-Музыка

 -Friends for Love


Только для студентов! Не веришь?

Рейтинг игроков LiveInternet.ru

1. Маргорита13 - 654 ( +17)
2. Ясенок! - 608
3. Суанэ - 556 ( +19)
4. Патока - 532
5. РњРёСЂСЌР№РЅ - 458 ( +6)

Максимальный выигрыш игроков LiveInternet.ru

1. InO_o - 84 600 Лир (20:21 28.08.2008)
2. vikysik_love - 65 089 Лир (13:13 23.08.2008)
3. Ясенок! - 57 240 Лир (15:57 10.08.2008)
4. nuns - 55 800 Лир (22:35 07.09.2008)
5. vierassi - 46 420 Лир (20:38 24.10.2008)

Мой рейтинг

не сыграно ни одной игры.

Мой максимальный выигрыш

не сыграно ни одной игры.
Данные обновляются раз в день при входе в игру

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Ксанриан

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 30.03.2010
Записей: 7
Комментариев: 1
Написано: 7

Записи с меткой гп фики

(и еще 71 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

гп фики ориджинал фэнтези
Комментарии (0)

Гарри Поттер и наследие Древних

Дневник

Суббота, 23 Апреля 2011 г. 21:47 + в цитатник
Дарэл Диран. Старые проблемы, новые цели.


