«аписи с меткой на дюнах

(и еще 1 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

british broadcasting corporation go команда hump день latte-art thursday uma2rmah - проститьс€ альфонс муха ангел ангелы и демоны анимаци€ анимашка дл€ дневника анимашки дл€ дневника бал без заголовка вечер вдвоем. vol. 4 видео-запись: а.пугачева "бела€ панама" группа scorpions девушки девушки бывают разные дети глазами художницы josephine wall дуэль дуэльный кодекс елена ваенга еп4кр женска€ грудь животные зачем весною боротьс€ с любовью? интервью с богом. китайска€ живопись леонид филатов любовь маска новогодн€€ флеш -игра пасха понедельник праздник иван-купала приколы бодиарта притча о душах проги работы художницы cicely mary barker рецепт рисунки художницы анны игнатьевой. стихи тест ты лишь надейс€ флеш-игра фото сайты прикол хранитель мечей христос щен€та
 омментарии (1)

Ќа дюнах

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:21 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

Ќа дюнах

–ассказ пойдет о ютландских дюнах, но начинаетс€ он не там, а далеко, далеко на юге, в »спании: море ведь соедин€ет все страны, перенесись же мыслью в »спанию!  ак там тепло, как чудесно! —реди темных лавровых деревьев мелькают пурпуровые гранатные цветы; прохладный ветерок веет с гор на апельсинные сады и великолепные мавританские галереи, с золочеными куполами и расписными стенами. ѕо улицам двигаютс€ процессии детей, со свечами и развевающимис€ знаменами в руках, а в вышине над улицами города раскинулось €сное, чистое небо, усе€нное си€ющими звездами! Ћьютс€ звуки песен, щелкают кастаньеты, юноши и девушки кружатс€ в пл€ске под сенью цветущих акаций; нищий сидит на ступен€х мраморной лестницы, утол€ет жажду сочным арбузом и затем оп€ть погружаетс€ в привычную дремоту, сладкий сон! ƒа и все здесь похоже на какой-то чудный сон! ¬се манит к сладкой лени, к чудным грезам! “аким грезам на€ву предавалась и юна€ новобрачна€ чета, осыпанна€ всеми благами земными; все было ей дано: и здоровье, и счастье, и богатство, и почетное положение в обществе.

— —частливее нас никого и быть не может! — искренне говорили они; и все же им предсто€ло подн€тьс€ по лестнице человеческого благополучи€ еще на одну ступень, если бы Ѕог даровал им ожидаемое дит€, сына, живое физическое и духовное изображение их самих.

—частливое дит€! ≈го бы встретили общее ликование, самый нежный уход и любовь, все благополучие, какое только могут дать человеку богатство и знатна€ родн€.

¬ечным праздником была дл€ них жизнь.

— ∆изнь — милосердный дар любви, почти слишком великий, необъ€тный! — сказала супруга. — » представить себе, что эта полнота блаженства должна еще возрасти там, за пределами земной жизни, возрасти до бесконечности!.. ѕраво, € даже не в силах справитьс€ с этой мыслью, до того она необъ€тна!

— ƒа она и чересчур самонаде€нна! — ответил муж. — Ќу, не самонаде€нно ли, в сущности, воображать, что нас ожидает вечна€ жизнь... как богов? —тать подобными богам — ведь эту мысль внушил люд€м змий, отец лжи!

— Ќо не сомневаешьс€ же ты в будущей жизни? — спросила молода€ супруга, и словно темное облачко скользнуло впервые по безоблачному горизонту их мыслей.

— –елиги€ обещает нам ее, св€щенники подтверждают это обещание! — сказал молодой муж. — Ќо именно теперь, чувству€ себ€ на верху блаженства, € и сознаю, насколько надменно, самонаде€нно с нашей стороны требовать после этой жизни еще другой, требовать продолжени€ нашего блаженства! –азве не дано нам уже здесь, в этой жизни, так много, что мы не только можем, но и должны вполне удовлетворитьс€ ей!

— ƒа, нам-то дано много, — возразила жена, — но дл€ скольких тыс€ч людей земна€ жизнь — сплошное испытание; сколько людей от самого рождени€ бывают обречены на бедность, унижение, болезни и несчастье! Ќет, если бы за этой жизнью не ждала людей друга€, земные блага были бы распределены слишком неровно, и Ѕог не был бы —удьею ¬сеправедным!

— » у нищего брод€ги есть свои радости, по-своему не уступающие радост€м корол€, владетел€ пышного дворца! — ответил молодой человек. — » разве не чувствует, по-твоему, т€жести своей земной участи рабочий скот, которого бьют, мор€т голодом и работой? «начит, и животное может требовать себе загробной жизни, считать несправедливостью свое низкое положение в р€ду других созданий.

— «¬ доме ќтца ћоего Ќебесного есть много обителей», — сказал ’ристос! — возразила молода€ женщина. — ÷арство небесное беспредельно, как и любовь Ѕожи€! ∆ивотные тоже ≈го творени€, и, по-моему, ни одно живое существо не погибнет, но достигнет той ступени блаженства, на какую только способно подн€тьс€!

— Ќу, а с мен€ довольно и этой жизни! — сказал муж и обн€л свою красавицу жену. ƒым его сигаретки уносилс€ с открытого балкона в прохладный воздух, напоенный ароматом апельсинных цветов и гвоздики; с улицы доносились звуки песен и щелканье кастаньет; над головами их си€ли звезды, а в глаза мужу гл€дели нежные очи, си€ющие огнем бесконечной любви, очи его супруги.

— ƒа одна така€ минута стоит того, чтобы человек родилс€, пережил ее и — исчез! — продолжал он, улыба€сь; молода€ женщина ласково погрозила ему пальчиком, и темное облачко пронеслось — они были чересчур счастливы!

ќбсто€тельства слагались дл€ них так благопри€тно, что жизнь сулила им впереди еще большие блага. ѕравда, их ждала перемена, но лишь места, а не счастливого образа жизни.  ороль назначил молодого человека посланником при »мператорском –оссийском ƒворе — происхождение и образование делали его вполне достойным такого почетного назначени€.

ћолодой человек и сам имел состо€ние, да и молода€ супруга принесла ему не меньшее; она была дочерью богатого, уважаемого коммерсанта. ќдин из самых больших и лучших кораблей последнего как раз должен был в этом году идти в —токгольм; на нем-то и решили отправить дорогих детей, дочь и з€т€, в ѕетербург.  орабль был разубран с королевской роскошью, всюду м€гкие ковры, шелк и бархат...

¬ одной старинной, всем нам, датчанам, известной песне «об английском королевиче» говоритс€, как королевич этот отплывает на богато разубранном корабле, с €кор€ми из чистого золота и шелковыми снаст€ми. ¬от об этом-то корабле и вспоминалось, гл€д€ на испанский корабль: та же роскошь: те же мысли при отплытии:

ќ, дай же нам. Ѕоже, счастливо вернутьс€!

ѕодул сильный попутный ветер, минута прощани€ была коротка. „ерез несколько недель корабль должен был достигнуть конечной цели путешестви€. Ќо когда он был уже далеко от земли, ветер улегс€, си€юща€ ровна€ поверхность мор€, казалось, застыла; вода блестела, звезды си€ли, а в богатой каюте словно праздник шел.

ѕод конец, однако, все стали желать доброго попутного ветра, но он и не думал €вл€тьс€, если же временами и дул ветер, то не попутный, а встречный. Ќедели шли за недел€ми, прошло целых два мес€ца, пока дождались благопри€тного ветра с юго-запада.  орабль находилс€ в это врем€ между Ўотландией и ётландией; ветер надул паруса и понес корабль — совсем как в старинной песне об «английском королевиче»:

» ветер подул, небеса потемнели;

 уда им укрытьс€? √де берег, где порт?

—вой €корь на дно золотой опустили,

Ќо к ƒании злобный их ветер несет.

