-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Одуванчик_Медведкович

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.04.2010
Записей: 90
Комментариев: 42
Написано: 353

Комментарии (0)

Беспомощность.

Дневник

Среда, 31 Августа 2011 г. 15:41 + в цитатник
*основано на реальных событиях*
*имя вымышлено*

Во дворе одного многоэтажного дома, в окружении таких же серых и скучных многоэтажных домов, ходил мальчик, лет семи, с картонной коробкой. В коробке, маленьким меховым комочком, свернулся котенок. Это был обыкновенный котенок, возрастом около полугода. Черной окраски, с белой мордочкой.
Мальчик предлагал взять котенка каждому встречному. Никто не брал.
- Походи по улицам, по другим дворам, может, кто и возьмет, - посоветовал ему усатый мужчина с сигаретой.
- Меня мама не пускает, - ответил мальчик, сияя своими грустными зелеными глазами.
На улице постепенно темнело, холодало.
- Игнат! Игнат! – кричала высунувшаяся с балкона женщина в очках.
Мальчик с коробкой встал под балконом.
- Что?
- Иди домой! Уже поздно!
- Нет!
- Я кому говорю! Завтра в школу!
- Мама, нет! Пока я его не отдам, домой не пойду! – и как бы в подтверждение своих слов, мальчик показал ей коробку.
- Иди домой, я тебе сказала!
Мальчик молча развернулся и ушел вглубь двора, к детской площадке. С котенком нужно было что-то делать. Мальчик не мог оставить его просто так.
- Оставлю его на восьмом этаже, - прошептал мальчик себе под нос. – Там тепло, и если что-нибудь случится – узнаю.
Мальчик отнес коробку на восьмой этаж, и, поставив ее ближе к батарее, спустился на улицу, последний раз взглянуть на уходящее солнце.
Засунув окоченевшие руки в карманы, мальчик стоял на крыльце и смотрел на облака. Мимо него в подъезд зашли трое незнакомых парней. Они остановились возле почтовых ящиков у входа, и принялись общаться о чем-то своем.
Замерзнув окончательно, мальчик пошел домой. Подходя к лифту, он кинул взгляд на лестницы. На полу, между лестничными пролетами, лежал котенок. Из его приоткрытого рта стекала красная струйка, уже образовав лужицу. Передняя лапка подрагивала.
Мальчик не поверил своим глазам. Нижняя губа затряслась, в носу защипало.
- Кто… Кто это сделал? Я оставил его на восьмом этаже, кто? Я ведь оставил…
Трое парней, к которым обращался мальчик, подошли к нему. На их лицах отразились сначала удивление, а потом беспомощность.
- Что сделал?
- Ох, бл*ть, не могу на это смотреть.
- Мы только зашли. Не знаю.
- Он… Он наверное упал, с восьмого этажа.
- Вот люди – бл*ди.
Мальчик не слушал их. В ушах шумело, по щекам катились слезы.
- Надо что-то сделать! Я ведь оставил его… На восьмом…
- Да что ты уже сделаешь, - заметил один из парней. – Ладно бы еще кот взрослый был. А так…
Мальчик взял маленький безжизненный комок шерсти, и аккуратно перенес его в темный закуток у входа. Всхлипнув, он погладил маленькую головку котенка, в надежде как-то помочь ему. Мальчик вскочил и побежал домой.
- Мама! Мама! Там… Котенок!...
Мама отвесила мальчику подзатыльник и принялась отчитывать за непослушание и позднее возвращение. Мальчик стоял посреди прихожей и рыдал во весь голос. От этого его мама распалялась еще больше.
- Наказан! Неделю из дома не выйдешь!


По улице шли трое парней. Шли молча. Наконец, кто-то нарушил тишину.
- Ужасное чувство. Стоим мы, три взрослых, практически, мужика, и ничего не можем сделать с котенком.
- Люди беспомощны. Вот, ладно бы человек, там еще как-то подсуетиться, скорую вызвать. А с котенком, с котенком что ты сделаешь? Люди беспомощны…
- Скоты…


Утром уборщица нашла в углу маленькое мертвое тельце. Подхватив его рукой в перчатке, он открыла дверь подъезда, и выкинула его на траву.

Метки:  
Комментарии (0)

5.

Дневник

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:13 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Начало см. ранее.


