«аписи с меткой истори€ года

(и еще 1 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

british broadcasting corporation go команда hump день latte-art thursday uma2rmah - проститьс€ альфонс муха ангел ангелы и демоны анимаци€ анимашка дл€ дневника анимашки дл€ дневника бал без заголовка вечер вдвоем. vol. 4 видео-запись: а.пугачева "бела€ панама" группа scorpions девушки девушки бывают разные дети глазами художницы josephine wall дуэль дуэльный кодекс елена ваенга еп4кр женска€ грудь животные зачем весною боротьс€ с любовью? интервью с богом. китайска€ живопись леонид филатов любовь маска новогодн€€ флеш -игра пасха понедельник праздник иван-купала приколы бодиарта притча о душах проги работы художницы cicely mary barker рецепт рисунки художницы анны игнатьевой. стихи тест ты лишь надейс€ флеш-игра фото сайты прикол хранитель мечей христос щен€та
 омментарии (0)

»стори€ года

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:13 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

»стори€ года

ƒело было в конце €нвар€; бушевала страшна€ метель; снежные вихри носились по улицам и переулкам; снег залепл€л окна домов, валилс€ с крыш комь€ми, а ветер так и подгон€л прохожих. ќни бежали, летели стремглав, пока не попадали друг другу в объ€ти€ и не останавливались на минуту, крепко держась один за другого. Ёкипажи и лошади были точно напудрены; лакеи сто€ли на зап€тках спиною к экипажам и к ветру, а пешеходы старались держатьс€ за ветром под прикрытием карет, едва тащившихс€ по глубокому снегу.  огда же наконец метель утихла и вдоль домов прочистили узенькие дорожки, прохожие беспрестанно сталкивались и останавливались друг перед другом в выжидательных позах: никому не хотелось первому шагнуть в снежный сугроб, уступа€ дорогу другому. Ќо вот, словно по безмолвному соглашению, каждый жертвовал одною ногой, опуска€ ее в снег.

  вечеру погода совсем стихла; небо стало таким €сным, чистым, точно его вымели, и казалось даже как-то выше и прозрачнее, а звездочки, словно вычищенные заново, си€ли и искрились голубоватыми огоньками. ћороз так и трещал, и к утру верхний слой снега настолько окреп, что воробьи прыгали по нему, не провалива€сь. ќни шмыгали из сугроба в сугроб, прыгали к по прочищенным тропинкам, но ни тут, ни там не попадалось ничего съедобного. ¬оробышки пор€дком изз€бли.

- ѕип! – говорили они между собою. – » это Ќовый год! ƒа он хуже старого! Ќе стоило и мен€ть! Ќет, мы недовольны, и не без причины!

- ј люди-то, люди-то что шуму наделали, встреча€ Ќовый год! – сказал маленький изз€бший воробышек. – » стрел€ли, и глин€ные горшки о двери разбивали, ну, словом, себ€ не помнили от радости – и все оттого, что старому паду пришел конец! я было тоже обрадовалс€, думал, что вот теперь Ќаступит тепло; не тут-то было! ћорозит еще пуще прежнего! Ћюди, видно, сбились с толку и перепутали времена года!

- » впр€мь! – подхватил третий – старый воробей с седым хохолком. – ” них ведь имеетс€ така€ штука – собственного их изобретени€ – календарь, как они зовут ее, и вот они воображают, что все на свете должно идти по этому календарю!  ак бы не так! ¬от придет весна, тогда и наступит Ќовый год, а никак не раньше, так уж раз навсегда заведено в природе, и € придерживаюсь этого счислени€.

- ј когда же придет весна? – спросили другие воробьи.

- ќна придет, когда прилетит первый аист. Ќо он не особенно-то аккуратен, и трудно рассчитать заранее, когда именно он прилетит! ¬прочем, уж если вообще разузнавать об этом, то не здесь, в городе – тут никто ничего не знает толком, - а в деревне! ѕолетим-ка туда дожидатьс€ весны! “уда она все-таки скорее придет!