— тех пор прошло много лет. ¬ те времена на троне ƒании сидел юный король ’ристиан VII; много событий совершилось за это врем€, многое изменилось, переменилось. ќзера и болота стали сочными лугами, степи — обработанными пол€ми, а на западном берегу ётландии, под защитой стен кресть€нских избушек, выросли €блоки и розы. Ќо их приходитс€ отыскивать глазами: так ловко они пр€чутс€ от резкого западного ветра. » все же тут, на этом берегу, легко перенестись мыслью даже во времена еще более отдаленные, нежели царствование ’ристиана VII: в ётландии и теперь, как в старину, стелетс€ необозрима€ бура€ степь, родина миражей, усе€нна€ могильными курганами, изрезанна€ перекрещивающимис€, кочковатыми песчаными дорогами. Ќа западе же, где большие реки впадают в заливы, по-прежнему расстилаютс€ луга и болота, защищенные со стороны мор€ высокими дюнами. «убчатые вершины дюн т€нутс€ по берегу, словно горна€ цепь, прерываема€ в иных местах глинистыми откосами; море годы за годами откусывает от них кусок за куском, так что выступы и холмы, наконец, рушатс€, точно от землетр€сени€. “акова была ётланди€ и в те времена, когда счастлива€ чета плыла на богатом корабле.

—ент€брь был на исходе; погода сто€ла солнечна€; было воскресенье; звуки колоколов догон€ли друг друга, разнос€сь вдоль берега Ќиссумфиорда. —амые церкви напоминали обтесанные каменные глыбы — кажда€ была высечена в обломке скалы. ћоре перекатывало через них свои волны, а они себе сто€ли да сто€ли. Ѕольшинство из них было без колоколен; колокола, укрепленные между двум€ столбами, висели под открытым небом.

—лужба в церкви кончилась, и народ высыпал на кладбище, на котором и тогда, как теперь, не виднелось ни деревца, ни кустика, ни цветка, ни даже венка на могилах. “олько небольшие холмы указывали места, где покоились усопшие; все кладбище поросло острой, жесткой травой; ветер так и трепал ее.  ое-где на могилах попадались и пам€тники, то есть полусгнившие обломки бревен, обтесанные в виде гроба. ќбломки эти доставл€л прибрежный лес — дикое море. ¬ море растут дл€ берегового жител€ и готовые балки, и доски, и деревь€; доставл€ет же их на берег прибой. Ќо ветер и морской туман скоро заставл€ют их сгнить.

“акой обломок лежал и на детской могилке, к которой направилась одна из женщин, вышедших из церкви.

ќна сто€ла молча, устремив взор на полуистлевший дерев€нный обломок. Ќемного погод€ к ней присоединилс€ ее муж. ќни не обмен€лись ни словом, он вз€л ее за руку, и они пошли по бурой степи и болоту к дюнам. ƒолго шли они молча, наконец муж промолвил:

— ’ороша€ была сегодн€ проповедь! Ќе будь у нас √оспода, у нас не было бы ничего!

— ƒа, — ответила жена, — ќн посылает нам радости, ќн же посылает и горе! » ќн прав всегда... ј сегодн€ нашему мальчугану исполнилось бы п€ть лет, будь он жив.

— ѕраво, напрасно ты так горюешь! — сказал муж. — ќн счастливо отделалс€ и находитс€ теперь там, куда и нам надо проситьс€ у Ѕога.

Ѕольше они не говорили и направились к дому. ¬друг над одной из дюн, на которой песок не был укреплен никакой растительностью, подн€лс€ как бы столб дыма: сильный вихрь взрыл и закрутил мелкий песок. «атем пронесс€ новый порыв ветра, и развешанна€ на веревках дл€ просушки рыба забарабанила в стены дома; потом оп€ть все стихло; солнце так и пекло.

ћуж с женой вошли в свою избушку и, живо поснимав с себ€ праздничные плать€, поспешили оп€ть на дюны, возвышавшиес€ на берегу, словно чудовищные, внезапно остановившиес€ на пути, песочные волны. Ќекоторое разнообразие красок вносили росшие на белом песке голубовато-зеленые острые стебельки песочного овса и песчанки. Ќа берег собрались еще несколько соседей, и мужчины соединенными силами втащили лодки повыше на песок. ¬етер все крепчал, становилс€ все резче и холоднее, и, когда муж с женою повернули обратно домой, песок и острые камешки так и полетели им пр€мо в лицо. —ильные порывы ветра срезывали белые гребешки волн и рассыпали их мелкой пылью.

—вечерело; в воздухе как будто выл, свистел и стонал целый легион прокл€тых духов; муж с женою не слышали даже грохота мор€, а избушка их сто€ла чуть не на самом берегу. ѕесок так и летел в оконные стекла, порывы ветра грозили иногда повалить саму избушку. —темнело, но около полуночи должна была прогл€нуть луна.

Ќебо про€снилось, но бур€ бушевала на море с прежней силой. ћуж и жена давным-давно улеглись в постели, но нечего было и думать заснуть в такую непогоду; вдруг в окно к ним постучали, дверь приотворилась, и кто-то сказал:

— Ќа крайнем рифе стоит большой корабль!

¬ одну минуту муж и жена вскочили и оделись.

Ћуна светила довольно €рко, но бушующий песочный вихрь слепил глаза. ¬етер дул такой, что хоть ложись на него; только с большим трудом, чуть не ползком, пользу€сь паузами между порывами урагана, можно было перебратьс€ через дюны. Ќа берег, словно леб€жий пух, летела с мор€ солена€ пена; море с шумом и ревом катило кип€щие волны. Ќадо было иметь опытный глаз, чтобы сразу различить в море судно. Ёто был великолепный двухмачтовый корабль; его несло к берегу через рифы, но на последнем он сел.

ќказать помощь кораблю или экипажу нечего было и думать — море слишком разбушевалось, волны нещадно хлестали корпус судна и перекатывались через него... –ыбакам чудились крики и вопли отча€ни€; видно было, как люди на корабле беспомощно, растер€нно суетились... ¬от встал огромный вал и обрушилс€ на бугшприт. ћиг — и бугшприта как не бывало; корма высоко подн€лась над водою, и с нее спрыгнули в этот момент две обн€вшиес€ человеческие фигуры, спрыгнули и исчезли в волнах... ћиг еще, и — огромна€ волна выкинула на дюны тело... молодой женщины, по-видимому, бездыханное. Ќесколько рыбачек окружили ее, и им показалось, что она еще подает признаки жизни. —ейчас перенесли ее в ближайшую избушку.  ак хороша и нежна была бедн€жка! ¬ерно, знатна€ дама!

≈е уложили на убогую кровать, без вс€кого бель€, прикрытую одним шерст€ным оде€лом, но в него-то и следовало укутать незнакомку — чего уж теплее!

≈е удалось вернуть к жизни, но она оказалась в жару и не сознавала ничего: ни того, что случилось, ни того, куда попала. ƒа и слава Ѕогу: все, что было ей дорого в жизни, лежало теперь на дне морском. ¬се случилось, как в песне «об английском королевиче»

”жаснее вида и быть не могло:

–азбилос€ судно о риф, как стекло.

ћоре выбросило на берег обломки корабл€, из людей же уцелела одна молода€ женщина. ¬етер все еще выл, но в избушке на несколько мгновений воцарилась тишина: молода€ женщина забылась; потом начались боли и крики, она раскрыла свои дивные глаза и сказала что-то, но никто не пон€л ни единого слова.

» вот в награду за все перенесенные ею страдани€ в объ€ти€х ее очутилось новорожденное дит€. ≈го ожидала великолепна€ колыбель с шелковым пологом, роскошное жилище, ликование, восторги и жизнь, богата€ всеми благами земными, но √осподь судил иначе: ему довелось родитьс€ в бедной избушке, и даже поцелу€ матери не суждено было ему прин€ть.

∆ена рыбака приложила ребенка к груди матери, и оно очутилось возле сердца, которое уже перестало битьс€, — мать умерла. ƒит€, которое должно было встретить в жизни одно богатство, одно счастье, было выброшено морем на дюны, чтобы испытать нужду и долю бедн€ка.

»спанский корабль разбилс€ немного южнее Ќиссумфиорда. ∆естокие, бесчеловечные времена, когда береговые жители промышл€ли грабежом потерпевших кораблекрушение, давным-давно миновали. “еперь несчастные встречали тут любовное, сердечное отношение, широкую готовность прийти на помощь. Ќаше врем€ может гордитьс€ истинно благородными чертами характера! ”мирающа€ мать и несчастный ребенок нашли бы приют и уход в любом домике на берегу, но нигде не отнеслись бы к ним участливее, сердечнее, чем в том именно, куда они попали: у бедной рыбачки, так грустно сто€вшей вчера возле могилы своего ребенка, которому в этот день должно было бы исполнитьс€ п€ть лет.

