-я - фотограф

 -ѕоиск по дневнику

ѕоиск сообщений в OLEQ_7777777

 -ѕодписка по e-mail

 

 -»нтересы

люблю свою родину. хочу сделать жизнь лучше

 -—ообщества

„итатель сообществ (¬сего в списке: 2) Quotation_collection spasibo9may

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
—оздан: 23.03.2009
«аписей:
 омментариев:
Ќаписано: 380

„ј—“№ 5

ƒневник

¬торник, 07 јпрел€ 2009 г. 13:05 + в цитатник


ћетки:  

„ј—“№ 4

ƒневник

¬торник, 07 јпрел€ 2009 г. 13:04 + в цитатник


ћетки:  

„ј—“№ 3

ƒневник

¬торник, 07 јпрел€ 2009 г. 13:03 + в цитатник


ћетки:  

„ј—“№ 2 √ќ√ќЋ№

ƒневник

¬торник, 07 јпрел€ 2009 г. 12:57 + в цитатник


ћетки:  

ѕ“»÷ј √ќ√ќЋ№

ƒневник

¬торник, 07 јпрел€ 2009 г. 12:27 + в цитатник
–убрики:  ћЌ≈ Ќ–ј¬»“№—я

ћетки:  

ѕ–ќўј…“≈ “ќ¬ј–»ў»...