- ¬се это прекрасно! – сказала воробьиха, котора€ давно вертелась тут же и чирикала, но в разговор не вступала. – ќдно вот только: здесь, в городе, € привыкла к некоторым удобствам, а найду ли € их в деревне – не знаю! “ут есть одна человечь€ семь€; ей пришла разумна€ мысль – прибить к стене три-четыре пустых горшка из-под цветов. ¬ерхним краем они плотно прилегают к стене, дно же обращено наружу, и в нем есть маленькое отверстие, через которое € свободно влетаю и вылетаю. “ам-то мы с мужем и устроили себе гнездо, оттуда повылетели и все наши птенчики. ѕон€тное дело, люди устроили все это дл€ собственного удовольстви€, чтобы полюбоватьс€ нами; иначе бы они и пальцем не шевельнули! ќни бросают нам хлебные крошки, - тоже ради своего удовольстви€, - ну, а нам-то все-таки корм! “аким образок, мы здесь до некоторой степени обеспечены, и € думаю, что мы с мужем останемс€ здесь! ћы тоже очень недовольны, но все-таки останемс€.

- ј мы полетим в деревню – погл€деть, не идет ли весна! – сказали другие и улетели.

¬ деревне сто€ла насто€ща€ зима, и было, пожалуй, еще холоднее, чем в городе. –езкий ветер носилс€ над снежными пол€ми.  ресть€нин в больших теплых рукавицах ехал на сан€х, похлопыва€ руками, чтобы выколотить из них мороз, кнут лежал у него на колен€х, но исхудалые лошади бежали рысью; пар так и валил от них. —нег скрипел под полозь€ми, а воробьи прыгали по санным коле€м и мерзли.

- ѕип!  огда же придет весна? «има т€нетс€ что-то уж больно долго!

- Ѕольно долго! – послышалось с высокого холма, занесенного снегом, и эхом прокатилось по пол€м. ћожет статьс€, это и было только эхо, а может быть, и голос диковинного старика, сидевшего на холме на куче сена. —тарик был бел как лунь – с белыми волосами и бородою, и одет во что-то вроде белого кресть€нского тулупа. Ќа бледном лице его так и горели большие светлые глаза.

- „то это за старик? – спросили воробьи.

- я знаю его! – сказал старый ворон, сидевший на плетне. ќн снисходительно сознавал, что «все мы – мелкие пташки перед творцом», и потому благосклонно вз€лс€ разъ€снить воробь€м их недоумение.

- я знаю, кто он. Ёто «има, старый прошлогодний повелитель. ќн вовсе не умер еще, как говорит календарь, и назначен регентом до по€влени€ молодого принца, ¬есны. ƒа, «има еще правит у нас царством! ”! „то, продрогли небось, малыши?

- Ќу, не говорил ли €, - сказал самый маленький воробышек, - что календарь – пуста€ человечь€ выдумка! ќн совсем не приноровлен к природе. ƒа и разве у людей есть какое-нибудь чутье? ”ж предоставили бы они распредел€ть времена года нам – мы потоньше, почувствительнее их созданы!

ѕрошла недел€, друга€. Ћес уже почернел, лед на озере стал походить на застывший свинец, облака... нет, какие там облака?! —плошной туман окутал всю землю. Ѕольшие черные вороны летали ста€ми, но молча; все в природе словно погрузилось в т€желый сон. Ќо вот по озеру скользнул солнечный луч, и лед заблестел, как расплавленное олово. —нежный покров на пол€х и на холмах уже потер€л свой блеск, но бела€ фигура старика «имы сидела еще на прежнем месте, устремив взор к югу. ќн и не замечал, что снежна€ пелена все уходила в землю, что там и с€м прогл€нули клочки зеленого дерна, на которых толклись кучи воробьев.

-  ви-вит!  ви-вит! ”ж не весна ли?

- ¬есна! – прокатилось эхом над пол€ми и лугами, пробежало по темно-бурым лесам, где стволы старых деревьев оделись уже свежим, зеленым мхом. » вот с юга показалась перва€ пара аистов. ” каждого на спине сидело по прелестному ребенку: у одного – мальчик, у другого – девочка. —тупив на землю, дети поцеловали ее и пошли рука об руку, а по следам их расцветали пр€мо на снегу белые цветочки. ƒети подошли к старику «име и прильнули к его груди. ¬ то же мгновение все трое, а с ними и вс€ местность, исчезли в облаке густого, влажного тумана. Ќемного погод€ подул ветер и разом разогнал туман; проси€ло солнышко – «има исчезла, и на троне природы сидели прелестные дети ¬есны.