Ќикто не знал, кто така€ была умерша€ женщина или откуда.  орабельные обломки были немы.

¬ »спании, в доме богатого купца, так никогда и не дождались ни письма, ни весточки о дочери или з€те. ”знали только, что они не достигли места назначени€ и что в последние недели на море бушевали страшные бури. ∆дали мес€цы, наконец пришла весть: «ѕолное крушение; все погибли».

ј в рыбачьей избушке на дюнах по€вилс€ новый жилец.

“ам, где √осподь посылает пищу дл€ двоих, хватит и на третьего: на берегу мор€ хватит рыбы на голодный желудок. ћальчика назвали ёргеном.

— Ёто, верно, еврейское дит€! — говорили про него. — »шь, какой черномазый!

— ј, может быть, он испанец или италь€нец! — сказал св€щенник. Ќо все эти три народности были в глазах жены рыбака одним и тем-же, и она утешалась, что дит€ крещено. –ебенок подрастал; благородна€ кровь питалась бедною пищей; отпрыск благородного рода вырастал в бедной избушке. ƒатский €зык, западно-ютландское наречие, стал дл€ него родным €зыком. √ранатное зернышко с испанской почвы выросло на западном берегу ётландии песчинкой. ¬от как может приспособл€тьс€ человек! ќн сросс€ с новой родиной всеми своими жизненными корн€ми. ≈му суждено было изведать и голод, и холод, и другие невзгоды, но также и радости, выпадающие на долю бедн€ка.

ƒетство каждого человека имеет свои радости, которые бросают светлый отблеск на всю его жизнь. ¬ играх и забавах у ёргена недостатка не было. Ќа морском берегу было чистое раздолье дл€ игр: весь берег был усе€н игрушками, выложен, словно мозаикой, разноцветными камешками. “ут попадались и красные, как кораллы, и желтые, как €нтари, и белые, кругленькие, как птичьи €ички, словом, всевозможные мелкие обточенные и отшлифованные морем камешки. ¬ысохшие остовы рыб, сухие водоросли и другие морские растени€, белевшие на берегу и опутывавшие камни точно тесемками, тоже служили игрушками, забавой дл€ глаз, пищей дл€ ума. ёрген был мальчуган способный, богато одаренный.  ак он запоминал разные истории и песни! ј уж что за руки у него были, просто золотые! »з камней и ракушек мастерил он кораблики и картинки дл€ украшени€ стен. ћальчик мог, по словам его приемной матери, выразить свои мысли резьбой на кусочке дерева, а он был еще невелик.  ак чудесно звенел его голосок; мелодии так сами собой и лились из его горлышка. ƒа, много струн было нат€нуто в его душе: они могли бы зазвучать на весь мир, сложись его судьба иначе, не забрось она его в эту глухую рыбачью деревушку.

ќднажды поблизости разбилс€ корабль и на берег выбросило волнами €щик с редкими цветочными луковицами. Ќекоторые из них были искрошены в похлебку — рыбаки сочли их за съедобные, другие остались гнить на песке. »м не суждено было выполнить свое назначение — развернуть взорам всю скрытую в них роскошь красок. Ѕудет ли ёрген счастливее? Ћуковицы скоро погибли, его же ожидали долгие годы испытани€.

Ќи ему, ни кому другому из окружающих никогда и в голову не приходило, что дни т€нутс€ здесь скучно и однообразно: здесь было вдоволь работы и рукам, и глазам, и ушам. ћоре €вл€лось огромным учебником и каждый день развертывало новую страницу, знакомило береговых жителей то со штилем, то с легким волнением, то с ветром и штормом.  ораблекрушени€ были крупными событи€ми, а посещени€ церкви €вл€лись насто€щими праздниками. »з посещений же родных и знакомых особенную радость доставл€л семейству рыбака приезд д€ди, продавца угрей из ‘ь€льтринга, что близ Ѕовбьерга. ќн приезжал сюда два раза в год на крашеной тележке, полной угрей; тележка представл€ла €щик с крышкой и была расписана по красному фону голубыми и белыми тюльпанами; тащила ее пара чалых волов. ёргену позвол€лось покататьс€ на них.

“орговец угр€ми был остр€к, весельчак и всегда привозил с собою бочонок водки. ¬с€кому доставалс€ полный стаканчик или кофейна€ чашечка, если не хватало стаканов; даже ёргену, как ни мал он был, давалась порци€ с добрый наперсток. Ќадо же выпить, чтобы удержать в желудке жирного угр€, говорил торговец и при этом вс€кий раз рассказывал одну и ту же историю, а если слушатели сме€лись, рассказывал ее еще раз с начала. “ака€ уж слабость у словоохотливых людей! » так как ёрген сам зачастую руководилс€ этой историей и в отрочестве, и даже в зрелом возрасте, то надо и нам познакомитьс€ с нею.

¬ реке плавали угри; дочки все просились у матери погул€ть на свободе, подн€тьс€ вверх по реке, а мать говорила им: «Ќе заходите далеко! Ќе то придет гадкий рыбак и всех вас заколет!» Ќо они все-таки зашли слишком далеко, и из восьми дочерей вернулись к матери только три. ќни прин€лись жаловатьс€: «ћы только чуть-чуть вышли из дома, как €вилс€ гадкий рыбак и заколол сестриц своим трезубцем до смерти!» — «Ќу, они еще вернутс€ к нам!» — сказала мать. «Ќет! — ответили дочери, — он ведь содрал с них кожу, разрезал их на куски и зажарил!» — «¬ернутс€!» — повторила мать. «ƒа ведь он съел их!» — «¬ернутс€!» — «ќн запил их водкой!» — сказали дочери. «јй! јй! “ак они никогда не вернутс€! — завыла мать. — ¬одка хоронит угрей!»

— ¬от и следует всегда запивать это блюдо водочкой! — прибавл€л торговец.

»стори€ эта прошла через вою жизнь ёргена красной нитью, дава€ обширный материал дл€ забавных острот, поговорок и сравнений. » ёр-гену по временам страсть как хотелось выгл€нуть из дома, погул€ть по белу свету, а мать его, как и угрина€ матка, говорила: «Ќа свете много злых людей-рыбаков!» Ќу, а недалеко от дюн, в степи, побывать было можно, и он побывал. „етыре веселых дн€ осветили собой все его детство; в них отразилась дл€ него вс€ красота ётландии, вс€ радость и счастье родного кра€. –одителей ёргена пригласили на пир — правда, на похоронный.

”мер один из их состо€тельных родственников. ∆ил он в степи, к северо-востоку от рыбачьей слободки. –одители вз€ли ёргена с собою. ћиновав дюны, степь и болото, дорога пошла по зеленому лугу, где прорезывает себе путь река —кэрум, изобилующа€ угр€ми. ¬ ней-то и жила угрина€ матка со своими дочками, которых злые люди убили, ободрали и разрезали на куски. Ќо часто люди поступали не лучше и с себе подобными. ¬от и рыцарь Ѕугге, о котором говоритс€ в старинной песне, был убит злыми людьми, да и сам он, как ни был добр, собиралс€ убить строител€, что воздвигнул ему толстостенный замок с башн€ми. «амок этот сто€л на том самом месте, где приостановилс€ теперь ёрген со своими родител€ми, при впадении реки —кэрум в Ќиссумфиорд. ¬алы еще виднелись, и на них остатки кирпичных стен. –ыцарь Ѕугге, посыла€ своего слугу в погоню за ушедшим строителем, сказал: «ƒогони его и скажи: «ћастер, башн€ падает! ≈сли он обернетс€, сруби ему голову и возьми деньги, что он получил от мен€, а если не обернетс€, оставь его идти с миром».

—луга догнал строител€ и сказал, что было ведено, но тот, не оборачива€сь, ответил: «Ѕашн€ еще не падает, но некогда придет с запада человек в синем плаще и заставит ее упасть». “ак оно и случилось сто лет спуст€: море затопило страну, и башн€ упала, но владелец замка ѕредбь£рн √юльденстьерне выстроил себе новую, еще выше прежней; она стоит и посейчас в —еверном ¬осборге.

