-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Agapa_is_Love

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) pravoslavie

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 03.01.2010
Записей:
Комментариев:
Написано: 141

гнев

Дневник

Среда, 07 Апреля 2010 г. 11:37 + в цитатник
Гнев имеет много разновидностей. Это змей, который порождает детенышей, более ядовитых и опасных, чем он. Эти змееныши: ярость, ненависть, зависть, ревность, злопамятство, которые делают несчастным как самого человека, так и его близких.

Гнев легко сочетается с другими страстями и тогда появляется целый спектр цветов и оттенков, как при преломлении луча через кристалл.

Сочетание гнева со скупостью порождает ненависть к нищим. Скупец смотрит на них как на агрессоров, которые покушаются на его имущество и благополучие. Он называет их бездельниками, лицемерами, обманщиками, тунеядцами, паразитами общества, пиявками, присосавшимся к телу честных тружеников и пьющим их кровь. В душе он готов, чтобы всех нищих сослали бы на какой нибудь необитаемый остров, или перестреляли бы как бродячих собак, из-за которых люди боятся ходить по улице. Когда он слышит о воровстве и грабежах, то первая мысль – что его могут обокрасть и лишить денег, и он заранее переживает возможную пропажу, как жрец, у которого воры похитили идолов из капища. Он возмущается, почему законы снисходительны к ворам и думает: как было бы хорошо, если у нас, как в некоторых мусульманских странах, рубили бы руки и резали уши, а разбойников, как в старой Англии, сжигали бы живьем. В незнакомом человеке, который случайно остановился у ворот, он, подозревает злоумышленника.

Гнев, соединенный с печалью, порождает раздражительность, досаду, ропот и хроническое недовольство всем и всеми.

Гнев, соединенный с унынием, порождает ненависть и презрение к самой жизни, протест против промысла Божьего, хулу на Бога, и нередко агрессивный атеизм. Такое состояние является предвестником отчаяния и бывает одной из причин самоубийства.

Гнев, соединенный с тщеславием, порождает зависть, злопамятство и мстительность. Для такого человека враг уже тот, кто в чем-то превзошел или опередил его. Он готов употребить против своего «соперника» самые низкие средства: язвительные насмешки, сплетни, клевету и донос.

Гнев, соединенный с гордыней порождает ненависть к человечеству, фанатизм и беспощадность. Эти две страсти звучат в пафосе трибунов революций. Когда такие люди захватывают власть, то они становятся перманентными убийцами и маниакальными некроманами, особенно, если к этому еще прибавляется параноический страх за содеянные преступления. По преданию, таким страхом был обуреваем Каин после убийства Авеля. Он дрожал как лист и постоянно переходил с места на место, словно преследуемый невидимыми мстителями, как призраком убитого брата: то он прятался за стенами построенного им города, то блуждал в горах и скрывался в чащах лесов, пока не был убит случайной стрелой Ламеха, принявшего его за зверя.

Римский император Калигула – садист и параноик на троне римских цезарей – говорил, что жалеет о том, что у человечества нет единой шеи, чтобы отрубить ему голову одним ударом меча.

Ярость представляет собой высший накал гнева. Ярый означает «огненный». В состояние ярости у человека проявляется демонический импульс разрушения, более страшный, чем инстинкт зверя, почувствовавшего кровь. В этом состоянии он не жалеет ни своей, ни чужой жизни. Александр Македонский, названный Великим, за свою жизнь не проиграл ни одной битвы, но часто терпел поражения от собственного гнева. Однажды, в состоянии внезапной ярости, он убил своего лучшего друга, с которым был неразлучен как Ахилл с Патроклом, а затем сам ужаснулся своему поступку и горько оплакивал убитого.

Из других порождений гнева упомянем следующие страсти:

Злопамятство – окаменевший гнев; он таится в глубинах сердца и в любое время может вспыхнуть, как тлеющие под пеплом угли, если на них бросить хворост.

Мстительность – постоянное желание причинить зло своему обидчику. Подверженный этой страсти похож на ночного убийцу, который, спрятав нож в складках одежды, выслеживает жертву. Если в состоянии ярости человек бросается на врага, не таясь и не прячась, а лицом к лицу, то мститель обычно наносит удар в спину.

