-Я - фотограф

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Малютка_Инни

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 21.03.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 35

Записи с меткой дети

(и еще 338919 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

бабочки грустное девочки дети друзья жизнь игра любовь мама ого песня статья стих умное ха-ха шныр
Комментарии (0)

Нерожденная

Дневник

Пятница, 16 Июля 2010 г. 19:15 + в цитатник
Стоит мне тихонько шевельнуть пальцами рук и ног или чуть-чуть приоткрыть веки, как вокруг сразу чувствуешь легкое движение,волнение чего-то теплого и водянистого. Нежное поскрипывание кресла-качалки и тихие мамины напевы убаюкивают, и от этого сразу невольно клонит в сон. Сегодня даже не хочется брыкаться.
Скорее всего, первые ощущения передались мне от мамы - от стука ее сердца и дыхания: ее бесконечного счастья. Как же я была рада принадлежать ей, быть ее крохотной частицей...
Но, увы, это блаженство продлилось не долго. Я прожила в ее уютной утробе всего шесть месяцев, когда в наш безмятежный мирок вторгся Эдди. Едва я услышала топот ботинок по дощатому полу, как почувствовала его бешеную злобу:
- Ах ты, шлюха! Какого черта ты не соврала,что этот спиногрыз не от меня?!
Мама резко выпрямляется, тем самым заставив меня принять неудобное сидячее положение. Ее голос полон горечи и обиды:
- Клянусь, милый, он самый что ни на есть твой! Ты единственный, с кем...
- Вранье! - рычит он и дает пощечину: нам! Мне тоже больно, и только тут до меня доходит, что Эдди –это и есть то самое удочерившее меня ничтожество, которому я совсем ни к чему.Но мамочка часто говорила, что он будет меня обожать, и я ей верила. Как я мечтала о мирной и покойной жизни. Вся беда в том, что она любила Эдди:наверное, потому, что в детстве ее саму часто бил отец. Но когда Эдди переехал к нам, все пошло прахом.
Да, конечно, он мог прикинуться«своим парнем», сводить нас в парк, купить мороженое, но стоило ему напиться,начинался кошмар: Эдди часами распинался, как ненавидел родителей, особенно мать, сбежавшую от отца. А, избив нас в очередной раз, всегда спрашивал:
- Детка, с тобой все о’кей?
Обычно мама кивала, и они вскоре мирились, но мое крошечное сердечко клокотало от ярости.
Когда ей бывало плохо, он за ней ухаживал, но я ни разу не чувствовала искренности в его заботах. Мама всегда говорила, что ей уже лучше, и улыбалась: лишь бы он поверил. Когда она поглаживала живот, я всем телом чувствовала ее улыбку. Как же я мечтала, чтобы она поскорее смогла взять меня на руки!

***

- Сегодня бэби пошевелился. Хочешь потрогать? – однажды ночью спросила его мама.
- А можно? – удивился Эдди.
Конечно, он не мог спросить моего согласия, а мне никак не хотелось его прикосновений, поэтому порой я брыкалась, но не часто, ибо маме от этого было больно.
- Этот пацан наверняка станет бейсболистом! – как-то хохотнул Эдди после одного из моих самых яростных пинков.
- Если это будет Она, -мечтательно улыбнулась мама, - пусть лучше родиться с книжкой.
- Никаких баб у меня в роду! – взревел он так, что я сжалась в комок. – Похоже, вы уже что-то задумали, чтобы не вызвать у меня подозрений. Уж я-то точно знаю, что у меня родится пацан!
Он влепил нам очередную пощечину, и я скорчилась, чувствуя мамину боль.
- Лучше, дрянь,признайся, с кем блудила до меня!
Мама зарыдала от отчаяния.
- Эдди, клянусь тебе! Я люблю только тебя. Ребеночек – твой!
- Твое счастье, если я в это поверю!
Он хлопнул дверью и пропал на несколько дней. Знаю, это скверно, но я мечтала, чтобы он упился до смерти и, наконец, исчез из нашей жизни. Нам с мамой вполне хватало друг друга.
Без Эдди она заводила мне свои любимые пластинки. «Это Моцарт», - говорила она и тихонько подпевала мелодии. В такие моменты мне хотелось родиться поскорее, почувствовать себя в ее объятиях...
Манеры Эдди с каждым днем пугали все больше. Мы с мамочкой молились, только бы он нас не трогал, но у меня то и дело возникали дурные предчувствия. Я пыталась втолковать ей, что он –очень опасное создание, но она лишь успокаивала меня, хотя порой, бывало,вспоминала о нем такое! Знай, что я слышу ее по-настоящему, молчала бы, как рыба.
У меня уже подходил к концу седьмой месяц. Всего еще каких-то два, и тогда мыс мамой сможем соединиться. Но я очень переживала за нее – Эдди вызывал у меня панический ужас.

