-Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Одуванчик_Медведкович

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.04.2010
Записей: 90
Комментариев: 42
Написано: 353

ПАЦАНЫ, Я СЕГОДНЯ ШЁЛ КОРОЧЕ ПО ПАТРИАРШИМ ПРУДАМ И УВИДЕЛ БЕРЛИОЗА В МАЙКЕ "ЯАТЕИСТ", НУ Я ПОДСКОЧИЛ И РЕЗКО ПЕРЕЕБАЛ ЕМУ В ЩЩИ С ВЕРТУШКИ И ПОЯСНИЛ ЕГО КРИКОМ "АННУШКА УЖЕ РАЗЛИЛА МАСЛО", ПОТОМУ ЧТО Я УГОРЕЛ ПО ГА-НОЦРИ, ПАЦАНЫ ДУХ СТАРОЙ ШКОЛЫ ЖИВЁТ ТОЛЬКО В ЕРШАЛАИМЕ, ГДЕ ДОБРЫЕ ЛЮДИ СЛУШАЮТ ГА-НОЦРИ, ГДЕ УЧЕНИКИ ЖИВУТ ПРАВДОЙ, МОЛОДОСТЬЮ И ПОСЫЛАЮТ ПРОКУРАТОРА НА ХУЙ! ТОЛЬКО ЕРШАЛАИМ, ТОЛЬКО ХАРДКОР!!! ЮНИТИ УЛЬТРАХАРДКОР ЕРШАЛАИМ!!! пацаны ебашьте азазелл, фаготов, бегемотов, чертей, угорайте на Лысой горе, любите своего Учителя, пацанов и Веру! ГОВОРИТЕ ОТКРЫТО И СМЕЛО ПРЯМО В ЛИЦО! ГА-НОЦРИ!

Adept - Death Dealers

Пятница, 04 Марта 2011 г. 09:52 + в цитатник
В колонках играет - Adept - Death Dealers (это песня так конкретно называется)
Настроение сейчас - относительное

Ну вот наконец-то мои загребущие ручонки и горячие уши добрались до этого альбома.
Честно скажу.
Я в восторге.
После "The Ivory Tower" он в полной мере оправдал мои ожидания.
Ребята действительно прогрессируют, вокал Роберта улучшился, а мелодичность некоторых просто потрясает (например "Hope" и "If I,m Failure, You're Tragedy").
Дикая феерия эмоций, мощных гитарных рифов и размазывающего по стенке бешеного ритма.
Я представляю, что будет в третьем альбоме.

 (500x500, 80Kb)

Метки:  

Из жизненного.

Пятница, 25 Февраля 2011 г. 13:54 + в цитатник
В колонках играет - Avenged Sevenfold - Seize The Day
Настроение сейчас - относительное

- А тебе, Хомс, че подарили?
- Бритву.
- Какую?
- Ну эту.. Как ее.. На палочке.

Метки:  

Why so serious?

Понедельник, 21 Февраля 2011 г. 07:36 + в цитатник
В колонках играет - Adept - Everything Dies
Настроение сейчас - относительное

Мы сидели в пустынном кафе за чашкой кофе. Было уже довольно поздно, людей не было. За окном разливался холодный и безжизненный свет уличных фонарей. Мы молчали. Я любовался ее чертами, волосами, всем, за что мог уцепиться мой взгляд. До чего же она прекрасна. Она, опустив глаза, крутила чашку кофе. За окном проехала одинокая машина. Негромко бубнил телевизор над барной стойкой. Ничто не нарушало покоя.
Я поднял чашку и хлебнул кофе. Обжег язык.
- Ммм..
Она подняла на меня свои голубые глаза:
- Все в порядке?
- Да.. Просто язык обжег.
- Аккуратнее.
- Да, я в курсе. Кажется, ты хотела о чем-то поговорить со мной?
Она замялась.
- Да… Да, хотела.
- О чем же? Говори.
- Ну… В общем… Я тут подумала, и пришла к выводу, что нам нужно расстаться.
Странно, но в тот момент я не испытал абсолютно ничего. Я любил ее, но этот момент не стал для меня роковым. Я просто не хотел понимать того, что она мне сказала.
- Почему? – негромко спросил я.
- Что? Я не расслышала.
- Почему? – уже громче повторил я.
- Мы слишком разные.
- В чем же?
- Понимаешь, я хочу жить. Жить. А не существовать. Ты слишком серьезно относишься ко всему. Сначала это меня привлекало, но потом я поняла, что это лишь обуза, и мне это надоело. Почему ты такой серьезный? Что мешает тебе быть таким как вся нормальная молодежь?
Я молчал. На меня постепенно накатывало осознание того, что произошло. Не хотелось ничего говорить. Я разглядывал остатки кофе в своей чашке.
- Чего ты молчишь?
- А что говорить?
- И ты даже не попытаешься меня удержать хоть как-то, может захочешь исправиться. Нет?
- В этом есть толк?
- Был бы… Если бы ты не относился ко всему настолько серьезно.
Она встала, повесила сумочку на плечо.
- Прощай.
Развернулась. Ушла. Звякнул колокольчик над дверью. Я остался один. Только сейчас я осознал, что произошло. Звон колокольчика эхом раздавался у меня в ушах. За окном проехала одинокая машина. Было поздно. Уже стемнело.
Я брел по улицам, залитым холодным, безжизненным светом фонарей. Дул холодный, пронизывающий ветер. Я поднял воротник и побрел мимо ряда ярких витрин.
- Молодой человек, купите девушке цветы!
Я молча прошел мимо. Торговцы что-то кричали, зазывали. Мне было безразлично. Так, в вакууме, я добрел до дома.
В маленькой квартирке, которую я снимал вместе с другом, было пусто. Видимо, опять забухал. Я прямиком прошел в ванную. Открыл холодную воду. Засунул под кран голову. Вытер лицо, взглянул в зеркало. «Ты слишком серьезный». Может быть. Немного. Попытался улыбнуться. Как-то криво вышло. Серьезный… Серьезный… Сейчас исправим.
Я прошел на кухню, выдвинул ящик. Взял нож. Посмотрел его, попробовал на остроту. Нормально. Вернулся в ванную. Встал перед зеркалом. Руки тряслись. Я вставил себе нож в рот, подвинул лезвие к уголку рта. Чуть надавил, попробовал. Еще. Еще. Сильнее.
Боль. Звериная, пронизывающая боль. Она порабощает разум человека. Заставляет вести себя как животное, вернуться к древним инстинктам. Заставляет жалеть себя. Показывает твою собственную слабость. Боль правит этим миром. Но тот кто сумел перебороть боль – тот правит миром. Пусть и своим собственным, не большим по размеру. Но музыку, так или иначе, будет заказывать он. Победивший боль. Победивший себя. Этим человек отличается от зверя. Он может контролировать боль. Он может заставить себя пересилить ее. В этом он сравним лишь с волками. Но для многих это слишком сложно. Одни слишком жалеют себя, чтобы слиться с этой пучиной боли. Не каждый способен превратить свою боль в боль всего мира, боль всего сущего. Другие просто не знакомы с болью, просиживая всю жизнь в офисе, на стуле, или дома на диване. А третьи… Третьи не сдались. Но в конце концов проиграли.
Я бреду под дождем по лужам, холодным улицам. Сквозь пелену дождя свет уличных фонарей принимает странный оттенок. В моих глазах теперь все стало странным. Не таким как раньше. Другим. У всего есть много сторон. Весь мир многогранен и непредсказуем. Надо лишь уметь различать эти грани. А если не можешь, то хотя бы просто поверить в их существовании.
Вот и ее дом. Горит свет. Какие-то силуэты. Доносится музыка. Что? У нее праздник? Отлично. Обожаю вечеринки.
Поднимаюсь на крыльцо. Звонок. Палец. Трель изнутри. Чей-то крик «Я открою!». Щелчок замка. Какой-то парень.
- Да?
Он поднимает глаза. Смотрит на меня. Бесшабашная радость в его глазах сменяется ужасом.
- Срань господня, чувак, что с твоим лицом???
Карман. Нож. Втыкаю ему под ребра. Шепчу на ухо:
- Я просто веселый.
Он медленно сползает у меня на руках. Отбрасываю его полудохлое тело в сторону. Прохожу внутрь. Закрываю дверь. Гости смотрят на меня. Их много. В руках спиртное. Веселый гам сменяется торжественной тишиной, которую нарушает лишь какая-то модная музыка. Они боятся. Я чувствую это. Я вижу по их глазам. Ощущаю по запаху. Правильно. Бойтесь.
- Что происходит?
А вот и она. Прекрасна как всегда. Пытаюсь улыбнуться. Немного больно. Выходит звериная ухмылка. Хотя так даже лучше.
В ее глазах страх. Еще больший, чем у других. Да, детка. Бойся меня. Бойся.
Люди постепенно приходят в себя. Раздаются крики «Вызовите полицию!». Не выйдет, ребятки. Не будем прерывать вечеринку. Телефон не работает. Я об этом позаботился.
Хватаю за шею и притягиваю к себе ближайшую ко мне девушку. Сдавливаю ей горло. Смотрю в глаза. Ей страшно. И больно. Боль. Она не может ее контролировать. Сдерживать. Она слаба. Нож. Крик. Да. Мучайся.
Кто следующий? Вот ты, очкарик. Иди сюда. Я знаю, ты хочешь убежать. Лишь бы тебе не было больно. Тебе плевать на остальных. Тебе важно, чтобы боль не причинили тебе. Прости, дружище, сегодня жалеть кого-то не в моих планах.
Далее по списку. В этой суматохе взгляд выхватывает какого-то парня с битой. Он подбегает ко мне. Замахивается. Получается нож в грудь. Решил в героя поиграть? Ц-ц-ц. Смирись, мясо.
Хм. Трудный выбор. Хотя стоп. Я, кажется, видел, как в этот шкаф кто-то залез. Открываю дверцу. Так и есть. Здравствуй, блондиночка. И прощай. Одежда заляпана кровью. В шкафу. Ничего, новый порошок из рекламы все отстирает.
Что? Почему вас стало так мало? Ах да. Дверь ведь можно открыть изнутри. Ну ничего. Продолжаем веселье. Времени еще много.
Вот ты, дорогуша. Хватаю ее за руку. Вырывается. С характером штучка.
- А ты почему не убежала?
- Я тебя не боюсь!
- Не льсти себе. Я же знаю, ты боишься. Сильно боишься. И правильно боишься… - шепчу ей на ухо.
Готово. Раз-два-три-четыре-пять, жертву я иду искать. Кухня. Там я не был. Ох, какая встреча. Здравствуй, любимая. Сидит на полу и плачет. Иди сюда, родная.
- Нет, нет, отпусти!
- Не бойся милая. Я что, такой страшный?
Смеюсь. Смешно пошутил. Мне нравится.
Я встряхиваю ее. Прижимаю. Волосы растрепались, закрывают лицо. Аккуратно, пальцами поправляю челку, смотрю на нее. Лицо в пятнах, заплаканное. Растекшаяся тушь. Дорогая, так ты мне нравишься даже больше. Пытаюсь поцеловать. Вырывается. Кричит.
Обнимаю. Шепчу на ухо:
- Любимая, что не так? Ты же хотела, чтобы я стал веселым? Вот… Видишь... – облизываю края рваных порезов на щеках. – Я улыбаюсь. Я веселый. А ты чего такая серьезная?
Вставляю нож ей в рот. Мычит, плачет.
- Шшшш… Тихо, родная, не плачь… Не будь такой серьезной…

Утром.

