«аписи с меткой рассказ татарина

(и еще 1 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

british broadcasting corporation go команда hump день latte-art thursday uma2rmah - проститьс€ альфонс муха ангел ангелы и демоны анимаци€ анимашка дл€ дневника анимашки дл€ дневника бал без заголовка вечер вдвоем. vol. 4 видео-запись: а.пугачева "бела€ панама" группа scorpions девушки девушки бывают разные дети глазами художницы josephine wall дуэль дуэльный кодекс елена ваенга еп4кр женска€ грудь животные зачем весною боротьс€ с любовью? интервью с богом. китайска€ живопись леонид филатов любовь маска новогодн€€ флеш -игра пасха понедельник праздник иван-купала приколы бодиарта притча о душах проги работы художницы cicely mary barker рецепт рисунки художницы анны игнатьевой. стихи тест ты лишь надейс€ флеш-игра фото сайты прикол хранитель мечей христос щен€та
 омментарии (0)

–ј—— ј« “ј“ј–»Ќј

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:46 + в цитатник

«а  азанью начинаютс€ леса обширные, густые, дремучие и непроходимые; зимою больша€ дорога, идуща€ через них, так же узка, как и вс€ка€ проселочна€; последние еще имеют преимущество перед первою, потому что ими можно иногда ближе проехать и всегда уже дешевле; последнее обсто€тельство дл€ мен€ было также немаловажно, и € со второй станции поворотила с большой дороги на маленькую, котора€ вела и час от часу глубже заходила в чащу соснового леса. Ќаступила ночь! в дремучем лесу ничто не шелохнуло, и только раздавались восклицани€ моего €мщика и заунывные песни старого татарина, ехавшего вместе со мною от самой  азани; он выпросил у мен€ позволение сидеть на облучке повозки и за то прислуживал мне в дороге; гайда, гайда, ’амитулла!.. пел он прот€жным и грустным напевом своего народа; это был припев какой-то нескончаемой песни. ”став слушать одно и то же целый час, € спросила: «„то это за ’амитулла, якуб, которым ты прожужжал мне уши?» якуб сердито повернулс€ на облучке: «„то за ’амитулла? ’амитулла был первый красавец из всего рода нашего!» — «»з твоей семьи, якуб, или из всего татарского племени?..» якуб не отвечал; € думала, он осердилс€, по обыкновению; но седой татарин мрачно смотрел в глубь леса и вздыхал. я оставила его думать, как видно, о ’амитулле и хотела, закрыв голову шинелью, лечь спать; вдруг якуб оборотилс€ ко мне совсем: «Ѕарин! мы едем теперь через тот самый лес, где так долго крылс€ и скиталс€ ’амитулла!.. где он наводил ужас на путников одним только именем своим и мнимыми разбо€ми!.. где его искали, преследовали и наконец поймали!.. Ѕедный ’амитулла! вид€ его в цел€х, € не верил глазам своим. ќн! добрый и честный человек, примерный сын, брат, друг!.. в цеп€х за преступление!.. за разбой!..  ак бы вы думали, барин, какое было это преступление и какого рода разбои?.. ’отите знать?» — «’орошо, якуб, расскажи». — «я люблю говорить об нем; дивлюсь ему и жалею о бедственной судьбе его со всем сердоболием отца... ƒа, € любил ’амитуллу, как сына! ≈му было семнадцать лет, когда €, заплатив калым за вторую жену свою, переехал жить к тестю в деревню ****, чтоб помогать ему в трудах. ƒом отца ’амитуллы был подле нашего; мне было тогда сорок два года от роду; детей у мен€ не было; и € всей душою прив€залс€ к бравому юноше, который тоже любил и мен€, как отца. ќн был не только что прекраснейший из молодых людей наших, но и отличнейший стрелок и отважнейший наездник. »ногда, усмирив сердитого неезженого кон€ и подвод€ его ко мне, он говорил: «ѕосмотри, якуб, только на таких люблю ездить! „то в этих кротких!.. јх, если б не было и вовсе на свете смирных лошадей!..» я сме€лс€: ««а что ж ты хочешь, ’амитулла, чтоб мы все сломили себе шеи, сад€сь на бешеных лошадей? ’орошо тебе, ты молод, силен, славный наездник; а €, а старик-отец твой? что бы стали мы делать?» — «ѕравда! не подумал € об этом», — € шалун бегом уводил своего любимца на траву.

