-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Amelia_Morrigan

 -Подписка по e-mail

 

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 13.11.2009
Записей:
Комментариев:
Написано: 65

Записи с меткой nightwish

(и еще 2215 записям на сайте сопоставлена такая метка)

Другие метки пользователя ↓

nightwish the poet and ray фанфики фанфикшин фики
Комментарии (1)

The Poet and Ray. Часть вторая, глава вторая.

Дневник

Суббота, 14 Ноября 2009 г. 15:56 + в цитатник
-Это невероятно! Это же просто чудо, это…
Анетт восхищенно выдохнула, не сумев закончить фразу. Она еще раз просмотрела большую кипу исписанных мелким подчерком листков. Казалось, она была готова подпрыгнуть на месте от радости, словно маленький ребенок.
-Что я и говорил! То, что нашла его мать, просто бесценно! – довольно отозвался Эмппу, сидящий рядом с Анетт, - А если поискать хорошенько у него дома…
Анетт с сомнением в глазах посмотрела на него.
-Думаешь, его мать нам разрешит?
-Не думаю, а знаю! Я уже спросил, и она с радостью дала нам ключи от дома! – Эмппу торжественно достал из кармана небольшую связку ключей. Анетт радостно воскликнула и в порыве чувств крепко обняла Эмппу. Он довольно улыбнулся.
-Цветов и благодарности не нужно, это мой долг.
-Вот именно, так что не дождешься! – задорно воскликнула Анетт и вскочила со своего места.
-И кто вот скажет, что этой женщине тридцать девять лет? – улыбаясь, сказал Эмппу. Анетт уже выходила из своего номера в отеле.
-Пошли уже! – нетерпеливо крикнула она.
Когда они уже садились в машину, Анетт задумчиво спросила:
-А вот интересно, почему его родители за год не продали дом?
Эмппу только пожал плечами.