- Дарэл, не отвлекайся.- высокий красивый мужчина сделал замечание темноволосому подростку, когда тот перестал писать схемы заклятия, застывая у доски с высоко поднятой рукой.
- Мне надоело Раэн, лучше расскажи чего-нибудь новенького, а схемы я помню, ты же знаешь. Нечего издеваться над ребенком.- развернувшись парень по-детски надул губы и уставился на старшего щенячьими глазами.
- Я то знаю, но повторенье мать ученья. Кстати зеленых очей у собак не бывает.- зеленый плавно стал карим, а взгляд с просящего - умоляющим.- Хм-х. Хорошо, о чем тебе рассказать, вымогатель.
Фраза прозвучала устало и обреченно, а глаза так и искрились смехом. Подросток вернул себе истинный цвет глаз и уселся по-турецки на пол около наставника, на только что материализовавшиеся подушки. Доска же исчезла, а парень легко улыбнулся и пожал плечами в ответ на ехидный взгляд учителя.
- Помнишь ты обещал ответить на все мои вопросы когда я подрасту. Мне почти шестнадцать, скоро как ты и говорил мое первое совершеннолетие, по старым законам - младший стал серьезным, а старший немного нахмурился. Но кивнул, соглашаясь, про себя отметив, что у ученика хорошая память на детали. Про совершеннолетие мужчина упоминал вскользь, один раз, да и то шесть или семь лет назад.- Первое,
я хочу узнать: почему все-таки ты зовешь меня Дарэл, ведь там меня зовут иначе? Правду, а не твой вечно: ,, Мне так больше нравится”. Ты ничего не делаешь просто так.
- Хорошо. Ну, во-первых там и ты другой, не перебивай меня - Во-вторых, твое имя данное там по моим стандартам слишком человеческое.- в последнем слове не презрение, но легкое пренебрежение, не исчезнувшее даже за многие тысячи лет.- и не подходит тебе. В-третьих, я имею право, нарекать своих потомков, как мне заблагорассудится. И мое решение превалирует перед решением твоих родителей. Ну а в-четвертых, насчет самого имени, именно его я выбрал, из-за того что ты проказник,- на губах мужчины появилась теплая улыбка - истинно великий дар для нашего рода.
- Почему? Ты упоминал что-то насчет моего Наследия, но ведь проклятие нашего Дома не даст мне им воспользоваться. Или даст? Почему ты все время зовешь меня будущим рода? У нас ведь Дома?
- Насчет твоего будущего ты можешь узнать, пора. Не беспокойся никаких пророчеств, просто стечение обстоятельств. Но придется еще раз выслушать рассказ старика о былых временах. Устраивайся поудобней на этот раз история будет долгой.
- Я не против, мне нравится слушать эти рассказы.- парень повел рукой и перед ним появился низкий столик с фруктами и восточными сладостями. А сам лег на бок, подперев рукой голову.- Что? Ты сам сказал устраиваться. Мне так удобно.
Усмехнувшись, ‘до чего же наглое создание’, и создав себе бокал с вином, мужчина продолжил:
- Как я рассказывал, в древние времена вместе с людьми жили и другие расы, такие как: эльфы, крылатые вейлы, гарпии, гоблины, и даже орки. В то время правили эльфы, и тогда наш род носил имя Диран. Не перебивай меня, сейчас объясню, почему род. Когда империя эльфов разваливалась от бунтов, восстаний других рас. Сами эльфы тоже раскололись, одни предпочли Свет, другие Тьму. И именно, после падения империи, эльфийские рода разделились на Дома. Тоже произошло и с Диранами, светлые назвали свой Дом Telperin Isil, что в переводе с древнеэльфийского Серебряная луна. Мы же стали Тенью луны, Fuine Isil. Если сказать что у эльфов рода значит оскорбить. Дома не полноценны, светлые не могут использовать тьму и смерть. А другие - жизнь и свет, поэтому это так и задевает. После разделения наша раса много воевала сама с собой,- наставник, сделав короткую паузу, и пригубив вино, продолжил - многие века. Я был одним из последних чистокровных Fuine Isil, и в годы войны один светлый, владеющий магией Крови, наложил страшное проклятье на наш Дом: он заблокировал наш Дар , нет способности к нейтральной человеческой магии у Дома остались, но…
-А почему важно что он владел Кровью? Что значит заблокировал Дар? И почему человеческая магия – нейтральная? Люди вроде же используют антагонистическую магию, ну Expecto Patronum и Avada Kedavra?- ученик поспешил задать интересующие его вопросы, когда наставник замолчал, вновь переживая ужас охвативший семью при страшном известии. Сурово посмотрел на воспитанника, давая понять, что больше не потерпит перебиваний. И продолжил речь:
- Люди могут использовать антагонистическую магию, но прибегая для этого к огромной трате энергии. Вон, когда ты учил своих одноклассников, как они уставали? А нейтральная магия- это стихийная, бытовая и все такое прочие, она доступна любому магу, была бы Сила. Sol-mor – название проклятья, для его создания в основе Светлый использовал кровь нашего Дома. А магия Крови – мощнейшая из доступных Эльдар техник, но доступная лишь немногим. Проклятье воздействует на потомков, мы даже не сразу поняли, что прокляты. Меня лично оно не задело, но дети, пострадали первыми. Sol-mor закрывает, запечатывает нашу врожденную Тьму, в нас самих же. А так как магия слишком тесно связана с душой эльфа, то какая-то часть души тоже оказалась запечатанной. Представь, ужас родителей, ребенок которых с рождения был с двумя половинками души, которые не могли соединится, а если барьер между сознаниями был слаб – сумасшествие гарантировано, запертая часть сознания быстро сходила с ума, а потом то же происходило и с другой половиной. Мы отомстили, сказать правдиво: жестоко и страшно отомстили, признаю: вырезали их Дом подчистую.- Юноша прищурившись покачал головой, этого он раньше не слышал. И подсчитал, сколько могло погибнуть в той карательной миссии. Ведь в Дома эльфов входили не только правящая семья, но и остальные: слуги, войны, просто крестьяне и многие другие. По прикидке было не менее тысячи эльфов, и не менее трех тысяч подданных Дома из других рас. - Но я не сожалею. –жестко закончил фразу наставник, сделав еще один глоток и припомнив свою ярость в тот день, которая наконец-то вырвалась на свободу, продолжил:- при сражении я попал под еще одно проклятие, после смерти, то есть когда я должен был умереть, я попал с сознание моих детей, в то которое было заблокировано. Я прозвал, эти сознания внутренними, потому как отсюда видно внешне сознание, и что там творится, но сделать ничто нельзя. Я помог внутреннему сознанию сына не впасть в сумасшествие, потом внукам. Забавно первый раз разговаривать с двумя одновременно. Но это о самом проклятье, Дом же ушел из лесов, слишком тяжело было там выжить калекам. Постепенно потомки забыли о корнях, смешались с людьми. Шли века, империя Эльдаров пала окончательно. Вампиры, которые были порождениями эльфийской магии и были верны эльфам до конца, почти уничтожены. А люди, люди стали правителями вместо своих бывших господ. Постепенно, предрассудки выросшие из воин и конфликтов заставили людей боятся, тех кто непохож на них. Первыми были истреблены малые народы, потом орки, более всего ненавидимые людьми, а затем и другие. Выжила горстка от былого, гоблины закупорились в своих шахтах, гарпии и вейлы спрятались в труднодоступных горах. Эльфы в Великих лесах. Так продолжалось довольно долго, потом люди все же сломали чары, сожгли Леса. Особенно невзлюбили темных, у нас более боевая магия. После поражения, когда выживали лишь полуэльфы, в мире Света темным не осталось места. Знаешь тогда я даже радовался что нас прокляли, все же Дом выжил и когда проклятие спадет мы будем помнить о своих корнях. Потом начинается история государств людей без нелюдей и темных. Взлеты и падения империй, исследование неисследованного, новая встреча с иными, новые войны и союзы, новые религии и учения. Я наблюдал с глубины сознания потомков, за зверствами темных магов и Инквизиции, борющейся с ними, постройку Хогвартса, и вступление в силу Декрета о Секретности.
Раэн замолчал и посмотрел на подростка, тот вопросительно поднял бровь, напоминая об оставшимся без ответа вопросе, и вздохнув мужчина продолжил:
- С течением времени проклятье все же истлевало, хотя само же и поддерживало частицу эльфийской крови у потомков. Твой отец же потомок Дома Telperin Isil из-за войн с Гриневальдом и охотой на Поттеров Волдеморта, он остался последним из Дома, родовая магия до этого распределенная между всеми из семьи скапливалась одном. Именно из-за этого Джеймс был так талантлив и силен, хотя Наследие все же не проснулось в нем и он остался человеком. То же самое и с твоей матерью. Не удивляйся, Вивьен была приемной дочерью Эвансов, а кровная защита действует, потому как они с Петуньей в детстве смешали кровь. Пет не стала конечно настоящим потомком Fuine Isil, но воспринимается магией, как родственница Лили. То же и с Воландемортом, после ритуала он не приобрел твоей Силы, но воспринимается как твой родич.- нахмуренное лицо парня немного просветлело но все ж оставалось озабоченным.- И из этого можно извлечь выгоду, когда придет время битвы.- циничная усмешка мужчины как в зеркале отразилась на уже спокойном лице Дарэля. Ох нельзя ему пока говорить что слияние подействует и на его врага.- Ты же унаследовал оба дара, мой мальчик. Ты понял о чем я? – парень кивнул, но наставник все же разъяснил:- Так как ты являешься единственным наследником как Fuine Isil, так и Telperin Isil, то ты - Диран, первый за многие тысячи лет. Sol-mor основан на Свете, и он есть в тебе благодаря отцу. Просто необходимо подождать до твоего шестнадцатого дня рожденья, то есть вступления в Наследие и я надеюсь, точнее уверен что, Sol-mor падет. И твое внешнее сознание сольется с тобой. Ты сможешь по-настоящему жить – подросток уже улыбался, но потом встрепенулся и нахмурившись спросил:
- А ты? Что будет с тобой Раэн?
- Я давно понял что мое существование связано с проклятьем. Я наконец-то успокоюсь, слишком долго я существую и мыслю – устал. Ну что ты хмуришься, знаю же не из заботы обо мне спросил, уже обдумываешь как будешь жить без меня. Где еще ты найдешь такой источник всегда доступной информации? Не бойся я что-нибудь придумаю. – спокойный тон голоса Раэна в конце реплики стал ехидно- веселым. И парень кивнув, улыбнулся в ответ, он и вправду не за наставника беспокоился, а за себя. Все-таки он частичка Истинной Тьмы…

