-Видео

С Рождеством!
Смотрели: 15 (2)

 -ТоррНАДО - торрент-трекер для блогов

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Светлана_Кильченко

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 04.12.2009
Записей: 160
Комментариев: 254
Написано: 1343


О житие святых(иконы)

Суббота, 17 Октября 2015 г. 12:24 + в цитатник
Ирина Македонская - раннехристианская святая, почитаемая в лике великомучеников, одна из самых почитаемых святых в христианской традиции. Святая Ирина жила в I веке и была дочерью язычника Ликиния, правителя города Магеддона в Македонии, поэтому святую Ирину стали называть Македонской. До крещения носила имя Пенелопа. Однажды к ней явился Иисус, подарив перстень, обручил ее себе и завещал оставаться девой. Через день к ней явились Ангел Господень, архангел Гавриил и апостолы Павел и Тимофей. Приняв крещение от Ангела, он нарек ее на имя Ирина, которое значит "мир". Когда через 7 дней к ней пришел отец и заговорил о браке, она ответила ему, что стала невестой Христа, только Христа любит и другого жениха не желает. Мать Ирины, тайная христианка, радовалась обращению дочери в христианство. Отец же, услышав такое из уст дочери, сильно разгневавшись, приказал отдать ее под копыта лошадей. Но лошади не тронули Ирину, а один из них насмерть затоптал Ликиния, который был воскрешен по молитве дочери и сам принял христианство. С тех пор Ирина проповедовала христианство среди язычников, за всю жизнь она обратила более 10 тысяч человек. Правители подвергали её мучениям, но Бог сохранил её невредимой. По приказу нового правителя Седекия, святую бросили на десять дней в ров, наполненный змеями. Но Ангел Господень сохранил ее невредимой. Тогда Седекия повелел распилить Ирину пилой, но пилы ломались одна за другой. Наконец, четвертая пила обагрила тело мученицы. Седекия со смехом сказал: "Где же твой Бог?" Внезапно поднялся вихрь, блеснула ослепительная молния, поразившая многих мучителей. Но разозленный Седекия продолжал пытки. Во время погружения ее в воду внезапно засиял свет, и несколько ангелов с короной в руке опустились с Неба. Святая вышла из воды совершенно здоровой, без следов истязаний. Пораженный чудом, народ стал прославлять истинного Бога и выгнал тирана из города. Вновь вытерпев все муки, Ирина со своими учениками и старцем Апелианом удалилась в пещеру, приказала ученикам завалить вход и не входить в пещеру раньше четвертого дня. Когда на четвертый день ученики отвалили камень от входа и вошли в пещеру, то нашли гробницу пустой. Так преставилась святая великомученица Ирина. Ирина стала первой в христианстве женщиной, почитаемой в лике великомучеников.


Екатерина Александрийская - христианская святая, почитаемая в лике великомучеников. Екатерина была дочерью правителя Александрии Египетской Конста во время правления императора Максимина Дазы. Великомученице Екатерине выпало время жить в III столетии - во время страшнейших гонений на христиан. Живя в столице - центре эллинской учености, Екатерина, обладавшая редкой красотой и умом, получила блестящее образование, изучив произведения лучших античных философов и ученых. Юноши из самых именитых семейств империи искали руки прекрасной Екатерины, но ни один из них не стал ее избранником. Она объявила родителям, что согласна выйти замуж лишь за того, кто превзойдет ее в знатности, богатстве, красоте и мудрости. Мать Екатерины, тайная христианка, делала все, чтобы дочь приняла христианство. Приняв крещение, святая Екатерина стала благочестивой христианкой. Позже Екатерина Александрийская приняла мученическую смерть. При допросе Екатерина публично заявила о своей вере в Иисуса Христа и обвинила императора в язычестве. Приглашенные императором мудрецы со всей империи пытались переубедить её, но святая Екатерина сама обратила их в христианство вместе с несколькими членами императорской семьи и представителями римской аристократии. Под угрозой колесования ей предложили отречься от христианской веры и принести жертву богам. Святая непреклонно исповедала Христа и сама подошла к колесам, но Ангел сокрушил орудия казни, и они разлетелись на куски, перебив многих язычников. Император вновь попытался прельстить святую мученицу, предложив ей супружество, и вновь получил отказ. Святая Екатерина твердо исповедовала веру в Христа и с молитвой к нему сама положила голову на плаху под меч палача. Ее тело было перенесено ангелами в монастырь, на гору Синай.


Татиана Римская - христианская святая, почитаемая в лике великомучеников. Татиана родилась в Риме в богатой и знатной семье (отец трижды был консулом). Её родители были христианами и воспитывали свою дочь в благочестии. Достигнув совершеннолетия, Татиана решила не выходить замуж, а принять обет целомудрия. Во время гонений на христиан при императоре Александре Севере(III век) Татиана была схвачена и приведена в храм Аполлона, где её пытались заставить поклониться статуе этого языческого бога. По преданию, Татиана вознесла молитву Иисусу Христу, и произошедшее землетрясение разрушило статую Аполлона и обрушило часть храма, под которой погибло много людей. После этого Татиану подвергли пыткам, но они не сломали ее дух. Судьи, решив, что Татиана занимается волхвованием с помощью своих волос, остригли их и заперли её на два дня в храме Зевса. На третий день жрецы, придя в храм, чтобы принести жертву Зевсу, обнаружили его статую разбитой, а Татиану живой. После этого ей был вынесен смертный приговор и она вместе со своим отцом была усечена мечом (проще говоря, им отрубили головы). Мученическая смерть Татианы произошла 12 января 226 года. Святая Татьяна, как мученица христианства, почитается и в Православной, и в Католической церквях, однако широко её почитание распространилось только среди восточных христиан.


Вера, Надежда, Любовь и София Римские - христианские святые, почитаемые в лике мучеников. Эти святые мученицы жили во II веке в правление императора Адриана (117–138). Они происходили из богатой и знатной семьи. Мать трех дочерей София, имя которой означает «премудрость», воспитала чад в вере, надежде и любви к Богу. Однажды, они были задержаны солдатами императора, до которого дошла молва о том, что они христианки. Император был поражен твердостью веры столь юных дев и приказал приводить их к себе по отдельности, думая, что так они не будут подражать друг другу и не дерзнут дать ему отпор.
Первой предстала перед тираном двенадцатилетняя Вера. Она уверенно отвечала на льстивые речи Адриана, осудив его нечестие и злые замыслы против христиан. Разгневанный император приказал раздеть девушку и нещадно бичевать. Затем ей отрезали сосцы, и из ран вместо крови потекло молоко. Потом ее положили на раскаленное железо, но мать молилась вместе с дочерью - и железо не обожгло Веру. Будучи брошенной в котел с кипящей смолой, Вера громко молилась Господу и осталась невредимой. Тогда Адриан приказал отрубить ей голову.
Затем император приказал позвать Надежду, которой было десять лет. Она была столь же тверда в исповедании Христа истинным Богом, как и ее сестра. Ее бичевали, затем бросили в горящую печь, но она громко молилась Всевышнему - и огонь не обжог ее тело.
Тогда Надежде отрубили голову.
Адриан, сильно разгневавшись, призвал Любовь, которой было всего девять лет. Но и это дитя обнаружило такое же мужество, как сестры. Ее подвесили на дыбе и растянули так сильно, что начали ломаться суставы ног и рук. Затем девочку бросили в пылающую печь, но она так же как сестры громко молилась Богу и осталась невредимой. Тогда святой Любови отрубили голову.
Их мать радовалась духом, видя столь славные подвиги дочерей, достигших небесных обителей, но ее человеческое сердце было столь измождено страданием, что через несколько дней святая София отошла ко Господу на могиле своих чад.


Марина Антиохийская - христианская святая, почитаемая в лике мучеников. Святая мученица Марина(IV век) - дочь языческого жреца, родилась в Антиохии. Лишившись без матери, была воспитана православной кормилицей. Отец, узнав, что его дочь стала христианкой, отказался от нее. Во времена гонений на христиан от императора Диоклетиана была схвачена и брошена в темницу. Святая Марина отказалась от предложенного правителем Олимвием брака и была предана жестоким истязаниям: трезубцами строгали ее тело, опаляли огнем, подвергали утоплению. По его приказу тогда погибло 15 тысяч христиан, а святая Марина была обезглавлена. Тогда ей было всего 15 лет.



1.
Вознесение СЃРІ. Р<br/><br/>19.<br/><img src=/img1.liveinternet.ru/images/attach/c/8/125/657/125657923_RRSSSR_RRSR_RRRRRRR_RSRRRS_RRSRyoS.jpg" width="319" height="450" alt="Святые Вера Надежда Любовь София (319x450, 98Kb)" />

20.
Св. Муч. Вера Надежда Любовь София (300x459, 83Kb)

21.
Мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София (1) (321x700, 189Kb)

22.
Vera-Nadezhda-Liubov-Sophia (400x477, 94Kb)

23.
Мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София (8) (466x700, 306Kb)

24.
Мученицы Вера, Надежда, Любовь и матерь их София (2) (581x700, 242Kb)

25.
St.Marina_the_Martyr_holding_a_devil (480x700, 258Kb)

16.03.2013.

Суббота, 16 Марта 2013 г. 12:43 + в цитатник
Майна на миг остановилась, услышав этот дикий крик, и пошатнулась, внутри что-то дернулось, оборвалось и болезненно покатилось вниз по телу: «Дракулы больше нет!- поняла она, и подняла голову вверх.- «Дрянь,- с ненавистью подумала она,- я так и знала, что ты не сможешь! Не сможешь пожертвовать собой ради него!- перед взором всё расплылось и затуманилось от внезапно набежавших на глаза слёз.- Вот он был твой выбор, любимый, думал, что она тебя любит, а ты был для неё никем!- Майна сделала несколько пошатывающихся шагов, и словно обессилев, прислонилась к стене.- Боже мой, я убила его!- сердце болезненно защемило.- Но это, же я одна во всём виновата!- женщина прижалась лбом к холодному прозрачному, как ледовая глыба валуну. Боль и горькое чувство вины, поднялось с глубины её души. Её руки сжались в кулаки, сделав глубокий вздох, и зажмурив глаза до боли в глазницах Майна тяжело застонала. Но душевные муки совести недолго её мучили, через пару минут, она распахнула глаза и улыбнулась, так улыбнулась, что от этой улыбки могло бы остановиться чьё-то сердце.
- Ну и чёрт с тобой, полудохлый слабодушный вампир, не смог сберечь своих чувств, разменявшийся на дешёвых людишек и променявший любовь, что мы хранили долгие годы, на мимолётную страсть к девчонке! Отступивший от своих идей! Туда тебе и дорога! И пусть та кровь, что ты отдал мне по доброй воле, оживит чудовище, а оно уничтожит, все, что тебе было так дорого!- с этими мыслями Майна Ван-Хелсинг оттолкнулась от стены и пошла дальше, вдоль прозрачных переливающихся камней к огромной зале с высоким каменным колодцем. В этот миг жестокая колдунья, как никогда хорошо знала, что и как нужно было делать дальше, теперь у неё было всё – всё, что нужно для своей чёрной победы!
- Всё в порядке?- встревожено спросила Лаура, подходя к ней, когда она вошла в залу и неторопясь подошла к колодцу.
- А, что может быть иначе?- криво улыбнулась она, смотря перед собой пустым взглядом.- Или ты сомневалась, что я смогу?- она медленно переместила свой долгий взгляд на подругу, которой при виде её окровавленного лица и безумного выражения глаз, вдруг стало страшно.
- Нет, не сомневалась,- пожала плечами та.
- Ты достала то, что я велела?- спросила Майна. Вновь опуская глаза в чёрную бездну колодца.
- Да, Майна,- кивнула Лаура,- всё, как ты приказывала.- Десять литров крови, перемешанной с животной и людской…
- А теперь у нас есть ещё и кровь древнейшего вампира…, - её зрачки сузились.- Где эта кровь?
- Вот,- пожала плечами Витез и взмахом руки показала на стоящий на противоположном конце небольшой каменный постамент, на нём стояло что-то, круглое, вроде большой чаши, накрытой сверху большой шёлковой накидкой ярко-красного цвета. Майна оттолкнулась от места, где стояла и подошла к постаменту. Сдёрнув с блюда, покрывало, небрежно бросив его на пол, и с неудержимым удовольствием на лице погрузила руки по локти в кранную тягучую жидкость которым это блюдо наполнено. Подержав несколько минут руки в уже остывшей крови Майна закрыла глаза и стала что-то шептать, на старинном давно забытом наречии, что было доступно лишь верховным жреца служащим при сраме короля Блаха, самого древнего храма, где испокон веков поклонялись темным силам. Этот язык и эти заклятья были давно стёрты с людской памяти, и только Майна смогла, двадцать лет назад их постичь. Именно этому её научил молодой чернокнижник по имени Сет, с которым она встретилась одном из заброшенных лондонских кладбищей, на которых она так любила бывать с самого детства. Именно там, в одном из старых склепов они и нашли эту книгу непонятно кем и когда оставленную. В той книге, что носила название «Служение тёмным силам», и была инструкция по оживлению всяких демонов. Сет стал её учителем наставником, а также первым мужчиной, ей было немного жаль, что он погиб при первой попытке оживить Торктильду. До сих пор Майна, как сейчас помнила его белоснежные кудри и нежно-голубые глаза. К тому же он умел ещё кое-что: мастерски менять свою внешность, одной лишь силой мысли. Так, что для неё до сих пор было загадкой, настоящим ли был тот облик, в котором он к ней приходил или всего лишь обманная оболочка, да вообще-то это было ей совсем неважно. Он научил её всему, что она хотела, а больше ей от него ничего не нужно было. Отдельным подарком стала для неё её беременность от него….
Медленно вытащив, руки, Майна подняла их над колодцем, кровь тоненькими багровыми струйками стекала сквозь пальцы, капала в чёрную дыру….
- Подай кинжал,- приказала она, Лаура тут же послушалась, и подала Майне, небольшой серебряный кинжал, с искусно вырезанными древними фигурами и символами на рукоятке. Продолжая шептать заклинания, Майна сжала кинжал в одной руке, и провела по венам второй. Крепко сжав губы, она держала руку, с которой стекала алая кровь над блюдом со страшной жидкостью, пока у неё не потемнело в глазах.- Вот и всё Алукард, - зло процедила она, держась обеими руками за край блюда.- Теперь и ты внесёшь свою лепту в моё дело! Вся твоя сила, отныне принадлежит ему!- с этими словами она зло захохотала и с силой такнула блюдо, перевернув его в пропасть.- Прими эту жертву Торктильда!- громовым голосом произнесла она, откинув голову назад.- Прими и просыпайся!- потом она вновь стала произносить заклинанья. После третьего самого сильного, всё вокруг задрожало и завибрировало, с камней пещеры посыпалась пыль и мелкие камни, а с глубокой бездны, поднялся глухой рык, напоминающий рёв умирающего быка, что стал расти вибрировать в унисон с дрожащими камнями, и набирать силу…. Меньше чем через мгновенье всё в пещере заполнилось этим страшным рёвом, от которого кровь стыла в жилах, а Майна запрокинула голову ещё выше и засмеялась.
- Он услышал меня, Лаура,- с томным восторгом произнесла она,- он проснулся! Я сделала это!- девушка лишь улыбнувшись, обняла её за талию.
- Я знала, что ты сможешь! – у стоявшего за соседним валуном Максвелла отвисла челюсть!

Судорожно всхлипнув, Интегра приподняла голову с груди Алукарда и удивлённо осмотрелась вокруг.
- Сука!- прошептала она, и через миг опять вновь положила голову, на холодеющее тело.- Будь ты проклята!- Девушка нежно провела по его коже ладонью, и прикоснулась к ней губами.- Наслаждайся своей победой, чтоб он тебя первой сожрал!- она зажмурила глаза и заплакала.
Кто-то подошёл к ней, Интегра заметила это только через несколько минут, открыв глаза, она подняла голову и встретилась взглядом и расширенными от ужаса полными слёз и отчаяния, глазами Виктории, что стояла и несмигивающе смотрела на неё и Алукарда.
- Я не уберегла его, Виктория Целис,- прошептал Интеграл, тяжёлым от боли голосом.- Не смогла его спасти, не сумела....
Ещё мгновенье Виктория стояла и смотрела на всё, не веря своим глазам, а когда до неё внезапно дошло, что произошло, вампирша вдруг почувствовала острую боль внизу живота, пронзительно вскрикнув, она прижала к нему руки, резко согнулась пополам, присела на корточки.
- Виктория!- отец Андерсен схватил её за плечи, но это ей не помогло, боль повторилась девушка, снова закричала, её крик смешался с очередным рёвом просыпающегося демона….
- Целис!- вскричала Интегра, словно вырванная этим из ступора, в котором перебывала последние полчаса. Вскочив на ноги, она бросилась к скрученной от боли, как физической, так и моральной, вампирше и обхватила её руками. Девушка сильно застонала, и повалилась на бок.- Девочка держись!- Интегра, схватила её голову в ладони. Виктория, снова закричала.
- Что с ней?!- вскрикнул паладин.
- Боюсь, что что-то с ребенком!- объяснила Интегра, чувствуя холод под сердцем. «Эта тварь убила Алукарда!- судорожно думала она,- уничтожила мою любовь! Моя вина! Но я не позволю ей убить ребёнка Алукарда!».- Виктория!- Интегра, слегка встряхнула головой полицейской.- Послушай меня! Он жив! Ты слышишь меня, Алукард, жив, он живёт в тебе!- Интегра оторвала её руки от живота, и накрыла его своими ладонями.- Он здесь, Виктория!- ласково произнесла она.- В твоём малыше, что ты носишь, Виктория,- Интегра вновь взяла голову Виктории в ладони.- Прошу тебя, не отчаивайся, ты не имеешь права потерять ребёнка!- Виктория тяжело вздохнула и отрешённо посмотрела на леди Интегру, помалу до неё начал доходить смыл её слов.
- Я буду держаться!- твёрдо кивнула она.- Я не потеряю его!- дрожащим голосом пообещала она.
- Вот и умница!- улыбнулась Интегра и внезапно поцеловала Викторию в щёку. Вампирша, медленно опустила ресницы, из-под которых выкатились две красные бусинки, слёз.
- Как же больно….,- едва слышно произнесла она, зажимая лицо руками,- почему же так больно!
- Не нужно, милая!- прошептала Интегра, крепко обнимая её.- Мы должны жить!- она с трудом подавляла дрожь в голосе, не желая расстраивать и без того сейчас совсем поверяющую над собой контроль вампиршу, понимая, чем это может для неё обернуться.- Мы должны сейчас сражаться, должны отомстить за него!
« Да уж!- немного раздражённо подумал отец Андерсен.- Такого удовольствия меня лишили! Да я за это их на британский крест порву!».
Сделав несколько глубоких вздохов, Виктория Целис, стараясь не делать резких движений, оттолкнулась от леди Интегры и встала на ноги. Боль в животе медленно отступила вместе с её пониманием, что сейчас не время закатывать истерики, и биться в рыданиях, всё это она может сделать пожже. А сейчас есть дела поважнее. На миг ей показалось, что она слышит в своей голове голос Алукарда, и что именно он, словно продиктовал ей эти мысли. Неспеша она потянулась рукой под куртку и достав от туда Шакал Алукарда, открыла магазин, перечитала патроны, их там оказалось четыре.
- Как раз всем хватит!- горько улыбнувшись, прокомментировала свои мысли она, пристально посмотрев на паладина и Интегру, при этом её глаза заблестели.- Ровно четыре патрона, Лауре, Максвеллу, Майне и Торктильде!
-Э нет,- переспорил Андерсен,- Максвелл мой!
- Только попробуй!- угрожающе прошипела Виктория. Интегра подняла с земли свой меч и, сжав его в ладони, проговорила.
- Пойдём! Время не ждёт, а сделать нам нужно многое!

- Я уж заждалась вас!- вызывающе дерзко заметила Майна, даже не оборачиваясь к появившейся в проёме входа в пещеру троице, хихикнув при этом.- Торктильда тоже вас сильно заждался! Через минуту он восстанет и ему захочется поесть!- в последней фразе послышалась нескрытая угроза.
- Вот и пожирает, вас нечисть!- зло проговорила Виктория, направляя на Майну пистолет. Только сейчас она повернулась, и, посмотрев на неё, презрительно усмехнулась.
- Ты ещё кто такая?- спросила она, словно выплюнула.
- Твоя смерть!- дерзко отпарировала вампирша и бросилась на Майну. Да настолько быстро, что та не успела даже взглядом моргнуть, и, свалив её с ног, впилась когтями в её лицо. На помощь Майне бросился было появившейся непонятно откуда Максвелл, но замер, на полушаге, встретившись с ненавистным ядовито-зелёным взглядом.
- А-Андерсен?!- подавился, словом он, испуганно моргая.
- Я, ублюдок, я!- зло ответил паладин, ступая к нему, находу вытаскивая с рукавов острые клинки. Энрике попятился назад.
- Ты чего падре?- испуганно пробубни тот.- Забыл, кто тебе покровительствует?
- Нет, не забыл!- прорычал тот, направляя на отступника мечи.- Ты нас всех предал! И за это поплатишься жизнью, тварь!
В каменной зале началось твориться нечто невероятное, Виктория оседлала Майну и, схватив за волосы, неистово била её по лицу, до крови расцарапав его, а придавленная ею к земле колдунья никак не могла её сбросить с себя. Андерсен гонялся по всей зале за Максвеллом, бросая в него своими клинками, но последний на удивление быстро упрыгивал от священника, уклоняясь от верной гибели буквально за считанные доли секунды. Интегра же схватилась с Лаурой, только девушке было проще всего, в ничтожную долю секунды догнала её и зажала в угол пещеры, приставив к голу длинный клинок.
- Сучка,- прошипела Лаура, пытаясь хоть на миг заглянуть Интегре в глаза, но наученная горьким опытом глава Хелсинга, опустила ресницы вниз, смотрела на противника снизу вверх, не позволяя, загипнотизировать себя. Клинок взвыл в воздухе и направился к голове ведьмы, ещё бы миг и голова этой стервы валялась бы на земле радом с мелкими камнями, но той в последний миг пришёл на помощь, забытый всеми в пыли схватки Уолтер. Напав на Интегру сзади и набросив свои нити со всей силы в сторону, девушка покачнулась всем телом, но не упала, а развернувшись на 90 градусов, сделала, выпад мечём, разрубив связывающие путы.
- На этот раз я не позволю тебе связать меня, как в прошлый раз!- угрожающе произнесла она, наступая на дворецкого. Её глаза загорелись ненавистным огнём.- Ненавижу тебя!- прошипела она, сжимая рукоять в руке.- Это ты во всём виноват!- на лице Ангела Смерти не отразилось никаких эмоций. Интегра снова сделала выпад, и даже не сказав для приличия «защищайся!», набросилась на него, с явным намерением уничтожить с предателя! Теперь ведьма, о которой Интегра вмиг забыла, пришла ему на помощь, пробормотав короткое заклинание - и в руках отступника вмиг вырос такой же острый длинный клинок, которым Уолтер без особых усилий отразил яростную атаку Интегры.
Воздух наполнился металлическим звоном, когда скрещивались два клинка, Интегра изо всей силы атаковала используя всё своё мастерство по фехтованию, загоняя пытаясь обезоружить противника, но Уолтер был не из тех, кто легко сдавался, да и в искусстве владения мечём – девушке он отнюдь не уступал. Стоит напомнить, что именно он, а никто иной преподавал Интегре в детстве уроки по фехтованию, уча различным техникам и замысловатым приёмам, что в данный миг сыграло с девушкой роковую роль, она никак не могла не только разоружить, на даже приблизится к Уолтеру, он видел, как на ладони, и просчитывал каждый её маневр, не давая ей возможности ей его закончить! Два совершенно равный по силе противники сошлись в этом поединке. По жестоком велению судьбы учитель и ученица. Вся мокрая от напряжения, Интегра вновь взмахнула, мечем, и пошла в наступление, тот лишь ухмыльнувшись, отступил, он не нападал на неё - только защищался, так, словно, и не хотел с ней сражаться. Но на самом деле он делал это специально, просто отмахивался оружием, и защищался только для того, чтобы вымотать её, ведь кому, как не ему дворецкому семьи Хелсинг, было известно все тайны и изъяны своих господ, которым он служил не одно поколение, и которых люто ненавидел, искусно прикрывая это чувство, маской деланной преданности! И кому, как не ему было известно о нетерпеливости и настойчивости юной Ван-Хелсинг! Чем девушка сильно отличалась среди других ещё с раннего детства. И вот теперь Уолтер решил сыграть на этом, как достоинстве, а в данной ситуации изъяне Интегры! Руки девушки уже немного ослабли, ведь не смотря ни на, что глава Хелсинга, была девушкой, пусть закалённой и натренированной, но всё же таки девушкой! Её выпады были ещё сильны, а манёвры, смертоносны, но она по- прежнему никак не могла достать противника, что немало начало её раздражать, и тут начал уже действовать Уолтер. Дождавшись пока она заметно устанет, что было очень заметно, по видимым только для него, опытного фехтовальщика, слабеющим взмахам и промашкам, теперь в наступление пошёл он.
- Знаете в чём ваша ошибка, леди Интегра?- совершенно спокойно спросил он, парируя удары.
- В чём, урод?- запыхавшись, спросила она, продолжая взмахивать мечём. Уолтер снова хмыкнув и на миг остановил движение и когда Интегра в очередной раз подняла меч над головой.
- Ты никогда не видишь своего противника! Не чувствуешь его!- прошипел, словно выплюнул Уолтер, и в следующий миг, с силой сделал сильнейший выпад, своим мечём вверх, подбросив оружие Интегры ещё выше, а потом ещё один выпад в сторону, и довольно легко, выбил этим самим меч с её уже сильно ослабевших рук! Оружие со звоном упало на пол, в нескольких метрах от неё. Моргнув широко открытыми от удивления глазами и сглотнув тяжёлый комок, Интегра. что так и не поняла, как же так получилось, слегка подалась назад и замерла в нерешимости, находу соображая, что делать дальше.- Туше, Интегра!- ехидно заметил Уолтер, приближая свой кленок к её горлу.- Так и не усвоила ты моих уроков…- обдав её ледяным взглядом, он прикоснулся лезвием меча к её щеке и неспеша провёл вниз. Интегра попыталась даже не сморщиться при этом, алая струйка потекла по её коже, из под острого лезвия, закапала на шею, окрашивая белую рубаху в красный цвет, девушка закрыла глаза. « Я проиграла!- обречённо подумала она, крепко стиснув зубы». Дворецкий медленно прижал меч к её горлу, девушка почувствовала, сильную боль и холод, исходящий от него.
- Чего ждёшь, убивай!- неестественно твёрдым тоном, без тени обречённости произнесла она, словно её было совсем не страшно, словно это была не последняя в её жизни схватка, а очередной урок.
- Сильна, как гранит!- с восторгом заметил Ангел Смерти.- Да ты умрёшь, но не сейчас! Чуть пожже! – улыбнулся тот и в следующий миг к девушке подскочила сзади Лаура Витез, с силой заломила ей руки, назад связала их чем-то твёрдым и очень сильно жгущим запястья. «Магическая верёвка!- догадалась девушка, обречённо падая на колени, словно что-то невесомое, но очень тяжёлое легло ей на плечи, пригвоздивая к земле.- «Сдерживающие заклинание! Алукард, милый, почему ты оставил меня именно сейчас, когда так мне нужен?!- ей вдруг захотелось заплакать». Уолтер с силой швырнул связанной Интегрой, словно каким-то мешком, девушка кубарем покатилась по земле и упала под стеной колодца, сильно ударившись при этом головой о его выступ, так, что всё вокруг на миг померкло.
А в это время, Андерсен, почти тоже поймавший Максвелла и также, почти, пригвоздивший его к стене, своими страшными клинками, был тоже остановлен сдерживающим заклинанием, связанный, как кокон, крепкими неразрывными путами Уолтера и магической верёвки. Крепко матюкаясь и выговаривая всякие прочие не менее нецензурные проклятия, паладин, не смотря на все сопротивления и брыкания, был повален на землю и оттащен туда же лежала, сощурившаяся от головной боли Интегра, уже вне сражения было двое.
А, что Виктория Целис, как ни странно вампиршу не брало ни сдерживающее заклинание Лауры, не могли настигнуть путы Уолтера, и яростное нападение Майны, что носилась за ней по всему залу. Казалось у нее, словно открылось второе дыхание, или проснулась какая-то незримая только ей понятная сила, что защищала её, не позволяя подонкам и их чёрной магии завладеть ею! Но, как говорится, всё рано или поздно имеет свой конец так и беганью Виктории пришёл конец, выбросив свои нити почти по самой земле, и они, пролетев несколько метров, впились девушке под ноги, и, зацепившись за них полицейская со всего размаха упала на землю, её в тот, же миг тут же подскочил введенный этой игрой в догонялки Максвелл и взвалился на девушку, и тут же взвыл, получив коленом в пах, и когтями вампирши в рожу. На помощь католику поспешил Уолтер и схватив девушку за запястья, оттащил их заломив их над её головой, а Энрике бесцеремонно сев ей на бёдра несколько раз неспешно, но с силой ударил по лицу. Виктория шипела и извивалась, так, что двое мужиков едва смогли с ней справиться, но подскочившие Майна с Лаурой, наконец, скрутили её такой, же магической верёвкой.
Примерно через пять минут картина в этом зале была буквально следующая: Все трое были связаны по рукам и ногам, волшебными путами, с стояли привязанные в тонким каменным столбам, что возвышались над колодцем, как колонны. Для них не было секретом, что они были приготовлены в жертву просыпающемуся демону! Все трое пытались сопротивляться, и хоть как-то отвернуть неизбежное….
Майна лишь засмеявшись, заняла своё предыдущие место у края колодца, и вскинув руки вверх, широко расставив их над головой, стала выкрикивать древнейшие заклятья, что прерывались и затихали, а между этими паузами с глубины колодца долетали грозные леденящие душу рыки и завывания, словно целой стаи голодных волков, от чего у приготовленных «жертв», не смотря на всю их силу воли волосы вставали дымом.
Интегра повернула голову и посмотрела на Викторию и Андерсена, оба смотрели на происходящие ошарашенным, но отнюдь не перепуганным взглядом, во взгляде Целис, читалось нескрытое презрение и отвращение к этим «магистрам», а паладин ещё не оставил попытки освободится, безрезультатно пытался разворовать узлы верёвки, выговаривая через каждую минуту совсем неприемлемые дл святого отца выражения.
- Спасибо!- негромко произнесла вдруг она. Вампирша и паладин мгновенно повернули к ней головы.
- За, что спасибо?- не поняла Виктория.
- За то, что вы были со мной до конца, за то, что не сдались….- на её глазах заблестели слёзы.
- Пожалуйста!- пожала плечами вампирша. Из глубины колодца снова послышался страшный рёв, и с каждым мгновеньем он усиливался, словно приближался, и ещё через мгновенье из-за каменного кольца колодца, показалась серая чешуйчатая голова, с острым гребнем, и ярко горящими ненавистными ядовито-жёлтыми глазами.
У всех троих мгновенно пропал дар речи, а огромная змеиная голова поднялась ещё выше и, задрав её к верху, заревела так, что с потолка пещеры повалились острые камни, и посыпалась пыль. Выпустив их ноздрей клуб чёрного дыма, и высунув со рта длинный змеиноподобный раздвоённый язык, демон, обвив взглядом всю залу, словно выбирая, кто из присуцтвующих пройдется ему по вкусу больше. Но троих Майну, Лауру и Максвелла, по велению печати Кромвеля не мог тронуть, ну, по крайней мере, они на это надеялись…. И после недолгих раздумий выбрал таки первую жертву, злобно сверкнув глазами, вытащив язык ещё больше и издав глухой рык, с молниеносной скоростью бросился к колоне к которой была прикована Виктория Целис…

Без заголовка

Понедельник, 25 Февраля 2013 г. 00:30 + в цитатник
Перепрыгивая через большие валуны Интегра быстро мчалась по одному из коридоров ведущёй к бриллиантовой пещеры, наконец, после долгих раздумий девушка нашла таки к ней дорогу. Дело в том, что тот кафедральный собор, в котором недавно исповедовалась Интегра, был построен именно на том месте, где стопядесят лет назад находилось старое заброшенное кладбище, где и имели место произойти события, описанные в романе.
Буквально влетев в здание собора девушка, словно по велению свыше довольно быстро нашла тайный проход в заброшенный подвал, перепугав при этом до смерти, служащих и десяток прихожан, набегу представившись и прокричав, что всё сейчас происходящие, большая служебная необходимость, от которой чуть ли не зависит судьба всего мира!
В том же подвале она без туда отыскала тринадцатую дверь, не зная почему, но точно знала, что дверь должна быть именно тринадцатой по счету, и вломившись в неё, чуть не убившись с ведущих вниз ступенек. Спустилась в длинный тёмный, узкий тоннель, и помчалась, не разбирая дороги, и даже не на миг не задумываясь о последствиях и возможный самых неприятных преградах, на пути!
Внутренний голос сидящий в её внутри подсказывал, что сейчас, как никогда нужно спешить, что каждая секунда, задержавшаяся Интегрой, где-то, будет стоят её очень дорого. Вот она минует ещё один каменный проход и резко выпрыгивает на какой-то каменной терассе, всей заставленной какими-то невероятно красивыми блестящими камнями, что искрились и переливались, в непонятно откуда поступающим сюда слабым освещением. Это было очень красиво, и в иных обстоятельствах девушка остановилась бы и полюбовалась бы этим зрелищем, которого никогда не и больше не увидела бы в обычной жизни, но сейчас ей было совсем не до этого!
Сейчас ей было совсем не до этой красоты! Интегра осмотрелась кругом, чувствуя, что опасность где-то очень близко, и не ошиблась…. С глухим рыком из-за ближайшего переливающегося валуна выползли десяток гулией, выстроившись перед главой Хелсинга стройной непроходимой стеной.
- И, всё?!- зло ухмыльнулась Интегра, смотря на эту преграду.- Да уж, скудная у Майны фантазия!- упыри все вместе двинулись на девушку, протягивая свои когтистые руки.
Интегре понадобилось меньше пяти минут, чтобы, не прилагая особых усилий, покрошить их в фарш. Переступив через изрубленные тела, она двинулась дальше, но не прошла и трёх метров, как на её пути встала точно такая, же проблема, но только возросшая втрое! Но все, также, не особо напрягаясь, Интегра быстро управилась и с этой проблемой. Хмыкнув, она вытерла небольшую испарину с немного вспотевшего лба и, перебросив обагренный кровью упырей меч с одной руки в другую, девушка подняла глаза вверх.- Майна, знаю, ты меня слышишь!- громко угрожающе произнесла она.- Сколько бы ты не послала против меня этих тварей, сколько ты бы не выставила мне преград – я всё ровно всё пройду через всё это! И ты это знаешь!- она сжала в ладони рукоять меча, так что хрустнул сустав.- Хватит тратить время на бестолковые заклинания и бессмысленные сражения, ты, конечно же, можешь задержать меня,- её голос повысился и металлом зазвучал среди этих хрустальных камней, отражаясь от каждого из них.- Майна Ван-Хелсинг, хватит прятаться, давай выходи, давай сразимся по-настоящему, без грима твоего колдовства и моей явно превосходящей физической силы! Давай сорвём с себя маски надменности и деланной невинности и сразимся как равные противники!- девушка закрыла глаза, ей ответила лишь тишина.- Ну почему же ты молчишь? Неужели не слышишь меня?
- Она тебя не слышит!- ответил ей знакомый голос. Интегра стояла к нему спиной очень хорошо знала, кто это.- А ты, что её адъютант? – с иронией спросила она.
Максвелл, сглотнув тяжёлый комок, отрешённо уставился на огромный клинок меча, с которого скапывали красные капли, прямо перед своим носом. Католик не ожидал такой прыткости от простой девушки.- Где Алукард?!- прошипела она, приставив клинок просто ему к горлу, и бесцеремонно нажала.
- Ты, что ненормальная?- сглотнул тяжёлый комок, пробормотал он, щёлкая перепуганными глазами.
- А ты сомневаешься?- зло улыбнулась она, нажав ещё сильнее, из под кожи под лезвием появилась алая капля крови, и ручейком побежала вниз.- Где он?- угроза в голосе прозвучала ещё страшней, давая Максвеллу понять, что она вовсе не шутит и если он сейчас не внемлет её требованию, то она убьёт его, даже глазом не моргнув, без сомнений и малейших угрызений совести, словно корова на пастбище убивает хвостом надоедливую муху.
- Хорошо убери клинок, дура, отведу я тебя к твоему вампиру,- теперь злобно улыбнулся Энрике.- Только сомневаюсь, что он тебя ждёт!- Интегре вовсе не понравилось, как заблестели его глаза, при этой фразе.
Рывком, сняв со своей шеи широкий галстук, Интегра велела Максвеллу завести руки назад, и туго связала их, а потом довольно ощутимо ткнула его клинком в спину, велев вести вперёд. Католик, почему-то издевательски захихикав, двинулся вперёд, а мисс Хелсинг, с очень тяжёлой душой, словно в предчувствии большого горя, последовала за ним.
- Здесь!- остановился Максвелл у огромной каменной двери и искривился в злорадной ухмылке, от которой Интегре внезапно захотелось снести подлецу голову, но она зачем-то подавила в себе это желание. Грубо оттолкнув мужчину, сама своими вдруг сильно дрожащими руками, настежь открыла массивную дверь, словно она была не из литого железа, а из лёгкой фанеры, и вошла в сырую тёмную камеру.
Алукард ещё был в сознании, подойдя к нему, Интегра почувствовала, как задрожали и подкосились под ней ноги, она опустилась возле него, так словно упала с высоты.
- Алукард,- прошептала она, задрожавшим голосом.- Боже мой…,- от открывшегося перед ней зрелища у девушки внезапно отнялся дар речи. Дрожащими руками она взяла его голову в ладони, с ужасом замечая огромную кровавую лужу под ней.- Кто это сделал?- слёзы навратились на её глаза.
- Интеграл,- прошептал Алукард, силясь изобразить на своём измученном лице слабое подобие улыбки.- Хозяйка моя… ты пришла ко мне….- Подавляя рвущиеся рыдание девушка погладила его ладонью по щеке.- Как же я мечтал умереть, видя над собой твоё лицо…
- Кто?- прошептала, не обращая внимания на катившиеся по щекам слёзы. В груди у неё всё сжималось и холодело, девушка внезапно поняла, что артерия на шее была истерзана в клочья, и он потерял столько крови, что уже немок самовостановиться. Его убили зло жестоко и расчётливо, без возможности для него выжить, от боли внутри Интегра уже готова была закричать.
Кто-то тихо засмеялся над ней, она подняла голову и встретилась взглядом с Майной Ван-Хелсинг. По измазанному кровью её лицу, самодовольному взгляду, а главное отсуцтвие всякой одежды на этой женщины, обо всём ей сказало без слов.
- Ну, что ты получила, что хотела?- тяжело спросила Интегра, обнимая руками плечи, Алукарда и приподняв с земли, как ребёнка, склонила на свою грудь. Майна скрестила руки на груди и, запрокинув голову назад, захохотала.
- Ну, можно сказать и так!- ответила она пересмеявшись, обдавая Интегру ненавистным взглядом.
- Интегра, не верь ей…- тихо произнёс Алукард, смотря Интегре в глаза, его голос сорвался, глаза закрылись, ему было очень трудно говорить, а через минуту вновь открылись.- Прости, я думал – это была ты…
- Я тебя ни в чём не виню, милый,- ласково произнесла Интегра, покачивая его на руках и целуя в щеки, а потом посмотрела на свою биологическую мать, таким же ненавистным полным ярости взглядом.- Вот она вся твоя любовь?- презренно спросила она.- Ты уничтожила человека, которого любила, уничтожила своими руками, принесла в жертву бредовой идее, полудохлому демону! Да ты ненормальная!
Майна снова засмеялась, выслушивая эту тираду.
- Я ненормальная?- переспросила она.- А ты какая? Я хоть уничтожила его из-за того, что это было необходимо, он отказывался помочь мне, а его сила была мне необходима, да я сделала это и обманом получила его силу, да и не только.- Колдунья игриво вздвинула брови.- Ну а ты? Сколько раз его убивала, и бесцельно мучила его ты? Сколько раз он доказывал тебе, что любит тебя, а ты относилась к нему, как к быдлу, рабу недостойному, и плевать тебе было, какую боль ты ему причиняешь!- Майна вздохнула.- Он всё время был для тебя слугой, цепной собакой, которую ты всё время пинала, или гладила против шерсти!- она гневно повысила голос.- Это ты убила его, убила своим отношением! Ведь если бы ты хоть на миг прислушалась к нему - ничего этого бы не произошло!- Интегра опустила глаза вниз, слёзы покатились из-под её ресниц, у неё было сил спорить и что-то возражать этой женщине, да и нечего было! О чём-то таком ей уже сегодня говорила Виктория.- Но я не зверь,- вдруг сказала Майна,- у Алукарда ещё есть шанс,- Интегра резко подняла на неё голову, а она с подлой улыбкой продолжала дальше.- Если он выпьет кровь, много крови, возможно - не умрёт!- женщина медленно отошла назад и бросила Интегре к ногам маленький острый кинжал, многозначительно улыбнувшись при этом.- Вот теперь ты доказывай чего стоит твоя любовь!- Майна повернулась и, подойдя к стоящему и помирающему от смеха Максвеллу, что наблюдал эту сцену, и схватив его за локоть потянула за собой, за порогом камеры обернувшись и обратив свой взгляд на Алукарда, произнесла обращаясь только к нему.- Извини, Алукард, жизнь это жестокая штука, из этого треугольника останется лишь двое, а третий умрёт! И пусть сама судьба теперь правит этим выбором!
Шаги Майны и смеющегося Максвелла затихли в каменном переходе; а Интегра по-прежнему сидела в на полу держа в руках умирающего носферату, прижимая его к груди всё сильнее и сильнее. По приобретшим синюшный цвет его губам, и становившимися остекленевшими зрачкам, Интегра поняла, что ему осталось не более нескольких минут. Осторожно положив его по землю, она расстегнула ворот, своей рубахи, обнажая своё горло, и наклонилась над самим его ртом.
- Пей!- властным голосом приказала она, Алукард лишь улыбнувшись, поднял руку и погладил её по лицу.- Алукард, пей!- повторила она.- Я всё ровно добьюсь своего!- она пыталась говорить твёрдо, но её голос срывался. Вампир вновь улыбнулся и отвернул голову в сторону.
- Интегра, я не буду пить твою кровь…
- Алукард,- Интегра наклонилась ещё ниже и заплакала, - ну разве ты бы не сделал этого для меня?
- Конечно, сделал бы,- она уже едва слышала его голос, он посмотрел на неё и пальцами сжал её руку.- Ты должна жить, иди Интегра, поубивай всю эту нечисть,- он слегка сжал губы,- теперь только в твоих руках, сила остановить то безумие, что надвигается. Извини я уже вне игры.
- Я никуда не уйду!- произнесла она, ложась рядом с ним, и обнимая его.
- Милая,- он осторожно погладил её по волосам,- живи! Роди сына, и будь счастлива…,- его голос утих, он сделал судорожный вздох.- Назовёшь его моим именем?- из последних сил пошутил он, Интегра приподнялась и погладила вампира по лицу.
- Дурак,- проговорила она, со слезами на глазах.- Мне ничего без тебя не нужно!- нож блеснул с быстротой молнии, горячая кровь ручьём ливанула с разрезанной артерии, обрызгивая и без того забрызганного кровью Алукарда.
- Что ты наделала?- всполошился вампир, поднимаясь на локти.- Зачем?...
- Или пей мою кровь, или умрём вместе,- она наклонилась, прикасаясь раной к его губам.- Или мы попытаемся спастись вместе или умрём вместе, мне нет жизни без тебя…,- её пальцы крепко сжались, девушка тяжело застонала, время для неё тоже пошло на минуты, выбора не оставалось. Собрав остатки сил Алукард, приподнялся на ноги и, взвалившись на девушку, припал губами к её израненной шее…. Но пить кровь не стал, а прикоснувшись языком к ране, стал водить им по ней, туда-сюда, зализывая и останавливая кровотечение. Прошло меньше двух минут, и вампир справился со своей задачей, кровь перестала идти и рана на её артерии затянулась. Счастливо улыбнувшись Алукард сплюнул в сторону, попавшую в его рот кровь и страстно впился в её губы своими. Закончив поцелуй, он свалился с её тела и тяжело застонал.
- Почему?- прошептала Интегра, придя в себя, боль сковала её существо, она поняла, что не сможет заставить пить её кровь, ничем не заставит!- Ведь я тебя люблю…
- Вот ты и сама и ответила,- выдохнул он.- Я тоже люблю тебя, моя малышка…. Содрогнувшись всем телом, Алукард отвернул голову и как-то странно затих.
- Алукард!- позвала Интегра, он не ответил,- Алукард,- превозднемагая боль она повернулась к нему и потормошила его за плечё, он снова не ответил. Сглотнув тяжелый ком в горле, девушка уперлась локтями в его грудь. Вампир лежал, не двигаясь неестестветвенно всматриваясь в одну точку, остекленевшим взглядом…
« Вот и всё!»- сказал кто-то в её голове,- догадка раскалённым железом обожгла мозг и застыла где-то внутри него, сжиная дотла. Мир вокруг разлетелся вдребезги, как брошенное на кафельную плитку зеркало.
Душевная мука стала такой сильной, что она уже не смогла её больше держать в себе, она вырвалась наружу, леденящим, криком, что эхом разнёсся по всей пещере.
- НЕТ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Метки:  