ћимо последнего им тоже пришлось проходить. ¬се эти места давно были знакомы ёргену по рассказам, услаждавшим дл€ него долгие зимние вечера, и вот теперь он сам увидел и двор, окруженный двойными рвами, деревь€ми и кустами, и вал, поросший папоротником. Ќо лучше всего были здесь высокие липы, достававшие вершинами до крыши и наполн€вшие воздух сладким ароматом. ¬ северо-западном углу сада рос большой куст, осыпанный цветами, что снегом. Ёто была бузина, перва€ цветуща€ бузина, которую видел ёрген. » она да цветущие липы запечатлелись в его пам€ти на всю жизнь; ребенок запасс€ на старость воспоминани€ми о красоте и аромате родины.

ќстальную часть пути совершили гораздо скорее и удобнее: как раз у —еверного ¬осборга, где цвела бузина, ёргена с родител€ми нагнали другие приглашенные на пир, ехавшие в тележке, и предложили подвезти их.  онечно, всем троим пришлось поместитьс€ позади, на дерев€нном сундуке, окованном железом, но дл€ них это было все-таки лучше, чем идти пешком. ƒорога шла по кочковатой степи; волы, тащившие тележку, врем€ от времени останавливались, встретив среди вереска клочок земли, поросший свежею травкой; солнышко припекало, и над степью курилс€ диковинный дымок. ќн вилс€ клубами и в то же врем€ был прозрачнее самого воздуха; казалось, солнечные лучи клубились и пл€сали над степью.

— Ёто «Ћокеман» гонит свое овечье стадо! — сказали ёргену, и ему было довольно: он сразу перенесс€ в сказочную страну, но не тер€л из виду и окружающей действительности.  ака€ тишина сто€ла в степи!

¬о все стороны разбегалась необозрима€ степь, похожа€ на драгоценный ковер; вереск цвел; кипарисово-зеленый можжевельник и свежие отпрыски дубков выгл€дывали из него букетами. “ак и хотелось броситьс€ на этот ковер повал€тьс€ — не будь только тут множества €довитых гадюк!.. ќб них-то да о волках и пошла речь; последних водилось тут прежде столько, что всю местность звали ¬олчьею. —тарик возница рассказывал, что в старину, когда еще жив был его покойный отец, лошад€м часто приходилось жестоко отбиватьс€ от кровожадных зверей, а раз утром и ему самому случилось набрести на лошадь, попиравшую ногами убитого ей волка, но ноги ее были все изгрызены.

—лишком скоро дл€ мальчика проехали они кочковатую степь и глубокие пески и прибыли в дом, где было полным-полно гостей. ѕовозки жались друг к другу; лошади и волы пощипывали тощую травку. «а двором возвышались песчаные дюны, такие же высокие и огромные, как и в родной слободке ёргена.  ак же они попали сюда с берега, ведь оттуда три мили? ¬етер подн€л и перенес их; у них сво€ истори€.

ѕропели псалмы, двое-трое старичков и старушек прослезились, а то было очень весело, по мнению ёргена: ешь и пей вволю. ”гощали жирными угр€ми, а их надо было запивать водочкой. «ќна удерживает угрей!» — говаривал старик-торговец, и тут крепко держались его слов. ёрген шныр€л повсюду и на третий день чувствовал себ€ тут совсем как дома. Ќо здесь, в степи, было совсем не то, что у них в рыбачьей слободке, на дюнах: степь так и кишела цветочками и голубицей; крупные, сладкие €годы пр€мо топтались ногами, и вереск орошалс€ красным соком.

“ам и с€м возвышались курганы; в тихом воздухе курилс€ дымок; горит где-нибудь степь — говорили ёргену. ¬ечером же над степью подымалось зарево — вот было красиво!

Ќа четвертый день поминки кончились, пора было и домой, на приморские дюны.

— Ќаши-то насто€щие, — сказал отец, — а в этих никакой силы нет.

«ашел разговор о том, как они попали сюда, внутрь страны. ќчень просто. Ќа берегу нашли мертвое тело; кресть€не схоронили его на кладбище, и вслед за тем началась страшна€ бур€, песок погнало внутрь страны, море дико лезло на берег. “огда один умный человек посоветовал разрыть могилу и погл€деть, не сосет ли покойник свой большой палец. ≈сли да, то это вод€ной, и море требует его. ћогилу разрыли: покойник сосал большой палец; сейчас же взвалили его на телегу, запр€гли в нее двух волов, и те как ужаленные помчали ее через степь и болото пр€мо в море. ѕесочна€ метель прекратилась, но дюны как их намело, так и остались сто€ть внутри страны. ёрген слушал и сохран€л все эти рассказы в своей пам€ти вместе с воспоминани€ми о счастливейших дн€х детства, о поминках.

ƒа, то ли дело вырватьс€ из дома, увидеть новые места и новых людей! » ёргену предсто€ло-таки вырватьс€ оп€ть. ≈му еще не минуло четырнадцати лет, а он уже нан€лс€ на корабль и отправилс€ по белу свету. ”знал он и погоду, и море, и злых, жестоких людей! Ќедаром он был юнгой! —кудна€ пища, холодные ночи, плеть и кулаки — всего пришлось ему отведать. Ѕыло от чего иногда вскипеть его благородной испанской крови; гор€чие слова просились на €зык, но умнее было прикусить его, а дл€ ёргена это было то же, что дл€ угр€ позволить себ€ ободрать и положить на сковороду.

— Ќу, да € возьму свое! — говорил он сам себе.

ƒовелось ему увидеть и испанский берег, родину его родителей, даже тот самый город, где они жили в счастье и довольстве, но он ведь ничего не знал ни о своей родине, ни о семье, а семь€ о нем — и того меньше.

ѕарнишке не позвол€ли даже бывать на берегу, и он ступил на него в первый раз только в последний день сто€нки: надо было закупить кое-какие припасы, и его вз€ли с собою на подмогу.

» вот ёрген, одетый в жалкое платьишко, словно выстиранное в канаве и высушенное в трубе, очутилс€ в городе. ќн, уроженец дюн, впервые увидел большой город.  акие высоченные дома, узенькие улицы, сколько народа! “олпы сновали туда и сюда; по улицам как будто неслась жива€ река: горожане, кресть€не, монахи, солдаты...  рик, шум, гам, звон бубенчиков на ослах и мулах, звон церковных колоколов, пение и щелканье, стукотн€ и грохотн€: ремесленники работали на порогах домов, а то так и пр€мо на тротуарах. —олнце так и пекло, воздух был т€жел и удушлив; ёргену казалось, что он в раскаленной печке, битком набитой жужжащими и гуд€щими навозными и майскими жуками, пчелами и мухами; голова шла кругом. ¬друг он увидел перед собою величественный портал собора; в полутьме под сводами мерцали свечи, курилс€ фимиам. ƒаже самый оборванный нищий имел право войти в церковь; матрос, с которым послали ёргена, и направилс€ туда; ёрген за ним. яркие образа си€ли на золотом фоне. Ќа алтаре, среди цветов и зажженных свечей, красовалась Ѕожь€ ћатерь с ћладенцем »исусом. —в€щенники в роскошных облачени€х пели, а хорошенькие нар€дные мальчики кадили. ¬с€ эта красота и великолепие произвели на ёргена глубокое впечатление; вера и религи€ его родителей затронули самые сокровенные струны его души; на глазах у него выступили слезы.

»з церкви они направились на рынок, закупили нужные припасы, и ёргену пришлось тащить часть их. »дти было далеко, он устал и приостановилс€ отдохнуть перед большим великолепным домом с мраморными колоннами, стату€ми и широкими лестницами. ёрген прислонил свою ношу к стене, но €вилс€ раззолоченный швейцар в ливрее и, подн€в на него палку с серебр€ным набалдашником, прогнал прочь — его, внука хоз€ина! Ќо никто ведь не знал этого; сам ёрген — меньше всех.

 орабль отплыл; оп€ть пот€нулась та же жизнь: толчки, ругань, недосыпание, т€жела€ работа... „то ж, не мешает отведать всего! Ёто ведь, говор€т, хорошо — пройти суровую школу в юности. ’орошо-то, хорошо — если потом ждет теб€ счастлива€ старость!

