-Рубрики

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Любовь_Суфранова

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 17.11.2009
Записей: 11519
Комментариев: 491
Написано: 12394

center>

Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем старые тапочки.

Пятница, 17 Декабря 2010 г. 23:51 + в цитатник

 ДОЛГО ИСКАЛА КАК СШИТЬ МАМЕ БУРКИ. ВОТ ЧТО НАШЛА В СТРАНЕ МАСТЕРОВ, МОЖЕТ КОМУ ЕЩЁ ПРИГОДИТСЯ

http://stranamasterov.ru/node/66198

Вот мои 3 пары тёплых тапочек.ещё пару начала и не сшила так и сфотала тапочек синий без пары.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 1

СОШЬЁМ ТАКИЕ ТЁПЛЫЕ ТАПОЧКИ.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 2

Эту пару тапочек сшила быстро!.Т.к. уже руку набила с первыми тапочками.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 3

Выкройка на бумаге.Размер у меня 36-37.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 4

Детали для тапочек:
Подошва состоит из 4-х слоёв:
1)ткань плотная.
2)Синтепон
3)Джинс
4)кожа
Верхняя часть тапочек-скроила из розовых детских штанишек-плотная,с начёсом ткань- 2 дет.
Подклад- скроила из свитра шерстяного.-2 дет.
Язычок- тоже из 2-х дет.-верхняя и нижняя-простегать.
Потом подошву подготовила: 2 детали-простегала, присоединила деталь № 3.Я их пристрочила к верхней части вместе с косой бейкой - 5 см ширина, которая закрывает края этих деталей.Подгибаю края полоски вниз-приживуливаю к ткани редкими стежками.
Последнее-пришиваем кожу вниз.Вокруг язычка я обшила ленточкой.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 5

А это я приготовила шить ещё одну пару тёплых тапочек.Только вверху обшивала новым искусственным мехом.
Ну ОЧЕНЬ тёплые тапочки,а главное -удобные!

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 6

Реставрируем тёплые тапочки.Здесь тоже самое-подошва состоит из 4-х деталей.
2 первые детали -простегала
3 деталь -тёплая,ткань с начёсом (красная).
4 деталь-кожа
С внутренней стороны приживулила и пристрочила все 4 детали подошвы.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 7

Вот такие у меня получились мои старые-новые тапочки.Тёплые!!!!!

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 8

Внизу следок- на ткани СТРЕЙЧ.
Затем рисунок- выкройка.
Вверху простроченный следок (изнанка)
Надеюсь кому-то пригодится и это.Внимательно просмотрите выкройку.Внизу-сгиб.А швы спереди и сзади.Можно пришить наверху-где вырез для ноги-резинку-от той же кофты-с рукава взять примерно 2-2.5 см,чтобы следки не спускались с ноги.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 9

Выкройка тёплых тапочек из замши и внутри искусств. мех

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 10

Тапочки из замши.

Гардероб,  Шитьё, : Шьём домашние тапочки и следки. Реставрируем  старые тапочки. . Фото 11

В ход пошли и детские  брючки, старые свитера, ненужная кожаная сумка-на подошвы.Мех.А так же замшевая куртка на искусств. меху.

Рубрики:  РУКОДЕЛИЕ
МАСТЕР КЛАСС

Метки:  


Процитировано 17 раз
Понравилось: 2 пользователям

Холодный фарфор

Суббота, 04 Декабря 2010 г. 16:05 + в цитатник

 "Холодный фарфор". Опыт приготовления.

http://kharkov-hobby.ucoz.ua/.s/t/817/9.gif); background-attachment: initial; background-origin: initial; background-clip: initial; background-color: initial; border-collapse: collapse; font-family: 'Trebuchet MS', sans-serif; font-size: 13px; -webkit-border-horizontal-spacing: 10px; -webkit-border-vertical-spacing: 10px; background-position: 100% 100%; background-repeat: no-repeat no-repeat; ">
"Холодный фарфор". Усовершенствование оригинального рецепта.

 

На информацию о "холодном фарфоре" я наткнулась, как водится, в Сети. Меня интересовали самоотвердевающие массы для лепки. А конкретнее, нужен был материал для изготовления мелких и тонких деталей. Много я информации нарыла. Но этот материал мне показался довольно интересным из-за его дешевизны и возможности приготовить в домашних условиях. Мало того, из-за состава онне токсичен. И, я думаю, с ним могут работать даже дети. Плюс его можно не печь, как говорилось выше.

Руководствовалась я рецептом, найденным здесь. И, не долго думая, решила его опробовать в полевых условиях. Эта статья о том, что из этого вышло.

Итак. Ингредиенты.

-3/4 стакана клея ПВА(покупаем в любых канцтоварах); 
-1/2 стакана воды (брала кипяченую); 
-1 ч.л. крема (белого цвета, брала увлажняющий); 
-1 ч.л. глицерина или вазелина (глицерин купила в аптеке за 2 грн); 
-1 стакан кукурузного крахмала, плюс еще немного для рук (купила в "АТБ").

Посуда и приспособления.

В оригинальном рецепте берется антипригарная не нужная посуда. Я думаю, это для нас роскошь. Я взяла обычную малюсенькую эмалированную кастрюльку. Лучше если посудина будет широкой. Деревянная лопатка оказалась хуже чем обычная ложка. Ложку сломать при перемешивании труднее. smile Также, я все делала на водяной бане, чтобы избежать пригорания. Подберите соответствующую посуду для нее, ведь для перемешивания понадобятся усилия, и вам придется удерживать меньшую емкость. Еще нужна подставка под горячее и старенькое, но выстиранное и чистое полотенце. Оно не должно быть ворсистым. Предварительно смочите его холодной водой и отожмите. Также приготовьте какую-то штуку, типа подноса или противня для того чтобы не пачкать стол при перемешивании массы.

Я делала половину всей нормы. А вдруг не получится. wink

 

 


Вот, делаем все по рецепту.

1. Смешиваем жидкие компоненты. 
2. Ставим на баню и подогреваем до однородности. 
3. Добавляем крахмал. 
4. Вымешиваем с усилием, потому что смесь ОЧЕНЬ вязкая. На этом этом этапе рекомендую на время снимать смесь с бани и вымешивать отдельно. Так добиваемся большей однородности. 
5. Снимаем с огня при образовании плотного кома вокруг ложки или лопатки.

    

    

 

 

 


Продолжаем.

6. Выкладываем смесь на мокрое полотенце, заворачиваем и вымешиваем через него. Это позволяет не обжечься. 
7. Потом вымешиваем на нашей подложке с небольшим количеством крахмала, чтобы руки не прилипали.

    


    

 

Смесь, остывая делается все плотнее и перестает липнуть к рукам. По готовности можно домешивать красители (акриловую или масляную художественную краску). Заворачиваем в пакет и кладем в холодильник или просто прохладное место для хранения. Ждем вдохновения для лепки.

На этом вроде бы и все. Но есть одно "но". О котором, я по правде сказать , подозревала за ранее. Все мы варим, время от времени, самый обычный кисель. Так вот, если не размешать крахмал предварительно с водой , а засыпать его прямо в кипящую жидкость, получим не кисель, а кучу комков заваренного крахмала. Такое же явление наблюдается и здесь. В нашем "холодном фарфоре" явно наблюдаются комки. Я решила устранить сие упущение рецепта и тут же опробовала свой вариант.

 

 


Мое усовершенствование рецепта.

1. Смешиваем жидкие компоненты. 
2. Всыпаем весь крахмал. Размешиваем до однородности и процеживаем. 
3. Ставим на баню и подогреваем постоянно помешивая. 
4. При помешивании ложка начинает как бы цепляться за дно. Наш крахмал начинает завариваться в местах наибольшей температуры. Все равно все время мешаем и как бы собираем на ложку то что загустело. Можно снимать если видите, что не поспеваете и вымешивать не на бане. А потом опять прогревать. Так делаем, пока вся смесь не превратится в комок на вашей ложке. 
5. Выкладываем смесь на мокрое полотенце, заворачиваем и вымешиваем через него. Это позволяет не обжечься. 
6. Потом вымешиваем на нашей подложке с небольшим колличеством крахмала, чтобы руки не прилипали.

 

    

    

    

 

 


Вот на этом фото видна разница. Так что результат именно такой, ка я и добивалась. smile

 

А вот первая моя проба лепки из "холодного фарфора" собственного изготовления.

 

А вот что можно делать из этого материала. Все эти изделия почти полностью из этого чудесного материала. Все фото из журнала "Porcelana fria"

 

    

Данный материал разрешен к свободному копированию в Интернете в виде "как есть" без каких-либо правок и изменений с указанием автора и прямой ссылки на источник.

http://kharkov-hobby.ucoz.ua/

Рубрики:  холодный фарфор

Метки:  


Процитировано 24 раз
Понравилось: 1 пользователю

мой младший сыночек Андрюшка - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 15 Ноября 2010 г. 22:31 + в цитатник

мой младший сыночек Андрюшка - новая серия фотографий в фотоальбоме

Понедельник, 15 Ноября 2010 г. 22:24 + в цитатник
Фотографии Любовь_Суфранова : мой младший сыночек Андрюшка

Жизнь...Крутой поворот...Зигзаг..
Что-то было не так..не так...
Вечер был и луна плыла,
В этот вечер случилась беда.
Жуткий скрежет металла..Стон...
Разлетевшихся стекол звон,
На дороге - толпа зевак..
Что-то было не так...не так....
Был в машине сыночек мой,
Принял он удар лобовой...
Подоспела помощь " ноль три ",
Но его не спасли...не спасли...
Что-то было не так, поверь !
Ведь за сыном закрылась дверь.
Преподносит жизнь свой урок :
Жизнь..Крутой поворот и СТОП !



салат "ТАТАРСТАН"

Суббота, 30 Октября 2010 г. 16:42 + в цитатник
салат "ТАТАРСТАН"

(ИНГРИДИЕНТЫ:МЯСО-ГОВЯДИНА,ЛУК РЕПЧАТЫЙ,РЕДЬКА ЧЁРНАЯ ,ВСЁ В ОДИНАКОВЫХ ПРОПОРЦИЯХ,МАЙОНЕЗ)

1_ ОТВАРЕННОЕ МЯСО МЕЛКО РЕЖЕМ,ЛУК-ПОЛУКОЛЬЦАМИ,ЖАРИМ ДО ЗОЛОТОГО ЦВЕТА,РЕДЬКУ ЧИСТИМ И НАТИРАЕМ НА КРУПНОЙ ТЁРКЕ,ВСЁ СМЕШИВАЕМ,ДОБАВЛЯЕМ МАЙОНЕЗ И В ХОЛОДИЛЬНИК СТАВИМ НА 2 - 3 ЧАСА !УДАЧИ И ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!!!!!!
Рубрики:  КУЛИНАРНЫЕ РЕЦЕПТЫ

Метки:  

маленькая свечка

Вторник, 26 Октября 2010 г. 15:21 + в цитатник
На стекле, как маленькая свечка
Прикрепилась детская душа.
Оборвали жизнь у человечка.
Не родили где-то малыша.

Плачет Ангел нерождённых деток.
У хирурга запотел, аж, лоб.
Скрежет от выскабливания клеток
Не сколочен для малышки гроб.

Господи, да что это творится?
Где есть грань бесчестия страстей?
Разве может дикая тигрица
Убивать в младенчестве детей?

Разве бьёт детёнышей собака,
Иль подбросит в мусор умирать?
Люди, вы страшнее вурдалака,
Если убивает детей мать.

На стекле, как маленькая свечка
Прикрепилась детская душа.
Пожалейте, люди, человечка,
Вашего родного малыша.

