«аписи с меткой детские лета мои

(и еще 1 запис€м на сайте сопоставлена така€ метка)

ƒругие метки пользовател€ ↓

british broadcasting corporation go команда hump день latte-art thursday uma2rmah - проститьс€ альфонс муха ангел ангелы и демоны анимаци€ анимашка дл€ дневника анимашки дл€ дневника бал без заголовка вечер вдвоем. vol. 4 видео-запись: а.пугачева "бела€ панама" группа scorpions девушки девушки бывают разные дети глазами художницы josephine wall дуэль дуэльный кодекс елена ваенга еп4кр женска€ грудь животные зачем весною боротьс€ с любовью? интервью с богом. китайска€ живопись леонид филатов любовь маска новогодн€€ флеш -игра пасха понедельник праздник иван-купала приколы бодиарта притча о душах проги работы художницы cicely mary barker рецепт рисунки художницы анны игнатьевой. стихи тест ты лишь надейс€ флеш-игра фото сайты прикол хранитель мечей христос щен€та
 омментарии (0)

ƒ≈“— »≈ Ћ≈“ј ћќ»

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:28 + в цитатник

ƒ≈“— »≈ Ћ≈“ј ћќ»

Ќадежда ƒурова ћать мо€, урожденна€ јлександровичева, была одна из прекраснейших девиц в ћалороссии. ¬ конце п€тнадцатого года ее от рождени€ женихи толпою предстали искать руки ее. »з всего их множества сердце матери моей отдавало преимущество гусарскому ротмистру ƒурову; но, к несчастию, выбор этот не был выбором отца ее, гордого властолюбивого пана малороссийского. ќн сказал матери моей, чтоб она выбросила из головы химерическую мысль выйти замуж за москал€, а особливо военного. ƒед мой был величайший деспот в своем семействе; если он что приказывал, надобно было слепо повиноватьс€, и не было никакой возможности ни умилостивить его, ни переменить однажды прин€того им намерени€. —ледствием этой неумеренной строгости было то, что в одну бурную осеннюю ночь мать мо€, спавша€ в одной горнице с старшею сестрою своей, встала тихонько с постели, оделась, и, вз€в салоп и капор, в одних чулках, утаива€ дыхание, прокралась мимо сестриной кровати, отворила тихо двери в залу, тихо затворила, проворно перебежала ее и, отвор€ дверь в сад, как стрела полетела по длинной каштановой аллее, оканчивающейс€ у самой калитки. ћать мо€ поспешно отпирает эту маленькую дверь и бросаетс€ в объ€ти€ ротмистра, ожидавшего ее с кол€скою, запр€женною четырьм€ сильными лошадьми, которые, подобно ветру, тогда бушевавшему, понесли их по киевской дороге.

¬ первом селе они обвенчались и поехали пр€мо в  иев, где квартировал полк ƒурова. ѕоступок матери моей хот€ и мог быть извин€ем молодостию, любовью и достоинствами отца моего, бывшего прекраснейшим мужчиною, имевшего кроткий нрав и пленительное обращение, но он был так противен патриархальным нравам кра€ малороссийского, что дед мой в первом порыве гнева прокл€л дочь свою.

¬ продолжение двух лет мать мо€ не переставала писать к отцу своему и умол€ть его о прощении; но тщетно: он ничего слышать не хотел, и гнев его возрастал, по мере как старались см€гчить его. –одители мои, потер€вшие уже надежду умилостивить человека, почитавшего упорство характерностью, покорились было своей участи, перестав писать к неумолимому отцу; но беременность матери моей оживила угасшее мужество ее; она стала наде€тьс€, что рождение ребенка возвратит ей милости отцовские.

ћать мо€ страстно желала иметь сына и во все продолжение беременности своей занималась самыми обольстительными мечтами; она говорила: «” мен€ родитс€ сын, прекрасный, как амур! € дам ему им€ ћодест; сама буду кормить, сама воспитывать, учить, и мой сын, мой милый ћодест будет утехою всей жизни моей...» “ак мечтала мать мо€; но приближалось врем€, и муки, предшествовавшие моему рождению, удивили матушку самым непри€тным образом; они не имели места в мечтах ее и произвели на нее первое невыгодное дл€ мен€ впечатление. Ќадобно было позвать акушера, который нашел нужным пустить кровь; мать мо€ чрезвычайно испугалась этого, но делать нечего, должно было покоритьс€ необходимости.  ровь пустили, и вскоре после этого €вилась на свет €, бедное существо, по€вление которого разрушило все мечты и ниспровергнуло все надежды матери.

«ѕодайте мне дит€ мое!» — сказала мать мо€, как только оправилась несколько от боли и страха. ƒит€ принесли и положили ей на колени. Ќо увы! это не сын, прекрасный, как амур! это дочь, и дочь богатырь!! я была необыкновенной величины, имела густые черные волосы и громко кричала. ћать толкнула мен€ с коленей и отвернулась к стене.

„ерез несколько дней маменька выздоровела и, уступа€ советам полковых дам, своих при€тельниц, решилась сама кормить мен€. ќни говорили ей, что мать, котора€ кормит грудью свое дит€, через это самое начинает любить его. ћен€ принесли; мать вз€ла мен€ из рук женщины, положила к груди и давала мне сосать ее; но, видно, € чувствовала, что не любовь материнска€ дает мне пищу, и потому, несмотр€ на все усили€ заставить мен€ вз€ть грудь, не брала ее; маменька думала преодолеть мое упр€мство терпением и продолжала держать мен€ у груди, но, наскуча, что € долго не беру, перестала смотреть на мен€ и начала говорить с бывшею у нее в гост€х дамою. ¬ это врем€ €, как видно, управл€ема€ судьбою, назначавшею мне солдатский мундир, схватила вдруг грудь матери и изо всей силы стиснула ее деснами. ћать мо€ закричала пронзительно, отдернула мен€ от груди и, бросив в руки женщины, упала лицом в подушки.