Без заголовка

Понедельник, 18 Февраля 2013 г. 20:15 + в цитатник
- Алукард!- дико вскрикнула Виктория, широко распахнув глаза.- О Боже!- сделав судорожный вздох, она дико обернулась и впилась взглядом в поместье Хелсинг, что они с Андерсеном покинули десять минут назад.
- Что случилось?- подошёл к ней встревоженный паладин и положил ей руку на плечё.
- Она его снова обманула…,- прошептала она белеющими губами.
- Кто, кого обманул?- Андерсен взял девушку за плечи.
- Александр, у меня только что было видение, и я видела, видела, как Майна Ван-Хелсинг, вернее её подруга Лаура Витез, - напустила свои видения, что ничем не отличаются от реальных событий, а он всё принял за чистую монету!
- И, что?- похоже, до священника вообще не доходил, смыл сказанного. Виктория подняла глаза в небо, в которых заблестели слёзы.
- Они хотят, чтобы Алукард набросил на Торктильду печать Кромвеля, и сыграли на его чувствах! Проще говоря, околдовали его! – взгляд паладина начал по немного прояснятся, до него начало кое-что доходить.
- И что теперь?- казалось, побледнел и сам регенератор, чего не могло быть просто физически.
- Не знаю, - пожала плечами Виктория,- мы должны помешать им….
- Как?- вампирша чуть призадумалась.- Кажется, я что-то придумала. Мне нужна твоя помощь,- она посмотрела ему в глаза.- Поможешь?- Андерсен, слегка улыбнувшись, взял её за руку.
- Хоть я ещё и зол на тебя за то, что ты меня в наглую покусала, чуть, не превратив в упыря при этом…. Хорошо, что я регенератор и сумел восстановиться после твоего укуса! - девушка опустила глаза и потом, подняв их посмотрела на него из-подо лба, будто извиняясь.
- Извини, падре, я же не знала, что ты уже не…
- Так, ану хорош!- ласково-сердитым тоном перебил тот, сильнее сжимая её кисть.- Не нужно забывать о том, что я священник!- Виктория отвела взгляд в сторону.
- Пошли, паладин, не время сейчас шутить!- тихо сказала она.
- Идём, мелкая,- улыбнулся тот,- время действительно не ждёт!- и они пошли, вдоль по тропинке, от замка, только Виктория могла чувствовать, куда нужно идти, вот только руки разнять забыли….

Интегра резко подняла голову и посмотрела вокруг себя немного диковатыми глазами, неожиданно до неё стало кое что доходить. Медленно встав с полу, на котором лежала последние пол часа, чувствуя, как мучительно сжимается и разжимается её бедное истерзанное сердце, словно предчувствуя что-то очень нехорошие. Раздумывая обо всём в подряд: о странной выходке Виктории Целис, о том, как ей удалось превратить отца Андерсена в своего слугу, о своём сне и непонятных словах Алукарда, о книге Брема Стокера…. Девушка вновь подошла к столу и, склонившись над ним открыла закрытую Викторией книгу, в очередной раз перечитала место, где Дракула укусил Люси, всё до мелочей, особенно место, где происходило это действие….
- Вот чёрт!- протянула она, разгибаясь и скрещивая руки на груди.- Так судя по всему,- это же происходило на …,- её глаза сузились, девушка дрожащей рукой вытащила постигар и закурила сигарету.- Больше стопятидесяти лет прошло стих пор! На месте где должно было это происходить, находилось старое кладбище, поместье Карфагена… Старый кафедральный протестантский собор…- Интегра сделала глубокую затяжку, и её пальцы крепко сжались на руке.- Не может быть!- простонала она, всматриваясь в серые рассветные полосы на полу. Разгадка пришла моментально в голову, озарила мозг, как озаряет чёрный грозовой небосвод яркая вспышка молнии. От неожиданности глава Хелсинга села на свой собственный стол. – Какая же я дура!- прошептала она, затушив окурок о тот же старинный стол, и в следующие мгновенье вскочив на ноги и бросившись к такому же древнему, как весь замок Хелсингов стоящему у противоположной стены комоду, рывком открыла верхний ящик и выхватила от туда свой фамильный серебреный меч и, сжав рукоять в ладонях, так, что побелели костяшки пальцев.- Я иду!- прошептала Интегра, медленно закрывая глаза.- Я иду, Алукард, теперь я знаю, где ты, и где Торктильда!- после этих слов девушка сорвалась на ноги, и по-прежнему сжимая в руках меч, бросилась с кабинета!

Открыв какую-то неимоверно- тяжёлую массивную окованную железом дверь Максвелл бесцеремонно запихнул в глубь сырой тёмной камеры Алукарда и Интегру. Девушка руки, которой были связанны за спиной наручниками, от толчка упала на землю, а Алукард с руками которого было сделано тоже, в целях безопасности, зашёл сам, одарив католика ненавидящим взглядом. Максвелл не упустил возможности толкнуть вампира в спину, от неожиданности тот таки тоже плюхнулся на колени, а тот в мгновенье ока, подскочив к нему, нагло и задиристо произнес:
- Вот тут отдыхайте, сучата! Говорят перед смертью это полезно!- и зло захохотав, повернулся к Алукарду и быстро, очень быстро, даже ля звериной реакции вампира, взмахнул ногой и нанёс Алукарду сильнейший удар в пах, взвалив, таки, того с ног, захохотав ещё злее, издевательски произнёс:- Веди себя хорошо, вампир!- и, продолжая смеяться, нанёс тому второй удар, но уже коленом в подбородок.
Потом он вышел, захлопнув за собой массивную дверь, оставив Алукарда и Интегру одних в кромешной темноте. На несколько минут воцарилась мёртвая тишина, нарушаемая лишь покряхтиванием леди Интегры, что пыталась давним приёмом перетянуть руки в наручниках наперёд, и слабыми постаныванями древнейшего вампира, которому нехило досталось по мужскому достоинству.
- Алукард,- прошептала девушка, справившись со своей задачей и подвигаясь к Алукарду.
- Не разговаривай со мной!- зло рявкнул тот, чуть отодвигаясь.
- Алукард,- Интегра приблизилась ещё ближе, и протянула к нему руки, вампир поднял на неё нехорошо заблестевшие во тьме, кроваво красные глаза.
- Я сказал не говори со мной! Тебе мало, того, что я натворил из-за тебя! Какого ты чёрта припёрлась? Героиней себя возомнила что ли, или смерти быстрой ищешь?!- он с негодованием хмыкнул и отодвинулся ещё дальше.- Что же ты творишь Ван-Хелсинг? Почему ты меня постоянно подставляешь, почему вместо того чтобы мешать нашим врагам, ты всё время помогаешь им?- Интрегра, опустила ресницы, ей неожиданно стало очень больно.
- Я знаю, что очень сильно виновата пред тобой…,- еле слышно произнесла она, и обращая свой пристальный взгляд на него.- Но ели бы мне было бы всё ровно, если бы я не хотела б к тебе – меня бы здесь не было!- Алукард тоже внимательно посмотрел на неё, а она также тихо продолжила.- Алукард, я тебя люблю…,- её голос задрожал.
- Докажи,- вдруг сорвалось с его губ, он придвинулся к ней поближе, а потом лег на спину и тоже, так, как и Интегра перетянул руки наперёд, теперь он чувствовал себя немного удобнее, хоть и серебро продолжало сечь в руки, не давая возможности их освободить.- Чем ты докажешь свою любовь?- вновь спросил мужчина.
- Тебе нужны доказательства,- проговорила она, превозднемагая тяжёлый ком в горле.- Тебе мало, что я сейчас здесь с тобой?- Алукард, встал на колени.
- Конечно, мало,- несмотря на темноту, Интегра, заметила ироническую ухмылку на его губах.- Я сколько раз доказывал свою любовь тебе… теперь тоя очередь!
Девушка опустила голову ещё ниже, неожиданно ей стало больно. Дрожащими руками она разорвала на себе остатки рубахи, что ещё не дорвал Максвелл.
- Возьми меня,- прошептала Интегра, полностью обнажая перед ним грудь.
- Издеваешься?- печально улыбнулся Алукард.
- Нет, не издеваюсь,- ласково проговорила она, и прикоснулась своими пальцами рук к его рукам. – Я действительно этого хочу…,- она тоже издала невесёлую улыбку.- Всё ровно последнюю ночь живём!
- А если не последнюю?- спросил Алукард, приблизившись к ней.- Если всё же произойдёт чудо, и мы останемся в живых?- Интегра судорожно втянула в грудь воздух, чувствуя, как он осторожно ощупывает её соски и пробует их губами.
- Тогда,- она запрокинула голову назад, и сделала глубокий вздох, наслаждаясь его ласками.- Тогда я буду знать, что всё сделала правильно! Я и так слишком долго ждала!
- А я ещё дольше!- хрипло прошептал он, укрывая поцелуями её тело, и токая её. Интегра послушно легла на спину, он в миг оказался на ней.- Любимая…,- выдохнул он.
Алукарду не стояло большого труда снять с неё остатки одежды, но вот для него самого это стало небольшой проблемой, но Интегра пришла ему на помощь. Она быстро помогла его телу вырваться из этого тряпчанного плена, и не смотря на царящий вокруг мрак, затрепетала при виде его обнажённого тела. Его тело словно светилось для неё в полной темноте, словно озаренное ореолом, девушка отчётливо видела каждый изгиб, каждую точечку не нём, укрывая их поцелуями.
Их руки были по-прежнему несвободны, но разве руки могут помешать двум совершенно разным мирам, слиться воедино, в один общий мир, где не существовало «ты», «я», не было «твоё»,- «моё», а лишь было только «Мы!», и ничего больше!
Интегра сильно застонала, сначала от боли, а потом от наслаждения, блаженная улыбка заиграла на её губах, слёзы счастья застыли в её полузакрытых глазах….
- Алукард, - выдыхала она вновь и вновь. А он не останавливался ни на минуту, продолжая осыпать всё её тело поцелуями....
Закрыв глаза, Алукард уткнулся лицом в её плечё и слегка перевёл дух, а потом резко свалился с её тела, и, сделав несколько глубоких вздохов, прикрыл глаза. Ему стыдно было самому признаться, но последние события отняли все его силы, и сейчас всё это было совсем некстати, слишком тяжело! Интегра тоже пыталась перевести дыхание, девушка слегка застонала и подтянула колени к самому животу, между ног у неё жутко болело, и казалось, что по бёдрам до сих пор текла кровь.
- Что болит?- спросил Алукард, немного передохнув.
- Да,- призналась она, вампир слегка улыбнулся.
- В первый раз всегда так,- Интегра лишь вздохнула и обречённо кивнув, отвернула голову в сторону.
- Хочешь, чтобы боль прекратилась?- неожиданно спросил Алукард, слегка привстав.
- Да,- ответила она, Алукард в одно мгновенье оказался возле её ног, и слегка раздвинув их, наклонился к самому её животу, Интегра вздрогнула всем телом и замерла.
- Не бойся,- нежно произнёс он, наклоняясь ещё ниже….
Когда он закончил Интегра только всхлипывала, моргая распухшими от слёз глазами.
- Ты чего? – испугался он, снова ложась на неё.
- Это я от счастья,- тяжёлым голосом объяснила она,- мне ещё никогда не было так хорошо…
- Вот как?- улыбнулся он, впиваясь в её губы страстным поцелуем,- хочешь теперь сама попробовать?- тихо спросил он, отрываясь от её губ.
- Хочу,- также тихо ответила она, снова целуя его. Прошло ещё несколько минут и вампир, резко перевернувшись, лёг на спину, а Интегра оказалась на нём….
Лёжа на холодном, как лёд полу, девушка прижималась к вампиру всем телом, тяжело дышала и почему-то дрожала, как осиновый лист, но вовсе не от холода. А Алукард несмигивающе смотрел в потолок, за последние полчаса он не вымолвил ни одного слова, ни разу не поцеловал её, не попытался обнять, словно близость с любимой никак не впечатлила его, а превратила, в такой же холодный камень, на которых они лежал.
- Алукард, что теперь?- спросила Интегра, первой нарушив долгое молчание.
- А, что?- будто не поняв, переспросил он, и устало закатил глаза вверх.- Дальше всё будет, как в сказке, милая,- последовал издевательский смешок,- умрём в один день….
Интегра слегка приподнялась и пристально посмотрела ему в глаза.
- Неужели нет ни одного шанса?- она слегка напряглась.
- А он тебе нужен?!- с ехидной улыбкой спросил Алукард.- Ты что вечно жить захотела?- мисс Хелсинг привстала ещё больше.
- И это говоришь мне ты?- с горечью произнесла она. Только теперь Алукард, повернулся к ней.
- Прости, милая, но порадовать мне тебя нечем…,- выдохнул он, невесело, улыбнувшись.
Интегра медленно прикрыла глаза, сделала глубокий вздох, словно на что-то решаясь и вновь пристально посмотрев на Алукарда, произнесла:
- Алукард! – он тоже внимательно посмотрел ей в глаза, прочитал её мысль и безрадостно засмеялся.
- Это уже невозможно…,- он повернул голову на бок.- Надо было сказать мне это до того как…,- он многозначительно замолчал.- А сейчас моя кровь тебе уже ничем е поможет…
Интегра вдруг перебросила ногу через его живот и села на него.
- Но ты ведь согласен мне её отдать, Алукард?- очень твёрдо спросила она, он посмотрел на неё.
- Бери, если хочешь…,- хмыкнул он,- только зачем она тебе, я уже набросил печать на демона, связав его силу…
- Ты отдаешь мне свою силу, Дракула?- повелительным тоном, перебив его, переспросила Интегра, тот лишь кивнул. – Наконец-то!- выдохнула девушка, запрокинув голову назад, самодовольно улыбнувшись. В следующие мгновенье она наклонилась к нему низко-низко, рывком запрокинула его голову, как он не раз делал со своими жертвами, изо всей мочи вцепилась зубами в его сонную артерию и с сделала огромной силы рывок зубами. Алукард содрогнулся и застонал, девушка впилась в его плоть ещё сильнее, попутно навалившись на него всем телом, придавила к земле, так, что он даже пошевелится, не мог. «Откуда у неё такая сила?»- подумал он, и попытался приподняться, но Интегра прижала его ещё сильнее, теперь ему стало нечем дышать, словно десятитонная бетонная плита лежала на нём. Боль в шее огнём разлилась по всему телу, из развороченной вены фонтаном полилась кровь, забрызгивая всё вокруг, его, Интегру, образуя на земле огромную лужу, а девушка с жадностью поглощала и поглощала её. Он снова застонал, но в ответ услышал лишь надменный смешок и почувствовал, как она вцепилась в рану ещё сильнее.
«Что она делает? Зачем?- стучало в его затуманенном сознании.- Да она же…,- догадка пришла слишком поздно.- Она же попросту убивает меня!». Широко распахнув глаза Алукард собрав остатки сил, попытался сбросить с себя леди Хелсинг, но это было лишь жалким пародией на движением. Она по- прежнему лежала на нём и продолжала безжалостно пить его кровь, что лишь подтвердило его запоздалую догадку….
- Сука…,- прохрипел он, а чудовище лишь довольно заурчав, продолжило свою работу, вбирая в себя все его жизненные силы вампира, теперь его, догадка переросла в уверенность! Интегра, наконец, оторвала рот от его шеи и выпрямилась на его теле, с её губ какала большими каплями тёмная кровь. Она вновь запрокинула голову назад и засмеялась.
- Я же говорила, что ты мне поможешь!- прошипела она голосом Майны Ван-Хелсинг, сквозь туман боли Алукард увидел, как белоснежные волосы якобы Интегры, приобрели иссиня чёрный цвет, глаза с небесно-голубых, загорелись ярко-фиолетовым огнём!

Метки:  

Без заголовка

Понедельник, 11 Февраля 2013 г. 23:42 + в цитатник
Алукард в очередной раз подошёл к самому краю барьера и попробовал прикоснуться к нему рукой, и в очередной раз резкая вспышка невыносимой обжигающей боли пронзила его кисть, зло, поморщившись, он, отдёрнул руку назад. Священный ладан и серебряные нити держали его в крепком плену, не давая возможности даже шагу ступнуть, за пределы священного ограждения. «Твою мать, качественно запаковали!- со злостью подумал он.- Это ж где мог ватиканский священник такие безупречные барьеры делать? Наверное, отец Андерсен научил!- при воспоминании о нём у Алукарда, аж челюсти свело.- Тварь ватиканская!- С ненавистью, процедил он, почему-то вспоминая их первую встречу с ним. Как он с помощью такого же барьера захватил его и Викторию в ловушку, и как потом вполне очень даже успешно, в прямом смысле этого слова снёс ему голову…,- Алукард хмыкнул и, опустившись, сел на землю. Вокруг было темно, хоть глаза выколи, но для него не было никакой разницы, что сидеть в темноте, или при освещении.- А полицейская молодец, тогда держалась просто молодцом!- вампир опять хмыкнул и, положив руки на колени, упёрся в них лбом, эти воспоминания отчего-то немного если не развеселили, то сняли какое-то оцепенение с него. Впервые за последние сутки этого заточения подумал о чём-то другом, нежели о Интегре, Майне, демоне и о том, что завтра тут должно было произойти! Что он мог сейчас со всем этим делать, как помешать этому безумию! И главное, зачем ему – вампиру это было нужно? Всё ровно Интегра по- прежнему считает меня чудовищем и ничто не заставит меня поменять мнение обо мне, недавние события меня в этом переубедили…. И вообще какое мне дело до каких-то там смертных людишек? Пусть их рвет, истязает демон – мне-то, что до этого?!- Алукард уткнулся подбородком о тыльную сторону ладони, его взгляд устремился на высокий каменный колодец.- Но ведь Интегра не оставит попытки помешать Майне, не такая у неё натура,- улыбка тронула его губы,- она настоящий боец и не остановится! А я не могу её подвести! Хозяйка моя!- его сердце сладостно замерло.- Какого чёрта?- слегка встряхнул головой он, словно ещё какой-то другой Алукард сидел в нём и силой дал ему под рёбра. С недавних пор он частенько чувствовал, как его донедавна ещё вся чёрная натура словно разделилась на два совершенно разные воюющие между собой лагеря. В одном лагере жила его чёрная кровожадная натура не имеющая жалости и сочувствия, не любящая никого и ничего кроме себя,- а во втором была совсем другая, которую Алукард и сам не любил и хотел от неё как можно скорее бы избавится! Эта натура изматывала его, заставляя делать всякие неразумные поступки причиняющие ему самому много неприятностей: такие как то, что он остался в Хелсинге после того как его предупредил об опасности сам Абрахам Ван-Хелсинг, при чём непонятно, что и кому он хотел этим доказать. Хотел доказать такой же упёртой овце, как и он, что его оклеветали, и что он не предавал её? Или то, что, чуть не умерев сам, спас ту прости Господи дурочку Викторию Целис. Причём до сих пор он так и не понял, нужна ли она вообще, а на тот момент, когда Алукард набрасывал на неё печать, он даже не думал о том, что она носит его ребёнка, просто хотелось ему спасти девочке жизнь. Вот и всё. Не хотелось, что бы она умерла так быстро!- Не для того, я нарушил данное самому себе обещание никого не превращать больше в вампиров, чтобы через год её убили по такой глупости!- Оправдывал он сам себя. Вернее оправдывалась перед ним его светлая натура, а чёрная лишь зло смеялась в ответ. И тут же эта чёрная натура начинала своё контрнаступление на него.- Какая Интегра тебе хозяйка?! Да и кто она такая? Что тебе до неё? Капризная стервозная девчонка, с повадками грубого мужика, за что можно было её вообще полюбить? Вот встретилась тебе женщина, что так похожа на твою бывшую возлюбленную, - имелось ввиду Майну Ван-Хелсинг,- она тебя любит и готова ради тебя на всё, как и… и…Элизабет! Чего тебе ещё не хватает?!- И тут Алукард не выдержав, мысленно послал обе свои натуры, как чёрную, так и светлую, в непроходимые глубины, своей странной и не постижимой даже для самого себя души, лишь с горечью подумав.- Ну почему мне так не везёт с женщинами?- Алукард слегка вздвинул брови и тяжело вздохнул, почему-то в этот миг ему вспомнилась и Элизабет…- Ведь не умри она тогда в ту страшную ночь, всё могло бы быть иначе,- с болью подумал он,- почему я не умер тогда с ней…- тихий стон вырвался с его груди,- почему я её бросил?!- События далёкого прошлого замелькали у него перед глазами, больно вороша, чуть зажившую рану Алукард медленно поднялся на ноги и вновь подошёл к барьеру.- За последние пятьсот лет не болело так моё сердце, как сегодня!- Как наяву он снова увидел тот страшный день, это же надо было ему именно в этот задержаться…. Алукард закрыл глаза, что-то тёплое покатилось у него по щекам.- Почему? Почему, она так поступила?- до сих пор не укладывалось у него в голове.- Если ей не жалко было себя, почему она не пожалела хотя бы ребёнка… нашего ребёнка, что носила….
Резкий свет ударил в глаза, заставив вампира вырваться из истязающих душу мыслей и посмотрел на то, что это такое. Прямо перед ним, как грибы выросли Лаура и Майна, женщины стояли над колодцем и что-то между собой переговаривались. «Наверное, опять печать будут пытаться набросить!- с улыбкой догадался он, предвкушая наслаждение от, довольно, забавного зрелища.- Что ж ты такая заядлая чернокнижница,- мысленно обратился он к Майне,- так промахнулась? Не хватило ума заговор, которым печать набрасывается наизусть выучить!- при этом Майна повернулась к Алукарду, и словно услышав его мысли пристально посмотрела на вампира, да так, что тот вмиг перестал улыбаться и по его коже почему-то пробежали пупырышные мурашки».
- Ну, что не получается?- с наглой ухмылкой спросил Алукард.
- Не радуйся, вампир!- огрызнулась Майна.- У меня не получается – у тебя получится!
- У меня?- искренне удивился Алукард.- А причём тут я? Или ты думаешь, что я стану набрасывать на Торктильду печать?- улыбка графа приобрела немного зверский оттенок.- Тогда ты рехнулась, милая моя, если так думаешь! Я никогда не буду помогать тебе!- Майна подошла к Алукарду просто вплотную, не обращая внимания ни на барьер, ни на то, что она может его нарушить и вампир окажется на свободе.
- Ты поможешь мне!- тихо, но довольно твёрдо произнесла она, приближая свои губы к его, вампир ухмыльнулся и сделал тоже, их лица находились в одном миллиметре друг от друга.
- А ты заставь меня!- также твёрдо, почти шёпотом, сказал Алукард, закрывая глаза и прикасаясь своими губами к её…, но поцелуя не произошло. Улыбнулась уголком рта, женщина отвернула своё лицо, словно передумав, и отошла от мужчины.
Но барьер между тем, вместо того чтобы ослабнуть, вдруг стал ещё плотнее, сжав пленённого в нём вампира плотным коконом, с такой силой, что тот застонал, невидимые серебряные нити, впились в его тело, а ладан, надавил на него бетонной стеной. Глаза Алукарда широко распахнулись, слишком поздно понял что происходит, а происходить стало следующие: незаметные для человеческого глаза нити продолжали впиваться и впиваться в тело Алукарда, до тех пор пока кровь ручьями не полилась с открытых ран, а запах освященного ладана заставил вампира вырвать кровью. Задыхаясь от невыносимой муки, он повалился на колени, со стоном пытаясь разорвать невидимые путы, или хотя бы зажать рот, чтобы не дышать «отравой», запах ладана был для него таким же ядовитым, как для простого смертного человека запах газа метана. Алукарду показалось, что ещё немного и его глаза и лёгкие лопнут, если уже не лопнули, и он попросту захлебнётся собственной кровью.
- Хочешь, чтобы эта пытка прекратилась?- сквозь плотный туман боли донеслось до его слуха. Превозднемагая мучения, вампир поднял голову и встретился с холодными глазами своей бывшей возлюбленной, что смотрела на всё происходящее с каким-то наслаждением. От этого стало ещё больнее!
- Майна,- прохрипел он, чувствуя, как из носа, рта и ушей, стекают ручьи крови.- Майна я же ради тебя отказался от своей свободы и добровольно сдался Ван-Хелсингу…,- он закашлялся, кровавым кашлем.
- Я тебя об этом не просила,- совершенно безразличным голосом заметила та, пожав плечами. Глаза Алукарда сузились, нити сжались сильней, и концентрация ладана повысилась втрое.- Больно, милый?- почти нежным голосом спросила она, скрещивая руки на груди. Алукард рывком лёг на спину и судорожно глотнул воздух, от чего стало только ещё хуже.- Хочешь, чтобы эта мука прекратилась?- вновь переспросила она,- он только отвернул голову в сторону ему уже начало казаться, что серебряные путы врезались ему в самые кости, а от вдыхания воска, голова уже просто раскалывалась на части.- Набрось печать, Алукард! Набрось печать, и я отменю заклинание, что сдавливает барьер над тобой!- прошло ещё несколько мгновений показавшихся вампиру вечностью.- А если не набросишь, то так и промучишься так ещё сутки!
- Ничего я набрасывать не буду!- прохрипел тот из последних сил, ворочаясь по земле, оставляя огромные кровавые следы по ней.
Майна слегка закусила губу и опустила глаза вниз: «Неужели ему совершенно не больно?- удивлённо подумала она, но смотря на его перекошенное искажённое болью лицо и то, как он безрезультатно пытается хоть как-то сорвать нити со своего искалеченного тела, поняла, что это совсем не так.- Он сильный!- с грустью подумала она.- Моего Дракулу просто так не возьмёшь! И не сломишь физическими муками! Готов, как и пятьсот лет назад умереть за свою идею, добиться своей цели, даже ценой жизни! И неважно, какую цену придётся платить за это упрямство!».
Не в силах больше смотреть на творение своего же заклинания, истязающие её бывшего любимого, и наконец, поняв, что ничего не добьётся этим, разве что приускорит его конец, при чём совершенно бессмысленно….Майна всё же произнесла слова заговора, что ослабевало силу барьера. Хрипло дыша, Алукард перевернулся на живот и с удивлением посмотрел на огромную кровавую лужу, в которой барахтался до этого. «Неужели это всё?- неуверенно подумал он, чувствуя, как болезненно пульсирует что-то в его висках».
- Почему же ты остановилась?- через силу спросил он, приподнимаясь на локти, а внутри всё так болело, будто его внутренности изрезали лезвием.
- Ты хочешь продолжения?- спросила Майна
Он не успел что-нибудь ответить, как в одном из ближнем пещерных проходов послышался сильный шум, так, словно кого-то или что-то тащили, а оно изо всей силы сопротивлялось, внимание всех тут присуцтвующих мгновенно переключилось туда.
- Мерзавцы, сволочи! Это вам так не пройдёт!- Алукард забыв обо всём на свете, даже о минуту назад пережитой, адской боли и содрогнувшись всем телом, подскочил на месте и впиваясь глазами в сторону шума, прошептав немеющими губами:
- Интегра!
И тут, словно в подтверждение его слов в залу, где они находились, ввалились Уолтер с Максвеллом, что тащили, чуть ли не по земле леди Интегру….
Девушка выглядела уже довольно сильно ослабевшей, и истрёпанной, после очень долгой с двумя сильными мужчинами да ещё с чёрте знает с чем. Растрёпанные волосы, местами разорванная и сильно измятая одежда, а также многочисленные царапины, на её лице говорили о многом. Максвелл, схватив девушку за волосы, и со всей силы толкнул её так, что она кубарём покатилась по земле. А подпрыгнувшей к ней с молниеносной скоростью Уолтер со всего размаха заехал ей кулаком по лицу.
- Интегра!- дико закричал Алукард, не веря своим глазам.- Ради всего святого, что ты здесь делаешь?!- не обращая внимания на всё ещё сильную боль во всем его теле он, подскочил на ноги.
- Алукард,- прошептала Интеграл, немного придя в себя.
- Как ты меня нашла?!- он всё ещё не мог поверить в реальность происходящего. «Неужели она пришла за мной?- не могло уложиться у него в голове».
- Ты сам мне дал подсказку,- прошептала она, поднимаясь на колени.
- Я,- не понял Алукард, подходя ещё ближе.- Как когда?!- девушка медленно подползла к нему, и протянула к нему руку.
- Да, ты!- она была уже у самого барьера.- Ты пришёл ко мне во сне и дал подсказку, где тебя искать….
- Ну, хватит!- громом грянуло над её головой, Майна резко подскочила к Интегре, и резко схватив её за волосы, с силой накрутила их себе на руку. Девушка застонала, та дёрнула ещё сильнее, Интегра по инерции запрокинула голову назад, послышался сильный хрип и хриплый стон.- Жаль, что ты опоздала, дочка,- зло проворила Майна,- тут только что такое было,- она с силой встряхнула ею,- посмотри на своего вампира, посмотри на него, видишь какой он истерзанный?!- Майна засмеялась, а у Интегры сжалось сердце, когда она посмотрела на всего с головы до ног, залитого кровью Алукарда.- Это я с ним сделала! Я! Хочешь, я повторю всё это?! Хочешь увидеть всё то, что пропустила на свои глаза!
- Да пошла ты!- вдруг взревела Интегра, изо всей силы рванувшись с рук Майны, и как не странно освободившись при этом.- Я не буду тебе помогать всё ровно! Убей, его я тебе не помогу!- потом она повернулась к Алукарду и, смотря ему в глаза, вдруг задала неожиданный вопрос.- Алукард, что мне делать? Ответь, что мне делать? Ты хочешь, чтобы я тебя спасла?
- Что?- отрешённо переспросил вампир, не веря своим ушам.- Ты спрашиваешь, что тебе делать?!- он с трудом смог прочитать её мысли.- Не делай этого!- прошептал он.- Ты не должна помогать в таком деле!- Руки Интегры опустились.
Майна вдруг со злостью сжала кулаки и отошла на несколько шагов назад и, бросив ненавистный взгляд на Алукарда и Интегру, сделала глубокий вздох. Неожиданно до неё дошло, что никакие пытки Алукарда и Интегры на глазах друг у друга, их не испугают и не заставят ни его, ни её сделать того, что ей нужно…, так значит. Её взгляд стал ещё ненавистнее.
- Максвелл!- дрожащим от ярости голосом произнесла она, тот повернул к ней голову.- Изнасилуй её!- Майна указала взглядом на Интегру. Её голос громом прозвучал по всей пещере. Девушка, содрогнувшись всем телом, резко отвернулась от Алукарда и ошарашено посмотрела на свою биологическую мать.
- Ма…Майна…,- сорвалось с её губ, она в шоке повалилась на пол, ну а подонок Максвелл широко улыбнувшись, бросился на неё, как коршун на свою жертву! Навалившись всем телом на девушку, он легко свалил её с ног и повалился сверху, но Интегра была не из тех, кто мог бы легко сдаться, резко взмахнув коленом, она с силой нанесла ему сокрушительный удар в пах. Максвелл взвыл, а мисс Хелсинг так же быстро обеими руками оттолкнулась от него и, извернувшись, повернулась на бок, сумела вскочить на ноги и нанести ему очередной удар ногой по рёбрам. Тяжело дыша она повернулась, чтобы отскочить в сторону, но к её сожалению подонку понадобилось для того чтоб оклематься, вскочив на ноги, он снова бросился на неё. Интегра встала в боевую стойку, как учил её когда-то Алукард, мысленно понимая, что это может быть последние в её жизни сражение, медленно она обратила свой взор на вампира, что метался за барьером, как разъяренный ротвейлер, при виде, как истязают его хозяина, но не имеющий малейшей возможности ему помочь, крича страшные проклятия в сторону Майны, Максвелла и всех остальных.
- Майна, что ты делаешь?- прошептала Интегра, смотря на неё.- Неужели этот демон для тебя так важен…,- кто-то крепко ухватил её сзади, и больно вывернул руки назад, даже не оборачиваясь, девушка хорошо знала кто это. Уолтер с силой вывернул обе кисти своей бывшей хозяйки, так, что хрустнули кости, у Интегры перед глазами свернула молния.
- Не дёргайтесь, леди,- прохрипел ей на ухо бывший дворецкий, но она и не думала слушаться. Степенувшись всем телом, так, что тот весь передёрнулся, она сильно ударила его пяткой ботинка, но ноге, и довольно удачно, попав по самой косточке. Уолтер вскрикнул, но хватки не послабил, ктомуже к леди Интегре быстро подпрыгнул уже совсем пришедший в себя кардинал Максвелл, полный ярости и жажды мести! Красный, как варённый рак, он взмахнул кулаком и нанёс ей удар в живот. Вздрогнув всем телом, Интегра пошатнулась, и обмякла в руках дворецкого, но тот посилив хватку, заставляя её держаться прямо, а мужчина ударил ещё несколько ударов в живот и грудь. Девушка уже была на грани обморока, а он, взявшись руками за лацканы её рубахи, разорвал её….
Находясь в полусознании, она снова посмотрела на Алукарда, что стоял, сжимая кулаки, также красный, от ярости с безумно горящими глазами. Их глаза встретились, Максвелл уже совал с неё нижнее бельё и грубо шарил руками по всему её телу, слеза скатилась по её щеке.
«Алукард!- мысленно произнесла она,- не смей!». Уолтер с силой потянув Интегру за вывернутые руки, с огромной силой положил девушку на землю, на по-прежнему вывернутые руки, а бывший священник в миг оказался на ней, Ангел Смерти, зло, улыбнувшись, наступив коленями на её плечи буквально пригвоздив несчастную к земле, лишив возможности двигаться.
Алукард стоял в состоянии полного ступора и не мог поверить в то, что этот кошмар ему не снится: её любимую женщину истязают на его глазах, а он словно изваяние стоит и не может ничего при этом сделать! Самые противоречивые чувства наполняли всё его существо с этот миг. Словно две его натуры сошлись в свой очередной поединок. С одной стороны ему было невыносимо жаль свою бывшую хозяйку, он не любил насилия и считал, его неприемлемым вообще не для кого, тем более для неё, а с другой стороны, какой-то неприятный голос в его середине настойчиво жужжал, как надоедливая муха: «Да ладно, поделом ей! Пусть помучается! С тобой и Викторией она ещё и не то вытворяла!». Взгляд Алукарда устремился на Майну, что стояла и смотрела на всё происходящие со своей наглой половинчатой улыбкой, словно кино смотрела по телевизору. И вдруг ему стало очень горько… Родная мать, выносившая и родившая, своими руками отдала её, родную дочь на растерзание. Посмотрел на содрогающуюся всем телом, под Максвеллом Интегру. Насильник, не стесняясь, облизывал и кусал её тело, оставляя большие синяки, царапины и кровоподтёки, и в открытую наслаждался этим, видя, как страдает от при этих действиях девушка. Как с каждой секундой всё больше и больше, перекашивается от боли её лицо, а Уолтер её верный друг, что знал её с самого детства и заменял девочке родного отца, всё сильнее прижимал её к полу, получая от этого наслаждение вместе с её мучителем.
Пронзительный крик Интегры его заставил вырваться из состояния ступора, словно невидимые оковы рухнули одночастно…. Решение пришло моментально!
- Майна, вели Максвеллу остановиться!- взревел он, бросаясь всем телом вперёд, прямо на невидимую преграду.- Я наброшу печать на Торктильду!
Она лишь хмыкнув, оторвала взгляд от того, что делал Максвелл с её дочерью, и пожала плечами.
- Опоздал…
- Я умоляю, прикажи ему остановиться!- прохрипел Алукард, падая от изнеможения на колени.- Если он сейчас сделает это, я не буду набрасывать печать и Интегра не будет! На больше нечего будет терять!- она посмотрела на вампира, и улыбнулась, а потом, посмотрев на сцену насилия, гневно кивнула.
- Максвелл ты уже закончил?- тот введённый в азарт, не сразу ответил ей.- Максвелл!- ещё громче позвала Майна, подходя к нему ближе, и толкая его в плечё. Только теперь он поднял пылающее яростью лицо от своей жертвы и обдал её ненавидящим взглядом.- Хорош!- снова толкнула его Майна.- Давай поднимайся!- Тяжело дыша и сопя, он с трудом внял её словам и всё таки слез с дрожащей, как осиновый лист Интегры. Посмотрев на Майну взглядом обиженного кролика, за то, что не дали довести дело до конца.
- Интегра!- Позвал Алукард, она не отвечала, лежала с плотно закрытыми глазами, с которых струились слёзы, и содрогалась так, будто ей положили на живот раскалённый утюг. С обнажённой груди медленно тоненькой струйкой сбегала струйка крови. Как хотелось ему в этот миг сейчас прижать её к груди.
- Давай набрасывай!- небрежно приказала Майна Алукарду, поднося перед собой печать Кромвеля.
- Убери барьер!
- Хорошо! Но перед этим…,- Майна сделала знак Уолтеру, он, приподнял Интегру над полом и приставил к её горлу острый нож.- Уолтер перережет ей горло, если ты сделаешь, какую нибуть глупость!- предупредила Майна. Алукард горько улыбнулся, какой же знакомой была для него эта сцена.
Невидимая стена, отделяющая, его от остальных рухнула, вампир ступил в залу, обдав всех присуцтвующих ненавидящим взглядом.
- Без глупостей, чудовище!- предупредила Майна.
- Кто бы говорил!- огрызнулся Алукард, подходя к ней и беря в руки печать. Боль кипятком окатила его тело, но он не подал вида. Отвернувшись от Майны, он неспешной поступью подошёл к Уолтеру и Интегре, присел на корточки, тот крепче прижал нож к её шее, а начавшая приходить в себя девушка, медленно открыла глаза.
- Не делай этого, Алукард!- с мольбой прошептала она. Он, улыбнувшись, протянув руку, и ласково погладил её по теплой, мокрой от слёз щеке.
- Хорошая моя,- нежно произнёс он.- Не бойся, тебя никто больше не обидит! – поднявшись с полу, Алукард подошёл к каменному колодцу и, сжав в руках серебряный медальон, снова повернулся и улыбнулся Интегре.- Я делаю это лишь для тебя, любимая!
- Алукард,- прошептала Интегра, пристально следя за ним.- Остановись не делай этого….,- она слегка рванулась, не обращая внимания на приставленный к горлу клинок.- Я сделаю это сама! Майна,- она повернулась к той женщине,- дай мне это сделать!
- Зачем?- безучастно спросила та.- Дракула сам – это сделает!
- Не сделает!- не сдавалась Интегра.- Он не умеет этого делать….
- Врёшь,- снова таким же тоном возразила Майна,- Уолтер рассказал, как он спас, таким образом, свою подружку,- она хихикнула, а Интегра ещё немного привстала.
- Никого он не спасал, - она на миг закрыла глаза, и обратила свой взгляд на Алукарда, что положив медальон на край колодца, так как он уже довольно сильно обжёг ему руку, удивлённо смотрел то на Майну, то на Интегру, пытаясь уловить хоть какую-то логику в этом диалоге. А мисс Хелсинг между тем продолжила дальше.- Всё, то была лишь хорошо разыгранная сцена….
- Для кого разыгранная?- вздохнула Майна, и в следующий миг бросила злобный взгляд на вампира.- Алукард, делай то, что я сказала, или она умрёт!- Потом, снова посмотрела на главу Хелсинга.- Достойно, Интегра,- невесело улыбнулась она,- хотела освободить своего возлюбленного от тех мучений, что ему сейчас предстоит пережить? Но нужно было думать об этом раньше! Чего стоишь, вампир, я сказала, делай свою работу!
- Алукард прости меня!- произнесла Интегра, наблюдая, как он берёт в руки медальон, как расширяются при этом от боли его зрачки.- Алукард…,- он повернулся лицом колодцу и начал выговаривать слова заговора.- Я люблю тебя!- сорвалось с её губ.