–ейс кончилс€, корабль оп€ть стал на €корь в –ингкьебингсфиорде, и ёрген вернулс€ домой, в рыбачью слободку, но, пока он гул€л по свету, приемна€ мать его умерла.

Ќастала сурова€ зима. Ќа море и суше бушевали снежные бури; просто беда была пробиратьс€ по степи.  ак, в самом деле, разн€тс€ между собою разные страны: здесь леден€щий холод и метель, а в »спании страшна€ жара! » все же, увидав в €сный, морозный день большую стаю лебедей, летевших со стороны мор€ к —еверному ¬осборгу, ёрген почувствовал, что тут все-таки дышитс€ легче, что тут, по крайней мере, можно насладитьс€ прелест€ми лета. » он мысленно представил себе степь, всю в цветах, усе€нную спелыми, сочными €годами, и цветущие липы у —еверного ¬осборга... јх, надо оп€ть побывать там!

ѕодошла весна, началась ловл€ рыбы, ёрген помогал отцу. ќн сильно вырос за последний год, и дело у него спорилось. ∆изнь так и била в нем ключом; он умел плавать и сид€, и сто€, даже кувыркатьс€ в воде, и ему часто советовали остерегатьс€ макрелей — они плавают стадами и нападают на лучших пловцов, увлекают их под воду и пожирают. ¬от и конец! Ќо ёргену судьба готовила иное.

” соседей был сын ћортен; ёрген подружилс€ с ним, и они вместе нан€лись на одно судно, которое отплывало в Ќорвегию, потом в √олландию. —ерьезно ссоритьс€ между собою им вообще было не из-за чего, но мало ли что случаетс€! ” гор€чих натур руки ведь так и чешутс€; случилось это раз и с ёргеном, когда он повздорил с ћортеном из-за каких-то пуст€ков. ќни сидели в углу за капитанской рубкой и ели из одной глин€ной миски; у ёргена был в руках нож, и он замахнулс€ им на товарища, причем весь побледнел и дико сверкнул глазами. ј ћортен только промолвил:

— “ак ты из тех, что готовы пустить в дело нож? ¬ ту же минуту рука ёргена опустилась; молча доел он обед и вз€лс€ за свое дело. ѕо окончании же работ он подошел к ћортену и сказал: «”дарь мен€ в лицо — € стою! ¬о мне, право, вечно бурлит через край, точно в горшке с кип€тком!»

— Ќу, ладно, забудем это! — отвечал ћортен, и с тех пор дружба их стала чуть не вдвое крепче. ¬ернувшись домой, в ётландию, на дюны, они рассказывали о житье-бытье на море, рассказали и об этом происшествии. ƒа, кровь в ёргене бурлила через край, но все же он был славный, надежный «горшок».

— “олько не «ютландский» — ютландцем его назвать нельз€! — сострил ћортен. (“ак называема€ «ютландска€ посуда», изготовл€етс€ из темной глины и отличаетс€ огнеупорностью и прочностью. — ѕримеч. перев.)

ќба были молоды и здоровы; оба — парни рослые, крепкого сложени€, но ёрген отличалс€ большей ловкостью.

Ќа севере, в Ќорвегии, кресть€не пасут свои стада на горах, где и имеютс€ особые пастушьи шалаши, а на западном берегу ётландии на дюнах понастроены хижины дл€ рыбаков; они сколочены из корабельных обломков и крыты торфом и вереском; по стенам внутри идут нары дл€ спань€. ” каждого рыбака есть сво€ девушка-помощница; об€занности ее — насаживать на крючки приманки, встречать хоз€ина, возвращающегос€ с лова, теплым пивом, готовить ему кушанье, вытаскивать из лодок пойманную рыбу, потрошить ее и проч.

ёрген, отец его и еще несколько рыбаков с их работницами помещались в одной хижине. ћортен жил в ближайшей.

ћежду девушками была одна по имени Ёльза, которую ёрген знал с детства. ќба были очень дружны между собою; в их нравах было много общего, но наружностью они резко отличались: он был смуглый брюнет, а она беленька€; волосы у нее были желтые, как лен, а глаза светло-голубые, как освещенное солнцем море.

–аз они шли р€дом; ёрген держал ее руку в своей и крепко пожимал ее. ¬друг Ёльза сказала ему:

— ёрген, у мен€ есть что-то на сердце! Ћучше бы мне работать у теб€ — ты мне все равно что брат, а ћортен, к которому € нан€лась, — мой жених. Ќе надо только болтать об этом другим!

ѕесок словно заколыхалс€ под ногами ёргена, но он не проронил ни слова, только кивнул головой: согласен, мол. Ѕольшего от него и не требовалось. Ќо он-то в ту же минуту почувствовал, что всем сердцем ненавидит ћортена. „ем больше он думал о случившемс€ — а раньше он никогда так много не думал об Ёльзе, — тем €снее становилось ему, что ћортен украл у него любовь единственной девушки, котора€ ему нравилась, то есть Ёльзы; вот оно как теперь выходило!

—тоит посмотреть, как рыбаки перенос€тс€, в свежую погоду, по волнам через рифы. ќдин из рыбаков стоит на носу, а гребцы не спускают с него глаз, выжида€ знака положить весла и отдатьс€ надвигающейс€ волне, котора€ должна перенести лодку через риф. —начала волна поднимает лодку так высоко, что с берега виден киль ее; минуту спуст€ она исчезает в волнах; не видно ни самой лодки, ни людей, ни мачты; море как будто поглотило все... Ќо еще минута, и лодка вновь показываетс€ на поверхности по другую сторону рифа, словно вынырнувшее из воды морское чудовище; весла быстро шевел€тс€ — ни дать ни вз€ть ноги животного. ѕеред вторым, перед третьим рифом повтор€етс€ то же самое; затем рыбаки спрыгивают в воду и подвод€т лодку к берегу; удары волны помогают им, подталкива€ ее сзади.

Ќе подать воврем€ знака, ошибитьс€ минутой, и — лодка разобьетс€ о риф.

«“огда бы конец и мне, и ћортену!» Ёта мысль мелькнула у ёргена, когда они были на море. ќтец его вдруг серьезно занемог, лихорадка так и трепала его; между тем лодка приближалась к последнему рифу;

ёрген вскочил и крикнул:

— ќтец, пусти лучше мен€! — и взгл€д его скользнул с лица ћортена на волны.

¬от приближаетс€ огромна€ волна... ёрген взгл€нул на бледное лицо отца и — не мог исполнить злого намерени€. Ћодка счастливо миновала риф и достигла берега, но зла€ мысль крепко засела в голове ёргена; кровь в нем так и кипела; со дна души всплывали разные соринки и волокна, запавшие туда за врем€ дружбы его с ћортеном, но он не мог выпр€сть из них цельную нить, за которую бы мог ухватитьс€, и он пока не приступал к делу. ƒа, ћортен испортил ему жизнь, он чувствовал это!

“ак как же ему было не возненавидеть его? Ќекоторые из рыбаков заметили эту ненависть, но сам ћортен не замечал ничего и оставалс€ тем же добрым товарищем и словоохотливым — пожалуй, даже чересчур словоохотливым — парнем.

ј отцу ёргена пришлось слечь; болезнь оказалась смертельной, и он через неделю умер. ёрген получил в наследство дом на дюнах, правда маленький, но и то хорошо, у ћортена не было и этого.

— Ќу, теперь не будешь больше наниматьс€ в матросы! ќстанешьс€ с нами навсегда! — сказал ёргену один из старых рыбаков.

Ќо у ёргена как раз было в мысл€х другое — ему именно и хотелось погул€ть по белу свету. ” торговца угр€ми был д€д€, который жил в —таром —кагене; он тоже занималс€ рыболовством, но был уже зажиточным купцом и владел собственным судном. —лыл он милым стариком; у такого стоило послужить. —тарый —каген лежит на крайнем севере ётландии, далеко от рыбачьей слободки и дюн, но это-то обсто€тельство особенно и было по душе ёргену: он не хотел пировать на свадьбе Ёльзы и ћортена, а ее готовились сыграть недели через две.

—тарый рыбак не одобр€л намерени€ ёргена — теперь у него был собственный дом, и Ёльза, наверно, склонитс€, скорее, на его сторону.