Возле дома остановилась машина. Из нее вышел полный человек в длинном плаще со значком детектива на груди. За ним последовал человек в костюме и шляпе.
Полный поднялся на крыльцо.
- Доброе утро офицер! Что здесь произошло?
- Здравствуйте. Массовое убийство с особой жестокостью, предположительно одним человеком. Одним ножом.
- Есть что-нибудь необычное?
- Да, на кухонном столе мы нашли вот это.
Офицер протянул пакет для улик. Человек в шляпе взял его и начал рассматривать.
- Это… Это карта!
- Да. Джокер. Пока что самое существенное, что удалось найти.
- Еще что-нибудь?
- У всех убитых на лицах… Жуть, в общем. Сами увидите.
- Спасибо.
Парочка проследовала в дом.
- Черт подери, вот это бойня здесь была.
- Да уж, по-другому и не скажешь.
- А что у него на лице? Ох, дерьмо…
На полу лежал парень в луже крови. Его рот был изрезан, образую улыбку от уха до уха. Рядом на полу валялись разбитые, заляпанные кровью очки.
- Это какой-то психопат поработал явно. Улыбки – это уже слишком.
- Пройдем на кухню, все таки джокера нашли там. Может и зацепки найдутся.
На кухонном столе лежала девушка. Рука и голова свесились с края, лицо было закрыто волосами.
- Ну что, рискнешь взглянуть?
- Да уж придется.
Полный детектив натянул перчатку, убрал волосы с лица.
- Черт… Что же за ублюдком нужно быть, чтобы изуродовать такое милое личико.
В кухню заскочил полицеский.
- Детектив! Вы должны это увидеть!
Вслед за полицейским детективы проследовали в спальню на втором этаже. На кровати, залитой кровью, нашли два трупа. Над ними на стене виднелась огромная красная надпись: «Why so serious?...».


Метки:  

Пожелание.

Вторник, 15 Февраля 2011 г. 16:54 + в цитатник
В колонках играет - Adept - The Ivory Tower
Настроение сейчас - относительное

Хотел написать четверостишие, а получилась вата какая-то.


Ночь над землею стелется туманом,
Луна над городом встает.
И холод всесведУщим океаном
По темным улицам идет.

Но не волнуйся.. Он не страшен,
Когда с тобою рядом я,
Исчезнет - весь понур и мрачен,
Что не сумел добраться до тебя.

Своим теплом тебя укрою,
И нежно в крылья оберну.
Ничто не встанет между мной с тобою,
Пока я этого не захочу.

Но это стало невозможным:
Пленен навек твоей красой.
Без твоих глаз в душе тревожно,
С их занебесной синевой..

Ты словно ангел столь прелестный,
Что не избавлюсь я от сих оков..
Твой образ снится мне.. Чудесный..
Спокойной ночи.. Сладких снов..

Метки:  

Стихотворение.

Понедельник, 14 Февраля 2011 г. 08:47 + в цитатник
В колонках играет - Теория большого взрыва - сезон 4, серия 15
Настроение сейчас - относительное

К чему все эти лишние слова?
Позволь мне просто заглянуть в твои глаза.
Позволь
Увидеть то, что осчастливит бы меня,
Увидеть то, на что надеюсь очень я.
Скажи мне взглядом, что тебе я нужен,
Ведь ты сейчас необходима мне..
Скажи мне. Пред тобой я безоружен.
Но пусть произойдет все это в тишине..
Неважно, что ответишь, что ты скажешь.
Важней гораздо то, о чем ты промолчишь..
И пусть ты мне сейчас откажешь,
Не говори ни слова... Просто улыбнись...


Понравилось: 2 пользователям

Без заголовка

Вторник, 01 Февраля 2011 г. 08:50 + в цитатник
В колонках играет - Adept - At Least Give Me My Dreams Back, You Negligent Whore!
Настроение сейчас - грустное

В жизни есть такое чувство,
Называется любовь.
Заставляет сердце биться,
Закипает в венах кровь.
Сердце бьется в упоеньи,
Солнце светит из-за туч.
Звезды ярче, снег белее.
Сердце выше горных круч
С птицами парит над миром
И лелеет на руках
Образ твой. Такой прекрасный,
Что весь мир пред ним лишь прах.
Словно два святых сапфира -
Так глаза твои блестят.
Мне не жаль богатств всех в мире,
Только встретить бы твой взгляд.
Я люблю тебя. Безумно.
Не решаюсь лишь сказать,
Как нужна ты мне. Бессильно
Я пытаюсь совладать
Сам с собой. С своей любовью,
С чувством этим, что в душе.
Греет сердце. На ладонях
Отдаю его тебе...

Стих.

Воскресенье, 16 Января 2011 г. 16:01 + в цитатник
В колонках играет - Caliban - Everlasting
Настроение сейчас - грустное

Написал мой друг, я подредактировал. Вот, в общем, моя версия.

Смотрю я на тебя, в твои глаза и вижу,
Ты на меня не смотришь, говорю – не слышишь.
Ты говоришь что все нормально, что извиняться нет нужды,
Однако повторю тебе «Прости», вдруг все-таки услышишь ты.
Я не хотел чтоб у тебя из-за меня были проблемы,
В итоге сам я воздвигал меж нами стены,
Хотел ведь только, чтоб всегда ты улыбалась,
Хотел чтобы с волнениями ты быстро расставалась.
Я и сейчас хочу, и даже очень сильно,
А взглядом ты своим желанье по ветру пускаешь пылью.
Ведь все же могут люди ошибаться,
Ведь люди не должны все время соглашаться,
И ты сама прекрасно это знаешь,
Но почему тогда меня сейчас ты отвергаешь.
Я может все придумал, быть может я дурак,
Скажи пожалуйста, что я неправ и так
Не должен думать и вообще все мысли эти позабыть,
Причина в том, что слишком сильно я хочу с тобою быть.
Не надо лишних слов, просто прочти слова,
И если между нами будет все отлично - посмотри в мои глаза…

Эпилог №2.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:21 + в цитатник
В колонках играет - Underoath - Letting Go Of Tonight
Настроение сейчас - довольное

Красное солнце садилось за горизонт, окрашивая окрестные дома в багровые оттенки. На скамейке в парке сидел молодая пара. На безымянных пальцах парня и девушки поблескивали кольца.
Она положила голову ему на плечо.
- Руслан… А у меня для тебя новость…
- Хорошая?
- Надеюсь, что да. Я жду ребенка.
- Что? Какого?
- Глупенький мой, - девушка поцеловала Руслана в щеку. – Я беременна.
На его лицо отразилось дикое смешение чувств. Здесь были и радость, и замешательство, и легкий испуг.
- Но… Так… Алина!
Алина озабоченно посмотрела на Руслана.
- Что? Ты недоволен? Нет, если хочешь, я сделаю аборт…
- Ты что, с ума сошла?? Нет! Даже не вздумай!
- Ну если честно, я и не собиралась.
- А сказала зачем?
- Не знаю… Но я не хочу убивать нашего ребенка.
Руслан поцеловал Алину в макушку.
- Я только жалею, что не смогу увидеть наших детей…
- Да ладно тебе, мы сделаем тебе операцию, будешь как новенький.
- А деньги где взять? Ты же слышала, сколько она стоит.
- Да ладно, что мы, одни что ли? Друзья, родители, все помогут. С миру по нитке, голому рубашка.
- Это… Это так замечательно, что у нас будет ребенок. Ты кого хочешь, сына или дочку?
- Дочку… А ты?
- И я дочку…
Солнце, словно незваный участник этого диалога, смущенно пряталось за крышами домов, даря всему живому и неживому последние крохи тепла этого дня…

Метки:  

Эпилог №1.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:19 + в цитатник
В колонках играет - Underoath - When The Sun Sleeps
Настроение сейчас - довольное

Ну здесь надо пояснить следующее. Еще с самого начала, как пришла задумка это ху*ты, я задумал, что убью обоих ГГ. Но потом Алина меня уговорила ее оставить в живых. Я оставил. Но потом Сашка, прочитав первые две главы, попросила не убивать и второго ГГ. Я согласился, и так-то написал две концовки, свою и гуманную.


Усталый врач вышел из операционной, сутулясь, шаркающими шагами прошел мимо вахты на крыльцо. Стянул перчатки, выкинул их в урну. Достал пачку сигарет, закурил. Присел на скамейку, невидящим взглядом уперся в стенку напротив.
Рядом взвизгнула тормозами машина скорой помощи, из нее как черти из табакерки повыскакивали санитары, вытащили каталку с девушкой без сознания, пробежали мимо врача. Он как будто не заметил.
Вышла вахтерша, закуталась в платок, присела рядом с врачом.
- Что с этой девушкой? – спросил он.
- Передозировка. В реанимацию везут. Вот наркоманье, а с виду милая такая…
Немного помолчали.
- Сергей Александрович, а что с тем парнем?.. Которого вы оперировали? Он ведь слепой был?
- Был… - Сергей Александрович глубоко затянулся. – Не выдержало сердце у парня. Умер. – Тихо сказал он. – Умер.


P.S. Кто не понял - девушка на каталке это Алина, ее спасут.

Метки:  

6.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:15 + в цитатник
В колонках играет - Underoath - When The Sun Sleeps
Настроение сейчас - довольное

Начало см. ранее.