Они уже минут пять назад оставили машину и пешком добирались до дома Туомаса.
-Я уже и забыла, как до него трудно добираться, - пробормотала Анетт.
-Однако, местным журналюгам это преграды не составило, - невесело отметил Эмппу.
Наконец, они увидели хорошо спрятанный, небольшой домик. Анетт невольно замедлила шаг, ей стало немного жутко. Эмппу обернулся и вопросительно посмотрел на нее.
-Я просто… Я там не была еще после его смерти… - прошептала она, опустив голову.
-Я тоже, и мне тоже немного жутко, но нам надо туда, - решительно сказал он. Она кивнула, и они вместе взошли на крыльцо.
Эмппу повернул ключ, толкнул дверь. Она тихонько скрипнула. Эмппу первый вошел в прихожую, Анетт следом за ним.
На удивление, в доме было вполне чисто. Интерьер не поражал разнообразием, сразу было видно жилище холостого мужчины. Анетт чихнула от потревоженной ими пыли, дом будто вздрогнул от этого звука.
-А где… Где его нашли? – Анетт с трудом выдавила из себя вопрос. Эмппу молча повел ее в первую же комнату. Это оказалась гостиная. Анетт тихо прошла в середину комнаты. Вопросительно взглянула на друга. Тот молча кивнул. Она неожиданно присела, рукой потрогала пол. Затем также резко встала и, громко стуча каблуками, вышла из комнаты. Пыль тут взметнулась вокруг столбом.
-Я не могу там больше быть, мне тяжело… - бормотала она, отворачиваясь от Эмппу.
-Я думаю, что там ничего нет. Пойдем в его комнату, поищем там, - предложил он. Анетт молча кивнула и незаметно смахнула слезу.
Они поднялись на второй этаж. Первой комнатой оказалась «рабочей». Там стояли три концертных синтезатора и два студийных. Все они были прикрыты темной тканью. Анетт сняла ткань, легким движением руки дотронулась до клавиш. Она внимательно оглядела комнату и неожиданно радостно воскликнула. В углу, на небольшом столе лежала стопка аккуратно сложенных бумаг.
-Это те ноты и слова, которые нашли рядом с ним.
Рука Анетт дрогнула, но бумаги не выронила. Она развернулась к Эмппу. Он взял оставшиеся бумаги, внимательно их просмотрел.
-Взгляни, это же из «Dark Passion Play»! Вот «Amaranth», а это «Eva»…
-Точно… У меня «The Poet and the Pendulum» в руках. Странно… - Анетт посмотрела все бумаги и положила их на место. Потом передумала, взяла их обратно.
-Пусть у меня будут, если ты не против, - пояснила она, выходя из комнаты. Конечно же, Эмппу был не против.
Следующая комната оказалась той, которую они искали с самого начала. Они внимательно ее оглядели. В ней царил полный беспорядок: вещи разбросаны, кровать не застелена, на столе кипа бумаг, куча книг, полная пепельница окурков. А под завалом бумаг виднелся угол черного ноутбука.
-Похоже, его комнату никто не трогал, - отчего-то шепотом сказала Анетт.
-Похоже, что так…
Они вошли в комнату и, стараясь не наступать на вещи, сразу устремились к столу. Анетт откинула короткие, до плеч, черные волосы и принялась внимательно осматривать бумаги. Эмппу достал ноутбук, включил его и начал просматривать файлы.
-В ноуте ничего, в основном отчеты звукозаписывающей компании и менеджмента. Да он никогда и не писал ничего тут… А, ну и еще наши фотографии.
Анетт на минуту отвлеклась от бумаг и глянула на экран.
-То, что мы фотографировали… - сказала она. Затем, чуть улыбнувшись, добавила:
-Интересно, он успел их все просмотреть? Их же там огромное количество, и твоих, и моих, и Марко…
-Даже я до сих пор их не просмотрел, что уже про него говорить, - улыбнувшись, ответил Эмппу, закрывая ноутбук. Анетт продолжала смотреть бумаги.
-Бог ты мой, ты только посмотри! – неожиданно сказала она, глядя на небольшую стопку листков у себя в руках, - По-моему, это песни для нового альбома, помнишь, те пять песен, которые он нам даже еще не показывал.
Она отдала их Эмппу. Тот бегло просмотрел листы, и на его лице появилось удивление, перемешанное с восторгом.
-Точно! Но это ноты, и то, только для клавишных…
-Вот слова, - Анетт протянула толстый блокнот ему. Эмппу открыл его, и чуть не задохнулся от восторга. Над словами были мелко приписаны гитарные аккорды.
-Он как будто знал… - не веря своим глазам, проговорил мужчина. Анетт селя рядом с ним.
-Ты понимаешь, что это значит?! Это значит, что…
Он посмотрел на нее, на ее улыбающееся лицо.
-Это значит, что если мы объединим те еще не записанные песни, которые нашла мать Туомаса и эти, то сможем выпустить еще один альбом, - догадался он.
-Это будет лучший памятник для него, - тихо добавила Анетт. Они оба задумались, каждый о своем и одновременно об одном и том же.
-Только для двух песен нет музыки, - вспомнила Анетт.
-Ну а я с Марко на что? – хитро улыбнулся Эмппу. Анетт звонко рассмеялась.
-Ага, конечно. Ты не помнишь случайно, кто половину всей музыки в «Whoever Brings the Night» за кого-то дописал, а? – сквозь смех спросила Анетт.
-Это был мой первый опыт в написании всей песни. К тому же не половину, а небольшую часть, - обиделся Эмппу.
-Ну ладно, я шучу, - примирительно сказала Анетт, - Я знаю, что вы с Марко напишете достойную музыку. Ладно, пойдем, впереди много работы.

Отойдя от дома, они синхронно обернулись, чтобы взглянуть на него еще раз. И каждого не покидало ощущение, что еще не раз сюда придут…

-Я думаю, что нам надо для альбома просто обязательно нужны приглашенные музыканты, точнее один музыкант и певец, - сказала Анетт уже в машине.
-Что еще за музыкант и певец? – поинтересовался Эмппу. Анетт не ответила, только опять хитро улыбнулась, достала мобильный, набрала чей-то номер и включила громкую связь, чтобы и Эмппу мог слышать разговор. После третьего гудка кто-то поднял трубку и знакомый им обоим голос сказал:
-Да, я слушаю.
-Добрый день, это Анетт. Вы сейчас в Финляндии?
-Да, а что? – удивленно спросил голос.
-У нас с группой появилась идея, и вы нам тоже очень нужны для этой идеи. Может, встретимся сегодня?
-Можно… - «голос» явно не ожидал такого хода событий, - Вы же в гостинице остановились?
-Да, в той же, что и прошлый раз, в Хельсинки. Давайте сегодня в семь, в холле?
-Хорошо, я приду, - пообещал «голос».
-Тогда до встречи, всего вам доброго, - радостно попрощалась Анетт.
-Да, до встречи, спасибо, - растеряно попрощался «голос» и отключился.
Анетт вопросительно посмотрела на Эмппу.
-Ну что, ты одобряешь мою кандидатуру?
-Что же ты сразу не сказала? Конечно, Тарья обязательно должна быть вместе с нами, ведь она тоже часть группы!