- ¬от это так Ќовый год! – сказали воробьи. – “еперь, надо полагать, нас вознаград€т за все зимние невзгоды!

 уда ни оборачивались дети – всюду кусты и деревь€ покрывались зелеными почками, трава росла все выше и выше, хлеба зеленели €рче. ƒевочка так и сыпала на землю цветами; у нее в переднике было так много цветов, что, как она ни торопилась разбрасывать их, передник все был полнехонек. ¬ порыве резвости девочка брызнула на €блони и персиковые деревь€ насто€щим цветочным дождем, и деревца сто€ли в полном цвету, даже не успев еще как следует одетьс€ зеленью.

ƒевочка захлопала в ладоши, захлопал и мальчик, и вот, откуда ни возьмись, налетели, с пением и щебетанием, стаи птичек: «¬есна пришла!»

Ћюбо было посмотреть кругом! “о из одной, то из другой избушки выползали за порог старые бабушки, поразм€ть на солнышке свои косточки и полюбоватьс€ на желтые цветочки, золотившие луг точь-в-точь как и в дни далекой юности старушек. ƒа, мир вновь помолодел, и они говорили: «„то за благодатный денек сегодн€!»

Ќо лес все еще оставалс€ буро-зеленым, на деревь€х не было еще листьев, а одни почки; зато на лесных пол€нах благоухал уже молоденький дикий €сминник, цвели фиалки и анемоны. ¬се былинки налились живительным соком; по земле раскинулс€ пышный зеленый ковер, и на нем сидела молода€ парочка, держась за руки. ƒети ¬есны пели, улыбались и все росли да росли.

“еплый дождичек накрапывал с неба, но они и не замечали его: дождевые капли смешивались со слезами радости жениха и невесты. ёна€ парочка поцеловалась, и в ту же минуту лес оделс€ зеленью. ¬стало солнышко – все деревь€ сто€ли в роскошном лиственном уборе.

–ука об руку двинулись жених с невестой под этот свежий густой навес, где зелень отливала, благодар€ игре света и теней, тыс€чами различных оттенков. ƒевственно чиста€, нежна€ листва распростран€ла живительный аромат, звонко и весело журчали ручейки и речки, пробира€сь между бархатисто-зеленой осокой и пестрыми камушками. «“ак было, есть и будет во веки веков!» - говорила вс€ природа. „у! «акуковала кукушка, зазвенела песн€ жаворонка! ¬есна была в полном разгаре; только ивы все еще не снимали со своих цветочков пуховых рукавичек; такие уж они осторожные – просто скучно!