Ќо настало врем€, когда ни добрый конь, ни тугой лук не веселили более ’амитуллу. ќгненные кони его, разметав гриву, летали по горам и долам, а ’амитулла и не думал оседлать которого-нибудь из них; ему при€тно было оставатьс€ дома и изредка проходить мимо окна «угры, дочери одного из богатейших татар деревни. «угра была смугла€, статна€, высока€ татарочка; разумеетс€, с черными глазами и бров€ми, хот€ эта последн€€ прелесть и не диковина у татарок; они почти все черноглазы; но чернота глаз и бровей «угры была как-то пленительно черна! в них было что-то, от чего жестоко болело сердце ’амитуллы...»

« ак же, якуб, удалось твоему ’амитулле видеть свою любезную? ¬едь у вас татарки пр€чутс€ от мужчин». — «Ќо только не от тех, кому хот€т понравитьс€; тут они очень искусно умеют дать себ€ увидеть. ƒовольно, что ’амитулла умел отличить прелестную черноту глаз и бровей своей «угры от такой же точно черноты двадцати пар других глаз и бровей. «” нее глаза гор€т, а брови лосн€тс€! кл€нусь тебе, якуб, кл€нусь кораном!» — повтор€л предо мною влюбленный. «¬ уме ли ты, ’амитулла! разве нет у теб€ товарищей одних с тобою лет, что ты приходишь говорить мне такой вздор и еще кл€стьс€ в нем кораном?» — «“оварищам! рассказать товарищам о «угре! ах, они слишком хорошо знают об ней, и €, верно, уже не буду лить масло на огонь». — «Ќу, чего же ты хочешь? ѕросил ли ты отца дать калым за нее?» — «ѕросил». — «„то ж он сказал?» — «Ќе по деньгам, не в состо€нии!.. ќтец «угры хочет такой калым, какого у нас в деревне никто дать не может, а € и подавно...» — «¬ таком случае нечего делать, ’амитулла. Ѕудь благоразумен, старайс€ забыть; победи себ€; займись чем-нибудь, торгом, например; поезжай в  азань». — «ƒа и надобно будет ехать, — говорил уныло мой молодой друг, — поеду; отец посылает мен€ продавать халаты, € пробуду там до весны». — «ј как скоро ты отправл€ешьс€?» — «„ерез неделю». я радовалс€ этому, полага€, что в  азани, прекрасном и многолюдном городе, среди забот, забав и разнообрази€ предметов, молодой татарин не будет иметь времени заниматьс€ своею страстию; худо € знал ’амитуллу!

ќн поехал, писал к отцу часто, давал подробный отчет в своей продаже; присылал вырученные деньги, не торопил своим возвращением и не упоминал о «угре ни слова. я радовалс€, думал, что отсутствие произвело свое действие, что юноша успокоилс€; но худо € знал ’амитуллу!

ћежду тем, пока он торговал, тосковал, отчаивалс€, наде€лс€ и ждал первых цветов весны, чтоб возвратитьс€ под родимый кров, калымы за прекрасную «угру отвсюду предлагались старому јбурашиду, отцу ее; по мере умножени€ цены их умножалось и корыстолюбие старого татарина. Ќаконец приехал из отдаленного городка богатый купец и предложил калым, против которого нельз€ уже было усто€ть јбурашиду; «угру помолвили и отдали. ¬ечером того дн€, в который «угра кропила горькими слезами великолепную перев€зь на груди своей — подарок молодого мужа, вечером этого самого дн€ приехал ’амитулла.

Ќикто не видал на лице молодого татарина никакого признака печали, не только бешенства или отча€ни€, как того можно было ожидать, суд€ по первому движению, с каким услышал он о свадьбе «угры; € первый встретилс€ с ним случайно, при въезде его в деревню, и, полага€, что от мен€ легче ему будет услышать такую убийственную весть, сказал ее со всею ласкою и утешени€ми отца. — первых слов ’амитулла побледнел, как полотно, и задрожал всеми членами; судорожно схватилс€ он за топор, лежавший у него на телеге; но в ту ж минуту пришел в себ€ и, к неизъ€снимому удивлению моему, дослушал совершенно холодно всю историю сватовства, слез, сопротивлени€ и, наконец, свадьбы бедной его «угры. я радовалс€ этому равнодушию и благословл€л переменчивость сердца человеческого; но ах, барин! худо € знал ’амитуллу!