Так, в тихом мирном спокойствии мы прожили почти два года. Особо ничего не поменялось, все осталось по-прежнему. Алина училась, я сутками насиловал гитару, или слушал музыку. Так как я более-менее стал самостоятельным, Алина решила продолжить обучение очно. Хотя я сидел пол дня в одиночестве, и напряженно ждал, когда же она придет, я все-таки понимал, что это необходимо. Снежок раздобрел, превратился из крохотного котенка, помещающего на ладошке в огромного жирного котяру. Так размеренно текла наша жизнь.
Здец, как всегда это бывает, пришел внезапно. Все началось с того, что Алина начала задерживаться на учебе больше обычного. Она говорила, что пишет курсовую, что ей много надо работать в библиотеке. Но я умею распознавать ложь по голосу. К тому же, что-то стало с ее запахом… Он начал портиться. От того сладостного аромата, что когда-то сводил меня с ума, и доставлял похлеще любой наркоты, не осталось и следа. Вместо этого он постепенно становился каким-то горьким, острым и неприятным. Я не понимал в чем дело, думал, что может быть что-то со мной. Однако, дело было все-таки в Алине.
В одну из ночей она осторожно выбралась из моих объятий, и на цыпочках прошла на кухню. Там, тихо, думая, что я не услышу, выдвинула один из ящиков. Зашуршала бумага, какой-то… Целофан, что ли. По звукам я никак не мог понять, что происходит. Когда она вернулась и легла обратно. По ее прерывистому дыханию и испарине, я кажется понял, что происходит. Когда она заснула, я осторожно провел рукой по сгибу локтя. Так и есть. Следы от уколов, синяк. Не могу поверить…
Утром, когда она собиралась на учебу, я прошел на кухню и сел напротив нее.
- И давно?
- Что давно?
- Употребляешь.
- Ты о чем? – в ее голосе сквозило фальшивое удивление.
- Не прикидывайся, я все знаю. Давно ты стала наркоманкой?
Алина шумно опустила кружку на стол.
- А тебе какая вообще разница? Это моя жизнь, понимаешь? И делаю, что хочу! Не всем захочется целыми днями сидеть со слепым калекой, который даже по дому помочь ничем не может!
- Но… Ты… Я… Мы же вместе! Мы любим друг друга, что ты вообще несешь? Я знаю, это сейчас не ты говоришь…
- А кто, дурень? Кроме нас тут нет никого! Снежок что ли?
- Нет… Нет!.. Скажи, скажи что все это мне снится!
Я схватился за голову. По щеке скатилась слеза. Я по привычке слизнул ее, почувствовал соленый привкус. Алина резко встала, вышла из кухни. Я выбежал за ней, схватил за руку.
- Пожалуйста, не уходи! Не делай этого больше!
- Вот еще! Я тебе что, жена что ли, чтобы ты мне указывал?
От такого я опешил. Алина схватила сумку, и ушла хлопнув дверью. Ее слова про «слепого калеку» эхом отдавались у меня в ушах. Прямо в прихожей я сполз по стенке и уронил голову на сложенные руки. Не знаю, сколько я так просидел. Наверное, весь день. Когда я вышел из некого транса, я схватил телефон и начал звонить Алине. Незатейливая мелодия заиграла в соседней комнате. Она оставила телефон дома.
Я не находил себе места, метался по квартире как тигр в запертой клетке. В голове у меня никак не укладывалось, как, как она опустилась до такого? Уже ночью я бессильно рухнул на кровать. Уткнулся в подушку, и заплакал. Заплакал, как маленький. Вся злость, обида, негодование, огорчение, все это уходило сейчас из меня вместе со слезами. Оставалась только пустота. Сосущая, абсолютная пустота. Рядом на кровать запрыгнул Снежок, лизнул меня в ухо. Мяукнул, лапой постучал по голове. Я перевернулся на спину. Он тут же залез ко мне на грудь и распластался, громко мурча.
- Что, дружище, голодный? Извини, я не могу тебя сейчас покормить.
Так я лежал в полной темноте, под звуки мурчания кота и далекий шум города за закрытым окном. Я лежал и надеялся заснуть, но сон все никак не шел. Я думал, не переставая, но никак не мог найти всему объяснения. Все же было так замечательно, что произошло? Так я лежал неизвестно сколько. Может час, может сутки, может двое. Не знаю. Я потерял счет времени.
ВНЕЗАПНО дверь в прихожей хлопнула. Но я был подавлен настолько, что не придал этому никакого значения. В комнату кто-то тихо прошел. Присел рядом на кровать. Алина. Я узнал ее по запаху. Каким бы испорченным он не был, сейчас я уловил в нем отголоски того самого аромата, что сводил меня с ума.
- Ты спишь? – она тихонько положила руку мне грудь. Я поднял руку и сжал ее ладонь. Алина всхлипнула.
- Прости меня… Пожалуйста, прости… Я не хотела… Помоги мне… Помоги мне избавиться от этого… Я не смогу сама… Пожалуйста…
- Ложись. Просто ложись, - тихо сказал я. – Оно уйдет само. Только будет неприятно…
- Но ты мне поможешь…
Алина легла рядом, положила голову мне на плечо.
- Я люблю тебя… Я не хочу тебя терять… Только останься со мной, прошу тебя…
Я провел рукой по ее волосам. Какие же они мягкие…
- Я здесь… Я с тобой… Я тоже тебя люблю…
Через некоторое время она заснула. Но ненадолго. Когда Алина проснулась, первым делом она попыталась вырваться. Я лишь покрепче обнял ее и прижал к себе. Алина плакала, брыкалась, кричала. Я не выпускал. Я понимал, что если отпущу сейчас, то уже не верну никогда. Так продолжалось несколько часов. Алина успокоилась, и лишь свернулась в клубок, тихонько всхлипывая. Ее тело бил сильный озноб, на лбу выступил пот. Ей было очень тяжело. Но я делал все возможное, чтобы помочь ей.
Так прошли несколько дней. За все это время я почти не двигался. Алина то принималась плакать, то вырывалась, говорила, что ей очень больно, что я должен помочь ей, дать дозу. Я лишь молчал, покрепче прижимая ее к себе.
К концу вторых суток она наконец-то заснула. Я немного расслабился, но двухдневное напряжение давало о себе знать. Мне жутко хотелось спать, но мне страшно было подумать, что может случиться, оставь я Алину одну, без присмотра. Несколько часов я боролся со сном, но потом все же не выдержал и заснул.
Когда я проснулся, Алины рядом не было. Я услышал шум на кухне, какой-то грохот, звон металлических предметов. Я вскочил и кинулся туда.
Я не мог видеть, но представлял, какой там творится погром. Осторожно, на ощупь и на всхлипывания Алины я прошел в глубь кухни. Она сидел на полу, опершись спиной о шкафчик. Я осторожно присел рядом. Обнял ее. Нашел что-то в ее руке. Отобрал, выбросил в сторону. Алина попробовала метнуться за ним, но я удержал. Вместо этого я мягко, но настойчиво наклонил ее на себя и положил ее голову себе на колени. Алина тихо всхлипывала. Я тихонько поглаживал ее по голове и приговаривал «все хорошо… успокойся, милая… я с тобой, все в порядке…». Через время она задышала ровно и размеренно. Она заснула. Я обессилено откинул голову на шкаф, и не выпуская Алину из объятий заснул.
***
И все-таки я победил. Вернее, мы победили. Алина смогла это пережить, и вот уже две недели мы оправлялись от этой, так скажем, трагедии. Алина стала меньше разговаривать, но все больше времени уделяла мне. Я был счастлив и этому. Мне просто было нужно, чтобы она была рядом. Ее аромат постепенно исправился, вернулся в прежнее сладкое, дурманящее состояние. В общем, жизнь снова входила в привычное русло.
Однажды я ждал ее с экзамена. Учебный год закончился, пришла пора сессии. Я помогал ей готовиться, и вот сегодня наступил день сдачи. Я переживал за нее, и с нетерпением ждал, когда же она придет домой. Но ее все не было. На часах было уже шесть вечера, а Алины все не было. ВНЕЗАПНО зазвонил мой сотовый. Я снял трубку.
- Алло.
- Руслан…
- Алина! Где ты? Почему домой не идешь? Что-то случилось?
- Руслан, прости… Но мы больше не увидимся…
- В смысле? Что такое? Как это?
- Просто. Считай, что я ушла от тебя. Мы больше не пара.
- Как… К… Но почему?
Раздались короткие гудки. Телефон выпал из моей руки. Не было ничего, ни злости, ни огорчения, ни чего-то подобного. Только пустота. Холодная, сосущая пустота. Не знаю, что со мной произошло в тот момент, возможно я сошел с ума. Я почему-то решил, что я смогу ее найти. Я просто обязан был это сделать. Без нее моя жизнь не имеет смысла.
Я схватил из шкафа первую попавшуюся под руки куртку, выбежал из квартиры. Из подъезда. Вздохнул прохладный воздух. Ветер взъерошил мои волосы. Я побежал. Не знаю куда.
Я бежал, спотыкался, падал. Бежал куда-то вперед. Бежал, не останавливался. Натыкался на людей, слышал вслед ругань, вопросы, сочувствующие крики. Это все ерунда. Не важно.
- Молодой человек, вам помочь?
Я случайно натолкнулся на нее. Маленькая старушка. Мне навстречу пахнуло мускатом и собаками.
- Нет… Все в порядке.
Видимо, я перебегаю через дорогу. Рядом взвизгнули тормоза, хлопнула дверь.
- Ты что, слепо…
- Да… Я слепой…
Я побежал дальше. Не помню, сколько продолжалась эта безумная гонка. Помню только, что я остановился только когда грянул гром. Темноту перед глазами прорезала вспышка. Что? Я что-то вижу?
За шиворот мне упала капля. Затем еще одна. И еще. И вот дождь схлынул нескончаемым потоком. Небо плакало. Серые тучи разделяли мою боль, и пролили на землю свои очищающие слезы. Я упал на колени, уперся лбом в холодный асфальт. Дождь стучал по спине, лицу, смывал слезы, которые градом катились из моих глаз. Я завалился набок, всхлипывая, свернулся в клубок прямо на асфальте. Холодный дождь хлестал по лицу. На секунду мне показалось, что кто-то провел по моим волосам рукой. До меня донесся сладкий аромат. Ее аромат… Нет… Не может быть… Это она…

Метки:  

5.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:13 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Начало см. ранее.