«ќтнесите, отнесите с глаз моих негодного ребенка и никогда не показывайте», — говорила матушка, маха€ рукою и закрыва€ себе голову подушкою.

ћне минуло четыре мес€ца, когда полк, где служил отец мой, получил повеление идти в ’ерсон; так как это был домашний поход, то батюшка вз€л семейство с собою. я была поручена надзору и попечению горничной девки моей матери, одних с нею лет. ƒнем девка эта сидела с матушкою в карете, держа мен€ на колен€х, кормила из рожка коровьим молоком и пеленала так туго, что лицо у мен€ синело и глаза наливались кровью; на ночлегах € отдыхала, потому что мен€ отдавали кресть€нке, которую приводили из селени€; она распеленывала мен€, клала к груди и спала со мною всю ночь; таким образом, у мен€ на каждом переходе была нова€ кормилица.

Ќи от переменных кормилиц, ни от мучительного пеленань€ здоровье мое не расстраивалось. я была очень крепка и бодра, но только до неверо€тности криклива. ¬ один день мать мо€ была весьма в дурном нраве; € не дала ей спать всю ночь; в поход вышли на заре, маменька расположилась было заснуть в карете, но € оп€ть начала плакать, и, несмотр€ на все старани€ н€ньки утешить мен€, € кричала от часу громче: это переполнило меру досады матери моей; она вышла из себ€ и, выхватив мен€ из рук девки, выбросила в окно! √усары вскрикнули от ужаса, соскочили с лошадей и подн€ли мен€ всю окровавленную и не подающую никакого знака жизни; они понесли было мен€ оп€ть в карету, но батюшка подскакал к ним, вз€л мен€ из рук их и, пролива€ слезы, положил к себе на седло. ќн дрожал, плакал, был бледен, как мертвый, ехал не говор€ ни слова и не поворачива€ головы в ту сторону, где ехала мать мо€.   удивлению всех, € возвратилась к жизни и, сверх ча€ни€, не была изуродована; только от сильного удара шла у мен€ кровь из рта и носа; батюшка с радостным чувством благодарности подн€л глаза к небу, прижал мен€ к груди своей и, приблиз€сь к карете, сказал матери моей:

«Ѕлагодари бога, что ты не убийца! ƒочь наша жива; но € не отдам уже ее тебе во власть; € сам займусь ею». —казав это, поехал прочь и до самого ночлега вез мен€ с собою; не обраща€ ни взора, ни слов к матери моей.

— этого достопам€тного дн€ жизни моей отец вверил мен€ промыслу божию и смотрению флангового гусара јстахова, находившегос€ неотлучно при батюшке как на квартире, так и в походе. я только ночью была в комнате матери моей; но как только батюшка вставал и уходил, тотчас уносили мен€. ¬оспитатель мой јстахов по целым дн€м носил мен€ на руках, ходил со мною в эскадронную конюшню, сажал на лошадей, давал играть пистолетом, махал саблею, и € хлопала руками и хохотала при виде сыплющихс€ искр и блест€щей стали; вечером он приносил мен€ к музыкантам, игравшим пред зарею разные штучки; € слушала и, наконец, засыпала. “олько сонную и можно было отнесть мен€ в горницу; но когда € не спала, то при одном виде материной комнаты € обмирала от страха и с воплем хваталась обеими руками за шею јстахова. ћатушка, со времени воздушного путешестви€ моего из окна кареты, не вступалась уже ни во что, до мен€ касающеес€, и имела дл€ утешени€ своего другую дочь, точно уже прекрасную, как амур, в которой она, как говоритс€, души не слышала.

ƒед мой, вскоре по рождении моем, простил мать мою и сделал это весьма торжественным образом: он поехал в  иев, просил јрхиере€ разрешить его от необдуманной кл€твы не прощать никогда дочь свою и, получив пастырское разрешение, тогда уже написал к матери моей, что прощает ее, благословл€ет брак ее и рожденное от него дит€; что просит ее приехать к нему, как дл€ того, чтобы лично прин€ть благословение отца, так и дл€ того, чтобы получить свою часть приданого. ћать мо€ не имела возможности пользоватьс€ этим приглашением до самого того времени, как батюшке надобно было выйти в отставку; мне было четыре года с половиною, когда отец мой увидел необходимость оставить службу. ¬ квартире его, кроме моей кроватки, были еще две колыбели; походна€ жизнь с таким семейством делалась невозможною; он поехал в ћоскву искать места по статской службе, а мать со мною и еще двум€ детьми отправилась к своему отцу, где и должна была жить до возвращени€ мужа. ¬з€в мен€ из рук јстахова, мать мо€ не могла уже ни одной минуты быть ни покойна, ни весела; вс€кий день € сердила ее странными выходками и рыцарским духом своим; € знала твердо все командные слова, любила до безуми€ лошадей, и когда матушка хотела заставить мен€ в€зать шнурок, то € с плачем просила, чтоб она дала мне пистолет, как € говорила, пощелкать; одним словом, € воспользовалась как нельз€ лучше воспитанием, данным мне јстаховым! — каждым днем воинственные наклонности мои усиливались, и с каждым днем более мать не любила мен€. я ничего не забывала из того, чему научилась, наход€сь беспрестанно с гусарами; бегала и скакала по горнице во всех направлени€х, кричала во весь голос: «Ёскадрон? направо заезжай! с места! марш-марш!» “етки мои хохотали, а матушка, которую все это приводило в отча€ние, не знала границ своей досаде, брала мен€ в свою горницу, ставила в угол и бранью и угрозами заставл€ла горько плакать. ќтец мой получил место городничего в одном из уездных городов и отправилс€ туда со всем своим семейством; мать мо€, от всей души мен€ не любивша€, кажетс€, как нарочно делала все, что могло усилить и утвердить и без того необоримую страсть мою к свободе и военной жизни: она не позвол€ла мне гул€ть в саду, не позвол€ла отлучатьс€ от нее ни на полчаса; € должна была целый день сидеть в ее горнице и плесть кружева; она сама учила мен€ шить, в€зать, и, вид€, что € не имею ни охоты, ни способности к этим упражнени€м, что все в. руках моих и рветс€ и ломаетс€, она сердилась, выходила из себ€ и била мен€ очень больно по рукам.