Очнулся я в полной темноте. Вокруг пахло лекарствами. Шевельнул рукой. В области локтя что-то кольнуло. Капельница? Где я? В больнице? Но почему так темно?
Алина сидела рядом. Я чувствовал это. Ее аромат обволакивал меня, успокаивал. Я почувствовал ее руку в своей.
- Очнулся? – тихо спросила она.
- Да. Где мы? Почему так темно?
Послышался всхлип.
- Руслан… Ты… Ты ослеп.
- Я… что?
- Врач сказал от удара по голове у тебя с сетчаткой что-то случилось, вроде как порвалась. Так… вышло.
Я вскинул руки, прикоснулся к лицу. На глазах была повязка.
- А они что, не могут ничего сделать? Они же врачи, черт их дери! Это их обязанность!
- Я спрашивала, но они говорят, что сейчас не в силах помочь…
- А когда? Когда, если не сейчас? Я слепой, я потерял зрение, у меня жизнь фактически сломана! Когда они собрались мне помогать? Когда я на пенсию выйду??
Алина легонько сжала мою руку. Вся злость загадочным образом испарилась. Остался лишь легкий осадок горечи.
- Пожалуйста, успокойся. Они правда не могут ничего сделать.
Немного помолчали.
- Что произошло? Ну… Тогда?
- Я как в квартиру забежала, сразу милицию и скорую вызвала, в окно их высматривала. Через пару минут этот… Не знаю как назвать, выбежал, помчался куда-то. Я сразу к тебе побежала. Затем скорая подъехала, тебя забрали. А милиция давай выяснять, что как, зачем, записали все, что им надо было. Сказали, будут разбираться. Но кому это тут надо.
- Ммм…
Алина придвинулась ко мне, наклонилась, поцеловала.
- Мой герой…
- Да какой на хрен герой… Смеешься?
Дверь распахнулась, до меня долетел легкий ветерок. Кто-то бодро прошел в палату и встал напротив кровати.
- А что наш больной? Очнулся?
- Нет, я тут без сознания лежу.
- Огрызаемся, уже хорошо. Как себя чувствуем?
- Как вы – не знаю, а я себя – хреново. Вы врач?
- А что, разве не ви… Прошу прощения. Да, я твой врач, Шептулин Сергей Александрович. Будем знакомы.
- Будем.
Он задавал мне много глупых вопросов, я старался отвечать. Разболелась голова. Наконец он закончил со своей болтовней, и собрался уходить.
- Сергей Александрович.
- Слушаю вас?
- Что, неужели ничего нельзя сделать с… - я показал пальцем на лицо. – Ну вы поняли.
Послышался вздох. Скрипнул стул, видимо, стоящий рядом с кроватью.
- Видите ли, молодой человек… Сейчас наша больница не располагает всеми необходимыми средствами для этой операции. Насколько я знаю, в России подобными операциями занимаются лишь в столице, но это пока что. В скором времени обещали дать нам новые ресурсы, для подобных дел. Но вы, наверное, знаете, как это бывает. Если соберетесь ехать в центр, учтите, что это очень дорогостоящая процедура. А пока что… Мне очень жаль. Отдыхайте.
Доктор встал, прошуршал халатом и вышел. Дверь захлопнулась. До меня долетел ветерок.
- Алина, я давно здесь?
- Вторые сутки.
- Ничего себе.
- Я уже испугалась, что ты никогда не очнешься… Как ты?
- Голова болит.
- Поспи. Тебе нужно отдохнуть.
Алина провела своей мягкой рукой по моим волосам, лицу. Она источала тончайший аромат. Он обволакивал меня, успокаивал, и вот, кажется, я уже снова вижу… Как она сидит рядом со мной на краешке постели, улыбается глядя на меня, а по ее щеке стекает одинокая слезинка, оставляя за собой мокрую дорожку, по которой следуют все новые, и новые…
Я резко открыл глаза. По-крайней мере, мне так показалось. В полной темноте трудно судить. Я тряхнул головой, сбрасывая остатки сна. В затылке как будто что-то выстрелило, от боли я промычал что-то нечленораздельное. Устроившись поудобнее, я начал вслушиваться в тишину.
Если прислушаться, то не такая уж она и тишина. Ее наполняют сотни, тысячи звуков. Шаги в коридоре, звонки телефонов, чьи-то приглушенные разговоры. Тихое сопение.
Я пошарил рукой по одеялу, наткнулся на руку Алины. Она была совсем рядом с моей, наверное выпустила, когда заснула. Я опустил руку ниже. Пальцы наткнулись на что-то мягкое, длинное и пушистое. Ее волосы. Я провел пальцами от корней до кончиков. Какие же они мягкие… Успокаивающие… Алина тряхнула головой во сне, что-то пробурчала, вздохнула. Я откинулся на подушку и расслабился. Незаметно для себя заснул.