Очнулся я в полной темноте. Вокруг пахло лекарствами. Шевельнул рукой. В области локтя что-то кольнуло. Капельница? Где я? В больнице? Но почему так темно?
Алина сидела рядом. Я чувствовал это. Ее аромат обволакивал меня, успокаивал. Я почувствовал ее руку в своей.
- Очнулся? – тихо спросила она.
- Да. Где мы? Почему так темно?
Послышался всхлип.
- Руслан… Ты… Ты ослеп.
- Я… что?
- Врач сказал от удара по голове у тебя с сетчаткой что-то случилось, вроде как порвалась. Так… вышло.
Я вскинул руки, прикоснулся к лицу. На глазах была повязка.
- А они что, не могут ничего сделать? Они же врачи, черт их дери! Это их обязанность!
- Я спрашивала, но они говорят, что сейчас не в силах помочь…
- А когда? Когда, если не сейчас? Я слепой, я потерял зрение, у меня жизнь фактически сломана! Когда они собрались мне помогать? Когда я на пенсию выйду??
Алина легонько сжала мою руку. Вся злость загадочным образом испарилась. Остался лишь легкий осадок горечи.
- Пожалуйста, успокойся. Они правда не могут ничего сделать.
Немного помолчали.
- Что произошло? Ну… Тогда?
- Я как в квартиру забежала, сразу милицию и скорую вызвала, в окно их высматривала. Через пару минут этот… Не знаю как назвать, выбежал, помчался куда-то. Я сразу к тебе побежала. Затем скорая подъехала, тебя забрали. А милиция давай выяснять, что как, зачем, записали все, что им надо было. Сказали, будут разбираться. Но кому это тут надо.
- Ммм…
Алина придвинулась ко мне, наклонилась, поцеловала.
- Мой герой…
- Да какой на хрен герой… Смеешься?
Дверь распахнулась, до меня долетел легкий ветерок. Кто-то бодро прошел в палату и встал напротив кровати.
- А что наш больной? Очнулся?
- Нет, я тут без сознания лежу.
- Огрызаемся, уже хорошо. Как себя чувствуем?
- Как вы – не знаю, а я себя – хреново. Вы врач?
- А что, разве не ви… Прошу прощения. Да, я твой врач, Шептулин Сергей Александрович. Будем знакомы.
- Будем.
Он задавал мне много глупых вопросов, я старался отвечать. Разболелась голова. Наконец он закончил со своей болтовней, и собрался уходить.
- Сергей Александрович.
- Слушаю вас?
- Что, неужели ничего нельзя сделать с… - я показал пальцем на лицо. – Ну вы поняли.
Послышался вздох. Скрипнул стул, видимо, стоящий рядом с кроватью.
- Видите ли, молодой человек… Сейчас наша больница не располагает всеми необходимыми средствами для этой операции. Насколько я знаю, в России подобными операциями занимаются лишь в столице, но это пока что. В скором времени обещали дать нам новые ресурсы, для подобных дел. Но вы, наверное, знаете, как это бывает. Если соберетесь ехать в центр, учтите, что это очень дорогостоящая процедура. А пока что… Мне очень жаль. Отдыхайте.
Доктор встал, прошуршал халатом и вышел. Дверь захлопнулась. До меня долетел ветерок.
- Алина, я давно здесь?
- Вторые сутки.
- Ничего себе.
- Я уже испугалась, что ты никогда не очнешься… Как ты?
- Голова болит.
- Поспи. Тебе нужно отдохнуть.
Алина провела своей мягкой рукой по моим волосам, лицу. Она источала тончайший аромат. Он обволакивал меня, успокаивал, и вот, кажется, я уже снова вижу… Как она сидит рядом со мной на краешке постели, улыбается глядя на меня, а по ее щеке стекает одинокая слезинка, оставляя за собой мокрую дорожку, по которой следуют все новые, и новые…
Я резко открыл глаза. По-крайней мере, мне так показалось. В полной темноте трудно судить. Я тряхнул головой, сбрасывая остатки сна. В затылке как будто что-то выстрелило, от боли я промычал что-то нечленораздельное. Устроившись поудобнее, я начал вслушиваться в тишину.
Если прислушаться, то не такая уж она и тишина. Ее наполняют сотни, тысячи звуков. Шаги в коридоре, звонки телефонов, чьи-то приглушенные разговоры. Тихое сопение.
Я пошарил рукой по одеялу, наткнулся на руку Алины. Она была совсем рядом с моей, наверное выпустила, когда заснула. Я опустил руку ниже. Пальцы наткнулись на что-то мягкое, длинное и пушистое. Ее волосы. Я провел пальцами от корней до кончиков. Какие же они мягкие… Успокаивающие… Алина тряхнула головой во сне, что-то пробурчала, вздохнула. Я откинулся на подушку и расслабился. Незаметно для себя заснул.
***
Жить в темноте тяжело лишь несколько первых месяцев. Потом привыкаешь. Такова сущность человека, привыкать ко всему. К новой одежде, которая непривычно ложится к телу, к новой ручке, к новым людям. Разница лишь в сроке.
Из больницы меня выпустили через два месяца. Я помню свой первый день дома. Теперь, в таком положении, я был беспомощным как ребенок. Алина помогала мне во всем. Как же я люблю ее. Специально для меня она перевелась на заочное отделение места обучения, благо с ее умом проблем не возникло.
Шло время, я учился жить по-новому, Алина делал все, чтобы мне было легче. По моей просьбе она купила гитару. Что еще делать человеку, у которого основным чувством стал слух? Поначалу было трудно. Но я не сдавался. Я мучил инструмент снова, и снова, пока не научился играть более менее сносно. И тогда я посвятил себя песням. Писать стихи я и раньше умел, теперь вот музыка подоспела. Единственная трудность была в том, что держать все приходилось в голове. Зато хоть память развивается.
В один из предновогодних вечеров, Алина, вернувшись из магазина, забежала в комнату и выпалила:
- Я тебе подарок принесла!
От нее приятно тянуло морозной свежестью, уличным запахом. В ее руках шуршал какой-то сверток. Я отложил гитару в сторону.
- Что там?
- Вот, гляди.
Алина положила мне в руки комок из какого-то одеяльца.
- Что это такое?
Она легонько ткнула пальцем в сверток и сказала:
- Ну же, вылезай!
Сверток зашевелился. Из него раздался тоненький возмущенный «мяяяуу!».
- Это… Это котенок!
- Как же ты догодался?
Я развернул одеяльце. На ладони у меня свернулся крошечный котенок. Он деловито обнюхивал мои пальцы, тыкаясь в них своим мокрым носом. Понюхав, он неуверенно лизнул мой палец. Затем еще раз, и еще.
- Какой забавный. Такой теплый и пушистый… Как ты.
- Ну не такая уж я и пушистая, - я не мог видеть, но я был на сто процентов уверен, что Алина сейчас улыбается.
- Можно я назову его Снежок?
- Вообще-то он рыжий.
- Ну и что. Я хочу, чтобы он был Снежком.
- Конечно можно, что за вопросы. Он ведь теперь твой.
- Нет… Он наш. А я здесь песню написа… Ай, что ты делаешь?
Недовольный котенок, сдвинутый на диван, явно не хотел мириться с таким положением дел. Цепляясь когтями он шустро забрался на мое плечо. Устроившись поудобнее, он начал обнюхивать мои уши. Его тихое фырканье было мне особенно слышно.
- Наглость второе счастье.
- Гляди, а ты ему тоже понравился.
Снежок, видимо устав обнюхивать меня, свернулся на моем плече, и замурчал как трактор.
- Так что там с песней?
- Ах да, сейчас… Возьми его себе.
Я снял Снежка с плеча, тот недовольно мявкнул.
- Тихо, малыш, посиди пока у Алины.
Передав Снежка в ее руки, я взял гитару. Мягко тронул струны пальцами, полилась дивная мелодия. Алина затаила дыхание, даже котенок как будто меньше замурчал, чтобы насладиться музыкой.
Знаешь,не проходит удивленье!
В полусне коснусь тебя рукой...
Самое прекрасное мгновенье -
Просыпаясь, знать, что ты со мной!

Спать вдвоем - прекрасная идея.
Слились два дыхания в одно.
Пусть одни и те же сновиденья
Мы с тобой увидим, как в кино.

И сумеем снова повстречаться!
Ты мне улыбаешься во сне...
Может, это называют счастьем?
Вот проснешься и ответишь мне...
(стихотворение нагло сперто у Петра Давыдова – прим. Автора)

В воздухе повис, постепенно затихая, последний аккорд. Снежок тихо мяукнул.
- Это… Так красиво… Так мило…
Алина придвинулась и села ко мне на колени.
- Ты у меня просто гений.
- Нет. Я просто тебя люблю.
Она поцеловала меня. Ее аромат… Он сводит меня с ума...
- Я люблю тебя…
- Я тоже тебя люблю…
Я провел рукой по ее волосам, наслаждаясь каждым мгновением… Говорят, что когда теряешь какой-либо орган чувств, остальные усиливаются в несколько раз. Правду говорят. Каждой клеточкой своего тела я впитывал ее аромат, чувствовал наслаждение от ее близости… Не представляю, как бы я жил без нее. И пусть я лишился зрения, но у меня по-прежнему есть она… А это все, что мне нужно для счастья…

Метки:  

4.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:12 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Начало см. ранее.


