-Фотоальбом

Посмотреть все фотографии серии ...Мы...
...Мы...
20:41 02.12.2009
Фотографий: 3
Посмотреть все фотографии серии Volturi
Volturi
21:27 13.10.2009
Фотографий: 13
Посмотреть все фотографии серии Кому-то хочется...
Кому-то хочется...
21:23 13.10.2009
Фотографий: 2

 -Стена

-_Renesmee_- -_Renesmee_- написал 18.07.2010 21:22:13:
the_HOUSE_of_MUSE спасибо большое за поздравление))
the_HOUSE_of_MUSE the_HOUSE_of_MUSE написал 18.07.2010 20:38:37:
С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!!!! ПРОСТИ,ЧТО РАНЬШЕ НЕ ПОЗДРАВИЛА) В ГОРОДЕ НЕ БЫЛО. ЖЕЛАЮ СЧАСТЬЯ И ВСЕГО-ВСЕГО САМОТГО НАИЛУЧШЕГО!!!
-_Renesmee_- -_Renesmee_- написал 10.07.2010 15:24:14:
Ой... Кто тебя знает куда ты попал.. эт у мя машина времени))) ты писал еще в июне, а те вот уже в июле отвечают))) -хихи-
Ne_Maneken Ne_Maneken написал 27.06.2010 17:24:55:
куда я попал?))
-_Renesmee_- -_Renesmee_- написал 21.06.2010 19:29:44:
И чего разу обзываться?))))

 -Я - фотограф

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 4) estate_Cullen _дом_КЛЛЕНОВ_ Delight_art Live__ART

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 31.07.2009
Записей: 1021
Комментариев: 6112
Написано: 11940

Histories of Life

Дневник

Пятница, 21 Мая 2010 г. 20:11 + в цитатник

Ричард (Ричард Энтони МакГрейв)

Я хотел бы поведать тебе всю историю. Я не знаю, как ты на нее отреагируешь, но ты должен знать всю правду.

Разреши представиться тебе. Меня зовут Ричард Энтони МакГрейв. Я родился в 1763 году в семье, на то время, достаточно известного художника Роберта МакГрейва. Возможно, ты даже и не слышал этого имени, ведь в учебниках по искусствоведенью нет ни единого упоминания о художнике с такой фамилией. Но ничего, это не столь важно. Мы жили в небольшом городке под названием Батлрич, недалеко от Лексингтона. Наш дом располагался на окраине и граничил с удивительным, по другому и не скажешь, лесом. Природа была всем для меня, я мог проводить среди нее часы.

С самого раннего детства я жил с отцом и няней. Моя мама умерла при родах, а если счказать честно, то в этом есть и моя вина. Я убил свою мать. Элизабет Мэтьюз МакГрейв, так звали мою маму, была очень красивой, дочь помещика. Ей прочили в мужья самых знатных в нашей округе, но ее хрупкая и чувственная натура тянулась к искусству. Так гуляя однажды она встретила моего отца. Молодой художник пленил ее и с того самого момента, она уже точно знала, что хочет стать его женой. Спустя полгода, мои родители сыграли свадьбу. А потом еще спустя несколько месяцев, моя мама поняла, что беременна и радости родитей не было границ. А когда пришел срок... При родах пошло что-то не так и отец должен был принять решение спасти жену или ребенка. Он принял решение, он потребовал, чтобы спасли его жену, но моя мать отказалась и заставила повитуху спасти меня.

В тот же день для меня наняли няню, а отец словно и не замечал меня. Он углубился в свое творчество. Днями и ночами просиживая у себя в кабинете и рисуя портреты матери, т.к. я для него был прискорбным напоминание ее смерти. Я чувствовал, что он винил именно меня, да и с годам я сам стал винить себя в ее смерти.

Ну как ты понял детство было не самым сладким, тем более, что в 1775 начались первые сражения, началась Война за независимость в Северной Америке. И отец воспользовавшись такой возможностью, чтобы не видеть меня, забыть о прошлом, ушел воевать. Самые первые бои состоялись у Конкорда и Лексингтона, в одном из этих боев и погиб мой отец. Домой пришла телеграмма с уведомлением и сразу же за ней к нам в дом пришел Совет попечителей. Моя няня не имела права бытьмоим опекуном, поэтому в связи со смертью отца, я должен был отправиться в приют.

Принеприятнейшее место скажу я тебе. Серость и обыденность. Строгость и наказания на каждом шагу. Мне сразу пришлось не по душе здание и все кто были в нем.

Я держался подальше ото всех, т.к. первые мои попытки подружиться хоть с кем-то потерпели неудачи. Все, кто был в этом приюте, давно уже сплотнились и принимать кого-то н6ового в свое окружение не намеривались. Смирившись с тем, что я одиночка и тем отношением, которое ко мне проявляли, я стал больше времени посвящать занятиям. Теперь природу около нашего дома, мне заменила библиотека. Книги и, возможно столетняя, прыль стали моими друзьями. Я стал изучать языки: латынь, греческий, французкий, итальянский и даже румынский. Я изучал работы Смита и Кейнса по экономике; работы Абеляра, Аристотеля, Бэкона, Мора и многи хдругих философов; изучал труды по религиоведенью, архитектуре, искусству, естествознанию. Я полностью увлекся науками, что характеризовало меня перед преподавателями, как усердного и умного учениука, но в тоже время среди детей я прослыл заучкой. Но я рад, что так сложилось, т.к. это свело меня с Домиником.