¬ ночь «угра исчезла с постели своего мужа, а ’амитулла с нар своего отца; их обоих не нашли нигде. ћуж «угры едва не сошел с ума; он поехал в город, подал просьбу; приехал суд, начались розыски, поиски; наконец открылось, что ’амитулла живет со своею «угрою в дремучем волоке, имеющем верст более сорока пространства, вот в этом самом, через который мы теперь едем. Ќу, была ли кака€ возможность найти его тут, а еще более поймать? я от всей души радовалс€ этому обсто€тельству; оно успокаивало мои опасени€ о ’амитулле на насто€щее врем€; но что будет далее? куда он денетс€ зимою? что он будет есть, чем одеватьс€?  ак жить в лесу в это врем€ года, столь ужасное в нашей стороне!.. ћежду тем отец и муж «угры разъезжали каждый день в лесу, сопровождаемые конвоем всех своих родственников. «емска€ полици€ тоже отыскивала ’амитуллу, который, как носилс€ слух, то там, то с€м отнимал у прохожих хлеб, а иногда и деньги, не дела€, впрочем, ни малейшего вреда никому. ¬ этих розысках и слухах прошло почти все лето. Ќаступила осень; молва огласила уже ’амитуллу разбойником; хот€ он даже не толкнул рукою никого и если брал что у них, так это была всегда така€ малость, которой могло достать только на покупку хлеба. Ќо вот земска€ полици€ ищет с пон€тыми и со всею ревностию де€тельных чиновников, ищет разбойника ’амитуллу! ¬ одну дождливую ночь, когда мес€ц не светил уже и было так темно, что и в двух шагах от себ€ нельз€ было ничего рассмотреть, € сидел долее обыкновенного; мне что-то было грустно; мысли самые горестные носились в уме моем и смен€ли одна другую: все они были о ’амитулле! Ѕлизка разв€зка печальной повести моего любимца; зима все откроет и все кончит! ужасно! Ќаконец € лег на постель, глаза мои уже смыкались; кажетс€, будто € заснул; но тихий стук у окна и шепот знакомого голоса заставили мен€ с ужасом и невольною радостию быстро подн€тьс€ с постели. «’амитулла!» — вскрикнул € со слезами и более не мог ничего сказать; слова замерли; € мог только жать трепещущую руку моего бедного друга! я не мог позвать его в избу, не мог предложить крова, тепла, пищи! —ердце мое хотело разорватьс€! «’амитулла, беги! деревн€ полна пон€тых; теб€ ищет сам исправник! Ѕеги скорее!» — «¬ыйди ко мне, якуб, — сказал ’амитулла едва слышным голосом, — выйди ко мне, пройдем со мною за деревню, туда к лесу; мне надо многое тебе рассказать». я вышел, и мы, вз€вшись за руки, пошли из деревни в поле; в версте от нас чернелс€ лес; мы укрылись туда. я хотел было остановитьс€. «Ќет, отец, пойдем дальше! я имею нужду в тебе; ты сделаешь мне услугу, может, уже последнюю!..» Ќе име€ сил говорить, шел € безмолвно, куда вел мен€ ’амитулла; ливный дождь хлестал мен€ без пощады по лицу и голове; второп€х € выскочил без шапки; мы шли более получаса самыми скорыми шагами. «¬от, — сказал ’амитулла, вдруг останавлива€сь и останавлива€ мен€, — вот, якуб, мо€ бедна€ «угра!..» ќн кинулс€ к какому-то бугорку, похожему на копну сена или кучу соломы. я подошел за ним и увидел, что ’амитулла вынимает из-под наваленных сосновых ветвей женщину; это была его «угра! — раздирающими душу стонами прижимал ее ’амитулла к сердцу своему: ««угра! мо€ «угра! мое единственное благо на земле! мы должны расстатьс€!..» ќн упал в отча€нии на траву и обнимал колена плачущей «угры... ќна села к нему, положила голову его к себе на грудь, обн€ла, прижала уста свои к бледному лицу изнемогающего юноши и, страстно целу€ его, обливала горчайшими слезами... я плакал навзрыд. јх, барин! какие чувства скрываютс€ иногда под грубою наружностью нашею и в глубине диких непроходимых лесов холодного кра€ нашего!  огда первые порывы жесточайшего из всех страданий любви — страдани€ разлуки, несколько утихли, «угра стала говорить: «ѕокоримс€ на врем€ судьбе, мой милый друг! расстанемс€, пока ты сыщешь место, где б мы могли оп€ть быть вместе; € пойду к отцу, но не пойду к мужу, ни за что не пойду! ќн не муж мне! моего согласи€ не спрашивали. ѕусть отец отдаст калым; € тво€, вечно тво€! другого мужа у мен€ не было!» — «јх, «угра, «угра! мы расстаемс€ навсегда!» — говорил уныло молодой татарин; но, постепенно приход€ в бешенство от мысли о вечной разлуке, жестоко стал бить себ€ в грудь, крича отча€нным голосом: ««угра! € теб€ более не увижу! ”бей мен€, якуб! убей! на что мне жизнь без «угры!..» ћежду тем зар€ стала заниматьс€... я старалс€ привесть в рассудок ’амитуллу и, указыва€ ему на светлеющий восток, говорил, что если он не хочет быть схвачен пон€тыми, то чтоб немедленно решалс€ на что-нибудь... «я еще не знаю, зачем ты привел мен€ в этот лес. “ы говорил о какой-то услуге: что € могу дл€ теб€ сделать? ¬от тебе сердце и рука отца; располагай ими, требуй от мен€ всего, что может ум€гчить жестокость твоей участи...» ’амитулла встал, обн€л снова «угру и долго держал ее в объ€ти€х, судорожно прижима€ к груди своей... Ќаконец, отдава€ ее мне и побледнев, как уже и мертвому нельз€ более побледнеть, сказал погасающим голосом: «¬озьми ее, якуб! укрой на первых порах от злобы отца, мужа, от насмешек злых людей! возьми мою «угру!.. «угра, «угра!.. якуб, дл€ чего ты не хочешь убить мен€!..» ќпаса€сь новых порывов отча€ни€, € схватил молодую татарку за руку и бегом, сколько позвол€ли то мне мои силы, бежал с нею почти до самой деревни. ќна задыхалась от слез!