Премьер-министр маглов был опытным политиком и именно поэтому он выслушал рассказ министра магии Фарджа с недрогнувшим лицом. Именно поэтому, он не стал истерить, когда маг давал объяснения странным смертям, урагану, сломавшему новый мост. Не грохнулся в обморок, когда Фардж предупредил об опасности дементоров, которые перешли на сторону врага, но пока еще не нападают. Не забил тревогу по всей стране, при известии о войне волшебников, не возражал против секретаря-охранника-мага, и не прекратил рабочий день досрочно, доделав свои запланированные на день дела.
Но вечером в уюте, кабинета в своем доме, запершись на ключ, пока жена на светском приеме, а дочь у подруги, он сбросил маски. И теперь этот, несомненно, уставший человек, наливал уже третий стакан виски, и останавливаться, похоже, не собирался, решив сегодня напиться вдрызг. Впрочем, премьер был прирожденным политиком и теперь когда он достаточно расслабился, и потягивая виски, начал записывать то, что по его мнению надо было сделать сейчас, и в обход своего нового секретаря. То, что у него получилось:
Спустить в полицию и армию предупреждение, о новом оружие террористов- лазерных палках, под лучи которых опасно попадать.
Всему министерству объявить, что если коллега стал вести себя странно - это редкая болезнь, вызванная новым вирусом, докладывать лично секретарю премьера.(На этом министр гаденько ухмыльнулся представив, как будет загружен новый шпион.)
Дать в газеты предупреждение о новой террористической организации, секте – Пожирателей Смерти, и их отличительном знаке – длинных средневековых плащах с капюшонами и маскам.
Много чего написал премьер в тот вечер, но даже эти три пункта списка в последствии он не сумел реализовать. На его голову мистер Кингсли был хорошим аврором и очень наблюдательным человеком…