С того самого дня мы больше не расставались. Прошел почти год, и за все это время не было ни одного дня, который бы мы не провели вместе. Мы любили друг друга, и были счастливы.
Лето закончилось быстро, наступил последний, 11 класс. Алина помогала мне с точными науками, я учил ее правильно писать сочинения. Наши отношения были идеальными, мы даже поссорились всего раз, и то лишь на пару часов. Я уже не представлял своей жизни без нее, и мои давнишние мечты о семье, о детях вполне себе имели реалии основание для превращения из мечтаний в планы на будущее. Да что там говорить, они уже ими стали.
Учебный год пролетел необыкновенно быстро. Казалось, вот оно, первое сентября, тротуары покрытые желтыми листья, на небе блуждают хмурые тучи, как тут же под ногами слякоть, светит солнце, распускаются листья на деревьях. Время нервных срывов, жутких страхов и вообще не пойми чего. Пора экзаменов.
Но вот все позади, и впереди всех ждет светлое будущее. Ну, если не всех, то многих. Мои документы уже лежали в одном из ВУЗов города N неподалеку, рядом со мной была любимая девушка, что еще нужно для счастья? Я просто радовался пришедшему лету и теплу.
На выпускной родители сняли нам фактически целый клуб. Я искренне не понимал всей этой затеи, но мама уговорила меня, мол, неизвестно когда еще раз все увидимся. В итоге, на выпускной я все-таки пришел.
Народ постепенно стягивался, зал наполняли пары пафоса. Прямо, душно стало. Я сидел в сторонке и ждал свою принцессу. Ее должны были привезти родители.
- Ну че, скучаем? – рядом подсел приятель, уже с бокалом. Вот лишний повод нарезаться, ей богу.
- Да вот, жду.
- А я почему-то думал, что вы вместе здесь появитесь.
- Я сам думал. Но как получилось.
- Ладно, жди, я пойду еще с людьми пообщаюсь.
Я поглядел ему вслед, затем снова перевел взгляд на двери. Иные боги, как же она прекрасна…
Алина была в пышном белом платье, с небольшой короной в волосах. Мне подумалось, что только фаты не хватает. От нее словно исходило сияние, освещая пространство вокруг, и в ее свете все как будто бы менялось, сглаживала некрасивые черты, подчеркивала приятные. Алина все вокруг делал прекрасным. Я тряхнул головой, сбросил наваждение, и направился к ней.
- Не желает ли прекрасная принцесса осчастливить принца своим обществом?
- Принцесса так и не дождалась от принца хрустальной туфельки, поэтому…
- Прошу прощения, но мы сейчас в иной сказке.
Я обнял Алину за талию и поцеловал.
- Ты прекрасна, - шепнул я на ухо. – Как будто на собственной свадьбе.
- Если с тобой, тогда я согласна прямо сейчас.
Она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
Надо признать, было довольно весело. Но атмосфера вокруг все равно давила на меня, я больше не хотел здесь находиться. Во время одного из медленных танцев я вопросительно взглянул Алине в глаза. Она все поняла без слов, и просто молча кивнула.
После душного помещения свежий воздух был просто спасением. Голова немного прояснилась. Я взял Алину за руку и потянул с крыльца.
- Давай уйдем. Убежим, если тебе так нравится больше.
- Куда?
- Куда угодно. Подальше отсюда. Только с тобой.
- А как же родители?
- Что родители? Не переживай. Это наша ночь. Родители поймут.
- Я как-то сомневаюсь.
- Ну что же, тогда я тебя похищаю.
Я схватил Алину на руки, и направился в сторону от клуба. Она звонко рассмеялась, провела рукой по моим волосам. Как же сладко она пахнет…
- Опусти меня.
Я послушно поставил Алину на землю. Она схватила меня за руку и потянула.
- Пойдем.
- Куда?
- Куда угодно. Подальше отсюда. Только с тобой.
Она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
Всю ночь мы бродили по городу. Такие влюбленные и счастливые.
- А я знаешь, что я тут подумал…
- Что?
- Мы с тобой ни разу не встречали рассвет вместе. Мы вместе просыпались, любовались закатом, но никогда встречали рассвет. Может исправим?
- Я с радостью. Только где бы это сделать?
- Я знаю одно место хорошее…
Через пол часа мы сидели на одной из крыш, и обратившись на восток, ждали появления солнца. Алина обняла меня, положив свою голову мне на плечо.
- Я так тебя люблю…
- Я тебя тоже…
- Что с нами дальше будет?
- Ну как же, мы вместе уедем в N, будем учиться. Я уже поступил, ты тоже найдешь себе место, я уверен.
Алина аккуратно убрала с плеча мою руку и немного отодвинулась.
- Руслан… Прости… Но я не могу с тобой поехать.
- В смысле? Как? Почему? Я думал мы уже все решили.
Она всхлипнула.
- Нет… За меня все уже давно решили родители. Я тоже уже поступила, и это далеко от N…
- Почему ты не сказала раньше?
- Я боялась, что из-за этого ты уйдешь от меня, что мы не сможем и дальше быть вместе…
Я подвинулся к Алине и обнял ее.
- Если бы ты сказала раньше… Мы бы могли все изменить. Я уверен, все было бы отлично. Но ты промолчала.
- Я такая дурочка… Руслан, прости!..
Она заплакала. Это так странно. Последний раз она плакала в тот летний вечер. Я прижал ее к себе, легонько покачивая.
- Ну же… Успокойся… Мы что-нибудь придумаем, обещаю тебе. Мы будем вместе. Даю слово.
- Честно?
- Конечно же. Я когда-нибудь тебя обманывал?
- Нет.
- И на этот раз правду говорю.
Уже совсем рассвело, но солнце великолепно выдерживает паузы. Оно еще даже не показалось из-за горизонта. Кажется вот-вот, еще чуть-чуть… Его все нет. Но вот ВНЕЗАПНО из-за горизонта показывается огромный величественный шар. Солнце не торопится. Впереди длинный день. И не только день...
***
От поездки в этот городок меня отговаривали все поголовно, от родителей до далеких знакомых. Никто не мог поверить, что я отказываюсь от учебы в престижном (относительно) ВУЗе, ради какой-то «сучечки» (мамина цитата). Однако, после месяца без Алины я понял, что больше так не смогу. Она нужна мне.
Алину я о своем приезде не предупреждал. Решил сделать сюрприз. Волновался как перед первым свиданием. Двое суток на поезде, еще десять минут на машине, и вот я стою перед дверью с цифрой 57, не решаясь позвонить. Глубоко вздохнув, я надавил на кнопку звонка. За дверью раздалась трель. Послышались шаги. Щелкнул замок. На меня взглянули серые глаза. Прекрасные серые глаза.
- Что?.. Как? Что ты тут делаешь?
- Я не смог без тебя. Тем более, я же обещал что-нибудь придумать.
Алина бросилась мне на шею и начала покрывать лицо поцелуями.
- Если бы ты только знал, как я скучала… Любимый…
- Я догадываюсь.
Алина всхлипнула.
- Не плачь, милая. Я теперь с тобой, все хорошо…
- Я люблю тебя…
- И я тебя…
***
Как-то поздно вечером мы засиделись допоздна на нашей любимой скамейке в парке неподалеку от дома. Возвращались уже в потемках. Дойдя до подъезда, я вдруг вспомнил, что забыл там свой телефон.
- Вот черт…
- Что такое? – повернулась ко мне Алина.
- Я телефон на скамейке оставил. Слушай, ты наверное иди домой, а я сейчас быстренько сбегаю и вернусь.
- Хорошо… Только будь осторожен.
Алина чмокнула меня в щеку и забежала в подъезд. Я развернулся, и уже собрался уходить, но тут ВНЕЗАПНО из подъезда долетел короткий вскрик, и тут же смолк. Сердце рухнуло, я стремглав кинулся за Алиной.
В подъезде какой-то здоровенный детина с неясной татуировкой на запястье одной рукой зажимал ей рот, а другой нервно шарил под кофтой. Алина пыталась вырваться, но силы были явно не равны. Я не понял что произошло. Только в следующую секунду я осознал, что бегу вперед, а рука сжимается в кулак. Я приложил его по голове с такой силой, что чуть не сломал запястье. Детина издал нечто вроде «умф», и отшатнулся в сторону, выпустив Алину. Та, всхлипнув, упала, и отползла в сторону.
Этот шкаф тряхнул головой, хмыкнул, и схватил с пола какую-то доску. Сквозь стук крови в ушах я услышал, как хлопнула дверь. Значит все хорошо. Значит она теперь в безопасности.
Детина замахнулся доской, обрушил ее на меня. Я в последний момент увернулся, но он все равно зацепил мне висок. Голова закружилась, по щеке потекло что-то теплое. Я упал, но тут же, пошатываясь, попытался встать. Последнее, что я помню, это резкая боль в затылке и темнота… Сквозь которую чуть позже, словно сквозь вату, пробилась и сирена и всхлипывания «Только не умирай… Пожалуйста… Не надо… Слышишь?.. Не умирай!..».
Не умирай…

Метки:  

3.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:12 + в цитатник
Начало см. ранее. Это нравится.