***

Она бежала. Бежала долго, не понимая, куда и где вообще находится. Бежала неизвестно от чего. Она просто бежала.
Вождуха не хватает, дыхание сбивается. Она наконец останавливается, тяжело дыша. Она уже знает, что будет, она ждет этого. И точно, снова играет сначала тихая музыка, постепенно становясь мощнее и громче.
Но на этот раз появляется одна лишь темноволосая женщина и она, словно не замечая ее, оглядывается по сторонам и начинает петь:

Running for her life
The dark rain from her eyes still falls
Breathtaking butterfly
Chose a dark day to live

Save one breath for me!


Женщина протягивает ладонь, куда тут же села изумительной красоты бабочка. Женщина начинает ей петь припев:

A Loner longing for
The cadence of her last breath.


Женщина поворачивается к ней, подходит с бабочкой на руке и начинает петь уже ей:

Why do I miss someone
I never met, with bated breath I lay
Seawinds brought her to me
A butterfly, mere one-day miracle of life
And all the poetry in the world
Finally makes sense to me

Save one death for me!


На припеве женщина делает еще шаг к ней. Неожиданно бабочка улетает, а женщина обращается той самой фигурой, которая никогда не выходит из тени. И в этот раз тоже. Она забывает сделать вдох, она знает, кто это. «Но почему он не показывается мне?» - с отчаянием подумала она. Неожиданно фигура начинает петь голосом женщины:

Put to rest all that's not life
Drink for beauty and fill my blank page.


Зазвучал проигрыш. Фигура начала медленно выходить из тени. «Да, это он!» - она готова была расплакаться. Но неожиданно он остановился. В тени по-прежнему оставалось лицо. Он взял ее руку, она вздрогнула. Он, также голосом женщины, тихо пропел:

Sometimes a dream turns into a dream.

А затем развернулся и пошел обратно, в неизвестность. На его месте снова появилась женщина и в последний раз спела припев. А затем появилась яркая вспышка и все исчезли…

Тарья проснулась. Резко поднялась с постели, мельком взглянув на часы. Она и без них точно знала, что сейчас ровно три часа ночи. Взглянула на мирно спящего рядом мужа, тихонько встала.
Она была готова поклясться, что до сих пор ощущает тепло его руки на своей, будто это было в действительности.
-Теплые руки… Странно… - задумчиво пробормотала она.
Она подошла к окну, взяв по дороге из кресла плед. Укутавшись в него, она села на широкий подоконник и невидящим взглядом посмотрела в окно.
В эту ночь она больше не спала, потому что отчего-то была счастлива. Хотя нет, неправда, она знала, от чего. Точнее, от кого.
Это чувство было удивительное, легкое, придающее сил.
Она о многом поразмышляла в эту ночь. В том числе и о том, что пора уже купить «Dark Passion Play», раз эти сны с песнями именно из этого альбома снова начали сниться…

А в три часа дня в квартире четы Турунен-Кабули раздался звонок от Анетт. И Тарья поняла, к чему был последний сон. Она быстро собралась и пошла на встречу. Но прежде нашла музыкальный магазин и, неимоверно удивляя молодого парня-продавца, который сразу ее узнал, купила альбом группы Nightwish «Dark Passion Play»…

Метки:  
Комментарии (2)

The Poet and Ray. Часть вторая, глава первая.