ћне минуло дес€ть лет. ћатушка имела неосторожность говорить при мне отцу моему, что она не имеет сил управитьс€ с воспитанницею јстахова, что это гусарское воспитание пустило глубокие корни, что огонь глаз моих пугает ее и что она желала бы лучше видеть мен€ мертвою, нежели с такими наклонност€ми. Ѕатюшка отвечал, что € еще дит€, что не надобно замечать мен€, и что с летами € получу другие наклонности, и все пройдет само собою. «Ќе приписывай этому реб€честву такой важности, друг мой!» — говорил батюшка. —удьбе угодно было, чтоб мать мо€ не поверила и не последовала доброму совету мужа своего... ќна продолжала держать мен€ взаперти и не дозвол€ть мне ни одной юношеской радости. я молчала и покор€лась; но угнетение дало зрелость уму моему. я прин€ла твердое намерение свергнуть т€гостное иго и, как взросла€, начала обдумывать план успеть в этом. я решилась употребить все способы выучитьс€ ездить верхом, стрел€ть из ружь€ и, переодевшись, уйти из дома отцовского. „тобы начать приводить в действо замышл€емый переворот в жизни моей, € не пропускала ни одного удобного случа€ украстьс€ от надзора матушки; эти случаи представл€лись вс€кий раз, как к матушке приезжали гости; она занималась ими, а €, €, не помн€ себ€ от радости, бежала в сад к своему арсеналу, то есть темному углу за кустарником, где хранились мои стрелы, лук, сабл€ и изломанное ружье; € забывала целый свет, занима€сь своим оружием, и только пронзительный крик ищущих мен€ девок заставл€л мен€ с испугом бежать им навстречу. ќни отводили мен€ в горницу, где всегда уже ожидало мен€ наказание. “аким образом минуло два года, и мне было уже двенадцать лет; в это врем€ батюшка купил дл€ себ€ верховую лошадь — черкесского жеребца, почти неукротимого. Ѕудучи отличным наездником, отец мой сам выездил это прекрасное животное и назвал его јлкидом. “еперь все мои планы, намерени€ и желани€ сосредоточились на этом коне; € решилась употребить все, чтоб приучить его к себе, и успела; € давала ему хлеб, сахар, соль; брала тихонько овес у кучера и насыпала в €сли; гладила его, ласкала, говорила с ним, как будто он мог понимать мен€, и наконец достигла того, что неприступный конь ходил за мною, как кротка€ овечка.

ѕочти вс€кий день € вставала на заре, уходила потихоньку из комнаты и бежала в конюшню; јлкид встречал мен€ ржанием, € давала ему хлеба, сахару и выводила на двор; потом подводила к крыльцу и со ступеней садилась к нему на спину; быстрые движени€ его, прыганье, храпенье нисколько не пугали мен€: € держалась за гриву и позвол€ла ему скакать со мною по всему обширному двору, не бо€сь быть вынесенною за ворота, потому что они были еще заперты. —лучилось один раз, что забава эта прервалась приходом конюха, который, вскрикнув от страха и удивлени€, спешил остановить галопирующего со мною јлкида; но конь закрутил головой, взвилс€ на дыбы и пустилс€ скакать по двору, прыга€ и брыка€ ногами.   счастию моему, обмерший от страха ≈фим потер€л употребление голоса, без чего крик его встревожил бы весь дом и навлек бы мне жестокое наказание. я легко усмирила јлкида, ласка€ его голосом, трепл€ и глад€ рукою; он пошел шагом, и когда € обн€ла шею его и прислонилась к ней лицом, то он тотчас остановилс€, потому что таким образом € всегда сходила, или, лучше сказать, сползала, с него. “еперь ≈фим подошел было вз€ть его, бормоча сквозь зубы, что он скажет это матушке; но € обещала отдавать ему все свои карманные деньги, если он никому не скажет и позволит мне самой отвести јлкида в конюшню; при этом обещании лицо ≈фима вы€снелось, он усмехнулс€, погладил бороду и сказал: «Ќу извольте, если этот пострел вас более слушаетс€, нежели мен€!» я повела в торжестве јлкида в конюшню, и, к удивлению ≈фима, дикий конь шел за мною смирно и, сгиба€ шею, наклон€л ко мне голову, легонько брал губами мои волосыили за плечо.

— каждым днем € делалась смелее и предприимчивее и, исключа€ гнева матери моей, ничего в свете не страшилась. ћне казалось весьма странным, что сверстницы мои бо€лись оставатьс€ одни в темноте; €, напротив, готова была в глубокую полночь идти на кладбище, в лес, в пустой дом, в пещеру, в подземелье. ќдним словом, не было места, куда б € не пошла ночью так же смело, как и днем; хот€ мне так же, как и другим дет€м, были рассказываемы повести о духах, мертвецах, леших, разбойниках и русалках, щекочущих людей насмерть; хот€ € от всего сердца верила этому вздору, но нисколько, однако ж, ничего этого не бо€лась; напротив, € жаждала опасностей, желала бы быть окруженною ими, искала бы их, если б имела хот€ малейшую свободу; но неусыпное око матери моей следило каждый шаг, каждое движение мое.