***
- Тебе обязательно надо было так пялиться на этого типа? – буркнул Эдди, с треском захлопывая дверь после нашего возвращения с вечеринки.
- Этот «тип» - мой лечащий врач! И я ни разу на него не взглянула!
- Не надо пудрить мне мозги!
Он ударил ее, потом – еще раз. Я почувствовала такую злость, что сжала кулаки. И непременно бы заплакала,но мои слезные железы еще не сформировались.
Теперь Эдди избивал нас почти ежедневно, а я ненавидела его всё больше и больше. Оставаясь одна, мама больше не заводила свою любимую музыку, а лишь плакала. Как же мне приласкать её? Рассказать, как я ей сочувствую? Но, конечно, она не могла меня слышать и... осталась с ним. С типом, который не заслуживал права быть моим отцом. Я уже тогда знала, что мне придётся взять дело в свои руки.
Мне было восемь с половиной месяцев, когда он ударил нас по-настоящему сильно.
- Эдди, умоляю! Я же люблю тебя! И наша крошка тоже!
Мы обе прекрасно знали,что это не так, но она слишком боялась его, чтобы солгать! Он продолжал нас избивать.Я изо всех сил старалась прикрыть голову от града сыплющихся на нас ударов. А чтобы защитить маму, у меня было слишком мало силёнок!
Удары сыпались один за другим - я уже не могла дышать, и вдруг... Стук её сердца смолк, а я начала задыхаться.
Где-то вдали послышался крик: «О, Джейни, боже мой, Джейни!» Последнее, что я помню - вой сирены"скорой помощи" - и клятва самой себе, что выживу и заставлю его завсё заплатить.
Что было потом, точно не знаю - просто вновь услышала какие-то звуки и поняла, что не умерла. И увидела ослепительные белые огни.
Затянутые в резиновые перчатки руки схватили меня и оторвали от мамы: потом перерезали пуповину,соединявшую нас все эти месяцы.
- Приготовьте "апгар-пять",- торопливо произнёс чей-то голос.
-Думаю, нам удастся её спасти.В инкубатор её - срочно! Дайте кислород! Проверьте пульс!
Меня извлекли наружу, оторвали от мамы, и я увидела её на столе - неподвижной и бездыханной.
Нянечка покатила мою колыбельку мимо двух топтавшихся в коридоре мужчин: мне даже не понадобилось гадать,кто из них Эдди. Его выдавали нервная походка и виноватый вид, налитые кровью глаза,кустистые брови, корявый шнобель... Оставалось лишь надеяться, что я ничего не унаследовала из этих "красот". Моя ненависть к нему была так велика,что мне пришлось засунуть кулак в рот, чтобы не закричать.
Когда меня провозили мимо,человек в белом халате положил Эдди руку на плечо.
- Мне очень жаль, мистер Хатченс. Мы пытались её вытащить, но...
- О, Господи! Джейни! Нет!Я любил ее, клянусь Богом!
- Я вас понимаю, -сочувствующим тоном сказал врач. - Но она попала к нам слишком поздно. - Он промолчал. - Однако нам удалось спасти ребёнка. У вас чудесная девочка, очень крепкая малышка... Хотите на неё взглянуть?
У Эдди отвисла челюсть.
- Почему? Почему вы спасли ребёнка, а не Джейни?!
Он схватил доктора за воротник халата и бешено затряс.
- Прошу вас, мистер Хатченс...- Врач помотал головой, пытаясь перевести дыхание. - Мы экстренно сделали кесарево сечение. Я думал, вы будете...рады.
Эдди отпустил врача -точнее, оттолкнул так, что тот едва не врезался в стену.
- Да... рад... - хмуро буркнул он. - И теперь буду вынужден сам растить эту засранку!
- Мистер Хатченс, я понимаю ваше состояние, но уверен... - он поправил узел галстука. - Хотите увидеть вашу дочь?
- Да, конечно.
Эдди препроводили в детскую. Я догадывалась, какое зрелище являю во всех этих трубках, но для меня это было неважно, потому что я твёрдо намеревалась выжить - и заставить его заплатить за смерть моей мамы.
Он уставился на меня, разинув рот.
- Боже мой, как она похожа на...Джейни!
Когда он заглянул в мою колыбельку, я возненавидела его ещё сильнее. И тут отомстила ему: слабая и беспомощная после пережитого недавно, я собрала все свои силёнки в кулак и, глядя ему в глаза, беззвучно произнесла:
"Ты убил её. Я тебя ненавижу".
В его глазах мелькнул ужас, и я поняла, что он меня услышал. Я улыбнулась, замолотила ногами и сбросила пелёнку.
- Мне надо выпить! - прохрипел Эдди и поспешно вышел. Вернулся он лишь через несколько дней, когда я слегка окрепла.Я знала, что он собирается забрать меня в детский приют - мне туда не хотелось,но я ничего не могла поделать. Пыталась внушить нянькам, что это Эдди убил мою маму,но до них не доходило.
Но до меня-то доходило,да ещё как!