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:55 + в цитатник
ќтыскалс€ след “арасов. —то двадцать тыс€ч казацкого войска показалось на границах ”краины. Ёто уже не была кака€-нибудь мала€ часть или отр€д, выступивший на добычу или на угон за татарами. Ќет; подн€лась вс€ наци€, ибо переполнилось терпение народа. ѕодн€лась отомстить за посме€нье прав своих, за позорное унижение своих нравов, за оскорбление веры предков и св€того обыча€, за посрамление церквей, за бесчинства чужеземных панов, за угнетенье, за унию, за позорное владычество жидовства на христианской земле Ч за все, что копило и сугубило с давних времен суровую ненависть казаков. ћолодой, но сильный духом гетман ќстраница предводил всею несметной казацкой силою. ¬озле был виден престарелый, опытный товарищ его и советник, √ун€. ¬осемь полковников вели двенадцатитыс€чные полки. ƒва генеральные есаула и генеральный бунчужный ехали вслед за гетманом. √енеральный хорунжий предводил главное знам€; много других хоругвей и знамен развевалось вдали; бунчуковые товарищи несли бунчуки. ћного также было других чинов полковых, обозных, войсковых товарищей, полковых писарей и с ними пеших и конных отр€дов; почти столько же, сколько было рейстровых казаков, набралось охочекомонных и вольных. ќтвсюду подн€лись казаки: от „игирина, от ѕере€слава, от Ѕатурина, от √лухова, от низовой стороны днепровской и от всех его верховий и островов. Ѕез счету кони и несметные таборы телег пот€нулись по пол€м. » между теми-то казаками, между теми восьмью полками отборнее всех был один полк; и полком тем предводил “арас Ѕульба. ¬се давало ему перевес пред другими: и преклонные лета, и опытность, и уменье двигать своим войском, и сильнейша€ всех ненависть к врагам. ƒаже самим казакам казалась чрезмерною его беспощадна€ свирепость и жестокость. “олько огонь да виселицу определ€ла седа€ голова его, и совет его в войсковом совете дышал только одним истреблением.
Ќечего описывать всех битв, где показали себ€ казаки, ни всего постепенного хода кампании: все это внесено в летописные страницы. »звестно, какова в –усской земле война, подн€та€ за веру. Ќет силы сильнее веры. Ќепреоборима и грозна она, как нерукотворна€ скала среди бурного, вечно изменчивого мор€. »з самой средины морского дна возносит она к небесам непроломные свои стены, вс€ созданна€ из одного цельного, сплошного камн€. ќтвсюду видна она и гл€дит пр€мо в очи мимобегущим волнам. » горе кораблю, который нанесетс€ на нее! ¬ щепы лет€т бессильные его снасти, тонет и ломитс€ в прах все, что ни есть на нем, и жалким криком погибающих оглашаетс€ пораженный воздух.
¬ летописных страницах изображено подробно, как бежали польские гарнизоны из освобождаемых городов; как были перевешаны бессовестные арендаторы-жиды; как слаб был коронный гетман Ќиколай ѕотоцкий с многочисленною своею армиею против этой непреодолимой силы; как, разбитый, преследуемый, перетопил он в небольшой речке лучшую часть своего войска; как облегли его в небольшом местечке ѕолонном грозные казацкие полки и как, приведенный в крайность, польский гетман кл€твенно обещал полное удовлетворение во всем со стороны корол€ и государственных чинов и возвращение всех прежних прав и преимуществ. Ќо не такие были казаки, чтобы поддатьс€ на то: знали они уже, что такое польска€ кл€тва. » ѕотоцкий не красовалс€ бы больше на шеститыс€чном своем аргамаке, привлека€ взоры знатных панн и зависть двор€нства, не шумел бы на сеймах, задава€ роскошные пиры сенаторам, если бы не спасло его находившеес€ в местечке русское духовенство.  огда вышли навстречу все попы в светлых золотых ризах, нес€ иконы и кресты, и впереди сам архиерей с крестом в руке и в пастырской митре, преклонили казаки все свои головы и сн€ли шапки. Ќикого не уважили бы они на ту пору, ниже самого корол€; но против своей ÷еркви христианской не посмели и уважили свое духовенство. —огласилс€ гетман вместе с полковниками отпустить ѕотоцкого, вз€вши с него кл€твенную прис€гу оставить на свободе все христианские церкви, забыть старую вражду и не наносить никакой обиды казацкому воинству. ќдин только полковник не согласилс€ на такой мир. “от один был “арас. ¬ырвал он клок волос из головы своей и вскрикнул:
Ч Ёй, гетман и полковники! не сделайте такого бабьего дела! не верьте л€хам: продадут, пс€юхи!
 огда же полковой писарь подал условие и гетман приложил свою властную руку, он сн€л с себ€ чистый булат, дорогую турецкую саблю из первейшего железа, разломил ее надвое, как трость, и кинул далеко в разные стороны оба конца, сказав:
Ч ѕрощайте же!  ак двум концам сего палаша не соединитьс€ в одно и не составить одной сабли, так и нам, товарищи, больше не видатьс€ на этом свете! ѕом€ните же прощальное мое слово (при сем слове голос его вырос, подн€лс€ выше, прин€л неведомую силу, Ч и смутились все от пророческих слов): перед смертным часом своим вы вспомните мен€! ƒумаете, купили спокойствие и мир, думаете, пановать станете? Ѕудете пановать другим панованьем: сдерут с твоей головы, гетман, кожу! набьют ее гречаною половою, и долго будут видеть ее по всем €рмаркам! Ќе удержите и вы, паны, голов своих! пропадете в сырых погребах, замурованные в каменные стены, если вас, как баранов, не свар€т всех живыми в котлах!
Ч ј вы, хлопцы! Ч продолжал он, оборотившись к своим. Ч  то из вас хочет умирать своею смертью? Ќе по запечь€м и бабьим лежанкам, не пь€ными под забором у шинка, подобно вс€кой падали, а честной казацкой смертью, всем на одной постели, как жених с невестою! или, может быть, хотите воротитьс€ домой, да оборотитьс€ в недоверков, да возить на своих спинах польских ксендзов?
Ч «а тобою, пане полковнику! за тобою! Ч вскрикнули все, которые были в “арасовом полку, и к ним прибежало немало других.
Ч ј коли за мною, так за мною же! Ч сказал “арас, надвинув глубже на голову себе шапку, грозно взгл€нул на всех оставшихс€, оправилс€ на коне своем и крикнул своим: Ч Ќе попрекнет же никто нас обидной речью! ј ну, гайда, хлопцы, в гости к католикам!
» вслед за тем ударил он по коню, и пот€нулс€ за ним табор из ста телег, и с ними много было казацких конников и пехоты, и, оборот€сь, грозил взором всем остававшимс€, Ч и гневен был взор его. Ќикто не посмел остановить их. ¬ виду всего воинства уходил полк, и долго еще оборачивалс€ “арас и все грозил.