¬ один день матушка поехала с дамами гул€ть в густой бор за  аму и вз€ла мен€ с собою дл€ того, как она говорила, чтоб € не сломила себе головы, оставшись одна дома. Ёто было в первый еще раз в жизни моей, что вывезли мен€ на простор, где € видела и густой лес, и обширные пол€, и широкую реку! я едва не задохлась от радости, и только что мы вошли в лес, как €, не владе€ собою от восхищени€, в ту же минуту убежала — и бежала до тех пор, пока голоса компании сделались неслышны; тогда-то радость мо€ была полна€ и совершенна€: € бегала, прыгала, рвала цветы, взлезала на вершины высоких дерев, чтоб далее видеть, взлезала на тоненькие березки и, схват€сь за верхушку руками, соскакивала вниз, и молодое деревце легонько ставило мен€ на землю! ƒва часа пролетели как две минуты! ћежду тем мен€ искали, звали в несколько голосов; €, хот€ и слышала их, но как расстатьс€ с пленительною свободою! Ќаконец, уставши чрезвычайно, € возвратилась к обществу; мне не трудно было найти их, потому что голоса, мен€ зовущие, не умолкали. я нашла мать мою и всех дам в страшном беспокойстве; они вскрикнули от радости, увидев мен€; но матушка, угадав по довольному лицу моему, что € не заплуталась, но ушла добровольно, пришла в сильный гнев. ќна толкнула мен€ в спину и назвала прокл€тою девчонкою, закл€вшуюс€ сердить ее всегда и везде! ћы приехали домой; матушка от самой залы до своей спальни вела и драла мен€ за ухо; приведши к подушке с кружевом, приказала мне работать, не разгиба€сь и не поворачива€ никуда головы. «¬от € теб€, негодную, прив€жу на веревку и буду кормить одним хлебом!» —казавши это, она пошла к батюшке рассказать о моем, как она называла, чудовищном поступке, а € осталась перебирать коклюшки, ставить булавки и думать о прекрасной природе, в первый раз еще виденной мною во всем ее величии и красоте! — этого дн€ надзор и строгость матери моей хот€ сделались еще неусыпнее, но не могли уже ни устрашить, ни удержать мен€.

ќт утра до вечера сидела € за работою, которой, надобно признатьс€, ничего в свете не могло быть гаже, потому что € не могла, не умела и не хотела уметь делать ее, как другие, но рвала, портила, путала, и передо мною сто€л холстинный шар, на котором т€нулась полосою отвратительна€ путаница — мое кружево, и за ним-то € сидела терпеливо целый день, терпеливо потому, что план мой был уже готов и намерение прин€то.  ак скоро наступала ночь, все в доме утихало, двери запирались, в комнате матушки погашен огонь, € вставала, тихонько одевалась, украдкою выходила через заднее крыльцо и бежала пр€мо в конюшню; там брала € јлкида, проводила его через сад на скотный двор и здесь уже садилась на него и выезжала через узкий переулок пр€мо к берегу и к —тарцовой горе; тут € оп€ть вставала с лошади и взводила ее на гору за недоуздок в руках, потому что, не уме€ надеть узды на јлкида, € не могла бы заставить его добровольно взойти на гору, котора€ в этом месте имела утесистую крутизну; итак, € взводила его за недоуздок в руках и, когда была на ровном месте, отыскивала пень или бугор, с которого оп€ть садилась на спину јлкида, и до тех пор хлопала рукою по шее и щелкала €зыком, пока добрый конь пускалс€ в галоп, вскачь и даже в карьер; при первом признаке зари € возвращалась домой, ставила лошадь в конюшню и, не раздева€сь, ложилась спать, через что и открылись, наконец, мои ночные прогулки. ƒевка, имевша€ за мною смотренье, наход€ мен€ вс€кое утро в постели совсем одетую, сказала об этом матери, котора€ и вз€ла на себ€ труд посмотреть, каким образом и дл€ чего это делаетс€; мать мо€ сама видела, как € вышла в полночь совсем одета€ и, к неизъ€снимому ужасу се, вывела из конюшни злого жеребца! ќна не смела остановить мен€, счита€ лунатиком, не смела кричать, чтобы не испугать мен€, но, приказав дворецкому и ≈фиму смотреть за мною, пошла сама к батюшке, разбудила его и рассказала все происшествие; отец удивилс€ и поспешно встал, чтоб идти увидеть своими глазами эту необычайность. Ќо все уже кончилось скорее, нежели ожидали: мен€ и јлкида вели в триумфе обратно каждого в свое место. ƒворецкий, которому матушка приказала идти за мною, вид€, что € хочу садитьс€ на лошадь, и, не счита€ мен€, как считала матушка, лунатиком, вышел из засады и спросил: « уда вы, барышн€?»

ѕосле этого происшестви€ мать мо€ хотела непременно, чего бы то ни стоило, избавитьс€ моего присутстви€ и дл€ того решились отвезти мен€ в ћалороссию к бабке, старой јлександровичевой. ћне наступал уже четырнадцатый год, € была высока ростом, тонка и стройна; но воинственный дух мой рисовалс€ в чертах лица, и, хот€ € имела белую кожу, живой рум€нец, блест€щие глаза и черные брови, но зеркало мое и матушка говорили мне вс€кий день, что € совсем не хороша собою. Ћицо мое было испорчено оспою, черты неправильны, а беспрестанное угнетение свободы и строгость обращени€ матери, а иногда и жестокость напечатлели на физиономии моей выражение страха и печали. ћожет быть, € забыла бы наконец все свои гусарские замашки и сделалась обыкновенною девицею, как и все, если б мать мо€ не представл€ла в самом безотрадном виде участь женщины. ќна говорила при мне в самых обидных выражени€х о судьбе этого пола: женщина, по ее мнению, должна родитьс€, жить и умереть в рабстве; что вечна€ невол€, т€гостна€ зависимость и вс€кого рода угнетение есть ее дол€ от колыбели до могилы; что она исполнена слабостей, лишена всех совершенств и не способна ни к чему; что, одним словом, женщина самое несчастное, самое ничтожное и самое презренное творение в свете! √олова мо€ шла кругом от этого описани€; € решилась, хот€ бы это стоило мне жизни, отделитьс€ от пола, наход€щегос€, как € думала, под прокл€тием божиим. ќтец тоже говорил часто: «≈сли б вместо Ќадежды был у мен€ сын, € не думал бы что будет со мною под старость; он был бы мне подпорою при вечере дней моих». я едва не плакала при этих словах отца, которого чрезвычайно любила. ƒва чувства, столь противоположные — любовь к отцу и отвращение к своему полу, — волновали юную душу мою с одинаковою силою, и € с твердостию и посто€нством, мало свойственными возрасту моему, зан€лась обдумыванием плана выйти из сферы, назначенной природою и обыча€ми женскому полу.