Без заголовка

Воскресенье, 27 Января 2013 г. 12:53 + в цитатник
С замиранием сердца Интегра поднялась с какой-то кровати и с немалым интересом осмотрелась вокруг. Голова болела, словно кто-то ударил по ней молотком, а во рту был какой-то солёно-приторный вкус, от которого сильно тошнило.
- Где я?- испуганно произнесла она, осматриваясь вокруг, место, в котором она находилась, было, ей совершенно не знакомо: это была какая-то комната, с непонятной довольно старой мебелью. Не в том смысле старой, что поломанной и с потёртой обивкой, а в том, что такую уже можно было увидеть разве что на картинках или музее. Поднявшись на ноги, девушка с удивлением заметила, на себе очень странную одежду: она была в ночной рубашке! Длинной почти до самого пола, что повергло девушку в состояние немого коллапса, она всегда спала в вообще-то в пижаме, а одевать на себя такое, ей бы и в голову не пришло!- Что за хрень на мне?- Интегра встряхнула головой, пытаясь прогнать это наваждение, но через мгновенье вдруг вспомнила, что она сейчас находится в мире, далёком от реальности и немного успокоилась: « Так и должно быть!- сказал её внутренний голос». Ещё секунду постояв на месте Интегра, подошла к дверям и вышла в коридор. Странным был этот дом, по котором шла девушка,- это был какой-то старый особняк, построен в старинном стиле, хоть планировка этих комнат была девушке довольно знакомой. Остановившись на минуту и всмотревшись в окружающий интерьер и присмотревшись к нему внимательней, она вдруг поняла, что находится в своём родовом поместье, но только не в том, по которому она привыкла ходить в последнее время, а довольно раннего возраста. Старая штукатурка на стенах, старомодные мебели, и шторы, какие Интегра раньше часто видела… в учебниках по истории. «Да этому же всему лет сто не меньше!- с неким восторгом подумала она, идя дальше - Стоп да это же…,- она снова остановилась,- это же наше поместье, лет сто тому!- с удивлением догадалась она.- Ну, это же надо!».
Да ещё стоит заметить, что вокруг было темно - была ночь.
«Да, что же это такое?- ошарашено, подумала она,- где я и куда иду?». Интегра с шумом втянула в грудь воздух, и между тем дошла до входной двери этого дома, не мешкая, она открыла её и вышла на улицу. Пройдя несколько метров, девушка дошла до калитки и вышла за пределы двора. Ночь была тихой спокойной, её тишину нарушали лишь тихое пение кузнечиков, а вокруг было светло. «Полнолуние!- догадалась мисс Хелсинг, и подняла глаза вверх, луна лила прямо над её головой.- Какая красота!»- с восторгом подумала она, опуская глаза. И тут её глазам открылось удивительное зрелище: Интегра стояла на небольшом возвышении, а немного внизу, находилось старое кладбище. Немного приглядевшись, она совершенно ясно увидела, что по кладбищу кто-то шёл. Сначала испугавшись, но через минуту успокоившись, Интегра присмотрелась внимательней и с ужасом рассмотрела, что это шла какая-то девушка. Ни зная почему, но Интегра сразу определила, что это была именно девушка, среднего роста в такой же длиннющей ночнушке, и развевающимися на ветру волосами. Сглотнув тяжёлый ком, и содрогнувшись всем телом, она посмотрела внимательней и заметила, что та шла как-то совсем неестественной походкой, всё время, покачиваясь и то и дело, натыкаясь на что-то,… словно… толи дороги не видела, толи спала находу!
Протерев глаза и с замиранием сердца продолжая следить за ней, у Интегры в душе начало зарождаться некое странная догадка… Девушка подошла к высокой надгробной плите и села на неё.
«Так это же лунатик…,- подумала Интегра, двигаясь по тропинке, ведущей к кладбищу,- что же приплелась среди ночи на кладбище да ещё и в полнолуние!- Недоумевала она, но в следующие мгновенье ругнула себя за тупость. - Вроде бы от неё что-то может зависеть! Нужно быстрее идти, а то ещё с ней приключится что-то!». И тут, будто в подтверждение её мыслям Интегра совершенно ясно увидела, что позади девушки появилась высокая тёмная фигура и приблизилась к лунатику вплотную…
- А ты чёрт!- тихо вскрикнула Интегра, и моментально вспомнив события, что должны были за этим последовать, с книги Брема Стокера, бросилась бежать. «Только бы успеть! Только бы успеть!- стучало у неё в голове, с гневным клокотание она вспоминала. То негодование, которое она испытывала, когда читала этот эпизод в книге…. И как хотелось ей его предотвратить!
Тень медленно склонилась над девушкой, а та словно ему по заказу откинула голову назад….
- А ну отойди от неё ублюдок!- заорала Интегра, даже не на минуту задумываясь о последствиях. Тень подняла голову, а девушка застыла в двух шагах, от Люси и Дракулы…, ну, по крайней мере, она так думала….
Кто-то крепко схватил её сзади, резко повалил на землю и зажал рот рукой, Интегра сильно застонала и попыталась укусить, за руку, что зажимала ей рот, и сделала, что хотела. Но тот ещё крепче прижал руку к её губам, она лежала спиной на его груди и чувствовала, как сильно вздымается и опускается его грудь.
Закрыв глаза, Интегра откинула голову назад, сделала несколько глубоких вздохов, и мысленно посчитав до десяти, резко и быстротой свойственной лишь змеи (этому приёму научил её Алукард!), извернулась в руках держащего и мгновенно повернулась лицом к нему.
- А ты хорошо учишься!- широко улыбнулся Алукард, всё ещё тяжёло дыша.
- Ты?!- искренне удивилась она, вздвинув брови.
- А ты кого ждала, Папу Римского?- со свойственной издевкой пошутил тот. Интегра приподнялась, но не спешила слезать с его груди, а также тяжело дыша, уперлась в неё ладонями и неотрывно смотрела ему в глаза, он тоже несмигивающе смотрел на неё. Прошло несколько секунд, прежде чем девушка, опустив глаза, вниз заметила причину этого: глубокое декольте ночной рубашки, при повороте стал ещё шире, и предательски открыл зрелище её самой интимной части тела именуемой грудью. Но даже сейчас она не спешила вскакивать, и как бы было бы, в обычной жизни закрываться… Просто опустила ресницы и почему-то ласково провела ладонью по его чего челу. Алукард, наконец, отвёл глаза в сторону.- Что ты делаешь Ван-Хелсинг?- тихо спросил он.
- А ты, что делаешь?- она, привстала и поправила ворот на рубахе, она указала взглядом на всё ещё стоящую в стороне пару, она по-прежнему сидела, запрокинув голову, а он стоял возле неё, впившись в её шею зубами.- Что это всё значит?!
- Ты, что Брема Стокера не читала?- улыбнулся Алукард.
- Читала,- отмахнулась Интегра, - и знаю что…,- «Это за сцена…»,- хотела добавить она, но не успела, что-то сильно упёрлось ей между ног, заставив её смущённо замолчать. Судорожно всхлипнув, она вздрогнула всем телом, вновь опустила глаза и словно только сейчас заметила, что всё ещё также сидит на Алукарде, на его бёдрах….- Алукард, что ты делаешь?- прошептала она, бессило склоняясь на его грудь, но, всё ещё пытаясь упереться при этом ладонями.
- Разве ты не за этим сюда пришла….,- Прохрипел он, и неожиданно схватив её за талию, повалил на землю, а сам в следующие мгновенье оказался над ней. Его рука осторожно проскользнула по нежному атласу её ночнушки, до самого края и бесстыже закатила её, прошлась по ноге, скользнула по внутренней стороне бедра и…. Девушка застонала, попыталась было засопротивляться, но он прижал её к земле другой рукой, и впился в её губы своими.
- Алукард, прошу не надо!- прошептала вдруг Интегра, отворачивая голову в сторону.
- Почему?- хрипло спросил он, продолжая скользить руками по её телу.- Наш сон наши правила…
- Прошу остановись…,- с её глаз выкатились две слезинки.- Я не хочу так…, не хочу здесь…- Она всхлипнула, и крепко закрыла глаза, не веря, что её просьба дойдёт до его сознания, её руки сжались в кулаки, мысленно готовясь к борьбе! Но прошло меньше секунды, как Алукард отстранился от неё.
- Правильно говоришь Ван-Хелсинг!- неожиданно сорвалось с его губ, и он отпустив её, отвернулся от её обнажённого тела, сел спиной к ней, и обхватил колени руками.- Не нужно смущать героев книги и вносить в сюжет ненужные коррективы!- Интегра опустила ночную рубашку, скрывая наготу, и тоже поднялась.
- Что происходит, Дракула?- спросила она, придав голосу строгий оттенок.
- Ты никогда не называла меня Дракулой?- хмыкнул он, не, оборачиваясь.
- А ты меня Ван-Хелсинг…,- последовала многозначительная пауза. Ёе нарушила Интегра.- Что мы делаем в этой книге? Какое она имеет отношение к Бриллиантовой пещере, Торктильде, и всём остальном? И почему именно этот момент?
- А я откуда знаю!- чуть раздражённо ответил он, пожав плечами Алукард, всё, также, не поворачиваясь к ней.- Это же тебе снится, а не мне! Вот и ищи связь между всеми этими событиями…- его как то странно затих при последней фразе. Интегра медленно встала и осмотрелась кругом. Её удивлению не было предела, кладбище, высокая могильная плита и Люси с вампиром вдруг исчезли, словно их никогда и не было, а перед девушкой во всей своей красе возвышалось здание огромного кафедрального собора, в котором она исповедовалась, незадолго до как у неё случился сердечный приступ.
- Что за…,- от неожиданности девушка сильно закашлялась и мысленно пожалела, что во сне нельзя покурить, но это был не единственный сюрприз, когда она посмотрела на себя, то увидела, что стоит одетая не в ночную рубашку, а в свой серый брючный костюм. А в зажатой ладони сжимает рукоять своего меча….- Алукард,- несмело позвала она, осматриваясь вокруг, но нигде не увидела его.- Алукард!- повторила она, но ей ответила лишь тишина, смотрящая на неё немыми глазами пустой улицы…
- Милая ты и так уже знаешь больше, нежели нужно! Действуй!- ответил ей голос бывшего графа.
Интегра широко открыла глаза и поняла, что проснулась окончательно. Превозднемагая сильную головную боль, она поднялась с полу и обвела глазами пустой тёмный кабинет, где-то щёлкнули часы «Полночь! – догадалась она».

Лаура стояла скрестив руки на груди, отрешённо смотря в сторону Алукарда, что стоял заточённый барьером и наблюдал за всем происходящим в этой пещере каким-то ненавистно- испепеляющим взглядом, которым обычно смотрят палач на своих жертв, за секунду до приведения приговора в исполнение, или хищная кошка на маленького беспомощного мышонка, перед тем, как сожрать его! Больше всего колдунью пугало выражение лица. Его лицо было спокойным пугающе спокойным. Словно его толи не пугала уготовленная ему участь, толи он был уверен, что с ним ничего не случится, толи ему всё было безразлично… «Знать бы, что у тебя на уме, вампир,- мылено говорила она, всматриваясь в его силуэт.- Не может быть, чтобы ты вот так просто легко сдавался.- Она медленно подошла к нему ближе и застыла в нескольких шагах от барьера, что восстановил Максвелл, из святого ладана, и серебряных невидимых цепей, что позволяло держать вампира, как тигра в зоопарке, не опасаясь, что он в любой момент выскочит на свободу и поубивает всех окружающих! Алукард лишь искоса посмотрел на неё и демонстративно отвернул голову в сторону, подавая всем видом, что ни на какие диалоги с ней не настроен, Лаура, мысленно пожав плечами, тоже отошла назад, где стояла несколько минут назад, кто-то тихо подошёл к ней, она повернула голову – это была Майна.
- Ну, что тут всё без изменения?- спросила она, подходя к подруге.
- Как видишь,- хмыкнула Лаура, покосившись в сторону Алукарда, что стоял, скрестив руки на груди, и изредка бросал на них надменные взгляды.- Майна, у нас времени в обрез, больше ждать и рассчитывать на его помощь, саможелаемую помощь, мы не можем!- Витез пристально посмотрела ей в глаза. – Майна он должен нам помочь и отдать свою силу он должен самостоятельно! Правила ты знаешь, насильно заставить его никто из нас не может, да и не удастся это нам. Не предаст он Интегру Ван-Хелсинг….- Майна, крепко сжала губы, так, что на скулах выступили жевалки, и внимательно посмотрев в сторону вампира, о чём-то очень серьёзно задумалась.
- Он поможет нам,- задумчиво произнесла она, улыбнувшись страшненько улыбнувшись.- Мальчик думает, что он тут самый сильный, самый умный, что может просчитать всех и всё до малейшей мелочи…,- руки женщины сжались в кулаки.- Ну, ничего, мой милый, я преподнесу тебе такой сюрприз, что ты его до самой свое смерти не забудешь!- она обратила свой долгий взгляд на Лауру, и вновь нехорошо улыбнулась.- Пошли, подруга, поколдуем….

****
Протерев уставшие и покрасневшие глаза Интегра, сняла очки, небрежно бросила их на стол, чудом не разбив, при этом, и откинувшись спиной на спинку стула, с шумом втянула в грудь воздух. «Что за чертовщина!- со злостью подумала она, опуская глаза на открытую, лежащую перед ней книгу «Дракула» Брема Стокера. Она уже прочла её всю вдоль и поперёк, проанализировала, чуть ли не каждую её станицу, но так по-прежнему ничего не могла в этом понять. « Причём тут сцена, где Алукард, в смысле Дракула кусает Люси Вестерн, причём тут именно эта сцена, и потом появившийся собор?».- Интегра почувствовала, что ещё немного и с её ушей повалит густой дым от того, что начинает закипать мозг. Закрыв глаза, она осторожно помассировала кончиками пальцев виски и обратила взор на портрет своего деда.
- Ну, подскажи хоть ты, что всё это значит?- замучено улыбнулась она.
- С кем вы разговариваете, леди Интегра?- спросила Виктория, заходя в её кабинет, мисс Хелсинг посмотрела на неё. Девушка зашла и встала на пороге, на ней уже не было той окровавленной одежды, что Интегра видела до того, как вошла в транс. Целис была одета в обтягивающие джинсы и чёрную облегающую футболку, а не в мини- юбку, как обычно, светло рыжие волосы были разметаны по всей голове, будто она долго стояла перед тем, как прийти сюда перед лопастями работающего вентилятора.
- Да ни с кем,- пожала плечами Интегра, Виктория подошла ещё ближе.
- Вы что же книжки читаете?- пренебрежительно спросила она, указав взглядом на книгу.- Нашли же вы время…,- Интегра изумлённо уставилась на неё, не совсем поверив своим ушам, а присмотревшись к ней – не поверила ещё и глазам. Лицо девушки выглядело лет на десять старше обычного, какое-то задумчиво- взрослое выражение нежно-голубых глаз, такое решительное граничило с нескрытым полубезумием, чего никогда не было раньше. Девушка словно пережила за всю эту ночь, не один десяток таких ночей, всё это оставило неизгладимый отпечаток на всём её образе, совсем вытеснив из него такое присущее в нём раньше наивно- милое детское выражение, являющиеся обязательным и таким привычным для всех её атрибутом.
- Что ты сказала?- переспросила Интегра не отводя, от девушки свой пристальный взгляд. А Виктория между тем продолжала преподносить ей сюрпризы дальше, подойдя совсем к её столу вплотную, она бесцеремонно села на него и не обращая внимания на обалдевший взгляд леди Хелсинг, взяла книгу и без особого интереса, прочитала её название.
- Дракула, Брема Стокера?- хмыкнула она, слегка встряхнув книгой, а потом словно невзначай уронила её на стол.- Это, что заменяет вам настольную библию что-ли?- Интегре вовсе не понравилось это замечание, как и всё вовсе происходящее, но зачем-то она послушно ответила.
- Вовсе нет, Виктория, мне нет, особого наслаждения перечитывать этот бред, но сейчас для меня, как и для всех это просто необходимо. Понимаешь, мне приснился Алукард и подсказал, что искать разгадку нужно именно в этой книге!
- Вот как,- вздохнув, хмыкнула девушка, спрыгнув со стола.- А вы знаете, что Алукард пил мою кровь даже после того, как обратил меня в вампира! Призывал меня к себе в комнату, раздевал до пояса, и впивался зубами в мою шею…. Мне было больно,- она зло улыбнулась,- безумно больно, а он не обращал на это малейшего внимания….
- Виктория, зачем ты мне это рассказываешь?- искренне удивилась Интегра, чувствуя, как сжимается её сердце. Она в очередной раз приподняла очки и протёрла глаза, обращая свой пристальный взгляд на Викторию. Девушка слегка закусила губу и опустила глаза вниз, неожиданно ей стало немного стыдно.
- Простите, леди Интегра….
- Зачем?- ещё больше удивилась мисс Хелсинг.- Целис чего ты добиваешься?
- А вы разве не догадываетесь?- теперь удивилась Виктория.- Я люблю своего хозяина таким, как он есть, мне плевать, что я его собственность, что он может делать со мной что захочет, как захочет, и когда захочет, я сама выбрала себе этот путь! Я знала с самого начала и сама сделала такой выбор!- Виктория оперлась обеими руками о стол и пристально посмотрела Интегре в глаза.- Это была моя жертва! Моя жертва ему! А, чем вы можете пожертвовать ради него? Чем докажете свою любовь?
- Да уж,- выдохнула Интегра, вздвинув брови, - здесь я тебе, конечно, не конкурент! Но и не собираюсь ТЕБЕ,- она ощутимо повысила голос на этом слове,- что-то, девочка, доказывать!- она тоже подвинулась вперёд и в свою очередь пристально посмотрела вампирше в глаза.
- А может вам просто нечего сказать по этому поводу?- не здавалась Виктория.- Признайтесь сама себе, зачем вам Алукард? У вас было десять лет, и тысяча шансов – вы не использовали ни единого! Вы боитесь, боитесь за себя, за свою фамилию, за своё положение, - это для вас главнее всего! А чувства какого-то вампира, это ерунда!
- Ты, что жизни меня будешь учить?- глаза Интегры гневно блеснули.
- Нет, не буду,- пожала плечами Виктория, оттолкнувшись от стола,- просто хочу спросить вас кое о чём? – её глаза сузились.- Только честно? Откровенность за откровенность?- она на миг умолкла.
- Чего ты хочешь?- чуть наряжено спросила Интегра.
- Если придётся выбирать, между жизнью Алукарда и своей жизнью, что вы выберете? Чья жизнь вам дороже? Кого вы любите больше себя или его?
Интегра вытащила из пачки сигарету закурила её и несколько секунд всматривалась в свою бывшую почти слугу, пытаясь переварить эти вопросы, и найти на них ответы, но так и не смогла ответить ни на один из них!
- Молчите,- вздохнула Виктория, отступая к дверям.- Вы не знаете ответа на этот вопрос, вы не знаете, насколько он вам дорог, дорог как человек, которого вы любите, или как дорого, оружие, что вам необходимо для подальшей борьбы со злом? Ведь лорд Алукард просто необходимый для Хелсинга! Как отец Андерсен для Искариота! – при этих словах Виктория как-то странно хихикнула, а Интегра отрешённо посмотрела на неё.- Извините!- снова хохотнула она.- Вы ведь ещё не знаете…,- глаза мисс Хелсинг, широко открылись.
- Чего не знаю?- от того, как поменялось выражение лица Виктории Целис, ей стало немного страшно. Её лицо исказила какая-то непонятная гримаса надменности, вроде как от радости достигнутой цели, словно хищник, наконец, поймал достойную добычу.- Где паладин?- моргнула, Интегра, слегка привставая.
- В подвале,- совершенно спокойно ответила полицейская.
- Где?- не поняла мисс Хелсинг.
- В подвале, леди Интегра, и думаю, он больше он вас не потревожит…, - Виктория, засмеялась,- а, мой хозяин лишился своего любимого врага….
Интегра сглотнула тяжёлый ком и медленно встала на ноги, неожиданно до неё стало кое- что доходить….
- Виктория…,- она на немного дрожащих ногах подошла к девушке и взяла её голову в ладони.- Целис, что ты наделала?!- она вдруг схватила её за плечи и с силой тряханула.
- Он был не тот за кого себя выдавал,- отвернула голову Виктория, а потом резко оттолкнулась от неё.- Вы думаете, он появился здесь просто так? Из жалости к главе конкурентной организации и какай-то там вампирше, каких он на дух не переваривает, чтобы спасти их по доброте душевной?! Ничего подобного. Ватикан дал ему чёткие указания, он должен был следить за Максвеллом, и вашей организацией, а когда отец Максвелл вышел из под контроля Ватикана, отцу Андерсену было дано ещё одно указание: уничтожить его, а за одно и всех кто что-то знал об этом! Ну, чтобы было без свидетелей!- руки Интегры безвольно опустились.
- От куда ты это знаешь? – безжизненно спросила она.
- Я выпила его кровь,- ответила Целис, Интегра закрыла глаза: « Так я и знала!- мелькнуло у неё в голове».
- Как ты могла её выпить?- чуть спросила, она, немного обалдев.- Этого не мог сделать даже Алукард, он же регенератор?! Самый сильный из всех, когда либо, создаваемых в мире?!- Виктория грустно улыбнулась.
- Так уж получилось…
- Ты его у била?- с недоверием спросила сер Хелсинг.
- Нет, не убила,- выдохнула Виктория, подняв глаза вверх, в которых вдруг почему-то заблестели слёзы.- Не смогла…,- Интегра едва сдержала вздох облегчения.- Я не могу убить человека! Да, в какой-то миг я стала совершенно другой, у меня появилось дикое непреодолимое желание уничтожить!- Слезинка заскользила у неё по щеке.- Я потеряла контроль над собой, леди Интегра, но в последний миг, просто не смогла….- В этот момент словно в подтверждение её словам в дверном проёме появилась массивная фигура с низко опущенной головой.
- Хозяйка…,- упавшим голосом произнёс бывший «козырной туз» Искариота, повергнув Интегру в ещё большее изумление. От неожиданности она шатнулась на ровном месте.- Мы идём?
- Идём, Александр,- ответила новоиспеченная «хозяйка», отвернувшись от шокированной Интегры, и подошла к нему.- А вы подумайте над моим вопросом, леди Интегра,- обратилась Виктория к ней.- И если вы не сможете найти на него ответ, то, пожалуйста, не стойте между нами! Вы сильная, вы лидер! Вы привыкли всеми повелевать и покорять,- Виктория, внимательно посмотрела на леди Хелсинг.- Но я не позволю вам снова и снова причинять ему боль, я тоже сильная, и не дам вам поломать мою жизнь и Алукарда! Если
вам нечего ему предложить – уйдите! Не стойте между нами! А не послушаете – глаза Виктории сузились, а в голосе появились угрожающие нотки,- то следующей особой, что назовёт меня «хозяйкой», будете вы!
- Ты мне угрожаешь?- крепко сцепила губы Интегра.
- Предупреждаю!
- Девочка, да ты что…,- Интегра почувствовала, как поднимается в ней волна гнева, такой дерзости она не намерена была терпеть, даже от самой королевы Англии, но вампирша грубо перебила её.
- Я тебе не девочка!- сильно повысила голос она, впервые в жизни на саму Интегру! И бросив на неё пренебрежительный взгляд, добавила.- Если уж разбираться то из нас двоих девочка именно ты!- зрачки Интегры расширились, а на щеках появился яркий румянец, ей неожиданно стало неловко.- А я уже женщина!- продолжала Виктория.- К тому же, я ношу ребёнка от любимого мужчины!- глава Хелсинга опустила глаза вниз, неожиданно ей стало больно.- Так, что, леди Интегра, мне есть, что в этом плане терять! – после этого Виктория отвернулась от сера Хелсинг и ушла, отец Андерсен последовал за ней, как цепная собачонка, бросив на леди Интегру пустой и совершенно отсуцтвующий, как у упыря взгляд. Интегра вновь осталась одна, она медленно опустившись на колени, крепко зажала лицо ладонями и застонала. Мир вокруг начал рушится, как карточный домик!

22.01.2012.

Вторник, 22 Января 2013 г. 19:18 + в цитатник
Этот полусон- полубред продолжался больше двух часов, в нём переплелись все недавние и почти забытые события Интегры. Девушка видела себя маленькой девочкой, как она блуждает по многочисленным коридорам своего замка, как ищет своего отца, как убегает от ненормального дяди, а потом очень быстро увидела себя уже восемнадцатилетней девушкой стоящей на краю высокой башни. В этот день был её день рождения, но по привычке девушка не отмечала его, лишь удосужилась выслушать скупые поздравления от королевы-матушки и Уолтера. Как глава Королевских Протестантских Рыцарей, она считала глупо и чуть ли не унизительно праздновать такую мелочь, как день рождения: «Ну, подумаешь, ещё один год прибавился,- насмешливо думала она,- что тут особенного, вон Алукард вовсе на них никакого внимания не обращает…»
- Всё потому, что для меня они не имеют малейшего значения,- вдруг ответил ей Алукард, материализовавшись у неё за спиной.- Я не взрослею, не старею, не познаю радость или печаль от изменения с годами своего тела …,- он подошёл совсем вплотную к ней, Интегра почувствовала его дыхание на своей коже,- но я бы отдал всю свою вечность лишь бы хоть на мгновенье ощутить всё это!
- Хочешь узнать, каково это быть старым немощным и дряхлым?- съехидничала мисс Хелсинг, резко обернувшись, и на мгновенье замерла: Алукард стоял в нескольких сантиметрах от неё, с огромным букетом красных роз, её любимые цветы.
- Зачем вы так, хозяйка?- ласково произнёс он.- В каждой поре человеческой зрелости есть соя неповторимая прелесть,- он подошёл ещё ближе, его глаза блеснули.- С днём рождения вас, хозяйка!- Алукард протянул ей букет цветов. Сердце девушки дрогнуло, первым желанием у неё было взять цветы и поблагодарить его, но она зачем-то подавила это желание в себе.
- Что ты себе позволяешь, слуга?- пренебрежительно хмыкнула она, горделиво вздёрнув подбородок. Алукард отрешённо посмотрел на неё.
- Да ничего,- пожал плечами он,- просто хотел поздравить тебя, вот и всё!- его улыбка почему-то начала раздражать её.
- Ты думаешь, мне нужен твой веник?- она вдруг выхватила цветы у него из рук и с силой швырнула их с башни, одарив вампира при этом леденеющим взглядом.- А теперь пошёл вон от сюда!- Алукард несколько мгновений немо смотрел на неё, видимо не ожидав такого поворота.
- Зачем ты так, Интегра?- спокойно произнёс он, приближаясь к ней почти вплотную.- Неужели я тебе настолько отвратителен?
- Нет,- вздвинула брови она,- ты для меня вообще никто, просто пустое место, я сказала, пошёл вон я хочу побыть одна!- С этими словами она вдруг выхватила пистолет и зачем-то направила его тому в голову. Вампир опустил глаза, эти слова сделали ему больно.
- Хорошо будь, по-вашему, хозяйка, я уйду,- тихо ответил он, растворяясь в ночном марке.
Интегра ещё долго стояла на месте, всматриваясь в холодную ночную мглу за пределами замка. В этот миг сразу несколько разных чувств разрывали её душу, первое гордость: « Я поступила совершенно правильно, пусть мерзость знает своё место, я Ван-Хелсинг, а он никто – просто бесовское отродье! И больше никто!- В этот миг девушка вдруг почувствовала, как что-то сильно сжалось в груди, что стало больно, к горлу почему-то подкатил тяжёлый комок, и выступили слёзы.- Но ведь он не сделал ничего плохого!- с болью подумала она». И ещё мгновенье постояв, бросилась с башни, в смысле побежала по каменной терассе, быстро спустилась по винтовой лестнице вниз во внутренний двор, слабо освёщенный только одним фонарём, и с замиранием сердца подошла к выброшенному ею самой букету роз. Слёзы навернулись у неё на глаза, он присела на корточки и осторожно прикоснулась к нежным, но уже сильно потрёпанным цветам: « Розы,- подумала она, неожиданно ей стало больно, она подняла букет с земли и прижала к груди,- он один, только подарил мне в этот день цветы!»- непрошеная слеза защекотала щёку. Не осознавая до конца, что делая, девушка, прижалась к бутонам своими губами. Неожиданно она почувствовала его присуцтвие за спиной, обернулась, он действительно стоял сзади и следил за ней, но его взгляд был мрачен, улыбка куда-то подевалась с его лица, а глаз были такими печальными, что у Интегры защемило сердце.
- Алу…,- начала она, но он повернулся и пошёл прочь, не исчез, не телепартировался, а именно ушёл. Интегра лишь всхлипнув, сильнее прижала его подарок к груди….
Интегра застонала сквозь сон, и повернула голову: «Зачем?- подумала она,- зачем мне снится это?».
И тут девушка увидела то, чего никогда не было, но оно приснилось или вернее пригрезилось ей.
…мгновенье, посидев на месте, Интегра поднялась на ноги и вдруг побежала вслед удаляющемуся вампиру, догнала его через несколько метров, обхватила его руками, заставила остановиться. Он резко взялся за её руки и разнял их.
- Не надо,- с болью в голосе произнес он,- не мучь меня…
- Алукард,- прошептала Интеграл, продолжая обнимать его.- Не отталкивай меня, хот бы здесь,- она по-прежнему не размыкая рук, перешла к нему наперёд, и пристально посмотрев в глаза, прильнула к его губам.- Хотя бы во сне я хочу быть твоей!- Алукард не ответил ей на поцелуй, а упершись руками её в грудь, оттолкнул девушку от себя и печально улыбнулся, неожиданно по его лицу заструились слёзы.
- Опоздала, любимая!- с болью произнес он.
- Что?- стряхнула головой она.- Почему я опоздала? Это мой сон, мои правила…
- Интерга, при жизни ты мной брезговала, как дохлой тварью. Всю свою жизнь мучила и унижала, я все эти десять лет я так и не услышал от тебя ни одного ласкового слова, ни увидел, ни одного доброго взгляда в свою сторону, я был для тебя просто оружием, которое ты успешно использовала для своих целей!- Интрегра отвернула голову, ей нечего было возразить ему.
- Помоги мне,- с мольбой произнесла она,- прошу, если твои чувства ко мне искренны, то прошу, забудь свою обиду, и прости меня!- она схватила ладонями его руку и с силой сжала её.
- Конечно, помогу,- криво улыбнулся он.- Для этого я и явился! Но это будет в последний раз,- Интегра ошарашено посмотрела на него, а тот поспешил объяснить.- Когда всё будет кончено, я имею ввиду, когда я уничтожу Торктильду, раз и навсегда…- он слегка сжал губы, и посмотрел на неё из подо лба.- Я уйду, Интрегра, я принял решение, наше сотрудничество на этом закончится.
- Что?- девушка покачнулась и почувствовала, что сейчас заплачет.- Почему?
- Я так решил,- твёрдо ответил он,- я разрываю наш союз так, как он завёл нас с тобой в тупик, хочешь меня удержать, набрасывай снова печать…,- Интегра закрыла лицо руками,- милая пойми так будет лучше,- уже мягче проговорил носферату, осторожно положил ей руку на плечё.- Ты не подумай недавние события, те, что ты меня чуть не убила, здесь не причём.- Девушка повернула голову в сторону, она поняла, о чём он.- И так мы по своему неведению, чуть не сотворили то, что не простил -бы не твой Бог ни мой дьявол….
Не в силах больше стоять она просто упала ему на грудь и прижалась к ней, он тоже крепко обнял её, как обнимает отец свою дочь, или как старший брат свою младшую сестру, и нежно погладил её по волосам. Интегра закрыла глаза и крепче сжала руки.
- Я всё понимаю,- тихо прошептала она.
Прошло ещё несколько минут, а они так и стояли, крепко прижавшись, друг к другу, не решаясь разорвать эти объятья, словно, каждый из них понимал при этом, что если сейчас оторвется друг от друга, то это уже будет конец, назад дорога к друг другу, уже будет навсегда уничтожена, сотрётся, исчезнет, а они будут стоять по краям огромной пропасти, разделившей их навсегда!
- Интегра,- прошептал он, взяв её голову в ладони.
- Алукард,- простонала она, провёв ладонью по его щеке: «Давай, смелее!- сказал кто-то, ей внутри, слегка подтолкнув.- Не бойся – это просто сон! Никто ничего не увидит и не скажет! Ты не раз уже это делала во сне…». Их глаза встретились, её губы потянулись к его губам, всё вокруг начало дрожать и вибрировать. Она сделала глубокий вздох, её сердце дрогнуло…. Осторожно она расстегнула пуговицы на его рубахе, Алукард почему-то был, в одной просторной белой рубахе, без красного плаща, что обычно, и без привычного замысловатого галстука бабочки. Его дыхание стало очень тяжёлым и прерывистым, дрожащими руками он расстегнул её пиджак и рубаху, мир вокруг померк, а потом закружился в бешеном хороводе. Всё слилось воедино, и завертелось так, что девушка уже не могла разобрать, где верх, где низ…
- Палладин, что это с ней?- испуганно спросила Виктория, приседая над леди Интегрой,- почему она так странно дышит и смотрит?- Андерсен, тоже склонился над ней, и осторожно коснулся тыльной стороной ладони к её лбу, а потом внимательно посмотрел в её расширенные глазницы, и вздвинув брови выпрямился.
- Не трогай её, похоже, она в каком-то трансе.
- В чём?- не поняла Виктория, тоже, распрямляясь.
- В трансе,- повторил священник,- это состояние похожие на сон, но в котором человек всё видит, как наяву, все события прошлое настоящее и будущее, тесно переплетается в этом сне. И что самое поразительное, - в транс человек не может войти самостоятельно,- задумчиво произнёс он,- разве, что он на грани полу безумия, в состоянии полного отчаяния, или ему нужно узнать что-то очень важное, или скорее, как в последнем варианте всё вместе взятое….- Сердце Виктории сжалось, она вновь наклонилась к главе Хелсинга и аккуратно погладила её по лицу.
- Леди Хелсинг…. Это опасно для неё?- отец Андерсен лишь пожал плечами.
- Не знаю. Транс всегда чем-то опасен для человека, - его подсознание может заблудиться, в лабиринтах собственного разума…
- Может разбудить её?- с опаской спросила она.
- Нельзя!- резко ответил паладин.- Если она вошла в это состояние самостоятельно – то выходить должна тоже сама. Посторонние вмешательство может привести к печальным последствиям.
- Что же нам делать?
- Что делать,- хмыкнул Александр Андерсен,- а тут выбор невелик, нужно запастись и ждать….
- Ждать?- пренебрежительно сощурилась Виктория, одарив священника ничего не сулящим взглядом.- Вот садитесь, паладин, и ждите, а я иду искать Алукарда!- с этими словами она повернулась, и хотела, уже было уходить.
- И куда ты пойдёшь?- окликнул его священник,- ты не можешь увидеть место нахождения Алукарда так, как он и сам его толком не знает, потому, что не видел дороги, когда его тащили в ту пещеру. Так чем ты ему поможешь?
- Не знаю, мне всё ровно, но просто сидеть и ждать я не буду!- она снова неодобрительно посмотрела на него.- Неужели ты не понимаешь, там человек, которого я люблю,- девушка хмыкнула,- хотя откуда тебе это знать….
- Да неужели, мелкая…,- догнало её уже за порогом замечание священника, от неожиданности, Виктория едва не упала на ровном месте. Резко развернувшись на 180 градусов, она впилась в священника ничего непонимающим взглядом, гадая при этом, что это было галлюцинация или бред?
- Что ты сказал?- ошеломлённо произнесла она, моргнув, ставшими ещё большими от удивления, глазами.
- Что слышала,- улыбнулся Андерсен,- неужели ты так и не узнала меня…,- девушка сильно тряханула головой, словно пытаясь прогнать какое-то наваждение.
- Ва…Валик?- заикаясь, произнесла она, чувствуя, как подкашиваются под ней ноги.
- Ну, можно и Валик,- засмеялся Андерсен, Виктория пошатнулась и не в силах больше стоять на ногах, опустилась на какой-то очень кстати поставленный возле дверей кабинета стул.
- Но как,… почему…это, же нереально…,- от потрясения её слова даже в предложение не могли выстроиться.
- Всё реально, малышка,- пожал плечами священник,- просто я опять почувствовал, что тебе нужна помощь, вот и ломанулся, даже не задумываясь, в каком виде нахожусь!
- Но как?!- всё не унималась Виктория.
- Дело в том, что Ватикан приставил меня следить за Хелсингом, ну и Алукардом, и чтобы это не вызывало ни у кого никаких подозрений, а сделав меня регенератором, смена облика для меня стала вовсе не проблема! Чем я воспользовался.- При этом, словно пытаясь доказать свои слова, облик отца Андерсена начал таять, теряя очертания, окутался туманным коконом, а когда после пары секунд туман начал рассеиваться, то вместо священника перед поражённой до смерти Виктории уже стоял вампир Валик, хозяин «Мерчедайзинга».- Так лучше?- ухмыльнулся он. Девочка была уже на грани обморока. Неожиданно её захотелось вскочить на ноги и с криком убежать от сюда, но она успешно справилась с этим желанием, счёв его недостойным.
- Целый месяц, я была с тобой рядом и даже в мыслях не допускала кто ты такой!- ошеломлённо проговорила Виктория, почему-то почувствовав себя полной дурой.- А вы паладин, святой отец Андерсен, приняв облик друга Алукарда, сделав из меня идиотку, следили за мной!- неожиданно страх и удивление, в её душе начали меняться клокочущим гневом.- Ну и позабавились же вы!
- Виктория, ну не надо!- Валик присел возле неё и сжал её ладони своими руками.- Да сначала, когда я тебя встретил, то подумал, во, я сейчас развлекусь. Но потом, когда я узнал тебя поближе – то почувствовал, к тебе сосем другие чувства….- Он многозначительно замолчал.- Да, я не сказал тебе кто я, но ты, же не маленькая, думаю, понимаешь, что это было необходимо.
- Что же ты не испытывал эти чувства, когда протыкал меня освященными ножами и на моих глазах отрубал Алукарду голову? – тяжело спросила она с упрёком, посмотрев ему в глаза. Тот лишь на миг опустил ресницы.
- Ну, ошибался, разве с тобой такого не было?- только и пришло ему на ум, вместо оправдания.
- Ошибался,- с болью повторила Виктория, медленно вставая на ноги, и на всё ещё дрожащих ногах, направилась таки к дверям кабинета.- Где настоящий Валик Валдеслас?- зачем-то спросила она.
- Убит год назад!- совершенно без всяких эмоций ответило его тело, Виктория, схватившись руками за дверной откос, медленно сползла на пол и в изнеможении став на колени уперлась ладонями в пол. У неё вдруг возникло такое ощущение, что священник пронзил её сотней своих мечей одновремённо….
- Вика…,- превратившийся в вампира паладин, бросился к ней и подхватил под руки. Но она уже не слышала его….

