до меня дошло. Я оглянулся на ту парочку. Да, все правильно. Это Алина. Она увидела меня, улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
Сердце бешено колотилось, казалось оно вот-вот выскочит из груди. В носу защипало, словно хотелось плакать. Черт побери, да, мне хотелось плакать. Хотелось орать до хрипоты, биться головой об стену, жрать снег, да что угодно, лишь бы унять это адское жжение в груди. Терпеть его было невозможно. Хромая, я продрался сквозь толпу к выходу, хоть как-то отдышался. Находиться здесь больше не хотелось. Хотелось уйти куда-нибудь далеко, в лес, или еще куда, не важно. Главное исчезнуть, больше никого не видеть, ни с кем не разговаривать. Голова кружилась. Все плыло перед глазами. Я привалился к стенке и сполз по ней, уронив голову на руки. Не помню сколько я так просидел, может минуту, может час. Перед глазами стояла она. И улыбалась.
Кто-то тронул меня за плечо. Я поднял глаза. Инна Анатольевна.
- Все нормально? – спросила она.
- Нет, мне херово, можно я домой пойду.
- Конечно иди, кто тебя здесь держит.
Кое-как поднявшись, я, хромая, вышел из зала. Вышел на мороз. Вдохнул свежий холодный воздух. Голова немного прояснилась. Что-то я забыл… Куртку. Куртку в гардеробе забыл. Развернувшись, я захромал обратно.

Метки:  

 Страницы: [1]