Дневник

Суббота, 14 Ноября 2009 г. 06:47 + в цитатник
-Мнда, не веселые ты мне новости принесла… - задумчиво произнесла Тарья, глядя в окно. Однако вид за окном кафе, в котором она сидела вместе со своей клавишницой, Марией, ее совсем не радовал – на дворе опять октябрь, поэтому она перевела взгляд на Марию. Та вздохнула.
-Прости, Тарья, но я, правда, не смогу тебя сопровождать в туре. Да ты не расстраивайся, я уже нашла мне замену, - она улыбнулась и отпила из чашки кофе.
-Лучше тебя я еще пока не видела, - Тарья тоже улыбнулась.
-Не правда. А как же… - Мария запнулась, поняв, что зашла далеко.
-Да, пожалуй, еще Туомас сравнялся с тобой, но увы, его уже год как нет с нами, - она попыталась это сказать непринужденно, но Мария все-таки догадалась, что ей тяжело о нем говорить до сих пор. «Хотя упоминание его имени в разговорах уже прогресс» - подумала про себя Мария, снова отпивая из чашки. Она отвернулась к окну, чтобы не видеть мрачного лица Тарьи. «Ну вот, снова коснулись этой темы. Когда же я запомню, что нельзя с ней об этом говорить, точнее о нем» - Мария злилась сама на себя.
-Ну и что за кандидата ты мне там присмотрела? – на этот раз Тарья действительно сказала это непринужденно, и Мария вновь повернулась к ней.
-Кандидатку. Это девушка, начинающая клавишница, всего год играет на клавишах, но уже так играет… В общем, тебе ее надо послушать и ты поймешь меня, - восторженно сказала Мария. Тарья нечасто видела, чтобы Мария кем-нибудь так восхищалась, поэтому ее теперь действительно заинтересовала эта таинственная девушка.
-Хм… Ну так давай послушаем, - Тарья улыбнулась.
-О, я знала, что ты согласишься, поэтому уже попросила ее прийти в студию к трем часам, - с видным облегчением сказала Мария. Тарья взглянула на часы.
-Уже через полчаса. Пойдем скорее, - она встала из-за стола, положила на стол несколько купюр и вместе с Марией они вышли из кафе.
-Ее зовут Рэйчел Ричардсон, ей двадцать лет. Несмотря на имя и фамилию, коренная финка, ее дед из Англии, поэтому такая фамилия. Характер, правда, немного противный, хотя чего с нее взять, всего двадцать, наверное, еще не до конца выросла. Да к тому же эта ужасная трагедия… - торопливо рассказывала Мария по дороге в студию.
-Что за трагедия? – спросила Тарья.
-Год назад она и ее родители попали в автомобильную аварию. Она выжила, а вот родители нет.
-И после этого она начала играть? – Мария кивнула. Немного подумав, Тарья сказала:
-Значит, она теперь сирота… Так? Родственников у нее нет?
-Нет, нету, - подтвердила Мария, - После того, как ее выступление в каком-то заштатном клубе увидел один из преподавателей из Музыкального колледжа города Кухмо, ее туда взяли бесплатно учиться. А она, представляешь, отказалась! Сказала, что летом будет заниматься и пойдет поступать в Университет города Оулу, куда конкретно еще не решила. Странная она какая-то… К тому же, она курит, много курит, пьет и ругается, как… Как обычный финский мужчина!
Тарья засмеялась, Мария тоже улыбнулась.
-Действительно, странная девица. Может, детство неблагополучное было? – предположила Тарья.
-Вполне, кстати. По ее словам, мать с отцом мало уделяли ей внимания, но ей их все равно очень не хватает. Но ты не переживай, может, как человек, она странновата, зато как клавишница просто класс! – нахваливала свою подопечную Мария. Пока они разговаривали, уже успели подойти к зданию студии.
Но, оказывается, они пришли рано - Рэйчел еще не было. Зато уже успели подойти остальные музыканты, чтобы еще раз все прорепетировать перед началом тура.
-Ну, вот и она, - сказала Мария, отступая и освобождая место клавишнице-вундеркинду.
Это оказалась высокая, худая, но изящная девушка с длинными медно-рыжими волосами. На лице россыпь веснушек, которые ее ничуть не портили, а даже наоборот – придавали очарование. Но вот глаз не было видно из-за длинной челки. Как будто она чего-то стыдилась, стеснялась или… «Скрывает» - подумала Тарья.
-Вот Рэйчел, знакомься. Это Алекс, наш гитарист, это Оливер, наш бас-гитарист. Это Майк, наш ударник, ну а это…
-Тарья, - улыбнувшись, сама представилась Тарья.
-Я знаю, - сказала Рэйчел красивым, грудным голосом, - Я Рэйчел Ричардсон, можно просто Рэй.
-Мария мне тебя тут просто нахваливала, вундеркиндом называла. Покажешь, что ты можешь? – Тарья жестом указала на два синтезатора, стоящих друг над другом. Рэй кивнула и подошла к ним. Нажала пару клавиш, убеждаясь в работоспособности инструментов. Затем вопросительно посмотрела на Тарью. И тогда она впервые увидела ее глаза. И ее словно током пробило. Этот взгляд, эти серые глаза так напоминали…

Но тут же наваждение прошло. Это были обычные серые глаза, хоть и красивые.