Без заголовка

Четверг, 10 Января 2013 г. 21:37 + в цитатник
- А ты чёрт!- зло выругалась Лаура, в очередной раз, беря медальон в руки и снова беспомощно роняя его на землю.- У меня ничего не получается! – наблюдающий за этой сценой Алукард, которому уже предстояло целый час наблюдать настоящие светопреставление, запрокинул голову назад и нагло засмеялся. Все присуцтвующие обратили на него злые ненавидящие взгляды.
- Не смейся, урод!- зло рявкнул Максвелл.- Будешь ржать, когда тебя Торктильда на части разрывать будет!- на это вампир, всё также смеясь, лишь подняв руку, показал тому средний палец на руке!- Ах ты, сука!- взревел взбешённым этим Энрике и, сжав кулаки, бросился было к барьеру, где стоял заточённый вампир, с явным намерением дать тому в рожу, но на полшага остановился явно, не решаясь переступить, через черту, что отделяла Алукарда, от остальных. Так и замер, словно человек, перед клеткой с медведем.
- Ну чего остановился, тварь?- ещё больше засмеялся Алукард, скрещивая руки на груди.- Давай подойди ко мне!
- Да пошёл ты, урод!- рявкнул Максвелл, смачно плюнув в его сторону.- Давай смейся, посмотрим, как ты будешь смеяться через две ночи!- Алукард, пренебрежительно хмыкнул и скрестил руки на груди.
- Через две ночи, вам всем будет очень большая…,- он, смеясь многозначительно замолчал.- Вы же понятия не имеете, как пользоваться печатью Кромвеля, как же вы её набрасывать собираетесь?- Максвелл не успел ответить.
- Тогда, Дракула, мы с тобой, как в сказке, умрём в один день!- ответила Майна, выступая из-за поворота пещеры, и подходя к нему, почти вплотную.
- Хочешь умирать, возьми, повесься, зачем же скольких людей за собой тащить?- искренне удивился Алукард.
- А давай повесимся вместе?- ласково проговорила Майна, подходя к самому барьеру. Алукард не ответил, лишь посмотрел, как-то наполовину сочувствующе.
- Зачем ты это делаешь, Майна? Я понимаю этих двоих,- он указал взглядом на Лауру и Максвелла,- ненормальных, у них же мозги атрофировались, у одной из-за её возраста. Ведь этой ведьме, по её глазам вижу, уже лет-то, в два раза больше, чем мне. А у второго на религиозной почве крыша поехала, решил, что он тут главнее Папы Римского и даже самого Бога! Хочет доказать, что круче него лишь вареные яйца! А ещё этого ублюдка,- Алукард гневно посмотрел на стоящего в дальнем углу Уолтера.- Этот вообще решил, что только так сможет доказать своё собственное «я». Ну а ты зачем ты это делаешь? Чего не хватает тебе?- Майна переступила через барьер, даже не обращая внимания на него, и приблизилась к Алукарду совсем вплотную.
- Тебя хочу позлить,- криво усмехнулась она, Алукарду вдруг захотелось дать ей звонкую пощечину, но он зачем-то сдержал себя, а, только тоже криво усмехнувшись, скрестив руки на груди, пренебрежительно засмеялся.
- Ты не можешь меня рассердить,- спокойно возразил он, слегка, сощурившись,- твоя особа давно уже не вызывает во мне никаких ощущений, разве что отвращение.- Майна слегка сжала губы.
- И тебе плевать, что она взяла и выбросила тебя, как что-то ненужное?
- Речь не о ней, Майна,- вздохнул вампир.- Неужели ты не понимаешь!- он слегка повысил голос.- Дело в том, что я тебя больше не люблю! Всё между нами уже кончено, теперь у меня своя жизнь, у тебя своя вот и живи ею.- Женщина отрешённо смотрела на него несколько мгновений, а потом лишь хмыкнула.
- Знаешь, чего я хочу сейчас больше всего?- сквозь зубы произнесла она, впиваясь в него ненавидящим взглядом.- Хочу, чтобы ты, когда нибуть сказал это ей!- она обернулась и медленно перешагнула через барьер.
- Кто её отец?- неожиданно спросил Алукард, Майна нехотя обернулась.
- Зачем тебе?- удивлённо спросила она.
- Просто интересно, кто мог вложить в неё столько решительности, жестокости и упрямства, одновременно?- Майна печально вздохнула.
- А ты догадайся!- ему вовсе не понравилась её улыбка.
- Не старайся это не мог быть я!- язвительно ухмыльнувшись, заметил Алукард.- В момент её зачатия я был за тысячу миль отсюда!
- А я и не говорю, что это был ты,- пожала плечами Майна,- и без тебя есть настоящие мужики, и неважно, кто они живые или нежить.- Алукард покачнулся.
- Что ты хочешь сказать этим? Что отец Интрегры вампир?- Майна засмеялась.
- Да ладно тебе! Хочешь, я тебе его покажу?- Алукард был настолько поражён, что не мог даже ответить, а зло улыбающаяся Майна снова подошла к нему и осторожно коснулась кончиками пальцев к его виску.- Смотри внимательно, Алукард! – тот закрыл глаза и как сквозь густой туман увидел странное видение: Майна стояла тут же на этом месте, над тем же колодцем, что находился посреди этой каменной залы. Только это была вовсе не та Майна, что сейчас стояла перед ним – это была совсем молоденькая девочка, лет пятнадцати- шестнадцати не больше. Худенькая щупленькая, стояла, испуганно сжимая худыми, почти детскими руками, холодные края колодца.
- Ты готова, девочка моя?- раздался позади неё, поразительно знакомый Алукарду голос, от чего тот напрягся, но глаза не открыл.
- Да!- твёрдо ответила девушка, сзади неё ей на плечи легли чьи-то руки и слегка сжали ещё плечи.
- А ты готова заплатить за это?- почти нежно произнёс тот же голос.
- Да!- также ответила она, закрывая глаза.
- А ты смелая!- Алукард по прежнему не видел его лица, но наблюдал, как этот кто-то, резко скомкав её одежду, с силой разорвал её в клочья, его руки заскользили по её хрупкому телу, грубо сжимая в ладонях грудь, от чего девушка застонала, но не оттолкнулась.- Что больно?- с некоторой ухмылкой спросил голос, продолжая исследовать пальцами каждый сантиметр её тела, Майна по виду которой было больше чем заметно, что эта процедура причиняла боль как физическую, так моральную, ничего не ответив, лишь закрыла глаза и откинула голову назад.- Какая же ты умница!- с восторгом отметил он и неожиданно показался за её спиной…. Алукард совершенно чётко увидел его лицо…. И узнал его…. Широко распахнув глаза, он уставился на Майну ничего непонимающим взглядом.
- Врёшь!- прошипел он, чувствуя, как начинает закипать в нём гнев, неожиданно схватив её за грудки.- Врёшь, я не верю тебе!- Майна презрительно ухмыльнувшись, с силой оттолкнулась от него и перешагнула через линию, отделяющую вампира от Майны, Лауры, И Уолтера с Максвеллом.
- Ты сам хотел это узнать!- пожала плечами Майна, Алукард бросился к незримой преграде, и что есть силы, забарабанил по невидимой стене сжатыми кулаками.
- Это ложь! Ложь!
- Не ложь, Дракула! Что ты даже мысли не допускал, что такое может быть?
- Нет! Нет!- прошептал он, спускаясь на землю, но по- прежнему сжимая кулаки.- Это какой-то обман, очередное ложное видение,- он перевёл взгляд на довольно улыбающуюся и с немалым интересом наблюдающую за всем этим, но всё так, же стоящую в стороне, Лауру Витез.- Эта ведьма спец по таким видениям…,- Майна лишь вздохнула.
- Ошибаешься, всё то, что ты увидел, было на самом деле, а не ложь!- Алукард со стоном закрыл лицо руками.
- Я не верю тебе!- тяжёлым голосом повторил он.- Он умер! Давно умер!- Майна снова подошла к самой преграде.
- Но ведь ты тоже умер!- с каким-то азартом произнесла она.- Давно умер!

Интегра уже два часа снова сидела за столом своего кабинета и, выкурив почти пачку сигарет, уже соображала сильно затуманенным соображением, она не обращая внимания ни на сильную боль в висках, на то, что в груди подозрительно что-то время от времени сжималось, причиняя невыносимые муки. Она даже не стонала, просто сидела и смотрела прямо перед собой. Её взор обратился на портрет её деда:
- Ну чего ты молчишь?- спросила она.- Где твой совет, когда она мне так нужен!- пошатываясь, она поднялась из-за стола и подошла к портрету, вплотную.- Почему, почему с ней у него получилось то чего никогда не получалось со мной? Почему всё так глупо?!- неожиданно у девушки потемнело в глазах, пошатнувшись всем телом, она уперлась ладонями в стену, чтобы не упасть и закрыла глаза. В ушах послышался сильный шум, сердце, что есть силы, забарабанило о грудную клетку, девушка почувствовала, что сейчас потеряет сознание. К голу подкатила волна тошноты.
- Алукард! – прошептала она, медленно съезжая по стене, и грузно садясь на пол. Резким движением, рванув на себе ворот рубахи, она расстегнула его, и, сделав глубокий вздох, повернула голову в сторону. Из последних сил Интегра набрала в грудь воздуха и что есть силы, закричала.- Где ты! Ответь мне! Алукард!- по всей силы разнёсся её дикий крик, застывая в ночной мгле и вибрируя….
- Леди Интегра,- встряхнула её за плечи Виктория.- Леди Интрегра, очнитесь!- сер Хелсинг делая громадные усилия над собой, подняла голову, но глаза почему-то не открывались.- Интегра, - настойчиво позвала вампирша и затормошила ею ещё сильнее.
«Хорошо, что хоть пощёчину влепить не додумалась!- почему-то с иронией подумала Интегра, и, делая громадные усилия над собой, заставила себя открыть глаза. Виктория присела возле неё на корточки и крепко сжала за руку.- Леди Интегра у меня было очередное видение, я видела хозяина, в смысле Алукарда в смысле…,- девушка запнулась право, не зная с чего начать, Интегра, чуть взмахнула рукой, будто отмахиваясь от неё.
- Ты видела Алукарда?- переспросила она, берясь рукой за голову, которая у неё ужасно болела.- Где он?- Интегра осторожно, превознемагая сильное головокружение поднялась на ноги, Виктория поддержала её под руку.
- Он в какой-то невероятно красивой пещере, стоит ограждённый барьером, ну которым отец Андерсен, ограждает вампиров, перед тем, как убить их, чтобы не убежали….
- Виктория!- не выдержала Интегра, массируя пальцами виски.- Это, конечно же, исчерпывающая информация,- это была скорее насмешка, нежели комплимент, и она подняла на неё сердитые глаза,- но что-то более ценное ты мне сказать можешь?
- Могу, леди Интегра,- тихо проговорила Виктория, почему-то смущённо опуская глаза.- Но боюсь - это вам не совсем понравится….
- Давай не тяни, а то я сейчас не в том состоянии, чтобы разгадывать ребусы. Алукард здесь в Лондоне, вернее он….
- Он ваш брат, леди Интегра!- неожиданно сорвалось с губ Виктории, заставив Интегру замолчать, и подавится своей слюной, она сильно закашлялась, Целис, похлопала её по плечу. Потом на несколько секунд в кабинете леди Интегры воцарилась полная тишина.
- Что ты сказала?- переспросила Интегра, слегка мотнув головой.
- Что слышали, Интегра,- ещё тише ответила Виктория, снова опустив глаза вниз, я в видении видела, как в нём ваша мать, Майна Ван-Хелсинг, по его просьбе показала ему вашего отца…. И в этом человеке Алукард узнал своего отца!- Интегра смотрела на собеседницу пытаясь понять, кто из них в своем уме, а кто уже чокнулся. Виктория, что, из-за недавно пережитого болевого шока несла чёрти какую чушь, или она у которой от сильного нервного потрясения уже начались галлюцинации. И в конечном итоге таки решила, что, скорее всего обе!
- Отец Алукарда умер задолго до моего зачатия…,- зачем-то сказала Интегра, сама поражаясь, зачем продолжала поддерживать этот бессмысленный диалог, ни о чём. Виктория лишь пожала плечами.
- Говорю лишь то, что видела, леди Интегра, мне невыносимо видеть, как вы мучитесь, и я надеюсь, что это вам хоть как-то поможет…,- девушка понимала, что несёт чушь, но всё ровно продолжила.- Я думаю, что вы должны это знать!- Интегра неожиданно села прямо на пол и подтянув колени к подбородку, обхватила их руками.
- Майна моя родная мать, а мой отец…,- глаза леди Интегры чуть сузились, она закрыла глаза,- моя мать и мой отец…,- какая-то непонятная догадка змеёй залезла ей в мозг и упорно не хотела от туда вылезать. « Ведь должны они меня где-то были зачать?- зачем-то подумала она,- А что если…», крепко сжав зубы, глава Хелсинга вдруг объявила Виктории.
- Оставь меня в покое, мне нужно побыть одной!
- Леди Интегра, я лишь….
- Я, что не понятно сказала!- она подняла на неё, сердите глаза.- Пошла вон от сюда!- эта фраза прозвучала злее и грубее, чем ей хотелось, но все, же до Виктории дошло, что сейчас лучше всего послушаться, что девушка и сделала, вышла с кабинета, плотно закрыв за собой дверь. А Интеграл, обратив свой долгий взгляд на портрет Абрахама Ван-Хелсинга, с мольбой произнесла:
- Помоги нам, дедушка, ты ведь один знаешь, как это сделать…,- после этого девушка легла на пол, и крепко закрыв глаза, медленно начала считать: «Один, два, три…»,- досчитав до пятидесяти, провалилась в глубокий сон…

Видео-запись: С Рождеством!

Понедельник, 07 Января 2013 г. 00:49 + в цитатник
Просмотреть видео
15 просмотров

Всех с праздником!



Процитировано 1 раз
Понравилось: 1 пользователю

Продолжение истории....

Воскресенье, 06 Января 2013 г. 17:10 + в цитатник
Открыв глаза, Алукард лежал, всматриваясь в пустоту, не видя в ней ничего, кроме странного невесомого тельца, что витало в тёмном холодном воздухе, оно было таким крохотным, хрупким прозрачным, и вампир не понимал, как оно такое малюсенькое, может существовать на этом свете. Откинув руку в сторону, он провёл ладонью, по ледяному полу, ощупывая каждую неровность, каждый выступающий острый или тупой камень на нём…. Глаза вампира слегка сузились, крепко сжав зубы, он напряг зрение и, продолжая наблюдать за этим. Маленькое существо приблизилось к самому его лицу, и легонько коснулось его своим крошечным тельцем. Оно было таким тёплым и светлым, тепло струилось с его маленького тела, крошечного личика, на котором даже черт невозможно было разглядеть, но Алукард отвернул голову – этот свет и тепло причиняли ему боль….
Вампир даже не пытался понять, что это было, и зачем оно тревожило его покой, просто закрыв глаза. А настырное Оно было совсем рядом с ним, легло на его лицо и затрепыхалось, Алукард почувствовал, что начинает задыхаться и открыл глаза, существо переместилось с его лица на грудь и легло там, где находилось сердце вампира. Непонятное тепло заструилось по телу графа, но почему-то от этого ему стало как-то неестественно тоскно, а к горлу подкатила волна тошноты. С шумом втянув в грудь воздух, он, подняв руку, и размахнувшись, резко быстро очень быстро схватил это маленькое тельце, и силой сжал в своём кулаке.
« Убирайся! Сдохни!- мысленно приказал он, продолжая неистово сжимать кисть, хрупкие косточки хрустнули, невесомая плоть порвалась, как тоненькая паутина на ветру, прозрачная кровь заструилась у него сквозь пальцы, стекая по кисти вниз, капая на локоть,- тебе нет места в моей жизни! Нет места! Нет места!».
Так он разрывал в клочья свои чувства, свою любовь, что ещё была жива, но стала совсем слабой и хрупкой, лишённой всех жизненных сил, безжалостно мял её в своих больших ладонях, ощущая, как исходит из неё последний дух, и не чувствовал ничего при этом совершенно ничего, разве что лишь слабое наслаждение от того, что её больше не будет. Нет больше его любви к этой женщине, что в миг взяла и уничтожила то, что только- только начало зарождаться в нём: его душу.
- Я должен возненавидеть тебя!- прошептал он в темноту, вновь закрывая глаза.- Ты предала меня, уничтожила, разорвала, растоптала, как последнего гада! Твой дед и отец, отняли у меня всё: мою свободу, мою жизнь, даже моё имя!- Алукард заскрежетал зубами и, приподнявшись с полу сел, обхватив колени руками, положил на них голову.- Но то, что они со мной сделали – это ничто против того, что сделала со мной ты! Никакие самые изощрённые пытки твоих родственников не причинили мне и сотой доли, что причинила мне ты!- Вампир вновь лёг на спину, горький ком застрял у него в горле.- Но как мне вырвать тебя из своего сердца!- Что-то сжалось в груди, словно чья-то рука в кованной железной прошипованой перчатке, разрывая его тело вдребезги, влезла ему под кожу и сжала всё в ней и с силой сжала всё изнутри, начав комкать его плоть, превращая её в кровавый фарш, как он минуту назад свои чувства. Вздрогнув всем телом от этой муки, он силой откинул голову назад и упёрся ею в холодные камни, а потом резко повернулся на бок, и сделал несколько глубоких вздохов. Боль не утихла. Алукард закрыл лицо руками и, перевернувшись на живот, уткнулся, в каменный пол горячим, как огонь лбом. Не помогло! С быстротой молнии вампир, схватился - встал на колени и, сорвав с себя рубаху, снова лёг лицом вниз. Его пальцы рук судорожно сжимались и разжимались при этом. Что-то было с ним не так, его вдруг начало бросало в жар, так, словно температура тела повысилась до ста градусов, и это не смотря на царящий вокруг холод, по всему его телу текли ручьи пота, крупные капли скапывали, с его лба и падали на землю, стекали по груди спине. Больше всего ему сейчас хотелось умереть, хотелось чтобы та рука взяла и раздавила его всё ещё трепещущее сердце: «Зачем мне этот орган?- недоумевал он, царапая до крови пальцами холодные камни.- Почему оно глупое бьётся и продолжает моё проклятое существование! Зачем?! Почему Абрахам не остановил его, почему не сделал из меня просто бездушного киборга или обычного упыря, чтобы я больше ничего не видел, не слышал и не ощущал, и не воспринимал ничего кроме приказов своего хозяина! Зачем же оставил в первоначальном состоянии только усовершенствовал тело! Зачем же мне так больно?!- внутри вампира поднялась такая волна отчаяния, что вмиг у него возникло бурное ничем неудержимое желание сейчас встать разогнаться и биться, биться, головой о стену, пока не раскроится череп и не вытекут мозги. «Не могу! Не могу!- стучало в его голове, и от этого становилось ещё хуже. Сжав руки в кулаки, он слегка приподнялся и тяжело дыша, уставился в серый выщербнутый камень под ним. – Я не могу заставить себя возненавидеть тебя!- со стоном понял он, вот почему было, так плохо».
- Я люблю тебя, Интрегра!- прошептал он.- Разорви меня в клочья, но я всё ровно буду тебя любить!- нежно проговорил Алукард, прикасаясь того же камня, на который смотрел, осторожно погладив его. Маленькое невесомое тельце, что он пытался растерзать минут назад, вдруг ожило, медленно поднялось вверх, и закружилось, завертелось над ним, оставляя едва только ему заметный светящийся свет. От этого полёта его боль немного начала утихать, с каждым трепыханием этого существа, с каждым взмахом его крошечного крыльца Алукард, чувствовал, боль как мало по- малу утихает в его замученном теле, отходит назад, как морская волна уносимая ночным прибоем. Он поднял глаза и проследил за его полётом, слабая тень улыбки появилась на его замученном лице. « Я должен жить,- приказал он сам себе,- должен доказать ей, что всё это глупое недоразумение. И моя дочь, я не имею права бросить её!». После этих мыслей ему стало ещё легче….

Тихо приоткрыв дверь, Интрегра вошла в комнату лаборатории, где совсем недавно разыгралась недавняя трагедия, украдкой она бросила взгляд на цепи, на которых корчился от боли Алукард, и болезненная гримаса исказила её лицо, а в груди всё забурлило, но совладев с собой, она прошла мимо того места и подошла к сидящим и мирно о чём-то разговаривающим, словно давние знакомые, Александру Андерсену и Виктории. Девушка сидела прямо на полу, почему-то держала руки так, словно толи закрывала, свой живот, толи поглаживала его. При появлении Интегры она почему-то вся сжалась, словно в ожидании удара.
- Как ты, Виктория?- ласково спросила хозяйка Хелсинга, приседая возле неё на корточки.
- Не знаю,- пожала плечами та, пытаясь отдвинуться подальше.
- Дай я посмотрю,- с этими словами она слегка толкнула девушку, так что она легла на спину и, отняв её руки, внимательно осмотрела место, где совсем недавно зияла страшная рана, и ожоги от святой воды на её груди, сердце у неё при этом болезненно замерло.- Похоже, рана уже срегенирировала, с тобой всё будет хорошо! - словно оправдываясь, сообщила Интрегра, тихим голосом, девушка, снова села и отвернув голову, ничего не ответила.- Виктория,- прошептала сер Хелсинг, задрожавшим голосом, осторожно погладив её по всё ещё смертельно бледному лицу, девочка, опустила глаза вниз.- Девочка моя!- всхлипнув Интегра, неожиданно упала возле неё на колени и, обхватив её руками, изо всей силы, прижала к своей груди.- Прости меня, родная моя!- неожиданное рыдание вырвалось у неё из груди.- Я…, я…, так виновата перед тобой и перед ним!
- Леди Интегра,- Виктория, крепко сжав зубы, тоже обняла её.- Не надо, перестаньте!- она погладила её по волосам.- Не плачьте, как не крути вам сейчас хуже, нежели всем нам!
Отец Андерсен слегка кашлянул, явно напоминая ос воём присуцтвии, Интеграл отстранилась от Виктории и посмотрела на него:
- Спасибо вам, паладин,- чуть смущённо произнесла она,- вы сегодня спали мне жизнь!
- Не стоит благодарности, леди,- сухо ответил он,- сейчас нужно думать о том, где могут быть те подонки вместе со спящим демоном, которого они собираются разбудить!- Интрегра отстранилась от Виктории ещё больше и слегка вздохнув, пожала плечами:
- Я ничего об этом не знаю. Нет, я, конечно же, слышала о Брильянтовой пещере, но вот, где она находится – понятия не имею! А вы?- Андерсен, тоже развёл руками.
- Как бы это прискорбно не звучало, но я тоже нечего об этом не знаю, Максвелл хорошо замёл следы за собой…
- Максвелл?- отрешённо переспросила Интегра.- Вы сказали Максвелл? И каким боком он связан ещё со всей этой дьявольщиной?!
- А чёрт его знает, что дёрнуло этого бесноватого!- руки паладина сжались в кулаки.- Всегда подозревал, что у него не все дома!- с раздражением произнёс он, и снова вздохнув рассказал леди Интегре и Виктории, то, что было ему известно, а известно было немногое: почай лишь то, что больше полу года назад его прилежный ученик связался с одной хорошенькой колдуньей, и та в сою очередь, познакомив его со своей лучшей подругой, кем выявилась не кто иной, а Майна Ван-Хелсинг, и предложила ему попробовать свои силы в попытке пробуждения демона, и тот идиот непонятно для чего согласился.- Ну а пора будить эту нечисть наступает уже через три дня, в ночь чёрного полнолуния!- закончил свой рассказ священник, Интрегра сжала плечи руками и крепко задумалась.
- И, что же нам теперь делать?- чисто риторически спросила она,- теперь у этих гадов есть всё и печать и Майна, и Алукард! Рассчитывать, что они с нами зачем-то свяжутся смешно, мы им уже на фиг не нужны!- она хмыкнула, и протёрла глаза под очками, продолжая размышлять вслух.- У нас есть один единственный шанс остановить их – это найти и поубивать! Но как?!- при этих словах она вопросительно посмотрела на святого отца.
- Виктория нам в этом поможет! – неожиданно произнёс тот, обратив на девушку свой долгий взгляд, а она слегка закусив губу, почему-то смущенно опустила глаза вниз.
- Да чем она нам может помочь?- невесело улыбнулась Интрегра.- Девочка уже месяц, как освободилась из-под власти своего хозяина, и больше не может ни видеть, ни слышать, как он…,- Она внимательно посмотрела на Андерсена, а потом на Викторию, и по выражению их лиц вдруг поняла, что сказала что-то не то….
- Ошибаешься, Интрегра,- выдохнул паладин,- Виктория Целис, всё ещё поддерживает телепатическую связь с тем вампиром, - он был ещё очень зол на него, чтобы назвать просто «Алукардом»,- и если постарается, то без труда сможет вычислить его местонахождение. Не правда ли, малышка?- Виктория опустила голову ещё ниже, и почему-то немного покраснела, а у леди Хелсинг, почему-то внезапно пересохло во рту и похололо в груди.
- Это почему?- подозрительно спросила она, чувствуя, как начинает резко учащаться её пульс.
- Сама скажешь, или мне сказать?- строго спросил Андерсен Викторию, та подняла голову.
- Не надо я сама…- Интрегра внезапно подавилась собственной слюной и закашлялась, какое-то нехорошие предчувствие зародилось в её душе.
- Что ты хочешь мне сказать? – спросила она перекашляв. Виктория, с шумом втянула в грудь воздух и на миг закрыла глаза, а потом, открыв их, быстро ответила:
- У меня будет ребёнок от Алукарда, вот почему я до сих пор мысленно его чувствую и вижу то, что видит он!- Новость поразила Интегру, это был не гром, не снег, и даже не булыжник, а просто скала с неба, ей на голову, мисс Хелсинг на мгновенье позабыла даже своё имя. Н несколько мгновений она сидела, немо смотря на полицейскую, пытаясь переварить сказанную фразу, а потом, когда до неё дошёл её смысл, девушка, медленно закрыв лицо руками, лишь подумала: «Надо было все-таки застрелиться!» тяжело застонала, так что у Виктории сжалось сердце:
- Леди Интрегра,- тихо проговорила она, легонько погладив её ладонью по плечу, сердцем она понимала, как больно ей сейчас было, и хотела хоть как-то её утешить.- Интегра не надо, он ведь всё ровно любит только вас!
- Угу!- шепнула та, не отрывая рук от лица.- Теперь-то я в этом не сомневаюсь! А я-то ломала голову, почему он сегодня сам чуть не отдал жизнь, чтобы печать на тебя набросить, боялся, что ты умрёшь…,- зачем-то вспомнила Интегра.
- Но он, же не для меня старался,- печально улыбнулась Виктория, слегка повысив тон, и взяв Интегру за плечи, та, наконец, оторвала ладони от лица и посмотрела на неё.- Леди Интегра,- Виктория провела ладонью по животу.- Алукард за него боялся!
Леди Хелсинг, оттолкнулась от Целис и медленно встала на ноги:
- Извините, мне нужно покурить!- безжизненно произнесла она, на немеющих ватных ногах идя к выходу.

Немного юмора

Среда, 02 Января 2013 г. 13:05 + в цитатник
Улыбнёмся))))))))))))))) Превью _58_20110606_1966424127 (500x375, 136Kb)Превью _47_20110606_1964568430 (500x469, 141Kb)Превью _111_20110606_2006368328 (481x500, 112Kb)Превью _110_20110606_1835726387 (500x397, 120Kb)Превью _106_20110606_1771486467 (500x434, 117Kb)Превью _125_20110606_1110500130 (321x500, 135Kb)Превью 335ceac9a27bfabb4fd2a348c83 (567x376, 67Kb)Превью 72526616 (550x379, 28Kb)Превью 80841566_4277751 (600x408, 82Kb)Превью Копия 1325878642_-(www.votrube.ru)1 (450x415, 38Kb)Превью 1257975109_s3img_53649979_41_1 (450x337, 19Kb)Превью 81686191_10 (500x308, 38Kb)Превью _65_20110606_1586447972 (500x400, 136Kb)

Новогодняя сказка

Вторник, 01 Января 2013 г. 04:08 + в цитатник
Близился Новый Год, и в Хелсинге традиционно приготовления к празднику начались с грандиозного скандала. Всё началось с того, что леди Интегра, сославшись на свою традиционную занятость, отправила за новогодней ёлкой Викторию с Алукардом. И к своему несчастью снабдила их при этом не кредитной карточкой, с чётко ограниченными денежными средствами, а наличкой с довольно неплохой суммой….
Вообщем, на елочном рынке, подлый маста, воспользовавшись плотной толпой людей, плохой погодой, в тот день было хмуро и шёл мелкий снег, и тем, что полицейская уж очень сильно увлеклась своей задачей, отбился от своей подопечной, оставив ей денег лишь на мороженное и такси, ну и конечно елочку ( размером с небольшой кактус). Напрасно девочка до вечера бегала по всему рынку, сбивала с ног покупателей, переворачивала прилавки, перескакивая через деревья больших и меленьких размеров, и со слезами на глазах искала своего хозяина, рисуя при этом в своём, и без того больном воображении, всякие страшные картины! Типа, Алукард, весь натыканный кинжалами отца Андерсена, висит вниз головой, подвешенный над алтарём святого католического собора, и тот медленно, но уверенно разбирает его по частям, под миролюбивое пение католических гимнов….
Или братья Валентаймы, поймали бедного вампира, и Люк жестоко мстит за оторванные ноги, отрывая мистеру Аллу, кое-что другое, а Ян…, тут у Виктории закончилась на этом страшном видении воображение и она с горя, побрела в ближайшую сладкарницу и, купив килограммовый шоколадный торт и взяв двухлитровый бокал томатного сока, толи засластить своё несчастье, толи масту помянуть!
Но самым страшным было то, что лорд Алукард на самом деле в том день встретился лоб в лоб с отцом Андерсеном. По странному стечению обстоятельств тот тоже пришёл сюда за елкой, для католической церкви, и тоже не знал, как отбиться от надоедливого Максвелла, что никак не мог определиться с выбором, и всё время дёргал священника фразами: «Падре, ну посоветуйте! Ну, может эту! Или нет, давайте эту – у этой окрас лучше! А нет, посмотрите, у этой иголки потоньше и подлиннее! А хотя нет, её не надо, посмотрите у её кора какие-то неприличные символы выгравированы, и сучок, какой-то непонятный торчит….» Тут, стоявший в нескольких метрах и внимательно слушавший этот монолог терзаний Алукард, не смог больше выдержать и, согнувшись пополам и заржал, на всю округу. Но услышал этот смех лишь Андерсен, а Максвелл даже в пылу азарта, даже не заметил его.
Заскрежетав зубами от злости Андерсен, гневно блеснул глазами и, выхватив меч, бросился было на вампира, но, что тот без особого труда разоружил того, и предотвратил кровавую разборку, произнеся всего лишь одну волшебную фразу: « Пошли, выпьем!».

Появился в замке, вернее, под замком древнейший вампир лишь, под утро, утро третьего дня, в сопровождении, вернее в обнимку с расхристанным и перепачканным губной помадой … отцом Андерсеном, майором, братьями Валентаймами, Инкогнито, и, конечно же, простигосподи…. ( Зорин, Рип и, Лауры Витез)
Из дверей пулей выскочила заплаканная полицейская, и с размаху бросившись на любимому масте, на шею, мгновенно свалила с ног.
Тот не в состоянии был устоять на ногах, грохнулся на спину, задрав свои длиннющие ноги, и под хохот, сопровождающей его толпы, залепила такой страстный поцелуй, что у того из головы мгновенно вылетел весь хмель и заложило в ушах.
- Маста, маста, миленький, они вам ничего не сделали?!- с тревогой спрашивала она, прижимаясь к нему, так, что у того пересеклось дыхание и до него внезапно стало доходить, что она сейчас задушит его своими пышными формами….
- Они не сделали, зато я сделаю!- ответил за него сердитый женский голос, от которого все присуцтвующие содрогнулись и мимо воли сглотнули тяжёлый ком, как по команде.
«Моей вечности приснился п@@@@@ц!- почти по философски сказал сам себе Алукард, протрезвев окончательно».
Интегра без труда повышвыривала незваных гостей, причём без помощи холодного и огнестрельного оружия….