Лето было солнечным, но не засушливым, как в прошлом году. Поэтому все жители городка Литтл Уингинга старались проводить все время на свежем воздухе, наслаждаясь чудесной погодой и теплом. Почти все, черноволосый жилец дома №4 на Тисовой улице не старался загореть, не наслаждался прогулками в парках. И хотя можно было предположить, что Гарри Поттера, а это был он, опять заперли его злобные родственники, но нет. Дурсли, после предупреждения взрослых волшебников, особенно Широглаза Хмури, стали относится к племяннику намного лояльней, тетя Петунья не заставляла работать. Его даже кормили нормально, хотя Дадли все еще сидел на диете, завидовав кузену черной завистью. Впрочем, Поттер не обращал внимания ни на оскорбления Дадли, ни на издевательства остальной своей приемной семьи, видя такое положение дел, все Дурсли от него отстали, и теперь старались не обращать внимания. А Гарри проводил все время в своей комнате, заперев себя в четырех станах сам. И не только - подросток замкнулся в себе, не интересуясь никакими новостями, которых все равно никто бы не дал ему узнать, распоряжение директора насчет него было все еще в силе. В Хоге он старался вести себя как обычно: общался с друзьями и одноклассниками, но те все же ясно видели, что это требует от него очень большого напряжения душевных сил. А отстать от него не собирались, даже более того всегда теперь сопровождали его везде, где только можно, как будто опасаясь, что он что-нибудь сотворит с собой, а он просто хотел побыть один.
После приезда к родственникам, парень наконец получил долгожданное одиночество, и замкнувшись в себе практически не реагировал на внешние раздражители, в том числе и на Дурслей. Поттеру все вокруг казалось серым невзрачным и не настоящим, лишь своя вина за смерть Сириуса, и собственно сама эта смерть виделись для него важным. Гарри все время преследовало чувство неизбежности, из-за проклятого пророчества, и ужасающей силы страх. Страх не только за себя, но за своих друзей одноклассников, учителей, и даже за Дурслей. Он боялся что их могут убить, убить из-за него. Свои дни хрупкий подросток проводил за книгами, решив что мифическая сила Любви, не очень надежное оружие, а ему не может везти все время, и взялся за домашнее задание, попутно перечитывая учебники пятого курса. Он почти не выходил из своей комнаты, только поесть и в туалет. В эти короткие встречи Дурсли стали вести себя тише, заметив, то, что сам Гарри не увидел: долгое сидение в доме, не желание впускать к себе в комнату солнечный свет, переживания и недоедания - у подростка вечно не было аппетита, оставили свой след на внешности парня. И к тусклым глазам с мешками под ними добавилась болезненная бледность и худоба, все вместе делало его похожим на голливудских вампиров, что и заметило семейство тети Петуньи. А поэтому они старались обходить Гарри стороной, а за столом не говорили ни слова.
Хотя все свое время он уделял книгам, но домашнее задание делалось довольно медленными темпами – он никак не мог сосредоточиться на нужном предмете, все время мысленно перескакивая на события в Министерстве Магии, а также часто дремал над книгами. Ночью спать ему не удавалось: видения о смертях родителей, Сердика Диггори, Сириуса; заставляли Гарри просыпаться в холодном поту. Вскоре кошмары заставили мальчика перейти на ночной образ жизни, днем почему-то их снилось меньше. А подозрения Дурслей получали подтверждения, заставляя тех нервничать еще больше. Когда домашнее было сделано, пришла очередь учебников прошлых курсов, их Поттер просто читал. Со временем боль потери ушла глубже, причиняя почти физическую боль, но стала напоминать о себе довольно реже. Гарри даже увлеченно зачитывался, оказавшимся интересным учебником. Через две недели после приезда он заметил, что то что он читает – моментально запоминается, а мысли возрашающиеся к его прошлому стали немного другими. Например, вместо доверия и почитания Альбус Дамболдор, вызывал в нем гнев, Гарри казалось что директор мог предотвратить все его опасные встречи с Волдемортом, но не делал этого, а потом эти ощущения пропадали оставляя после себя горький осадок. Причем Поттер был уверен, что Темный Лорд тут не причем, эта уверенность базировалась на том, что такое тонкое вмешательство явно не в стиле Волдеморта, парень все еще содрогался, при воспоминании о Лорде в его голове, да и шрам не болел. А за недели две до его дня рождения они стали видится во снах.
В первый раз, когда очередной кошмар вдруг прекратился, Гарри очень удивился, когда из ставшего привычным его личного ада, он оказался в белом тумане. Осмотревшись подросток, увидел почти прозрачную стену за которой, тоже клубился туман, только черный, а оглянувшись назад не увидел ничего в, враз ставшим густым, тумане. Гарри почувствовал как что-то сдавило его непослушные вихры, и сняв это разглядел необычайной красоты венец из светлого металла с прозрачным, светящимся мягким светом, камнем посередине украшения. Разглядев вещь он ощутил что ее надо одеть обратно, она никогда не причинит ему вреда, а защитит от опасности, ведь венец принадлежит именно ему. Откуда взялось это знание, он не знал, но последовал пожеланию украшения. Разглядев за полупрозрачной стеной смутную фигуру, сделал несколько шагов вперед, надеясь лучше разглядеть ее. И к его изумлению фигура сделала то же самое, превращаясь в почти точную его копию. Темный, как сразу же обозвал про себя незнакомца Поттер, имел некоторые отличия во внешности от