Спустя пять лет моего прибывания в приюте к нам пришел новый преподаватель по философии, его звали Доминик Адамс. Он был молод и гаряч, как мне казалось, и никак не мог преподавать. Но я ошибся, тем более Доминик стал моим единственным другом. Заметив мое рвение и старание он всячески мне помогал, рассказывал множество историй, факты. Иногда создавалось ощущение, словно он участвовал в тех или иных сражениях, был знаком с выдающимися людьми истории. Но со временем я стал списывать все на его удивительное умение повествователя.

Ровно через год (в 1781)  мне исполнялось 18, а по сему случаю я мог собирать вещи и отправляться домой. Так как я стал полноправным наследником отца и теперь имел право распоряжаться всем имуществом, каким бы оно ни было. Но моей радости не суждено было сбыться. Оказалось, что все имущество было передано приюту в качестве платы за мое содержание и обучение. В тот же момент когда я узнал об этом, то понял что теперь мне вообще некуда идти, но мне пришел на помощь Доминик. Он взял меня своим помощником в приюте. Моими обязанностями были поиск литературы, достоверных источников и т.п. Так я еще ровно три года провел в приюте, а потом все же собрав вещии решил поискать судьбу где-нибудь в другом месте.

Оказавшись за стенами приюта, я был отдан себе же на попечение. Кругом царила разруха, т.к. война закончиласть только в 1783. Мне приходилось спать под открытым небом, я работал, чтобы добыть хоть кусок хлеба. Думаю ты понимаешь, что сироте не очень то доверяют, да и платили очень редко. Спустя полгода таких скитаний, я оказался в Морхед Сити, в одном из портов я сел на торговое судно отправляющееся во Францию. Никто из членов команды так и не заметил моего прибывания на судне.

В августе 1784 года я ступил на земли Франции, я был в Париже. Первое время я так же скитался, как и в Америке. Через несколько месяцев скитани я снова вернулся в порт. У причала стояло рыболовецкое судно *Гретхен*. Меня заинтересовало его название, ведь в большинстве все рыболовецкие судна назывались *Китобой* или еще что-то, но все касалось рыбы, воды и ловли. А здесь *Гретхен*... Я проблался на судно, внешне все было обычным: капитанский мостик, сети, стропы, крюки, канаты, щегла, от всего этого исходил запах рыбы. Да и сама рыба покоилась в сетях, вот только от нее веяло тухлятиной. не долго думая, я побрел в поисках команды, но нигде на палубе не было видно ни одного человека и это посреди дня, когда все выходят в просторы вод за добычей. Меня все больше притягивало это судно и его загадочно-невидимая команда. В тот момент я очень нуждался в работе и деньгах, я был готов мыть палубы даже за пару франков и я хотел разыскать хоть кого бы то ни было, чтобы узнать есть ли место на этом судне. Но даже заглянув в каюту я никого не обнаружил. Команда словно растворилась. Мне ничего не оставалось делать, как развернуться и уйти. В тот момент в порт вошел английский галеон и забыв о загадочном судне, я стал помогать спускать груз с корабля. Меня заметил капитан *Победоносца*, Грегори Армстронг, и предложил быть юнгой на галеоне. Так я через месяц был в Англии, но теперь каждую ночь мне снилось загадочной судно *Гретхен*. Во сне возникали образы людей, настолько прекрасных, что захватывало дух. Но я все это списывал на свою фантазию, я ведь никого не видел. Работая юнгой, я сумел скопить хоть небольшие, но все же деньги. Я стал одеваться не как сирота или народ из бедных районов Лондона, а очень даже хорошо. У меня всегда в кармане были несколько золотых монет и пару шилингов (не помню есть ли разница?), чтобы зайти и выпить в таверне, да и поразвлечься тоже.

Спустя год мы снова направлялись во Францию, только теперь я был личным камердинером капитана. Войдя в порт, я увидел возле пристани все то же судно. Словно ничего и не менялось, оно находилось на том же месте и в том же состоянии. Я вспомнил свои сны и меня словно тянуло к *Гретхен*, но взяв вещи капитана мы двинулись в ближайший отель. Наша стоянка должна была продлиться около недели, от чего мне представлялась возможность пройтись и полюбоваться окрестностями Париже. От старого камердинера мистера Армстронга я слышал о *Максим*, прекрасный ресторан, в котором завсегдатаями были мужчины высших сословий и е очень, и конечно же женщины, женщины полусвета. Через два дня после нашего прихода, мне исполнялось 22 и я решил, что могу позволить отметить себе это событие. От чего было решено истратить все сбережения. Был куплен лучший костюм, заказан экипаж и ровно в одинадцать вечера, я отправился к *Максим*. Никто даже не засомневался, что я не какой-нибудь лорд.

Шампанское и вино лилось рекой. Я познакомился с двумя очаровательными девушками, Мари и Брианой. Ночь обещала стать незабываемой. Она такой и оказалась!

Когда я проснулся, то лежал на огромной кровати, а рядом со мной девушки. Они примило улыбались и смотрели не меня манящей зеленью леса и холодной голубизной воды. Их взгляд приводил в замешательство, но все же был приятен. Но когда я попытался поднять голову у меня ужасно заболела шея, казалось, что она вот вот сломается под тяжестью головы. Медленно подняв руку, коснулся к шее и нащупал с обеих сторон небольшие уже заживающие ранки. Я не понял от чего они могли появится, да и не стал спрашивать. Я все же кое-как собрался и вернулся к себе в номер в отеле.

(дописать)

Рубрики:  @...Histories of life...@

Метки:  

 Страницы: [1]