* * *

Когда он явился навестить меня в приюте, мне исполнилось пять месяцев. Дождавшись, пока он подойдёт к моей кровати я, с удовольствием чуя виски в его дыхании, нежно произнесла:
- Я собираюсь убить тебя,Эдди.
И вновь увидела те же остекленевшие глаза. Скорее всего, он был слишком пьян. Я улыбнулась нянечкам.
- Это ненормальный ребёнок! - едва слышно прошептал Эдди. - Она может говорить.
- О, мистер Хатченс! -нянечка постарше, которою я прозвала Грэнни, засмеялась и прищелкнула языком. -Нормальнее не бывает!
- Вы не поняли! Она только что со мной разговаривала!
Грэнни вновь рассмеялась.
- Ну что вы, мистер Хатченс! Все новоявленные родители находят в своих малышах какие-то особые способности. Уверяю, ваша малышка Джейн заговорит лишь через несколько месяцев.
- Какая ещё Джейн?! -взревел Эдди с таким видом, словно был готов наброситься на нянечку с кулаками.- Её зовут Дженнифер!
Грэнни, вздохнув, положила меня в колыбельную и открыла мою медицинскую карту.
- Вот: написано вашей рукой. - Она показала ему копию свидетельства о рождении.
Эдди побледнел. Я радостно загукала и улыбнулась. А Грэнни взяла меня вновь и, завернув в одеяльце,передала ему.
«Я собираюсь тебя убить, Эдди.Точь-в-точь, как ты убил маму».
Я посмотрела на него в упор и поняла, что он - и только он один - слышит, что я ему сказала.
- Господи боже! Мне нужно выпить.
-Осторожно, мистер Хатченс! - предупредила Грэнни. - Так вы её уроните! - Она замолчала, забирая меня у него - Вы уверены, что сумеете о ней позаботиться?!
Он робко взял меня на руки. А я, не мигая, смотрела на Эдди и думала, как же сильно его ненавижу.