самого Гарри. Во-первых, одежда, вместо старых вещей Дадли на двойнике была необычного, даже для волшебного мира, покроя туника, с явно что-то значащими узорами. На ногах, плотно облегающие, бриджи и высокие сапоги. Все темных оттенков, и выглядящее баснословно дорогим. Во-вторых, кожа, хотя она тоже была бледной, но Темный не выглядел больным, наоборот его бледность лишь подчеркивала аристократичность черт, Мальчик-который-не-сдох и не знал, что может выглядеть так величественно. Глаза двойника, не были скрыты круглыми очками, а волосы спускались до плеч и не смотрелись лохматыми, только волнистыми, Гарри тут же решил отрастить себе такие же. И в-третьих, венец отражения был черного цвета, с темным, как будто поглощающим свет камнем. Темный есть темный, подумал Гарри. Подросток не замечал погруженный в изучение двойника, что тяжесть на сердце ставшая уже привычной со дня смерти Сириуса исчезла, а мысли стали вертеться не вокруг спасения мира, а около себя и своей внешности. Появилось желание повеселится в каком-нибудь клубе, сходить в кино или зоопарк, короче развлечься. Когда же Поттер очнулся от созерцания и заметил странное направление своих мыслей, он возмущенно посмотрел на Темного справедливо полагая что это его рук дело. В ответ Гарри получил кривоватую ухмылку, подтверждающую догадку и невинный взгляд, таких знакомых зеленых глаз.
- Кто ты? – спросил Избранный, впрочем уже догадавшийся, что двойник - это его темная половина личности. Поттер с той стороны стены, показал на ухо и покачал головой, показывая что ничего не слышит, а потом шагнул ближе к стене и приложил ладонь к стене, взмахом головы приглашая Гарри сделать то же самое. И тот после минутного колебания положил свою ладонь на стену прямо напротив ладони двойника, не чувствуя угрозы с его стороны. Поток видений-образов, посредством которых предлагал общаться Темный, захлестнул не ожидавшего этого Избранного. А стена под ладонями парней, незаметно для них начала таять. Они с Дарэлом общались, до самого утра, и очень неохотно расстались, договорившись ночью поговорить еще.
Поттер вернулся к нормальному, дневному существованию, больше не опасаясь кошмаров, зная, что Темный больше их не допустит. Именно так начались их встречи, на которых Поттер узнавал очень многое о своей семье и о себе самом. Вскоре он также как и Дарэл загорелся идеей объединения сознаний, проклиная Sоl-mor, и замечая как стена становится все тоньше и тоньше. Он познакомился с Раэном и очень огорчился узнав, что тот скоро умрет. Постепенно он проникался мировоззрением эльфов на жизнь и смерть, понимая много больше в таких вопросах, чем Дарэл. А днем он, последовал советам Темных и начал гулять на воздухе, купив на присланные из банка деньги нормальную одежду, и даже сходил в ночной клуб несколько раз.
Первый раз, встретив там Дадли, который начал его задирать, последовал советам Дарэла, и Дадли отстал, и больше не приставал, ни на улице, ни дома. Дурсли-старшие, хотя и поняли, что ошиблись в овампиривании племянника, продолжили вести себя с ним также как и в начале лета, после его замечания о том, что Сириус мог навестить крестника эти летом. Гарри конечно ничего не сказал, о его смерти. Редкие письма друзей, беспокоившихся о его самочувствии, теперь его забавляли. А на предложение, после дня рожденья приехать в Нору, он написал решительный отказ, догадавшись, что у Уизли он не останется без присмотра. И успокоил следующим письмом Рона подумавшего, что это Дурсли не отпускают его. Гарри написал друзьям, что за последнее время родственники пересмотрели свое отношение к нему и он сам хочет провести остаток лета в со своей семьей, в их доме, чтобы получше их узнать. Что в каком-то смысле было правдой, Дурсли не доставали, он хотел остаться на Тисовой улице, чтоб побольше узнать о своих предках, а особенно о Раэне.
В двенадцать часов ночи 31-ого июля Гарри Поттер, которому исполнялось в этот час 16 лет, мирно спал, предупредительно открыв окно, для сов с подарками. Он опять находился в сновидении с его Темной половиной, которое наверняка было последним. В этот раз, как и в первый, он находился в туманной долине, а не как обычно удобной для разговоров комнате. Раэна не было, его присутствие могло помешать слиянию. А Дарэл стоящий напротив заметно нервничал, что позволял себе довольно редко, увидев Гарри порывисто подошел к разделявшей их стене:
- Готов?- истончившаяся до предела преграда уже не мешала говорить вслух. Поттер кивнул и, нервничая, тоже приблизился к Темному. – Не передумал?- голос отказывался служить хозяину, переходя в хрип. Светлый возмущенно покачал головой, решительно упираясь обеими руками в преграду. Помедлив, Дарэл резко впечатал свои ладони со своей стороны, и тут это началось…
Звук лопнувшей струны, стена испарилась. И они коснулись друг друга… Воспоминания Гарри, знания Дарэла, отческая забота Раэна, крики Дурслей… Утонув в море ощущений, проживая каждый миг обеих жизней заново, подростки не видели что ладони начали погружаться друг в друга, не знали что, там в реальном мире их общее тело беззвучно корчится в диких судорогах и изгибается в немыслимые фигуры от запредельной боли. Не видели и не чувствовали, как плавится под давлением магии тело Мальчика-который-может-не-выжить-от-боли. Им не было до этого дела - оба сейчас кричали от другой боли: их почти не зависящие друг от друга половики души сливались, безщадно разрушая обе личности и создавая на их основе новую, общую, другую.