Рубрики:  НЕ УБИЙ

Метки:  


Процитировано 1 раз

КРОВАВАЯ КНИГА

Вторник, 26 Октября 2010 г. 02:42 + в цитатник
О грехе аборта написано немало книг. Умных, порой горестных, с научными выкладками и страшными цифрами... Эта книга уникальна тем, что основу ее составляют покаянные письма женщин, в окаменении сердец погубивших во чреве собственных детей. Или рассказанные журналистами подлинные истории грехопадения.
Страницы этой книги истекают кровью. Кровью наших нерожденных детей тех, кому, быть может, Господь судил стать великими подвижниками и молитвенниками, или нести врачующее исцеление больным в госпиталях и больницах, или наставлять на доброе в школах тех счастливцев, которым их матери позволили появиться на свет Божий. Эти рассказы попытка воззвать хотя бы к тем кто еще способен услышать такую простую заповедь Божию — не убий. ...
Дай-то Бог, чтобы хоть кто-то услышал голос совести глас Божий, хоть кто-то, оплакав в покаянии собственные грехи, решился сделать все для спасения нерожденных младенцев. Тогда не напрасен наш труд. И малые дети придут в нашу вымирающую страну и наполнят ее звонким смехом и тихой молитвой, наполнят щедро изливаемой Божией благодатью.
И хотя невозможно человеку исправить столь великое зло, как убиение нерожденного младенца, но пока мы живы, есть еще возможность принести покаяние и слезно молить Господа о даровании благой участи отправленным нами в темную юдоль, чадам. В конце книги помещён покаянный акафист жен, загубивших своих чад, и молитвы.
http://data.zyorna.ru/download/dochka.pd- КНИГУ МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ
Рубрики:  НЕ УБИЙ

Метки:  

ПРОСЬБА К МАТЕРИ

Воскресенье, 24 Октября 2010 г. 13:30 + в цитатник
ПРОСЬБА К МАТЕРИ

Мама, мама, что ты мыслишь?
Что ты хочешь сотворить?
Кровный плод своего чрева
Тайно хочешь погубить?
Разве ты об этом мама не слыхала ни когда,
Что и плод убит тобою ждет Господнего Суда.
Светлым днем иль тайной ночью ты убийство
совершишь
Ты загубишь меня мама и опять на грех спешишь.
Знай же мама, я все вижу, хоть загублен я тобой
Но душа моя живая снова встретится с тобой.
Моих братиков, сестричек ты за рученьки ведешь.
Они светлые, как солнце, а ты мрачная идешь.
Ты заходишь в Храм Господень, перед Господом
стоишь,
И печальными глазами, на Спасителя глядишь.
Твое сердце скорбь тревожит,
Заливает глаз слеза.
За живых ты Бога молишь, за меня же - никогда.
Я живу во тьме без света в бесконечной темноте,
Жду я, мама, суд Господень и тревожусь о тебе.
За сестричек и братишек свечу Богу ты теплишь,
Милостынею обильной бедных странников даришь.
Про меня ты позабыла и не хочешь вспоминать,
И убогому страдальцу милостыню оказать.
Ты подумай, моя мама, что умерший я лежу:
Все я вижу, все я слышу, но сказать я не могу.
Моих братиков, сестричек породила ты на свет,
Покрестила, причастила, у меня крещенья нет.
Ты послушай моя мама, как рыдает вся земля.
Как младенцы горько плачут, жалясь Богу
на тебя.
Ты не думай моя мама что ты вечно будешь жить,
Но придет смерть с косою душу с телом разлучить
Вот тогда-то, моя мама, повстречаемся с тобой.
Ты со скорбью, со слезами скажешь мне:
"Сыночек мой!
О, какой же ты красивый, стройный юноша стоишь.
Не ужели ты здесь вырос, со мной
убийцей говоришь."
Сын готов простить убийство своей матери родной
Но Господь строго накажет за нарушенный закон.
Господь строго судить будет неразумных матерей
За убийство в своем чреве своих
собственных детей.
Без свидетелей осудит муку вечную терпеть.
Страшно будет после смерти в реке
огненной гореть.
Мама, мама, я взываю, за душу твою скорблю
Не губи ты больше души, пожалей душу свою.
Всех сестренок и братишек не учи ты злым делам
Потому что время близко, время Страшного Суда.

Помяни, Господи, всех безымянных младенцев и
окрести их в море щедрот Твоих.
Батюшка Николай Гурьянов
Рубрики:  ПРАВОСЛАВИЕ
СТИХИ
НЕ УБИЙ

Метки:  


Процитировано 1 раз

Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века.

Вторник, 12 Октября 2010 г. 12:59 + в цитатник
Краткое изложение Православного учения о посмертной судьбе души



Перепечатано с Православие.Ru

Архиепископ Иоанн (Максимович)
"Жизнь после смерти"

Чаю воскресения мертвых, и жизни будущаго века.

(Никейский символ веры)

Безграничным и безуспешным было бы наше горе по умирающим близким, если бы Господь не дал нам вечную жизнь. Жизнь наша была бы бесцельна, если бы она оканчивалась смертью. Какая польза была бы тогда от добродетели и добрых дел? Тогда были бы правы говорящие: "Будем есть и пить, ибо завтра умрем". Но человек создан для бессмертия, и Христос Своим воскресением открыл врата Царства Небесного, вечного блаженства для тех, кто верил в Него и жил праведно. Наша земная жизнь – это приготовление к будущей жизни, а это приготовление завершается смертью. Человекам положено однажды умереть, а потом суд (Евр. IX, 27). Тогда человек оставляет все свои земные попечения; тело его распадается, чтобы вновь восстать при Общем Воскресении.

Но душа его продолжает жить, не прекращая своего существования ни на одно мгновение. Многими явлениями мертвых нам дано было знать частично, что случается с душой, когда она покидает тело. Когда прекращается видение телесными очами, начинается видение духовное.

Обращаясь в письме к своей умирающей сестре, епископ Феофан Затворник пишет: "Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая" ("Душеполезное чтение", август 1894).

После смерти душа жива, и чувства ее обострены, а не ослаблены. Св. Амвросий Медиоланский учит: "Поскольку душа продолжает жить после смерти, остается добро, которое не теряется со смертью, но возрастает. Душа не удерживается никакими препятствиями, ставимыми смертью, но более деятельна, потому что действует в своей собственной сфере без всякой связи с телом, которое ей, скорее, бремя, чем польза" (св. Амвросий "Смерть как благо").

Преп. авва Дорофей суммирует учение ранних отцов по этому вопросу: "Ибо души помнят все, что было здесь, как говорят отцы, и слова, и дела, и мысли, и ничего из этого не могут забыть тогда. А сказано в псалме: В той день погибнут вся помышления его (Пс. 145, 4); это говорится о помышлениях века сего, т. е. о строении, имуществе, родителях, детях и всяком деянии и поучении. Все сие о том, как душа выходит из тела, погибает... А что она сделала относительно добродетели или страсти, все то помнит и ничего из этого для нее не погибает... И ничего, как я сказал, не забывает душа из того, что сделала в этом мире, но все помнит по выходе из тела, и притом лучше и яснее, как освободившаяся от земного сего тела" (авва Дорофей. Поучение 12).

Великий подвижник V века преп. Иоанн Кассиан ясно формулирует активное состояние души после смерти в ответе еретикам, верившим в то, что душа после смерти бессознательна: "Души после разлучения с телом бывают не праздны, не остаются без всякого чувства; это доказывает евангельская притча о богатом и Лазаре (Лук. XVI, 19—31)... Души умерших не только не лишаются своих чувств, но не теряют и расположений своих, т. е. надежды и страха, радости и скорби, и нечто из того, чего ожидают себе на всеобщем суде, они начинают уже предвкушать... они еще живее становятся и ревностнее прилепляются к прославлению Бога. И действительно, если, рассмотрев свидетельства Священного Писания о природе самой души по мере нашего смысла, несколько порассудим, то не будет ли, не говорю, крайней глупостию, но безумием – хоть слегка подозревать, что драгоценнейшая часть человека (т. е. душа), в которой, по блаженному апостолу, заключается образ Божий и подобие (1 Кор. XI, 7; Кол. III, 10), по отложении этой дебелости телесной, в которой она находится в настоящей жизни, будто становится бесчувственною – та, которая содержит в себе всякую силу разума, своим причастием даже немое и бесчувственное вещество плоти делает чувствительным? Отсюда следует, и свойство самого разума требует того, чтобы дух по сложении этой плотской дебелости, которая ныне ослабляется, свои разумные силы привел в лучшее состояние, восстановил их более чистыми и более тонкими, а не лишился их".

Современные "посмертные" опыты сделали людей потрясающе осведомленными о сознательности души после смерти, о большей остроте и быстроте ее умственных способностей. Но самой по себе этой осведомленности недостаточно, чтобы защитить находящегося в таком состоянии от проявлений внетелесной сферы; следует владеть ВСЕМ христианским учением по этому вопросу.
Начало духовного видения

Часто это духовное видение начинается у умирающих еще до смерти, и все еще видя окружающих и даже беседуя с ними, они видят то, чего не видят другие.

Этот опыт умирающих наблюдался в течение веков, и сегодня подобные случаи с умирающими – не новость. Однако, здесь следует повторить сказанное выше – в гл. 1, ч. 2: только в благодатных посещениях праведных, когда появляются святые и Ангелы, мы можем быть уверены, что это явились действительно существа из другого мира. В обычных же случаях, когда умирающий начинает видеть почивших друзей и родственников, это может быть лишь естественное знакомство с невидимым миром, в который он должен войти; подлинная же природа образов почивших, появляющихся в этот момент, известна, возможно, одному лишь Богу, – и нам нет нужды вникать в это.

Ясно, что Бог дает этот опыт как наиболее очевидный способ сообщить умирающему, что потусторонний мир не есть совсем незнакомое место, что жизнь там также характеризуется любовью, которую человек питает к своим близким. Преосвященный Феофан трогательно излагает эту мысль в словах, обращенных к умирающей сестре: "Там встретят тебя батюшка и матушка, братья и сестры. Поклонись им и наши передай приветы, – и проси попещись о нас. Тебя окружают твои дети с своими радостными приветами. Там лучше тебе будет, чем здесь".
Встреча с духами

Но по выходе из тела душа оказывается среди других духов, добрых и злых. Обычно она тянется к тем, которые ближе ей по духу, и, если находясь в теле, она была под влиянием некоторых из них, то она останется зависимой от них и по выходе из тела, какими бы отвратительными они ни оказались при встрече.

Здесь нам снова серьезно напоминают, что потусторонний мир, хотя и не будет совершенно чужим для нас, но не окажется просто приятной встречей с любимыми "на курорте" счастья, а будет духовным столкновением, которое испытывает расположение нашей души во время жизни – склонялась ли она больше к Ангелам и святым через добродетельную жизнь и повиновением заповедям Божиим или же, путем нерадения и неверия, сделала себя более годной для общества падших духов. Преосвященный Феофан Затворник хорошо сказал (см. выше конец гл. VI), что даже испытание на воздушных мытарствах может оказаться, скорее, испытанием искушениями, чем обвинением.

Хотя сам факт суда в загробной жизни стоит вне всякого сомнения – как Частного Суда сразу по смерти, так и Страшного Суда в конце света, – внешний приговор Божий будет только ответом на внутрреннее расположение, которое душа создала в себе по отношению к Богу и духовным существам.
Первые два дня после смерти

В течение первых двух дней душа наслаждается относительной свободой и может посещать на земле те места, которые ей дороги, но на третий день она перемещается в иные сферы.

Здесь архиепископ Иоанн просто повторяет учение, известное Церкви с IV века. Предание сообщает, что Ангел, сопровождавший в пустыне преп. Макария Александрийского, сказал, объясняя церковное поминовение умерших на третий день по смерти: "Когда в третий день бывает в церкви приношение, то душа умершего получает от стерегущего ее Ангела облегчение в скорби, каковую чувствует от разлучения с телом, получает потому, что славословие и приношение в церкви Божией за нее совершено, отчего в ней рождается благая надежда. Ибо в продолжение двух дней позволяется душе, вместе с находящимися при ней Ангелами, ходить по земле, где она хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда возле дома, в котором разлучалась с телом, иногда возле гроба, в который положено тело; и таким образом проводит два дня, как птица, ища гнезда себе. А добродетельная душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. В третий день же Тот, Кто воскрес из мертвых, повелевает, в подражание Его воскресению, вознестись всякой душе христианской на небеса для поклонения Богу всяческих" ("Слова св. Макария Александрийского о исходе душ праведных и грешных", "Христ. чтение", август 1831).

В православном чине погребения усопших преп. Иоанн Дамаскин ярко описывает состояние души, расставшейся с телом, но все еще находящейся на земле, бессильной общаться с любимыми, которых она может видеть: "Увы мне, яковый подвиг имать душа, разлучающаяся от телесе! Увы, тогда колико слезит, и несть помилуяй ю! ко Ангелам очи возводящи, бездельно молится: к человекам руце простирающи, не имать помогающаго. Тем же, возлюблении мои братие, помысливше нашу краткую жизнь, преставленному упокоения от Христа просим, и душам нашим велию милость" (Последование погребения мирских человек, стихира самогласна, глас 2).

В письме к мужу упоминавшейся выше своей умирающей сестры св. Феофан пишет: "Ведь сестра-то сама не умрет; тело умирает, а лице умирающего остается. Переходит только в другие порядки жизни. В теле, лежащем под святыми и потом выносимом, ее нет, и в могилу ее не прячут. Она в другом месте. Так же жива, как теперь. В первые часы и дни она будет около вас. – И только не проговорит, – да увидеть ее нельзя, а то тут... Поимейте сие в мысли. Мы, остающиеся, плачем об отшедших, а им сразу легче: то состояние отрадное. Те, кои обмирали и потом вводимы были в тело, находили его очень неудобным жильем. То же будет чувствовать и сестра. Ей там лучше, а мы убиваемся, будто с нею беда какая случилась. Она смотрит и, верно, дивится тому ("Душеполезное чтение", август 1894).

Следует иметь в виду, что это описание первых двух дней после смерти дает общее правило, которое ни в коем случае не охватывает всех ситуаций. Действительно, большинство процитированных в этой книге отрывков из православной литературы не подходит под это правило, – и по вполне очевидному соображению: святые, которые совсем не привязывались к мирским вещам, жили в непрестанном ожидании перехода в иной мир, не влекутся даже и к местам, где они творили добрые дела, но сразу же начинают свое восхождение на небо. Другие же, подобно К. Икскулю, начинают свое восхождение ранее двух дней по особому соизволению Божия Провидения. С другой стороны, все современные "посмертные" опыты, как бы они не были фрагментарны, не подходят под это правило: внетелесное состояние есть лишь начало первого периода бесплотного странствия души к местам ее земных привязанностей, но никто из этих людей не пробыл в состоянии смерти достаточно долго, чтобы даже встретить двух Ангелов, которые должны сопровождать их.