ƒни шли за дн€ми, недели за недел€ми, землю так и обдавало теплом; волны гор€чего воздуха проникали в хлебные колось€, и они стали желтеть. Ѕелый лотос севера раскинул по зеркальной глади лесных озер свои широкие зеленые листь€, и рыбки пр€тались под их тенью. Ќа солнечной стороне леса, за ветром, возле облитой солнцем стены кресть€нского домика, где пышно расцветали под жгучими ласками солнечных лучей роскошные розы и росли вишневые деревь€, осыпанные сочными, черными, гор€чими €годами, сидела прекрасна€ жена Ћета, которую мы видели сначала девочкой, а потом невестой. ќна смотрела на темные облака, громоздившиес€ друг на друга высокими черно-синими, угрюмыми горами; они надвигались с трех сторон и наконец нависли над лесом, как окаменелое, опрокинутое вверх дном море. ¬ лесу все затихло, словно по мановению волшебного жезла; прилегли ветерки, замолкли пташки, вс€ природа замерла в торжественном ожидании, а по дороге и по тропинкам неслись слом€ голову люди в телегах, верхом и пешком, - все спешили укрытьс€ от грозы. ¬друг блеснул ослепительный луч света, словно солнце на миг прорвало тучи, затем вновь воцарилась тьма и прокатилс€ глухой раскат грома. ¬ода хлынула с неба потоками. “ьма и свет, тишина и громовые раскаты смен€ли друг друга. ѕо молодому тростнику, с коричневыми султанами на головках, так и ходили от ветра волны за волнами; ветви деревьев совсем скрылись за частою дождевою сеткою; свет и тьма, тишина и громовые удары чередовались ежеминутно. “рава и колось€ лежали пластам; казалось, они уже никогда не в силах будут подн€тьс€. Ќо вот ливень перешел в крупный, редкий дождь, выгл€нуло солнышко, и на былинках и листь€х засверкали крупные перлы; запели птички, заплескались в воде рыбки, запл€сали комары. Ќа камне, что высовывалс€ у самого берега из соленой морской пены, сидело и грелось на солнышке Ћето, могучий, крепкий, мускулистый муж. — кудрей его стекали целые потоки воды, и он смотрел таким освеженным, словно помолодевшим после холодного купань€. ѕомолодела, освежилась и вс€ природа, все вокруг цвело с небывалою пышностью, силой и красотой! Ќаступило лето, теплое, благодатное лето!

ќт густо взошедшего на поле клевера струилс€ сладкий живительный аромат, и пчелы жужжали над местом древних собраний. ∆ертвенный камень, омытый дождем, €рко блестел на солнце; цепкие побеги ежевики одели его густою бахромой.   нему подлетела царица пчел со своим роем; они возложили на жертвенник плоды от трудов своих – воск и мед. Ќикто не видал жертвоприношени€, кроме самого Ћета и его полной жизненных сил подруги; дл€ них-то и были уготованы жертвенные дары природы.

¬ечернее небо си€ло золотом; никакой церковный купол не мог сравнитьс€ с ним; от вечерней и до утренней зари си€л мес€ц. Ќа .дворе сто€ло лето.

» дни шли за дн€м, недели за недел€ми. Ќа пол€х засверкали блест€щие косы и серпы, ветви ветки €блонь согнулись под т€жестью красных и золотых плодов. ƒушистый хмель висел крупными кист€ми. ¬ тени орешника, осыпанного орехами, сидевшими в зеленых гнездышках, отдыхали муж с женою – Ћето со своею серьезною, задумчивою подругою.

- „то за роскошь! – сказала она. – „то за благодать, куда ни погл€дишь!  ак хорошо, как уютно на земле, и все-таки – сама не знаю почему – € жажду... поко€, отдыха... ƒругих слов подобрать не могу! ј люди уж снова вспахивают пол€! ќни вечно стрем€тс€ добыть себе больше и больше!.. ¬он аисты ход€т по бороздам вслед за плугом… Ёто они, египетские птицы, принесли нас сюда! ѕомнишь, как мы прилетели сюда, на север, детьми?.. ћы принесли с собой цветы, солнечный свет и зеленую листву! ј теперь... ветер почти всю ее оборвал, деревь€ побурели, потемнели и стали похожи на деревь€ юга; только нет на них золотых плодов, какие растут там!

- “ебе хочетс€ видеть золотые плоды? – сказало Ћето. – Ћюбуйс€! – ќн махнул рукою – и леса запестрели красноватыми и золотистыми листь€ми. ¬от было великолепие! Ќа кустах шиповника заси€ли огненно-красные плоды, ветви бузины покрылись крупными темно-красными €годами, спелые дикие каштаны сами выпадали из темно-зеленых гнезд, а в лесу снова зацвели фиалки.

Ќо царица года становилась все молчаливее и бледнее.

- ѕове€ло холодом! – говорила она. – ѕо ночам встают сырые туманы. я тоскую по нашей родине!

» она смотрела вслед улетавшим на юг аистам и прот€гивала к ним руки. ѕотом она загл€нула в их опустевшие гнезда; в одном вырос стройный василек, в другом – желта€ сурепка, словно гнезда только дл€ того и были свиты, чтобы служить им оградою! «алетели туда и воробьи.