ёрген ответил на это так отрывисто, что не легко было добратьс€ до смысла его речи, но старик вз€л да и привел к нему Ёльзу. Ќемного сказала она, но все-таки сказала кое-что:

— ” теб€ дом... ƒа, тут задумаешьс€!..

» ёрген сильно задумалс€.

ѕо морю ход€т сердитые волны, но сердце человеческое волнуетс€ иногда еще сильнее; его обуревают страсти. ћного мыслей пронеслось в голове ёргена; наконец он спросил Ёльзу:

— ≈сли бы у ћортена был такой же дом, кого из нас двоих выбрала бы ты?

— ƒа ведь у ћортена нет и не будет дома!

— Ќу, представь себе, что он у него будет.

— Ќу, тогда €, верно, выбрала бы ћортена — люб он мне! Ќо этим сыт не будешь!

ёрген раздумывал об этом всю ночь. „то такое толкало его, он и сам не мог дать себе отчета, но безотчетное влечение оказалось сильнее его любви к Ёльзе, и он повиновалс€ ему — пошел утром к ћортену. “о, что ёрген сказал ћортену при свидании, было строго обдумано им в течение ночи: ќн уступил товарищу свой дом на самых выгодных дл€ того услови€х, говор€, что сам предпочитает нан€тьс€ на корабль и уехать. Ёльза, узнав обо всем, расцеловала ёргена пр€мо в губы — ей ведь был люб ћортен.

ёрген собиралс€ отправитьс€ в путь на другой же день рано утром. Ќо вечером, хот€ и было уже поздно, ему вздумалось еще раз навестить ћортена. ќн пошел и на пути, на дюнах, встретил старого рыбака, который не одобр€л его намерени€ уехать. «” ћортена, верно, зашит в штанах утиный клюв, что девушки так льнут к нему!» — сказал старик. Ќо ёрген прервал разговор, простилс€ и пошел к ћортену. ѕодойд€ поближе, он услыхал в доме громкие голоса: у ћортена кто-то был. ёрген остановилс€ в нерешительности — с Ёльзой ему вовсе не хотелось встречатьс€. ѕодумав хорошенько, он не захотел выслушивать лишний раз изъ€влений благодарности ћортена и повернул назад.

”тром, еще до восхода солнца, он св€зал свой узелок, вз€л с собой корзинку со съестными припасами и сошел с дюн на самый берег; там идти было легче, чем по глубокому песку, да и ближе: он хотел пройти сначала в ‘ь€льтринг к торговцу угр€ми, благо обещал навестить его.

ярко синела блест€ща€ поверхность мор€; берег был усе€н ракушками и раковинками; игрушки, забавл€вшие его в детстве, так и хрустели под его ногами. ¬друг из носа у него брызнула кровь — пуст€чное обсто€тельство, но и оно, случаетс€, приобретает важное значение. ƒве-три крупные капли упали на рукав его рубашки. ќн затер их, остановил кровь и почувствовал, что от кровотечени€ ему стало как-то легче и в голове, и на сердце. ¬ песке вырос кустик морской капусты; он отломил веточку и воткнул ее в свою шл€пу. «—мело, весело вперед! Ѕелый свет посмотреть, выгл€нуть из дома, как говорили угри. Ѕерегитесь людей! ќни злые, убьют вас, разрежут и зажар€т на сковороде! — повторил он про себ€ и рассме€лс€: — Ќу, €-то сумею сберечь свою шкуру! —мелость города берет!»

—олнце сто€ло уже высоко, когда он подошел к узкому проливу, соедин€вшему западное море с Ќиссумфиордом. ќгл€нувшись назад, он увидел вдали двух верховых, а на некотором рассто€нии за ними еще нескольких пеших людей; все они, видимо, спешили. Ќу да ему-то что за дело? Ћодка была у другого берега; ёрген кликнул перевозчика; отчалили, но не успели выехать на середину пролива, как мчавшиес€ во весь опор верховые доскакали до берега и прин€лись кричать, приказыва€ ёргену именем закона вернутьс€ обратно. ёрген в толк не мог вз€ть, что им от него надо, но рассудил, что лучше всего вернутьс€, сам вз€лс€ за одно весло и прин€лс€ грести обратно к берегу. ≈два лодка причалила, люди, толпившиес€ на берегу, вскочили в нее и скрутили ёргену руки веревкой; он и опомнитьс€ не успел.

— ѕогоди! ѕоплатишьс€ головой за свое злодейство! — сказали они. — ’орошо, что мы поймали теб€!

ќбвин€ли его ни больше ни меньше, как в убийстве: ћортена нашли с перерезанным горлом. ќдин из рыбаков встретил вчера ёргена поздно вечером на пути к жилищу ћортена, ёрген уже не раз угрожал последнему ножом — значит, он и убийца! —ледовало крепко стеречь его; в –ингкьепинге — самое верное место, да не скоро туда доберешьс€. ƒул как раз западный ветер; в какие-нибудь полчаса, а то и меньше, можно было переправитьс€ через залив и выехать на реку —кэрум, а оттуда уж всего четверть мили до —еверного ¬осборга, где тоже есть крепкий замок с валами и рвами. ¬ лодке был вместе с другими брат старосты, и он полагал, что им разрешат посадить ёргена в €му, где сидела вплоть до самой своей казни ƒолгов€за€ ћаргарита.

ќправданий ёргена не слушали: капли крови на рубашке уличали его. —ам-то он знал, что невинен, но другие этому не верили, и он решил покоритьс€ судьбе.

Ћодка пристала как раз у того вала, где возвышалс€ некогда замок рыцар€ Ѕугге и где останавливались отдохнуть ёрген и его родители на пути на пир, на поминки. јх, эти четыре счастливых, светлых дн€ детства!.. “еперь его вели по той же самой дороге, по тем же лугам, к —еверному ¬осборгу, где по-прежнему сто€ла осыпанна€ цветами бузина и цветущие, душистые липы. ќн словно только вчера проходил тут.

¬ левом надворном крыле замка, под 'одной из высоких лестниц, открывалс€ спуск в низкий сводчатый подвал. ќттуда выведена была на казнь ƒолгов€за€ ћаргарита. ќна съела п€ть детских сердец и думала, что, если съест еще два, приобретет умение летать и делатьс€ невидимкою. ¬ стене была пробита крошечна€ отдушина, но освежающий аромат душистых лип не мог через нее пробратьс€. —ырость, плесень, голые доски вместо постели — вот что нашел ёрген в подвале. Ќо чиста€ совесть, говор€т, м€гка€ подушка, значит, ёргену спалось хорошо.

“олста€ дверь была заложена т€желым железным болтом, но призраки суевери€ проникают и через замочную скважину, проникают и в барские хоромы, и в рыбачьи хижины, а сюда, к ёргену, пробирались и подавно. ќн сидел и думал о ƒолгов€зой ћаргарите, о ее злоде€нии... ¬ воздухе как будто витали еще ее последние мысли, мысли, которым она предавалась в ночь перед казнью. ѕриходили ёргену на ум и рассказы о чудесах, какие совершались тут при жизни помещика —ванведел€: собаку, сторожившую мост, каждое утро находили повешенной на цепи на перилах моста. ¬се эти мрачные мысли осаждали и пугали ёргена, и лишь одно воспоминание озар€ло подвал солнечным лучом — воспоминание о цветущей бузине и липах.

¬прочем, недолго сидел он тут; его перевели в –ингкьепинг, в такое же суровое заточение.

¬ те времена было не то что в наше; плохо приходилось бедному человеку. ” всех еще в пам€ти было, как кресть€нские дворы и целые селени€ обращались в новые господские поместь€, как любой кучер или лакей становилс€ судьей и присуждал бедн€ка кресть€нина за самый ничтожный проступок к лишению надела или к плет€м.  ое-что подобное и продолжало еще творитьс€ в ётландии: вдали от королевской резиденции и просвещенных блюстителей пор€дка и права с законом поступали довольно произвольно. “ак это было еще сполагор€, что ёргену пришлось потомитьс€ в заключении.