—мутны сто€ли гетман и полковники; задумалис€ все и молчали долго, как будто теснимые каким-то т€желым предвестием. Ќедаром провещал “арас. “ак все и сбылось, как он провещал. Ќемного времени спуст€, после вероломного поступка под  аневом, вздернута была голова гетмана на кол вместе со многими из первейших сановников.
ј что же “арас? ј “арас гул€л по всей ѕольше с своим полком, выжег восьмнадцать местечек, близ сорока костелов и уже доходил до  ракова. ћного избил он вс€кой шл€хты, разграбил богатейшие и лучшие замки, распечатали и поразливали по земле казаки вековые меды и вина, сохранно сберегавшиес€ в панских погребах; изрубили и пережгли дорогие сукна, одежды и утвари, находимые в кладовых. ЂЌичего не жалейте!ї Ч повтор€л только “арас. Ќе уважили казаки чернобровых пан€нок, белогрудых, светлоликих девиц: у самых алтарей не могли спастись они; зажигал их “арас вместе с алтар€ми. Ќе одни белоснежные руки подымались из огненного пламени к небесам, сопровождаемые жалкими криками, от которых бы подвигнулась сама€ сыра€ земл€ и степна€ трава поникла бы от жалости долу. Ќо не внимали ничему жестокие казаки и, поднима€ копь€ми с улиц младенцев их, кидали к ним же в плам€. ЂЁто вам, вражьи л€хи, поминки по ќстапе!ї Ч приговаривал только “арас. » такие поминки по ќстапе отправл€л он в каждом селении, пока польское правительство не увидело, что поступки “араса были побольше, чем обыкновенное разбойничество, и тому же самому ѕотоцкому поручено было с п€тью полками поймать непременно “араса.
Ўесть дней уходили казаки проселочными дорогами от всех преследований; едва выкосили кони необыкновенное бегство и спасали казаков. Ќо ѕотоцкий на сей раз был достоин возложенного поручени€: неутомимо преследовал он их и настиг на берегу ƒнестра, где Ѕульба зан€л дл€ роздыха оставленную развалившуюс€ крепость.
Ќад самой кручей у ƒнестра-реки виднелась она своим оборванным валом и своими развалившимис€ останками стен. ўебнем и разбитым кирпичом усе€на была верхушка утеса, готова€ вс€кую минуту сорватьс€ и слететь вниз. “ут-то, с двух сторон, прилежащих к полю, обступил его коронный гетман ѕотоцкий. „етыре дн€ бились и боролись казаки, отбива€сь кирпичами и камень€ми. Ќо истощились запасы и силы, и решилс€ “арас пробитьс€ сквозь р€ды. » пробились было уже казаки, и, может быть, еще раз послужили бы им верно быстрые кони, как вдруг среди самого бегу остановилс€ “арас и вскрикнул: Ђ—той! выпала люлька с табаком; не хочу, чтобы и люлька досталась вражьим л€хам!ї » нагнулс€ старый атаман и стал отыскивать в траве свою люльку с табаком, неотлучную сопутницу на мор€х и на суше, и в походах, и дома. ј тем временем набежала вдруг ватага и схватила его под могучие плечи. ƒвинулс€ было он всеми членами, но уже не посыпались на землю, как бывало прежде, схватившие его гайдуки. ЂЁх, старость, старость!ї Ч сказал он, и заплакал дебелый старый казак. Ќо не старость была виною: сила одолела силу. „уть не тридцать человек повисло у него по рукам и по ногам. Ђѕопалась ворона! Ч кричали л€хи. Ч “еперь нужно только придумать, какую бы ему, собаке, лучшую честь воздатьї. » присудили, с гетманского разрешень€, сжечь его живого в виду всех. “ут же сто€ло голое дерево, вершину которого разбило громом. ѕрит€нули его железными цеп€ми к древесному стволу, гвоздем прибивши ему руки и приподн€в его повыше, чтобы отвсюду был виден казак, и прин€лись тут же раскладывать под деревом костер. Ќо не на костер гл€дел “арас, не об огне он думал, которым собирались жечь его; гл€дел он, сердечный, в ту сторону, где отстреливались казаки: ему с высоты все было видно как на ладони.
Ч «анимайте, хлопцы, занимайте скорее, Ч кричал он, Ч горку, что за лесом: туда не подступ€т они!
Ќо ветер не донес его слов.
Ч ¬от пропадут, пропадут ни за что! Ч говорил он отча€нно и взгл€нул вниз, где сверкал ƒнестр. –адость блеснула в очах его. ќн увидел выдвинувшиес€ из-за кустарника четыре кормы, собрал всю силу голоса и зычно закричал:
Ч   берегу! к берегу, хлопцы! спускайтесь подгорной дорожкой, что налево. ” берега сто€т челны, все забирайте, чтобы не было погони.
Ќа этот раз ветер дунул с другой стороны, и все слова были услышаны казаками. Ќо за такой совет досталс€ ему тут же удар обухом по голове, который переворотил все в глазах его.
ѕустились казаки во всю прыть подгорной дорожкой; а уж погон€ за плечами. ¬ид€т: путаетс€ и загибаетс€ дорожка и много дает в сторону извивов. Ђј, товарищи! не куда пошло!ї Ч сказали все, остановились на миг, подн€ли свои нагайки, свистнули Ч и татарские их кони, отделившись от земли, распластавшись в воздухе, как змеи, перелетели через пропасть и бултыхнули пр€мо в ƒнестр. ƒвое только не попали в реку, гр€нулись с вышины об камень€ и пропали там навеки с кон€ми, даже не успевши издать крику. ј казаки уже плыли с кон€ми в реке и отв€зывали челны. ќстановились л€хи над пропастью, див€сь неслыханному казацкому делу и дума€: прыгать ли им, или нет? ќдин молодой полковник, жива€, гор€ча€ кровь, родной брат прекрасной пол€чки, обворожившей бедного јндри€, не подумал долго и бросилс€ со всех сил с конем за казаками. ѕеревернулс€ три раза в воздухе с конем своим и пр€мо гр€нулс€ на острые утесы. ¬ куски изорвали его острые камни, пропавшего среди пропасти, и мозг его, смешавшись с кровью, обрызгал росшие по неровным стенам провала кусты.
 огда очнулс€ “арас Ѕульба от удара и гл€нул на ƒнестр, уже казаки были на челнах и гребли веслами; пули сыпались на них сверху, но не доставали. » вспыхнули радостные очи у старого атамана.
Ч ѕрощайте, товарищи! Ч кричал он им сверху. Ч ¬споминайте мен€ и будущей же весной прибывайте сюда вновь да хорошенько погул€йте! „то, вз€ли, чертовы л€хи? думаете, есть что-нибудь на свете, чего бы побо€лс€ казак? ѕостойте же, придет врем€, будет врем€, узнаете вы, что такое православна€ русска€ вера! ”же и теперь чуют дальние и близкие народы: подыметс€ из –усской земли свой царь, и не будет в мире силы, котора€ бы не покорилась ему!..
ј уже огонь подымалс€ над костром, захватывал его ноги и разостлалс€ пламенем по дереву... ƒа разве найдутс€ на свете такие огни и муки и сила така€, котора€ бы пересилила русскую силу!
Ќемала€ река ƒнестр, и много на ней заводьев, речных густых камышей, отмелей и глубокодонных мест, блестит речное зеркало, оглашенное звонким €чаньем лебедей, и гордый гоголь быстро несетс€ по нем, и много куликов, краснозобых курухтанов и вс€ких иных птиц в тростниках и на прибрежь€х.  азаки быстро плыли на узких двухрульных челнах, дружно гребли веслами, осторожно миновали отмели, всполашива€ подымавшихс€ птиц, и говорили про своего атамана.