Хедвига, принесшая подарок от Гермионы, не успела испугаться за своего хозяина, как все прекратилось, не зная как поступить, сова угрожающе ухнула, успокаивая остальных посыльных, и подлетела ближе к магу. Что-то чужое чудилось волшебной птице, в человеке, которого она привыкла считать своим другом, а потом поняла, что ее хозяин всего лишь перестал являться собственно человеком. Давно забытое ощущение эльфийской крови, обрадовало верную сову, наконец-то он получил свой дар, Друг птиц. Хедвига успокоилась, и уселась ждать пробуждения своего хозяина, довольная, что именно она – сова эльфа, Eldalie.

Лорд Волдеморт, только что закончивший собрание своих пожирателей, и отпустивший их всех восвояси, уже было поднялся со своего трона в замке Слизерина, как почувствовал жжение по всему телу. Потом ему показалось, что его кровь вскипает в жилах и упал на колени от скрутившей его боли, сознание помутилось. И он с суеверным ужасом наблюдал внутренним зрением, как все его крестажи, не разрушая(!) оболочек, возвращаются к нему. И с диким криком, огласившим пустой замок, повалился на пол, переживая всю свою жизнь заново, и очень болезненно собирая душу воедино.

Нагини здорово испугалась, когда ее повелитель закричал и свалился на пол зала. Она пыталась дозваться его, но он не отвечал. Потом уже сама рассержено зашипела от боли, когда часть души ее повелителя ушла из нее, забирая необычайную для змей силу и что странно возраст. Сердито помотав головой, я опять маленькая, Нагини подползла ближе к повелителю, думая, что же делать. И резко остановилась, когда почуяла вместо измененного магией человека – темного эльфа. Что-за…

Петунья мирно спала в своей постели, дернулась и выгнулась дугой, когда все это началось. Она снова проживала свою жизнь, переживала свои ошибки и решения. Вернон Дурсль проснулся и ошарашено смотрел, на враз помолодевшую жену, включив свет, он увидел ставшие красивыми черты лица своей жены, и волосы цвета заката. А главное заостренные уши, он попытался ее разбудить, но ничего не вышло. Его мозг лихорадочно работал, пытаясь найти причины изменений в его Пет. Поттер! Негодяй! Хотя… Еще раз окинув взглядом жену, он помчался в комнату приемыша. Практически выломав дверь, и не обращая внимание на множество сов, потряс племянника, пытаясь добудится того, почему-то ему даже в голову не пришло орать. Но попытки разбудить Поттера не принесли результатов, также как и Пет. Дурсль-старший недоумевал. Что происходит? Оставив подростка в покое, Вернон заметил изменения и в нем, еще более сильные и явные чем у супруги. За это время парень несколько вытянулся, еще больше похудев, волосы отрасли аж до середины спины и став еще темнее, зато кожа посветлела, напоминая дорогой фарфор, а уши вытянулись и стали острыми. У Вернона создалось впечатление, что перед ним один из описанных в Толкиеновской книге эльфов. Дадли! А что с ним? Дурсль бросился в комнату сына и обнаружил то же, что и с остальными: глубокий сон и невозможность разбудить. Выяснив это, грузный мужчина начал искать изменения во внешности подростка. Диета начатая еще в прошлом году, все же дала результаты и вес Дадли пришел в соответствие с его ростом и возрастом, впрочем, и сам Вернон заметно сбавил в весе. Но теперь в фигуре сына мужчина не увидел даже намека на полноту. Вытянувшись, в отличие от Поттера Дадли не смотрелся худым, нет хорошо сложенным, мускулистым и наверняка высоким молодым человеком, волосы, став золотистыми, отрасли до плеч, черты лица стали тоньше, красивее. Дурсль-старший судорожно откинул волосы от ушей сына, почти человеческие, и облегченно посмотрел на лишь чуть заострившиеся органы слуха. Ничего не понимающий человек, еще раз попытался разбудить всех своих домашних, от потрясения включив Поттера в их число, и переживая за него также как и за сына, и жену. А когда ничего не вышло, спустился вниз и налил себе полный стакан виски…