„то за холод сто€л в помещении, куда его засадили!  огда же будет конец всему этому? ќн невинен, а его предали позору и бедстви€м — вот его судьба! ƒа, тут он мог поразмыслить о ней на досуге. «а что она так преследовала его?.. ¬се вы€снитс€ там, в будущей жизни, котора€ ждет нас всех! ёрген вырос с этой верой. “о, чего не мог у€снить себе отец, окруженный роскошной, залитой солнцем природой »спании, то светило отрадным лучом сыну среди окружавшего его мрака и холода. ёрген твердо уповал на милость Ѕожию, а это упование никогда не бывает обмануто.

¬есенние бури оп€ть давали себ€ знать. √рохот мор€ слышен был на много миль кругом, даже в глубине страны, но лишь после того, как бур€ улеглась. ћоре грохотало, словно катились по твердому, взрытому грунту сотни т€желых телег. ёрген чутко прислушивалс€ к этому грохоту, который вносил в его жизнь хоть какое-нибудь разнообразие. Ќикака€ старинна€ песн€ не доходила так до его сердца, как музыка кат€щихс€ волн, голос бурного мор€. јх,,море, дикое, вольное море! “ы да ветер носите человека из страны в страну, и всюду он носитс€ вместе с домом своим, как улитка, всюду носит с собою часть своей родины, клочок родной почвы!

 ак прислушивалс€ ёрген к глухому ропоту волн и как в нем самом волновались мысли и воспоминани€! «Ќа волю! Ќа волю!» Ќа воле — рай, блаженство, даже если на тебе башмаки без подошв и заплатанное грубое платье!  ровь вскипала в нем от гнева, и он удар€л кулаком о стену.

“ак проходили недели, мес€цы, прошел и целый год. ¬друг поймали вора Ќильса, по прозванию «барышник», и дл€ ёргена настали лучшие времена: вы€снилось, как несправедливо с ним поступили.

  северу от –ингкьепинского залива была корчма; там-то и встретились вечером, накануне ухода ёргена из слободки, Ќильс и ћортен.

¬ыпили по стаканчику, выпили по другому, и ћортен не то чтобы опь€нел, а так... разошелс€ больно, дал волю €зыку — рассказал, что купил дом и собираетс€ женитьс€. Ќильс спросил, где он вз€л денег, и ћортен хвастливо ударил по карману:

— “ам, где им и следует быть!

’вастовство стоило ему жизни. ќн пошел домой, Ќильс прокралс€ за ним и всадил ему в шею нож, чтобы отобрать деньги, которых не было.

¬се эти обсто€тельства были изложены в деле подробно, но с нас довольно знать, что ёргена выпустили на волю. Ќу, а чем же вознаградили его за все, что он вытерпел: годовое заключение, холод и голод, отторжение от людей? ƒа вот, ему сказали, что он, слава Ѕогу, невинен и может уходить. Ѕургомистр дал ему на дорогу дес€ть марок, а несколько горожан угостили пивом и хорошей закуской. ƒа, водились там и добрые люди, не все одни такие, что готовы заколоть, ободрать да на сковородку положить! Ћучше же всего было то, что в город приехал в это врем€ по делам тот самый купец Ѕренне из —кагена, к которому ёргену хотелось поступить год тому назад.

 упец узнал всю историю и захотел вознаградить ёргена за все перенесенное им; сердце у старика было доброе, он пон€л, чего должен был натерпетьс€ бедн€га, и собиралс€ показать ему, что есть на свете и добрые люди.

»з темницы — на волю, на свет Ѕожий, где его ожидали любовь и сердечное участие! ƒа, пора ему было испытать и это. „аша жизни никогда не бывает наполнена одной полынью — такой не поднесет ближнему ни один добрый человек, а уж тем меньше сам √осподь — Ћюбовь ¬сеобъемлюща€.

— Ќу, поставь-ка ты над всем этим крест! — сказал купец ёргену. — ¬ычеркнем этот год, как будто его и не было, сожжем календарь и через два дн€ — в путь, в наш мирный, богоспасаемый —каген! ≈го зовут «медвежьим углом», но это уголок уютный, благословенный, с открытыми окнами на белый свет!

¬от была поездка! ёрген вздохнул полной грудью. »з холодной темницы, из душного, спертого воздуха вновь очутитьс€ на €рком солнышке!

¬ереск цвел, вс€ степь была в цветах; на кургане сидел пастушонок и наигрывал на самодельной дудочке из бараньей кости. ‘ата-ћоргана, чудные воздушные видени€ степи: вис€чие сады и плавающие в воздухе леса, диковинное колебание воздушных волн — €вление, о котором кресть€не говор€т: «Ёто Ћокеман гонит свое стадо» — все это увидел он вновь.

ѕуть их лежал к Ћимфиорду, к —кагену, откуда вышли «длиннобородые люди», лонгобарды. ¬ царствование корол€ —нио здесь был голод, и порешили избить всех стариков и детей, но благородна€ женщина √амбарук, владетельница одного из северных поместий, предложила лучше выселить молодежь из пределов страны. ёрген знал это предание — настолько-то он был учен — и если не знал вдобавок и самой страны лонгобардов, лежащей за высокими јльпами, то знал, по крайней мере, на что она приблизительно похожа. ќн ведь еще мальчуганом побывал на юге, в »спании, и помнил сваленные грудами плоды, красные гранаты, шум, гам и колокольный звон в огромном городе, напоминавшем собою улей. Ќо самой лучшей страной остаетс€ все-таки родина, а родиной ёргена была ƒани€.

Ќаконец, они достигли и ¬ендиль-—кага, как называетс€ —каген в старинных норвежских и исландских рукопис€х. ”же и в те времена т€нулась здесь по отмели, вплоть до ма€ка, необозрима€ цепь дюн, прерываема€ обработанными пол€ми, и находились города: —тарый —каген, ¬естербю и Ёстербю. ƒома и усадьбы и тогда были рассыпаны между наносными, подвижными песчаными холмами, и тогда взметал буйный ветер ничем не укрепленный песок, и тогда оглушительно кричали здесь чайки, морские ласточки и дикие лебеди. —тарый —каген, где жил купец Ѕренне и должен был поселитьс€ ёрген, лежит на милю юго-западнее мыса —кагена. ¬о дворе купца пахло дегтем; крышами на всех надворных строени€х служили перевернутые кверху дном лодки; свиные хлева были сколочены из корабельных обломков; двор не был огорожен — не от кого и нечего было огораживать, хот€ на длинных веревках, развешанных одна над другою, и сушилась распластанна€ рыба. ¬есь морской берег был покрыт гнилыми сельд€ми: не успевали закинуть в море невод, как он приходил битком набитый сельд€ми; их и девать было некуда — приходилось бросать обратно в море или оставл€ть гнить на берегу.

∆ена и дочь купца и все домочадцы радостно встретили отца и хоз€ина, пошло пожиманье рук, крики, говор. ј что за славное личико и глазки были у дочки купца!

¬ самом доме было просторно и уютно. Ќа столе по€вились рыбные блюда — такие камбалы, какими бы полакомилс€ сам король! ј вина были из скагенских виноградников из великого мор€: виноградный сок притекает в —каген пр€мо в бочках и бутылках.

 огда же мать и дочь узнали, кто такой ёрген, услышали, как жестоко и безвинно пришлось ему пострадать, они стали гл€деть на него еще ласковее; особенно ласково смотрела дочка, мила€  лара. ёрген нашел в —таром —кагене уютный, славный семейный очаг; теперь сердце его могло успокоитьс€, а много-таки этому бедному сердцу пришлось изведать, даже горечь несчастной любви, котора€ либо ожесточает его, либо делает еще м€гче, чувствительнее. —ердце ёргена не ожесточилось, оно было еще молодо, и теперь в нем оставалось незан€тое местечко.  стати, поэтому подоспела поездка  лары в гости к тетке, в ’ристианзанд, в Ќорвегию. ќна собиралась отправитьс€ туда на корабле недели через три и прогостить там всю зиму.

¬ последнее воскресенье перед отъездом  лары все отправились в церковь причащатьс€. ÷ерковь была больша€, богата€; построили ее несколько столетий тому назад шотландцы и голландцы; недалеко от нее выстроилс€ и самый город. ÷ерковь уже несколько обветшала, а дорога к ней вела очень т€жела€, с холма на холм, то вверх, то вниз, по глубокому песку, но жители все-таки охотно шли в Ѕожий храм пропеть псалмы и послушать проповедь. ѕесочные заносы достигали уже вершины кладбищенской ограды, но могилы посто€нно очищались.