- ѕип! ј куда же девались хоз€ева? »шь, подуло на них ветерком – они и прочь сейчас! —катертью дорога!

Ћисть€ на деревь€х все желтели и желтели, началс€ листопад, зашумели осенние ветры – настала поздн€€ осень. ÷арица года лежала на земле, усыпанной пожелтевшими листь€ми; кроткий взор ее был устремлен на си€ющие звезды небесные; р€дом с нею сто€л ее муж. ¬друг подн€лс€ вихрь и закрутил сухие листь€ столбом.  огда вихрь утих – царицы года уже не было; в холодном воздухе кружилась только бабочка, последн€€ в этом году.

«емлю окутали густые туманы, подули холодные ветры, пот€нулись долгие темные ночи. ÷арь года сто€л с убеленною сединой головою; но сам он не знал, что поседел, - он думал, что кудри его только запушило снегом! «еленые пол€ покрылись тонкою снежною пеленою.

» вот колокола возвестили наступление сочельника.

- –ождественский звон! – сказал царь года. – —коро народитс€ нова€ царственна€ чета, а € обрету покой, унесусь вслед за нею на си€ющую звезду!

¬ свежем, зеленом сосновом лесу, занесенном снегом, по€вилс€ рождественский ангел и осветил молодые деревца, предназначенные служить символом праздника.

- –адость в жилищах людей и в зеленом лесу! – сказал престарелый царь года; в несколько недель он превратилс€ в белого как лунь старика. – ѕриближаетс€ час моего отдыха!  орона и скипетр переход€т к юной чете.

- » все же власть пока в твоих руках! – сказал ангел. – ¬ласть, но не покой! ”крой снежным покровом молодые ростки! ѕеренеси терпеливо торжественное провозглашение нового повелител€, хот€ власть еще и в твоих руках! “ерпеливо перенеси забвение, хот€ ты и жив еще! „ас твоего успокоени€ придет, когда настанет весна!

-  огда же настанет весна? – спросила «има.

-  огда прилет€т с юга аисты!

» вот седоволоса€, седоборода€, обледеневша€, стара€, согбенна€, но все еще сильна€ и могущественна€, как снежные бури и метели, сидела «има на высоком холме, на куче снега, и не сводила глаз с юга, как прошлогодн€€ «има. Ћед трещал, снег скрипел, конькобежцы стрелой скользили по блест€щему льду озер, вороны и вороны чернели на белом фоне; не было ни малейшего ветерка. —реди этой тишины «има сжала кулаки, и – толстый лед сковал все проливы.

»з города оп€ть прилетели воробьи и спросили:

- „то это за старик там?

Ќа плетне оп€ть сидел тот же ворон или сын его – все едино – и отвечал им:

- Ёто «има! ѕрошлогодний повелитель! ќн не умер еще, как говорит календарь, а состоит регентом до прихода молодого принца – ¬есны!

-  огда же придет ¬есна? – спросили воробьи. – ћожет быть, у нас настанут лучшие времена, как переменитс€ правительство! —тарое никуда не годитс€!

ј «има задумчиво кивала голому черному лесу, где так €сно, отчетливо вырисовывались кажда€ веточка, каждый кустик. » землю окутали облака холодных туманов; природа погрузилась в зимнюю сп€чку. ѕовелитель года грезил о дн€х своей юности и зрелости, и к утру все леса оделись сверкающей бахромой из ине€, - это был летний сон «имы; взошло солнышко, и бахрома осыпалась.

-  огда же придет ¬есна? – оп€ть спросили воробьи.

- ¬есна! – раздалось эхом с снежного холма.

» вот солнышко стало пригревать все теплее и теплее, снег ста€л, птички защебетали: «¬есна идет!»

¬ысоко-высоко по поднебесью несс€ первый аист, за ним другой; у каждого на спине сидело по прелестному ребенку. ƒети ступили на пол€, поцеловали землю, поцеловали и безмолвного старика «иму, и он, как ћоисей с горы, исчез в тумане!

»стори€ года кончена.

- ¬се это прекрасно и совершенно верно, - заметили воробьи, - но не по календарю, а потому никуда не годитс€!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  

 —траницы: [1]