ѕри таком-то расположении ума и воли моей, в начале четырнадцатого года моего от рождени€, отвезла мен€ мать мо€ в ћалороссию к бабке и оставила у нее. ƒеда не было уже на свете. ¬сю нашу семью составл€ли бабка мо€ осьмидес€тилетн€€, умна€ и благочестива€ женщина; она была некогда красавица и известна по необычайной кротости нрава; сын ее, а мой д€д€, средних лет человек, пригожий, добрый, чувствительный и до несносности капризный, был женат на девице редкой красоты из фамилии Ћизогубов, живущих в „ернигове; и, наконец, тетка лет сорока п€ти, девица. я более всех любила молодую и прекрасную жену д€ди, но никогда однако ж не оставалась охотно в сообществе моих родных: они были так важны. так набожны, такие непримиримые враги воинственных наклонностей в девице, что € бо€лась думать в их присутствии о своих любимых намерени€х. ’от€ свободы моей не стесн€ли ни в чем, хот€ € могла с утра до вечера гул€ть, где хочу, не опаса€сь быть браненною, но если б € осмелилась намекнуть только о верховой езде, то, думаю, мен€ осудили бы на церковное пока€ние. “ак нелицемерен был ужас родных моих при одной мысли об этих противозаконных и противоестественных, по их мнению, упражнени€х женщин, а особливо девиц!

ѕод €сным небом ћалороссии € приметно поздоровела, хот€ в то же врем€ загорела, почернела и подурнела еще более. «десь мен€ не шнуровали и не морили за кружевом. Ћюб€ страстно природу и свободу, € все дни проводила, или бега€ по лесным дачам д€диного поместь€, или плава€ по ”даю в большой ладье, называемой в ћалороссии дуб. ћожет быть, этой последней забавы не позволили б мне, если б знали об ней; но € имела предосторожность пускатьс€ в навигацию после обеда, когда зоркие глаза молодой тетки закрывались дл€ сна. ƒ€д€ уходил заниматьс€ хоз€йством или читал газеты, которые тетушка-девица слушала с большим участием; оставалась только бабушка, котора€ могла бы увидеть мен€; но она имела уже слабое зрение, и € в совершенной безопасности разъезжала пр€мо перед ее окнами.

¬есною приехала к нам еще одна тетка мо€, «начко-яворска€, живуща€ близ города Ћубен; она полюбила мен€ и выпросила у бабушки позволение вз€ть мен€ к себе на все лето.

«десь и зан€ти€ мои и удовольстви€ были совсем другие; тетка была строга€ женщина, наблюдавша€ неослабный пор€док и приличие во всем; она жила открыто, была знакома с лучшим обществом из окружных помещиков, имела хорошего повара и часто делала балы; € увидела себ€ в другой сфере. Ќе слыша никогда брани и укоризн женскому полу, € мирилась несколько с его участию, особливо вид€ вежливое внимание и угождени€ мужчин. “етка одевала мен€ очень хорошо и старалась свесть загар с лица моего; воинские мечты мои начинали понемногу изглаживатьс€ в уме моем; назначение женщин не казалось уже мне так страшным, и мне наконец понравилс€ новый род жизни моей.   довершению успокоени€ бурных помыслов моих, дали мне подругу; у тетушки жила друга€ плем€нница ее, ќстроградска€, годом моложе мен€. ћы обе были неразлучны; утро проводили в комнате у тетки нашей, чита€, рису€ или игра€; после обеда до самого чаю мы были свободны гул€ть и тотчас уходили в ливаду; так называетс€ часть земли, обыкновенно примыкающа€ к саду и отдел€ема€ от него одним только рвом; € перескакивала его с легкостью дикой козы; сестра следовала моему примеру, и мы в продолжение урочного времени нашей прогулки облетали все соседние ливады во всем их пространстве.

“етка мо€, как и все малоросси€нки, была очень набожна, строго наблюдала и исполн€ла все обр€ды, предписываемые религиею. ¬с€кий праздник ездила к обедне, вечерне и заутрене; € и сестры должны были делать то же. —начала мне очень не хотелось вставать до свету, чтоб идти в церковь, но в соседстве у нас жила помещица  ири€кова с сыном и также всегда приезжала в церковь. ¬ ожидании начати€ службы  ири€кова разговаривала с теткою, а сын ее, молодой человек лет двадцати п€ти, подходил к нам, или, лучше сказать, ко мне, потому что он говорил только со мною. ќн был очень недурен собою, имел прекрасные черные глаза, волосы и брови и юношескую свежесть лица; € очень полюбила божественную службу и к заутрене вставала всегда уже прежде тетушки. Ќаконец разговоры мои с молодым  ири€ковым обратили на себ€ внимание тетки моей. ќна стала замечать, расспрашивать сестру, котора€ тотчас и сказала, что  ири€к брал мою руку и просил мен€ отдать ему кольцо, говор€, что тогда сочтет себ€ уполномоченным говорить с тетушкою.

ѕолуча такое объ€снение от сестры моей, тетка призвала мен€ к себе: «„то говорит с тобою сын нашей соседки вс€кий раз, когда мы бываем вместе?» Ќе уме€ вовсе притвор€тьс€, € рассказала тотчас все, что было мне говорено. “етушка покачала головою; ей это очень не нравилось. «Ќет, — говорила она, — не так ищут руки девицы!   чему объ€сн€тьс€ с тобою! Ќадобно было пр€мо отнестись к твоим родственникам!» ѕосле этого мен€ отвезли обратно к бабке; € долго скучала о молодом  ири€ке. Ёто была перва€ склонность, и думаю, что если б тогда отдали мен€ за него, то € навсегда простилась бы с воинственными замыслами; но судьба, предназначавша€ мне поприщем ратное поле, распор€дила иначе. —тара€  ири€кова просила тетку мою осведомитьс€, имею ли € какое приданое, и, узнавши, что оно состоит из нескольких аршин лент, полотна и кисеи, а более ничего, запретила сыну своему думать обо мне.