ѕришед домой, € отдал «угру на руки женам своим и пошел в сборную избу, узнать, что там предпринимаетс€ дл€ поимки ’амитуллы. ћне сказали, что все пути в лесу застановлены караулами; что сам подполковник распор€жает всем этим; что позднее врем€ года способствует всем их маневрам, потому что облетевшие листь€, остав€ лес обнаженным, позвол€ют видеть очень далеко в чащу. Ќесчастный ’амитулла будет пойман, неизбежно пойман!.. ¬озврат€сь домой, € нашел «угру сп€щею. Ѕедна€ была худа и бледна; она беспрестанно вздрагивала и, всхлипыва€, произносила невн€тно — ’амитулла! о ’амитулла!..

ƒолго будет рассказывать, барин! о всем, что € узнал от «угры, как они жили в лесу, как были неизъ€снимо счастливы и как наконец смертна€ тоска и предчувствие бед теснили грудь их при виде облетающих листьев. Ћес, с каждым днем более обнажающийс€, начинал становитьс€ дл€ них не убежищем, но прозрачною темницей, и вот ’амитулла решилс€ поручить «угру мне и бежать куда-нибудь далее до благопри€тнейшего времени. Ќо он не мог успеть в этом; земска€ полици€ под начальством своего исправника (военного подполковника) прин€ла такие де€тельные меры, что через несколько дней беспрерывного преследовани€ и поисков бедный друг мой, мужественный, храбрый ’амитулла, несмотр€ на геройское сопротивление, был схвачен, закован в цепи, отвезен в город и посажен в тюрьму. ≈го судили и... Ќо нет, € уже не могу более говорить! ¬оспоминание это растравило оп€ть давнюю рану сердца моего! Ќеповинен он был в крови человеческой. ќднако ж с ним поступили, как с душегубцем! √лавным преступлением поставл€лось ему, то, что в стычке с пон€тыми он ранил самого исправника и оставил его замертво распростертого на дороге. ¬от вс€ кровь, которую пролил ’амитулла в продолжение всего бедственного скитани€ своего по лесам...»

“атарин закрыл лицо руками и вздыхал, или, лучше сказать, стонал, наклон€ голову почти до колен... ƒав врем€ утихнуть этому порыву скорби, € спросила: «„то сделалось с «угрою?» — ««угру вз€л отец обратно; она грозила умертвить себ€, если ее отдадут к мужу. ≈е красота, несчастна€ любовь, безмолвна€ горесть, безотрадные слезы делали ее дл€ всех предметом живейшего участи€; но она была мертва дл€ всего, исключа€ воспоминаний о ’амитулле. ƒнем и ночью плакала о нем, сид€ за своею занавеской, и это она сложила песню, которую вы слышали от мен€; в ней она представл€ет счастливое врем€ любви их в дремучем волоке, их опасени€ близкой разлуки, страх при раздающихс€ голосах пон€тых, отыскивающих по лесу следов ее милого... и наконец последнее расставание! ¬с€ деревн€ поет у нас эту песню». — «„то же значит припев: «гайда, гайда. ’амитулла»?» «√айда значит спеши, или иди, или пойдем, смотр€ по тому, как придетс€ это слово». якуб замолчал.