Ёто была сама€ больша€ церковь к северу от Ћимфиорда. Ќа алтаре словно жива€ сто€ла Ѕожь€ ћатерь с ћладенцем на руках; на хорах помещались резные дерев€нные изображени€ апостолов, а наверху, по стенам, висели портреты старых скагенских бургомистров и судей; под каждым портретом красовалась условна€ подпись данного лица.  афедра тоже была вс€ резна€. —олнце весело играло на медной люстре и на маленьком кораблике, подвешенном к потолку.

ёргена охватило то же чувство детского благоговени€, которое он испытал еще мальчиком в богатом соборе в »спании, но здесь к этому чувству присоедин€лось еще сознание, что и он принадлежит к пастве.

ѕосле проповеди началось причащение. ёрген тоже вкусил хлеба и вина, и случилось так, что он преклонил колена как раз р€дом с  ларою. Ќо мысли его были обращены к Ѕогу, он всецело был зан€т совершавшимс€ таинством и заметил, кто была его соседка, только тогда, когда уже встал с колен. ¬згл€нув на нее, он увидел, что по щекам ее струились слезы.

ƒва дн€ спуст€ она уехала в Ќорвегию, а ёрген продолжал исправл€ть разные работы по дому, участвовал-и в рыбной ловле, а в те времена там-таки было что ловить — побольше, чем теперь. —тада макрелей оставл€ли за собою по ночам свет€щийс€ след, выдававший их движени€ под водою; керцы (рыба - cottus scorpius) хрипели, а крабы издавали жалобный вой, когда попадались ловцам; рыбы вовсе не так немы, как о них рассказывают. ¬от ёрген, тот был помолчаливее их, хранил свою тайну глубоко в сердце, но когда-нибудь и ей суждено было всплыть наружу.

—ид€ по воскресень€м в церкви, он набожно устремл€л взоры на изображение Ѕожьей ћатери, красовавшеес€ на алтаре, но иногда переводил их не надолго и на то место, где сто€ла р€дом с ним на колен€х  лара. ќна не выходила у него из головы...  ак она была добра к нему!

¬от и осень пришла: сырость, мгла, сл€коть... ¬ода застаивалась на улицах города, песок не успевал ее всасывать, и жител€м приходилось пускатьс€ по улицам вброд, если не вплавь. Ѕури разбивали о смертоносные рифы корабль за кораблем. Ќачались снежные и песочные метели; песок заносил дома, и обывател€м приходилось зачастую вылезать из них через дымовые трубы, но им это было не в диковинку. «ато в доме купца было тепло и уютно; весело трещали в очаге торф и корабельные обломки, а сам купец громко читал из старинной хроники сказание о датском принце јмлете, вернувшемс€ из јнглии и давшем битву у Ѕовбьерга. ћогила его находитс€ близ –аммэ, всего мил€х в двух от того места, где жил старый торговец угр€ми; в необозримой степи возвышались сотни курганов; степь €вл€лась огромным кладбищем.  упец Ѕренне сам бывал на могиле јмлета. Ќаскучит читать, принимались за беседу; толковали о старине, о сосед€х англичанах и шотландцах, и ёрген пел старинную песню «об английском королевиче», о том, как был разубран корабль:

Ѕорта золоченые €рко си€ют,

Ќаписано слово √осподне на них;

ј нос корабл€ галион украшает:

ѕринц девицу держит в объ€ть€х своих.

Ёту песню ёрген пел с особенным чувством; глаза его так и блестели; они уж с самого рождени€ были у него такие черные, блест€щие.

»так — пели, читали; в доме царила тишь да гладь да Ѕожь€ благодать; все чувствовали себ€, как в родной семье, даже домашние животные. ј уж что за пор€док был в доме, что за чистота! Ќа полках блестела €рко вычищенна€ олов€нна€ посуда, к потолку были подвешены колбасы и окорока — обильные зимние запасы. ¬ наши времена все это можно увидеть на западном берегу ётландии у многих кресть€н: такое же обилие съестных припасов, такое же убранство в горницах, веселье и здравый смысл; вообще дела у них поправились. » гостеприимство здесь царит такое же, как в шатрах арабов.

Ќикогда еще не жилось ёргену так хорошо, так весело, если не считать тех веселых четырех дней детства, проведенных в гост€х на поминках. ј между тем здесь еще не было  лары; то есть не было ее дома, а в мысл€х и разговорах она присутствовала посто€нно.

¬ апреле купец решил послать в Ќорвегию свое судно; на нем отправл€лс€ и ёрген. ¬от-то повеселел он! Ќу, да и в теле он за это врем€ поправилс€, как говорила сама матушка Ѕренне; при€тно было взгл€нуть на него.

— » на теб€ тоже! — сказал ей муж. — ёрген оживил наши зимние вечера, да и теб€, старушка! “ы даже помолодела за этот год. »шь, кака€ стала — любо посмотреть! Ќу да ведь ты и была когда-то первою красавицей в ¬иборге, а это много значит: нигде € не видал таких красивых девушек, как там.

ёрген не проронил ни слова — да и не следовало, — а только подумал об одной девушке из —кагена.   ней-то он и отправл€лс€ теперь. —удно, подгон€емое свежим ветром, пробыло в пути всего полдн€.

–ано утром купец Ѕренне отправилс€ на ма€к, что возвышаетс€ далеко в море, близ самой крайней точки мыса —кагена.  огда он подн€лс€ на вышку, огонь был уже давно потушен, солнце сто€ло высоко. Ќа целую милю от берега т€нулись в море песчаные мели. Ќа горизонте показалось в этот день много кораблей, и купец наде€лс€ с помощью подзорной трубы отыскать между ними и свою « арен Ѕренне». ¬ самом деле, она приближалась; на ней были и  лара с ёргеном. ¬от они уже увидели вдали —кагенский ма€к и церковную колокольню, казавшиес€ издали цаплей и лебедем на голубой воде.  лара сидела у борта и смотрела, как на горизонте вырисовывались одна за другою родные дюны. ѕродолжай дуть попутный ветер, они бы меньше чем через час были дома. “ак близка была радость встречи — так близок был и ужасный час смерти.

¬ одном из боков судна сделалась пробоина, и вода хлынула в трюм. Ѕросились выкачивать воду, затыкать отверстие, подн€ли все паруса, выкинули флаг, означавший, что судно в опасности. ƒо берега оставалось плыть всего какую-нибудь милю, вдали уже показались рыбачьи лодки, спешившие на помощь, ветер гнал судно к берегу, течение помогало, но судно погружалось в воду с ужасающей быстротой. ёрген обвил правой рукой стан  лары.

 ак она посмотрела ему в глаза перед тем, как он, призыва€ им€ Ѕожие, бросилс€ с нею в волны! ќна вскрикнула, но ей нечего было бо€тьс€ — он не выпустит ее.

ѕринц девицу держит в объ€ть€х своих!

ёрген тоже решилс€ на это в час страшной опасности. ”мение плавать пригодилось ему теперь; он то работал обеими ногами и свободной рукой — другой он крепко прижимал к себе девушку, то отдавалс€ течению, лишь слегка шевел€ ногами, словом, пользовалс€ всеми приемами, какие знал, чтобы сберечь силы и достигнуть берега. ¬друг он почувствовал, что  лара глубоко вздохнула и судорожно затрепетала... ќн прижал ее к себе еще крепче. ¬олны перекатывались через их головы; течение подымало их; вода была так чиста и прозрачна. ќдну минуту ему казалось, что он видит в глубине стадо блест€щих макрелей или, может быть, это было само морское чудовище, готовившеес€ поглотить их... ќблака, проплыва€ по небу, бросали на воду легкую тень, потом на ней оп€ть играли лучи солнца. —таи птиц с криком носились над головой ёргена; сонливо покачивавшиес€ на волнах дикие утки при его приближении испуганно взлетали кверху. ј силы пловца все падали... ќн чувствовал это; до берега оставалось плыть еще немало, но помощь была близка, лодка подходила. ¬друг он €сно увидел под водой белую, смотревшую на него в упор, фигуру... ¬олна подхватила его, фигура приблизилась... ќн почувствовал удар... все померкло в глазах!..

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  

 —траницы: [1]