Раэн не вмешивался в слияние, холоднокровно наблюдая за ним, старый эльф ощущал боль подопечного но не старался ее оттянуть на себя, это было чревато безумием. А с него хватит и одного безумца, во времена гонений на эльфов уже был прецедент, когда появился наследник Диранов, тогда Раэн помог ему перенести слияние, а в итоге появился, как там его потом окрестили? Темный Властелин? Горящий ненавистью ко всему живому, слава Звездам, что он не был единственным потомком обоих родов и сам Раэн еще не окончательно растерял возможность влиять на мир. В решающий момент эльф отдал свою силу и помог тому безымянному для Раэна героя, что бросил вызов Дирану, так и почил один из его наследников. Сейчас же все намного сложней, во-первых силы, старый эльф знал что их у него практически не было, только знания. Во-вторых, этот Диран, и впрямь последний, а это значит, что сам Раэн уйдет за грань через некоторое время после слияния и не сможет наблюдать за ребенком, на душе заскребли кошки беспокойства. Ребенок древних эльфов, первый за несколько тысяч лет, останется без присмотра, при этом насильно втянутый в бессмысленную и идиотскую, на взгляд эльфа войну. Свет и Тьма должны сосуществовать вместе, а не воевать, дурак вспомни, что сам это понял после нескольких сот жизни, причем уже после смерти тела, одернул сам себя Раэн. Но все равно война, явно искусственно спровоцированная, не пощадит своего героя, надо попробовать после слияния передать свои знания наследнику. Все решив для себя хранитель рода Fuine Isil продолжил наблюдать за слиянием, не вмешиваясь. Тело подростка изменилось довольно быстро, буквально за несколько минут, а вот процесс объединения души – примерно с час, два. Когда же прекратилось, мальчик все еще в шоке после такого уставился на предка, тот, посмотрев в глаза парню, четко и торжественно произнес:
-Дариэль Даниил Диран имя твое во веки веков, нарекаю тебя по праву крови, наследник.- Снова названный, засветился мягким светом, магия давала понять, что приняла новое имя для ее дитя. Видя непонимание со стороны теперь уже Дариэля, Раэн пояснил обычным голосом.- Имя это не просто набор звуков, с ним связана судьба, как у людей, так и у нелюдей. Первое твое имя отражает то что ты дар для нашего рода, да и одарен ты немало. Я не смог подобрать для тебя второе имя. Обычно ими бывают эльфийские имена, отражающее будущее и судьбу. Но я не смог вспомнить не одно подходящее тебе. А это имеет древнеиранские корни, и означает оно примерно: бог мой судья. Ты знаешь, что мы эльфы не имеем божеств, как люди, а чтим звезды – отражение наших душ и душ предков, наблюдающих за нами. Твое имя в нашей интерпретации можно перевести, как: моя душа и предки мои судьи. Знай малыш, что ты ни пред кем не должен отчитываться, никогда и впредь поступай так как велит твоя душа. Хотя она теперь не только светлая, она чиста.- Роэн замолчал на некоторое время, а потом усмехнулся разбивая торжественность момента. И подмигнув подростку предупредил - Только малыш не зазнавайся, до имени дорасти надо. –Потом сказал совершенно серьезно- Постарайся его не опозорить, наследник.
Дариэль кивнул и снова посмотрел в глаза наставника, тот уже хотел продолжить, но был прерван появлением, тех, кого не ожидал увидеть. Его потомки, все, начиная с сына окружили их. Из довольно большой толпы вышла рыжеволосая зеленоглазая женщина.
- Ты хорошо подобрал имя Наставник, спасибо, я же в свое время несколько ошиблась с выбором.
- Мама?- восклицание парня, наконец признавшем в темной эльфийке – Лили Поттер, заставило всех улыбнутся. Лили, точнее Лилиен, после смерти похоже объединившаяся Лили и Вивьен, тепло улыбнулась сыну и подойдя к нему крепко обняла. Тот же, толи от радости встречи, толи от перенапряжения слияния расплакался у нее на груди. Прижав мальчика еще сильнее, Лилиен попросила рассказать о его жизни, что он сделал, захлебываясь слезами. Остальные же отошли в сторонку, давая матери и сыну узнать друг друга, а сами занялись более важным делом: решали как достичь передачи знаний Раэна (все согласились что у него их больше всех) Дариэлю, чтоб получить хоть какие-то гарантии на его выживание в войне.
- Нет, нет и нет. Так ничего не выйдет, такая привязка уважаемый Илиад, не даст мальчику прочувствовать движения. Какая же магия или же фехтование без движений он не сможет ничего повторить, какой тогда смысл во всем этом мертвом грузе знаний?- горячилась Тарин, бедный Илиад, давно осознавший свою ошибку в выкладках, не мог вставить ни слова в пламенный монолог эльфийки.
Но тут все почувствовали сияние Света ворвавшиеся в разум Даниэля, где все и находились, и Тарин замолкнув на полуслове, посмотрела туда, где чувствовала Свет. Сам хозяин разума, уже успокоившийся и спокойно до этого разговаривающий с матерью, тоже повернул голову на сияние. Глаза его округлились, как и у всех присутствующих и новый вопль слился с материнским:
- Папа?!
- Джеймс?!
- Ну и трудно, было пробиться на вашу закрытую вечеринку, господа Fuine Isil. Ну, что олененок, здравствуй!- И только что появившийся Джеймс Поттер раскинул руки, ловя кинувшегося к нему сына.- Как ты вырос, сынок. А ты все такая же красивая моя милая!- Обнимая жену, обратился к остальным:- Мой Дом тоже хотел увидеть наследника Диранов, но пробиться через Пороги смерти смог только я, как ближайший родственник. У нас всех мало времени, скоро рассвет. А в заклинании должна быть и светлая привязка, чтоб оно удалось. Извини малыш, ты же понимаешь, что надо работать.- Джеймс дождался кивка Дариэля и углубился, как и Лилиен в обсуждение. Мальчик не прислушивался, все равно он почти не мог ничего понять, лишь наслаждался теплом от объятий обоих родителей, так и не отпустившим его, запоминая этот миг на всю свою жизнь.