Школьный год как всегда пролетел быстро. Все это время я пытался как-то потушить пожар в своей душе, и постараться хоть как-то охладеть к Алине. Но стоило мне зайти в класс, как тут же ее запах набрасывался на меня, и заставлял забыть обо всем, кроме ее больших серых глаз. Сказать, что все это время я чертовски мучился, не сказать ничего. Я буквально сгорал, как спичка, и с последним сданным экзаменом был несказанно счастлив. Целых три месяца, целое лето я больше не увижу ее, этот запах меня не побеспокоит! Да! Замечательно!
Лето. Для многих в этом слове скрыто нечто большее, чем просто время года. Для большинства учащихся, да и многих взрослых это три месяца свободы, время, которое можно не тратить на скучные учебники, домашние задания или поручения от шефа. Время, когда человек полностью раскрывается для окружающего мира, и показывает все, что «Вот он я, я еще не потерялся для этого мира!». Счастливое время.
Летом я особенно любил бродить по узким городским улочкам, исследовать новые места, раскрывать для себя невиданные красоты городских джунглей. Наушники, мелочь в кармане, стертые кеды, и огромный город, пытающийся укрыть от тебя свои секреты, и сварливо ворчащий шумом проезжающих машин, шелестом зеленых насаждений и криком местной фауны. Уже вечером, когда дневная жара спадает, и на смену ей приходит легкая прохлада, остужающая нагретый мир из бетона и стекла, принося облегчение растениям, и позволяя бродячим животным свободно побегать и пообнюхивать друг друга, а не неподвижно лежать в тени.
В один из таких вечеров я бесцельно бродил по городу, слушая музыку. В ушах вопил Шеддикс, перед глазами мелькали люди. Я, как обычно, задумался об этом нескончаемом потоке двуногих. Хоть каждый человек разный, все равно мы все связаны. Общий сценарий судьбы у всех один. Детство, учеба, учеба, работа, семья и все в таком духе. Но, называя людей «стадом» и «серой массой», большинство ошибается. Масса эта является разноцветной. Да, есть одинаковые по цвету, они и сбиваются в группы. Если тотально взглянуть на людей с высоты, то мир будет поделен на разноцветные заплатки, как фермерские поля с самолета.
ВНЕЗАПНО я почувствовал его. Запах. ЕЕ запах. Повертел головой, пытаясь найти источник. Обернулся. Увидел. Получилось прямо как в песне, «Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она, чтоб посмотреть, не оглянулся ли я». Алина оглянулась. Улыбнулась. Я улыбнулся в ответ. Странно, но она была одна. Решив не заморачиваться, я пошел дальше.
Шеддикс в наушниках замолчал, на сцену вышел Ки. Момент лирики. Солнце еще не село, но уже максимально приблизилось к горизонту. По асфальту растягивались огромные тени, окружение окрашивалось с красно-желтые тона. Я решил отправиться на одну свою любимую крышу, с нее открывался прекрасный вид на закат.
Замка на чердаке не было хронически. Конечно, пару раз его пытались повесить, но буквально на следующий день он непостижимым образом пропадал. Наверное, такие же любители заката как и я снимали. В итоге вешать его вообще перестали.
Поднявшись на 15 этаж, я пешком преодолел еще два пролета и выбрался на крышу. Ветер встрепал мои волосы. Я достал из рюкзака толстовку и одел, здесь прохладно. Огромный красный шар подкатывался к горизонту, с минуты на минуту он должен был опуститься за горизонт. В момент, когда он уходит на половину, наступает самый красивый момент. Облака (если они есть) вокруг него окрашиваются в светло-багровые тона, но с изнанки они по-прежнему остаются белыми. А облака здесь бывают часто. В этот закатный момент встречается такое разнообразие форм и размеров, какое не уместиться во всех головах художников или писателей мира. Я присел, оперся спиной о стык с домом, стоящим немного повыше. Прикрыл глаза. Лепота.
ВНЕЗАПНО дверь выхода на крышу хлопнула. От неожиданности я чуть не подскочил. Кого это еще там принесло? На крышу вышла Алина. КАК? Что она тут делает? Откуда?
Я вскочил, подбежал к ней. Ветер немного продувал ее аромат, позволяя мне сохранить здравый рассудок.
- Что ты тут делаешь? И как ты вообще тут оказалась?
- За тобой пошла, - хитро улыбнулась она.
- А зачем? – я взглянул в ее серые глаза.
- Я соскучилась… Просто хотела провести время с тобой. Если хочешь, я уйду.
Я схватил ее за руку.
- Нет, нет, не надо. Не уходи.
- А что ты здесь делаешь? – спросила Алина. – Не прыгать же собрался?
- Нет конечно. Сейчас покажу.
Я развернул ее в направлении заката. Солнце как раз скрылось наполовину. Облаков было мало, но это не помешало цветовой палитре красно-сине-желтых цветов смешаться в своем прекрасном буйстве.
- Нравится? – спросил я.
- Очень… - прошептала Алина. – Как ты это нашел?
- Случайно. Как-то бродил по городу прошлым летом, решил подняться сюда. Вот и увидел.
- Я такой красоты никогда не видела…
- Если хочешь, это все будет твоим. Подарок.
Алина улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
- Такого мне еще никто не дарил.
- Но все когда-нибудь бывает впервые, разве нет?
- Это очень щедрый подарок, тебе не кажется?
- Нет. Просто я люблю тебя.
Воцарилась тишина. Я резко отвернулся от нее и начал корить себя за длинный язык. Зачем ей было знать? Черт, что же я наделал.
Ее рука легла мне на плечо. Мягко, но настойчиво, она развернула меня к себе лицом. В глазах Алины, в ее прекрасных серых глазах стояли слезы.
- Прости, что я не сказала этого раньше… Мне казалось, что стоит это сделать, но я не могла заставить себя. А теперь, после твоих слов, я поняла, что боялась напрасно. Я люблю тебя! Очень. Но ты, почему-то, отдалился от меня. Из-за этого мне казалось, что я тебе совсем безразлична, и поэтому держала все это в себе, не могла сказать. Руслан!...
Алина заплакала. Черт! Я теряюсь при виде женских слез, я абсолютно не представляю, что делать. Обняв ее, я зарылся лицом в длинные волосы. Ее запах… Как же я люблю его. Теперь, так близко, он стал еще слаще и приятнее, но на этот раз он не туманил рассудок, не превращал в сонного овоща. Теперь я ощущал необыкновенный душевный подъем, счастье распирало меня изнутри. Мы стояли и обнимались в лучах закатного солнца. Черт, со стороны наверное офигенный кадр.
Алина немного успокоилась.
- Я, конечно, понимаю, что вопрос неуместный, но разве у тебя нет, или не было парня?
- Какого еще парня? Нет, я последние два года фактически одна. С чего ты взял.
- Ну просто тогда, на елке… Я поэтому и ушел… А потом весь года себя ел.
- А, ты про это… Мы с ним были знакомы почти как с тобой, ну разве что чуть-чуть ближе. Он мне нравился. Я думала, вот оно, счастье. Что мечты под Новый год действительно сбываются… А он просто решил, что я местная давалка… Давай не будем об этом, мне неприятно вспоминать.
- Но ведь…
- Конечно нет, ничего не было! Этого мне еще не хватало.
- Ясно…
- Руслан… - Алина взглянула мне в глаза.
- Что?
- Поцелуй меня.
- А… Эм…
Алина, ни слова не говоря, впилась мне в губы. Весь месяц был сухой и жаркий. Но сейчас мне на макушку упала капля. Потом еще одна. И еще. И вот пошел дождь. Легкий, прохладный. И воздух сразу стал легким и прозрачным, будто бы весь город был накрыт пыльным целофаном, и вот его сняли.
А мы стояли и целовались под дождем, и не пытались спрятаться. Мы хотели вымокнуть, ощутить этот дождь, пропитаться им. В этот момент я чувствовал, что наши мысли, мечты, желания совпадают. Что у нас теперь одна жизнь на двоих. И что у всех еще все впереди…
Дождь кончился так же внезапно, как и начался. Алина положила свою голову мне на плечо.
- Я замерзла…
Я снял с себя толстовку и накинул на нее.
- Спасибо.
- Она сейчас мокрая, сильно не согреешься. Пойдем ко мне, здесь рядом.
- Да конечно.
Спустившись вниз, мы побрели по улицам города, взявшись за руки. Мокрые, но такие счастливые…
Уже почти у самого дома, каблучок Алины скользнул по мокрой плитке, которой был выложен тротуар. Она вскрикнула, схватилась за лодыжку и чуть не упала. Я подхватил ее.
- Что такое? Что случилось?
- Я ногу подвернула… - всхлипнула она.
- Сильно?
- Не знаю… Но мне больно!
- Хорошо, сейчас разберемся.
Я подхватил Алину на руки и через арку зашел во двор. Вот и мой подъезд. Я взбежал по ступенькам и встал перед железной дверью.
- Алина.
- Что?
- Возьми у меня в левом кармане ключи, и открой дверь, у меня, как видишь, руки заняты.
- Да, конечно.
Покопавшись немного в кармане, Алина выудила оттуда ключи со смешным кожаным брелком.
- Ух ты, какой забавный. А что это?
- Это пингвин, неужели никто кроме меня этого не видит?
- Ладно, не сердись, пингвиненок Лоло. Открывааю…
Домофон пропищал незатейливую мелодию, Алина потянула дверь на себя. Распахнув ногой дверь пошире, я осторожно вошел.
- Слава тем людям, которые придумали лифт! Нажми на кнопку, пожалуйста.
Алина нажала. Лампочка не загорелась.
- И смерть тем нелюдям, что его сломали!
Подхватив Алину поудобнее, я взбежал на пятый этаж.
- Я тебя поставлю на минутку?
- Да, конечно. Я думаю, сама смогу пойти.
Аккуратно поставив ее, я забрал у нее ключи и открыл дверь. Алина, попробовав шагнуть, припала на больную ногу и поморщилась.
- Так, а ну-ка иди сюда.
Взяв на руки, я занес ее в квартиру. Дома было пусто. Пройдя в комнату, я усадил ее на диван, а сам пошел закрыть дверь. Вернувшись, я подошел к осматривающей комнату Алине. Присел на корточки.
- Можно взгляну?
Она молча протянула мне свою ножку. С трудом закатив джинсы (вот что за мода пошла на дудочки?), я притронулся к туфельке, но убрал руку.
- Можешь сама снять?
- Что, стесняешься?
- Нет, боюсь тебе больно сделать.
Наклонившись, Алина осторожно сняла ее. Я включил свет и принялся осматривать ее лодыжку. Слегка припухла, покраснения или синяков нет.
- Так больно? – я пощупал в одном месте.
- Нет.
- А так? – в другом.
Алина ойкнула.
- Все ясно.
- Что ясно?
- Слегка связки растянула. Я сейчас.
Сходив на кухню, я достал эластичный бинт и загреб из холодильника в пакет льда, сколько смог. Вернувшись, я присел на диван. Ногу Алина положила мне на колени. Я стянул лодыжку бинтом, закрепил, приложил лед.
- А теперь посиди спокойно.
- Спасибо тебе.
- Я должен был поступить как-то по-другому?
- Ну мало ли что…
- Не говори глупостей.
У Алины в сумочке зазвонил телефон. Она достала, взглянула на экран. Сбросила. Убрала телефон, и странно засуетилась.
- Это мама, мне уже дома надо быть.
- Куда тебе сейчас? С ума сошла?
- Но мне надо идти…
- Останься… Просто останься. Со всем остальным мы разберемся потом.
Алина легла, мокрые волосы разметались по подушке.
- Ты такой заботливый.
- Нет. Я просто люблю тебя.
Алина улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
***
Я вышел на кухню попить. Мимоходом бросил взгляд на часы. Половина четвертого утра. Интересно, где родители? Наверное, на дачу уехали. А почему меня не предупредили? А, ладно, не важно.
Выйдя на балкон, я распахнул окно и вдохнул свежий воздух. Пахло озоном. Значит, сейчас гроза была. Хм, надо же, а я даже и не слышал. Присел на стул, задумался о произошедшем сегодня. Как в каком-то романтическом рассказе. Хотя все мы, в каком-то смысле, персонажи безумной книги безумного автора.
Сзади тихонько подошла Алина, обняла меня. Ее волосы упали на мое лицо, я вдохнул их запах. Как же он прекрасен…
- Как нога?
- Спасибо, почти не болит. Руслан… Пообещай мне, что ты меня никогда больше не бросишь…
- Милая, ну что за просьбы? Я и так никогда тебя не брошу…
- Нет, пообещай мне! Пообещай!
- Обещаю… Я никогда тебя не брошу…
- Я просто проснулась… А тебя рядом нет… И я испугалась, что все это сон. Что не было никакой крыши, никакого заката. И что тебя тоже нет…
- Я есть… И я с тобой.
- Я люблю тебя…
- Я тебя тоже…
За окном загорался рассвет. Тонкая оранжевая полоска только-только показалась из-за горизонта. Этот рассвет стал для меня особенным и символичным. Это не просто рассвет нового дня. Это рассвет нашей любви, с которой мы вместе войдем в новый день и в новую жизнь…

Метки:  

2.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:11 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Начало смотри ранее.