¬олок! дремучий волок! в твоей-то чаще непроходимой, жилище лютых зверей, горела любовь, какой нельз€ выразить словами! — ’амитуллы уже давно нет; но еще раздаетс€ звук имени его в тех местах, где он был так счастлив! где он любил и был любим беспримерно! —колько раз эхо этого леса повтор€ло им€ его, произнесенное то шепотом любви, то грозным голосом сыщика, то, наконец, заунывным пением молодой татарки, бедной, осиротевшей «угры!..

 

Ќаконец € дома! ќтец прин€л мен€ со слезами! я сказала, что приехала к нему отогретьс€. Ѕатюшка плакал и сме€лс€, рассматрива€ шинель мою, не имеющую никакого уже цвета, простреленную, подожженную и прожженную до дыр. я отдала ее Ќаталье, котора€ говорит, что сошьет себе капот из нее.

–ассказав отцу о добром расположении ко мне √лавнокомандующего, € убедила его отпустить со мною брата; он согласилс€ на эту жестокую дл€ него разлуку, но только с условием дождатьс€ весны; сколько € ни увер€ла, что дл€ мен€ это невозможно, батюшка ничего слышать не хотел. «“ы можешь ехать, — говорил он, — как только выздоровеешь, но ¬асили€ не отпущу зимой: в такие лета! в такое смутное врем€! нет, нет! ступай одна, когда хочешь; его врем€ не ушло; ему нет еще четырнадцати лет». „то мне делать? предоставл€ю времени ознакомить батюшку с мыслию расстатьс€ с нежно любимым сыном; не дожидаюсь и пишу к  утузову, что, «жела€ нетерпеливо возвратитьс€ под славные знамена его, € не надеюсь иметь счастие стать под ними вместе с братом своим, потому что старый отец не хочет отпустить от себ€ незрелого отрока на поле кровавых битв в такое суровое врем€ года и убеждает мен€, если можно, дождатьс€ теплого времени, и что € теперь совсем не знаю, что мне делать».

я получила ответ  утузова; он пишет, что € имею полное право исполнить волю отца; что, будучи отправлена Ќачальником армии, € только ему одному об€зана отчетом в продолжительности моего отсутстви€; что он позвол€ет мне дождатьс€ весны дома, и что € ничего через это не потер€ю в мнении людей, потому что опасности и труды € делила с моими товарищами до конца, и что неустрашимости моей сам √лавнокомандующий очевидный свидетель. ѕисьмо это было писано рукою ’итрова, з€т€  утузова; руку его батюшка хорошо знал, потому что ’итров жил несколько времени в ¬**** и отец имел случай переписыватьс€ с ним. я показала письмо батюшке, и старый отец мой так тронут был милост€ми и вниманием ко мне знаменитого полководца, что не мог не заплакать. я хотела было сохранить это письмо пам€тником доброго расположени€ ко мне славнейшего из героев –оссии, но батюшка, вз€в к себе эту бумагу, заставл€л мен€ двадцать раз в день краснеть, показыва€ ее всем и дава€ каждому читать. я принуждена была унесть это письмо тихонько и сжечь; когда узнал отец о моем поступке, то очень оскорбилс€ и строго выговаривал мне, укор€€ в непростительном равнодушии к такому лестному вниманию первого человека в государстве. — почтительным молчанием выслушала € батюшкины упреки, но, по крайней мере, довольна была, что нескончаемое чтение письма  утузова прекратилось.

«десь живут п€ть пленных французских офицеров; трое из них очень образованные люди. ”веренность их в благоразумии Ќаполеона делает честь собственному их благоразумию: они указывают на карте —моленск и говор€т мне: monsieur јлександр, франсус тут. я не имею духа вывесть их из счастливого заблуждени€; на что мне говорить им, что безрассудные французы в западне!

Ќаконец после множества отлагательств батюшка решилс€ отпустить брата: да и пора! снег весь уже ста€л, € горю нетерпением возвратитьс€ к военным действи€м. ѕолуча свободу готовитьс€ к отъезду, € прин€лась за это с такою де€тельностию, что в два дн€ все было кончено. ќтец дал нам легкую двуместную кол€ску и своего человека до  азани, а там мы поедем уже одни. ќтцу очень не хотелось отпустить брата без слуги; но € представила ему, что это могло бы иметь весьма непри€тные последстви€, потому что лаке€ ничто не удержало бы говорить все, что ему известно. »так, решено, что мы едем одни.


 (349x201, 17Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  

 —траницы: [1]