- Итак, с магией и заклинаниями разобрались, а кто будет хранителем знаний?- Вопрос, на первый взгляд такой простой, повис в тишине. Никому не хотелось становиться медальоном на неизвестные тысячи лет.
- Не беспокойся Раэн, никто не ждет что это будешь ты, мы все понимаем, что груз жизни и так давит на тебя слишком сильно. Может мы с Джеймсом? – мягкий голос мамы, заставил Дариэля прислушаться к разговору. Тот которого прежде смерти звали Илиад покачал головой.
- Вы слишком молоды для этого. И слишком привязаны к сыну, иногда надо позволять оступится и упасть чтоб потом стать сильнее. Сможешь ли ты Лилиан позволить это сыну? Сможешь ли оставить без совета в трудной ситуации, если он должен будет догадаться сам, но будет умолять помочь?
- Нет вы правы, старший.- ответила Лили.
- И я не смогу. – признал единственный среди них Светлый.
- А вот я возможно смогу, вы позволите Раэн?- вопрос прозвучал сзади, все повернулись и отступили чтоб виден был говоривший. Дариэль внимательно посмотрел на возможного опекуна. Это был высокий, как и все здесь, эльф, имел необычные даже для их расы сиреневые глаза и темно-синие волосы, на лице у него была непонятная, но красивая татуировка. Посмотрев на него Раэн немного вздрогнул и не с того, ни с сего спросил:
- Ты смог меня простить?
- В том, что случилось, виноват не только ты. Я простил тебя, но и ты прости меня за слабость. Я был слишком слаб. А мальчику я не дам ни знаний, ни силы, к которой он не готов и постараюсь вырастить из него достойного Дирана, а не то, что получилось из меня. Ну так как?
Раэн внимательно посмотрел в глаза неназванного предка Дариэля, видно было, что они общаются. Через некоторое время Наставник кивнул и повернулся к последнему из рода.
- Это Аматирен Лераон Диран, твой предшественник в снятии проклятья, к сожалению в то время оно было слишком сильно, это свело его с ума. Но смерть вернула разум, если захочешь, он расскажет тебе о себе но потом. У вас будет время поговорить. Ты согласен с нашим выбором? Тогда начнем…

***
Аматирен с Quenya «amatire» , что значит надежда.
Лераон с Quenya «lera» , что значит свободный.

Метки:  

 Страницы: [1]