ћетки:  

 ј«Ќ№ √ќ–≈ ќ“÷ј

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:49 + в цитатник
ѕлощадь, на которой долженствовала производитьс€ казнь, нетрудно было отыскать: народ валил туда со всех сторон. ¬ тогдашний грубый век это составл€ло одно из занимательнейших зрелищ не только дл€ черни, но и дл€ высших классов. ћножество старух самых набожных, множество молодых девушек и женщин самых трусливых, которым после всю ночь грезились окровавленные трупы, которые кричали спросонь€ так громко, как только может крикнуть гусар, не пропускали, однако же, случа€ полюбопытствовать. Ђјх, какое мученье!ї Ч кричали из них многие с истерическою лихорадкою, закрыва€ глаза и отворачива€сь, однако же простаивали иногда довольно времени. »ной, и рот разинув, и руки выт€нув вперед, желал бы вскочить всем на головы, чтобы оттуда посмотреть повиднее. »з толпы узких, небольших и обыкновенных голов высовывал свое толстое лицо м€сник, наблюдал весь процесс с видом знатока и разговаривал односложными словами с оружейным мастером, которого называл кумом, потому что в праздничный день напивалс€ с ним в одном шинке. »ные рассуждали с жаром, другие даже держали пари; но больша€ часть была таких, которые на весь мир и на все, что ни случаетс€ в свете, смотр€т, ковыр€€ пальцем в своем носу. Ќа переднем плане, возле самых усачей, составл€вших городовую гвардию, сто€л молодой шл€хтич, или казавшийс€ шл€хтичем, в военном костюме, который надел на себ€ решительно все, что у него ни было, так что на его квартире оставалась только изодранна€ рубашка да старые сапоги. ƒве цепочки, одна сверх другой, висели у него на шее с каким-то дукатом. ќн сто€л с коханкою своею, ёзысею, и беспрестанно огл€дывалс€, чтобы кто-нибудь не замарал ее шелкового плать€. ќн ей растолковал совершенно все, так что уже решительно не можно было ничего прибавить. Ђ¬от это, душечка ёзыс€, Ч говорил он, Ч весь народ, что вы видите, пришел затем, чтобы посмотреть, как будут казнить преступников. ј вот тот, душечка, что, вы видите, держит в руках секиру и другие инструменты, то палач, и он будет казнить. » как начнет колесовать и другие делать муки, то преступник еще будет жив; а как отруб€т голову, то он, душечка, тотчас и умрет. ѕрежде будет кричать и двигатьс€, но как только отруб€т голову, тогда ему не можно будет ни кричать, ни есть, ни пить, оттого что у него, душечка, уже больше не будет головыї. » ёзыс€ все это слушала со страхом и любопытством.
 рыши домов были усе€ны народом. »з слуховых окон выгл€дывали престранные рожи с усами и в чем-то похожем на чепчики. Ќа балконах, под балдахинами, сидело аристократство. ’орошенька€ ручка смеющейс€, блистающей, как белый сахар, панны держалась за перила. ясновельможные паны, довольно плотные, гл€дели с важным видом. ’олоп в блест€щем убранстве, с откидными назад рукавами, разносил тут же разные напитки и съестное. „асто шалунь€ с черными глазами, схвативши светлою ручкою своею пирожное и плоды, кидала в народ. “олпа голодных рыцарей подставл€ла наподхват свои шапки, и какой-нибудь высокий шл€хтич, высунувшийс€ из толпы своею головою, в полин€лом красном кунтуше с почерневшими золотыми шнурками, хватал первый с помощию длинных рук, целовал полученную добычу, прижимал ее к сердцу и потом клал в рот. —окол, висевший в золотой клетке под балконом, был также зрителем: перегнувши набок нос и подн€вши лапу, он с своей стороны рассматривал также внимательно народ. Ќо толпа вдруг зашумела, и со всех сторон раздались голоса: Ђ¬едут! ведут! казаки!ї
ќни шли с открытыми головами, с длинными чубами; бороды у них были отпущены. ќни шли не бо€зливо, не угрюмо, но с какою-то тихою горделивостию; их плать€ из дорогого сукна износились и болтались на них ветхими лоскуть€ми, они не гл€дели и не клан€лись народу. ¬переди всех шел ќстап.
„то почувствовал старый “арас, когда увидел своего ќстапа? „то было тогда в его сердце! ќн гл€дел на него из толпы и не проронил ни одного движени€ его. ќни приблизились уже к лобному месту. ќстап остановилс€. ≈му первому приходилось выпить эту т€желую чашу. ќн гл€нул на своих, подн€л руку вверх и произнес громко:
Ч ƒай же, Ѕоже, чтобы все, какие тут ни сто€т еретики, не услышали, нечестивые, как мучитс€ христианин! чтобы ни один из нас не промолвил ни одного слова!
ѕосле этого он приблизилс€ к эшафоту.
Ч ƒобре, сынку, добре! Ч сказал тихо Ѕульба и уставил в землю свою седую голову.
ѕалач сдернул с него ветхие лохмоть€; ему ув€зали руки и ноги в нарочно сделанные станки, и... не будем смущать читателей картиною адских мук, от которых дыбом подн€лись бы их волосы. ќни были порождение тогдашнего грубого, свирепого века, когда человек вел еще кровавую жизнь одних воинских подвигов и закалилс€ в ней душою, не чу€ человечества. Ќапрасно некоторые, немногие, бывшие исключени€ми из века, €вл€лись противниками сих ужасных мер. Ќапрасно король и многие рыцари, просветленные умом и душой, представл€ли, что подобна€ жестокость наказаний может только разжечь мщение казацкой нации. Ќо власть корол€ и умных мнений была ничто пред беспор€дком и дерзкой волею государственных магнатов, которые своей необдуманностью, непостижимым отсутствием вс€кой дальновидности, детским самолюбием и ничтожною гордостью превратили сейм в сатиру на правление.
ќстап выносил терзани€ и пытки, как исполин. Ќи крика, ни стона не было слышно даже тогда, когда стали перебивать ему на руках и ногах кости, когда ужасный хр€ск их послышалс€ среди мертвой толпы отдаленными зрител€ми, когда пан€нки отворотили глаза свои, Ч ничто, похожее на стон, не вырвалось из уст его; не дрогнулось лицо его. “арас сто€л в толпе, потупив голову и в то же врем€ гордо приподн€в очи, одобрительно только говорил: Ђƒобре, сынку, добре!ї
Ќо когда подвели его к последним смертным мукам, казалось, как будто стала подаватьс€ его сила. » повел он очами вокруг себ€: Ѕоже! все неведомые, все чужие лица! ’оть бы кто-нибудь из близких присутствовал при его смерти. ќн не хотел бы слышать рыданий и сокрушени€ слабой матери или безумных воплей супруги, исторгающей волосы и биющей себ€ в белые груди; хотел бы он теперь увидеть твердого мужа, который бы разумным словом освежил его и утешил при кончине. » упал он силою и выкликнул в душевной немощи:
Ч Ѕатько! где ты? слышишь ли ты все это?
Ч —лышу! Ч раздалось среди всеобщей тишины, и весь миллион народа в одно врем€ вздрогнул. „асть военных всадников бросилась заботливо рассматривать толпы народа. янкель побледнел как смерть, и, когда всадники немного отдалились от него, он со страхом оборотилс€ назад, чтобы взгл€нуть на “араса, но “араса уже возле него не было: его и след простыл.
 (450x300, 30Kb)