-Ну что играть? – нетерпеливо спросила Рэй.
-Так, - окончательно придя в себя, Тарья начала распоряжаться, - начнем, пожалуй, с «Damned and Divine», надо повторить песни с прошлого альбома. Ты знаешь эту песню? – это она уже спросила у Рэй. Она только кивнула. Все взяли свои инструменты, заняли свои места. Включили фонограмму, репетиция началась…


-Она начинает меня пугать. Она знает абсолютно все, даже новый материал, да еще так хорошо…
-А я что говорила. Девчонка – золото, где еще такую найдешь! – не без гордости прошептала в ответ Мария.
-Да, пожалуй, я ее возьму. Действительно, золото… Но надо еще кое-что… проверить, - пробормотала Тарья. Затем, уже громче, сказала:
-Просто отлично, Рэй. Но как ты знаешь, мы играем иногда и кое-что из репертуара Nightwish. Ты что-нибудь знаешь, в смысле клавишные партии?
Рэй как-то странно усмехнулась, но Тарья не придала этому значения.
-Конечно знаю. Знаю все песни.
Все удивленно посмотрели на Рэй.
-Я просто с них начинала обучение, - смущенно пояснила она.
-Ну что ж, тогда – Wishmaster. Начинаем! – снова скомандовала Тарья.
«Это она, пожалуй, даже играет лучше, чем все остальное» - отметила про себя Тарья. Рэй ее сильно заинтересовала, уж очень она необычная девушка…

Она нашла Рэй возле входа, та, видимо, собиралась уходить домой, не дождавшись ее ответа. Рэй неторопливо доставала сигареты и зажигалку, не торопливо начинала прикуривать.
-Ты принята, Марсело тоже одобрил твою кандидатуру. Приходи через неделю, будет большая репетиция перед первым концертом в этом туре, - сказала Тарья, подходя к Рэй. Она достала изо рта еще не зажженную сигарету, чуть улыбнулась:
-Спасибо, Тарья. Я действительно рада, что прошла.
Тарья кивнула и развернулась, чтобы идти обратно в студию.
-Ровно через неделю двадцать пятое октября, - сказала Рэй.
Она вздрогнула, остановилась. «Действительно…»
-Для кого-то обычный день, а для нас, поклонников, день траура, не так ли? – скорее утверждая, чем спрашивая, произнесла Рэй. Затем, подумав немного, добавила:
-Но на самом деле это трагедия лишь для двоих.
Затем, наконец, зажгла сигарету, закурила и пошла в сторону дороги, засунув в руки в карманы, немного ссутулившись. И совсем одна.

«Two for Tragedy» - неожиданно пришло на ум Тарье, глядя на удаляющуюся фигурку девушки…

***
Невероятно красивое поле, все сплошь в красных цветах. Яркое, летнее солнце над головой. Ей тут невероятно хорошо и спокойно. «Пожалуй, это рай» - думается она про себя, глядя сквозь полуприкрытые веки на солнце. Неожиданно начинает играть приятная, красивая музыка. Откуда-то вспархивают птицы, музыка становиться громче и мощнее. Яркая вспышка, и вновь появляются пять фигур, на этот раз их не видно из-за ослепительного солнечного света. Рядом с ней оказывается та самая темноволосая женщина и, словно рассказывая сказку на ночь, начинает петь:

Baptised with a perfect name
The doubting one by heart
Alone without himself
War between him and the day
Need someone to blame
In the end, little he can do alone
You believe but what you see?
You receive but what you give?


Затем женщина вскакивает, тянет ее за собой и начинает бежать. Ей приходиться бежать за ней. Но они бегут легко, свободно и радостно, а женщина начинает петь припев:

Caress the one, the Never-Fading
Rain in your heart - the tears of snow-white sorrow
Caress the one, the hiding amaranth
In a land of the daybreak.