Некоторые критики православного учения о посмертной жизни находят, что подобные отклонения от общего правила "посмертного" опыта являются доказательствами противоречий в православном учении, но такие критики понимают все слишком буквально. Описание первых двух дней (а также и последующих) ни в коем случае не является какой-то догмой; это просто модель, которая лишь формулирует самый общий порядок "посмертного" опыта души. Многие случаи как в православной литературе, так и в рассказах о современных опытах, где мертвые мгновенно являлись живым в первый день или два после смерти (иногда во сне), служат примерами истинности того, что душа действительно остается вблизи земли на некоторое короткое время. (Подлинные явления мертвых после этого краткого периода свободы души куда более редки и всегда бывают по Божьему Произволению с какой-то особой целью, а не по чьей-то собственной воле. Но к третьему дню, а часто и раньше, этот период подходит к концу.)
Мытарства

В это время (на третий день) душа проходит через легионы злых духов, которые преграждают ей путь и обвиняют в различных грехах, в которые сами же они ее и вовлекли. Согласно различным откровениям, существует двадцать таких препятствий, так называемых "мытарств", на каждом из которых истязуется тот или иной грех; пройдя одно мытарство, душа приходит на следующее. И только успешно пройдя все их, может душа продолжить свой путь, не будучи немедленно ввергнутой в геенну. Как ужасны эти бесы и мытарства, можно видеть из того факта, что Сама Матерь Божия, когда Архангел Гавриил сообщил Ей о приближении смерти, молила Сына Своего избавить душу Ее от этих бесов, и в ответ на Ее молитвы Сам Господь Иисус Христос явился с Небес принять душу Пречистой Своей Матери и отвести Ее на Небеса. (Это зримо изображено на традиционной православной иконе Успения.) Воистину ужасен третий день для души усопшего, и по этой причине ей особенно нужны молитвы.

В книге "Душа после смерти" приведен ряд святоотеческих и агиографических текстов о мытарствах, и нет нужды добавлять здесь еще что-либо. Однако и здесь мы можем отметить, что описания мытарств соответствуют модели истязаний, которым подвергается душа после смерти, а индивидуальный опыт может значительно отличаться. Малозначительные подробности типа числа мытарств, конечно, второстепенны в сравнении с главным фактом, что душа действительно вскоре после смерти подвергается суду (Частный Суд), где подводится итог той "невидимой брани", которую она вела (или не вела) на земле против падших духов.

Продолжая письмо мужу умирающей сестры, епископ Феофан Затворник пишет: "У отшедших скоро начинается подвиг перехода через мытарства. Там нужна ей помощь! – Станьте тогда в этой мысли, и вы услышите вопль ее к вам: "Помогите!" – Вот на что вам надлежит устремить все внимание и всю любовь к ней. Я думаю – самое действительно засвидетельствование любви будет – если с минуты отхода души, вы, оставя хлопоты о теле другим, сами отстранитесь и, уединясь, где можно, погрузитесь в молитву о ней в новом ее состоянии, о ее неожиданных нуждах. Начав так, будьте в непрестанном вопле к Богу – ей о помощи, в продолжении шести недель – да и далее. В сказании Феодоры – мешец, из которого Ангелы брали, чтобы отделываться от мытарей, – это были молитвы ее старца. То же будет и ваши молитвы... Не забудьте так сделать... Се и любовь!"

Критики православного учения часто неправильно понимают тот "мешок золота", из которого на мытарствах Ангелы "платили за долги" блаженной Феодоры; иногда его ошибочно сравнивают с латинским понятием "сверхдолжных заслуг" святых. И здесь также такие критики слишком буквально читают православные тексты. Здесь имеется в виду не что иное, как молитвы об усопших Церкви, в частности, молитвы святого и духовного отца. Форма, в которой это описывается, – вряд ли есть даже необходимость говорить об этом – метафорическая.

Православная Церковь считает учение о мытарствах таким важным, что упоминает о них во многих богослужениях (см. некоторые цитаты в главе о мытарствах). В частности, Церковь особо излагает это учение всем своим умирающим чадам. В "Каноне на исход души", читаемом священником у одра умирающего члена Церкви, есть следующие тропари:

"Воздушнаго князя насильника, мучителя, страшных путей стоятеля и напраснаго сих словоиспытателя, сподоби мя прейти невозбранно отходяща от земли" (песнь 4).

"Святых Ангел священным и честным рукам преложи мя, Владычице, яко да тех крилы покрывся, не вижу бесчестнаго и смраднаго и мрачнаго бесов образа" (песнь 6).

"Рождшая Господа Вседержителя, горьких мытарств начальника миродержца отжени далече от мене, внегда скончатися хощу, да Тя во веки славлю, Святая Богородице" (песнь 8).

Так умирающий православный христианин приготовляется словами Церкви к предстоящим испытаниям.
Сорок дней

Затем, успешно пройдя через мытарства и поклонившись Богу, душа на протяжении еще 37 дней посещает небесные обители и адские бездны, еще не зная, где она останется, и только на сороковой день назначается ей место до воскресения мертвых.

Конечно, нет ничего странного в том, что, пройдя мытарства и покончив навсегда с земным, душа должна познакомиться с настоящим потусторонним миром, в одной части которого она будет пребывать вечно. Согласно откровению Ангела преп. Макарию Александрийскому, особое церковное поминовение усопших на девятый день после смерти (помимо общего символизма девяти чинов ангельских) связано с тем, что до сего времени душе показывали красоты рая и только после этого, в течение остальной части сорокадневного периода ей показывают мучения и ужасы ада, прежде чем на сороковой день ей будет назначено место, где она будет ожидать воскресения мертвых и Страшного Суда. И здесь также эти числа дают общее правило или модель послесмертной реальности и, несомненно, не все умершие завершают свой путь согласно этому правилу. Мы знаем, что Феодора действительно завершила свое посещение ада именно на сороковой – по земным меркам времени – день.
Состояние души до Страшного Суда

Некоторые души спустя сорок дней оказываются в состоянии предвкушения вечной радости и блаженства, а другие – в страхе вечных мучений, которые полностью начнутся после Страшного Суда. До этого все же возможны изменения в состоянии душ, особенно благодаря принесению за них Бескровной Жертвы (поминовение на Литургии) и других молитв.

Учение Церкви о состоянии душ на Небе и в аду до Страшного Суда более подробно изложено в словах св. Марка Эфесского.

Польза молитвы, как общественной, так и частной, о душах, находящихся в аду, описана в житиях святых подвижников и в святоотеческих писаниях.

В житии мученицы Перпетуи (III век), например, судьба ее брата была открыта ей в образе наполненного водой водоема, который был расположен так высоко, что он не мог дотянуться до него из того грязного, невыносимо жаркого места, куда он был заключен. Благодаря ее усердной молитве на протяжении целого дня и ночи, он смог дотянуться до водоема, и она увидела его в светлом месте. Из этого она поняла, что он избавлен от наказания ("Жития святых", 1 февраля).

Подобных случаев много в житиях православных святых и подвижников. Если кто-то склонен к излишнему буквализму в отношении этих видений, то следует, наверное, сказать, что конечно, формы, которые принимают эти видения (обычно во сне), – не обязательно "фотографии" того, в каком положении находится душа в ином мире, но, скорее, образы, передающие духовную правду об улучшении состояния души по молитвам оставшихся на земле.
Молитва об усопших

Как важно поминовение на Литургии, можно видеть из следующих случаев. Еще до прославления святого Феодосия Черниговского (1896), иеромонах (знаменитый старец Алексий из Голосеевского скита Киево-Печерской Лавры, умерший в 1916 г.), переоблачавший мощи, устал, сидя у мощей, задремал и увидел перед собой Святого, который сказал ему: "Спасибо тебе за труд для меня. Прошу также тебя, когда будешь служить Литургию, упомянуть моих родителей"; и он дал их имена (иерей Никита и Мария). До видения эти имена были неизвестны. Спустя несколько лет после канонизации в монастыре, где св. Феодосий был игуменом, был найден его собственный помянник, который подтвердил эти имена, подтвердил истинность видения. "Как можешь ты, святителю, просить моих молитв, когда сам ты стоишь перед Небесным Престолом и подаешь людям Божию благодать?" – спросил иеромонах. – "Да, это верно, – ответил св. Феодосий, – но приношение на Литургии сильнее моих молитв".

Поэтому панихида и домашняя молитва об усопших полезны, как и добрые дела, творимые в их воспоминание милостыня или пожертвование на Церковь. Но особенно полезно им поминовение на Божественной Литургии. Было много явлений мертвых и других событий, подтверждающих, как полезно поминовение усопших. Многие, умершие в покаянии, но не сумевшие явить его при жизни, были освобождены от мучений и получили упокоение. В Церкви постоянно возносятся молитвы об упокоении усопших, а в коленопреклоненной молитве на вечерне в день Сошествия Святого Духа имеется особое прошение "о иже в аде держимых".

Св. Григорий Великий, отвечая в своих "Собеседованиях" на вопрос, "есть ли нечто такое, что могло бы быть полезно душам после смерти", учит: "Святое жертвоприношение Христа, нашей спасительной Жертвы, доставляет большую пользу душам даже после смерти при условии, что грехи их могут быть прощены в будущей жизни. Поэтому души усопших иногда просят, чтобы о них была отслужена Литургия... Естественно, надежнее самим при жизни делать то, что, как мы надеемся, другие будут делать о нас после смерти. Лучше совершить исход свободным, чем искать свободы, оказавшись в цепях. Поэтому мы должны от всего сердца презирать этот мир, как если бы его слава уже прошла, и ежедневно приносить Богу жертву наших слез, когда мы приносим в жертву Его священную Плоть и Кровь. Только эта жертва имеет силу спасать душу от вечной смерти, ибо она таинственно представляет нам смерть Единородного Сына" (IV; 57, 60).

Св. Григорий приводит несколько примеров явления умерших живым с просьбой отслужить Литургию об их упокоении или благодарящих за это; однажды также один пленный, которого жена считала умершим и по ком она в определенные дни заказывала Литургию, вернулся из плена и рассказал ей, как его в некоторые дни освобождали от цепей – именно в те дни, когда за него совершалась Литургия (IV; 57, 59).

Протестанты обычно считают, что церковные молитвы за усопших несовместимы с необходимостью обрести спасение в первую очередь в этой жизни: "Если ты можешь быть спасен Церковью после смерти, тогда зачем утруждать себя борьбой или искать веру в этой жизни? Будем есть, пить и веселиться"... Конечно, никто из придерживающихся таких взглядов никогда не достигал спасения по церковным молитвам, и очевидно, что такой аргумент является весьма поверхностным и даже лицемерным. Молитва Церкви не может спасти того, кто не хочет спасения или кто никогда сам при жизни не приложил для этого никаких усилий. В известном смысле можно сказать, что молитва Церкви или отдельных христиан об усопшем есть еще один результат жизни этого человека: о нем бы не молились, если бы за свою жизнь он не сделал ничего такого, что могло бы вдохновить такую молитву после его смерти.

Св. Марк Эфесский также обсуждает вопрос о церковной молитве за умерших и облегчении, которое она им доставляет, приводя в качестве примера молитву св. Григория Двоеслова о римском императоре Траяне – молитву, вдохновленную добрым делом этого языческого императора.
Что мы можем сделать для умерших?

Всякий желающий проявить свою любовь к умершим и подать им реальную помощь, может наилучшим образом сделать это молитвой о них и в особенности поминовением на Литургии, когда частицы, изъятые за живых и умерших, погружаются в Кровь Господню со словами: "Омый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Своею честною, молитвами святых Твоих".

Ничего лучшего или большего мы не можем сделать для усопших, чем молиться о них, поминая на Литургии. Это им всегда необходимо, особенно в те сорок дней, когда душа умершего следует по пути к вечным селениям. Тело тогда ничего не чувствует: оно не видит собравшихся близких, не обоняет запаха цветов, не слышит надгробных речей. Но душа чувствует молитвы, приносимые за нее, благодарна тем, кто их возносит, и духовно близка к ним.

О, родные и близкие покойных! Делайте для них то, что нужно и что в ваших силах, используйте свои деньги не на внешнее украшение гроба и могилы, а на то, чтобы помочь нуждающимся, в память своих умерших близких, на Церкви, где за них возносятся молитвы. Будьте милосердны к усопшим, позаботьтесь об их душе. Тот же путь лежит и перед вами, и как нам тогда захочется, чтобы нас поминали в молитве! Будем же и сами милостивы к усопшим.