ћне наступил п€тнадцатый год, как в один день принесли д€де моему письмо, повергшее всех в печаль и недоумение. ѕисьмо было от батюшки; он писал к матери моей, умол€л ее простить ему, возвратитьс€ и давал кл€тву все оставить. Ќикто ничего не мог пон€ть из этого письма. √де мать мо€? ѕочему письмо к ней адресовано в ћалороссию? –азошлась ли она с мужем, и по какой причине? ƒ€д€ и бабка мои тер€лись в догадках.

Ќедели через две после этого письма € каталась в лодке по ”даю и вдруг услышала визгливый голос бабушкиной горничной девки: «ѕанночко, панночко! идыть до бабусци!». я испугалась, услыша призыв к бабушке, повернула лодку и мысленно прощалась с своим любезным дубом, полага€, что теперь вел€т его приковать цепью к свае и прогулки мои по реке навсегда кончились. « ак это случилось, что бабушка увидела?» — спрашивала €, пристава€ к берегу. «Ѕабушка не видала, — отвечала јгафь€, — но за вами приехал —тепан; матушка ваша прислала». ћатушка? «а мною? ¬озможно ли? јх, прекрасный край, неужели € должна буду оставить теб€?.. я шла поспешно домой; там увидела старого слугу нашего, бывшего во всех походах с отцом моим; седой —тепан почтительно подал мне письмо. ќтец писал, что он и мать мо€ желают, чтоб € немедленно приехала к ним, что им скучно жить розно со мною. Ёто было непон€тно дл€ мен€; € знала, что мать не любила мен€; итак, это батюшка хочет, чтоб € была при нем; но как же согласилась мать мо€? —колько € ни думала и сколько ни сожалела о необходимости оставить ћалороссию, о стеснении свободы, мен€ ожидающем, о непри€тном размене прекрасного климата на холодный и суровый, но должна была повиноватьс€! ¬ два дн€ все приготовили, напекли, нажарили, лакомств дали огромный короб и все уложили. Ќа третий почтенна€ бабка мо€ прижала мен€ к груди своей и, целу€, сказала: «ѕоезжай, дит€ мое! ƒа благословит теб€ господь в пути твоем! ƒа благословит он теб€ и в пути жизни твоей!» ќна положила руку свою мне на голову и тихо призывала на мен€ покровительства божи€! ћолитва праведницы была услышана: во все продолжение воинственной, бурной жизни € испытывала во многих случа€х видимое заступление всевышнего.

Ќечего описывать путешестви€ моего под надзором старого —тепана и в товариществе двенадцатилетней јннушки, его дочери; оно началось и кончилось, как начинаютс€ и оканчиваютс€ подобные во€жи: ехали на прот€жных тихо, долго и наконец приехали. ќтвор€€ дверь в зал отцовского дома, € услышала как маленька€ сестра мо€,  леопатра, говорила: «ѕодите, маменька, кака€-то барышн€ приехала!» —верх ожидани€, матушка прин€ла мен€ ласково; ей при€тно было видеть, что € получила тот скромный и посто€нный вид, столько приличествующий молодой девице. ’от€ в полтора года € много выросла и была почти головою выше матери, но не имела уже ни того .воинственного вида, делавшего мен€ похожею на јхиллеса в женском платье, ни тех гусарских приемов, приводивших мать мою в отча€ние.

ѕрожив несколько дней дома, € узнала причину, заставившую прислать за мною. ќтец мой, всегда неравнодушный к красоте, изменил матери моей в ее отсутствие и вз€л на содержание прекрасную девочку, дочь одного мещанина. ѕо возвращении матушка долго еще ничего не знала, но одна из ее знакомых думала услужить ей, объ€вив гибельную тайну, и отравила жизнь ее €дом, жесточайшим из всех, — ревностию! Ќесчастна€ мать мо€ помертвела, слуша€ рассказ безумно услужливой при€тельницы, и, выслушав, ушла от нее, не говор€ ни слова, и легла в постель; когда батюшка пришел домой, она хотела было говорить ему кротко и покойно, но в ее ли воле было сделать это! — первых слов терзание сердца превозмогло все! –ыдани€ пресекли ее голос; она била себ€ в грудь, ломала руки, кл€ла день рождени€ и ту минуту, в которую узнала любовь! просила отца моего убить ее и тем избавить нестерпимого мучени€ жить, быв им пренебреженною! Ѕатюшка ужаснулс€ состо€ни€, в котором видел мать мою; он старалс€ успокоить ее, просил не верить вздорным рассказам; но, вид€, что она была слишком хорошо уведомлена обо всем, кл€лс€ богом и совестию оставить преступную св€зь; матушка поверила, успокоилась и простила. Ѕатюшка несколько времени держал свое слово, оставил любовницу и даже отдал ее замуж; но после вз€л оп€ть, и тогда-то мать мо€ в отча€нии решилась было навсегда расстатьс€ с неверным мужем и поехала к своей матери в ћалороссию; но в  азани остановилась. Ѕатюшка, не зна€ этого, написал в ћалороссию, убежда€ мать мою простить ему и возвратитьс€; но в то же врем€ и сам получил письмо от матери моей. ќна писала, что не имеет силы удалитьс€ от него, не может перенесть мысли расстатьс€ навек с мужем, хот€ жестоко ее обидевшим, но и безмерно ею любимым! ”мол€ла его одуматьс€ и возвратитьс€ к своим об€занност€м. Ѕатюшка был тронут, раска€лс€ и просил матушку возвратитьс€. “огда-то она послала за мною, полага€, что присутствие любимой дочери заставит его забыть совершенно недостойный предмет своей прив€занности. Ќесчастна€! ей суждено было обманутьс€ во всех своих ожидани€х и испить чашу горести до дна! Ѕатюшка переходил от одной прив€занности к другой и никогда уже не возвращалс€ к матери моей! ќна томилась, ув€дала, сделалась больна, поехала лечитьс€ в ѕермь к славному √ралю и умерла на тридцать п€том году от рождени€, более жертвою несчасти€, нежели болезни!.. ”вы! бесполезно орошаю теперь слезами строки эти! √оре мне, бывшей первоначальною причиною бедствий матери моей!.. ћое рождение, пол, черты, наклонности — все было не то, чего хотела мать мо€. —уществование мое отравл€ло жизнь ее, а беспрерывна€ досада испортила ее нрав и без того от природы вспыльчивый и сделала его жестоким; тогда уже и необыкновенна€ красота не спасла ее; отец перестал ее любить, и безвременна€ могила была концом любви, ненависти, страданий и несчастий.