* * *

Недели сменялись месяцами...
Эдди нанял няню, чтобы переложить на неё все заботы обо мне. Я была только рада, что он и близко ко мне не подходит, не пытается дотронуться...
Порой я улыбалась и хохотала,притворяясь любящей дочуркой, но стоило ему напиться, я, сосредоточившись, обращалась к нему по-другому: «Я собираюсь убить тебя, Эдди. Точь-в-точь, как ты убил мою маму».
Он бледнел, как мел а потом я делала шаг к нему, по памяти говорила маминым голосом.»Эдди, клянусь. Ребёнок твой. Я люблю тебя милый».
Он начинал дрожать, ронял стакан с виски, стрелой вылетал из комнаты и пропадал на несколько дней...
Постепенно Эдди позабыл о моих угрозах: наверное, решил, что это просто пьяный бред. Зато я помнила всё до мельчайших подробностей. И упорно ждала, пока не наступит мой час.
- Слушай, почему ты всегда с книжкой? - бывало спрашивал он, когда я подросла и научилась читать.
Я улыбалась, прекрасно зная, как это его бесит.
«Просто я люблю читать. Разве ты не помнишь, как наша мамочка не расставалась с книгами?»
Я легонько пожимала плечами, а он, нервно сопя, топал в ближайший бар. Мне ещё не хватало сил, но это время близилось. А, кроме того, я ещё не придумала - как.

* * *

Чем старше я становилась,тем больше походила на маму. Я отрастила такие же, как у неё, длинные волосы. Эдди помалкивал, но я-то отлично знала, как на него действует подобное сходство.
В тот день, когда мне исполнилось 16, в глубине гардероба я наткнулась на узел со старой одеждой. Я знала, что она принадлежала маме. Большинство подростков устраивают на 16-летие вечеринки:но не те, чьи отцы убивают их матерей.
Мне не понадобилось много времени, чтобы отыскать платье "в цветочек", бывшее на маме в день её смерти. Разумеется, оно оказалось великовато мне, поскольку тогда она была беременна мною.
Зная, что Эдди вернётся, я поставила на проигрыватель старую пластинку Моцарта и, усевшись в мамино кресло-качалку, принялась ждать.
Сгустились сумерки, но я продолжала сидеть.
Его топот послышался в коридоре после полуночи, и когда дверь спальни распахнулась настежь, я встретила его, медленно покачиваясь в мамином кресле.
- Эй...Где, чёрт возьми, ты откопала эту пластинку?
Эдди был пьян - точь-в-точь,как тогда. Я промолчала, а затем, впустив в себя душу матери, встала - так, чтобы он, подойдя поближе, увидел мой силуэт на фоне лунного света.
- Эдди, я люблю тебя, Эдди...
Убедившись, что он слышит её голос и видит её лицо, я, дождавшись перекошенной от ужаса гримасы, медленно шагнула к нему:
- Эдди, ну почему ты был так жесток со мной? Зачем понадобилось меня убивать? Ведь я же так любила тебя, Эдди...
С каждым моим шагом он пятился от меня, раскачиваясь, совсем пьяный. По-моему, он даже не осознавал, насколько близко находился к окну. Мелкая дрожь на его бледной физиономии стоила каждой секунды, проведённой на одной земле с этой мразью! Он вновь шагнул назад: и с воплем вывалился в окно... которое я заботливо оставила для него открытым.
Я медленно облокотилась на карниз и с улыбкой взглянула на распластанные пятью этажами ниже останки того, кто по воле судьбы оказался моим отцом.
Полицейские и врачи, приехавшие по моему вызову, старались вести себя как можно деликатнее. О том, какой Эдди выпивоха, знал весь город, и никто ничего не заподозрил.
- Мисс Хатченс, я напишу,что это был несчастный случай, - сказал врач.
Я посмотрела на него и вспомнила, что именно он помог мне появиться на свет.
- Спасибо, доктор. - Я помолчала, чтобы мои слова дошли до него. - Вы знаете, после смерти матери он сильно изменился.
Доктор, прекрасно знавший Эдди и раньше, повернулся ко мне, удивлённо вскинув брови, и я едва удержалась от смеха.

(с) Сирита Стивенс.
Рубрики:  Литература/Рассказы

Метки:  

 Страницы: [1]