31.12.212. Подвал Хелсинга 12.00
Алукард сидит на своём троне, сидит на одной стороне сиделещного приспособления, в затемнённых очках, хоть в подвале и не было никакого намёка не только на солнечный, но и вообще, ни на какой свет, потому-что его оба, да, что том оба, все стосорокдва глаза были такими распухшими, и подпухшими, что смотреть было страшно. Голова у него шла кругом, от обилия выпитого, бессонницы, голодания и особенно от последней оплеухи, что ему залепила сер Хелсинг, когда в самый разгар их ссоры он начал было качать свои права и когда она назвала его пьяницей, бабником, и легкомысленным кровососом, в ответ на это он выпалил ей, что он лорд Алукард, он же Влад Цэпеш, он же сам граф Дракула, является главнейшим и древнейшим вампиром этой вселенной и имеет полное право делать что хочет! Когда хочет! И с кем хочет! И никто ещё не появился ни на этом, свете ни том, чтобы мог ему указывать! Ну не ведал несчастный, что творил, и главное, чем это для него кончиться….
Приведенная и без того в ярость Интегра, от такой наглости совсем с катушек слетела, минуту она смотрела на него молча, меняя цвет лица с нежно бледного на пунцово-красный, а потом размахнулась и с такой силой, и так неожиданно дала ему в ухо, что бедный носферату мгновенно повторил подвиг маленькой Интегры, когда та убегая от дяди Ричарда, кубарём скатился со ступенек подвала, чем значительно ускорил спуск по ним. А потом долго играла валяющимся по полу подвала вампиром в мини футбол по каземату. Ещё большего бешенства леди Интегре предавало то, что вместо того, чтобы признать свою вину, молить о пощаде, или в крайнем случае просто расплакаться -Алукард, расплакался, но от того…, что помирал со смеха. Интегру Ван-Хелсинг, оттаскивали от вампира Уолтер, Виктория, Пип Бернадотте, ещё два десятка солдат из отряда Хелсинг, непонятно откуда взявшийся Энрике Максвелл и Зорин….
Благодаря последним леди Интегра прекратила добивать уже испускающего дух, от болевого шока и особенно от приступа истеричного смеха Алукарда, прокричав что-то о том, что он бесстыжая наглая, себялюбивая сволочь и, что как сильно он её заколебал, и что с каким бы она сейчас удовольствием сейчас всадила бы ему в его гнилое бесчувственное сердце осиновый кол, подражая своему любимому дедушке Абрахаму Ван-Хелсингу! Потом Интегра погналась вдоль коридора за ненавистной ей парочкой.
«Мда, похоже я действительно переборщил!- с горечью подумал вампир, всматриваясь вслед убегающей и кричащей, слова совсем не подходящие для аристократке фразы.- Нужно будет загладить свою вину!- это была последняя мысль до того, как он упал в обморок».

31.12.2012. 12.35 Кабинет леди Интегры. Разговор девушки по телефону.
- Да, это сер Хелсинг, я вчера с вами созванивалась по поводу вечеринки к новому году.
- Да я со всем согласна, я заплачу, я хочу дрисированых медведей эквилибристов, пришельцев из Марса, и Леди Гагу. Зачем последнюю?- короткий смешок.- Сюрприз кое-кому будет! Нет, клоунов не нужно, клоун у меня свой есть!- снова смешок.- Нет фокусников то ж не нужно, думаю этот справиться и с этой должностью! Всех присылайте ближе к полночи! До свиданья!
Положив трубку на рычаг, она слегка протёрла под очками глаза и набрала другой номер.
- Алло, здравствуйте, с наступающим! Ага и вам того же! Я вчера звонила вам насчёт подарков. Так вот сегодня я определилась: девушке большого плюшевого мишку,- она миг подумала,- розового, мужчине, тому, что нормальный, «Ролек-с», другому мужчине, тому, что тоже, более-менее нормальный, новую винтовку и набор серебряных патронов, а третьему мужчине, тому, что ненормальный кожаный ошейник, серебряную цепь и намордник! А всем остальным традиционно конфеты и шампанское! Ага, спасибо, жду!
31.12.2012. 13.49. Банкетный зал замка Хелсинг. Елка до потолка, не убранная, банкетный стол, не накрыт, Уолтер в белом переднике, расставляет по столу столовые приборы, Алукард с Викторией Серас на плечах, убирает новогоднюю красавицу. Вампир подает ей с ящика стоящего на полу (каждый раз нагибаясь до самого пола, и каждый раз, при этом до смерти пугая бедную полицейскую, она каждый раз испуганно взвизгивала от этого, крепко хватаясь за пышную шевелюру хозяина, чтобы не упасть. Алукарду уже начало казаться, что ещё раз или два она так ухватиться, то его скальп без сомнения останется в её маленькой ладони.
- Полицейская, ты можешь не тянуть меня за патлы, всякий раз как я подаю тебе эти цацки!- наконец зло процедил он, сильно сощурившись, когда та в очередной раз повторила эту процедуру.
- А вы можете стоять ровно, не качаясь!- обиделась девочка.
- Я не качаюсь, а игрушки тебе подаю!- повысил голос Алукард.
- А вы возьмите ящик с игрушками в руки и не наклоняйтесь,- наставчиски, пискнула полицейская, на, что хозяин задрал голову, зло посмотрел на неё и паскудно улыбнулся.
- А у тебя трусы белые!- Виктория вмиг стала красной, как плащ хозяина и смущённо замолчав, продолжила свою работу, больше без всяких там жалоб визгов и рукоприкладства.

14.25. Тот же банкетный зал, в который входит леди Интегра, проверить хорошо ли идут приготовления к вечернему торжеству. Елка уже наряжена и пёстро переливается разноцветными гирляндами, в двух метрах стоит накрытый фуршетный стол, совершенно готовый к посадке за него всяких высоких гостей, вплоть до самой королевы. Довольная улыбка играет на её губах.
- Хозяйка, можно мне отлучиться?- слышится голос из-под ёлки.- Мне нужно подарки купить!
Интегра вздрагивает, замечая появившегося из под нижней ветки Алукарда, хочет спросить: « Что ты там делал?- но гордость не позволяет. Она ведь твёрдо приказала сама себе не разговаривать с ним, в ближайшие сто лет. В наказание за его наглость!». Поэтому, просто пожимает плечами и уходит. Вампир, всё так же подло улыбаясь, смотрит ей в след и, скрещивая руки на груди, почему-то облизывается.

15.45. Центральный универмаг, Алукард широкой поступью направляется к его входу. За ним гусиной поступью бежит полицейская (ей тайно приказала леди Интегра следовать по пятам за своим мастой, и под страхом смертной казни, через поедание знаменитого уолтерского часнокового супа, не сводить с него глаз, во избежание недавней истории!). За Алукардом и Викторией следовал Бернадотте, что сам себе приказал не сводить с вампиров глаз, во избежание нежеланной истории!
В дверях супермаркета создается чрезвычайная ситуация: Пипа охранники в наглую не пускают в магазин, мотивирую это тем, что с горящими сигаретами сюда вход воспрещён. Наёмник говорит что-то о том, как ему выберем литературное слово, наплевать, на это, и, что он войдёт в этот магазин и сигаретой, и его рука уже тянулась к тайной кобуре с пистолетом, Вики завидев это горе, пытается успокоить, уже взбешённого Бернадотте, от чего тот ещё больше начинает злиться и, почему-то, грубить уже Серас. Перепалка завязывается уже меж наёмником и вампиршей.
Всех успокаивает взбешённый Алукард: выхватив у Пипа со рта сигарету, в ярости засушивает её тому об лоб, даёт подзатыльник полицейской и, хватая обоих за ворот затаскивает во внутрь маркета, под обалдевшие взгляды охранников и случайных прохожих, у которых при виде всей этой картины, на несколько секунд пропадает дар речи.
Прогулка по залам заваленными товарами затягивается, в ходе которой Пип с Вики мирятся и, взявшись за руки, преследуют Алукарда, сверля злющими взглядами в спину.
Пип покупает Виктории большого розового зайца, с огромным блестящим бантом на правом ухе, в знак примирения, ну и, конечно же, в подарок под ёлку «от деда мороза», Серас дарит Бернадотте пепельницу в форме сердца. И страстный поцелуй! Алукард вновь не выдерживает и развернувшись к влюблённым, зло напоминает им о приличиях. За что выслушивает от солдата Хелсинга адрес, куда идти дальше, только это совсем не адрес очередного отдела, носфэрату, оставил его в живых, только потому, что Виктория отреагировала первой. Пип получает в подлых от неё, они вновь сорятся, Алукард, закатывает глаза, бьется лбом о какую-то стеклянную дверь и не смотря на обалдевших покупателей, идёт дальше.

16.45. Кабинет леди Интегры. Леди Интегра сидит в кресле, сжимая в ладонях пистолет, направив дуло, на бледного, как смерть заикивающегося Максвелла, пытаясь въехать в смысл его слов. А перепуганный до смерти священнослужитель в экстерном порядке пытается вспомнить, кто он, за чем он вообще сюда пришёл и что вообще хочет.
- Так, чего вам архиепископ, вашу мать, Энрике Максвелл, нужно?- злая улыбка, обнажила её красивые ровные зубы.
- Я, я, это, это,- заиливался тот, проклиная тот час, когда ему в голову пришла - эта чёртова идея…. Щёлкнул отведённый назад курок пистолета, поторапливая его с ответом.- Я хочу с вами Новый Год встретить!- выкрикнул, как на последнем вздохе, Максвелл, сощурив от страха один глаз.
- С какого перепоя?- удивилась та.- Что Ватикан закрыли на реставрацию?- улыбка стала ещё шире.
- Да нет,- пожал плечами тот,- просто у меня к вам очень важное предложение!
- Опа!- удивленно вскинула брови Инт.- И что нужно?- ей было очень странно слышать такое. Максвелл снова замялся, девушка покачала пистолетом, перед его носом.
- Можно, я скажу об этом, когда приду в полночь?
- Чё, дед морозом себя вообразил?- продолжала издеваться сер Хелсинг. Энрике густо покраснел от стыда, и, посмотрев на неё из-подо лба, в очередной раз понял, как сильно любит её….
- Интегра, так можно?
- Подарок не забудь!- хмыкнула она, тот согласно кивнул.- А теперь пошёл вон, мне нужно ещё сценарий снегурочки выучить!- Леди Интегра, указала пистолетом на дверь, Максвелл выскочил с её кабинета, быстрее выпущенной бы из него пули, сильно наступив при этом, на ногу, принёсшему полуденный чай Интегре Уолтеру, не разминувшись в дверях. Священник поспешил извинится, а дворецкий, долгое время служивший семье аристократов лишь скрипнув зубами, и промолчав лишь подумал: «Да ладно не извиняйся, я уже тебе на спину плюнул!».

18.45. Алукард, весь обвешанный пакетами несколькими коробками в руках, так, что его практически из-за них не видно, пытается добраться к выходу из магазина. Позади него с мрачными видоми бредут слуга и наёмник, Пип тащит по полу здоровенного зайца, уже без роскошного банта на ухе, бант торчит у него в… кармане. А Виктория небрежно размахивает слегка погнутой о свою голову пепельницей, имеющую уже не форму сердца, а опавших крыльев ангела. Алукард искоса посматривал на них, хотел подбодрить, но потом мысленно отмахнулся: «Милые бранятся – только тешатся!».
За своими философскими размышлениями, он не заметил, как подошёл к стеклянной двери, как, приблизился к вертушке, как зацепился об неё, потому что, за коробками ничего перед собой не видел. Вертушка в результате такого мощного толчка, закружилась ещё быстрей, ударила вампира под коленную чашечку, от чего тот закачался ещё сильней, стеклянная дверь легко отворилась и Алукард, окончательно потеряв равновесие, навалился на неё всем телом, как и она на него….
Благодаря тому, что стекло на двери было сделано с качественного пуленепробиваемого стекла, оно героически выдержало столкновение со лбом Алукарда, и не треснуло при этом. Бедному вампиру повезло куда меньше, чувствуя, как наливается на лбу отменная шишка, он лежал на спине, вытянувшись во весь свой благородный двухметровый рост, заваленный подарочными коробками, загородив посетителям весь проход в магазин, от одной двери к другой, образовав приличную пробку.


19.45.Кабинет леди Интегры, сама хозяйка сидит за столом, положив руки на стол и уронив на них свою белокурую голову, печально смотрела на портрет своего отца.
«Интересно, как папа познакомился с мамой?- почему-то думала она.- У них была любовь с первого взгляда? Или как?- размышляла она.- И как, интересно, папа понял, что мама его судьба и наоборот?!». Девушка слегка сжала плечи и мечтательно посмотрела вверх. Она слегка вздохнула и перевела взгляд на окно, за которым уже собирались сумерки. «Темнеет,- подумала она,- скоро нужно праздновать!». От этой мысли она слегка поморщилась, чего-чего, а праздники она почему-то не любила. Для неё это была всего-навсего лишняя волокита и отрывание от дел и пустая трата, такого дорогого и вечно нехватающего для неё времени. А тут ещё такое серьёзное мероприятие, как Новый Год, традиционно соберутся все рыцари круглого стола, и другие почётные гости.
Девушка, снова вздохнула и осмотрев себя решила: «Надо переодеться!».
Идя к себе в комнату, она лоб в лоб столкнулась в коридоре с Вики Пипом и Алукардом. Алукард, опустив голову, брёл по коридору, почему-то, низко натянув шляпу на самый лоб, а Серас с Бернадотте шли за ним, неся в руках кучу пакетов и коробок.
- Вы уже справились?- небрежно спросила леди Инт, на, что слуга Алукарда и наёмник, вдруг в унисон пырхнули едва не подавившись собственным смехом, а древнейший вампир, бросив на их ненавидящий взгляд, ничего не ответил, только отчего-то опустил голову ещё ниже. Он до сих пор не мог простить этим двум предателям, как он всё ещё валявшись на полу, заваленный этими коробками и пакетами, чувствуя, что голова сейчас треснет пополам, и ктомуже ему внезапно стало очень стыдно от своей неуклюжести, так что он готов был в тот момент в ад провалиться, лишь бы не видеть и не слышать воплей и хихиканий, полсотни смотрящих на это безобразие людей. А эти два пресмыкающихся, неожиданно не сговариваясь в миг помирились (правду говорят, несчастье сближает, только теперь это было его несчастье), громко заржав, не засмеявшись, так тихонечко про себя, что могла бы для приличия сделать, хоть Виктория, слуга недостойная! А именно заржав, как лошади, принялись собирать рассыпанные её хозяином покупки, да ещё ежеминутно подкалывая его при этом, всякими обидными фразами.
- Леди Интегра!- послышался голос Уолтера.
- Что?- она обернулась.
- Там привезли заказанные вами подарки для сотрудников.- Сообщил он.
- Чудесно!- кивнула сер Хелсинг.- Бернадотте, Алукард. идите и перенесите всё под ёлку. А ты Виктория, пошли, поможешь мне.

20.45. Начинаются собираться гости. Леди Интегра в красивом бледно-фиолетово вечернем платье, с искусно наложенным макияжем и красивой причёской, и да туфлях, на шпильках, встречает их. Уолтер не успевает открывать и закрывать дверь.

21.45. Гости уже за столом, бедная леди Интегра в изнеможении сидит, пытаясь придать своему выражению лица безмятежную улыбку. Но ей всё панически мешает – эта одежда, платье стеснило её фигуру, так, что уже болели рёбра, эта причёска, от которой жутко чесалась голова, так. что хотелось забыть обо всех приличиях и этикетах, запустить обе кисти руки в волосы и от души почесаться. Но это было ещё самими настоящими цветочками в сравнении с этими проклятущими туфлями, от которых. Ноги, казалось сейчас отвалятся. «Какой дебил придумал туфли на каблуках!- с ненавистью повторяла она через каждые две минуты». Единственной отрадой в данный момент была мысль о том, как взбесится лорд Алукард, при виде её подарка, от этой мысли у неё аж ноги переставали болеть. Только его, как на зло всё не было, хоть она чётко приказала ему явиться. Ровно 22.00.
22.00 Появление Алукарда. Король нежити неспеша появился в дверях и, в чёрно обтягивающей с кружевными оборками рубахе, кожаной жилетке, и обтягивающих кожаных штанах. Этот наряд, сногсшибательно подчёркивал его стройную фигуру. Поклонившись леди Интегре и рыцарям круглого стола, прошёл и занял своё место за столом, сердце Интегры почему-то ёкнуло. Каким же он был красивым в этот миг. Он искоса посмотрел на свою хозяйку, почувствовал и подумал то же самое.
22.10. Появление Максвелла. При этом Интегра незаметно сжала кулаки, до сих пор она ещё надеялась, что он не придёт, но промолчала. Священник, тоже поклонившись, занял отведенное ему место в самом конце стола.
22.25. Появление Пипа и Виктории. Наёмник и коричневом ковбойском костюме, без шляпы, Виктория в длинном белом платье, с высоко подобранной причёской. «У них, что свадьба сегодня?- подумала Интегра, и почувствовала, что начинает завидовать…».
23.00. Все гости уже за столом, начинается обмен поздравлениями и любезностями. Интегра незаметно стягивает под столом туфли, Алукард не сводит с неё глаз, она делает вид, что даже не смотрит в его сторону.
23.30. Из-за стола поднимается лорд Алукард и просит слово, для поздравления. Леди Интегра, одобрительно кивает.
- Я знаю, что может сейчас скажу не совсем то, что нужно,- начинает он, поднимая бокал с шампанским.- Знаю, что не совсем подходящее время и место!- его голос напоминает урчание молодого тигра, звучит так завораживающе, а от улыбки Интегра, едва не теряет сознание, но крепко сжимает под столом вспотевшие ладони.- Хозяйка моя,- обращает на неё долгий взгляд Алукард.- Я хочу сейчас в этот миг поднять этот бокал за тебя!- девушка мимо воли начинает краснеть.- Раньше, когда я был простым вампиром, до того момента, когда меня поработил твой дед Абрахам Ван-Хелсинг, я ненавидел его, ненавидел твою семью, ненавидел тебя,- он медленно оттолкнулся с места и двинулся к ней.- Когда на меня была наброшена печать Кромвеля, я думал моя жизнь закончена, смерть считал для себя лучшим исходом.- А сейчас я благодарен твоему деду и отцу!- неожиданно заявил он, Интегра резко подняла на него глаза, не веря собственным ушам.- Я благодарен за то, что они дали мне то, чего у меня никогда не было: - он был уже в одном шагу от неё.- Мою семью! – У Интегры пропал дар речи, а возле сердца стало, словно кто-то, выплеснул туда чашку с кипятком. Крепко сжав губы, она опустила ресницы в низ, а перед глазами всё стало таким невероятно широким и безобразным. «Ой, сейчас расплачусь! – истерично думала она.- Сейчас поплывёт мой макияж, тушь расплывется…».
Алукард, все, также улыбаясь, опустился перед её стулом на одно колено, взял в свои широкие ладони её ручку, и преподнес её к губам.
- Спасибо за то, что ты есть на этом свете, Интеграл Фарбрук Ван-Хелсинг!- с томным восторгом произнёс он.- Ты главное, что есть в моёй судьбе, служение тебе, вот моя цель ради которой я живу!
Интегра была не единственной, что не сдержала слёз в этот миг, испортила себе макияж и Виктория Серас.
- Алукард,- нежно, чуть всхлипнув, произнесла Интегра, поднимаясь,- слуга мой,- она на миг закрыла глаза, и улыбнулась, сердце, что есть силы, забарабанило о грудную клетку.- Друг мой!- она ласково провела кончиками пальцев по его иссиня чёрным волосам. Ощущая, как всё внутри наполняется тёплой истомой. Она снова закрыла глаза, две блестящие капельки скользнули у неё по щекам, чудом не зацепив тушь.- Любимый мой!- почти шёпотом сказала она, гладя его по лицу.- Это тебе спасибо, что ты есть!
Теперь заплакал уже Максвелл.
23.55. В ожидании чуда.
00.00.- с наступившим 2013!!!!!!!!
00.10. Вручение подарков. Интегра вновь надев ненавистные туфли, принялась раздавать цветные коробочки, стоящие под ёлкой. Вики подпрыгнула, получив большого розового медвежонка, он так ей пришёлся по душе, что девушка вновь прослезилась, игрушка напомнила её детство, тогда у неё был похожий медведь, только тот ещё и аукал, когда его переворачивали. «Мечты сбываются!»- с восторгом подумала она, прижимая подарок к груди, вспоминая ещё и плюшевого зайку с бантом, которого они с Пипом несколько часов назад пришили, сидевшего на её кровати. Но главный подарок в её судьбе сидел возле неё, сжимал в её руке её руку и готовился получить свой сюрприз. При виде новой винтовки и набором патронов к ней, да ещё и серебряных, Бернадотте чуть сам не заплакал. Далее шла очередь Уолтера, Ролек-с очень понравился дворецкому, насколько, что он сразу же одел его и начал разносить тарелки прям со щегольским видом.
Сер Хелсинг наклонившись, подняла подарок, предназначенный Алукарду, у неё защемило сердце, кто-то положил ей руку на плечё. Вздрогнув всем телом она посмотрела на того кто это – это был Энрике Максвелл. Он стоял, виновато улыбаясь и сжимал в руках маленькую коробочку.
- Леди Интегра,- произнёс он,- спасибо вам, что позволили мне прийти…,- начал он,- этот такая честь для меня!
- Да ладно вам!- отмахнулась та.- Развлекайтесь!
- Мисс Хелсинг, вы такая необыкновенная, такая чудесная, такая неотразимая….
- Ой, да полно вам!- махнула рукой введённая в краску, второй за вечер Интегра.
- Но я говорю чистую правду!- утвердительно закивал тот.
- Максвелл не надо, или это особый приказ из Искариота? – с издевкой заметила она.
- Интегра, выходите за меня замуж!- сер Хелсинг поперхнулась собственной слюной и закашлялась, Максвелл тот час же поспешил принести ей воды.
- Вы же священник,- немного перекашляв переспросила она, вам же нельзя!
- Ради тебя я уйду из церкви, уйду из Искариота!- твёрдо произнёс он, беря её за руку.- Я люблю тебя, ты для меня дороже всего!- Интегра отвернула голову и тяжело вздохнула. Её взгляд опустился вниз, только теперь она заметила, что до сих пор сжимает в руке небольшую коробочку, с подарком, предназначенным лорду Алукарду. Мылено улыбнувшись, приняла мгновенное решение.
- Максвелл, а что это у вас в руке? – спросила она, после минутной паузы.
- Э, э, это вам!- заикаясь, произнёс мужчина, протягивая ей коробочку, которую она не без интереса открыла.
- О колечко!- с деланным восторгом заметила она.- Какое красивое!
- Да, да, я старался!
- Что ж спасибо за подарок!- хмыкнула она.- А это мой подарок тебе!- зло процедила она, совая ему в руку ту коробку, что сжимала в своей руке. Мысленно она возликовала, когда тот открыл её.- Ошейник и цепь тебе!- зло заметила Интегра.- Отходя на шаг назад, а намордник, подаришь отцу Андерсену! Думаю, ему пойдёт! И это тоже забери!- она швырнула коробку с кольцом ему в лицо.- Очередной шлюхе подаришь! И запомни Хелсинг, ни в какие отношения, особенно в интимные, с врагами не входят! А теперь пошёл вон отсюда!
- Ты ещё пожалеешь об этом!- прошипел архиепископ, становясь красным, как вареный рак, от злости и стыда.
- Топай!- грозно приказала Интегра.
- Я тебе сказал, ты меня ещё попомнишь, протестантская сука!- от последних слов Максвелл испугался собственной смелости, и, сглотнув тяжёлый ком, нервно посмотрел в строну, где со скучающим видом стоял Алукард, гадая при этом услышал ли он или нет? Он услышал, но вмешиваться не стал. Максвелл быстро пошёл к выходу.
- И тебя с наступившим!- смеясь, крикнула ему вслед Интегра.
00.45.
- Так, где мой подарок?- улыбнувшись спросил Алукард, не смотря на подошедшую к нему с пустыми руками главу Хелсинга.
- У меня в спальне!- шепнула она, касаясь его руки своей.
- Отдашь мне его?- от его улыбки у неё пересеклось дыхание, и замерло сердце.
- Возьми….

30.09.2013.
В Хелсинге появился на свет новый глава: Артур Фарбрук Ван-Хелсинг ( Алукардович)!
0_5e622_b627b8fc_L (474x480, 53Kb)

Жизненные прадоксы

Среда, 26 Декабря 2012 г. 21:06 + в цитатник
Он любит её! Она любит свою работу! Он не может без неё - она без него тоже! Он не может без её глаз, её улыбки, её тела! Она не может без его силы...
Да и при чём тут любовь?
Она держит его на цепи, как собачёнку, а он и так никуда не уйдёт! Но она ему явно не верит! Он всю жизнь доказывает ей свою любовь, но власть над ним ей дороже! Ему больно, а ей...
f_18564986 (700x500, 178Kb)

24.12.2012.

Понедельник, 24 Декабря 2012 г. 19:46 + в цитатник
Ещё до прихода в сознание, он ясно чувствовал её присуцтвие здесь, он снова висел прикованный цепями, не серебряными, к его счастью, но все, же прикованный…. Она стояла напротив него и смотрела на него – он чувствовал это. Сильным усилием воли он заставил себя таки открыть глаза – она стояла перед ним.
- Здравствуй!- проговорила она, неотрывно изучая его глазами.
- Ну, привет!- улыбнулся он.- Мы знакомы?- осторожно спросил он.
- Нет, но скоро будем,- она немного призадумалась.- Надеюсь, что будем!
Алукард, смотрел на эту девушку, и что-то такое до боли знакомое было в ней: высокая худощавая, с гладкими чёрными волосами, и с лицом очень кого-то напоминающим, такое овальное с правильными чертами…. «Тьфу ты, да это же словно моё отражение в зеркале!- с иронией подумал он.- Я, что в девушку превратился?»
- Нет, не превратился,- со смехом заметила девушка, - скажи, я хорошо выгляжу? А то я своего отражения в зеркале не вижу-то!
- Кто ты такая?- ошарашено прошептал вампир, упиваясь в неё глазами.
- Не догадываешься?- ухмыльнулась она, улыбнувшись его особой улыбкой, Алукард почувствовал странный холодок внутри, к горлу подкатил тяжёлый ком.
- Не может быть,- сильно встряхнул головой он,- я, что на том свете уже? Или всё ещё сплю?
- Нет, не на том свете и не спишь!- покачал головой девушка.- Ты спас мне сегодня жизнь, зачем?
- Не знаю,- честно признался Алукард.- Просто в миг мне понял, что должен поступать именно так.
- Ты её любишь? Любишь Викторию Целис?- спросила она, скрещивая руки на груди.
- Причём любовь моя любовь к ней?- искренне удивился он.
- А меня? Меня ты любишь?- спросила девушка, пристально глядя на него, Алукард не отвечал, она подошла к нему совсем близко вплотную.- Ответь, ты меня любишь?
- Да!- поднял на неё глаза Алукард и ласково улыбнулся ей.- Тебя люблю, ты единственная радость в моей проклятой жизни! Моё продолжение! Мой второй мир!- его сердце дрогнуло.- Моя плоть и кровь! Я даже и мечтать не мог, что со мной может произойти что-то такое!- Она тоже улыбнулась и вдруг прижалась к нему всем телом, от чего Алукард вздрогнул, но через миг успокоился.
- Не бойся, отец,- прошептала девушка,- мы уничтожим Торктильду! Я тебе помогу и вместе мы сделаем этого гада!- Алукард, искреннее засмеялся.
- Девочка моя, а самооценка у тебя явно завышенная, - он чуть вздохнул,- моя черта!- в следующие мгновенье его взгляд её стал совершенно серьёзным.- К сожалению ещё не выбрал тебе имя, но ладно, милая, никто и ничто уже не поможет остановить Майну и помешать ей, разбудить Торктильду, ни ты, ни я, ни Бог, ни дьявол! Так, что всем теперь нам всем теперь большая….- Он многозначительно замолчал, а она покачала головой.
- Здаёшься? Здаёшься без боя? – она медленно отошла на шаг назад.- Ты меня разочаровываешь!- Алукард почувствовал сильную горечь во рту.
- Нет!- моргнул глазами он.- Я не здаюсь! Я буду бороться до конца, только не знаю как!
- Придумай что-нибудь, папочка, ты же умный! Если конечно хочешь, чтобы, когда нибуть с тобой встретились! - с этими словами она поцеловала его в щёку и медленно растворилась, как видение.
А Алукард широко распахнув глаза, очнулся окончательно! Немного ещё придя в себя, он посмотрел вокруг себя и заметил, что место, в котором он находился, было, ему знакомо, но откуда…. Слегка напряг память, Алукард вдруг вспомнил, что именно здесь почему-то появился два месяца назад, кода был ранен теми призрачными упырями. Что вызывала ведьма.
«Бриллиантовая пещера!- догадался он, подняв голову вверх, любуясь, на каменные брылы, свисающие с потолка, что снизу казались совсем не каменными, а скорее из нежного горного хрусталя, отсвечивая, каждый своей гранью, напоминая Северное сияние. В этой пещере совсем не было никакого освещения, солнечные лучи не проникали сюда, что позволило вампиру определить, что она находилась где-то глубоко под землёй. Но все, же какое-то освещение здесь было, и это был не свет фонарей, факелов, или что-то такого, а именно свет, дневной свет, и Алукард никак не мог определить, откуда он поступал. Было такое ощущение, что солнечные лучи просачиваются, сквозь массивные гранитные стены пещеры. Никогда раньше ничего подобного он не видел.- Вот уж не думал, что эта пещера на самом деле существует!»- ухмыльнулся он, продолжая созерцать всю красоту этого места. А смотреть было на, что.
Слабые лучики струились по стенам и делали почти чудо, создавая интересную иллюзию, при их освещении каменные выступы и глыбы этой пещеры казались светящимися и переливающимися всеми цветами радуги, словно на самом деле были вытесаны из драгоценных бриллиантов или хрусталя. Всё казалось таким нежным и крохким, что Алукарду на миг показалось, что он находится в центре хрустального дворца Снеговой Королевы.
- Нравится?- донеслось до его слуха. Алукард мгновенно перестал крутить головой, милуясь пещерным пейзажем, и удивлённо посмотрел на стоящую перед ним Майну.
«А ты откуда взялась?»- спросил себя он, но тут, же посчитал этот вопрос более, чем смешным, сказав лишь следующие:
- Да, красивое место!- какое-то мгновенье они стояли, тупо смотря друг на друга.- Так это здесь вы прячете демона?- нарушил молчание Алукард.- Ну и место выбрали, могли бы и менее живописное место выбрать!
- Тебе ещё больно?- неожиданно спросила женщина, словно не слыша его слов, подходя к нему вплотную, и осторожно прикоснувшись пальцами, по недавним, но ещё болевшим ранам.- Она истязала тебя, верно?- Майна пристально посмотрела ему в глаза.- Ты так любил её, защищал, служил, как верная собака, рисковал жизнью, ради неё, а она взяла тебя и подвергла таким мукам, не поверив ни единому твоему слову!- Вампир, опустил глаза, не найдя, что возразить на эту тираду.- Алукард,- грустным голосом продолжила Майна, продолжая гладить его по груди,- это она, отдала тебя нам в руки, и ей было совершенно не жаль тебя! Вернее - Уолтер буквально вырвал тебя у неё из рук, когда она целилась в тебе лежащему в беспямятсве, прямо в сердце….- Алукард с силой сжал зубы, так, что они заскрежетали.- И Интрегра убила бы тебя, не смотря ни на то, что ты был смертельно изранен ею самой, ни на то, что ты целый месяц выхаживал её перед этим, ни на то, что вообще с самого детства был практически её ангелом хранителем, и много раз спасал её от страшной смерти!- Женщина хмыкнула.- Алукард, ты для неё никто – и она сама тебе об этом не раз говорила, ты вампир, её недостойный слуга, а она твоя хозяйка! Она, Ван-Хелсинг истинная Ван-Хелсинг! А между родом Дракулы и Ван-Хелсинга. Могут существовать лишь одни чувства и отношения: - ненависть и вражда, а не любовь и дружба!
- Ты тоже Ван-Хелсинг,- выдохнул вампир, до которого мало по малу стал доходить смысл сказанного, но Майна отрицательно покачала головой.
- Я перестала ею быть, когда перешла на сторону тьмы! К тому же люблю тебя, до сих пор люблю, и никогда не причинила бы тебе такую боль….- С этими словами Майна, будто пытаясь их подтвердить, взмахнула руками и Алукард в миг почувствовал, как цепи за которые он был прикован, исчезли, словно их и не было, его руки безвольно опустились, он был свободен.
- Зачем ты это сделала?- отрешённо спросил он.
- Я тебе уже сказала,- пожала плечами та, отступив на шаг назад.- Тебе нужно отдохнуть, набраться сил и главное подумать над моими словами. Подумай над этим, и прими окончательное решение, с кем и на чьей стороне ты хочешь быть.- Майна отошла ещё дальше, и иронично улыбнулась.- Но ты не думай я не дура, в этой пещере стоит заградительный барьер, сквозь него ты пройти не сможешь! Это так, для перестраховки. Подумай, Дракула,- повторила Майна, на прощание, а завтра, когда окончательно придёшь в себя, ты скажешь мне соё решение!- После этих слов она удалилась, а Алукард постояв, ещё несколько секунд бессило упал на холодный пол пещеры, тяжёлый стон вырвался с его груди, и эхом разнёся по ней….

- Ей, вампирша, очнись!- услышала над собой Виктория, до боли знакомый голос, от этого стало ещё страшней, от этого она ещё крепче зажмурила глаза.- Ну да, что же это?- звавший её с силой тряхнул её за плечи.
Превозднемагая животный страх, от которого всё сводило в животе, девушка осторожно открыла глаза и, почувствовала, что сейчас снова потеряет сознание. Она лежала на полу, той же самой лаборатории, а над ней скалой возвышалась огромная фигура отца Андерсена. Сглотнув тяжёлый ком, Виктория, медленно закрыла лицо руками, на ходу соображая, что делать дальше, ведь сейчас он, как всегда проткнёт её дюжиной своих мечей….
- Не надо…,- простонала она, готовясь к худшему.
- Не бойся!- вдруг произнёс священник, приседая около неё на корточки.
- Прошу не надо…,- снова произнесла девушка, задрожав, как осиновый лист, с ужасом ожидая, освящённого клинка в грудь!
- Я сказал, прекрати!- взревел священник, резко оторвав её руки от её же лица, и взял голову Виктории в свои ладони.- Ну, успокойся! Посмотри, у меня в руках ничего нет! – он демонстративно, поднял обе свои руки и покрутил ими в воздухе, перед её глазами, показывая, что никакого смертоносного оружия в них нет. И через секунду спокойно, чрезвычайно спокойно, добавил.- Я ничего тебе не сделаю!- Виктория открыла глаза и отрешённо посмотрела на отца Андерсена.
- Ничего не сделаешь?- удивлённо переспросила она.- Почему?- теперь удивлённо посмотрел на неё священник, явно не готовый к такому странному вопросу, но посчитав, что вампирша задала его из-за сильного перепуга, вздохнув, ответил.
- Я не для того был послан сюда! Сейчас у меня есть дела поважнее! К тому же, чувствую, что ты можешь помочь мне в моём деле.- У Виктории на миг отнялся дар речи, моргнув широко открытыми глазами, он медленно поднялась с полу и сидела.
- Что за дело?- прошептала она, слегка кашлянув, и не дожидаясь пока тот ответит, вдруг подскочила на ровном месте.- Чёрт, что же мы здесь сидим!- вскрикнула она, резко схватив святого отца за руку.- Здесь же бомба, и она взорвется через несколько минут!- Андерсен, лишь устало закатил глаза.
- Не бойся, позаботился я и об этой проблеме, только теперь поступила ещё одна проблема…,-
- Какая проблема?- не поняла она, священник приподнял очки и протёр глаза.
- Как только я освободил леди Интегру, она подорвалась, и куда-то умчалась, словно с цепи сорвалась! И я понятия не имею где можно её искать, я уже обыскал весь особняк, но она, как в воду канула.- Виктория преподнесла руку ко рту, боль намертво сжала её сердце, при воспоминаниях о том, что вытворяла с ней и Алукардом леди Интрегра….
- О Боже!- перепугано произнесла вдруг Виктория, её глаза расширились ещё больше, она встала с пола и прижала руки к губам.- Алукард!- неожиданно вспомнила она и, снова присела на корточки.- Его забрал Уолтер, он хочет с его помощью оживить какого-то демона….- Андерсен, положил руку ей на плечё.
- Я знаю,- он слегка сжал ладонь,- а вот это проблема номер три, из-за которой я и появился здесь, - он тяжело вздохнул,- но вот опоздал, леди Интегра, опередила меня и намного облегчила задачу Майне Ван-Хелсинг, Лауре Витез Уолтеру и,- губы священника гневно изогнулись, он с силой сжал руки в кулаки,- и этому поддонку Энрике Максвеллу! Отдав своего слугу тем подонкам.
- Кому?- удивлению Виктории не было предела.- Энрике Максвелл?- хмыкнув, переспросила она.- Это же священник Ватикана! – она пренебрежительно хмыкнула.- Он же должен Богу служить, а не адских демонов оживлять?!- Александр ничего не ответил, только отвёл глаза в сторону.- Так вот вы, какие священники, служите тому, кто больше заплатит, или кто больше предложит!- девушка поднялась на ноги.
- Говори да не заговаривайся!- злобно произнёс святой отец, бросив на неё ненавистный взгляд.
- А, что я говорю неправильно?- сощурила глаза Целис.- Вот вы, святой отец, какому Богу вы служите? А?! – она с силой толкнула его в плечё.- Каким законам Божьим вы подчиняетесь? Молчите! А ведь первая заповедь в Библии, какая?- Священник отрешённо посмотрел на неё, неожиданно у него пропал дар речи.- А Библия велит вам, святой отец: « Не убей!», а, что вы делаете? Вы же убиваете, убиваете, только потому, что мы не такие, как вы! Убиваете, потому, что считаете нас нечистью!- она отошла на несколько шагов назад.- И вам неважно кому мы служим вашему Богу или дьяволу! Так, какой же вы после этого святой! – Виктория отошла ещё немного назад и грузно села на какой-то бетонный парапет, и в очередной раз закрыла лицо руками. Несколько минут постояв на одном месте, Андерсен, пошел к ней и положил ей руку на волосы.
- Но я, же помог тебе сегодня, хоть мог этого и не делать, помог просто так, потому-что кто-то должен был это сделать! Ну а в остальном…,- он слегка сжал ладонь на её волосах,- я всё ровно найду этого гада! Одного, и второго!