Тени-фигуры бегут за ними, но все же отстают. Когда они остались совсем далеко от них, женщина останавливается и снова начинает петь, хитро, но добродушно улыбаясь:

Apart from the wandering pack
In this brief flight of time we reach
For the ones, whoever dare
You believe but what you see?
You receive but what you give?


Затем, повернувшись к ней спиной, начинает петь припев, кажется, всему миру. Она радостно улыбается, мир улыбается ей. Но неожиданно появляется маленькая черная туча на горизонте. Женщина, внимательно глядя на нее, пропевает:

Reaching, searching for something untouched
Hearing voices of the Never-Fading calling…


Но вот она взмахивает рукой, туча уходит, снова ясно и светло, играет такая же приятная мелодия, что и в начале. Но вот остальные тени их, наконец, нагоняют, только теперь это уже не тени, а те же люди из прошлых снов. И по-прежнему, самый нужный ей человек не показывается, видны лишь его очертания. Грянула музыка, в ее руках неожиданно появился красный цветок – амарант. А женщина начинает ей петь припев.
И едва было пропето последнее слово, люди снова осветились ярким светом и исчезли. А она осталась одна, раздасованная, что опять не увидела его…

Тарья, проснувшись, взглянула на часы. Конечно же, три часа ночи. Как и в прошлые разы. «В этот раз был не кошмар, это уже радует. Но обычно такие сны мне сняться к чему-то. Значит, что-то случиться» - размышляла она, переворачиваясь на другой бок. Но размышлять ей пришлось недолго, она почти мгновенно опять заснула.
Начинался новый день, 21 октября 2010 года.

Метки:  
Комментарии (1)

Мое первое творение по Nightwish-фандому =)

Дневник

Пятница, 13 Ноября 2009 г. 17:36 + в цитатник
Название: The Poet and Ray.
Саммари: Это случилось для нее так неожиданно, что она не смогла приготовиться к самым большим переменам в ее жизни заранее. А все началось с самого ужастного, после смерти матери, момента ее жизни: неожиданно она узнает, что покончил жизнь самоубийством Туомас Холопайнен...
От автора: вы, дорогие читатели, можете увидеть что-то от других фиков на подобную тему, но это мой стиль - брать множетсво идей и делать что-то новое =)

Часть первая.

Пролог.


Кругом кромешная тьма - ужасающая, величественная и бесконечная. Она чувствует под собой землю – значит, все еще не так плохо. Неожиданно из ниоткуда начинает играть мелодия, похожая на тиканье часов. Мелодия, казалось, раздается повсюду – тихая и монотонная. Затем рядом кто-то начинает шептать. Слова непонятны, но отчего-то они наводят на нее ужас. Шепот прекращается, начинается нечто другое - тонкий, мелодичный голос начинает петь:

The end.
The songwriter's dead.
The blade fell upon him
Taking him to the white lands
Of Empathica
Of Innocence
Empathica
Innocence.


После этих слов неожиданно грянула музыка, вспыхнул яркий свет. Она невольно заморгала, от света выступили слезы. Быстро смахнув их рукой, она огляделась вокруг и… Казалось, сердце пропустило пару ударов от увиденного.
После вспышки света обстановка поменялась. Она находилась в огромном театре: софиты освещали многочисленный оркестр на сцене, были видны стены и пустой зрительский зал. На сцене она разглядела еще что-то: четыре силуэта выделялись на фоне оркестра каким-то светом. Неожиданно софиты осветили декорации за спинами, и ее сердце вновь пропустило удары. Теперь она догадалась, кто эти четверо. Потому что декораций как таковых не было, была лишь темно-синяя ткань, на которой было написано всего одно слово:

Nightwish.

Неожиданно она оказалась на сцене, среди теней уже пятерых людей. Ее освещали софиты, а они по-прежнему были в тени. Неожиданно одна из теней вышла на свет. Это оказалась женщина с длинными темными волосами, в длинном белом платье. Она начала петь:

The dreamer and the wine
Poet without a rhyme
A widowed writer torn apart by chains of hell

One last perfect verse
Is still the same old song
Oh Christ how I hate what I have become

Take me home!


И женщина, и песня ей показались смутно знакомыми. Из тени вышел еще один человек, и она его мгновенно узнала. Вместе они запели припев:

Get away, run away, fly away
Lead me astray to dreamer's hideaway
I cannot cry 'cause the shoulder cries more
I cannot die, I, a whore for the cold world
Forgive me
I have but two faces
One for the world
One for God
Save me
I cannot cry 'cause the shoulder cries more
I cannot die, I, a whore for the cold world!