ћетки:  

я “≈Ѕя ѕќ–ќƒ»Ћ....

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:45 + в цитатник
ЂЁй хлопь€та! заманите мне только его к лесу, заманите мне только его!ї Ч кричал “арас. » вызвалось тот же час тридцать быстрейших казаков заманить его. », поправив на себе высокие шапки, тут же пустились на кон€х пр€мо наперерез гусарам. ”дарили сбоку на передних, сбили их, отделили от задних, дали по гостинцу тому и другому, а √олокопытенко хватил плашм€ по спине јндри€, и в тот же час пустились бежать от них, сколько достало казацкой мочи.  ак вскинулс€ јндрий! как забунтовала по всем жилкам молода€ кровь! ”дарив острыми шпорами кон€, во весь дух полетел он за казаками, не гл€д€ назад, не вид€, что позади только всего двадцать человек поспевало за ним; а казаки летели во всю прыть на кон€х и пр€мо поворотили к лесу. –азогналс€ на коне јндрий и чуть было уже не настигнул √олокопытенка, как вдруг чь€-то сильна€ рука ухватила за повод его кон€. ќгл€нулс€ јндрий: перед ним “арас! «атр€сс€ он всем телом и вдруг стал бледен, как школьник, неосторожно задравший своего товарища и получивший за то от него удар линейкою по лбу, вспыхивает, как огонь, бешеный вскакивает с лавки и гонитс€ за испуганным товарищем своим, готовый разорвать его на части, и вдруг наталкиваетс€ на вход€щего в класс учител€: вмиг притихает бешеный порыв и упадает бессильна€ €рость. ѕодобно тому, в один миг пропал, как бы не бывал вовсе, гнев јндри€. » видел он перед собою одного только страшного отца.
Ч Ќу, что ж теперь мы будем делать? Ч сказал “арас, смотр€ пр€мо ему в очи.
Ќо ничего не мог на то сказать јндрий и сто€л, потупивши в землю очи.
Ч „то, сынку! помогли тебе твои л€хи?
јндрей был безответен.
Ч “ак продать? продать веру? продать своих? —той же, слезай с кон€!
ѕокорно, как ребенок, слез он с кон€ и остановилс€ ни жив ни мертв перед “арасом.
Ч —той и не шевелись! я теб€ породил, € теб€ и убью! Ч сказал “арас и, отступивши шаг назад, сн€л с плеча ружье.
Ѕледен как полотно был јндрий; видно было, как тихо шевелились уста его и как он произносил чье-то им€; но это не было им€ отчизны, или матери, или братьев Ч это было им€ прекрасной пол€чки. “арас выстрелил.
 ак хлебный колос, подрезанный серпом, как молодой барашек, почу€вший под сердцем смертельное железо, повис он головой и повалилс€ на траву, не сказавши ни одного слова.
ќстановилс€ сыноубийца и гл€дел долго на бездыханный труп. ќн был и мертвый прекрасен: мужественное лицо его, недавно исполненное силы и непобедимого дл€ жен очаровань€, все еще выражало чудную красоту; черные брови, как траурный бархат, оттен€ли его побледневшие черты.
Ч „ем бы не казак? Ч сказал “арас, Ч и станом высокий, и чернобровый, и лицо как у двор€нина, и рука была крепка в бою! ѕропал! пропал бесславно, как подла€ собака!
Ч Ѕатько, что ты сделал? это ты убил его? Ч сказал подъехавший в это врем€ ќстап.
“арас кивнул головою.
ѕристально погл€дел мертвому в очи ќстап. ∆алко ему стало брата, и проговорил он тут же:
Ч ѕредадим же, батько, его честно земле, чтобы не наругались над ним враги и не растаскали бы его тела хищные птицы.
Ч ѕогребут его и без нас! Ч сказал “арас, Ч будут у него плакальщики и утешницы!
» минуты две думал он: кинуть ли его на расхищенье волкам-сыромахам, или пощадить в нем рыцарскую доблесть, которую храбрый должен уважать в ком бы то ни было.

ћетки:  

«ј ¬≈–” !!!!!