Как только кто умер, немедленно зовите священника или сообщите ему, чтобы он мог прочитать "Молитвы на исход души", которые положено читать над всеми православными христианами после их смерти. Постарайтесь, по мере возможности, чтобы отпевание было в церкви и чтобы над усопшим до отпевания читалась Псалтирь. Отпевание не должно быть тщательно обставленным, но совершенно необходимо, чтобы оно было полным, без сокращения; думайте тогда не о своем удобстве, но об умершем, с которым вы навеки расстаетесь. Если в церкви одновременно несколько покойников, не отказывайтесь, если вам предложат, чтобы отпевание было общим для всех. Лучше, чтобы отпевание было отслужено одновременно о двух или более усопших, когда молитва собравшихся близких будет более горячей, чем чтобы последовательно было отслужено несколько отпеваний и службы, из-за отсутствия времени и сил, были сокращены, потому что каждое слово молитвы об усопших подобно капле воды для жаждущего. Сразу же позаботьтесь о сорокоусте, т. е. ежедневном поминовении на Литургии в течение сорока дней. Обычно в церквах, где служба совершается ежедневно, усопшие, которых так отпевали, поминаются сорок дней и более. Но если отпевание было в храме, где нет ежедневных служб, сами родственники должны позаботиться и заказать сорокоуст там, где есть ежедневная служба. Хорошо также послать пожертвование в память усопшего монастырям, а также в Иерусалим, где в святых местах возносится непрестанная молитва. Но сорокадневное поминование должно начаться сразу же по смерти, когда душе особенно нужна молитвенная помощь, и поэтому поминовение следует начать в ближайшем месте, где есть ежедневная служба.

Позаботимся же об ушедших в иной мир до нас, чтобы сделать для них все, что мы можем, помня, что блажени милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. V, 7).
Воскресение тела

Однажды весь этот тленный мир придет к концу и наступит вечное Царство Небесное, где души искупленных, воссоединенные со своими воскресшими телами, бессмертные и нетленные, будут навеки пребывать со Христом. Тогда частичная радость и слава, которую даже ныне знают души на Небе, сменится полнотой радости нового творения, для которой был создан человек; но те, кто не принял спасения, принесенного на землю Христом, будут мучиться вечно – вместе с их воскресшими телами – в аду. В заключительной главе "Точного изложения православной веры" преп. Иоанн Дамаскин хорошо описывает это конечное состояние души после смерти:

"Верим же и в воскресение мертвых. Ибо оно истинно будет, будет воскресение мертвых. Но, говоря о воскресении, мы представляем себе воскресение тел. Ибо воскресение есть вторичное воздвижение упавшего; души же, будучи бессмертными, каким образом воскреснут? Ибо, если смерть определяют как отделение души от тела, то воскресение есть, конечно, вторичное соединение души и тела, и вторичное воздвижение разрешившегося и умершего живого существа. Итак, само тело, истлевающее и разрешающееся, оно само воскреснет нетленным. Ибо Тот, Кто в начале произвел его из праха земли, может снова воскресить его, после того, как оно опять, по изречению Творца, разрешилось и возвратилось назад в землю, из которого было взято...

Конечно, если только одна душа упражнялась в подвигах добродетели, то одна только она и будет увенчена. И если одна только она постоянно пребывала в удовольствиях, то по справедливости одна только она была бы и наказана. Но так как ни к добродетели, ни к пороку душа не стремилась отдельно от тела, то по справедливости то и другое вместе получат и воздаяние...

Итак, мы воскреснем, так как души опять соединятся с телами, делающимися бессмертными и совлекающими с себя тление, и явимся к страшному судейскому Христову седалищу; и диавол, и демоны его, и человек его, т. е. антихрист, и нечестивые люди, и грешники будут преданы в огнь вечный, не вещественный, каков огонь, находящийся у нас, но такой, о каком может знать Бог. А сотворшая благая, как солнце, воссияют вместе с Ангелами в жизни вечной, вместе с Господом нашим Иисусом Христом, всегда смотря на Него и будучи видимы Им, и наслаждаясь непрерывным проистекающим от Него веселием, прославляя Его со Отцем и Святым Духом в бесконечные веки веков. Аминь"
Рубрики:  ПРАВОСЛАВИЕ

Метки:  

СЛОВА, ТЕБЕ, СЫНОК.

Пятница, 08 Октября 2010 г. 17:47 + в цитатник
СЛОВА, ТЕБЕ, СЫНОК.


Я хочу, чтобы путь твой

усыпан был розами
Чтобы ты по ним шёл,

не касаясь шипов
Чтобы в жизни твоей

были встречи серьёзными
И чтоб главной попутчицей

стала любовь!
Пусть обида и боль

станут просто случайными
Ты сумей мимо них

быстрым шагом пройти
Если вдруг ошибёшься

и споткнёшься нечаянно,
Подымись, слёзы скрой,

всё исправь и иди!
Жизнь - театр,

но спектакли здесь без репетиции
Ни отрывка на "БИС"

невозможно сыграть
Только ты удержись

на высокой позиции
Чтобы "критик"

не смел ничего осуждать
Что бы ни было в жизни,

каким бы ни стал ты
Помни то,

что идут параллельно тебе
Те, кто любит тебя,

даже если ты слаб,
И поддержит тебя,

когда сил больше нет
Это люди родные!

Их лица иконами
В уголочках души своей ты сохрани!
С этим кладом по жизни,

усыпанной розами
Не касаясь шипов,

постарайся сыночек пройти...
Рубрики:  СТИХИ

Метки:  


Процитировано 1 раз

Свекровь

Пятница, 08 Октября 2010 г. 17:42 + в цитатник
Свекровь

«Кушай, дочка, кушай на здоровье,
Отдохни, с работы ведь поди», —
Скажет и с такой любовью
На меня, как мама, поглядит
И рукой натруженой, шершавой
По плечу меня погладит вдруг.
И откуда у невесток право
Вечно недолюбливать свекрух?
И за что их не любить, скажите?
Всем невесткам я сказать хочу:
Вы перед свекрухами своими
В самом неоплаченном долгу.
Если ты горда своей любовью,
Если муж твой лучший семьянин,
В пояс поклонись своей свекрови —
Это ею выращенный сын.
А детей растить не так-то просто
Сын болел — ночами не спала.
Ты пришла, и она без спора
Самое родное отдала.
И живет она, любовью сына
По твоей вине обделена.
Ты не обижай ее седины,
Присмотрись — хорошая она.
Много ль нужно ей? Любви хоть малой
Только б сердцу жить в тепле.
Не стыдись, зови свекруху мамой,
Самым нежным словом на земле!
Рубрики:  СТИХИ

Метки:  

А женщина тихо молилась

Пятница, 08 Октября 2010 г. 17:37 + в цитатник
А женщина тихо молилась,
Чтоб горя ни с кем не случилось:
Ни с дочкой, ни с зятем, ни с внуком,
Ни с матерью и ни с подругой,
Ни с мужем в далёкой дороге,
Ни с сыном, что жил на Востоке,
С сестрой и племянником — тоже,
С отцом... Да храни же их, Боже!
Затем помолилась о разном:
О жизни большой и прекрасной,
О дружбе, о мире желанном,
О счастье в труде неустанном,
О детях чужих и подростках,
Что ищут с бедой перекрёстки.
О всех она Бога молила,
А вот о себе — позабыла.
Да что ей от жизни-то нужно?
Ведь общему счастью послушно
Её чисто женское счастье —
Источник добра и участья!
Рубрики:  СТИХИ

Метки:  

Целуйте руки матерям...

Пятница, 08 Октября 2010 г. 17:25 + в цитатник
Целуйте руки матерям...

Менявшим в детстве вам пеленки,
Не спавшим часто по ночам,
На плач ваш поднимаясь громкий.

Целуйте руки матерям...
Вам помогавшим в мир шагнуть,
Не забывайте к их сердцам,
Тихонько с нежностью прильнуть.

Целуйте руки матерям...
Начав дорогу в мир познанья,
И в утешенье к их слезам,
Воскликнув: "Мама, до свиданья".

Целуйте руки матерям...
Своей любовью вас хранящим,
И в Бога веруя, к церквям
За вас молиться приходящим.
Целуйте руки матерям...
Рубрики:  СТИХИ

Метки:  

СТИХИ БАТЮШКИ НИКОЛАЯ ГУРЬЯНОВА

Пятница, 08 Октября 2010 г. 17:17 + в цитатник
СТИХИ БАТЮШКИ НИКОЛАЯ ГУРЬЯНОВА
ТЕРПЕНИЕ
Не печальтесь, не грустите:
Время счастья вновь придет;
Подождите, потерпите, -
Есть награда тем, кто ждет!
Тем из нас, кто здесь страдает,
За страданья есть венец;
Кто здесь слез не проливает?
Но и им придет конец!
Все, что в жизни - все на время,
Нам на краткий миг дано:
Счастья сладость, горя бремя -
Все мгновение одно.
Жизнь сама - одно мгновенье,
Радость - светлая мечта,
Скорби - призрак сновиденья,
Все заботы - суета!
Подождите, потерпите, -
Есть награда тем, кто ждет;
Не печальтесь, не грустите;
Время мчится - все пройдет.
Рубрики:  ПРАВОСЛАВИЕ

Метки:  

Твой малыш

Пятница, 08 Октября 2010 г. 03:13 + в цитатник
Я думаю вот это сейчас хочет сказать Вам Ваш малыш!!!!

Не позволь им этого сделать!

Они говорят, что не делают ничего плохого, потому что я еще не родился, как будто это дает им право разорвать мое тело. Они хотят убедить тебя, что тебе не нужно плакать... но ты всегда будешь слышать мой плач, когда меня уже не будет здесь.

И я буду плакать, потому что в этих белоснежных стенах никому нет до меня дела. Моя маленькая душа будет надрываться от боли, и эхо наполнит зал. Но они разрушат мою маленькую головку в щепки, и никто не остановит их окровавленных рук, чтобы спасти меня.

Они говорят, что я неудобный: «Когда-нибудь у тебя будет другой ребенок...» Что я сделал, что вы считаете меня таким плохим? Почему ты не хочешь меня, мамочка? Может, я буду ученым или врачом. Ты никогда не узнаешь об этом – скоро моя жизнь может прерваться прежде времени.

Но время никого не щадит, и скоро ты состаришься; и даже сейчас дни пролетают, как ветер по страницам. Когда ты будешь казаться «неудобной» для тех, кто здоров и силен, они тоже избавятся от тебя. И где тогда будешь ты?

Моя жизнь могла бы благословить так много жизней, и ты все еще можешь увидеть это. Существует так много других путей...

Не позволь им сделать этого, мама!
Мама, позволь мне жить... Ты - моя единственная мама. Я люблю тебя с самого начала, потому что живу в тебе. В нас течёт одна и та же кровь. Я слышу каждый стук твоего сердца. Я радуюсь, когда ты радуешься, и грущу, когда ты грустишь. Чувствую каждую твою боль, страх, и на меня влияют все твои огорчения.

Ты думаешь, что я помешаю тебе в твоей карьере и свободе, и как можно быстрее хочешь избавиться от меня, ещё нерождённого, а по словам врачей -сгустка крови. Но я говорю тебе, что я живу. Попроси врачей, чтобы включили аппарат УЗИ, - тогда увидишь, кто говорит правду. Не слушай никого, кроме меня. Врачи не знают или не хотят знать, какой будет твоя жизнь после того, как ты избавишься от меня. Я так тебя жалею, моя мама. Ты надеешься, что найдёшь счастье в своей жизненной карьере, но спокойствия, которое ты утратишь, никто и ничто тебе не вернёт. Ты говоришь, что нет условий для того, чтобы воспитать меня. Я понимаю это и не прошу о многом. Ты, наверное, знаешь, что есть организации, которые помогают таким, как я. Есть также люди, которые хотят иметь детей, и они примут меня. Не убивай меня! Я должен жить, пусть не с тобой, но ради тебя.

Когда ты будешь одинока, всеми покинута и несчастна, я тебя найду, позабочусь о тебе, прижму к сердцу. Согласись только послушать. Я знаю: ты меня не запланировала. Но именно ты мне была дана, я тебя полюбил, потому что человек имеет только одну единственную маму. Позволь мне жить... и ты никогда не будешь об этом жалеть!...

Твой малыш
Рубрики:  НЕ УБИЙ

Эти строки взяты не из сценария фильма ужасов.

Пятница, 08 Октября 2010 г. 03:10 + в цитатник
Маленький младенец совершает беспомощные попытки спрятаться от смертельной опасности. Но его никто не хочет пожалеть. Ему безжалостно отрывают руки, ноги, раздробляют голову.

Эти строки взяты не из сценария фильма ужасов. Это реальные факты. Нет, они не из протокола судебного процесса над садистом; это также не исповедь бывшего сатаниста. Известно, что служители диавола, пародируя христианское богослужение, во время совершения черной мессы на животе обнаженной женщины закалают младенца, а затем предаются блудным оргиям. Но указанное зверское убийство совершают "христиане", вернее те, кто себя так называет. Кому же они служат? Богу или диаволу, когда совершают то же, что и сатанисты, только несколько в другом порядке: сначала предаются блудным оргиям, а затем убивают младенца? Даже если младенец был зачат от законного мужа, все равно другим словом это зачатие не назовешь, если оно не ведет к деторождению. Ведь Бог сказал "плодитесь и размножайтесь", а не "будьте похотливы". Но может кто скажет, что зародыш это не младенец, не живое существо? Но разве может мертвый организм расти и развиваться?! Разве это орган матери?! Ведь он даже в половине случаев другого пола, не говоря о группе крови и других генетических различиях. Это же так очевидно.