Словно в состоянии гипноза, Интрегра медленно подняла руку, в которой сжимала пистолет и, закрыв глаза, приставила его к своему виску. В груди что-то болезненно дрогнуло, но страха, как не странно она чувствовала, только боль всепожирающую невыносимую боль, что пульсировала, словно живая во всём её теле, сжигая его дотла. И её единственным желанием было поскорее забыться, избавится от этой боли, что разрывала каждую её клеточку на части.
- Не делай этого!- она совсем не удивилась, увидев перед собой своего покойного деда, словно это было в порядке вещей. Он стоял пред ней, словно только что сошедший со своего портрета, что висел на противоположной стене, только на картине он был изображён до половины, а тут стоял во весь свой нехилый рост.
- Извини, что разочаровала тебя,- тихо проговорила она, взводя курок.
- Интрегра, ты не того была рождена, чтобы заканчивать свою жизнь, как полная неудачница!- грозно сказал призрак, подходя к ней вплотную, не подплывая, а именно, подходя, как живой человек.
- Я и есть полная неудачница!- грустно улыбнулась Интегра.- Я своими руками всё разрушила…, я убила его…,- две слезы скатились по её щекам,- убила его своим недоверием. Отдала в руки настоящему предателю, и теперь его убьют из-за меня!- она сильно всхлипнула.- Извини, дедушка, сейчас я нажму курок, и мы продолжим этот разговор….
- Хочешь отдать его моей непутёвой дочери, хочешь, чтобы она за один миг разрушила, всё то, что ты сотворила за все эти десять лет?- Абрахам, положил свою руку на её, что сжимала пистолет, и девушка с огромным удивлением заметила, что рука деда была не холодной, как лёд, как бывает рука мертвеца, а тёплой, как рука обычного человека.- Интегра, ты женщина, за такое сравнительно короткое время смогла добиться того, что, что не удалось сделать нам мужчинам: мне и твоему отцу, за все наши жизни! – продолжил Ван-Хелсинг, пристально глядя внучке в глаза.- Ты сделала из него человека! Только тебе удалось разбудить в демоне лучшие людские чувства! Только рядом с тобой, с бесчувственном камне проснулась живая душа! И сейчас ты хочешь, чтобы эта шалава, снова сделала его таким же демоном, каким он был раньше, с холодным булыжником в груди вместо живого сердца?!
- Я уже и так это сделала, я всё поломала! Алукард, никогда не простит мне того, что я сделала,- она всхлипнула,- он говорил, а я не слышала, поверила кому-то, а ему. Алукард говорил мне правду, а я в неё не верила - а поверила лжи! - слёзы потекли ещё сильней.- Мало того, я ещё и издевалась над той девочкой, что вообще ни в чём не виновата….- Интрегра, отчаянно опустила руки, пистолет с глухим стуком упал на пол, и, склонившись над столом, и закрыв лицо руками, заплакала.
- Он простит тебя,- ласково проговорил Абрахам Ван-Хелсинг, поглаживая её волосы.- Только не отворачивайся, не уходи за грань, помоги ему, а помощь твоему любимому сейчас очень нужна!
- Простит,- прошептала Интрегра,- да сколько можно пользоваться его чувствами?- она подняла голову.
- Чтобы ты не мучилась, я скажу тебе, что Алукард знал, о том, что ему предстоит пережить,- улыбнулся Абрахам, и, увидев отрешённый взгляд внучки, поспешил объяснить.- За несколько минут до того, как тебе показали диск с той фальшивой записью, я явился к нему, как к тебе сейчас и предупредил обо всём! И знаешь, что он сказал?
- Что? – она удивилась, что может слышать собственный голос.
- Сказал, что он не собирается сбегать, как крыса!- Интрегра задрожала, так, что застучали зубы, а Ван-Хелсинг, строго посмотрел на неё, так, что она задрожала ещё сильнее.- Не сбегай и ты, если виновата, имей мужество загладить свою вину, исправить то, что натворила!
- Я исправлю всё!- процедила Интегра сквозь зубы, кивая головой, в знак согласия, но продолжая дрожать, словно её голой выгнали на мороз, да ещё и полили сверху ледяной водой.- Я не оставлю Алукарда, не брошу его одного среди врагов! Если надо, я положу свою жизнь, но исправлю свою ошибку!
- Вот это она, моя внучка!- с восторгом произнёс мужчина.- Вот она, настоящая Ван-Хелсинг! Я горжусь тобой!
Видение исчезло, словно его и не было, а Интегра сидела, немо всматриваясь в густую тьму перед глазами, гадая, что же это было, сон реальность, живая она или уже успела застрелиться? Что-то тёплое заструилось по её лицу, и девушка с облегчением поняла, что всё ещё живая, сидит в своём кабинете, за своим столом в полной темноте.
- Какая же я дура!- гневно ругнула она себя, думая, что чуть не сотворила минуту назад.- Только о себе и думаю!- сер Хелсинг медленно поднялась на ноги.- Я найду тебя! И исправлю, что натворила!- твёрдо приказала она себе и её руки крепко сжались в кулаки, так, что хрустнули суставы.

19.12.2012.

Среда, 19 Декабря 2012 г. 23:07 + в цитатник
Ведро холодной воды и полусумасшедший крик Виктории «Алукард!» - заставили его вернуться из забвенья в реальную жизнь. Даже не открывая глаза, он знал, что находится в такой знакомой ему комнате пыток, вернее, в лаборатории Абрахама Ван-Хелсинга, где уже имел «счастья», провести немало времени, до того, как на него была наброшена печать Кромвеля.
Судорожно втянув в грудь воздух, вампир открыл глаза, но по-прежнему, находился в обмякшем состоянии. Он весел словно петух с перерезанным горлом, перед кухаркой, и был уже вроде как уже мёртв, но по прежнему по какому-то жестокому велению судьбы находился ещё в сознании и краем мозга соображая, что происходит! Зная, что умирает, но, не имея больше, ни сил, ни желания бороться со смертью! Подвешенный за руки вверх, на массивных серебряных цепях, что уже до крови прожгли ему руки на запястьях, вдобавок ко всему руки были жестоко вывернуты, так, что казалось, что сквозь натянутую кожу скоро начнут выпирать оголённые кости, а голове всё кружилось и звенело, после мощного удара електрошокером, а он ещё совсем не окреп после удаления тех серебряных пуль. Короче он был уже полностью обессилен, до полного изнеможения!
- Ну, что, тварь, оклемался?- донеслось до его слуха, как из густого тумана. Подняв голову, Алукард посмотрел на Интегру, всё ещё сжимающую в ладони електорошокер, и почувствовал, как ему становится ещё больнее. Боль причиняла не сама пытка, а то, кто её сейчас проводил!- Ну, что, вампир, будешь, что нибуть говорить?- ледяным голосом спросила она, поднося руку с оружием к самому его телу.- Или мне повторить эту процедуру?- Алукард и рад был бы ей что-то ответить, но язык совершенно не слушался, стал словно деревянным.- Отвечай сволочь, где твоя любовница и где печать!- взревела мисс Хелсинг и отбросив електрошокер в сторону, надела на правую руку огромный литой свинцовый кастет и с силой нанесла ему удар, в живот. От этого удара вампир весь передёрнулся, но крепко сжав губы, и сдержал стон, а она снова нанесла ещё один сокрушительный удар. Не смотря на то, что она была просто женщиной, сила удара у неё была совсем не, как у женщины, к тому же её увеличивал чудовищный вес кастета, а небольшие зазубрины на неё, вырывали тело с мясом. Алукард был в шоке, что хрупкая женщина будет пользоваться таким варварским и давно везде запрещённым видом оружия, но Интегре, похоже, было всё ровно, чем бить, лишь бы это принесло ей желаемый результат! Глотнув, как рыба без воды воздух, Алукард, почувствовал, что его сейчас вырвет, если бы он не висел на цепях, а просто стоял на земле, то непременно упал бы, не удержавшись на ногах. Один такой удар мог запросто свернуть шею, даже здоровенному быку.- Кровосос!- прошипела раскрасневшаяся от ярости Интрегра и вновь ударила его. У вампира перед глазами всё заволокло мутной поволокой, что мокрое, липкое и тёплое выкатилось у него из ноздрей и медленно покатилось по губам, противно скапывая на подбородок и грудь: «Кровь!- с трудом догадался он».
- Леди Интрегра!- вскричала Виктория, чуть ли не рыдая,- ради всего святого, зачем вы это делаете?!- девочка уже не могла смотреть, как на её глазах уже больше часу истязали её любимого, эта сцена отнимала у неё разум и она уже была готова молить, чтобы её помучили вместо него.- Зачем вы мучите Алукарда?- слёзы побежали у неё по щекам.- Если вам так нравится это занятие, помучьте меня вместо него!
- Заткнись!- гневно прошипела та, с ненавистью взглянув в её сторону и занося руку, для очередного удара.
- Ну не надо, - снова взмолилась Виктория, упиваясь в неё пристальным взглядом,- прошу вас не бейте, он же и так, едва дышит! Ну, сами посмотрите!- Целис на миг закрыла глаза, не зная, что ещё ей сказать, чтобы хоть немного разжалобить её.- Он, умирая, повторял ваше имя,- прошептала она, дрожащим голосом.- Когда я нашла его полумёртвым в склепе, он звал вас, слышите….
- Виктория, замолчи!- глухо произнёс Алукард, словно только сейчас вспомнив о её присуцтвии здесь.- Я запрещаю тебе!- он пристально посмотрел ей в глаза.
Девушка смущённо замолчала, опустив глаза.
- Почему?
- Я так решил,- твёрдо произнёс он,- разорвала душу, пусть дорывает и плоть!
Интрегра не совсем поняла смысл этих слов, но почему-то они привели её в бешенство.
- Что, гады, шифруетесь меж собой? Повторял моё имя говоришь?- с издевкой переспросила она, медленно подходя к так, же висевшей на серебряных, как и Алукард цепях Виктории, со зверски вывернутыми назад руками. Полицейская, инстинктивно вся сжалась при её приближении и задрожала, как осиновый лист,- А что этот вампир тебе ещё говорил, когда ты нашла его в беспамятстве?- голос Интрегры вдруг стал спокойным, почти ласковым, но у девушки, всё похолодело внутри, от страха при этом.- Ну,- Интрегра подошла совсем близко, её глаза нехорошо сверкнули,- девочка, хочешь, чтобы я прекратила мучить этого ублюдка, тогда скажи, куда он подевал печать Кромвеля, ты ведь это знаешь! Ты ведь по-прежнему читаешь его мысли, как и он твои! Просто скажи мне, и я перестану его мучить, а так уж и быть, просто убью!- Все краски жизни поблекли у Виктории перед глазами, она безвольно висела, перед этой женщиной, как обречённая овца, перед мясником, ожидая, когда последний перережет ей горло…. И не было никакой надежды на спасение, жестокое каменное сердце не могло чувствовать сострадания. За долгие годы леди Интрегра привыкла убивать, таких, как она, просто не считая их за людей, а за какие-то сорняки, что нужно убирать, чтобы они не портили окружающую среду. - Ну чего ты молчишь, тебе ведь жаль своего любовника?- жестоко улыбаясь, спросила глава Хелсинга, Виктория снова задрожала, но уже не от страха, а от боли, душевной боли. Почти год она считала её чуть ли не родной для себя, была готова в любой момент закрыть её своим телом и отдать за неё свою жизнь, даже не задумываясь! Глотая тяжёлый ком, Виктория, просто молчала, понимая, что чтобы она в данный момент не сказала этой жестокой и бесчувственной женщине, это будет для неё лишь лишним поводом поиздеваться над ней или совсем уже выбившимся из сил Алукарда.- Ну, что молчишь?- глаза Интрегры сузились, она с силой нанесла удар тем же кастетом Виктории по лицу, девушка, несмотря на всю свою выносливость в миг потеряла сознание. Очнулась, она, как и Алукард, почувствовав, как её окатили ведром ледяной воды и, открывая глаза, с ужасом и отвращением увидела, как стекающая с её тела, была ярко-красного цвета, а адская боль в левой скуле, дала понять, что в том месте зияла рваная рана, от удара кастетом. - А этого не хочешь попробовать? Это освящённая в самом
Иерусалиме вода! - с издевкой проговорила Интрегра и разорвав на Виктории блузку, вылила на обнажённое тело пузырёк со священной водой…,- девушка дико закричала, это вещество, словно серная кислота, до мяса опалило ей кожу на груди, оставляя глубокую дымящуюся рану.
- Боже, как больно…,- пробормотала вампирша, словно в агонии, тяжело дыша и ворочая туда- сюда головой, корчась в как в предсмертных конвульсиях, от невыносимой боли, забыв обо всём на свете! Алукард, крепко сжав зубы, отвернул голову в сторону, смотреть на это было выше, даже, его сил!
- Интрегра, не мучь её!- Наконец он не выдержал и совершил непростительную ошибку со своей стороны.- Она ни в чём не виновата, и ничего не знает!- Он надеялся отвлечь от Виктории беду, но сделал только хуже.
- Вот как!- хмыкнула Интрегра.- Алукард, тебе жаль её?- угрожающе спросила она.- Алукард молчал, по-прежнему смотря в сторону.- Ну, что ж сейчас проверим….- С этими словами Интрегра неотрывно смотря на вампира, отошла на другой конец лаборатории и сказав два слова стоящему охраннику, снова подошла к Виктории, а здоровенный охранник тоже подошёл к ней, держа что-то тяжёлое в руках. Алукард посмотрел, на то, что это и его всего передёрнуло, а глаза широко распахнулись – это была канистра с бензином.
- Лей!- указала взглядом на сжавшуюся в комок Викторию, тот исполнил волю хозяйки. Теперь несчастная вампирша была вся мокрая, уже не от воды, а бензина, запах которого просто выворачивал её наизнанку, но это были лишь цветочки….- Алукард, смотри!- жестоко приказала Интрегра, вытаскивая с кармана сигарету и зажигалку, Виктория была уже на грани обморока!
- Леди Интрегра,- прошептала она, смотря своими ставшими ещё большими от страха, полными слёз глазами,- не убивайте меня…,- её била нервная дрожь, так, что стучали зубы.- За, что вы так со мной…
- Интрегра,- вскрикнул Алукард,- ради сего святого,- она же живая! И боль она чувствует, также, как и ты!- Он силой рванулся на цепях, не обращая на невыносимую боль в вывернутых плечах.- Ну почему ты мне не веришь?! Я не заодно с Майной, я сам хочу ей помешать!! Интрегра, ну услышь меня!
- Ответ неправильный, Алукард,- вздохнула Интрегра,- да и вампиры живыми не бывают…,- она чиркнула зажигалкой, подкуривая сигарету.- Прощай, Виктория Целис, ты была настоящим бойцом…,- мисс Хелсинг протянула горящую зажигалку вперёд….
- Не надо!!- изо всей силы заорал Алукард, едва не разорвав свою и без того сожженную серебром кожу на руках, бессило рвясь на цепях.- Не делай этого!- Он опустил глаза, и через секунду снова поднял их на Интегру, с его глаз бежали кровавые слёзы.- Я отдам тебе печать Кромвеля…,- его голос сорвался.- Будь ты проклята,- простонал он,- я отдам тебе печать, только не убивай Викторию, она не заслужила, такой страшной смерти!
Виктория, на миг позабыв обо всём на свете, о том, что была на волосок от смерти, отрешённо посмотрела на Алукарда, её сердце восторженно замерло, а её тело престало трястись, как в лихорадке. «Он, что пожалел меня? Не захотел, чтобы меня убивали?- громом раздалось в её голове.- Так значит, я что-то значу для него!».
- Дай мне полчаса,- продолжил Алукард,- и принесу тебе печать, а дальше делай, что хочешь! Я на самом деле забрал печать, когда с тобой случился сердечный приступ, и она да сих пор хранилась у меня, я не хотел чтобы она попала в руки Майны и её помощников. Интегра, если печать попадёт им в руки, и они набросят её на, Торктильду, до его пробуждения тем самым подчинив его своей воле, то уже никто и ничто не остановить их. Никто не сможет помешать, им вызвать этого страшного демона и уничтожить Лондон, даже я! Ты понимаешь меня, или нет?! – он говорил так, словно та была глухонемой от рождения. Но в её глазах не было никаких эмоций, кроме отвращения с которым она смотрела на него.- Интрегра, после всего, что между нами было, ты так просто взяла и записала меня в свои враги, ведь я никогда тебе не врал, никогда!- при последней фразе его голос сильно задрожал, Интрегра, крепко сжала губы.
- Я своими глазами видела, как ты выпустил Майну с каземата!- произнесла она.
- Это был не я!- взревел вампир, так, что все присуцтвующие содрогнулись.- Повторяю, меня подставили!
- Разговор заходит в бессмысленное русло, Алукард!- небрежно взмахнула она рукой.
- Конечно, для тебя бессмысленно верить словам вампира, которого ты всегда считала своим врагом и рабом, и намного труднее найти предателя в лице родного человека!- грустно заметил Алукард, но Интрегра лишь вздёрнула подбородок.
- У тебя пятнадцать минут!- хладнокровно сообщила она, словно не замечая его последних слов.- Освободите его!- приказала она стражникам.
Оказавшись свободным от цепей, Алукард повалился на колени так, как после всех перенесённых пыток, ещё не мог удержаться на ногах.
- Интрегра, пожалуйста, дай полчаса,- попросил он, упершись ладонями в пол,- я не могу сейчас так быстро передвигаться…
- Пятнадцать минут! – зло напомнила Интерга.- А это тебе будет служить неким стимулом…,- с этими словами она быстро очень быстро, так, что Алукард не успел даже глазом моргнуть, подскочила к Виктории и с огромной силой нанесла ей удар в левую сторону живота, большим серебряным кинжалом. Виктория не смогла даже вскрикнуть, только всхлипнув, и содрогнувшись всем телом, побледнела, как мел, а Интеграл неотрывно смотря на Алукарда, резко провернула кинжал в её ране и с силой вытащила его. Кровь фонтаном брызнула из развороченной раны, ручьём обливая её одежду, и ноги. Викторию вырвало кровью, закатив глаза, она обмякла на цепях и затихла.- Я разворотила ей печень серебряным кинжалом!- совершенно спокойно сообщила сер Хелсинг.- Если не набросить на неё печать Кромвеля, она умрёт минут через десять, так, что поторопись!
На дрожащих ногах Алукард подошёл к ней и осторожно взял её голову в ладони, боль намертво сжала его сердце, и возникло такое чувство, будто это ему в бок загородили тот страшный кинжал.
- Малышка моя,- нежно проговорил он, слёзы вновь заструились у него по лицу, и с негодованием повернулся к Интегре.- Не прощу!- прошипел он, сверля её ненавистным взглядом.- В ногах будешь валяться, не прощу! Одного не пойму: кто из нас двоих дьявол?
- Время пошло,- спокойно напомнила Интрегра, скрестив руки на груди,- чем дольше ты тянешь – тем меньше она проживёт!

С перекошенным от боли лицом Алукард, меньше чем через семь минут, вошёл в лабораторию и с порога бросил уже ставшую ненавистную печать Кромвеля к ногам Интрегры и подойдя к лежащей на полу и прижимающей обе руки к открытой ране в боку, Виктории, бессило опустился возле неё и, взяв в руки её такое же истерзанное тело, прижал к груди.
- Зачем ты вернулся, Алукард? Мог бы просто скрыться…- едва слышно спросила Виктория, смотря на него своими огромными, и голубыми, как небо глазами.
- А ты зачем пришла ко мне в склеп и спасла меня?- издал жалкое подобие улыбки он.- Могла бы спокойно жить себе дальше!- Виктория отняла одну руку от раны и провела ею Алукарда по щеке, оставляя на ней кровавый след, и тоже измученно улыбнулась.
- Просто поняла, в чём заключается значение слова свобода, - а её счастье не вовсе не в том, что ты можешь делать то, что хочешь, а в том, что ты не делаешь то, чего не хочешь…,- она медленно закрыла глаза, и не в силах держать голову положила её ему на грудь.
- И чего же ты не хочешь, Виктория?- его слёзы упали на её белое, как снег лицо, девушка не отвечала.- Виктория!- прошептал он, целуя её в посиневшие губы.
- Не хочу потерять тебя…,- с последним дыханием выдохнула она. Алукард поднял глаза, на стоящую над ним Интегру, и немо наблюдающую всю эту сцену.
- Набрось на неё печать!- умоляюще проговорил он.- Умоляю тебя, не дай ей умереть!
- Она уже и так мертва,- хмыкнула глава Хелсинга.
- Интрегра, если в тебе остались, хоть какие-то человеческие чувства, помоги ей! Она же любила тебя!
- А скольких людей, что любили тебя, уничтожил ты?- все, также удерживая тело Виктории, Алукард медленно встал на колени.
- Прошу тебя, спаси её! Но ты, же не монстр!
- Не монстр, но вот только она мне не нужна,- засмеялась Интрегра,- если хочешь чтобы она осталась в живых – бери и сам набрасывай на неё печать!- Алукард сглотнул тяжёлый ком, от разочарования у него внутри всё горело и плавилось, словно вместо внутренностей в нём бурлил извергающийся вулкан. Он прекрасно знал, что она издевается над ним, и, что и пальцем не пошевелит, чтобы помочь этой несчастной.- Ну чего уставился?- зло улыбалась мисс Хелсинг.- Девочке уже недолго осталось….

Правая рука Алукарда уже была обуглена до кости, но он продолжал держать в ней серебряную печать, стоя над телом Виктории, на коленях и повторяя слова древнейшего заговора, что впились ему в мозг, с той поры, как эта печать была наброшена на него самого.
- Дай кинжал,- попросил он, взглянув на Интегру, что по-прежнему играла роль зрителя, куря очередную сигарету, не произнеся ни слова, она лишь швырнула серебряный кинжал ему к ногам. Застонав от боли, он сжал кинжал в левой руке, и, направив острие в свою грудь к самому сердцу, с силой нажал на него, кровь фонтаном брызнула, обрызгав Викторию и саму печать, оставив на ней ярко-красные длинные следы. В глазах вампира потемнело, но он крепко сцепив зубы, отложив кинжал, обнажил грудь Виктории, сделав тоже самое с её телом.
Прошло более пяти минут и по забившимся их сердцам в унисон, Алукард, с облегчением понял, что его мучения не прошло даром: печать была наброшена, и теперь Виктория будет жить! Только теперь вампир понял, что больше не может, только теперь все силы оставили его, причём все сразу, повалившись на бок, он закрыл глаза и замер. И в тот же миг открыла глаза Виктория.
- Хозяин!- произнесла она, моргнув, словно, после сна глазами, и поднявшись с полу. Страшная рана на её теле начала затягиваться, как воронка на сыпучем песке, и ещё через несколько секунд, от неё осталась лишь небольшая кровавая царапина, девушка, отрешённо посмотрев на это чудо, провела по ней ладонью. И к своему удивлению никакой боли не почувствовала. Глаза Интрегры тоже широко распахнулись, она слегка встряхнула головой.
«Что? Неужели он таки сделал это?- не укладывалось в её голове.- Но как? Он же ведь не мог взять в руки серебряные трофеи?!- неожиданно ей стало страшно».
- Хозяин!- вновь позвала его Виктория, потормошив за плечё – он не ответил. Над головой девушки щёлкнул отведённый назад курок, она подняла голову, ей прямо в лицо уткнулось дуло пистолета Интрегры.- За что?- не поняла вампирша.- Что ещё я сделала не так?
- Ничего,- пожала плечами та,- просто я не имею права оставлять в живых таких сильных тварей, как он!- она перевела пистолет на лежащего на полу вампира, целясь ему в сердце.- Прости, Алукард, ничего личного…,- Виктория резко упала на него, пытаясь защитить от неизбежного, и уже в тот момент, когда должен был грянуть выстрел, случилось нечто странное.
Глухо вскрикнув, леди Интрегра выронила пистолет выпал рук, и упала на пол, а посмотревшая на неё Виктория увидела, что она вся с головы до ног была опутана тонкими серебряными нитями, как кокон бабочки, оба охранника, что в этот миг находились в лаборатории и бросились к ней на помощь, мгновенно упали обезглавленными, а над самой хозяйкой, встал ликующий Уолтер
- Не нужно, леди Хелсинг, пока ещё рано его отправлять в глубины ада,- с подленькой улыбочкой произнёс он, бесцеремонно переступая через безжизненные тела.- Кстати, спасибо вам огромное!
- Что?- не поняла она, явно, не зная, что происходит,- Уолтер, это ты…,- дворецкий, молча, подобрал с полу печать и со вздохом положил её себе в карман, и перевёл печальный взгляд на свою хозяйку.
- Да, милая леди, я!- он широко улыбнулся.- Я ненавидел вас с самого вашего появления на свет, а любил вашу мать! Да я любил Майну Ван-Хелсинг, вашу…,- улыбка резко сошла с его губ.- Чё вылупилась, дура? Что не ожидала? Да Майна Ван-Хелсинг, та, которую ты беспощадно готова была предать смерти твоя родная мать! А так обожаемый тобой Артур Ван-Хелсинг, вовсе не твой отец, а всего лишь твой дядя! Майна нагуляла тебя от какого-то чернокнижника, с которым и оживила в первый раз Торктильду, а родила для того, чтобы твой дедушка не снёс ей голову за это!- Интрегра немо смотрела на этого человека и не могла поверить в реальность происходящего, нельзя сказать, что за все эти годы, она совсем ни о чём не догадывалась, но всё же в глубине души надеялась, что это лишь пустые догадки. Уолтер взмахнул рукой, и нити ещё крепче впились в тело Интрегры, разрезая его до крови.
- Ты подставил Алукарда!- процедила она сквозь зубы.
- Да я,- кивнул он. - Вся твоя беда в том, что ты очень горячая девушка, и что ты не умеешь прислушиваться к другим и прощать!- издевательски продолжил, приседая около неё,- вся та запись была, сделана и смонтирована, мной лично, я право даже не думал, что этот трюк сработает! Да уж,- лицо дворецкого прибрело задумчивое выражение.- А Алукарду стоит лишь посочувствовать, представляю, что он чувствовал, когда ты его так истязала. Причём совершенно ни за, что!
- Мерзавец,- простонала Интрегра, корчась от боли, но не физической…,- дворецкий снова вздохнул.
- Повторюсь, леди Интегра, спасибо вам огромное, за ваш такой неоценимый вклад в наше дело! Вы сами отдали нам печать, и этого вампира. Его сила очень поможет нашему малышу, когда демон очнётся и сожрёт его!- Уолтер слегка наклонившись, отшвырнул от графа, всё ещё прижимающуюся к нему Викторию и так же, не прилагая особых усилий, связал её своими нитями, чтобы не мешала, а потом взмахнул руками и опутал Алукарда, таким же серебряным коконом.- Да ещё и довели его до ручки, чтобы не дёргался!- при этих словах Уолтер засмеялся.
- Не трогай его!- прохрипела Интрегра, силясь встать на ноги, но Уолтер с быстротой молнии подскочил к ней и нанес ей сокрушительный удар ногой в живот.
- А ты помешай мне!- прошипел он, нанося второй удар, но уже ей в грудь, Интрегра сама не знала, как она осталась в сознании после этого.
После чего Уолтер снова встал над вампиром и улыбнулся его безжизненному пепельно- серому, почти почерневшему, от всего пережитого, лицу.
- Ты поможешь нам демон, даже горько этого нехотя, поможешь! И благодари за это свою большую любовь!
- Нет!- прохрипела, кашляя кровью Интрегра, но уже было поздно, нагло улыбнувшись ей на прощание, Уолтер, исчез вместе так и не пришедшим в сознание Алукардом в неизвестном направлении.
- Кстати, не изводите себя сильно муками совести, леди Интегра,- послышался на последок весёлый голос дворецкого, из пустоты,- чтобы вы не жили долго с чувством вины, за то, что натворили, я установил небольшую бомбу здесь в лаборатории, и её таймер будет запущен, ровно чрез пять минут, так, что не скучайте!
- Помогите!- у неизвестно кого попросила помощи Виктория, хоть прекрасно видела, что в лаборатории кроме её, леди Интрегры и двух истерзанных тел, никого не было, она всем телом попыталась разорвать прочные нити, но ничего у неё не вышло – она лишь порезалась о них.- Леди Интрегра!- позвала она, пытаясь придвинуться к ней, но та не отвечала ей.- Леди Интрегра! – снова позвала Виктория, доползая таки к ней, и стоя на коленях над её скрученным телом посмотрела на неё. Интегра лежала на боку, всматриваясь в какую-то одну точку, одинокая слеза скользила по её щеке.- Здесь бомба заложена!- со страхом напомнила Целис.- Нам нужно выбираться от сюда….
- Выбирайся…,- мёртвым голосом проговорила Интегра, даже не смотря на неё.
- Леди Интегра…
- Уходи, Виктория,- тихо прошептала глава Хелсинга.
- А вы?- в глазах Виктории задрожали слёзы.
- А я умру, я заслужила…- на тех же нотах проговорила она, закрывая глаза. Своим шестым чувством Виктория вдруг почувствовала чьё-то постороннее присуцтвие здесь. Дико повернувшись, девушка замерла от страха, глядя на стоящую перед ней мощную фигуру в сером плаще, большой блестящий крест и такие же блестящие ярко-зелёные глаза, под стёклами круглых очков…. Сглотнув тяжёлый ком, Виктория вся сжалась в комок и согнулась пополам. «Сегодня я точно таки умру!- громом ударила в голову догадка» и вампирша потеряла сознание.

17.12.2012.

Понедельник, 17 Декабря 2012 г. 22:01 + в цитатник
Широко распахнув глаза, Виктория, словно очнувшись ото сна, наконец, поднялась на ноги и с быстротой молнии метнулась к окну.
- Что это было?- с ужасом спросила она, всматриваясь в холодную ночную мглу за окном, где тускло светили фонари и по улице шли одинокие прохожие, но никто из них не остановился, не осмотрелся, и похоже даже не услышал то страшное рычание, что слышала пару секунд назад Виктория.- Что же это?- с недоумением произнесла она.- Может мне показалось….- и тут произошло нечто странное: она увидела очень странное видение: она лежала на холодной мраморной могиле, какие бывают лишь в склепах, а всё вокруг было залито кровью, её кровью, кровь была повсюду, на мраморной плите, стекала ручьями на пол, образуя большую кровавую лужу. И тут невыносимая боль наполнила всё её существо, боль от которой пересеклось дыхание, и к горлу подкатил рвотный комок. Её словно разрывало на части, жгло раскаленным железом и выворачивало наизнанку одновремённо. Вскрикнув, перепуганная до смерти, Виктория согнулась пополам, а потом упала на колени.- Господи, да, что же это?- прошептала она, и превозднемагая боль, провёв руками по своему телу, ища следы крови или раны, что могла бы вызвать такую боль, но к своему счастью ничего такого не нашла и поняла, что это просто очередное видение…. И тут услышала слабый, словно предсмертный стон своего бывшего хозяина:
- Интрегра….,- глаза Виктории расширились, в одно мгновенье она всё поняла, дрожа всем телом, она сумела сбросить с себя оцепенение и поднявшись с колен.
- Алукард,- прошептала она немеющими губами. Так это тебе сейчас так больно!- в следующий миг девушка рванулась вперёд и даже на миг ни о чем, не задумываясь, бросилась прочь с квартиры.

- Леди Интрегра, вы думаете, что эта дурочка чем-то поможет нам?- спросил Уолтер, нервно сжимая руками руль, а она всё так же безучастно смотря в окно, достала и закурила очередную сигарету.
- Не знаю,- затянулась она горьким дымом,- не думаю! Эта на самом деле, дурочка, привыкла во всём потакать своему хозяину, думаю, что даже мои слова о смерти многих людей, не так впечатлят её, как его сладкие слова! Вот потому-то я прицепила к ней крошечный жучёк, что поможет нам без особого труда вычислить её местонахождения.
Уолтер одобрительно кивнул, в салоне машины стало неестественно душно.
- Зачем вы курите, Интрегра?- неожиданно спросил он, когда уже показались огни окон Хелсинга.- Ведь врач строго настрого запретил вам это делать, Интрегра пренебрежительно хмыкнула и отмахнулась.
- Да полно тебе, Уолтер, зачем мне теперь жить? Чтобы превратиться в его преследователя, замучить и убить своими руками, выйти замуж за простого смертного, родить наследника роду Ван-Хелсингов и продолжать эту бессмысленную борьбу…,- Интрегра замолчала, и добавила совсем тихим тоном.- Как я устала, Уолтер, у меня,- она схватилась кулаком за пиджак на груди, в области сердца,- у меня во здесь всё разрывается!- она прислонилась головой к холодному стеклу окна, и закрыла глаза.- Я не могу без него!- прошептала Интрегра, всматриваясь в темноту за стеклом и мелькающие причудливые тени, отскакивающие от фар.- Если так жить, без него, жить с кем-то не с ним – то зачем…,- докурив сигарету, она открыла форточку и выбросила окурок на улицу.- Уолтер посмотрел на неё сочувствующим взглядом.
- Забудьте его, леди Интрегра,- наставническим тоном проговорил он,- это чудовище не стоит ваших страданий!
- Уолтер, а ты можешь взять и сам у себя вырвать сердце?- неожиданно спросила Интрегра, перевёв на него свой пристальный взгляд, а дворецкий отчего-то сглотнул тяжёлый ком.- Ну, скажи мне, можешь?- требовала она ответа, сверля его взглядом. Тот не отвечал, просто вёл машину, ему вдруг стало очень неловко.
- Вот и я не могу!- выдохнула она, скрещивая руки на груди.- Не могу вырвать его из своего сердца, а если уж вырывать, то вместе с этим самым сердцем, чтобы больше вовсе ничего не чувствовать!- прошла ещё одна напряжённая минута неловкого молчания, которую нарушила сама Интегра.- Ну да ладно, всё это не важно,- беззаботно улыбнулась она, как ни в чём не бывало,- сейчас необходимо найти Алукарда и забрать у него мою печать, а потом я решу, что делать дальше!- Девушка замолчала, и силой сжала кулак, многообещающий жест.
- Я ему сочувствую,- хмыкнул дворецкий.
- Главное, чтобы он не попал к этой Майне,- задумчиво произнесла Интрегра,- ведь если он всё- таки успеет до неё добраться, да ещё и с печатью….
- Не волнуйтесь, леди,- засмеялся Уолтер,- этого точно таки не случиться…,- он поздно сообразил, что болтает лишнее, а Интрегра, словно пробудившись ото сна, непонимающе уставившись на него, переспросила.
- Что?!- она слегка мотнула головой.- Почему ты в этом так уверен?- Уолтер слегка кашлянул, и нервно заёрзал на сидении.
- Ну…,Э….,- находу соображал он,- с его ранениями он далеко не уйдёт,- пробормотал он,- думаю, что он, где нибуть на кладбищенском склепе додыхает, и нам нужно искать его именно там!- Глаза Интегры подозрительно сузились, а дворецкий, вздохнув, пожал плечами.- Вы же сами это говорили….- Интегра лишь вздохнула.
- Дай то Бог, чтоб оно так и было!- всё также задумчиво произнесла она, снова отвлекаясь на видения в окне, а дворецкий едва сдержал вздох облегчения. И каждый задумался о своём.