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:39 + в цитатник
Ч я угощаю вас, паны-брать€, Ч так сказал Ѕульба, Ч не в честь того, что вы сделали мен€ своим атаманом, как ни велика подобна€ честь, не в честь также прощань€ с нашими товарищами: нет, в другое врем€ прилично то и другое; не така€ теперь перед нами минута. ѕеред нами дело великого поту, великой казацкой доблести! »так, выпьем, товарищи, разом, выпьем наперед всего за св€тую православную веру, чтобы пришло наконец такое врем€, чтоб по всему свету разошлась и везде была бы одна св€та€ вера, и все, сколько ни есть бусурманов, все бы сделались христианами! ƒа за одним уже разом выпьем и за —ечь, чтобы долго она сто€ла на погибель всему бусурманству, чтобы с каждым годом выходили из нее молодцы один другого лучше, один другого краше. ƒа уже вместе выпьем и за нашу собственную славу, чтобы сказали внуки и сыны тех внуков, что были когда-то такие, которые не постыдили товарищества и не выдали своих. “ак за веру, пане-братове, за веру.
Ч «а веру! Ч загомонели все, сто€вшие в ближних р€дах, густыми голосами.
Ч «а веру! Ч подхватили дальние Ч и все, что ни было, и старое и молодое, выпило за веру.
Ч «а —ечь! Ч сказал “арас и высоко подн€л над головою руку.
Ч «а —ечь! Ч отдалос€ густо в передних р€дах.
Ч «а —ечь! Ч сказали тихо старые, моргнувши седым усом; и, встрепенувшись, как молодые соколы, повторили молодые: Ч «а —ечь!
» слышало далече поле, как поминали казаки свою —ечь.
Ч “еперь последний глоток, товарищи, за славу и всех христиан, какие живут на свете!
» все казаки, до последнего, выпили последний глоток за славу и всех христиан, какие ни есть на свете. » долго еще повтор€лось по всем р€дам промеж всеми курен€ми:
Ч «а всех христиан, какие ни есть на свете!
”же пусто было в ковшах, а все еще сто€ли казаки, подн€вши руки; хоть весело гл€дели очи их всех, проси€вшие вином, но сильно задумались они. Ќе о корысти и военном прибытке теперь думали они, не о том, кому посчастливитс€ набрать червонцев, дорогого оружь€, шитых кафтанов и черкесских коней; но задумались они, как орлы, севшие на вершинах каменистых гор, обрывистых, высоких гор, с которых далеко видно расстилающеес€ беспредельное море, усыпанное, как мелкими птицами, галерами, корабл€ми и вс€кими судами, огражденное по сторонам чуть видными тонкими поморь€ми, с прибрежными, как мошки, городами и склонившимис€, как мелка€ травка, лесами.  ак орлы, озирали они вокруг себ€ очами все поле и чернеющую вдали судьбу свою. Ѕудет, будет все поле с облогами и дорогами покрыто их белыми торчащими кост€ми, щедро обмывшись казацкою их кровью и покрывшись разбитыми возами, расколотыми сабл€ми и копь€ми; далече раскинутс€ чубатые головы с перекрученными книзу усами; будут орлы, налетев, выдирать и выдергивать из них казацкие очи. Ќо добро великое в таком широко и вольно разметавшемс€ смертном ночлеге! не погибнет ни одно великодушное дело, и не пропадет, как мала€ порошинка с ружейного дула, казацка€ слава. Ѕудет, будет бандурист с седою по грудь бородою, а может быть, полный зрелого мужества, но белоголовый старец, вещий духом, и скажет он про них свое густое, могучее слово. » пойдет дыбом по всему свету о них слава, и все, что ни народитс€ потом, заговорит о них; ибо далеко разноситс€ могучее слово, будучи подобно гуд€щей колокольной меди, в которую мастер много повергнул дорогого чистого серебра, чтобы далече по городам, лачугам, палатам и вес€м разносилс€ красный звон, сзыва€ равно всех на св€тую молитву.
 (450x300, 19Kb)

ћетки:  

ќ“ Ѕ≈«ƒ≈Ћ№я Ѕ≈ƒџ....

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:32 + в цитатник
Ч ѕостой, батько! Ч сказал он, Ч хоть оно и не в законе, чтобы сказать такое возражение, когда говорит кошевой пред лицом всего войска, да дело не так было, так нужно сказать. “ы не совсем справедливо попрекнул.  азаки были бы повинны и достойны смерти, если бы напились в походе, на войне, на трудной, т€жкой работе; но мы сидели без дела, ма€чились попусту перед городом. Ќи поста, ни другого христианского воздержань€ не было; как же может статьс€, чтобы на безделье не напилс€ человек? √реха тут нет. ј мы вот лучше покажем им, что такое нападать на безвинных людей. ѕрежде били добре, а уж теперь побьем так, что и п€т не унесут домой.
–ечь куренного атамана понравилась казакам. ќни приподн€ли уже совсем было понурившиес€ головы, и многие одобрительно кивнули головой, примолвивши: Ђƒобре сказал  укубенко!ї ј “арас Ѕульба, сто€вший недалеко от кошевого, сказал:
Ч ј что, кошевой, видно,  укубенко правду сказал! что ты скажешь на это?
Ч ј что скажу? скажу: блажен и отец, родивший такого сына: еще не больша€ мудрость сказать укорительное слово, но больша€ мудрость сказать такое слово, которое, не поругавшись над бедою человека, ободрило бы его, придало бы духу ему, как шпоры придают духу коню, освеженному водопоем. я сам хотел вам сказать потом утешительное слово, да  укубенко догадалс€ прежде.
Ђƒобре сказал и кошевой!ї Ч отозвалось в р€дах запорожцев. Ђƒоброе слово!ї Ч повторили другие. » самые седые, сто€вшие, как сизые голуби, и те кивнули головою и, моргнувши седым усом, тихо сказали: Ђƒобре сказанное слово!ї

ћетки:  

ѕ–≈ƒјЋ –ќƒ»Ќ” ќ“÷ј...