А вот что говорит современная наука, которая изучала плод с помощью новейших технологий, таких как УЗИ, электронный контроль за сердцем эмбриона, радиационная иммунохимия:

1. У зародыша при беременности сроком 18 дней ощутимы удары сердца и начинает действовать абсолютно обособленная его собственная система кровообращения.

2. При беременности сроком 7 недель (50 дней), у еще не рожденного ребенка, фиксируются мозговые импульсы. Маленький человек имеет полностью сформированные внешние и внутренние органы.

3. При беременности сроком 10 недель (70 дней) еще не родившийся ребенок обладает всеми теми характеристиками, которые есть у детей после их рождения.

4. При беременности 13 недель (92 дня или 3 месяца), зародыш достигает такого уровня развития, что поворачивает голову, делает различные движения, гримасничает, сжимает кулачек, находит рот и сосет палец!

В учебнике, по которому обучаются американские студенты-медики, говорится, что зародыш может по праву считаться вторым пациентом. Но мы не хотим в нем признать человека, чтобы спокойнее было убить его.

С помощью ультразвукового прибора Посмотрим, чем же является аборт для бедного внутриутробного младенца. Подобные киносъемки 12-ти недельного зародыша провел американский врач, акушер-гинеколог Бернард Натансон, бывший директор спецклиники абортов, совершивший ранее 60000 таких операций. Вот текст к его фильму "Безмолвный крик": "Сейчас на экране мы видим 12-ти недельного ребенка в ультразвуковом изображении в реальном масштабе времени. Вот его голова, вот тело. А это — рука, тянущаяся ко рту. Если мы рассмотрим изображение поближе, то различим глаз, нос, рот и даже мозговую полость, заполненную мозгом. Эта губкообразная ткань является плацентой, а вот внизу, у края экрана — ноги. Мы видим, как бьется сердце, совершая около 140 ударов в минуту. Ребенок время от времени немного меняет свое положение. Его движения спокойны, он находится в защищенном пространстве.

Тень, которая появилась сейчас внизу, рядом с границей экрана, — это вакуум-кюретка, специальный инструмент, присоединенный через вакуумную трубку к электронасосу с "засасывающим" давлением около 55 мм ртутного столба. Вы увидите, как кюретка будет приближаться к ребенку, а он попытается отодвинуться от нее и начнет совершать активные, панические движения.

Теперь он движется целенаправленно. Хотя инструмент еще не коснулся ребенка, он уже очень возбужден. Его рот раскрыт. Этот кадр еще повторится в нашем фильме.

...Вакуум-кюретка нащупывает ребенка, и вновь он широко раскрывает рот в безмолвном крике. Сейчас его сердце бьется быстрее. Он чувствует угрозу своей безопасности, отодвигается в сторону, в левую часть матки, в возбуждающей сострадание попытке спрятаться от безжалостного инструмента, которым врач собирается его убить. Сердечные удары еще заметно учащаются и уже достигают приблизительно 200 в минуту. Ребенок, несомненно, ощущает смертельную опасность...

Плодный пузырь прорван, околоплодная жидкость вышла, инструмент присасывается к телу ребенка и под действием давления отрывает его от головы. Ног уже нет. Мы видим движение инструмента, разрывающего тело. Вся сила отрицательного давления направлена против ребенка... Тело уничтожено. Теперь врач вводит другой инструмент, аборцанг, чтобы крепко обхватить им . голову, раздавить ее и удалить из матки... Голова схвачена... Мы можем рассмотреть только куски тканей и осколки, указывающие на то, что здесь недавно было живое беспомощное крошечное человеческое существо..."

Другой способ убийства - ребенку отрезают части тела с помощью специального петлеобразного ножа. Если срок беременности превышает 10-11 недель, голову ребенка затем раздавливают щипцами, иначе ее невозможно удалить. В обеих случаях это зверское по жестокости убийство младенца со сформированной уже нервной системой совершается без всяких обезболивающих для него средств. На более поздних сроках беременности в околоплодный пузырь вводят концентрированный раствор поваренной соли или глюкозы, разрушающий у живого ребенка кожу и причиняющий ему мучительную смерть, а затем через несколько часов начинается родовая деятельность. Еще иной способ - ребенка рожают живым с помощью малого кесаревого сечения или вызвав искусственные роды, а затем умерщвляют тем способом, какой предпочитает "врач" (вернее палач).

Нет врача, который рано или поздно не осознал бы, что аборт - это убийство, наверное нет и такой женщины. В Америке несчастные горе-матери, совершившие аборт, не выдерживая психических переживаний о совершенном, занимают второе место по количеству самоубийств после наркоманов. Сохрани, Господи, от такой смерти! Ведь самоубийцы безнадежно идут в ад. К самоубийцам причисляются также женщины, умершие во время абортов.

Женщины, убившие своих детей, не отчаивайтесь! Бог ждет вашего исправления, у вас есть надежда получить прощение грехов и милость Божию на исповеди через православного священника, если принесете искреннее покаяние и больше ничего подобного не повторите.

Но встречаются и такие, в которых совесть уже не испытывает никаких потрясений. Это уже не женщины, но монстры в женском облике. Более цивилизованные женщины предпочитают убивать детей в самом раннем возрасте на первых днях жизни с помощью спиралей и таблеток, и притом самодовольно заявляют, что они чисты от греха убийства. Нет! И вы убийцы! Спираль не дает зачатому уже младенцу возможности развиваться. Исследования показали, что любые таблетки и химические препараты не препятствуют образованию новой человеческой жизни. Хотя они и пытаются помешать процессу созревания и выхода яйцеклетки, но очень часто овуляция и зачатие все-же происходит. Доктор медицины Антун Лисец (Хорватия) установил, что в случае употребления таблеток, производимых в 60-х годах, это случалось в 5-10% циклов. Контрацептивы, выпускаемые в настоящее время, содержат по сравнению с предыдущими гораздо меньше гормонов, так что зачатие происходит еще чаще. Затем таблетки и химические препараты убивают младенца.

Хотя зародыш на ранних стадиях развития не имеет еще сформировавшейся нервной системы, но у него есть уже бессмертная душа. "Тело без духа мертво" (Иак. 2,26) - учит Священное Писание, поэтому не может происходить развития зародыша без души. Убийство человека в бессознательном состоянии не является чем-то иным, это все то же ужасное злодеяние. К тому же контрацептивы очень вредны для женского организма: поражают зрительный нерв, печень, причиняют образование тромбов в венах, вызывают заболевание рака груди и женских органов. Аборты, спирали, контрацептивы сокрушают женский организм, который после зачатия весь настраивается на готовность произвести ребенка. Например, грудь предуготавливается вырабатывать молоко, гормоны изменяются и т.д. Но с убийством младенца резко обрываются все эти процессы и возникают определенные физиологические последствия. 95% женщин, сделавших аборты, страдают раком матки, труб, яичников, груди и т.д.! Расстройство женского организма к тому же при последующих беременностях причиняет выкидыши. Вдвое увеличивается количество мертворожденных и преждевременных родов, а оставшиеся в живых дети часто рождаются больными, хилыми и с физическими недостатками.

Над тем, чтобы "воспитать" человека, который считает, что убить в утробе плод дело не только не ужасное, но и даже нужное и полезное, потрудились многие философы, врачи, учителя, политики, мамы и папы. Детей убивают потому, что они мешают, требуют средств, требуют пищи. Господь призвал людей к труду, призвал Адама и Еву плодиться и размножаться, наполнять землю. Но человек пошел против Бога. И, исковеркав своё сознание, выдумал собственную псевдоистину: вместо труда, сэкономить за счет убийства собственных детей, чтоб не исполнять заповедь Божию, избавить себя от труда и ответственности. Идёт открытая вражда человека с Богом и самим собой. Стали ли мы от этого счастливее?

Первый в истории человечества мужчина назвал первую женщину Евой, что значит "Жизнь", потому, что благодаря ей увидели этот мир все жившие и живущие. Каким словом назвать нынешних женщин, приносящих своим детям мучительную смерть? Те, которые призваны защищать беспомощное крохотное существо, сохранить своею любовью и теплом ему жизнь, сами несут его на ужасную смерть. Тогда кто в состоянии защитить беспомощного младенца?

Есть только два пути спасения: хранение целомудрия (девство, вдовство) и честное супружество, в котором детей нужно рожать столько, сколько будет. Все остальное - от лукавого. Но некоторые одержимы блудной страстью настолько, что в удовлетворении ее состоит вся их жизнь. С такими спор бессмысленен. Есть и такие, которые вообще вступают в беспорядочные половые связи, не руководствуясь даже элементарными медицинскими соображениями. И это в наше время, когда смертельный вирус СПИДа распространяется с молниеносной быстротой (Украина заняла печальное первое место в мире по темпах роста заболеваемости СПИДом). Эта болезнь не излечима, смертельна. Установлено, что вирус передается даже через поцелуи (А. Лисец). Но кроме постыдных телесных болезней такие люди заболевают духовно: аборты, противозачаточные средства и блудные грехи - первые причины одержимости нечистыми духами.

Тех же, кто руководствуется в своих поступках не страстью, а здравым смыслом, кто не хочет опуститься ниже животного мира (в котором брачный период существует только для производства потомства, ради спасения которого животные часто жертвуют своею жизнью) призываем стать на защиту беспомощных младенцев.

Родители, станьте ж наконец родителями, а не убийцами! Врачи - будьте ж таковыми, а не палачами, станьте служителями жизни, а не смерти! Парни - будьте ж джентельменами, а не подонками! Девушки - кому ж как не вам хранить целомудрие свое и других, будущее счастье свое и других?!

Приложим ответные усилия каждый по мере своих сил и возможностей, каждый на своем месте, чтобы все осознали ужас творимого, чтобы восторжествовал закон совести на государственном уровне. Мы обязаны это сделать, обязаны юридически защитить жизнь невинного беспомощного человека, добившись закона о запрещении абортов.

Пока существует этот закон, кровь невинных младенцев ложится на каждого из нас. Современный греческий прозорливый старец Паисий так сказал: "Когда государственный закон не запрещает аборт, тогда последствия ложатся на каждого гражданина, т. к. Бог наказывает весь народ. Но когда выходит закон, запрещающий аборты, тогда наказанию подвергается только лицо, которое согрешает".

Только официально и только путем абортов ежегодно на Украине, в России и Беларуси погибает 8 млн. младенцев! Целая река крови захлестывает нашу страну! Безмолвный крик этих беззащитных невинных жертв нашего равнодушия и греха низводит проклятие и гнев Божий на нашу страну и каждого из нас! Не пора ли опомнится?!

Но наши действия должны быть организованными и согласованными, лучше совсем не выдвигать требований отмены закона, разрешающего аборты, чем предлагать и быть отвергнутыми из-за плохой подготовки.

Старец Паисий советует действовать следующим образом:

«Нужно смотреть, кто из депутатов со всех партий являются благосознательными христианами, которые согласятся действовать сообща, т.к. христиан не могут разделять политические цвета (партии), потому что если они христиане, то их объединяет Христос, они имеют Его как общее знамя для объединения. Когда все согласятся, тогда каждый депутат пусть поедет в свой округ, к которому он принадлежит, и скажет епископам, что они собираются сделать запрос и что просят их помощи. Епископы должны немедленно отреагировать, и, после того как решат в синоде, написать в газетах и просить отмены закона, разрешающего убийство ребенка.

Также пусть отреагируют христианские врачи и все вместе опубликуют в печати, что аборт является убийством, а также о физиологических последствиях нарушения законов Творца для матери и ее детей.

Также пусть политики пишут и говорят о проблеме снижения рождаемости в народе. Христиане с трудом имеют одного ребенка, тогда как мусульмане - десять, и скоро мы столкнёмся с проблемой, которая ясно показывает наше беззаконие и нехранение заповеди Христовой. Не виноваты перед нами другие; национальные меньшинства начали создавать проблемы с тех пор, как наши женщины, без войны, начали убивать до рождения своих детей.

Итак, когда придут в движение все эти силы и разные другие авторитетные лица, тогда, после того как будет назначен день запроса в Советы, епископы из церквей пусть призовут народ совершить шествие протеста, чтобы отменить существующий закон. Мы, как христиане, не хотим нарушать законы Христовы, однако и они должны уважать свободу христианских граждан. С того момента, когда начал действовать государственный закон, разрешающий аборты, он лишает свободы христианских врачей. Врач-христианин имеет закон Божий и своей совести, которые говорят:

"Не убивать!", - и он вынужден будет, чтобы не согрешить, уйти и потерять работу, если будут заставлять его делать аборты».