С той самой олимпиады прошло две недели. С Алиной мы так же общались очень редко, большей частью по делу. Ее запах по-прежнему не давал мне покоя. Мало того, ко мне привязалась ее улыбка. Я испытывал непонятное ощущение радости, каждый раз, когда видел, как она улыбалась. Клянусь, ее улыбка представлялась мне самым красивым чудом на земле. Но, к сожалению, по непонятной мне причине, в школе она улыбалась редко. А больше мы нигде и не виделись. Она не рассказывала, а я не отваживался с ней разговаривать. В дополнение ко всему, она начала мне сниться. Серьезно, до этого я редко видел сны. Но теперь, каждую ночь, ее огромные серые глаза нагло влезали в мои сны, и мне это нравилось. Наверное, я сошел с ума. Или влюбился. Но ведь по сути это одно и то же. Любовь занимает лидирующие позиции в хит-параде причин самых безумных поступков человечества. Сколько людей пало, сколько империй рухнуло – и все ради женщины. Ради любви.
В это время стихи посыпались из меня как из рога изобилия. И все о ней. Один, особенно удачный, я приберег для подарка. Скоро Новый год. Говорят, на Новый год все желания исполняются. Сейчас в моей голове зудело одно желание. Взять Алину за руку, и не отпускать. Не отпускать, глядя в ее прекрасные серые глаза с длинными ресницами… Я бы смотрел в них вечно. Только бы она позволила.
- Ну что, как у тебя дела на личном? – спросил Дэн, очищая парапет от снега.
- Да все так же, я ж тебе рассказывал. На елке думаю все и сделаю, как и собирался, - ответил я, разминаясь. – Ты лучше расскажи, у тебя там чего случилось.
- Да ничего особенного, «Давай останемся друзьями». Как в принципе со мной всегда и бывает.
- Это не есть гуд. Планы на будущее есть?
- Да, загляделся на одну девушку с десятого. Надо будет поближе с ней познакомиться.
- Ну ты давай, дерзай. Это дело такое, тут медлить нельзя.
- Ой, а сам то.
- А я че, я ниче, - замотал я головой.
- Давай тренировкой уже займемся. Что сегодня планируешь сделать?
- Хочу тот чертов на лэйзи на том парапете добить. Что на прошлой тренировке делали.
- А, ну давай. Это надо.
Тренировка продолжилась. Суровые зимние трейсеры. Ведь не хотел же идти сегодня. А пришел. Как оказалось, зря.
После получаса активного скакания, решили сменить место дислокации. Перешли на будочку неподалеку от того места, где начали.
- Вроде низкая, запрыгнешь?
- Да хрен его знает, летом пробовал, не очень получилось.
- Сейчас я попробую.
Я отошел подальше, взял разбег, прыгнул… Нога врезалась в стену. Лодыжка хрустнула.
- СУКА!
Чертовски больно. Физическая боль – это одно из самых страшных ощущений, наравне с тишиной. Это невозможно объяснить, но боль способна на многое. Развязать язык, наоборот заставить замолчать – да что угодно. Как и любовь. А может любовь сродни боли? Все-таки, мне кажется, первое без второго невозможно. Но здесь уже приоткрывается аспект боли моральной, а не физической. И непонятно что хуже.
В общем, день я завершил уже в гипсе. Лежал в темноте, пытался мысленно унять боль в ноге, как читал в какой-то книжке. Боль в ноге не давала мне уснуть. Я думал, какая же все-таки хреновая ситуация сложилась. Елка через полторы недели. А мне сидеть как минимум три в гипсе. Но, наверное, можно будет как-то это наверстать. Все-таки, мы в одном классе учимся. Если бы я мог с ней заговорить…
Дверь приоткрылась. За секунду до того, как силуэт вошел, я понял кто это. Ее запах. Он дурманит, он сводит меня с ума. В комнату вошла Алина. Как она здесь очутилась? В легком белом платье, с распущенными волосами, она буквально источала свет. Она улыбалась. Ее большие серые глаза неотрывно смотрели в мои.
Сев на краешек кровати, Алина положила свою ладошку мне на лоб. Она такая маленькая… И мягкая… Боль в ноге ушла. Меня потянуло в сон. Я взял ее руку, прижал к щеке, вдохнул ее запах… Она не сопротивлялась. Она просто смотрела на меня и улыбалась. Я повторяюсь, но она поистине прекрасна. Просто прикоснуться к ней – уже великое счастье. И кажется, что в жизни больше ничего не нужно… Что все в мире так мелочно, пусто и бессмысленно. И что сам мир – это лишь плод воображение воспаленного мозга какого-нибудь художника, или писателя, и что все мы – всего лишь персонажи этой безумной книги…
Алина перестала улыбаться. Повернула голову к двери, будто к чему-то прислушиваясь. Вновь взглянув на меня, на этот раз вопросительно, она качнула головой в направлении двери. Я прикрыл глаза в знак согласия, и выпустил ее руку. Она наклонилась, и чмокнула меня в щечку. Я открыл глаза. За окном светило солнце, и если бы не снег на крыше соседнего дома, можно было бы решить, что лето пришло. Рядом на подушке лежал кот, и вылизывал мое лицо. Алины, естественно, не было.
Я спихнул Снежка с подушки, и закрыл глаза, в надежде вновь увидеть ее большие серые глаза с длинными ресницами, полные нежности и тепла… Но сон не шел. Ну что же, пора вставать.
Первая неделя в гипсе прошла до невозможности нудно. Целыми дома сидеть дома, слушать музыку и читать целыми днями надоело на четвертый день. От нечего делать я достал аську Алины. Долго не решался ей написать. Не знаю почему. Наверное, потому что не очень хотелось общаться с ней в сети. Но все-таки написал. Серые дни в гордом одиночестве скрасились хоть как-то. А елка все ближе, и ближе…
Я уже хотел отправить ей стихотворение, которое полагалось на подарок, думая что другой возможности все равно не будет, но звонок от мамы обрадовал меня до невозможности.
- Да, але!
- Я тут описание твоих снимков забрала. Написано «Травматических изменений не обнаружено».
- Это.. У меня нет перелома, что ли?
- Ну получается так.
- И я всю неделю в гипсе просто так просидел?
- Выходит так. Завтра в больницу поедем.
На следующий день гипс все-таки сняли. Оказалось растяжение связок. Но нога все равно подбаливала. Ну и черт с ним, все равно я пойду на эту чертову елку! Да! И плевать, что экзамены сдавать придется! Сдам.
Настал «судный день». Конечно, это глупо звучит, стих в качестве подарка. Но больше мне подарить нечего. Да и не просто это подарок. В нем я прямым текстом в любви признаюсь. Специально сел, и аккуратными печатными буквами вывел на листке бумаги эти строки. Они твои.

Мне снился сон. Он был прекрасен.
В нем ты и я. Под сенью векового дуба.
Ты излучала свет, в пушистом белом платье.
Я поглощал его. Вокруг все выглядело грубо,
Как-будто пьяный и неаккуратный мастер
Спросонья положил на холст мой сон.
Но образ твой был отрисован идеально.
Он выглядел чужим в работе бездаря вокруг.
Я в черном. Прятался. Так столь печально
Начался сон. Мой милый друг,
Стыдился я предстать перед тобой
В том зрелище, в котором нарисован был.
Я закрывал весь свет, тень создавал собой.
Так начинался сон. Дальнейшее я подзабыл,
Но точно помню я одно - мы были рядом.
Держались за руки, обнявшись танцевали.
Ты улыбалась. Счастье выражала взглядом.
Твои глаза светились. Все менялось.
Твой взгляд прекрасным делал все вокруг,
Внутри меня он тени осветил.
Хотя было все это во сне, храню касанья твоих рук.
Я их тепло и нежность не забыл.
Но это был всего лишь сон.
И мир вокруг я без тебя терплю.
Но чтобы нам с тобою не подкинул он,
Хочу, чтобы ты знала - я тебя люблю...

В семь часов я похромал в ДК. Все как обычно, собрались, поговорили, дружным стадом двинули в место проведения «дискотеки». Алину я заметил еще на входе. В платье она была прекрасна. Жаль только, что она их редко одевает…
Музыка долбила по ушам, нога болела, подогретая толпа бесновалась как частицы в горячей воде. Если бы не Алина, черт бы я сюда пришел. Теперь еще искать ее среди всех этих людей. Черт, я и не знал, что в наших старших классах столько народу! А, кажется я ее увидел. Нет, не она. Просто платье похоже.
Я бы мог бродить среди этой толпы вечно, если бы не запах. Ее запах. Это он меня нашел, я уверен, как бы глупо не звучало. Словно охотничий пес, я шел на этот запах к ней. Я был уверен, у меня все получится. Я просто не мог облажаться. НО.
Идя вслед за дурманящим ароматом, я проскочил мимо целующейся парочки. Не обратив внимания, я похромал дальше. Но ее запах стал слабеть. Не совсем поняв, что произошло я развернулся, и пошел обратно. Я чувствовал себя как никогда по-идиотски, как полный болван пытаюсь найти девушку по запаху. Я точно псих.
ВНЕЗАПНО до меня дошло. Я оглянулся на ту парочку. Да, все правильно. Это Алина. Она увидела меня, улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
Сердце бешено колотилось, казалось оно вот-вот выскочит из груди. В носу защипало, словно хотелось плакать. Черт побери, да, мне хотелось плакать. Хотелось орать до хрипоты, биться головой об стену, жрать снег, да что угодно, лишь бы унять это адское жжение в груди. Терпеть его было невозможно. Хромая, я продрался сквозь толпу к выходу, хоть как-то отдышался. Находиться здесь больше не хотелось. Хотелось уйти куда-нибудь далеко, в лес, или еще куда, не важно. Главное исчезнуть, больше никого не видеть, ни с кем не разговаривать. Голова кружилась. Все плыло перед глазами. Я привалился к стенке и сполз по ней, уронив голову на руки. Не помню сколько я так просидел, может минуту, может час. Перед глазами стояла она. И улыбалась.
Кто-то тронул меня за плечо. Я поднял глаза. Инна Анатольевна.
- Все нормально? – спросила она.
- Нет, мне херово, можно я домой пойду.
- Конечно иди, кто тебя здесь держит.
Кое-как поднявшись, я, хромая, вышел из зала. Вышел на мороз. Вдохнул свежий холодный воздух. Голова немного прояснилась. Что-то я забыл… Куртку. Куртку в гардеробе забыл. Развернувшись, я захромал обратно.

Метки:  

1.

Суббота, 15 Января 2011 г. 08:10 + в цитатник
В колонках играет - Fantasy Project - Fall In Love
Настроение сейчас - довольное

Значица так, дорогая пустота. Закончил свою большую хрень. Ну как хрень, третья (так скажем) "глава" нравится, остальное - печальная хрень, и вообще ужас. Ну значит, начинаю выкладывать. Выкладывать буду с первой, поэтому читать так-то придется с конца. Ладно, поехали.