ћатушка, не наход€ уже удовольстви€ в обществе, вела затворническую жизнь. ѕользу€сь этим обсто€тельством, € выпросила у отца позволение ездить верхом; батюшка приказал сшить дл€ мен€ казачий чекмень и подарил своего јлкида. — этого времени € была всегдашним товарищем отца моего в его прогулках за город; он находил удовольствие учить мен€ красиво сидеть, крепко держатьс€ в седле и ловко управл€ть лошадью. я была пон€тна€ ученица; батюшка любовалс€ моею легкостию, ловкостью и бесстрашием; он говорил, что € живой образ юных лет его и что была бы подпорою старости и честию имени его, если б родилась мальчиком! √олова мо€ вскружилась! но теперешнее кружение было уже прочно. я была не дит€: мне минуло шестнадцать лет! ќбольстительный удовольстви€ света, жизнь в ћалороссии и черные глаза  ири€ка, как сон, изгладились в пам€ти моей; но детство, проведенное в лагере между гусарами, живыми красками рисовалось в воображении моем. ¬се воскресло в душе моей! я не понимала, как могла не думать о плане своем почти два года! ћать мо€, угнетенна€ горестию, теперь еще более ужасными красками описывала участь женщин. ¬оинственный жар с неимоверною силою запылал в душе моей; мечты зароились в уме, и € де€тельно зачала изыскивать способы произвесть в действие прежнее намерение свое — сделатьс€ воином, быть сыном дл€ отца своего и навсегда отделитьс€ от пола, которого участь и вечна€ зависимость начали страшить мен€.

ћатушка не ездила еще в ѕермь лечитьс€, когда в город наш пришел полк казаков дл€ усмирени€ беспрерывного воровства и смертоубийств, производимых татарами. Ѕатюшка часто приглашал к себе обедать их полковника и офицеров; ездил с ними прогуливатьс€ за город верхом; но € имела предусмотрительность никогда не быть участницею этих прогулок: мне нужно было, чтобы они никогда не видали мен€ в чекмене и не имели пон€ти€ о виде моем в мужском платье. Ћуч света озарил ум мой, когда казаки вступили в город! “еперь € видела верный способ исполнить так давно предприн€тый план; видела возможность, дождавшись выступлени€ казаков, дойти с ними до места, где сто€т регул€рные полки.

Ќаконец настало решительное врем€ действовать по предначертанному плану!  азаки получили повеление выступить; они вышли 15-го сент€бр€ 1806 года; в п€тидес€ти верстах от города должна была быть у них дневка. —емнадцатого был день моих именин, и день, в который судьбою ли, стечением ли обсто€тельств, или непреодолимою наклонностию, но только определено было мне оставить дом отцовский и начать совсем новый род жизни. ¬ день семнадцатого сент€бр€ € проснулась до зари и села у окна дожидатьс€ ее по€влени€: может быть, это будет последн€€, которую € увижу в стране родной! „то ждет мен€ в бурном свете! не понесетс€ ли вслед за мною прокл€тие матери и горесть отца! Ѕудут ли они живы! ƒождутс€ ли успехов гигантского замысла моего! ”жасно, если смерть их отнимет у мен€ цель действий моих! ћысли эти то толпились в голове моей, то смен€ли одна другую! —ердце мое стеснилось, и слезы заблистали на ресницах. ¬ это врем€ зан€лась зар€, скоро разлилась алым заревом, и прекрасный свет ее, пролившись в мою комнату, осветил предметы: отцовска€ сабл€, висевша€ на стене пр€мо против окна, казалась гор€щею. „увства мои оживились. я сн€ла саблю со стены, вынула ее из ножен и, смотр€ на нее, погрузилась в мысли; сабл€ эта была игрушкою моею, когда € была еще в пеленах, утехою и упражнением в отроческие лета, и почему ж теперь не была бы она защитою и славою моею на военном поприще? «я буду носить теб€ с честию», — сказала €, поцеловав клинок и вкладыва€ ее в ножны. —олнце взошло. ¬ этот день матушка подарила мне золотую цепь; батюшка триста рублей и гусарское седло с алым вальтрапом; даже маленький брат отдал мне золотые часы свои. ѕринима€ подарки родителей моих, € с грустию думала, что им и в мысль не приходит, что они снар€жают мен€ в дорогу дальнюю и опасную.

ƒень этот € провела с моими подругами. ¬ одиннадцать часов вечера € пришла проститьс€ с матушкою, как то делала обыкновенно, когда шла уже спать. Ќе име€ сил удержать чувств своих, € поцеловала несколько раз ее руки и прижала их к сердцу, чего прежде не делала и не смела делать. ’от€ матушка и не любила мен€, однако ж была тронута необыкновенными изъ€влени€ми детской ласки и покорности; она сказала, целу€ мен€ в голову: «ѕоди с богом!» —лова эти весьма много значили дл€ мен€, никогда еще не слыхавшей ни одного ласкового слова от матери своей. я прин€ла их за благословение, поцеловала впоследнее руку ее и ушла.