Старец хотел, чтобы мы, христиане, были организованными и не принимали "со скрещенными руками" антихристианскую мораль, которую нам предлагают. А мы знаем, что через духоносных старцев говорит Сам Бог. В противном случае постигнет нас гнев Божий, предреченный в Откровении св. апостола Иоанна Богослова за то, что "не раскаялись... в убийствах, своих, ни в чародействах своих, ни в блудодеянии своем, ни в воровстве своем" (Откр. 9,21).

Требуется новое законодательство. Аборт является нарушением клятвы Гиппократа, в соответствии с которой практиковалась вся медицинская деятельность (до н. э.). "Наша цель -добиться самого фундаментального права из всех прав - права жить", - записано в нашей Конституции.

Наше государство приняло закон, запрещающий рекламу сигарет и алкогольных напитков. Это первый шаг к оздоровлению нации, несмотря на яростное сопротивление бизнесменов, получающих гигантские прибыли от производства, рекламы и торговли ядом. И это при том, что на рекламе сигарет еще была обязательная надпись: "Министерство здравоохранения предупреждает о вреде курения".

Но когда вопрос касается прибыли самого "здравоохранения": прибыли врачей, клиник и институтов от произведенных абортов и торговли мертвыми телами детей, которые они продают для изготовления косметики, якобы омолаживающей женщин, то "врачи" молчат. Даже более того. Из опыта работы активистов по борьбе против абортов известно, что современные "женские консультации" - это рекламные агентства для индустрии абортов, которые не убеждают женщин спасти ребенка, а активно советуют избавиться от него. Попытка распространять листовки против абортов в поликлиниках и женских консультациях вызывает ненависть и активный протест со стороны "врачей", а оставленные листовки тут же уничтожаются.

"Врачи" доказывают женщинам, что ребенок - это что-то похоже на больной зуб. А даже зубы каждая женщина старается лечить, а не удалять.

До законодательного запрещения абортов необходимо принять закон, обязывающий вывешивать в хирургических отделениях, где делают аборты, плакаты: "Министерство здравоохранения предупреждает, что вы убиваете живого ребенка, который так же хочет жить, как и вы, и имеет на это те же права", а работу специалистов женских консультаций премировать по количеству спасенных от смерти детей.
Рубрики:  НЕ УБИЙ

НЕ УБИЙ

Пятница, 08 Октября 2010 г. 03:08 + в цитатник
Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…

На руках не хотела качать тебя,
Не хотела рожать в этот мир…
Возмущенно толкался внутри меня,
Инстинктивно меня любил…

Голубые ль глазенки, ли карие
У тебя были, маленький мой,
А в душе громогласной арией
Твоей боли раздался вой…

Мой малыш, я тебя убила,
Лишь по прихоти женской своей,
Над невинным свой суд совершила
Руками безликих врачей.

По кусочкам тебя раздробили,
Ты же чувствовал адскую боль…
Струйки крови все обагрили,
Но не слышен был дикий вопль…

Вопль твой. Ты хотел жить, милый,
Мой любимый, мой дорогой…
Ты прости… тебя мама убила,
Голосок не услышав твой.

Ты, скорее всего, не поверил,
Жизнь дала и убила вдруг?
Ты сердечко свое мне доверил,
Думал, мама – единственный друг…

Ты не сможешь мне улыбнуться
И ладошкой мой локон схватить,
И в ключицу мне носом уткнуться,
Слово «МАМА» провозгласить…

Не приглажу волосики нежные
Материнскою чуткой рукой.
Может были они белоснежные,
Никогда мы не будем с тобой…

Кто ты был? Сыночек ли, доченька?
Ты прости…. Я убила тебя….
На столе, инструментами, ноченькой
По кускам извлекали тебя…
Рубрики:  НЕ УБИЙ

ЧУДЕСНАЯ ЛАМПАДА

Пятница, 08 Октября 2010 г. 02:53 + в цитатник
Я прочёл в старинной книге
Это чудное преданье,
Записал безвестный инок
Его людям в назиданье.


Жил разбойник-душегубец,
Атаман большой ватаги,
Силы страшной, непомерной,
Образец лихой отваги.


Всё смелее становился
Атаман тот год от года,
Не давал чрез лес огромный
Ни проезда, ни прохода.


Не имел никто пощады,
Кто бы той ни шел дорогой,
Будь купец богатый или
Странник сирый и убогий.


С свистом, хохотом и криком,
Жаждой крови пламенея,
С каждой жертвой без разбора
Расправлялися злодеи.


А ограбив, принимались
За разгул и пированье,
И за вёрсты были слышны
Песни их и ликованье.


И творя молитву, путник
Прибавлял скорее шагу,
Зная злого атамана,
И жестокость, и отвагу.


За годами мчатся годы,
Атаман всё свирепеет,
При одном воспоминаньи
Даже храбрые бледнеют.


На совет сзывает шайку
Атаман лихой: «Ребята,
Погуляли мы отлично,
Жили весело, богато.


Хоть частенько рисковали,
Под топор попасть на плаху,
Но зато теперь такого
Всюду задали мы страху.


Что, кажись, лесная птица
Пролететь давно боится
Над той чащей, где дружина
Наша храбрая таится.


Вот почти уже полгода,
Как ограбили палаты
Мы боярские, что были
Так разубраны богато.


А с тех пор хоть бы копейка
Перепала нам шальная,
Уходить отсюда надо,
Но куда, пока не знаю».


«Ладно, батько, — отвечает
Стройным хором вся дружина, —
Только денег на дорогу
Нет у нас — вот в чём кручина».


«Это горе поправимо:
Недалёко ведь отсюда
Монастырь, а у монахов
Постоянно денег груда.


На святую-то обитель
Мы дерзнём... ведь мы не бабы?
Или вы уже раскисли,
Стали немощны и слабы?»


Монастырь — какая крепость?
Эко струсили — монаха,
Вы, которых не страшила
Никогда петля и плаха?»


Засмеялся ядовито:
«Не хотите ли в святые
Вы под старость записаться?
Поздно, други дорогие!


И как только мы отправим
В рай монахов, так, конечно,
Там они за нас молиться
Будут искренно и вечно.


Вам услугою ответят
Те монахи за услугу...
Ну живей, живей, ребята,
За кинжал и за кольчугу».


На остроты атамана
Дружно все захохотали,
И к походу на обитель
Собираться быстро стали.


Не пошёл один лишь только.
Говорит: и так я грешен,
И в пример другим сейчас же
На берёзе был повешен.


Речка тихо омывает
Берег сонною волною,
А над ней стоит обитель
С белокаменной стеною.


Звонкий колокол монахов
И весь лес окрестный будит,
Братья в храм идут, не зная.
Что последней служба будет.


Тихий возглас иерея,
Хора истовое пенье
Нарушают свист и грохот,
Крики злобы и глумленья.


Беспощадные злодеи,
Разъярённые, как звери,
В храм врываются толпою,
Выбивая окна, двери...


Вот в алтарь бегут и всюду,
Будто волки, так и рыщут,
Денег, спрятанных сокровищ
С нетерпеньем всюду ищут.


«Эй, — кричат монахам бедным, —
Где у вас все деньги скрыты?
Отвечайте живо, если
Не хотите быть убиты!»


Братья иноки в ответ им:
«Что вы? — всё богатство наше
Для служенья Богу книги
И серебряная чаша».


«Лжёшь», — за бороду седую
Взяв отца архимандрита
И грозя ему кинжалом,
Атаман кричит сердито.


«Говори, где спрятал деньги?
Говори, не запирайся!»
И на грозный окрик старец
Отвечает: «Брат, покайся!


Ведь Господнего терпенья
Не предвидится вся мера...»
«Так тебя и буду слушать
Я, седого лицемера.


Отвечай скорей, где деньги?
Увернуться не старайся!»
Тот по-прежнему спокойно
Говорит: «Молю, покайся!»


« Так не скажешь ? Ах, проклятый!»
И в порыве гнева диком
В сердце старца он вонзает
Свой кинжал с звериным криком:


«К бесу в когти, в пекло ада
Поскорее убирайся».
И скончался тут же старец,
Раз ещё сказав: «Покайся!»


«Бей всех!» — в диком исступленьи
Атаман кричал. Мгновенно
Обагрились пол и стены
Кровью иноков священной.


На другой день, где стояла
Эта бедная обитель,
Куча мусора лежала —
Видел это местный житель.


Только с этого разбоя
Атаман переменился,
Мрачен стал он и задумчив
И душой всегда томился.


На устах его улыбки
Не видала уж дружина,
На лице его лежала
Безотрадная кручина.


Стали сниться атаману
Им погубленные души
И предсмертное: «Покайся!»
Неотступно лезло в уши.


И куда б ни уходил он,
Всюду грозно и сурово
Слух его больной терзало
Роковое это слово.


В лес уйдёт, где буйный ветер
Ветви гибкие колышет, —
В шуме леса: «Ты покайся...»
С тайным ужасом он слышит.


Выйдя на берег реки,
Станет тайной грусти полный,
Смотрит на воду: «Покайся!» —
С тихим плеском шепчут волны.


Пред глазами реет образ
Всё того архимандрита,
Мука смертная во взоре,
Кровью мантия залита,


На устах всё тоже слово
Грустно-кроткое: «Покайся!»
Ни минуты нет забвенья,
Ну хоть в землю зарывайся!


Атаман порою шепчет,
Диким ужасом объятый:
«Погубил меня навеки
Злой монах, колдун проклятый!»


Вот любовь жила какая
В сердце том, что перестало
Под ударом биться метким
Беспощадного кинжала.


И любовь та без границы
Не осталась без посева,
В сердце грешном заглушила
Взрывы злобы, бурю гнева.


Шире стало в грешном сердце,
Хоть была в нём злая рана,
Все разбойники давно уж
Разбрелись от атамана.


Одиноким он скитался,
Лишь его в уединеньи
Навещали жизни прошлой
Безотрадные виденья.

* * *

В непроглядной чаще леса,
Что была темна и сера,
Находилась небольшая
Полутёмная пещера.


В ней спасался некий старец,
Благочестием сиявший,
Трудный путь уединенья
С самой юности избравший...


Полон кроткою любовью
К людям бедным и гонимым,
Он для всех отцом являлся
И наставником любимым.


Ко всем равно относился,
К славным или неизвестным,
И врачуя словом души,
Он врачом был и телесным.


Кто к нему ни приходил бы
Болен или тяжко грешен,
От него шёл ободрённый,
И спокоен, и утешен.


И для всех открыты были
Приходящих его двери...
Раз весенним ранним утром
Атаман пришёл к пещере.


Но на стук его пещера,
Как другим, не отворилась...
День стоит он перед нею,
Вот уж солнце закатилось...


Ночь прошла, на синем небе
Вновь зажглась заря рассвета,
Снова день, но из пещеры
Ни ответа, ни привета.


Слышно только — Божий старец
Держит правило так строго,
Славит он Отца и Сына
И Святого Духа — Бога.


Не отходит от пещеры
Атаман, молясь и каясь,
Освежаясь лишь росою
И кореньями питаясь.


«Отвори мне, отче, двери,
Что пред грешником закрыты,
— Молит он, — и покаянье
Недостойного прими ты».


Нет ответа из пещеры,
Двери плотно там закрыты,
Хоть слезами атамана
Вся земля кругом полита.


Тридцать суток неотходно
Пролежал он у пещеры,
Ожидая — вот-вот стукнут
Под святой рукою двери


Вот-вот выйдет Божий старец
Полный кроткой благодати,
В тридцать первый день он слышит
Из пещеры: «Брате, брате,


Встань, грехов своих несёшь ты
Бремя тяжкое без меры,
Не отчайся, но исполнись
В милосердье Божьей веры.


Твёрдо веруй: покаянье
Примет Бог с благоволеньем,
Коль свою больную душу
Свяжешь истинным терпеньем.


Ты прощения желаешь —
Тот его лишь получает,
Кто любовь, смиренья, веру
И терпенье прилагает.


Тридцать дней тебя томил я,
Твою искренность я мерил,
Если б, брат, ты перед Богом
Так надеялся и верил.

Так как ты моё упорство
Превзошёл своим усердьем,
На тебя ж оно преклонит
И Господне милосердье».


Атаман поведал старцу,
С сокрушением рыдая.
Все грехи свои, совета
На спасенье ожидая.


Старец с грешником на землю
Пал и плакал, и молился,
Наконец с такою речью
К атаману обратился:


«С миром, брат, иди ты снова
В самый лес тот отдалённый,
Что служил тебе приютом
Прежней жизни беззаконной.


Ископай себе землянку,
Поселись в ней одиноко
И молись там денно-нощно
С верой чистой и глубокой.


И молясь за души эти,
Что погублены тобою,
Не забудь и свою душу.
А теперь возьми с собою


Эту старую лампаду
И поставь перед иконой,
И молись, не зажигая
Сам лампады. А в день оный,


День, в который Сердцеводец
Ниспошлёт тебе прощенье
И грехи твои на небе
Встретят полное забвенье,


Эта чудная лампада
Даст тебе прощенья знамя:
В ней зажжённое незримо
Засияет ярко пламя».

* * *

Десять лет уж пролетело,
Как с лампадой возвратился,
Атаман. В лесу, в пещере
В дикой чаще поселился.