Ей казалось, что они ее умоляли помочь. Но кому? Им? Или…
Тут женщина начала петь второй куплет:

My home was there and then
Those meadows of heaven
Adventure-filled days
One with every smiling face

Please, no more words
Thoughts from a severed head
No more praise
Tell me once my heart goes right

Take me home!


Тут она начала пугаться, потому что на глазах женщины появились слезы. «Да что происходит тут, черт побери! И откуда она мне зна… Так это же их новая солистка!» - вспомнила она. Тут снова начался припев, который они снова спели вдвоем. Она попыталась приблизиться к ним, но неожиданно они вновь ушли в тень, словно испугавшись ее. Музыка стихла. В другом конце сцены она увидела фигуру девушки в таком же белом платье, как и у женщины. Запел снова тот тонкий, мелодичный голос:

Sparkle my scenery
With turquoise waterfall
With beauty underneath
The Ever Free

Tuck me in beneath the blue
Beneath the pain, beneath the rain
Goodnight kiss for a child in time
Swaying blade my lullaby.


Девушка начала к ней приближаться, не переставая петь. К тихому пению присоединилась женщина:

On the shore we sat and hoped
Under the same pale moon
Whose guiding light chose you
Chose you all.


Ей уже начинал надоедать весь этот спектакль. Ей хотелось уйти отсюда, ей стало неуютно. Заиграла тревожная музыка, а подошедшая девушка, лица которой она по-прежнему не могла разглядеть, схватив ее за руку, начала шептать:

I'm afraid. I'm so afraid.
Being raped again, and again, and again.
I know I will die alone.
But loved.

You live long enough to hear the sound of guns,
Long enough to find your self screaming every night,
Long enough to see your friends betray you.

For years I've been strapped unto this altar.
Now I only have 3 minutes and counting.
I just wish the tide would catch me first and give me a death I always longed for.

Ей стало по-настоящему страшно. Она закричала, вырвала свою руку из руки девушки и побежала. Неожиданно за ее спиной раздался звук рассекаемого огромным лезвием воздуха. В ужасе она обернулась, неожиданно обстановка поменялась. Она стояла в какой-то огромной башне, а прямо перед ней качался огромный маятник с острым лезвием на конце. Теперь только пять теней по ту сторону маятника и одна она по другую, были в башне, но музыка продолжала играть. Из тени вышла одна фигура и неожиданно он оказался справа от нее. Он буквально кричал:

Second robber to the right of Christ
Cut in half – infanticide
The world will rejoice today
As the crows feast on the rotting poet!

Everyone must bury their own
No pack to bury the heart of stone
Now he's home in hell, serves him well
Slain by the bell, tolling for his farewell!


Слева появилась женщина и запела более спокойно:

The morning dawned upon his altar
Remains of the dark passion play
Performed by his friends without shame
Spitting on his grave as they came!


Она в ужасе смотрела, как из тени выходят все, кроме одной фигуры. Все смотрели на нее, как… Как на убийцу, предательницу, как…
Женщина плакала, начался припев. Они выкрикнули последнее слово и неожиданно маятник начал раскачиваться, башня осветилась светом и в центре она неожиданно увидела того самого Поэта, о котором пелась песня. Конечно же, она мгновенно его узнала. Он был распят прямо под маятником, глаза его были завязаны. «Так вот кого они просят спасти!» - с ужасом она догадалась. Из тени вышла последняя фигура – та девушка, что шептала ей ужасные слова. Лица по-прежнему не разглядеть. Громко она начала говорить:

Today, in the year of our Lord 2009,
Tuomas was called from the cares of the world.
He stopped crying at the end of each beautiful day.
The music he wrote had too long been without silence.
He was found naked and dead,
With a smile in his face, a pen and 1000 pages of erased text.


И тут неожиданно все выкрикнули:

Save me!

Маятник опустился, брызнула кровь. Она закричала и тут…

В столице Финляндии, Хельсинки, ровно в три часа ночи 25 ноября 2009 года, в своей квартире от ужаса проснулась Тарья Турунен.

От автора: по настоянию указываю, что для данной главы использованы идеи Лидии Ермолаевой.

Метки:  

 Страницы: [1]