Не обращая внимания ни на темноту, ни на холодный сеющийся сверху холодный дождь, ни даже на то, что она совсем не знала дороги Виктория без перерыва мчалась вперёд и вперёд. Её сейчас вело лишь одно единственное чувство: интуиция, и изматывающее желание успеть! Вот она добежала до кладбищенских ворот и на миг остановившись, осмотрелась по сторонам, чтобы хоть немного осмотреть местность. Это было старое-старое, совсем заброшенное кладбище с разрушенными от времени и непогоды надгробными плитами и склепами. По всему было видно, что люди не бывали на этом месте, кладбище было всё заросшее высокой сухой травой и огромными кустами, могилы совсем запали на нём, так, что их местонахождение можно было вычесть лишь по каменным памятникам.
Ещё секунду постояв, Виктория перенесла взгляд на старый полуразрушенный, с обвалившимися стенами, перекошенный склеп: «Там!»- сердцем догадалась она и двинулась к нему….
С замиранием сердца девушка без труда открыла тяжёлую каменную дверь и вошла в сырое помещение склепа. Было темно, хоть глаз выколи, но она сразу, же увидела его…
Алукард лежал на мраморном могильно камне, как она видела в видении, лежал лицом вверх, широко раскинув руки.
На немеющих ногах, Виктория подошла к нему, Алукард уже не стонал, не содрогался, просто лежал, немо смотря остекленевшими глазами, куда-то вверх, ….
- Алукард,- прошептала Виктория, подходя к нему и склоняясь над ним. Он не отвечал…. Так как она видела, вампир лежал в луже собственной крови, на нём просто живого места не было! Всё его тело представляло одну сплошную рану, по всей груди, животе, рваные кровоточащие раны…,- Алукард,- снова прошептала Целис, чувствуя, как горло стягивает тяжёлая спазма, она осторожно прикоснулась к нему и замерла, его тело было холодным, как лёд, догадка громом ударила в её голову, раскалённым металлом обжигая мозг, лишая рассудка,- милый мой!- она бессило опустилась локтями на его искалеченную грудь.- Кто, за, что? За, что они с тобой сотворили такое?!- слёзы градом покатились по её лицу, падая на его уже обледенелое тело. Виктория нежно провела пальцами по его белому, как мел лицу, по губам с застывшей на них кровавой пеной. Сильный раздирающий душу крик вдруг вырвался из её груди.- НЕ-Е-Е-ЕТ!!!!- что есть, силы закричала Виктория, и, схватившись руками за его грудь, изо всей силы затормошила ним.- Ты не можешь умереть! Ты не можешь бросить меня, нет!- приподняв его с холодной мраморной плиты, Виктория крепко прижала тело Алукарда к своей груди, и, закрыв глаза, громко зарыдала.
- Виктория…,- послышался тихий, едва слышный, измученный голос, от неожиданности девушка перестала плакать и отрешённо посмотрела на вампира, всматриваясь в его глаза, вдруг ставшие живыми, а не остекленевшими.
- Ты живой?- прошептала она, преподнося руку к губам, Алукард издал жалкое подобие улыбки. Вампир же был настолько измучен, что даже не смог удивиться, что она тут может делать.
- Не дождёшься, моя хорошая,- но ещё осталось сила слабо пошутить,- только не надо мной так сильно трясти, а, то быстро и исправишь это положение.- Чуть смутившись, вампирша положила его обратно, на холодную мраморную плиту.
- Что случилось, Алукард?- спросила Виктория, немного отойдя от шока.- Почему ты лежишь здесь и истекаешь кровью? – лицо Алукарда исказилось гримасой боли, ему было трудно разговаривать, но все, же он начал рассказывать, как всё было, но только от пережитого шока его предложения выстраивались в какую-то совсем бестолковую цепочку событий:
- Интрегра сняла с меня печать Кромвеля,- начал он, чуть напрягшись.- Я думал она меня любит, а она…,- он отвернул голову, слеза скатилась по его щеке.- Виктория, такой боли мне ещё никто никогда не причинял. Сняв с меня печать она автоматически отняла у меня все силы, которыми я раньше обладал, и я у же не неуязвимый, как был до того, но понял это слишком поздно,- он осторожно взял Викторию за руку,- да ты не подумай, я не об этом жалею…,- его голос странно сорвался и он сильно закашлялся, кровь обильно хлынула с его рта, он со стоном перевернулся на бок.
- Алукард,- сердце Виктории облилось кровью,- она ласково погладила его по плечу.
- Короче, она ранила серебряными пулями,- прохрипел вампир, продолжая кашлять кровью, повергнув Викторию в очередной шок.
- Серебряными пулями?- переспросила она, чувствуя, как под ней качнулся пол.- Алукард, и они до сих пор в тебе?
- Ну а где же им ещё быть,- выдохнул он, чуть приподнявшись, дрожащими руками рванул на себе промокшую от крови рубаху, обнажая торс. Виктория бережно провела пальцами по его израненному телу, там, куда попали обычные пули, раны уже почти затянулись, но куда угодили освящённые - места были похожи на круглые ожоги с ободранной до мяса кожей, и с открытыми кровоточащими ранами. Три раны были на его груди, а одна чуть ниже солнечного сплетения.- Виктория, если их не вытащить, то до полночи мне не дожить, серебро убивает меня, разрушает изнутри…. И она это хорошо знала…., его голос опять сорвался, и вновь по щекам покатились слёзы. – Виктория, Интегре мало было просто взять и убить меня, она хотела, чтобы перед смертью я ещё помучился! – Виктория и сама уже не могла сдержаться, по её щекам заструились слёзы.
- А мне она сказала, что ты сбежал от неё и сейчас со своей любовницей…,- зачем-то прошептала она,- Алукард хмыкнул.
- Ты видишь здесь ещё кого нибуть? – в следующие мгновенье, он умоляюще посмотрел на неё.- Милая, поможешь мне, сам я не справлюсь.…Эти пули нужно вытащить!
- Вытащить!- глаза Виктории широко раскрылись.- Боже мой!- прошептала она, – Но это, же пули и они могут быть где угодно, я, же могу повредить тебе внутренние органы….- от этих слов Алукард из последних сил рассмеялся.
- Виктория, если не вытащить из меня священное серебро, то внутренние органы через пару часов мне уже не понадобятся! – девушка почувствовала, что её начинает бить нервная дрожь, а к горлу подкатила волна тошноты. Ей очень не хотелось этого делать, но смотря на измученное и искривленное от боли лицо возлюбленного, поняла, что другого выхода просто нет.
- У тебя есть что-нибудь острое?- сухим голосом спросила она, тот лишь кивнув, достал откуда-то из-под себя длинный острый кусок стекла, и зажал его в ладонь Виктории, вампирша, едва сдержала стон, рвущий её грудь. «Ну, за, что мне это всё?»- с болью подумала она, но стараясь скрыть дрожь в руках, взяла стекло в ладони и, собравшись с духом, прикоснулась острым концом к одной из его ран.
Когда Целис закончила свою работу, ей на миг показалось, что Алукард уже не дышит, без того его белое лицо вдруг стало пепельно- серым, тяжёло впуская и выпуская в грудь воздух, он лежал сжав руки в кулаки и крепко зажмурив глаза. Девушка понимала, что была далёкой от медицины и всё делала далеко не идеально, но факт остался фактом, через полчаса четыре серебряные пули были изъяты из тела вампира, и валялись на полу склепа. А Виктория сидела возле него и дула на обожжённые серебром пальцы.
- Алукард, ты жив?- наконец не выдержала она.
- Жив,- послышался умерший голос,- но лучше бы был мёртв, у меня возникло такое чувство, что из меня все потроха вытаскивают…,- Виктория, наклонилась к самому его лицу и осторожно погладила его по щекам.
- Прости, милый, я знаю, что сделала тебе больно, но…,
- Виктория, я ни на, что не жалуюсь,- Алукард открыл глаза и внимательно посмотрел на девушку,- если- бы не ты…,- он вздохнул,- спасибо, что не бросила меня подыхать! - Девушка смущённо опустила глаза, и тут вампиру, что уже мало по малу начал приходить в себя, вдруг пришло в голову спросить её следующую немало важную вещь, до которой он сразу и додуматься не мог:- Виктория, а как ты меня нашла?- и тут же поступил второй не менее важный вопрос.- И вообще откуда ты узнала, что мне плохо?- Внутри у Виктории всё вдруг стало холодным, как снег, она ожидала эти вопросы, но так и не смогла придумать на них ответы: «Что ему ответить?»- думала она, но ничего умного на ум не приходило, а врать она не умела, поэтому просто пожав плечами, тихо ответила:
- Так уж получилось…,- глаза Алукарда широко распахнулись, он на миг забыл обо всём, даже о перенесённых муках. Сглотнув тяжёлый ком, он медленно приподнялся на локти, взял её за подбородок и посмотрел ей в глаза, но она избегала смотреть на него, опустила ресницы вниз.
- Виктория…,- его голос задрожал,- ты могла лишь одним единым способом, меня отыскать…. Телепатическая связь могла сохраниться между нами только в том случае если…. - Виктория почувствовала, что начинает краснеть.- Девочка моя ты…, ты, что забеременела от меня?- она подняла на него глаза полные слёз.- Вампир отпустил её подбородок, и грузно лёг на спину. – А я-то да последнего надеялся, что пронесёт…,- эта фразу он сказал, как бы с упрёком самому себе.
Тишина затянулась.
- Виктория, ты должна уйти от сюда!- наконец подал голос Алукард, взяв её за запястье.- За тобой наверняка следят, и скоро ищейки леди Интрегры будут здесь!- Виктория ничего не ответила.- Виктория, ты меня слышишь!- он слегка сжал её руку.
- Я не уйду!- твёрдо ответила она, по-прежнему сидя нерушимо.- Я не оставлю тебя!
- Виктория,- Алукард закатил глаза,- всё это очень серьёзно мне ты уже больше ничем не поможешь! Меня всё ровно найдут, от неё не скроешься, но ты должна думать не обо мне, - он снова приподнялся и, взяв руками её за плечи, слега встряхнул.- Уходи, милая, не ради меня, а ради нашего ребёнка! Подумай о нём!- он уже готов был, ей в ноги бросится, но девушка отрицательно покачала головой.
- Слишком поздно, дорогой, они уже здесь!- в этот миг будто в подтверждение её словам дверь склепа широко раскрылись едва, не слетев с петель, и на пороге встало больше дюжины здоровенных мужчин с автоматами, резкий свет их прожекторов ударил вампирам в лицо.
- Не двигаться, сукины дети!- скомандовал властный голос,- а не то я открою огнь наповал! Все пули серебряные, специально для вас старались!- Алукард разочаровано взмахнул рукой и снова повалился на спину. Но ненадолго!
Меньше чем через минуту Алукард и Виктория стояли на улице перед автомобилем в виде большой полицейской машины, в которой обычно перевозят преступников, под прицелами тех же многочисленных автоматов. Их руки были скручены назад серебряными наручниками.
- Алукард, ты рад?- спросила Виктория, посмотрев на него, за мгновенье до того, как их бесцеремонно запихнули в будку машины, как скотину, которую везут на мясокомбинат. Он молчал, всматриваясь в холодную стену ночного дождя. - Ну, скажи мне, ты рад!- настаивала она.- Или для тебя это не имеет никакого значения?
- Я потом тебе скажу…,- хмыкнул Алукард,- когда мы…,- он поправился,- если мы останемся в живых!

30.10.2012.

Вторник, 30 Октября 2012 г. 23:53 + в цитатник
Смотря впереди себя ничего невидящим взглядом, Виктория сидела на своем диване, крепко сжав руками свои плечи. Так она сидела вот уже около часу, как вернулась домой с очередного задания, как она смогла его не завалить, и самой остаться живой при этом, для неё так и осталось загадкой. Её мысли были очень далеко от тех упырей, что она отстреливала, как матёрый охотник, диких гусей на охоте, она сама, словно тот упырь, смотрела и не видела, до неё долетали какие- то звуки, но она их не слышала, просто автоматически нажимала на курок, стреляла и до конца не осознавала, что делает.
Девушка и сама не поняла, как добралась домой, и вот теперь сидела, всё думала и думала, над странными словами Валика и не могла до конца осознать их смысл!
« Неужели я на самом деле беременна?- роилось у неё в голове,- да нет бред какой-то! Не могу я быть беременной, я же мёртвая! И хозяин был мёртвым, когда мы… Но я ведь хожу, дышу, чувствую боль, страх, меня по - прежнему мучит голод!- Виктория тяжело вздохнула, и на миг закрыла лицо.- Так, какая же мёртвая! Что за бред!- от этой мыслей ей почему-то сало только хуже.- Ну, тогда почему же я не могу быть беременной?!». И вслед за этим пришёл ещё один тяжёлый вопрос: «Что же мне теперь делать со всем этим?- от этой мысли Виктории стало больно, как никак она считала себя ещё недостаточно взрослой, ей постоянно не хватало чьего-то совета, подсказки, пинка, в конце концов, что-ли, возможно, поэтому целый год жила, боясь оторваться от своего хозяина…. А тут такое!- Это известие повергло девушку в состояния полного ступора.- Как же не смогу воспитывать этого ребёнка, если я сама ещё как большое дитё?- с болью думала она, к тому же ей было очень страшно, она, конечно же, любила Алукарда, больше всего на свете, но от мысли, что носит его ребёнка, её бросало в холод, так, что сводило скулы.- Что я могу привести в этот мир, от такого, как Алукард?- она в очередной раз закрыла глаза, сердце дрогнуло, что есть силы, она до крови закусила губу.- Я не имею права давать ему жизнь!- тяжёлая спазма сжала её горло. Дрожащей рукой, она взяла в руки небольшой лежащей недалеко от неё полиэтиленовый пакетик с какой-то сушеной травой, что втихаря её сунула в руку Елена, когда Виктория уже шла домой, и едва слышно, чтобы не услышал Валик, сказала: «Это цвет семилистника, завари его покрепче, и выпей просто, как чай. И до утра забудешь о своей проблеме! Если захочешь, конечно!».
Превозднемагая нервную дрожь девушка встала с дивана и направилась на кухню….
Свист чайника заставил девушку снова прийти в себя, и в очередной раз оторваться от гнетущих мыслей, содрогнувшись всем телом, и оторвавшись от печальных мыслей, она поднявшись со стула и взяв в руки чайник, залила крутым кипятком, насыпанную в чашку сухую траву, и накрыла её сверху блюдцем. Вспоминая при этом, как объясняла Елена: «Пусть она настоится, минут так десять, а потом выпей её залпом, и не о чём не думай!».
Боль наполнила всё её существо: «А, чтобы сказал Алукард?- подумала она.- Как я могу решать всё за себя и него, ведь он имеет такое же право на этого ребёнка, как и я, он его отец!- у Виктории зашлось сердце.- Но ведь уже месяц прошёл с того момента, как он освободил меня!- в следующее мгновенье подумала она с негодованием.- И за всё это время он ни разу не дал о себе знать, ни разу не поинтересовался как я и где, а всё время убивался около своей ненаглядной Интегры! Я не нужна ему вовсе, а только она, он её любит, а не меня! И думаю, при об известии, о моей беременности – он сказал бы мне делать тоже самое!».
Десять минут прошли, Виктория почему-то дрожащими руками сбросила с чашки блюдце и, закрыв глаза, взяла её в руки. Она вся задрожала, как осиновый лист, но преподнесла напиток к губам. В груди всё дрогнуло, и замерло, две слезы скатились по щекам….
Сделав глубокий вздох, и закрыв глаза, Виктория открыла рот, горячий напиток полился ей на губы….
Прошло ещё одно болезненное мгновенье, и она вдруг содрогнувшись всем телом, и встряхнув головой, словно освобождаясь от тяжёлого наваждения, и широко распахнув глаза, словно очнувшись, оторвала чашку от губ и силой швырнула её в сторону!
Покачнувшись и тяжёло застонав, Виктория Целис закрыла лицо руками и бессило опустилась на табурет:
- Что же делаю!- с болью прошептала она, и, оторвав от лица руки, провела ими по своему животу.- Это же мой ребёнок, мой и Алукарда! Это всё, что осталось у меня от него! Всё, что связывает меня с ним! Я идиотка радоваться должна, что он у меня остался, а я думаю о том, чтобы убить его!- она почувствовала, сильную вину, перед тем существом, что уже месяц жило в ней, так, что выступили слёзы, она крепче прижала руки к лону и сквозь слёзы улыбнулась.- Прости меня, маленький,- ласково проговорила она.- Прости, я больше никогда - никогда так не сделаю, всё у нас будет хорошо…. – резкий звонок в дверь заставил её в очередной раз вздрогнуть всем телом…..
«Кто это?»- испуганно подумала она, находу соображая, где лежит её оружие, звонок в дверь повторился. Она пошла открывать….
- Леди Интрегра,- ошарашено прошептала Виктория, не веря собственным глазам.
- Здравствуй, Виктория!- надменно произнесла она, и бесцеремонно толкнув девушку, перешагнула через порог, вместе с двумя огромными охранниками, что держали наготове заряженные пистолеты.- Виктория чуть встряхнула головой.
- Э… простите, что-то случилось?- осторожно спросила она, Интеграл посмотрела на неё не очень добрым взглядом, и словно не услышав вопроса, приказала своим охранникам:
- Осмотрите квартиру!- те кивнув, поспешили исполнять приказ, а Виктория продолжала стоять с широко открытыми глазами и отвисшей челюстью. Совершенно не понимая, что происходит, а между тем мужчины порыскав по квартире, снова встали перед леди Интегрой и пожали плечами.
- Его тут нет!- сказал один из них.
- Кого нет? – чуть ошарашено спросила Виктория, отрешённо смотря на то на Интегру, то на её охрану.- Леди Интрегра, может всё- таки объясните мне, что или кого вы тут у меня ищете?- Только теперь леди Интрегра, обратила на неё внимание.
- Мы ищем Алукарда!- призналась она, чем повергла Викторию в ещё больший шок, но продолжила дальше.- Он вышел из под моего контроля! То есть стал таким же монстром, каким сделала его изначально матушка природа!
- Как?- прошептала, бывшая полицейская, у которой от этого известия потемнело в глазах.
- А так,- вздохнула леди Хелсинг.- Применив свой змеиный гипноз и воспользовавшись тем, что я была физически не в состоянии его контролировать, заставил меня снять с него печать Кромвеля, потом забрал эту самую печать и сейчас пытается с её помощью, вместе со своей любовницей оживить страшное чудовище: демона Торктильду.- Глаза Интрегры нехорошо блеснули.- Того самого демона из-за которого погибли твои родители, двадцать лет назад!- Виктория почувствовала, что у неё внезапно задрожали ноги, и что вот-вот немного и она упадёт.
- Что вы такое говорите?- едва слышно произнесла она, тяжёлым голосом, Интрегра невесело улыбнулась.
- Извини, девочка, говорю то, что есть!- она положила руку Виктории на плечё.- Алукард - меня обманул, все эти десять лет, он любил лишь мою тётку Майну, а не меня, вот,- она взяла ладонь Виктории и положила на неё что-то круглое: «Диск!»,- с трудом догадалась девушка.- Вот посмотришь на досуге, как Алукард, выпускает свою большую любовь, чтобы я её не уничтожила, а сегодня вечером он сбежал.- Интрегра хмыкнула.- Как думаешь, где он сейчас? – Виктория молчала, смотря в пол, ей с трудом верилось в сказанное, а мисс Хелсинг, лишь хлопнула её по плечу.- Вот такой он наш герой, не нужны ему ни ты, ни я! Он чудовище, кровожадное чудовище, думающие лишь о своей выгоде! И сегодня мне это в очередной раз доказал! Но это ерунда,- Интрегра повысила голос.- Виктория, его нужно остановить и его любовницу тоже, иначе они уничтожат весь Лондон, ты представляешь, сколько опять будет жертв?!- она пристально посмотрела Целис в глаза.- Поэтому я прошу тебя, не, как глава Хелсинга, а как человек человека, если он появится, не слушай, что он тебе говорит, не верь ни единому его слову, а сразу же сообщи мне! От этого зависят судьбы многих людей! Ведь ты не хочешь, чтобы кто-то ещё один какой-нибудь ребёнок испытал такую же боль, что и ты, когда осталась сиротой в четыре года.- Леди Интегра переступила порог, и снова обратилась к Виктории.- Я надеюсь на тебя, что ты не такая, как он и жизни людей ещё имеют для тебя большое значение! Я понимаю, твои чувства, Виктория, но его нужно остановить, пока он не натворил беды! Помоги мне во имя Господа остановить надвигающуюся катастрофу!
Леди Интегра закрыла за собой дверь, а Виктория не в силах больше держаться на ногах, опустилась прямо на пол….

Холод и сырость глубокой пещеры никак не сказывались на её теле, она стояла, и даже не дрожала, а одиноко скрестив руки на груди, всматриваясь в тёмную глубь колодца. Что-то капнуло на её плечё с высокого почти незаметного с каменного пола, потолка, холодная капля потекла по плечу, спустилась вниз. Её глаза немного сузились, она видела незримое:
Она сидела на полу старого полуразрушенного склепа, со связанными руками, а вокруг неё стояли вампиры, их было четверо, два мужчины и две женщины, стояли, смеясь и довольно облизываясь, как перед вкусным обедом.
- А чё, хорошенькая!- сказал один из них, высокий, рыжеволосый, подойдя к ней вплотную, а Майна, вся сжалась и втянула голову в плечи.- А ну ка, скажи ты вкусная?- кровосос наклонился прямо к её лицу, его зубы коснулись её шеи…. Глаза женщины широко распахнулись, она хотела было закричать, но не смогла расцепить сведённые судорогой губы, и уже в тот миг, когда едва не случилось самое страшное для неё, позади него зазвучал грозный властный голос:
- Что тут происходит?!- рыжеволосый вампир, отпрянул от Майны, так, словно его ударило током, а остальные вытянулись, словно по приказу «смирно».- Я спросил, по какому поводу веселие?- голос прозвучал уже над её головой, и она неожиданно поняла, что это конец!- Она чувствовала, что он стоит прямо над ней, и пристально смотрит на неё, но не могла найти в себе силы поднять голову.- Посмотри на меня!- таким же властным голосом произнёс он, но девушка сидела всё, также, не шевелясь.
- Мы нашли её на этом кладбище,- раздался голос того рыжего вампира,- похоже, что бродяжка какая-то, вот и решили перекусить…,- он говорил, словно оправдываясь.
- Заткнись!- рявкнул тот же голос, рыжеволосый вмиг так и сделал, а он присел возле неё на корточки, и, взявшись рукой за её подбородок, приподнял её лицо. Только теперь она на него посмотрела. Её сердце почему-то сильно дрогнуло: он был красив, пугающе красив, овальное лицо, густые чёрные, как смоль волосы, спускающиеся на лицо, почти закрывающие глаза. – Вот это сюрприз!- ухмыльнулся Дракула, Майна сразу же его узнала.- И, что такая красавица делает в таком Богом забытом месте? Ну чего молчишь?- он выпрямился.- Отвечай Майна Ван-Хелсинг!
Среди вампиров прошёл странный ропот: «Ван-Хелсинг!», а Майна ещё больше сжалась, понимая и смиряясь со своей участью, минуту постояв над ней, хозяин всей этой нежити, снова опустился возле неё. – Скажи ты пришла сюда, потому, что ты такая дура, или совсем не чувствуешь никакого страха, или что?- ироничная улыбка обнажила его большие белые зубы.- Ну да ладно…, а ну запрокинь ка голову!- его улыбка стала ещё шире, а сердце несчастной остановилось….
Уже теряя сознания, от боли и от потери крови она вдруг почувствовала, как вампир неожиданно отпустил её. Судорожно втягивая в грудь воздух, Майна открыла глаза и сквозь плотную пелену, застилающую глаза увидела, как Дракула, взял её голову в ладони, и чуть насмешливо произнес.
- Я передумал, я не буду тебя убивать! Возможно, ты мне ещё понадобишься!
А потом, что происходило потом, Майна помнила, как сквозь сон, Дракула сам принёс её к дверям какой-то больницы, и почти каждый день давал о себе знать, только потом она узнала, что он и не собирался её тогда убивать, а скорее, таким образом, спас от неминуемой гибели, но поскольку просто отпустить он её не мог, не хотел ронять собственное достоинство в глазах подданных, то ему пришлось сделать, то, что он сделал.
« Он знал, кто я такая, и всё ровно не убил меня! Почему?- до сих пор мучил её этот странный вопрос.- Может, понял, что на самом деле я далека от своей семьи Ван-Хелсингов, или почувствовал во мне родственную душу, или на самом деле влюбился с первого взгляда, как и я в него?».
Им было очень хорошо вместе, рядом с ним Майна забыла обо всём, даже о том, какой была её настоящая цель её визита в Трансильванию. Ей нужно было найти все сведения о Бриллиантовой пещере и о Торктильде, и том, как его правильно разбудить, чтобы не было такой лажи, как пять лет назад…. Что её отец и брат легко смогли загнать его назад, а её саму, чуть не отправили вслед за ним!
Но всё теряло значения для Майны, когда она оказывалась рядом с ним в одной комнате. когда смотрела в его глаза, не важно, какого они были цвета, нежно голубого или кроваво-красного, когда он обнимал её…. По всему телу Майны од одних этих воспоминаний прошла сладостная дрожь, она глубоко вздохнув крепко зажмурила, и запрокинув голову назад, она провела ладонями по своим предплечьям:
- Дракула…,- с отчаянием прошептала она, волна неудержимой боли поднялась в её душе, укрывая с головой. Как же она его любила тогда и все десять лет после того, как её брат забрал его и подчинил своей воле, как мечтала о том, чтобы быть с ним вместе. Просто быть вместе с ним, и тогда бы ей не нужны были ни демоны, ни ангелы, ни простые смертные, а только он один был ей нужен, больше, чем воздух свет и вообще вся её жизнь!
Открыв глаза Майна, посмотрела в глубокую бездну колодца, где покоился в забытьи самый страшный демон, и грустно улыбнулась: « Я оживлю тебя!- с восторгом думала она.- Твоей яростью и лужами крови смою с моей души всю эту боль!».- Но почему ты бросил меня?- задала она вопрос, неотрывно смотря в колодец.- Чем она лучше меня?- ответа не поступило.- А ты меня не бросишь…,- она провела ладонями по холодным каменным выступам краев колодца,- ты будешь только моим!- её пальцы до крови сжали холодные острые выступы камней!- Как ты мог бросить меня, Алукард?- прошептала Майна, чувствуя, как сердце обливается кровью.- После всего того, что между нами было, - Майна сузила глаза и закусила губу,- но ты заплатишь за всё, дорого заплатишь!- закрыв глаза, женщина начала читать какие-то заклинания, на старинном наречии, пропуская и путая слоги слов, так, как знала только она, это были условные знаки. После пятого заклинанья, с бездны колодца медленно поднялось синее облако, покрывая, как покрывалом, всё вокруг дрогнуло и закачалось, с потолка посыпалась пыль, а всё помещение пещеры наполнило страшное рычание, напоминающее рёв смертельно раненного дракона, даже не одного, а нескольких сразу. От этого рёва кровь стыла в жилах, казалось, его было слышно на многие мили, а Майна запрокинув голову назад, закрыла глаза и довольно заулыбалась!


Понравилось: 1 пользователю

28.10.2012.

Воскресенье, 28 Октября 2012 г. 20:56 + в цитатник
Леди Интрегра сидела в своём кабинете, за столом и уныло смотрела на стопки документов, не зная с которой начать, после возвращения с больницы в родные стены Хелсинга, она сразу же взялась за работу, которой за месяц её отсуцтвия накопилось неумеренно. «С чего же начать?»- подумала она и чуть вздохнув, потянулась за ближайшим отчётом, попутно взглянув на свою левую руку и улыбнувшись, посмотрев на красивое золотое колечко, на безымянном пальце, в форме двух переплетённых сердечек соединённых небольшим брильянтом. Это был подарок Алукарда, на их так званую помолвку. Положив отчёт поближе, Интрегра вновь полюбовалась кольцом на пальце, что заменяло ей обручальное, и снова улыбнулась, вспомнив, как Алукард пришёл неделю назад и, взяв её руку, осторожно надел его.
«Что это?- удивилась леди Хелсинг».
« Кольцо,- пожал плечами он,- ты же согласилась выйти за меня замуж, вот я и дарю тебе по этому поводу колечко! Ведь у вас, людей, так принято?». Интрегра засмеялась:
« Я соглашалась выйти за тебя замуж?- улыбнулась она слегка и прищурила глаз,- что-то такого не припоминаю…».
«Вот, как?- с деланной обидой надул губы Алукард,- ну тогда я и возможно поменяю своё решение, что касается женитьбы на тебе…»,- Интрегра резко перестала улыбаться и с силой сгребла вампира за лацканы пиджака, подтянув к себе вплотную.
«Только попробуй!- теперь её оба глаза сузились, потом она обвила его шею руками и они оба засмеялись….
- Леди Интерга!- послышался за дверью голос Уолтера, что заставило её оторваться от сладких воспоминаний и посмотреть на дверь, стук в дверь повторился.
- Войдите!- позвала она, почему-то слегка напрягшись, дверь приоткрылась и в неё заглянул чем-то очень взволнованный Уолтер.- Чего вы хотели?- спросила Интрегра, делая вид, что увлечена содержанием отчёта.
- Простите, леди Хелсинг,- начал дворецкий,- я знаю, что в какой-то степени я поступаю, как последний мерзавец, возможно вы ещё не совсем окрепли для таких новостей, но, думаю, вы обязаны – это знать!- Интрегра моментально подняла голову и удивлённым взглядом уставилась на Уолтера.

- Что с тобой, Виктория?- донеслось до слуха девушки, как с другой планеты, содрогнувшись всем телом, она посмотрела вокруг широко открытыми глазами. На какой-то - миг она почему-то забыла, где находится.- Эй, Виктория!- повторила Елена, осторожно потормошив её за плечё.
- Что?- переспросила девушка, Елена наклонившись над ней.
- Ты стала какой-то неестественно бледной…,- Виктория с силой тряхнула головой, словно освобождаясь от какого-то наваждения: «Да сколько же можно!»- со злостью подумала она, и только теперь словно заметила, что сидит с подругой в одном из ночных баров, в ожидании Валика. Сегодня у них должно было быть особенно важное задание. До её слуха долетели звуки музыки и весёлый смех людей сидящих с соседними столиками.
- Что опять, что-то не увидела? – сочувствующе спросила Елена, потягивая кровавую мери с бокала.
- Да - это, нет,- пожала плечами и издала жалкое подобие улыбки Виктория,- просто какое-то очень плохое предчувствие…..
- Слушай подруга, ты бы может, выпила что-нибудь покрепче, нежели свой традиционный томатный сок, давай я тебе закажу кровавую мери?- Виктория брезгливо сморщилась.
- Нет, не хочу, меня тошнит…,- она опустила глаза вниз, а Елена отрешённо посмотрела на неё.
- Тошнит?- переспросила она.- И давно?- Виктория снова опустила глаза.
- Елена, меня в последнее время от всего тошнит, от вида крови, от этих видений, моего бывшего хозяина, и от всей этой жизни!
- Кого тут от чего тошнит?- весело спросил Валик, присаживаясь за столик к девушкам,- ну, что подружки готовы мочить упырей?- был чисто риторический вопрос, но ответить на него ему никто не успел, Виктория вдруг сорвалась с места и, зажимая рот рукой, помчалась куда-то в сторону, а изумлённые всем этим Валик и Елена, аж роты открыли от удивления, даже, забыли зачем пришли сюда.
Стоя над раковиной, Виктория всё ещё омывала лицо холодной водой, а Валик с Еленой стояли позади неё, уныло смотря на всё это. И плевать, что это был женский туалет, Валик всё ровно пришёл сюда вместе со своей подопечной, и только исчезал время от времени, когда появлялась в дверях очередная женская фигура.
- И давно тебя, так мутит, Виктория?- совершенно серьёзно спросил он.
- Уже две недели,- неожиданно призналась она, разгибаясь и поворачиваясь к своим друзьям. Валик подошёл к ней вплотную, и пристально посмотрел ей в глаза.
- И ты, конечно же, не догадываешься о причине?- Виктория снова почувствовала себя плохо, но послушно ответила.
- Нет!
Валик вздохнул и неожиданно прилил ладонь к её животу.
- Ты спала с Алукардом, до того, как он тебя освободил?- задал он неожиданный и совершенно непристойный вопрос, и опять Виктория послушно призналась, опустив глаза, чувствуя, как начинает краснеть при этом.
- Да,- Валик улыбнулся и крепче прижал ладонь к её лону, словно прислушиваясь к чему-то там, Виктория удивлённо следила ха ним, и ничего не возражала против этой процедуры. Прошло ещё полминуты и минуту назад беззаботное лицо Валика вдруг стало каким-то очень озабоченным, он глубоко вздохнул и сочувствующе посмотрел на Викторию.
- Прими мои поздравления,- хмыкнул он, убирая руку,- ты беременна!
Виктория отрешённо уставилась на Валика, явно не поверив собственным ушам.
- Я, что?- прошептала она, её словно громом ударило, чувствуя, что сейчас снова вырвет.- Да ты, что у вампиров не бывает детей!- она испуганно посмотрела на Елену, словно ища поддержки в ней, но та стояла, молча, крепко стиснув зубы, а улыбка Валика стала ещё шире.
- А откуда же, по-твоему, взялся сам Алукард, и я? Милочка хозяева – это не сотворенные, другими, а именно перворождённые вампиры! Ты была девственницей, когда отдалась ему, верно?- Виктория опустила голову ещё ниже, и ничего не ответив, лишь взглянула на него из-подо лба, на, что Валик, лишь кивнул, мол, так я и знал. Он положил ей руку на плече, и объяснил дальше.- Извини, милая, в основном да, вампиры потомства иметь не могут, но раз на миллион раз такое бывает! Ты этого не могла предвидеть, но этого не мог не знать Алукард! И это ему, а не тебе стояло бы об этом подумать…- и тут Виктории вспомнился тот перепуг на лице её хозяина, когда они впервые… «Так вот чего он тогда так испугался!- с ужасом догадалась она, закусив губу», а вампир Валик продолжил.- Вот и те видения, что ты видишь уже месяц, и гадаешь, какого чёрта ты их видишь, на самом деле видит твой ребёнок, ваш общий ребёнок, которого ты носишь. И именно из-за него у тебя до сих пор сохранилась телепатическая связь с твоим бывшим хозяином.
- Что мне теперь делать?- белеющими губами прошептала Виктория.
- А вот здесь я тебе не советчик!- вздохнул Валик и красноречиво посмотрел в сторону Елены, и с многоговорящей интонацией повторил.- И никто не советчик! Теперь решай сама!- он взял её за руку.- Только принимай решение скорей! Ты носишь в себе живое существо, способное видеть и слышать у него уже бьётся сердце и по его венам струится кровь! Ты его мать и тебе решать его судьбу, давать ему жизнь или… или, убить ещё в утробе!
Викторию в очередной раз опять - таки вырвало.
*****
Ничего не видящим взглядом Алукард сидел перед экраном монитора и смотрел на немое кино, с воспроизводимою записью скрытой камеры, что была вмонтирована в каземате, где донедавна сидела Майна, и от увиденного у него внутри всё клокотало и переворачивалось.
Как в страшном сне он совершенно ясно видел, как он собственной персоной, своими руками открыл клетку, за которой сидела Майна Ван-Хелсинг, как выпустил её оттуда, а потом, когда она была уже за дверью, как она достала вернее он сам сунул ей в руки електорошокер, которым она и вырубила его, после чего благополучно скрылась в одном из подземных переходов.
Затравленным взглядом он обвёл комнату вернее кабинет Интрегры Ван-Хелсинг, где сейчас находился и ужаснулся, не увидев ни одного знакомого лица: здесь были и Интегра и Уолтер,- но в данный миг Алукард не знал этих людей. Это были совсем не те люди, которых он знал на протяжении многих лет….
Его бывшая хозяйка стояла над ним, сжимая в руках приставленный к его голове пистолет, заряженный серебряными пулями, и тяжело дышала, Алукард не решался посмотреть ей в глаза, боясь увидеть в её глазах весь тот поток негодования и ненависти. А Уолтер, казалось, вовсе был на автопилоте, стоял, немо смотря в сторону, словно всё происходящее совсем его не касалось. Хоть Алукард прекрасно понимал, что именно он показал Интегре эту неизвестно откуда взятую запись, с его преступлением. Эго давний друг предал его! Только вот вампир никак не мог понять одного зачем?!
Сглотнув тяжёлый комок Алукард лишь искоса взглянул на висевший портрет Абрахама Ван-Хелсинга, что немо смотрел на всё это представление, и его нарисованных глазах читался его немой укор: «А я ведь предупреждал тебя, козёл!».
- Почему ты молчишь, вампир?- холодно спросила Интрегра, скрипнув зубами,- так вот и вся твоя любовь, тварь?- только теперь Алукард поднял на неё глаза, и внезапно понял: «Мне крышка!».
- Интрегра, меня подставили,- только и смог тихо произнёсти он,- я не знаю, что тебе ещё сказать и как убедить тебя в том, что всё заснятое этой скрытой камерой, бред сумасшедшего, чего никогда не было и быть не могло. Я не выпускал Майну!- Леди Хелсинг отошла на шаг назад и, размахнувшись, резко и неожиданно ударила его по голове пистолетом, который держала в руках.
- Ты ещё врать мне будешь! Ты думаешь, я не верю собственным глазам что-ли?!- прошипела она и замахнулась во второй раз, но к счастью Алукард успел схватить её за запястье.
- Интрегра, ну услышь меня! Клянусь всем дорогим мне – это подстава!- он указал взглядом на уже ставший серым экран монитора.- Не я здесь заснят! Я валялся в отключке….- девушка вырвала свою руку с его руки и отошла ещё на шаг назад, по выражению её глаз вампир понял, что она ему явно не поверила.
- Я предупреждала тебя Алукард, что сделаю с тобой, если ты меня предашь,- безжизненно проговорила она, направляя на него пистолет.
- Инт…,- несколько выстрелов грянули, как гром среди ясного неба, три освещённых пули впились ему в грудь, у Алукарда пересеклось дыхание, судорожно вздохнув, он, медленно, свалился со стула, на котором сидел на пол,- Интегра, ты ошибаешься,- прошептал он, сплёвывая кровавые сгустки и прижимая руки к груди,- ты убиваешь не того…,- грянул очередной выстрел, серебреная пуля впилась ему в живот, боль обожгла мозг, он понял, что ещё одна или две таких пули и всё будет закончено, нужно было что-то предпринимать, но, что?! С ужасом он осознал ещё одну вещь, он почему-то не мог телепартироваться, как раньше, ведь если бы это, то, наверное, смог бы избежать всех этих экзекуций. - Интрегра, выслушай меня!- вскричал он, протянув руку вперёд, и сощурился, ожидая, очередной порции убийственного метала, но его бывшая хозяйка опустила пистолет, Алукард хотел было вздохнуть с облегчением, но она щелкнула пальцами, и по этому знаку двери кабинета открылись, и небольшое помещение кабинета вошли трое здоровенных охранников с автоматами в руках.
- Добейте эту мразь!- сквозь туман боли, застилающий ему глаза, услышал он.- А то для него будет слишком большой честью, если я сделаю это своими руками.
До крови закусив губу Алукард собрав все последние силы, по- прежнему прижимая руки открытым ранам на груди, и истекая кровью и жизненными силами, встал на ноги.
Леди Интрегра сидела за столом и спокойно курила сигарету, наблюдая за всем этим, так словно это была какая-то специально разыгранная для неё сцена, или обычная разборка соседей на улице, что-то не поделивших между собой: на миг ему показалось, что на её лице играет безмятежная улыбка, затворы автоматов щёлкнули в унисон:
- Интрегра, остановись,- прошептал Алукард,- что ты делаешь? Я тебя не пердавал! Я же люблю тебя….
- Огонь!- спокойно скомандовала глава Хелсинга, даже не зажмурившись и отвёв взгляд в сторону. Автоматы застрочили, поражая свою жертву наповал.
В последний миг, собрав все остатки всех сил вампир, превозднемагая рвущую на части его боль, рванулся вперёд и бросился к ближайшему окну. Пули впивались и впивались в его тело, превращая его в решето, но все, же он смог запрыгнуть на подоконник и выпрыгнуть сквозь стеклянную завесу….
Выстрелы мгновенно прекратились, Уолтер бросился к окну и выглянул вниз.
- Чёрт!- зло выругался он, смотря сквозь разбитые вдребезги стёкла,- кажется, ушёл, сука!- он с ненавистью посмотрел на охрану, что стояла, сжимая в руках оружие.- Бестолочь, полуперстреленного вампира добить не можете! Ну чего вы стоите, бегите за ним, не дайте ему уйти от сюда живым!- те уже было рванулись к дверям, но их остановил спокойный оклик Интегры.
- Не нужно, пусть уходит!- сказала сер Интрегра, затушив в пепельнице сигарету,- у него сейчас печать Кромвеля, и если его убить, то я никогда не получу её назад….
- Но, что же…,- взмахнул руками Уолтер,- где, же нам его теперь искать?!
Интегра скрестила руки на груди и, откинувшись спиной на спинку кресла, немного призадумалась, а через мгновенье с улыбкой пожала плечами.
- Он смертельно ранен, Уолтер, сняв с него печать Кромвеля, я автоматически лишила его всех его чудо сил, он теперь не может так быстро регенерировать, и восстанавливаться как раньше, теперь он не Алукард почти неуязвимый и бессмертный, а просто обычный вампир. Поэтому далеко он уйти не сможет, останется тут в Лондоне,- она вновь призадумалась, её глаза стали похожими на две узкие щёлочки,- а пойти ему здесь некуда, кроме…,- она с быстротой молнии сорвалась на ноги.- Я знаю, где искать эту мерзость!

24.10.12.