Этот запах… Он сводит меня с ума. Стоит мне уловить его, хотя бы на мгновение, хотя бы самый слабый след – и я потерян для этого мира. Он как наркотик – заставляет забыть обо всем, погружает тебя в сладостную дремоту… И организм точно так же требует получать его еще и еще, несмотря ни на что. Чем больше я нахожусь под его воздействием, тем больше я хочу, чтобы он всегда окружал меня. Этот запах. ЕЁ запах.
Она пришла в наш класс совсем недавно. Буквально несколько месяцев назад. По иронии, ее посадили рядом со мной. В тот момент, когда она появилась, я с закрытыми глазами лежал на парте, слушал музыку. Сначала я не понял, что произошло. Я действительно заснул. Этот запах… Он дурманит. С него началось мое знакомство с ней.
Не знаю, как я умудрился проспать весь урок незаметно для учителя. Но разбудила меня бодрая трель звонка на перемену. Я подскочил как ошпаренный, с помятым лицом. Вывалились наушники, бодрые гитарные рифы из них затихли. Первое, что я увидел, открыв глаза, это была тетрадь с забавным спящим щенком и длинные ухоженные ноготки. Взгляд пополз вверх по двум хвостикам, лежащим на плечах, милому личику, и остановился на больших серых глазах. Тогда я впервые услышал ее мягкий, чуть низкий для ее внешности голос:
- Я не стала тебя будить, извини. Мало ли что у тебя на уме.
- Да ладно, ничего.
- Меня Алина зовут! – протянула она мне свою ладошку.
Я осторожно, словно боясь раздавить, пожал ее.
- Руслан. Ты не видел мои очки?
- Они, кажется, куда-то туда свалились, - она указала рукой.
Я нагнулся, чтобы поднять их. Алина в это время собрала сумку и ушла. Надев очки, я обернулся, ища ее взглядом. У выхода она обернулась на меня, встретила мой взгляд. Улыбнулась. Я улыбнулся в ответ. Надо что-то делать.
- Ты должен поменяться со мной местами!
- Нафига? – спросил, лениво жуя, Ванек.
- Надо. Я не могу с ней сидеть.
- Я не хочу!
- Я тебе пиццу куплю! Всего на один урок! Все равно последний остался.
- Пиццу говоришь? Ну ладно, давай.
- Вот продажная сучка, пойдем, куплю, - засмеялся я.
- Сам ты такой. А еда лишней не бывает, - серьезно ответил Ваня.
Биология прошла спокойно. Во многом потому, что я отсел от нее. Но ее запах.. Он все равно дотягивался до меня, дразнил, заставлял сесть поближе. Я не поддавался. Вообще, глупо звучит – бороться с запахом. С ароматом. Но ведь по-другому и не назовешь. Самая настоящая борьба. Испытание воли. Как маленький мальчик, которому сказали, что конфеты до Нового года есть нельзя, и поставили на верхнюю полку. А они стоят там в своем пакете, блестят, дразнятся. Вот и приходиться терпеть целую неделю. Зато какие они вкусные потом… Стоп, о чем это я. Ах, да. Запах. Такой сладкий. И смутно знакомый. Как будто свой. Родной. Надо что-то делать.
Прозвенел спасительный звонок. Все, до завтра она меня не потревожит. А завтра мне снова придется сесть рядом с ней. Снова вступить в эту борьбу с ее запахом. Ну что ж. Будет день, будет пища. Посмотрим.
У выхода меня нагнала Наталья Витальевна.
- Вот ты где, чуть не ушел.
- Что такое?
- Сегодня вы олимпиаду пишете по русскому. Как мы тебя могли мимо пропустить.
- Как сегодня? Где?
- Пока школьную, не переживай. Подойдешь к трем часам ко мне в кабинет, домой то сходить успеешь? – она поверх очков взглянула на часы.
- Да, успею, мне тут рядом.
- Ну все, значит жду тебя.
- Хорошо, я подойду.
- Давай, жду.
Придя домой, я первым делом переоделся. Сорвал с себя этот тесный пиджак, стянул душащий галстук. Зачем он вообще нужен? А носить заставляют, черт побери. Ох, ненавижу. И эти брюки, как в них сидеть? Они же короткие! Так и должно быть, или просто у меня размер не совпал? Видимо должно. Переодевшись в толстовку и джинсы, я быстро пообедал и отправился в школу. По пути я размышлял о ней. Об этом ее запахе. Почему? Что со мной? Может это что-то с ней не так? Источает феромоны какие-нибудь, а я такой восприимчивый. Но тогда почему он только на меня одного так действует? Столько вопросов, а ответов нет. Будем надеяться, когда-нибудь я их получу.
Зайдя в класс, я первым делом уловил его. Этот запах. Да что ж такое то, он меня преследует. Вот она. Сидит. На первой парте. Подняла свои большие серые глаза на меня. Улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
- Проходи, садись, сейчас раздам задания.
Я специально сел на последнюю парту. Здесь он меня не достанет. Взял задания, пробежал глазами. Ничего сложного. А вот последнее, что тут у нас? «Напишите сказку о Красной Шапочке во всех возможных стилях, укажите стиль». Чего?? Напишу в стихах, пускай подавятся. Я с головой погрузился в работу.
Когда я закончил и поднял глаза, в классе никого не было, кроме учителей. За окном стемнело. Взглянул на часы, без пяти семь. Долго. Пробежался глазами по написанному. Оно того стоило. Надо будет потом взять себе работу, переписать, что получилось. Ладно, пора домой. И так на тренировку опоздал. Не пойду сегодня уже.
Всю неделю этот запах не давал мне покоя. Я отсел, специально поменялся местами. Он доставал меня везде. Кружил голову, заставлял мечтать, думать, строить планы, реализовать которые было невозможно. Я бы так и просидел, если бы не злополучная олимпиада. На этот раз городская.
Все как полагается, мы пришли в школу, ответственный преподаватель должен поставить печать у директора, и отвести в место написания олимпиады. Мы стояли в холле, и ждали. Две одиннадцатиклассницы о чем-то бурно разговаривали, мы молча стояли по разные стороны от них. В тепле помещения ее запах особенно меня беспокоил, он заполнял собой все пространство, не давал вырваться из круга этих мечтаний. Я разглядывал ее, ее большие серые глаза, ее длинные ресницы, ее аккуратненький курносый носик. Я смотрел и мечтал, надеялся, что когда-нибудь она будет моей. Только моей и ничьей больше. Что когда-нибудь мы поженимся, проведем остаток жизни вместе, и у нас…
- Готовы? Ну все, идем.
Голос Елены Васильевны вырвал меня из мира несбыточных грез. Пока я мечтал, подошли еще два участника помладше. Сия процессия двинулась в путь.
Из-за моей привычки ходить быстро, я оказался впереди всех. Я шел и думал об этом запахе. Он никак не шел из моей головы. На морозе голова немного прояснилась, мозги встали на место. Дышать стало полегче. От этих мыслей меня отвлек ее голос:
- Тебе страшно?
- Нет, с чего бы?
- Ну как, городская все-таки, так серьезно.
- Да ерунда это все, никогда не верил в возможность победы. Да и не знаю я ничего. А ты боишься что ли?
- Немного…
- Да ладно, не переживай, - ободряюще улыбнулся я. – Ничего там нет страшного, увидишь.
- А как ты написал школьную, кстати?
- Первое место.
- А говоришь, не знаешь ничего.
- Ну это же по школе. С кем там тягаться то.
- Как ты сделал задание про Красную Шапочку?
- Я ее в стихах написал.
- Что, серьезно? Ты стихи писать умеешь?
- Серьезно. До семи часов там просидел.
- А я думала, что ты там так долго сидишь.
- Ну вот, писал.
- А я не умею стихи писать, - в ее голосе послышались нотки грусти. – Сколько не пыталась, и двух слов связать не могу.
- Это легко. Ты просто неправильно к этому подходишь.
- А как надо?
Я задумался. Действительно, а как надо? Все что я писал до этого выходило спонтанно, я даже не задумывался. Писал, да писал.
- Слушай, давай я как-нибудь потом тебе объясню, мне надо мысль сформулировать. Сейчас не очень хочу голову забивать.
- Ну ладно, как скажешь, - улыбнулась Алина. Я улыбнулся в ответ.
Я промотаю пленку, дальше ничего интересного. Все по стандартному плану, пришли, сели, нам толкнули дремотную пафосную чушь, разослали по кабинетам. Я обрадовался, что правила не изменились, и с одних школ рассаживают по разным кабинетам. Ее запах… Он не будет мне мешать.
Три часа спустя я не спеша шел домой. Несмотря на то, что я хотел отдохнуть от ее запаха, мне жутко хотелось его почувствовать. Я хотел вдохнуть его, вскружить себе голову, и мне было плевать на то, что потом я упаду в пропасть разочарования. Минуты наедине с этим запахом стоили всех богатств мира, более того, они были бесценны. Внезапно я увидел перед собой знакомый белый пуховик. Это она. Дыхание сперло, руки затряслись, сердце бешено заколотилось в груди. Что со мной? Не знаю…
Я нагнал ее и ненавязчиво спросил:
- Домой идешь?
Алина резко обернулась ко мне, увидела, что это я. На ее длинных ресницах сплошным слоем застыл иней. Он удивительно хорошо гармонировал с ее серыми глазами, тем более благодаря ему, ее глаза словно светились в темноте. Она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.
- Да, куда же еще.
Всю оставшуюся дорогу мы обсуждали задания с олимпиады. Других тем для разговора толком и не было. Так не спеша дошли до моего дома. Видимо, она живет где-то здесь недалеко.
- Ну ладно, мне сюда.
- Ну тогда пока! Кстати, Руслан! – крикнула она мне вслед.
- Что? – обернулся я.
- Как нужно смотреть на написание стихов?
Я пожал плечами.
- Сейчас не могу сказать, как-нибудь в другой раз.
- Ну хорошо, - улыбнулась Алина. Я улыбнулся в ответ.

Метки:  

Пробная версия.

Понедельник, 01 Ноября 2010 г. 16:58 + в цитатник
В колонках играет - Poets Of The Fall - Carnival Of Rust
Настроение сейчас - грустное

Думаю, или переделаю пару строк, или расширю.

Почему мы не летаем?
Словно птицы в небесах.
Взмах крыла, упругий ветер,
Исчезает весь твой страх.
Сразу станет людям видно
Кто есть кто, куда, зачем.
И не будет нам обидно -
Чистых, белых нет совсем.
Что плохое совершишь ты -
Потемнеет враз перо.
И уж больше не отмоешь,
Не побелится оно.
Кто-то больше, кто-то меньше
Черных перьев заимел.
Но совсем уж белоснежных
Больше нет - как не хотел.
Станут честными друг с другом
Все вокруг - как ни крути.
Крылья станут для людишек
Показателем души.

ХМ.

Воскресенье, 24 Октября 2010 г. 11:51 + в цитатник
В колонках играет - Sex Pistols - Problems
Настроение сейчас - Я всегда дома, я не крутой.

Вчера при просмотре "Почти знаменит" понял одну вещь - у меня нет мозгов.

Метки:  

Ухаха.

Суббота, 23 Октября 2010 г. 18:58 + в цитатник
"Я всегда дома, я не крутой" (с)

ЕЕЕЕ!! Юпи-юпи юю! Вы готовы дети??

Понедельник, 12 Июля 2010 г. 17:38 + в цитатник
В колонках играет - Kiss - Every time I look at you, at you...
Настроение сейчас - веселое

Сегодня наконец-то устроили тот самый забег с маркерами. Было весело. Скакали по парку, стреляли друг в друга воздухом. Но звук все равно будь здоров получается. Потом у нас кончились баллоны, и мы дружной гопотой в пять человек рванули на площадь, где расстреляли остатки. Далее был поход в магазин, но маску пришлось передвинуть на затылок, дабы не пугать людей. В конец убила фраза мужика насчет пирсов "Я в другие места люблю вставлять". Как-то так.

Снег

Суббота, 05 Июня 2010 г. 05:38 + в цитатник
В колонках играет - The Beatles - You Really Got a Hold On Mе
Настроение сейчас - ((((((((((((((((((((((((((((((

это было где-то месяц назад..или больше..когда у нас выпал снег..он шел весь день..такой белый, пушистый..аах..

Я вижу снег...Он так прекрасен
В своем безудержном и светлом танце..
В такие дни рождается надежда,
На то, что может будет все как прежде..
Мы снова вместе..
И я смотрю в окно, на белый танец снега...
Снежинки падают, кружась и в душу проникая,
Как-будто мне на что-то намекая...
Люблю тебя...Надеюсь на взаимность.
Ну почему же?..Эта чертова наивность..
Сижу, смотрю в окно и думаю о нас...Мои мечты..
Снежинки так прекрасны...Далеки..Совсем как ты...


Поиск сообщений в Одуванчик_Медведкович
Страницы: 4 3 2 [1] Календарь