***
Жить в темноте тяжело лишь несколько первых месяцев. Потом привыкаешь. Такова сущность человека, привыкать ко всему. К новой одежде, которая непривычно ложится к телу, к новой ручке, к новым людям. Разница лишь в сроке.
Из больницы меня выпустили через два месяца. Я помню свой первый день дома. Теперь, в таком положении, я был беспомощным как ребенок. Алина помогала мне во всем. Как же я люблю ее. Специально для меня она перевелась на заочное отделение места обучения, благо с ее умом проблем не возникло.
Шло время, я учился жить по-новому, Алина делал все, чтобы мне было легче. По моей просьбе она купила гитару. Что еще делать человеку, у которого основным чувством стал слух? Поначалу было трудно. Но я не сдавался. Я мучил инструмент снова, и снова, пока не научился играть более менее сносно. И тогда я посвятил себя песням. Писать стихи я и раньше умел, теперь вот музыка подоспела. Единственная трудность была в том, что держать все приходилось в голове. Зато хоть память развивается.
В один из предновогодних вечеров, Алина, вернувшись из магазина, забежала в комнату и выпалила:
- Я тебе подарок принесла!
От нее приятно тянуло морозной свежестью, уличным запахом. В ее руках шуршал какой-то сверток. Я отложил гитару в сторону.
- Что там?
- Вот, гляди.
Алина положила мне в руки комок из какого-то одеяльца.
- Что это такое?
Она легонько ткнула пальцем в сверток и сказала:
- Ну же, вылезай!
Сверток зашевелился. Из него раздался тоненький возмущенный «мяяяуу!».
- Это… Это котенок!
- Как же ты догодался?
Я развернул одеяльце. На ладони у меня свернулся крошечный котенок. Он деловито обнюхивал мои пальцы, тыкаясь в них своим мокрым носом. Понюхав, он неуверенно лизнул мой палец. Затем еще раз, и еще.
- Какой забавный. Такой теплый и пушистый… Как ты.
- Ну не такая уж я и пушистая, - я не мог видеть, но я был на сто процентов уверен, что Алина сейчас улыбается.
- Можно я назову его Снежок?
- Вообще-то он рыжий.
- Ну и что. Я хочу, чтобы он был Снежком.
- Конечно можно, что за вопросы. Он ведь теперь твой.
- Нет… Он наш. А я здесь песню написа… Ай, что ты делаешь?
Недовольный котенок, сдвинутый на диван, явно не хотел мириться с таким положением дел. Цепляясь когтями он шустро забрался на мое плечо. Устроившись поудобнее, он начал обнюхивать мои уши. Его тихое фырканье было мне особенно слышно.
- Наглость второе счастье.
- Гляди, а ты ему тоже понравился.
Снежок, видимо устав обнюхивать меня, свернулся на моем плече, и замурчал как трактор.
- Так что там с песней?
- Ах да, сейчас… Возьми его себе.
Я снял Снежка с плеча, тот недовольно мявкнул.
- Тихо, малыш, посиди пока у Алины.
Передав Снежка в ее руки, я взял гитару. Мягко тронул струны пальцами, полилась дивная мелодия. Алина затаила дыхание, даже котенок как будто меньше замурчал, чтобы насладиться музыкой.
Знаешь,не проходит удивленье!
В полусне коснусь тебя рукой...
Самое прекрасное мгновенье -
Просыпаясь, знать, что ты со мной!

Спать вдвоем - прекрасная идея.
Слились два дыхания в одно.
Пусть одни и те же сновиденья
Мы с тобой увидим, как в кино.

И сумеем снова повстречаться!
Ты мне улыбаешься во сне...
Может, это называют счастьем?
Вот проснешься и ответишь мне...
(стихотворение нагло сперто у Петра Давыдова – прим. Автора)

В воздухе повис, постепенно затихая, последний аккорд. Снежок тихо мяукнул.
- Это… Так красиво… Так мило…
Алина придвинулась и села ко мне на колени.
- Ты у меня просто гений.
- Нет. Я просто тебя люблю.
Она поцеловала меня. Ее аромат… Он сводит меня с ума...
- Я люблю тебя…
- Я тоже тебя люблю…
Я провел рукой по ее волосам, наслаждаясь каждым мгновением… Говорят, что когда теряешь какой-либо орган чувств, остальные усиливаются в несколько раз. Правду говорят. Каждой клеточкой своего тела я впитывал ее аромат, чувствовал наслаждение от ее близости… Не представляю, как бы я жил без нее. И пусть я лишился зрения, но у меня по-прежнему есть она… А это все, что мне нужно для счастья…

Метки:  

 Страницы: [1]