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 21:19 + в цитатник
» когда затихла она, безнадежное, безнадежное чувство отразилось в лице ее; ноющею грустью заговорила вс€ка€ черта его, и все, от печально поникшего лба и опустившихс€ очей до слез, застывших и засохнувших по тихо пламеневшим щекам ее, все, казалось, говорило: ЂЌет счасть€ на лице этом!ї
Ч Ќе слыхано на свете, не можно, не быть тому, Ч говорил јндрий, Ч чтобы красивейша€ и лучша€ из жен понесла такую горькую часть, когда она рождена на то, чтобы пред ней, как пред св€тыней, преклонилось все, что ни есть лучшего на свете. Ќет, ты не умрешь, не тебе умирать, кл€нусь моим рождением и всем, что мне мило на свете, ты не умрешь! ≈сли же будет уже так и ничем, ни силой, ни молитвой, ни мужеством, нельз€ будет отклонить горькой судьбы, то мы умрем вместе, и прежде умру €, умру перед тобой, у твоих прекрасных колен, и разве уже мертвого мен€ разлучат с тобою.
Ч Ќе обманывай, рыцарь, и себ€ и мен€, Ч говорила она, кача€ тихо прекрасной головой своей, Ч знаю и, к великому моему горю, знаю слишком хорошо, что тебе нельз€ любить мен€, знаю €, какой долг и завет твой: теб€ зовут отец, товарищи, отчизна, Ч а мы враги тебе.
Ч ј что мне отец, товарищи, отчизна? Ч сказал јндрий, встр€хнув быстро головою и выпр€мив весь пр€мой, как надречна€ осокорь, стан свой. Ч “ак если ж так, так вот что: нет у мен€ никого! Ќикого, никого! Ч повторил он тем же голосом и с тем движеньем руки, с каким упругий, несокрушимый казак выражает решимость на дело, неслыханное и невозможное дл€ другого. Ч  то сказал, что мо€ отчизна ”краина? кто дал мне ее в отчизны? ќтчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее дл€ нее всего. ќтчизна мо€ Ч ты! ¬от мо€ отчизна! » понесу € отчизну эту в сердце моем, понесу ее, пока станет моего веку, и посмотрю, пусть кто-нибудь из казаков вырвет ее оттуда! и все, что ни есть, продам, отдам, погублю за такую отчизну!
Ќа миг остолбенев, как прекрасна€ стату€, смотрела она ему в очи и вдруг зарыдала, и с чудною женскою стремительностию, на какую бывает только способна одна безрасчетно великодушна€ женщина, созданна€ на прекрасное сердечное движение, кинулась она к нему на шею, обхватив его снегоподобными, чудными руками, и зарыдала. ¬ это врем€ раздались на улице не€сные крики, сопровождаемые трубным и литаврным звуком; но он не слышал их; он слышал только, как чудные уста обдавали его благовонной теплотой своего дыхани€, как слезы ее текли ручь€ми к нему на лицо и все спустившиес€ с головы пахучие ее волосы опутали его всего своим темным и блест€щим шелком.
¬ это врем€ вбежала к ним с радостным криком татарка.
Ч —пасены, спасены! Ч кричала она, не помн€ себ€, Ч наши вошли в город, привезли хлеба, пшена, муки и св€занных запорожцев.
Ќо не слышал никто из них, какие Ђнашиї вошли в город, что привезли с собою и каких св€зали запорожцев. ѕолный чувств, вкушаемых не на земле, јндрий поцеловал в благовонные уста, прильнувшие к щеке его, и небезответны были благовонные уста. ќни отозвались тем же, и в этом обоюдносли€нном поцелуе ощутилось то, что один только раз в жизни даетс€ чувствовать человеку.
» погиб казак! пропал дл€ всего казацкого рыцарства! не видать ему больше ни «апорожь€, ни отцовских хуторов своих, ни церкви Ѕожией. ”краине не видать тоже храбрейшего из своих детей, вз€вшихс€ защищать ее. ¬ырвет старый “арас седой клок волос из своей чупрыны и прокл€нет и день и час, в который породил на позор себе такого сына.

ћетки:  

ћј“№ Ќ≈“ Ќ≈„≈√ќ ƒќ–ќ∆≈ Ќј —¬≈“≈ ћј“≈–» » –ќƒ»Ќџ.