Днём и ночью он на камне
Пред иконою святою
Молит: «Господи, помилуй!»
С верой чистой и живою.


«Ниспошли мне мир Твой, Боже,
И грехов моих прощенье,
От руки моей погибшим
Даруй вечное спасенье».


Он лежит, во прах повергнут,
Не дерзая бросить взгляда
В угол тот, где пред иконой
Чуть виднеется лампада.


«Моего спасенья дай мне,
Милосердный Боже, знамя»,
— Молит он, но пред иконой
Не горит в лампаде пламя.


Вновь отчаяние душу
Атамана наполняет,
Но горячая молитва
Злого беса прогоняет.


Иль его одолевают
Безотрадные виденья,
Манят дней былых забавы,
И пиры, и наслажденья?


Вновь горячая молитва
Побеждает силы ада,
Но ни разу за всё время
Не зажглась его лампада.

* * *

Пролетает год за годом,
Два десятка лет минуло,
И в душе у атамана
Всё прошедшее уснуло.


Он привык к уединенью
И к молитве постоянной,
И так сильно не тревожил
Старца демон окаянный.


И когда людей убитых
Приходили вновь виденья,
Он читал на светлых лицах
Не укоры, а прощенье.


И лицо архимандрита
Скорби уж не выражало,
Но небесной чистотою
И любовию дышало.


И на мантии след крови
Становился всё тускнев,
А лицо у атамана
Всё светлее, всё яснее.


И с природой он сдружился
Своей чуткою любовью,
Звал с собою всё творенье
Непрестанно к славословью


Всех Создателя, и звери
К старцу кроткому ласкались,
И в той чаще полутёмной
Без боязни с ним встречались.


И природой в сердце старца
Пробуждалася отрада,
Только нет ему прощенья —
Не горит его лампада...

Три прошло десятилетья
И давно уж, понемногу
Проторили к келье старца
Люди грешные дорогу.


И к былому атаману,
Душегубцу и злодею
Шёл больной, шёл лютый грешник,
Каждый с скорбию своею.


И служила вера старца
С поражающим терпеньем
Многим людям, злым и грешным
Самым лучшим поученьем.


Помогал разумно старец
Всем молитвой и советом,
Но до сей поры лампада
Не зажглася ярким светом.


На страстной неделе как-то
Старец вышел из пещеры,
На воскресшую природу
Поглядел с глубокой верой.


Сев на камень придорожный,
Погрузился старец в думу,
С тихой радостью внимая
Треску льда и леса шуму.


В этих звуках прежде слышал
Он призывы к покаянью,
Ныне чуял радость жизни,
Весть святую упованья.


Видит он — какой-то путник
Бледный, слабый и убогий,
Что бредёт к его пещеры
И едва волочит ноги.


Старец бросился навстречу
Бедняку. Тот еле-еле
Мог идти, всё задыхаясь,
Чуть душа держалась в теле.


Старец ввёл его в пещеру,
Дал поесть ему, напиться,
Из травы устроил ложе,
Ну а сам пошёл молиться.


Полежал немного путник,
Не сказав ещё ни слова,
Не то злясь, не то дивуясь
На отшельника святого.


Наконец спросил он старца:
«Отчего твоя лампада
Не горит перед иконой,
Как в святые дни бы надо?


Иль купить не постарался
Ты пред праздником елея?»
«Нет, — ответил с грустью старец,
Добрых дел я не имею».


Рассказал он тут пришельцу
Жизнь свою и покаянье,
И в ответ на то услышал
Безутешное рыданье.


«Отче, грешник я великий,
Грешник я, и грех мой страшен»,
— «Все мы грешны, — молвил старец,
Но Христос — надежда наша.


Не взирает он на лица,
Укрепись лишь в твёрдой вере,
Мытаря он спас, блудницу,
И разбойника на древе.


Разорвёт грехов он наших
Бесконечные страницы,
Нет его долготерпенью
С милосердием границы».


«Нет, отец, с тобой так будет,
Веришь Богу ты без меры,
У меня же не найдётся
Даже тени такой веры,


Лишь отчаяние в сердце,
Нет уж, нету мне спасенья!!!»
Снова влить, пытался старец
В сердце брата утешенье.


С кроткой ласкою сердечной
Говорит ему всё то же,
Тот забудется, он молит:
«О, помилуй его, Боже!»


К утру странник исповедал
Старцу грех безмерно лютый,
И сказав: «Молися, отче!»
Отходить стал в ту ж минуту.


«Нет прощенья мне!» — вновь крикнул,
И душа вмиг отлетела,
Три дня старец горько плакал
У оставшегося тела.


Трое суток непрестанно
Он молил о мёртвом брате:
«Пощади его, Источник
Бесконечной благодати».


В третий день уж на закате
Потрудившись через силу,
Он большим сучком древесным
Вырыл мёртвому могилу.


С тихой искренней молитвой
«О, прими в Свои селенья
Дух усопшего, Владыко». —
Предал тело погребенью.


Это вечер был субботний,
Близ Христово Воскресенье
Старец думает: «И брату
Ниспошлёт Господь спасенье».


У пещеры сел, любуясь
Лесом, словно бы притихшим,
Он в душе молил о брате,
Как и сам он, согрешившем.


А весь лес незримо тайна
В этот вечер покрывала,
И в каком-то ожиданьи
Вся природа трепетала.


Старец слышал, как, промчавшись
По верхушкам в тёмном лесе,
Ароматный, тёплый ветер
Прошептал: «Христос Воскресе!»


То же самое кричали
Дружным хором вереницы
Вперегонки пролетавшей
Перелётной разной птицы.


Видит старец вновь виденье:
Им убитые восстали
И ему: «Христос Воскресе!»
Хором радостно сказали.


Видит он архимандрита
На лице его нет муки,
В белой ризе — простирает
К старцу радостно он руки.


Вмиг вселилась старцу в душу
Небывалая отрада,
Тихо он побрёл в пещеру,
Где стоит его лампада.


Тишь и тьма в его пещере,
Старец, скорбью утомлённый,
На колени пал с молитвой
Пред своей иконой тёмной.


Преисполнилось в нём сердце
И любви, и состраданья,
Был готов для блага брата
Он пойти на все страданья.


Начал громко он молиться,
Речь рыданьем прерывая:
«О, Воскресший днесь из мёртвых,
Нам отверзший двери рая,


Давший нам Святое Царство
Света, правды, благодати,
Пред тобою припадая,
Я молю о бедном брате.


Пощади его Ты душу
И любовью бесконечной,
Все его загладь деянья
И прости его, Предвечный.


Если жертвы Ты восхочешь
Его ради оправданья,
Зачти все мои молитвы,
И моё всё покаянье.


Я не умер, и начну я
Покаянье своё снова,
Но спаси его, нас ради,
Воплотившееся Слово.


По Твоей коль Правде если
Подлежит он наказанью,
На меня обрушь, молю я,
Все те стрелы, все страданья,


Обреки меня на муку,
Лишь его спаси от ада...
Осиял вдруг свет пещеру,
Затеплилася лампада...


В неземном восторге старец
Пред иконой пал в то время,
И с души его скатилось,
Жизни тягостное бремя.


И душа его взлетела
Прямо к Божьему Престолу,
На земле осталось тело,
Распростёршееся долу.


А лампада всё сияла
Нестерпимо ярким светом,
Словно в ней душа горела,
Та же, что и в теле этом.


Взяли иноки с молитвой
Недоступное для тленья
Тело старца из пещеры
В монастырь для погребенья.


И один смиренный инок
Эту жизнь и покаянье
Записал в часы досуга
Всем нам чтущим в назиданье
Рубрики:  ПРАВОСЛАВИЕ

Метки:  

Куда подевались юродивые?

Четверг, 07 Октября 2010 г. 23:23 + в цитатник
Куда подевались юродивые?

Загрузить увеличенное изображение. 500 x 753 px. Размер файла 146148 b. Юродивые странники Михаил и Николай. Фото: Анатолий Горяинов
Юродивые странники Михаил и Николай. Фото: Анатолий Горяинов
Недавно, поднимаясь по лестнице в редакцию сайта «Православие.Ру», я увидел висящие на стене фотографии, сделанные в Псково-Печерском и Пюхтицком монастырях в 1980-е годы. На одной из них были запечатлены мои старые знакомцы – юродивые странники Михаил и Николай. Михаил на две головы ниже своего соседа. В ширину – такой же, как и в высоту. В жилетке и с цилиндром на голове. Смотрит на нас хитро и весело. Под длинной поддевкой скрыты ноги, ненормально короткие при нормальном торсе. Николай – со склоненной влево головой, длинными свалявшимися волосами и с взглядом затуманенным и печальным. 30 лет назад встретив этот взгляд, я сразу понял: человек, смотрящий на другого человека такими глазами, очень далек от мира сего, и не надо пытаться его вернуть в суетную лукавую реальность.

В сентябре 1980 года мы с женой приехали в Псково-Печерский монастырь и после литургии оказались в храме, где отец Адриан отчитывал бесноватых.

В ту пору каждый молодой человек, особенно городского обличия и одетый не в поношенное советское одеяние полувековой давности, переступая порог храма, привлекал к себе внимание не только пожилых богомольцев, но и повсюду бдящих строгих дядей, оберегавших советскую молодежь от религиозного дурмана. Внимание к нашим персонам мы почувствовали еще у монастырских ворот: человек с хорошо поставленным глазом просветил нас насквозь и все про нас понял. Строгие взгляды я постоянно ловил и во время службы, но при отчитке несколько пар глаз смотрело на нас уже не просто строго, а с нескрываемой ненавистью. Были ли это бедолаги-бесноватые или бойцы «невидимого фронта» – не знаю, да теперь это и неважно. Скорее всего, некоторые представляли оба «департамента». Я был вольным художником, и мои посещения храмов могли лишь укрепить начальство в уверенности, что я совсем не пригоден к делу построения светлого будущего. А вот жена преподавала в институте и могла лишиться места. Так что мысли мои были далеки от молитвенного настроя.

Мир, в который мы попали, был, мягко говоря, странным для молодых людей, не так давно получивших высшее образование, сильно замешенное на атеизме. На амвоне стоял пожилой священник с всклокоченной бородой и в старых очках с веревками вместо дужек. Он монотонно, запинаясь и шепелявя, читал странные тексты. Я не мог разобрать и сотой доли, но люди, столпившиеся у амвона, видимо, прекрасно их понимали. Время от времени в разных концах храма начинали лаять, кукарекать, рычать, кричать дурными голосами. Некоторые выдавали целые речевки: «У, Адриан-Адрианище, не жги, не жги так сильно. Все нутро прожег. Погоди, я до тебя доберусь!» Звучали страшные угрозы: убить, разорвать, зажарить живьем. Я стал рассматривать лица этих людей. Лица как лица. До определенной поры ничего особенного. Один пожилой мужчина изрядно смахивал на нашего знаменитого профессора – знатока семи европейских языков. Стоял он со спокойным лицом, сосредоточенно вслушиваясь в слова молитвы, и вдруг, услыхав что-то сакраментальное, начинал судорожно дергаться, мотать головой и хныкать, как ребенок от сильной боли. Рядом со мной стояла женщина в фуфайке, в сером пуховом платке, надвинутом до бровей. Она тоже была спокойна до определенного момента. И вдруг, практически одновременно с «профессором», начинала мелко трястись и издавать какие-то странные звуки. Губы ее были плотно сжаты, и булькающие хрипы шли из глубин ее необъятного организма – то ли из груди, то ли из чрева. Звуки становились все громче и глуше, потом словно какая-то сильная пружина лопалась внутри нее – с минуту что-то механически скрежетало, а глаза вспыхивали зеленым недобрым светом. Мне казалось, что я брежу: человеческий организм не может производить ничего подобного. Это ведь не компьютерная графика, и я не на сеансе голливудского фильма ужасов.

Но через полчаса пребывания в этой чудной компании мне уже стало казаться, что я окружен нашими милыми советскими гражданами, сбросившими маски, переставшими играть в построение коммунизма и стучать друг на друга. Все происходившее вокруг меня было неожиданно открывшейся моделью нашей жизни с концентрированным выражением болезненного бреда и беснования. Так выглядит народ, воюющий со своим Создателем. Но люди, пришедшие в этот храм, кричавшие и корчившиеся во время чтения Евангелия и заклинательных молитв, отличались от тех, кто остался за стенами храма, лишь тем, что перестали притворяться, осознали свое окаянство и обратились за помощью к Богу.

Когда отчитка закончилась, мне захотелось поскорее выбраться из монастыря, добраться до какой-нибудь столовой, поесть и отправиться в обратный путь. Но случилось иначе. К нам подошел Николка. Я заприметил его еще на службе. Был он одет в тяжеленное драповое пальто до пят, хотя было не менее 15 градусов тепла.

– Пойдем, помолимся, – тихо проговорил он, глядя куда-то вбок.

– Так уж помолились, – пробормотал я, не совсем уверенный в том, что он обращался ко мне.

– Надо еще тебе помолиться. И жене твоей. Тут часовенка рядом. Пойдем.