Среда, 24 Октября 2012 г. 18:41 + в цитатник
- Так значит, говоришь, что хочешь прожить со мной всю свою вечность?- слабо улыбнулась Интегра, поворачиваясь с боку на спину, и следя пристальным взглядом за появившемся в дверном проёме вампиром.
- Ну, если ты, конечно же, не против,- также улыбнулся Алукард, подходя к ней и опускаясь на край кровати, где она лежала. Девушка, осторожно погладила его по лицу, провела кончиками пальцев, по ниспадающим волнистым чёрным волосам.
- Ты снился мне,- тихо почти шёпотом произнесла она, наклоняя его голову к своему лицу.
- Правда,- улыбнулся он, тоже гладя её всё ещё бледные щёки и подбородок,- и, как же я тебе снился?- Интегра слегка подалась вперёд и прикоснулась своими губами к его губам. Алукард поцеловал её с необычайной осторожностью так, как боялся, чтобы излишние эмоции не сказались отрицательно на её ещё совсем неокрепшем здоровье.
- Не скажу,- всё так же полушёпотом произнесла она.- Мне стыдно….- Алукард засмеявшись, снова поцеловал её.
- Вот как, не ожидал от тебя…,- на этот раз поцелуй был дольше и крепче, наконец, оторвавшись от него, Интрегра посмотрела на него, как, никогда, серьёзно.
- Я долго спала, то есть была в коме?- спросила она, беря его за руку, вампир, слегка сжал её пальчики.
- Три недели,- ответил он,- ты была в коме, между жизнью и смертью три недели!
- И ты всё это время был рядом?- чуть дрогнувшим голосом проговорила она, снова погладив его по лицу.- Я чувствовала тебя, каждую ночь, хоть и была без сознания, но чувствовала, как ты сидел рядом со мной, на этом месте, как держал меня за руку и говорил со мной…,- Алукард почувствовал, как к его горлу подкатывает тяжёлый комок.- Алукард, я очень благодарна тебе за всё, что ты для меня сделал,- и я приняла решение!- Её голос странно сорвался.
- Какое решение?- слегка отстранился Алукард, Интегра, слегка закусила губу.
- Алукард, как бы я не любила тебя, но такой, как ты я никогда не стану,- вампир не успел издать вздох разочарования, как она взяла пальцами его за подбородок, и внимательно посмотрела ему в глаза.- Но сколько бы мне Бог не отвёл времени на этом свете,- я хочу прожить его с тобой, хочу, чтобы ты был рядом всю мою земную жизнь!- она с силой сжала его ладонь, а Алукард смотрел на неё ничего не понимающим взглядом, не понимая, реально ли всё сейчас происходящие.
- Но, а как, же люди?- осторожно спросил он, отстраняясь от неё.- Как же Орден Протестантских Рыцарей, королева, что они скажут?- леди Хелсинг устало закатила глаза.
- Алукард, мне всё ровно, кто и, что скажет по этому поводу. Я ни хочу и не буду больше скрывать свои чувства, я хочу ни перед кем не стесняясь назвать тебя своим мужем….- Глаза Алукарда стали похожими на грецкий орех, от неожиданности у него всё похолодело внутри, а во рту пересохло.
- Ты мне делаешь, предложение?- слегка кашлянув, переспросил он, в душе немного боясь ответа, словно леди Интегра могла сказать, что всё это ему всего лишь послышалось, но та только засмеялась.
- Ну, вообще-то я надеялась, что ты сделаешь мне его первым…,- широко улыбнулась она, обхватив его шею руками. Закрыв глаза и с шумом втянув в грудь воздух, вампир разнял её руки, медленно сполз с кровати и, не открывая глаз, встал перед кроватью на одно колено. Переждав несколько бешеных ударов сердца, он открыл глаза, посмотрел на неё совершенно серьёзно, снова опустил глаза в пол, и, взяв её маленькую ладонь в свои большие руки и посмотрев ей в глаза тихо, но торжественно произнёс.
- Интеграл Фарбрук Ван-Хелсинг, ты станешь моей женой?- прошло более пяти минут, он стоял, вперив глаза вниз, с сильно бьющимся сердцем, на миг пожалев о сказанных словах, всё ещё не веря своему счастью. Интрегра сжала его руки, она поднял на неё глаза встретился с её глазами. Она не отвечала ему, ответ он прочитал в её взгляде, и, поднявшись с колен, склонился над ней и припал к её губам своими….

Впервые за эти несколько недель Виктория вдруг почувствовала, как сильно её вдруг захотелось умереть, боль намертво сжала её сердце, крепко закрыв глаза, она почувствовала, как катятся по её щекам бусинки слёз: «Ну, чего я ещё плачу?- спросила она себя, переждав несколько минут, и всхлипнув, вытерла слёзы.- Он всегда любил её, а теперь после всего, он наконец-то будут рядом…,- боль в груди стала ещё невыносимее, разумом она всё прекрасно понимала, даже пыталась заставить себя порадоваться за бывшего хозяина и его хозяйку, тоже бывшую…. Но только ничего из этого не вышло – ей стало ещё хуже.- Зачем мне жить?- спросила она себя».
Не осознавая до конца, что делая, встав с кровати, Виктория подошла к окну, и даже не задумываясь о последствиях, резко отдёрнула шторы, резкий свет резанул в глаза, от чего слёзы покатились ещё сильней. Боль в обжигаемых руках, шее и лице и груди, заставила застонать. Дыхание пересеклось, но она крепко стиснув зубы, продолжала стоять напротив открытого окна, слёзы покатились ещё сильней, а убийственные лучи, так недавно так любимого ею солнышка, продолжали делать свою работу….
- Ты чё, мелкая, совсем с катушек слетела!- грянул рядом с нею разъяренный голос, чья-то сильная рука, схватила её за руку и с силой швырнула в сторону. Упав на пол и свернувшись калачиком Виктория, застонала ещё сильней, не от того, что ударилась полученными ожогами, а от резкой боли внизу живота. Пронзительно вскрикнув, она прижала руки к животу, а между тем Валик Валдеслас задёрнул шторы, спасительная полутьма вновь наполнила помещение комнаты, а он стоял над ней, тяжело дыша, и гневно взирая.- Что смерти быстрой ищёшь?- прошипел он, скрещивая руки. Зачем же дневной свет, дура? Попробовала бы лучше, святой воды выпить или чеснока пожрать! Это хоть не так болезненно! А главное у тебя же есть Шакал, заряженный серебряными пулями!
- Валик,- прошептала Виктория, зажмурив глаза, до боли в веках, и припав щекой к холодным доскам пола, глубоко выдыхая, боль внизу живота почему-то не проходила, и заставила её забыть даже о сожженных руках, а стоящий над ней вампир, вдруг понял, что с ней происходит что-то неопределённое, поспешил на помощь.
Прошло меньше чем полчаса, и Виктория лежала на своём любимом диванчике с компрессами из холодной воды на руках и скулах, и ледяной грелкой внизу живота, а тот же Валик Валдеслас сидел возле неё на полу.
- Ну, что пришла в себя?- первым подал голос он.
- Почти,- тихо ответила она, отвёв глаза в сторону, ей было очень стыдно перед ним, до неё всё не могло дойти, как она могла так поступить, а от мысли, что она чуть было, не натворила, всё холодело внутри.- Какая же я дурра!- произнесла она, закусывая губу. Валик, хмыкнув, и посмотрел на неё.
- Первая умная мысль за последние полчаса,- с ухмылкой заметил он, затем наступила минута молчания. Её нарушил Валик, встав на ноги и сменив компрессы на её ранах, заметив, что уже мало по малу они начинали регенерировать.- Ну вот, кажется на этот раз пронесло,- улыбнувшись заметил он, и сел возле неё, на диван. – Так, что произошло, Виктория?- серьёзно спросил он, и осторожно попробовал, компресс на её лице.- Чего ты вдруг решила покончить со своим существованием?- Виктория отвернула голову, боль снова наполнила её существо, но она не плакала, а неожиданно для себя призналась:
- Я не нужна ему, он любит её, а не меня….- Девушка всхлипнула, но по- прежнему изо всей силы держалась, чтобы не заплакать. Валик взглянул на неё из подо лба, понимающе вздвинул брови, и нечего уточнять не стал так, как за последний месяц слишком хорошо узнал об этой истории, но из чисто эстетических чувств, делал вид, что ни о чём не подозревает.
- Это он сам тебе сказал?- спросил он после минутной паузы, только сейчас у Виктории с глаз выкатилась одинокая слезинка, и покатилась по сожжённым щекам.
- Я сама видела,- покачала головой, она и посмотрела на него.- Всё видела его глазами!
- Видела глазами Алукарда?- переспросил Валик, немного, напрягшись.- Да, как же такое возможно? После того, как он тебя освободил, ты не должна видеть то, что видит он!- Валик хмыкнул и, встав на ноги, прошёлся по комнате.
- Откуда ты знаешь, что это Алукард?- отрешенно спросила Виктория, забыв об ожогах и боли внизу живота, поднялась на локти.
- Не вставай,- осторожно заметил вампир, замечая этот маневр, ему стало немого не по себе.
- И вообще, что ты делаешь в моей квартире в два часа дня?- строго спросила девушка, совсем сев. Имя Алукарда сделало чудо, вернуло её из ступора, в котором она перебывала, и кроме чувств полного горя, вернуло Виктории и другие чувства: первое её коронное любопытство. Что заставило её тут же начать искать ответы на некоторые очень нужные её сейчас вопросы:- Валик, ну отвечайте, пожалуйста!- она сверлила его своими нежно-алыми глазами, требуя немедленного ответа.
- Так я это…,- пожал плечами тот,- я за отчётом зашёл…. Я ещё три дня назад просил тебя его мне передать, но ты была очень занята, вот мне пришлось идти за ним самому.- Виктория недоверчиво посмотрела на него.
- Какой ещё отчёт?- переспросила она.- Все отчёты я отдаю тебе регулярно, кроме…- она задумалась,- извини, сейчас отдам…,- она резко вскочила с дивана, так, что Валика екнуло сердце и быстро очень быстро, метнулась с прихожей, где лежала в свою спальню. Через секунду она вновь появилась в дверном проёме, с большой папкой бумаг в руках.- Вот он, ещё раз извиняюсь, просто я его всю ночь печатала!
- Виктория,- простонал Валдеслас, беря бумаги из её рук.- Ну, умоляю тебя, не вставай ты, - он осторожно взял её за плечи и поддев к дивану, заставил лечь, заботливо укрыв её пледом при этом.- Тебе нужно лежать, кстати, как твой живот?- зачем-то спросил он.
-Живот?- удивлённо хмыкнула Целис, прикоснувшись к нему ладонью,- а, что с моим животом?- впервые за последние сутки у нее на лице появилась слабая тень улыбки.
- Ну, не знаю, ты держалась за него и стонала, словно у тебя там что-то болело, вот я положил тебе туда холодную грелку, так, что не снимай её пока.- С этими словами он поднял грелку с полу, куда она упала, когда Виктория вскочила, и положил её снова ой на низ живота. – Так чего он болит-то, я понимаю руки и лицо ты обожгла, ну а это?
- Наверное, критические дни подходят?- пожала плечами она, на, что Валик так и пырхнул.
- Какие, какие дни?- смеясь, переспросил он.
- Так, мужчина! – повысив тон, в притворной обиде, надув губки, Виктория толкнула его в плечё.- Я вам такое объяснять не собираюсь!
- Ну да ладно!- отмахнулся тот, вставая на ноги.- Вижу тебе уже совсем хорошо, поэтому я могу отчаливать. У меня ещё много работы, вот видишь, сверх учорно приходится работать.
- Да уж, - согласилась та.- Спасибо вам за всё!
Валик широко улыбнулся и, наклонившись, поцеловал её в щёку.
- Не делай глупостей, малышка, а если всё- таки надумаешь, то лучше уж застрелись с подаренного Алукардом Шакала, так будет менее болезненно. Там ведь ещё несколько пуль осталось…. Но лучше не надо, а, то Мерчедайзенгу будет очень трудно найти такому бойцу, как ты достойную замену,- он слегка сжал её руку.- Твой бывший хозяин хорошо постарался, чтобы сотворить такого универсального солдата, так не пускай его старания по ветру!- Виктория лишь грустно улыбнулась вместо ответа.
Вампир Валик уже давно исчез с её прихожей вместе с папкой отчётов, за которыми, как он говорил, приходил, хоть Виктория перекрестно понимала, что речь была совсем не в каких-то бумагах….
Она, тяжело вздохнув, перевернулась со спины на бок и уставилась взглядом в окно, что едва не стало орудием её самоубийства.
«Вот дура!- со злостью нас себя подумала она.- Что я чуть не натворила! Какое счастье, что Валик оказался рядом!».
Валик. Виктория улыбнулась, вспомнив о нём. Как же он был похож на её бывшего хозяина, этот рост фигура, манера говорить и даже жизненная позиция…. Но больше всего Викторию привлекало в этом мужчине, что она хорошо замечала, как он подкатывает к ней. Короче говоря, Виктория нравилась ему, и сильно! Вперед последней встрече он чуть ли не прямым текстом предложил ей встречаться с ним, девушке всё это было, конечно, очень лестно, но, как всегда есть какое-то дурацкое, «но»! И всякий раз, когда она спрашивала себя
«Ну чего тебе ещё не хватает?! Красивый, при должности, да он тебя на руках носить будет! Вон Елена тебе просто чёрной завистью завидует! Вот и сейчас же просто жизнь мне спас, и явно не отчёт о каком-то сражении ему сейчас понадобился, а так, как хозяин, понял, что мне помощь нужна!– и, как всегда, отвечала себе вновь, одно и то же:- Он не Алукард! Алукарда мне даже его пробирковый клон не заменит!».
За этот месяц «свободы», и усиленной работы в фирме Валика Валдесласа, где она зарекомендовала себя намного лучше, чем о ней сложилось мнение в Хелсинге. За всё это время девушка поняла лишь одно: что любит своего бывшего хозяина, любит, больше всего на свете. Те чувства, которые ей казались тогда, когда она была слугой своего хозяина, миражом, которые она думала, растают, как снег на солнце, как только она станет свободным вампиром, только окрепли и выросли если не вдвое – то втрое.
Только сейчас в разлуке Виктория Целис поняла, как сильно тогда и сейчас любит, своего хозяина, и не важно, что он уже бывший, для неё он так и остался хозяином её сердца и души!
Она, конечно же, всё знала, как он упадал весь этот месяц возле упавшей в кому Интегры, по правде признаться, ей очень хотелось пойти и проведать её в больнице, но она всякий раз останавливала себя, понимая, что если снова увидит его вблизи, то уже не сможет никогда уйти. А ему сейчас это сейчас совсем некстати. Сердцем она чувствовала, что не нужно ей сейчас путаться у Алукарда под ногами, пусть чуть пожже сама судьба расставит всё по своим местам! Виктория шестым чувством ощущала, что скоро их путям всё-таки предстоит пресечься….

Зайдя в свою комнату в подвале Алукард тяжело опустился на своё ложе и сложив руки в замок под голову, закрыл глаза. Какая-то странная тревога в последнее время совсем не давала ему покоя, как говорится, пятой точкой он чувствовал, что что-то случилось, но никак не мог разобраться, что и где именно! После той ночи, когда сбежала Майна у него возникло очень много вопросов, на которые никто не мог дать ему логичного ответа: кто вырубил его в последний миг, где теперь искать эту фурию, и наконец самое главное, как сказать обо всём случившемся Интегре? Он всё ещё очень беспокоился за её здоровье, пусть уже неделя прошла с того момента, как она пришла в себя, вышла из комы, вопреки всем уверениям врачей и окружающих!
И вообще у Алукарда вовсе сложилось такое впечатление, что все окружающие ждали совсем не выздоровления леди Интегры, а её смерти, начиная от Уолтера, заканчивая самой королевой. Все только ходили вокруг неё, смотрели сочувствующими взглядами, спрашивали у врачей, сколько бедной девушке ещё осталось, а матушка- королева, сам Алукард слышал их разговор с Уолтером, она уже даже назначила нового главу Хелсинга….Это привело его в бешенство, и только он, Алукард, ни на миг даже мысли не мог допустить, что его возлюбленная может умереть, он верил свято верил, что не для того была рождена эта сильная волевая женщина, чтобы по такой глупости уйти на тот свет.
Глубоко вздохнув Алукард, открыл глаза и, не меняя позы, стал рассматривать, что-то на невысоком потолке.
И тут он совершенно ясно почувствовал чьё-то присуцтвие, слегка насторожившись, он приподнялся, всматриваясь в ту сторону, где стояло он, они или оно. Он точно знал, что это вовсе не человек, и не вампир, и даже не привидение, что частенько бывало, захаживали к нему в комнату, повспоминать свою смертную жизнь или поплакаться ему в жилетку. Алукард очень хорошо чувствовал его ауру, очень сильную ауру.
- Кто здесь?- строго спросил он, вставая на ноги, продолжая всматриваться в угол комнаты.- Выходи сам, не вынуждай меня подходить к тебе! Будет хуже!- угроза прозвучала очень серьёзно.
- Кому хуже, Дракула?- насмешливо произнёс до боли знакомый голос, от которого у последнего на миг пропал дар речи.
С отвисшей в прямом смысле челюстью, Алукард стоял, впиваясь глазами в материализовавшегося перед ним мужчину, смотрящего на него с нескрытым пренебрежением, напополам с отвращением.
- Ну, что смотришь, вампир, - грозно спросил неожиданный гость, а Алукард стоял по-прежнему всматриваясь в правильные аристократические черты лица, глубоко посаженные синие глаза, квадратный подбородок, и каштановые волосы, его сердце остановилось, к горлу внезапно подкатил тяжёлый комок, ноги и руки вдруг стали, словно налитые свинцом…. Обычно простые люди называют эту ситуацию, крайним испугом….
Чего-чего, а страха он, не сказать, что никогда, но очень давно уже не испытывал, и поэтому испугался ещё и самого этого чувства.
- Само твоё присуцтвие здесь, в моём доме, оскорбительно для меня, демон!- продолжил стоящий перед ним мужчина, подойдя на шаг ближе, а вампир по инерции отошёл на шаг назад, и со всего маха споткнувшись о собственную кровать, сел на неё.
- Да уж, зато у тебя есть чем кичиться, Абрахам Ван-Хелсинг!- вымолвил, он после минутной паузы, встряхнув головой, всё ещё надеясь, что это наваждение сейчас исчезнет само собой.- Чего припёрся,- вдруг пошёл в контрнаступление Алукард, видя, что наглое видение вовсе не исчезает, что начало его сильно раздражать,- что натворил столько добрых дел, что Господь Бог в рай не пускает?! Или отвечаешь за своих отпрысков?
- Замолчи!- прошипел Ван-Хелсинг, застыв в двух шагах от вампира, толи не желая, толи, просто боясь подойти поближе.
- Я тебя сюда не звал, привидение!- пырхнул Алукард.- Поэтому говорю то, что думаю! Говори, зачем припёрся!- он снова встал, и смело сделал шаг навстречу своему бывшему мучителю. Абрахам опустил глаза вниз.
- Я может, прожил и не лучшую жизнь на свете, и я знаю, что мои дети – вовсе не предмет моей гордости, и…,- он поднял глаза вверх,- и, вот уж не думал, что когда нибуть это скажу, - но я сильно и виноват перед тобой, да за это на меня наложено бремя…,- он снова замолчал.- Ну да ладно, я не сориться с тобой пришёл!- Алукард отрешённо посмотрел на него, решив, что это всё он таки сошёл с ума, начинает с галлюцинациями разговаривать.
- Чего тебе нужно?- хмыкнул граф, скрещивая руки на груди.
- Почему ты не помог моей дочери, когда она просила тебя о помощи, и почему не хочешь оживить с ней того проклятого демона?- вдруг неожиданно спросил Ван-Хелсинг, а Алукард оторопевший, от этого вопроса, в очередной раз засомневавшись в здравости своего рассудка, нов всё же немного придя в себя с присущей ему издевкой ответил:
- А ты прикажи мне, и я сделаю это, раз ты хочешь, мой хозяин,- он хмыкнул и ещё большей издевкой добавил,- бывший, мой хозяин!
Абрахам тоже скрестил руки на груди и, посмотрев на вампира снизу вверх, лишь невесело улыбнулся.
- Вот именно, я твой бывший хозяин! Неужели ты думаешь, я не знаю, что моя внучка освободила тебя ещё месяц назад от силы власти печати и о….- Алукард опустил глаза вниз.
- Ну, если ты всё знаешь, то почему задаёшь глупые вопросы!- тихо перебил он Абрахама, пристально посмотрев ему в глаза.- Ну, чего ты уставился, да я люблю Интегру, твою внучку, и сделаю всё от меня зависящие, чтобы она была счастлива!
Ван-Хелсинг кивнул и опустил руки, мгновенье смотрел на него, но уже без пренебрежения и отвращения, как вначале.
- Я верю тебе!- неожиданно подтвердил он.- Знаешь, был бы человеком, наверное, ни за что не поверил бы – а сейчас верю! Я сейчас не человек, и вижу на много больше, нежели человек, поэтому, как бы мне этого не хотелось, говорю, верю тебе! Но и ты мне поверь, я тоже люблю свою внучку и хочу, чтобы она была счастлива, а ещё больше я хочу, так же, как и ты помешать Майне, оживить Торктильду! Поэтому слушай меня сейчас внимательно!- он сильно повысил тон на последней фразе.- Дракула, тебя очень хорошо подставили, и подставил человек, которому ты очень доверяешь. Вообщем времени у меня в обрез, чтобы предупредить тебя об опасности, почай всего несколько минут!- глаза Абрахама сузились.- Убирайся от сюда, пока тебя Интрегра, не убила собственными руками.
- Что?- не понял Алукард, с силой встряхнув головой.- Ты это о чём? За, что это Интрегра будет меня убивать?- он совсем некстати улыбнулся.- За печать что-ли? Так я ей её отдам, когда всё закончится, просто не хочу чтобы она сейчас попала в руки тех уродов….
- Причём тут печать!- рявкнул Ван-Хелсинг, закатив глаза,- ты меня, не слышишь что ли? Тебя подставили! Убирайся от сюда пока можешь, ты нужен живым, ведь только в твоей силе остановить мою неразумную дочь!
Алукард почувствовал холодок внутри, мало по малу до него начал доходит смысл сказанного, в мозгу застыла какая-то странная догадка.
- Я никуда не уйду!- твёрдо произнёс он после минутной паузы, обдумав всё.- Я тебе не крыса чтобы первой убегать с тонущего корабля!
- Как хочешь!- зло отмахнулся Абрахам Ван-Хелсинг, начиная растворяться в воздухе, на последок лишь сказал.- Упрямый, как чёрт!
- Почему ты хочешь мне помочь?- задал неожиданный вопрос Дракула, всматриваясь в пустое место, где минуту назад стоял Абрахам.- Зачем тебе-то это? Ты всю жизнь мечтал уничтожить меня?
- Потому, что только ты помог моей маленькой внучке, последней истинной в роду Ван-Хелсинг, когда она так нуждалась в чьей-то помощи, когда даже я не смог ей помочь! Хоть мог этого и не делать…- ответил ему далёкий голос.
- Не один ты обладаешь честью!- хмыкнул ему в след Алукард.

14.10.12.

Воскресенье, 14 Октября 2012 г. 22:02 + в цитатник
Время перешло далеко за полночь, когда Алукард пытаясь придать своему лицу совершенно беззаботное выражение, медленно спустился в каземат, на мгновенье он остановился на ступеньках и с шумом втянул в грудь воздух. Внутри у него всё бурлило и клокотало, а то, что простые люди называют сердцем, казалось, сгорело дотла, остался один горький чёрный едва тлевший уголёк, с которого тоненькой струйкой вытекала ядовитая струйка невыносимой боли, что текла по его внутренностях, сжигая всё на своём пути. Пройдя ещё несколько шагов, вампир остановился и мысленно сощитав до десяти, чтобы хоть немного успокоится, подошёл к камере, за которой, не смотря на такое позднее время, сидела, а не спала Майна.
- Добрый вечер!- негромко, поздоровался он, она подняла на него глаза, но не ответила на приветствие.
- Чего тебе?- хмыкнула она, после непродолжительной паузы.
- Да так, просто зашёл,- улыбнулся Алукард, и скрестив руки на груди оперся спиной о стену. Майне не понравилось, как он на неё смотрел, так обычно смотрит сутенёр на новенькую проститутку, в борделе. Молчание затянулось, и Майна поняла, что нужно что-нибудь сказать.
- Как там Интегра?- без особой тревоги спросила она, Алукард удивлённо поднял брови.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю, что,- отморозилась Майна, поняв, что сейчас может наболтать лишнего, вампир заценил это, и, поняв, что так просто эту аферистку не возьмешь, решил тут же поменять тактику.- Так, что я должна знать-то?- эта наглая появившаяся улыбка на её лице, сильно взбесила Алукарда, так, что он едва сдержался, что бы прямо сейчас не прыгнуть к ней и не свернуть бывшей возлюбленной шею, но сдержал себя, даже заставив нацепить на себя такую, же нагленькую и бесшабашную улыбку.
- Леди Хелсинг умерла час назад,- спокойным голосом сообщил он, не меняя выражения лица,- представляешь какая трагедия!
- Да ладно тебе,- хмыкнула Майна, поднимаясь на ноги,- что-что она сделала?
- Умерла,- вздохнул Алукард,- врачи констатировали её смерть на моих глазах, обширный инфаркт миокарда и отёк легких при этом, короче у бедной девочки не было шансов!- Майна слегка закусила губу, и отвернулась к стене, у Алукарда дрогнуло сердце, вернее то, что от него осталось, и если бы сейчас он увидел, хоть слезу, хоть тень страданий, или хотя бы какую-то гримасу боли на её лице – то, наверное, смог бы её простить…. В его душе ещё теплилась надежда, что его бывшая любимая всё же непричастна к тому, что случилось с Интегрой!
Прошло несколько минут, показавшиеся вампиру бесконечностью, и Майна, вновь повернулась к нему – её глаза были совершенно сухими, а на лице всё также играла та де беззаботная улыбка…. Надежда разбилась, как брошенное на землю зеркало, а Алукард почувствовал себя полным идиотом.
- Ну, что же - это жизнь!- вздохнула она, пожав плечами,- и такие вещи иногда тоже происходят….- её голос был совершенно спокоен, словно она говорила не смерти родной племянницы, а о смерти соседской собачки что-ли!
«Сука!- кипел внутри Алукард, - убью, сейчас зарвусь в её камеру и своими руками оторву её поганую бошку!»- с ненавистью думал он, но по - прежнему держал себя в руках, с трудом заставляя себя не поменяться на виду.
- Да уж,- с деланным безразличием выдохнул вампир, и издал развязанный смешок,- знаешь, я почувствовал такое облегчения, когда она умерла!- Произнёс он, после ещё одной паузы.- Словно, как тебе сказать, словно гора с плеч свалилась, у меня вдруг будто бы опять крылья выросли,- Майна резко подняла голову, словно эти слова ударили её током, и пристально посмотрела на Алукарда, гадая, не почудилось ей эти слова? А Алукард между тем продолжил свою тираду.- Майна, я же теперь свободен!- он счастливо улыбнулся.- Я теперь больше никому не служу,- его голос задрожал, у Майны на глаза навернулись слёзы, она почувствовала, как внезапно задрожали её колени. Но превозднемагая эту дрожь, она подошла к решётке, почти вплотную к нему.- А самое главное знаешь, что?- спросил он ласково погладив её по щеке, борясь при этом, с изматывающим желанием, схватить её за глодку.
- Что?- спросила Майна, закрыв глаза, придвинувшись к вампиру ещё ближе.
- То, что я понял, насколько сильно люблю тебя, и как сильно мне мешала власть той чёртовой печати, что спала сама собой, как только умерла Интрегра….
- Я знала,- прошептала Майна,- я знала, что ты меня любишь, что это только всё печать, что только она держит тебя возле неё….
- Ты её убила?- тихо спросил он.- Ты помогла мне освободиться от этого?- Майна опустила глаза.
- Я должна была это сделать, у меня не было выбора, - она вновь прильнула к нему, но уже не в силах держать себя Алукард, вдруг, неожиданно хватил её всей пятернёй за лицо и изо всей силы толкнул. Не удержавшись от этого толчка женщина, пролетев несколько метров, грузно упала на пол, и, подняв голову, удивлённо посмотрела на него.
- Сука!- проревел Алукард, - да как же ты могла?!- он уже задыхался от переполняющей его ярости, молниеносным движением выхватил из под полы Кассул, направив огромное дуло Майне в голову.- Как же ты могла? Она же, даже, не племянница, а дочь твоя! Родная дочь, плоть от твоей плоти, кровь от твоей крови! Ты девять месяцев носившая её под своим сердцем, теперь взяла и отравила её, как какую-то бродячую собаку!
- Иди ты ко всем чертям!- тоже взревела Майна, снова поднимаясь на ноги, и обдавая его ненавидящим взглядом.- Да, что ты знаешь об этой истории! Да я всегда была для неё никем, просто тётей, Артур отнял её у меня! Она была его дочерью, а меня вышвырнули, никто не знал, как я жила!
- Это не оправдывает тебя, сволочь!- прошипел Алукард.- Ты чудовище, выпустила Торктильду двадцать лет назад! Ты меня за идиота, что ли держишь!- он заорал, так, что Майне на миг стало страшно.- Неужели ты думаешь, что я не понимаю, какого чёрта ты появилась именно сейчас и именно здесь в Лондоне! Хочешь повторить свою попытку! Ровно через два месяца наступит чёрное полнолуние, отличная пора будить всякую нечисть! И именно ты должна провести обряд пробуждения, а в Хелсинге ты появилась, несмотря ни на, что из-за печати – она тебе необходима в этом бесовском ритуале!- Весь, дрожа от злобы, он отошёл на несколько шагов назад, и уже тише произнёс.- Но я не дам тебе это сделать! Ты никогда не проведёшь этот ритуал.
- И, что же ты сделаешь?- зло засмеялась Майна.- Этот ритуал всё ровно будет проведён со мной или без меня с печатью или без….
- Сдохни!- прошипел Алукард, отводя курок, - без твоей, сука, силы никто не воскресит ту мерзость! Это тебе за Интегру! – глаза Майны широко раскрылись, и сердце, что есть силы, дрогнуло, она поняла, что это конец!
В следующий миг она рухнула на колени, закрыв лицо руками, дрожащей рукой Алукард направил пистолет, и уже в тот миг, когда он почти спустил курок, вдруг почувствовал, как сильный электрический разряд в тысячу вольт, прошёл по его телу, сковав его….
Судорожно глотнув воздух, и содрогнувшись всем телом от боли, он выпустил Кассул из рук, разряд повторился, мгновенно вырубив его. Потеряв сознание, вампир грузно упал на пол, передёрнувшись всем телом, затих.
Майна подняла голову, выпустив вздох облегчения:
- Я уже думала, ты не придёшь,- пустым голосом заметила она, упершись руками в пол, ей всё ещё не верилось, что она жива.- Этот гад, чуть не прибил меня!
- Да ладно вам мисс Ван-Хелсинг! Давайте мотайте от сюда, пока этот кровосос не оклемался!
- А как же печать?- спросила Майна, выходя из клетки, бросая надменный взгляд на безжизненное тело Алукарда.
- Я принесу печать пожже, лично принесу, вместе с ним, а сейчас бегите, пока есть возможность!

Маленькая белокурая девочка стояла на коленях, на холодных сырых плитах, и закрыв личико руками горько плакала, тихо всхлипывая и содрогаясь маленькими плечами.
- Почему ты плачешь, хозяйка,- спросил Алукард, выступая из тени. Вздрогнув всем телом от неожиданности, она подняла голову, удивлённо смотря на появившегося вампира. Тот подошёл ближе и опустился возле неё на колени.- Ну, что случилось?- с необычайной нежностью спросил он, осторожно прикоснувшись кончиками пальцев, к белоснежным, как первый снег, прядям волос.- Тебе грустно?- он слегка улыбнулся.
Интрегра опустила ресницы, на которых, как росинки на мягкой, не высушенной траве, ещё дрожали капельки слёз, ей вдруг стало неловко, что кто-то стал свидетелем того, что она плачет. Она ведь хотела сделать это так, чтобы никто не видел.
- Какого чёрта ты следишь за мной?- гневно и не по- детски строго спросила она.- Я не звала тебя, монстр, почему ты припёрся!
- Хозяйка,- чуть ошарашено проговорил Алукард, непонимающе моргнув глазами,- ну зачем ты так, я же не враг тебе….
- Ты мне не враг?- пренебрежительно хмыкнула девочка, медленно поднимаясь на ноги,- а кто же ты? Ты тёмная тварь создана самим сатаной, да моё призвание уничтожать таких, как ты! Я ненавижу тебя всей своей душой! Ты проклятый кровосос, возродившийся из праха, ходячий мертвец, да лучше бы в очередной раз подох, чем мой отец!- Алукард тоже встал на ноги, слова причинили ему боль, но он не подал вида, а зачем-то улыбнувшись, маленькой Интегре, вытащил из кармана носовой платок, и присев на корточки, всё также продолжая улыбаться, вытер её лицо.
- Не нужно вымещать свою боль на других, леди Интрегра,- спокойным голосом произнёс он, вытирая с её щёк слёзы, она не сопротивлялась, - легче вам от того, что вы сделали другому больно, всё ровно не станет! – девочка почувствовала, что ей становится стыдно, в очередной раз сморгнув носиком, и опустив глазки, она тихо произнесла.
- Извини меня,- вампир, широко улыбнувшись, положил платок обратно себе в карман, и, взяв её руками за плечи, слегка сжал.
- Девочка, не стесняйся своих чувств! Сдерживать слёзы могут лишь слабые!- Интегра вдруг крепко обняла Алукарда, прильнув к нему всем существом.
- Как ты меня терпишь?- спросила она, сжимая маленькие ручки, вокруг его шеи, на, что он тоже крепко обнял её в ответ.
- Потому что я знаю, что такое потерять родного человека…,- ответил он,- знаю, что такое потерять родного отца…,- девочка, подняла на него глаза, и недоверчиво переспросила.
- Твой отец тоже умер?- Алукард отпустил Интегру, с сев на пол, обхватил колени руками, она села возле него, и, обхватив ручками, его предплечье, положила головку ему на плечё.
- Да умер,- тихо ответил он, после небольшой паузы.
- От болезни, как и мой?- Алукард покачал головой.
- Его убили,- произнёс он, всматриваясь в какую-то точку,- он был сильным человеком, не умел прогибаться, и подчиняться чьей-то воле. Его врагам, просто необходимо было убрать его,- глаза вампира сузились, он с силой сжал кулаки,- и они не пожалели, ни сил, ни смекалки, ни денег, для того чтобы убрать его со своей дороги!
- Ты похож на него?- спросила Интрегра, осторожно погладив ручкой, его руку, тот опустил на неё глаза и печально улыбнулся.
- Разве, что внешне…,- он тяжело вздохнул,- я не такой, как он, совсем не такой! Он был гордым и никому не позволил бы себя поработить, скорее перерезал бы сам себе глотку!
Интеграл, подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза.
- Но ты ведь сделал это не ради себя….
****
- Эй, Алукард!- донеслось до него, как из густого тумана, кто-то сильно затормошил его за плечи, а потом, через пару секунд, влепил сильную пощечину.- Алукард!- позвал до боли знакомый голос, и чьи-то сильные руки снова встряхнули им, так, что у того лягнули зубы.
С трудом расцепив один глаз, Алукард, посмотрел, на наглеца, смевшего прервать его сон, и издали, сквозь клубы чёрного дыма, полностью заполонившее его сознание, увидел силуэт Уолтера, что не жалея пощёчин, и тумаков пытался привести его в чувство.
«Да, что ж такое-то?- с трудом подумал он, чувствуя, при этом, как сильно раскалывается от боли его голова, словно в неё отец Андерсен, снова вогнал свой точеный меч. Сильно застонав, и взявшись рукой, за сильно болевшую голову, вампир, открыл и другой глаз, над ним действительно стоял Уолтер, и с очень- очень злым видом, держал его за лацканы пиджака, время от времени ощутимо встряхивая, от чего голова начинала болеть ещё больше.
- Уолтер…,- простонал Алукард, и, морщась от боли, взялся за его кисти рук, очень легко освободившись от них. – Ты чего меня треплешь?- выдохнул он и, оставшись без поддержки рук дворецкого, он снова грузно упал на пол.
- Ты какого хрена, тут валяешься в отключке?- прошипел Ангел Смерти, вновь наклоняясь над ним, и поднимая его за ворот.- И где Майна?!
- Какая Майна?- прохрипел Алукард, чувствуя, что ещё немного и из носа польётся кровь, а дворецкий, от неожиданности выпустил полу обмякшие тело вампира, от чего тот вернулся в исходного положение, в каком находился секунду назад. – Я ничего не помню….
Прижимая к голове пакет со льдом Алукард, сморщился, чувствуя, как становится ему снова хреново, а горлу подкатывает неприятное чувство тошноты. Он с силой зажал рот рукой, ища глазами, куда бы в какую сторону сейчас бросится…
- Что снова тошнит?- заботливо спросил Уолтер, сразу же заметив эту перемену в лице вампира, тот вместо ответа лишь кивнул. Дворецкий с терпеливым видом подсунул к его ногам глубокую пустую миску. Но тот, отшвырнув её ногой, вскочил со стула, на котором сидел посредине кухни и со скоростью света, помчался в сторону ближайшей ванной. – Так, что же произошло, Алукард, - в очередной раз спросил Уолтер, когда тот снова появился на пороге кухни, и, закрыв дверь, всей спиной прижался к ней. И без того всегда бледное лицо вампира теперь было вовсе похожее на мраморный монумент.
- Я же говорил, Уолтер, я пришёл в подвал, чтобы разобраться с Майной,- измученным голосом проговорил он.- Я же тебе говорил, что это она отравила Интегру!- открыв глаза, он оттолкнулся от двери и, пройдя, снова сел на тот же стул, что сидел накануне.- Вот, она мне во всём призналась, а потом, я выхватил пистолет и хотел было её уже пристрелить, но какой-то гад в последний момент вырубил меня мощным елекрошокером.
- Впечатляюще, Алукард!- стиснул зубы дворецкий, и, скрестив руки на груди, встал над ним, его тон и поза говорили о том, что он не совсем верил тому, можно сказать,- совсем не верил ему. Алукард, поднял на него глаза.
- Уолтер, ты, что мне не веришь?- подозрительно спросил он.- Ты, что думаешь – это я её выпустил?!- он сам поднялся на ноги. Дворецкий, пожав плечами, лишь хмыкнул.
- Не знаю, Алукард, всё то, что ты говоришь - не просто странно, а более, чем странно!- он отвернулся от вампира и пошёл в сторону дверей, явно не желая продолжать этот зашедший в тупик разговор, Алукард окликнул его, вдруг вспомнив что-то очень важное, тот нехотя обернулся.
- Уолтер, ты был последним в больнице, как там Интерга?- Уолтер, снова пожал плечами.
- Состояние стабилизировалось, но она по-прежнему, на искусственной вентиляции лёгких, и врач сказал, что надежды практически нет,- он грустно вздохнул.- Она в коме, Алукард!
- Но она жива.- Тихо сказал вампир, массируя кончиками пальцев виски. Уолтер обдал его взглядом, похожим на тот, которым смотрел на него врач из реанимации.
- Жива, но надолго ли? – дверь за дворецким закрылась, а Алукард так и продолжал стоять на месте, всматриваясь в неё.
- Тогда и я буду жить….- Прошептал он, через мгновенье, словно очнувшись.


Поиск сообщений в Светлана_Кильченко
Страницы: [8] 7 6 5 4 3 2 1 Календарь