ƒневник

„етверг, 02 јпрел€ 2009 г. 20:55 + в цитатник
»« “ј–ј—ј Ѕ”Ћ№Ѕџ.......ќдна бедна€ мать не спала; она приникла к изголовью дорогих сыновей своих, лежавших р€дом; она расчесывала гребнем их молодые, небрежно всклокоченные кудри и смачивала их слезами; она гл€дела на них вс€, гл€дела всеми чувствами, вс€ превратилась в одно зрение и не могла нагл€детьс€. ќна вскормила их собственною грудью; она возрастила, взлеле€ла их Ч и только на один миг видит их перед собою! Ђ—ыны мои, сыны мои милые! что будет с вами? что ждет вас?ї Ч говорила она, и слезы остановились в морщинах, изменивших прекрасное когда-то лицо ее. ¬ самом деле, она была жалка, как вс€ка€ женщина того удалого века. ќна миг только жила любовью, только в первую гор€чку страсти, в первую гор€чку юности, и уже суровый прельститель ее покидал ее дл€ сабли, дл€ товарищей, дл€ бражничества. ќна видела мужа в год два-три дн€, и потом несколько лет о нем не бывало слуху. ƒа и когда виделась с ним, когда они жили вместе, что за жизнь ее была? ќна терпела оскорблени€, даже побои; она видела ласки, оказываемые только из милости; она была какое-то странное существо в этом сборище безженных рыцарей, на которых разгульное «апорожье набрасывало суровый колорит свой. ћолодость без наслаждени€ мелькнула перед нею, и ее прекрасные свежие щеки и перси без лобзаний отцвели и покрылись преждевременными морщинами. ¬с€ любовь, все чувства, все, что есть нежного и страстного в женщине, все обратилось у нее в одно материнское чувство. ќна с жаром, с страстью, со слезами, как степна€ чайка, вилась над детьми своими. ≈е сыновей, ее милых сыновей берут от нее; берут дл€ того, чтобы не увидеть их никогда!  то знает, может быть при первой битве татарин срубит им головы и она не будет знать, где лежат брошенные тела их, которые расклюет хищна€ подорожна€ птица, а за каждую каплю крови их она отдала бы себ€ всю. –ыда€, гл€дела она им в очи, когда всемогущий сон начинал уже смыкать их, и думала: Ђјвось-либо Ѕульба, проснувшись, отсрочит денька на два отъезд; может быть, он задумал оттого так скоро ехать, что много выпилї.
ћес€ц с вышины неба давно уже озар€л весь двор, наполненный сп€щими, густую кучу верб и высокий бурь€н, в котором потонул частокол, окружавший двор. ќна все сидела в головах сыновей своих, ни на минуту не сводила с них глаз и не думала о сне. ”же кони, чу€ рассвет, все полегли на траву и перестали есть; верхние листь€ верб начали лепетать, и мало-помалу лепечуща€ стру€ спустилась по ним до самого низу. ќна просидела до света, вовсе не утомилась и внутренне желала, чтобы ночь прот€нулась как можно дольше. —о степи понеслось звонкое ржание жеребенка; красные полосы €сно сверкнули на небе.
Ѕульба вдруг проснулс€ и вскочил; он очень хорошо помнил все, что приказывал вчера.
Ч Ќу, хлопцы, полно спать! пора, пора! Ќапойте коней! ј где стара? (так он обыкновенно называл жену свою). ∆ивее, стара, готовь нам есть: путь лежит великий!
Ѕедна€ старушка, лишенна€ последней надежды, уныло поплелась в хату. ћежду тем как она со слезами готовила все, что нужно к завтраку, Ѕульба раздавал свои приказани€, возилс€ на конюшне и сам выбирал дл€ детей своих лучшие убранства. Ѕурсаки вдруг преобразились; на них €вились, вместо прежних запачканных сапогов, сафь€нные красные с серебр€ными подковами; шаровары шириною в „ерное море, с тыс€чью складок и со сборами, перет€нулись золотым очкуром; к очкуру прицеплены были длинные ремешки, с кист€ми и прочими побр€кушками дл€ трубки.  азакин алого цвета, сукна €ркого, как огонь, опо€салс€ узорчатым по€сом; чеканные турецкие пистолеты были засунуты за по€с; сабл€ бр€кала по ногам. »х лица, еще мало загоревшие, казалось, похорошели и побелели; молодые черные усы теперь как-то €рче оттен€ли белизну их и здоровый, мощный цвет юности; они были хороши под черными бараньими шапками с золотым верхом. Ѕедна€ мать как увидела их, и слова не могла промолвить, и слезы остановились в глазах ее.
Ч Ќу, сыны, все готово! нечего мешкать! Ч произнес, наконец, Ѕульба. Ч “еперь, по обычаю христианскому, нужно перед дорогою всем присесть.
¬се сели, не выключа€ даже и хлопцев, сто€вших почтительно у дверей.
Ч “еперь благослови, мать, детей своих! Ч сказал Ѕульба, Ч моли Ѕога, чтобы они воевали храбро, защищали бы всегда честь лыцарскую 1, чтобы сто€ли всегда за веру ’ристову, а не то пусть лучше пропадут, чтобы и духу их не было на свете! ѕодойдите, дети, к матери: молитва материнска€ и на воде и на земле спасает!
ћать, слаба€ как мать, обн€ла их, вынула две небольшие иконы, надела им, рыда€, на шею.
Ч ѕусть хранит вас... Ѕожь€ ћатерь... не забывайте, сынки, мать вашу... пришлите хоть весточку о себе... Ч далее она не могла говорить.
Ч Ќу, пойдем, дети! Ч сказал Ѕульба.
” крыльца сто€ли оседланные кони. Ѕульба вскочил на своего „ерта, который бешено отшатнулс€, почувствовав на себе двадцатипудовое брем€, потому что “арас был чрезвычайно т€жел и толст.
 огда увидела мать, что уже и сыны ее сели на коней, она кинулась к меньшому, у которого в чертах лица выражалось более какой-то нежности; она схватила его за стрем€, она прилипла к седлу его и с отча€ньем в глазах не выпускала его из рук своих. ƒва дюжих казака вз€ли ее бережно и унесли в хату. Ќо когда выехали они за ворота, со всею легкостию дикой козы, несообразно летам, выбежала она за ворота, с непостижимою силою остановила лошадь и обн€ла одного из сыновей с какою-то помешанною, бесчувственною гор€чностию; ее оп€ть увели.
ћолодые казаки ехали смутно и удерживали слезы, бо€сь отца, который, с своей стороны, был тоже несколько смущен, хот€ старалс€ этого не показывать. ƒень был серый; зелень сверкала €рко; птицы щебетали как-то вразлад. ќни, проехавши, огл€нулись назад: хутор их как будто ушел в землю; только видны были над землей две трубы скромного их домика, да вершины дерев, по сучь€м которых они лазили, как белки; еще стлалс€ перед ними тот луг, по которому они могли припомнить всю историю своей жизни, от лет, когда вал€лись по росистой траве его, до лет, когда поджидали на нем чернобровую казачку, бо€зливо перелетавшую через него с помощию своих свежих, быстрых ног. ¬от уже один только шест над колодцем с прив€занным вверху колесом от телеги одиноко торчит в небе; уже равнина, которую они проехали, кажетс€ издали горою и все собою закрыла... ѕрощайте и детство, и игры, и все, и все!

ћетки:  

 —траницы: [1]