Он говорил так жалобно, будто от моего согласия или несогласия зависела его жизнь. Я посмотрел на жену. Она тоже устала и еле держалась на ногах. Николка посмотрел ей в глаза и снова тихо промолвил:

– Пойдем, помолимся.

Уверенный в том, что мы последуем за ним, он повернулся и медленно пошел в гору по брусчатке, казавшейся отполированной после ночного дождя. Почти всю дорогу мы шли молча. Я узнал, что его зовут Николаем. Нам же не пришлось представляться. Он слыхал, как мы обращались друг к другу, и несколько раз назвал нас по имени.

Шли довольно долго. Обогнули справа монастырские стены, спустились в овраг, миновали целую улицу небольших домиков с палисадниками и огородами, зашли в сосновую рощу, где и оказалась часовенка. Николка достал из кармана несколько свечей, молитвослов и акафистник. Затеплив свечи, он стал втыкать их в небольшой выступ в стене. Тихим жалобным голосом запел «Царю Небесный». Мы стояли молча, поскольку, кроме «Отче наш», «Богородицы» и «Верую», никаких молитв не знали. Николка же постоянно оглядывался и кивками головы приглашал нас подпевать. Поняв, что от нас песенного толку не добьешься, он продолжил свое жалобное пение, тихонько покачиваясь всем телом из стороны в сторону. Голова его, казалось, при этом качалась автономно от тела. Он склонял ее к правому плечу, замысловато поводя подбородком влево и вверх. Замерев на несколько секунд, он отправлял голову в обратном направлении. Волосы на этой голове были не просто нечесаными. Вместо них был огромный колтун, свалявшийся до состояния рыжего валенка. (Впоследствии я узнал о том, что у милиционеров, постоянно задерживавших Николку за бродяжничество, всегда были большие проблемы с его прической. Его колтун даже кровельные ножницы не брали. Приходилось его отрубать с помощью топора, а потом кое-как соскребать оставшееся и брить наголо.) Разглядывая Николкину фигуру, я никак не мог сосредоточиться на словах молитвы. Хотелось спать, есть. Ноги затекли. Я злился на себя за то, что согласился пойти с ним. Но уж очень не хотелось обижать блаженного. И потом, мне казалось, что встреча эта не случайна. Я вспоминал житийные истории о том, как Сам Господь являлся под видом убогого страдальца, чтобы испытать веру человека и его готовность послужить ближнему. Жена моя переминалась с ноги на ногу, но, насколько я мог понять, старалась молиться вместе с нашим новым знакомцем. Начал он с Покаянного канона. Когда стал молиться о своих близких, назвал наши имена и спросил, как зовут нашего сына, родителей и всех, кто нам дорог и о ком мы обычно молимся. Потом он попросил мою жену написать все эти имена для его синодика. Она написала их на вырванном из моего блокнота листе. Я облегченно вздохнул, полагая, что моление закончилось. Но не тут-то было. Николка взял листок с именами наших близких и тихо, протяжно затянул: «Господу помолимся!» Потом последовал акафист Иисусу Сладчайшему, затем Богородице, потом Николаю Угоднику. После этого он достал из нагрудного кармана пальто толстенную книгу с именами тех, о ком постоянно молился. Листок с нашими именами он вложил в этот фолиант, прочитав его в первую очередь. Закончив моление, он сделал три земных поклона, медленно и торжественно осеняя себя крестным знамением. Несколько минут стоял неподвижно, перестав раскачиваться, что-то тихонько шепча, потом повернулся к нам и, глядя поверх наших голов на собиравшиеся мрачные тучи, стал говорить. Говорил он медленно и как бы стесняясь своего недостоинства, дерзнувшего говорить о Боге. Но речь его была правильной и вполне разумной. Суть его проповеди сводилась к тому, чтобы мы поскорее расстались с привычными радостями и заблуждениями, полюбили бы Церковь и поняли, что Церковь – это место, где происходит настоящая жизнь, где присутствует живой Бог, с Которым любой советский недотепа может общаться непосредственно и постоянно. А еще, чтобы мы перестали думать о деньгах и проблемах. Господь дает все необходимое для жизни бесплатно. Нужно только просить с верой и быть за все благодарными. А чтобы получить исцеление для болящих близких, нужно изрядно потрудиться и никогда не оставлять молитвы.

Закончив, он посмотрел нам прямо в глаза: сначала моей жене, а потом мне. Это был удивительный взгляд, пронизывающий насквозь. Я понял, что он все видит. В своей короткой проповеди он помянул все наши проблемы и в рассуждении на так называемые «общие темы» дал нам совершенно конкретные советы – именно те, которые были нам нужны. Взгляд его говорил: «Ну что, вразумил я вас? Все поняли? Похоже, не все».

Больше я никогда не встречал его прямого взгляда. А встречал я Николку потом часто: и в Троице-Сергиевой лавре, и в Тбилиси, и в Киеве, и в Москве, и на Новом Афоне, и в питерских храмах на престольных праздниках. Я всегда подходил к нему, здоровался и давал денежку. Он брал, кивал без слов и никогда не смотрел в глаза. Я не был уверен, что он помнит меня. Но это не так. Михаил, с которым он постоянно странствовал, узнавал меня и, завидев издалека, кричал, махал головой и руками, приглашая подойти. Он знал, что я работаю в документальном кино, но общался со мной как со своим братом-странником. Возможно, принимал меня за бродягу-хипаря, заглядывающего в храмы. Таких хипарей было немало, особенно на юге. Он всегда радостно спрашивал, куда я направляюсь, рассказывал о своих перемещениях по православному пространству, сообщал о престольных праздниках в окрестных храмах, на которых побывал и на которые еще только собирался. Если мы встречались в Сочи или на Новом Афоне, то рассказывал о маршруте обратного пути на север. Пока мы обменивались впечатлениями и рассказывали о том, что произошло со дня нашей последней встречи, Николка стоял, склонив голову набок, глядя куда-то вдаль или, запрокинув голову, устремляя взор в небо. Он, в отличие от Михаила, никогда меня ни о чем не спрашивал и в наших беседах не принимал участия. На мои вопросы отвечал односложно и, как правило, непонятно. Мне казалось, что он обижен на меня за то, что я плохо исполняю его заветы, данные им в день нашего знакомства. Он столько времени уделил нам, выбрал нас из толпы, сделал соучастниками его молитвенного подвига, понял, что нам необходимо вразумление, надеялся, что мы вразумимся и начнем жить праведной жизнью, оставив светскую суету. А тут такая теплохладность. И о чем говорить с тем, кто не оправдал его надежд?! Когда я однажды спросил его, молится ли он о нас и вписал ли нас в свой синодик, он промяукал что-то в ответ и, запрокинув голову, уставился в небо.

Он никогда не выказывал нетерпения. К Михаилу всегда после службы подбегала целая толпа богомолок и подолгу атаковала просьбами помолиться о них и дать духовный совет. Его называли отцом Михаилом, просили благословения, и он благословлял, осеняя просивших крестным знамением, яко подобает священнику. Поговаривали, что он тайный архимандрит, но поверить в это было сложно. Ходил он, опираясь на толстую суковатую палку, которая расщеплялась пополам и превращалась в складной стульчик. На этом стульчике он сидел во время службы и принимая народ Божий в ограде храмов. Я заметил, что священники, глядя на толпу, окружавшую его и Николку, досадовали. Иногда их выпроваживали за ограду, но иногда приглашали на трапезу.

Во время бесед отца Михаила с народом Николке подавали милостыню. Принимая бумажную денежку, он медленно кивал головой и равнодушно раскачивался; получая же копеечку, истово крестился, запрокинув голову вверх, а потом падал лицом на землю и что-то долго шептал, выпрашивая у Господа сугубой милости для одарившей его «вдовицы за ее две лепты».

В Петербурге их забирала к себе на ночлег одна экзальтированная женщина. Она ходила в черном одеянии, но монахиней не была. Говорят, что она сейчас постриглась и живет за границей. Мне очень хотелось как-нибудь попасть к ней в гости и пообщаться с отцом Михаилом и Николкой поосновательнее. Все наши беседы были недолгими, и ни о чем, кроме паломнических маршрутов и каких-то малозначимых событий, мы не говорили. Но напроситься к даме, приватизировавшей Михаила и Николку, я так и не решился. Она очень бурно отбивала их от почитательниц, громко объявляла, что «ждет машина, и отец Михаил устал». Услыхав про машину, отец Михаил бодро устремлялся, переваливаясь с боку на бок, за своей спасительницей, энергично помогая себе своим складным стульчиком. Вдогонку ему неслось со всех сторон: «Отец Михаил, помолитесь обо мне!» «Ладно, помолюсь. О всех молюсь. Будьте здоровы и мое почтение», – отвечал он, нахлобучивая на голову высокий цилиндр. Не знаю, где он раздобыл это картонное изделие: либо у какого-нибудь театрального бутафора или же сделал сам.

Картина прохода Михаила с Николкой под предводительством энергичной дамы сквозь строй богомолок была довольно комичной. Представьте: Николка со своим колтуном в пальто до пят и карлик в жилетке с цилиндром на голове, окруженные морем «белых платочков». Бабульки семенят, обгоняя друг друга. Вся эта огромная масса, колыхаясь и разбиваясь на несколько потоков, движется на фоне Троицкого собора, церквей и высоких лаврских стен по мосту через Монастырку, оттесняя и расталкивая опешивших иностранных туристов. Те, очевидно, полагали, что происходят съемки фильма-фантасмагории, в котором герои из XVIII века оказались в центре современного европейского города.

Самая замечательная встреча с отцом Михаилом произошла в 1990 году. На Успение я пошел в Никольский храм и увидел его в левом приделе. Он сидел на своем неизменном стульчике. Николки с ним не было.

– Александр, чего я тебя этим летом нигде не встретил? – спросил он, глядя на меня снизу вверх хитро и задорно.

– Да я нынче сподобился в Париже побывать.

– В Париже? Да чего ты там забыл? Там что, православные церкви есть?

– Есть. И немало. Даже монастыри есть. И русские, и греческие.

– Да ну!.. И чего тебе наших мало?

– Да я не по монастырям ездил, а взял интервью у великого князя.

– Какого такого князя?

– Владимира Кирилловича, сына Кирилла Владимировича – Российского императора в изгнании.

– Ух ты. Не слыхал про таких. И чего они там императорствуют?

Я стал объяснять ему тонкости закона о престолонаследовании и попросил его молиться о восстановлении в России монархии. И вдруг Михаил ударил себя по коленкам обеими руками и закатился громким смехом. Я никогда не видел его смеющимся. Смеялся он, что называется, навзрыд, всхлипывая и вытирая глаза тыльной стороной ладоней.

Я был смущен и даже напуган:

– Что с Вами? Что смешного в том, чтобы в России был царь?

– Ну, ты даешь. Царь. Ишь ты. Ну, насмешил. Царь! – продолжал он смеяться, сокрушенно качая головой.

– Да что ж в этом смешного?

– Да над кем царствовать?! У нас же одни бандиты да осколки бандитов. И этого убьют.

***

Недавно я рассказал о том, что хочу написать о знакомых юродивых моему приятелю. Я описал ему Михаила и Николку.

– Да я их помню, – сказал он. – Они у нас несколько раз были. Ночевали при церкви.

Его отец был священником. Сам он ничего толком рассказать о них не мог, но обещал отвезти к своему отцу. К сожалению, и отец его не смог вспомнить какие-нибудь интересные детали.

– Да, бывали они в нашем храме. Но тогда много юродивых было. Сейчас что-то перевелись.

Любовь русских людей к юродивым понятна. Ко многим сторонам нашей жизни нельзя относиться без юродства. Вот только юродство Христа ради теперь большая редкость. Таких, как Николка и отец Михаил, нынче не встретишь. Многое изменилось в наших храмах. Прежнее большинство бедно одетых людей стало меньшинством. В столичных церквях появились сытые дяди в дорогих костюмах с супругами в собольих шубах. Вчерашние насельники коммунальных квартир вместе с некогда счастливыми обладателями номенклатурных спецпайков выходят из церкви, приветствуют «своих», перекидываются с ними несколькими фразами и гордо вышагивают к «Мерседесам» последних моделей, чтобы укатить в свои многоэтажные загородные виллы…

Я не завидую разбогатевшим людям и желаю им дальнейшего процветания и спасения. Многие из них, вероятно, прекрасные люди и добрые христиане. Вот только когда я сталкиваюсь на паперти с чьими-то холодными стеклянными глазами, почему-то вспоминаю Николку с его кротким, застенчивым взглядом, словно просящим прощения за то, что он есть такой на белом свете, и за то, что ему очень за нас всех стыдно.

Где ты, Николка? Жив ли?
Александр Богатырев
 (300x452, 40Kb)
Рубрики:  ПРАВОСЛАВИЕ

Дневник Любовь_Суфранова

Вторник, 17 Ноября 2009 г. 20:35 + в цитатник
Личные записи
 (698x438, 81Kb)


Поиск сообщений в Любовь_Суфранова
Страницы: 7 6 5 4 3 2 [1] Календарь