Зависть – это скорбь о чужой радости и радость о чужой скорби.

Ревность – следствие безумной привязанности к человеку и страх потерять предмет своей страстной любви. Это змея, живущая в сердце и постоянно кусающая его. Для ревнивого смерть лучше потери своего кумира.

Есть еще один вид гнева – холодное равнодушие, это огонь, превратившийся в лед. Христианам заповедано забывать обиды, а в этом случае человек старается забыть не обиду, а обидчика, изгнать его из своего сердца, вычеркнуть имя его из памяти. Это безразличие похоже на холод клинка, а не на христианское прощение, когда враг становится другом; оно скорее напоминает буддийское равнодушие и презрение стоиков, для которых мстить это унизить себя: мудрецу сравняться с невеждой, аристократу духа – с вонючим плебеем.

К греху гнева принадлежит также жестокое отношение к животным: желание мучить и причинять боль беззащитным существам. Например, ребенок отрывает голову у куклы, затем мучает кошку, бросает камнями в собаку, отрывает крылья у бабочек. Он начинает испытывать наслаждения, причиняя боль другим. Из таких людей часто вырастают маньяки и садисты, которые не только убивают, но подвергают пыткам свои жертвы.

Иногда жестокость и глухая ненависть к людям могут сочетаться, как ни странно, с сентиментальностью. Некоторые нацистские палачи, которые заживо сжигали людей в газовых камерах, возвращаясь домой после своей страшной работы, развлекались, играя на скрипке, и нежно ласкали своих детей.

Но, к сожалению, сочетание сентиментальности и жестокости характерно не только для этих профессиональных убийц. Всмотритесь в портрет Александра Блока. Его взгляд, отрешенный от мира, устремлен куда-то вдаль. В нем отражена не лазурь неба, о котором он так проникновенно писал, а метафизическая пустота. На его лице как неизгладимая печать – жестокая складка губ. Тогда начинаешь понимать, откуда обаяние его демонической лирики. Это странное сочетание: потухшие глаза умирающего голубя и губы Мефистофеля.

Возьмите портрет Брюсова, написанный Врубелем. Кажется, что темное пламя вырывается из груди и сочится из глаз этого князя декадентов, как бы обнажая даже и не звериную, а зверскую глубину или, точнее, изнанку его души.
Корифеи русской поэзии 20-го века: Брюсов, Блок, Андрей Белый, приветствовали революцию не только потому, что страшились расправы и чтобы выжить стали на колени перед победителем, но еще потому, что багряный отсвет революции уже давно горел в их душе, как искры ада. В революции они нашли свое, хотя «свое» оказалось веревкой виселицы. Блок открыто радовался кровавой оргии революции и призывал узурпаторов власти разрушать церкви и монастыри. Брюсов сочинял реквиемы на смерть Ленина, похожие на Интернационал. Пастернак написал поэму о лейтенанте Шмидте – офицере, изменившем своей присяге, а затем, в течение нескольких лет составлял «Лениниаду» (будучи полиглотом, по поручению советского правительства он выписывал из иностранной прессы все, что касалось Ленина). Сологуб – модный лирический поэт предреволюционных годов, в анонимном стихотворении призывал народ водрузить три виселицы: на одной повесить царя, а на других – царевен. Чем не образ екатеринбургской Голгофы? (Андрей Белый в своих воспоминаниях свидетельствует, что эта мерзкая анонимка принадлежала Сологубу).

Как бороться со страстью гнева? Прежде всего, молчанием. Если гнев подступил к твоему горлу, то останови его, запри как пойманного скорпиона в банке, не вступай в это время в разговор, хотя бы это было так трудно, как не вскрикнуть при ожоге. В страстном состоянии нельзя ни сказать, ни сделать ничего доброго, кроме одного: успокоить самого себя.

взято с официального сайта архм. Рафаила (Карелина) http://karelin-r.ru/index.html

Метки:  

 Страницы: [1]