-Метки

1 канал 1 сентября 8 марта twitter аврора александра костенюк андрей малахов анна шангина аудиокнгига аудиокнига бог будущее буквоед василий попик взрослые волк вор встреча выборы грубость двенадцать прикосновений к горизонту день рождения дети детский дом друг женщина живые сердца жизнь звезда инвалиды интервью кино книга книги компьютер константин зуев кот криминал литература любовь мама милосердие михаил прохоров михаил самарский миша самарский москва на качелях между холмами навальный образование одноклассники оксана пушкина петербург питер победа повесть помощь посёлок митино почта праздник презентация президент пусть говорят радуга для друга реклама родина родители рок роман россия русский язык русь сайт самара санкт-петербург селигер слепые слепые люди собака собаки сталин старики стихи тверская область твц теракт трисон ученик учитель учителя формула добра фото хамство ходорковский чиновники читатели чтение шахматы школа школа 1239 эксмо

 -Я - фотограф

Спасите! Помогите! Люди и звери. Часть 2.

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Миша_Самарский

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 07.12.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 589

Комментарии (0)

С днём рождения, товарищ Сталин! (рассказ)

Дневник

Среда, 22 Декабря 2010 г. 21:10 + в цитатник
21 декабря – день рождения Сталина. В тот день я не пошёл в школу. Нет-нет, не подумайте, что остался дома праздновать день варенья великого кормчего – просто так сложились семейные обстоятельства. В подробности вдаваться не стану, поскольку это совсем другая история. А вот о новом знакомстве расскажу. Вернее, не такое уж оно и новое, потому что бабу Глашу я знаю давно - она живёт на нашей улице. Но говорить с ней никогда не приходилось.

Глупость я спорол в тот день несусветную. Ожидаю электричку, брожу по платформе туда-сюда, пинаю снежные комья, слепил пару снежков, запустил в нахохлившихся воробьёв, отправил СМС-ку другу, что, мол, скоро буду. И вдруг смотрю, баба Глаша шкандыляет. Я спустился по лестнице, чтобы помочь ей подняться на перрон. Привык, что в основном пожилые люди к Сталину и советской власти относятся с почитанием, ну и ляпнул:

- С праздником, бабушка Глаша!

Остановилась старушка, прищурилась, кашлянула в кулак и подозрительно спрашивает:

- Что ещё за праздник?
- Ну как же, - улыбнулся я, - сегодня день рождения Сталина. По телевизору показывали, что в Москве целое шествие, цветы несут…
- Тебя как зовут? – перебила женщина.
- Миша, - говорю, - Миров Миша, я на вашей улице живу.
- Лили Степановны внук, что ль?
- Ага, - радостно закивал я.
- Это она тебя научила?
- Чему? – вздёрнул я брови. – Что вы имеете…
- «Чему-чему», - снова перебила меня баба Глаша, - а тому, чтобы день этот праздником называть.
- Да нет, - смутился я, - думал… думал, что…
- «Думал», - усмехнулась старушка. – Была бы помоложе, как врезала бы сейчас по башке, был бы тебе праздник. – Она отстранила мою руку и зло добавила: - Отойди от меня, и чем дальше, тем лучше.

По правде говоря, я такого оборота не ожидал. Да что там не ожидал, даже представить не мог, что так расстрою бабу Глашу.

- Бабушка, извините меня, - поспешил я исправиться, - не подумав, ляпнул. Простите, пожалуйста. Не обижайтесь, я не знал…
- Вы ещё много чего не знаете, - буркнула старушка и бодро, по-молодецки, поднялась по лестнице.

Постоял я немного в одиночестве и, решив всё-таки сделать ещё одну попытку примирения, подошёл к суровой соседке.

- Бабушка, - стараясь как можно ласковее, обратился я, - честное слово, я не хотел вас обидеть. Простите меня. Никто меня не учил, смотрю все стар… взрослые люди…
- Да говори прямо, - махнула рукой баба Глаша, передразнивая меня: - «врослые». Взрослые – твои мать с отцом, а мы уже давно старые. Нет, Мишка, не все старики с ума выжили, хотя кой-кто его, ума, так и не нажил.

Тем временем подошёл электропоезд, народу было мало, вместе с бабой Глашей мы прошли в вагон. Я не решился сесть рядом с ней, но она сама позвала меня:

- Чего убёг? Иди сюда, - помахала баба Глаша.

Я уселся напротив соседки и, вдруг посмотрев ей в глаза, вздрогнул. Если честно, даже испугался. Баба Глаша плакала. Вы, наверное, скажете: смотри, какой пугливый нашёлся! Дескать, плачущих старушек, что ли, никогда не видел? Видел! Много раз видел. Лилия Степановна, бабуля моя, – любительница всплакнуть, особенно когда сериалы свои нескончаемые смотрит. Но тут в вагоне случилось совсем другое – баба Глаша плакала (голову наотрез даю!), а глаза её были сухими. Плакала старушка, а слёз-то и не было. Тут любой испугается. Я сидел молча. Что говорить в таких случаях? Лучше помолчать. Баба Глаша заговорила первой.