 омнаты мои были в саду. я занимала нижний этаж садового домика, а батюшка жил вверху. ќн имел обыкновение заходить ко мне вс€кий вечер на полчаса. ќн любил слушать, когда € рассказывала ему, где была, что делала или читала. ќжида€ и теперь обычного посещени€ отца моего, положила € на постель за занавес мое казацкое платье, поставила у печки кресла и стала подле них дожидатьс€, когда батюшка пойдет в свои комнаты. —коро € услышала шелест листьев от походки человека, идущего по аллее. —ердце мое вспрыгнуло! ƒверь отворилась, и батюшка вошел: «„то ты так бледна? — спросил он, сад€сь на кресла, — здорова ли?» я с усилием удержала вздох, готовый разорвать грудь мою; последний раз отец мой входит в комнату ко мне с уверенностью найти в ней дочь свою! «автра он пройдет мимо с горестью и содроганием! ћогильна€ пустота и молчание будут в ней! Ѕатюшка смотрел на мен€ пристально: «„то с тобою? “ы, верно, не здорова?» я сказала, что только устала и оз€бла. «„то ж не велишь протапливать свою горницу? —тановитс€ сыро и холодно». ѕомолчав несколько, батюшка спросил: «ƒл€ чего ты не прикажешь ≈фиму выгон€ть јлкида на корде?   нему приступа нет; ты сама давно уже не ездишь на нем, другому никому не позвол€ешь. ќн так засто€лс€, что даже в стойле скачет на дыбы, непременно надобно проездить его». я сказала, что прикажу сделать это, и оп€ть замолчала. «“ы что-то грустна, друг мой. ѕрощай, ложись спать», — сказал батюшка, встава€ и целу€ мен€ в лоб. ќн обн€л мен€ одною рукою и прижал к груди своей; € поцеловала обе руки его, стара€сь удержать слезы, готовые градом покатитьс€ из глаз. “репет всего тела изменил сердечному чувству моему. ”вы! Ѕатюшка приписал его холоду! «¬идишь, как ты оз€бла», — сказал он. я еще раз поцеловала его руки. «ƒобра€ дочь!» — примолвил батюшка, потрепав мен€ по щеке, и вышел. я стала на колени близ тех кресел, на которых сидел он, и, склон€сь перед ними до земли, целовала, ороша€ слезами, то место пола, где сто€ла нога его. „ерез полчаса, когда печаль мо€ несколько утихла, € встала, чтоб скинуть свое женское платье; подошла к зеркалу, обрезала свои локоны, положила их в стол, сн€ла черный атласный капот и начала одеватьс€ в казачий униформ. —т€нув стан свой черным шелковым кушаком и надев высокую шапку с пунцовым верхом, с четверть часа € рассматривала преобразившийс€ вид свой; остриженные волосы дали мне совсем другую физиономию; € была уверена, что никому и в голову не придет подозревать пол мой. —ильный шелест листьев и храпенье лошади дали знать мне, что ≈фим ведет јлкида на задний двор. я впоследнее простерла руки к изображению богоматери, столько лет принимавшему мольбы мои, и вышла! Ќаконец дверь отцовского дома затворилась за мною, и кто знает? может быть, никогда уже более не отворитс€ дл€ мен€!..

ѕриказав ≈фиму идти с јлкидом пр€мою дорогою на —тарцову гору и под лесом дожидатьс€ мен€, € сбежала поспешно на берег  амы, сбросила тут капот свой и положила его на песок со всеми принадлежност€ми женского оде€нь€; € не имела варварского намерени€ заставить отца думать, что, € утонула, и была уверена, что он не подумает этого; € хотела только дать ему возможность отвечать без замешательства на затруднительные вопросы наших недальновидных знакомых. ќставив платье на берегу, € взошла пр€мо на гору по тропинке, проложенной козами; ночь была холодна€ и светла€; мес€ц светил во всей полноте своей. я остановилась взгл€нуть еще раз на прекрасный и величественный вид, открывающийс€ с горы: за  амою, на необозримое пространство видны были ѕермска€ и ќренбургска€ губернии! “емные, обширные леса и зеркальные озера рисовались как на картине! √ород, у подошвы утесистой горы, дремал в полуночной тишине; лучи мес€ца играли и отражались на позолоченных главах собора и светили на кровлю дома, где € выросла!.. „то мыслит теперь отец мой? говорит ли ему сердце его, что завтра любима€ дочь его не придет уже пожелать ему доброго утра?..

¬ молчании ночном €сно доходили до слуха моего крик ≈фима и сильное храпенье јлкида. я побежала к ним, и в самую пору: ≈фим дрожал от холода, бранил јлкида, с которым не мог сладить, и мен€ за медленность. я вз€ла мою лошадь у него из рук, села на нее, отдала ему обещанные п€тьдес€т рублей, попросила, чтоб не сказывал ничего батюшке, и, опустив јлкиду повода, вмиг исчезла у изумленного ≈фима из виду.

¬ерсты четыре јлкид скакал с одинакою быстротою; но мне в эту ночь надобно было проехать п€тьдес€т верст до селени€, где € знала, что была назначена дневка казачьему полку. »так, удержав быстрый скок моего кон€, € поехала шагом; скоро въехала в темный сосновый лес, простирающийс€ верст на тридцать. ∆ела€ сберечь силы моего јлкида, € продолжала ехать шагом и, окруженна€ мертвою тишиною леса и мраком осенней ночи, погрузилась в размышлени€: »так, € на воле! свободна! независима! € вз€ла мне принадлежащее, мою свободу: свободу! драгоценный дар неба, неотъемлемо принадлежащий каждому человеку! я умела вз€ть ее, охранить от всех прит€заний на будущее врем€, и отныне до могилы она будет и уделом моим и наградою!

“учи закрыли все небо; в лесу сделалось темно так, что € на три сажени перед собою не могла ничего видеть, и, наконец, подн€вшийс€ с севера холодный ветер заставил мен€ ехать скорее. јлкид мой пустилс€ большой рысью, и на рассвете € приехала в селение, где дневал полк казаков.

roza9_4 (330x326, 108Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  

 —траницы: [1]