- Отца моего расстреляли перед войной. Я была ещё совсем маленькой. Нас с матерью и ещё двумя моими сёстрами сначала увезли куда-то в Туркмению, но потом неожиданно разрешили вернуться в Подмосковье. Мама говорила, что скоро и отец наш вернётся – мы тогда ещё не знали, что его уже нет в живых. Потом была война. Арестовали моего дядьку, который нам помогал с продуктами. Не знаю, как мы выжили, но Победу встретили с надеждой, думали, новая жизнь теперь начнётся. Началась, - баба Глаша вынула из кармана носовой платок и громко высморкалась, - новая жизнь началась: нас снова переселили, но теперь в Ростовскую область. Мама работала на фабрике, как она говорила, валяла валенки. Мы её сутками не видели. Старшая сестра умерла - ночью захлебнулась кровью. Средняя умерла чуть позже, когда мама была в тюрьме. Посадили её за то, что она самовольно перешла работать с фабрики на элеватор, хотела как-то уберечь нас от голодной смерти. Мама вышла из тюрьмы другим человеком. Я её не узнала. Вскоре и она умерла. В общем, к двадцати годам горюшка я хлебнула столько, что на три жизни хватит. В середине пятидесятых я вышла замуж. Родила первого сыночка, назвала Ваней, в честь отца. Хороший был мальчишка, кудрявый и светловолосый. Глаза голубые-голубые… Муж мой родом из Новочеркасска, жили у него в частном доме. В 1960-ом году родился второй сынок. К тому времени нас уже никто не тревожил, имею в виду из властей. Как-то посвободнее стало. Не знаю, как такое случилось, но Ванюшку моего убили в 1962-ом году…

- Кто? – я закрыл рот рукой, чтобы не вскрикнуть. – Как убили? Ребёнка?
- Демонстрация была, рабочие возмутились. Зарплату урезали. Цены выросли, в общем, люди испугались голода. Я на работе была, отец… - баба Глаша тяжело вздохнула и смахнула невидимую слезу, - там был на митинге. А пацаны позалезли на деревья… Словом, подстрелили моего кудрявенького, как воробышка. Остались мы со Стёпкой вдвоём…
- А папа? То есть ваш муж?
- Папу посадили, там в тюрьме и умер. Больше я его не видела. И даже могилы не знаю.

Какое-то время мы ехали молча. Но я не выдержал и спросил:

- Ну, а Степан, ваш младший сын с вами живёт.
- Степана расстреляли уже при Андропове.

Господи, да что ж это такое!

- За что? Что случилось? – шёпотом спросил я, словно боясь собственного голоса.
- Изнасиловал девчонку, ограбил и убил - так было написано в приговоре.
- Написано в приговоре? А сам что? Он признал себя виновным? – спросил я, надеясь, что это была неправда.
- Да, признал. Сам… у них там во всём признаешься…
- Так вы не верите?
- Кому?
- Ну… в это… в то, что он это сделал.
- Те, кто его посадил, и сами-то в это не верили, но им нужен был виновный, и они его нашли.
- Да как же так? – я едва не вскрикнул и повторил: – Как же так? Невиновного человека…
- Ой, Мишка, - старушка вздохнула и, пошарив в кармане, вынула пачку «Примы». – Ты посиди, я пойду в тамбур, покурю.
- Можно я с вами? – спросил я.
- Не надо, зачем тебе эту гадость глотать, да и место постереги…

Баба Глаша вернулась минут через пять и протянула мне листок бумаги:

- На, прочитай.

Я впился глазами в документ. Внизу красовалась круглая синяя печать с гербом. Не могу процитировать дословно, но выражение «реабилитировать посмертно» запомнилось мне навсегда.

Мы подъехали к конечной остановке. Пассажиры заторопились на выход. Старушка тоже встала.

- То есть, - протягивая листок бабе Глаше, - власти признали, что ваш сын…
- Да, Миша, да. Случайно поймали настоящего убийцу. Но Стёпка мой об этом никогда уже не узнает. На месяц бы раньше задержали насильника, и сынок мой был бы жив. А ты говоришь: Сталин, праздник, советская власть.

Вечером, вернувшись домой, в новостях, я увидел, какая-то старушка упала на колени перед бюстом Сталина на Красной площади и принялась отдавать ему поклоны, а рядом стояли люди с красными цветами.



Автор фото: Виталий Рагулин.

Метки:  

 Страницы: [1]