омментарии (0)

—оседи

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:58 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—оседи

ѕраво, впору было подумать, будто в пруду что-то случилось, а на самом-то деле ровно ничего. “олько все утки, и те, что спокойно дремали себе на воде, и те, что вставали на голову вверх хвостами - они и это умеют, - вдруг заспешили на берег. Ќа мокрой глине запечатлелись следы их лап, и издали еще долго-долго слышалось их кр€канье.

¬ода тоже взволновалась, а ведь всего за минуту перед тем она сто€ла недвижно, отража€ в себе, как в зеркале, каждое деревцо, каждый кустик, старый кресть€нский дом со слуховыми оконцами и ласточкиным гнездом, а главное - большой розовый куст в полном цвету, росший над водой у самой стены. “олько все это сто€ло в воде вверх ногами, как перевернута€ картина.  огда вода взволновалась, одно набежало на другое, и вс€ картина пропала. Ќа воде тихо колыхались два перышка, оброненных утками; их вдруг словно погнало и закрутило ветром. Ќо ветра не было, и скоро они оп€ть спокойно улеглись на воде. —ама вода тоже мало-помалу успокоилась, и в ней оп€ть отчетливо отразилс€ домик с ласточкиным гнездом и розовый куст со всеми его розами. ќни были чудо как хороши, но сами об этом не знали - им ведь никто об этом не говорил. —олнце просвечивало сквозь их нежные ароматные лепестки, и на душе у роз было так же хорошо, как у нас в минуты тихого счастливого раздумь€.

-  ак прекрасна жизнь! - говорили розы. - ќдного только хотелось бы нам - поцеловать теплое красное солнышко да вон те розы в воде. ќни так похожи на нас! ј еще нам хотелось бы расцеловать и тех миленьких птенчиков вон там, внизу. Ќаверху, над нами, тоже есть птенчики, они высовывают из гнезда головки и попискивают. ” них еще нет перышек, как у отца с матерью. ƒа, славные у нас соседи и вверху и внизу. јх, как хороша жизнь!

ѕтенчики наверху и внизу - нижние-то только отражение верхних - были воробьи, мать и отец их - тоже. ќни завладели пустовавшим с прошлого года ласточкиным гнездом и расположились в нем как у себ€ дома.

- „то это плавает по воде? ”тиные дети? - спросили воробьишки, увидав утиные перь€.

- Ќе задавайте глупых вопросов! - отвечала воробьихамать. - Ќе видите разве, что это перь€, живое платье, какое ношу и €, какое будет и у вас,

- только наше-то потоньше! Ќеплохо бы положить эти перышки в гнездо - они славно греют. ’отелось бы мне знать, чего испугались утки. ƒолжно быть, что-нибудь случилось там под водой, не мен€ же они испугались... ’от€, положим, € довольно громко сказала вам "ѕип!". “упоголовые розы должны бы знать, что случилось, но они никогда ничего не знают, только гл€д€тс€ на себ€ в пруд да пахнут. ќх, как они мне надоели, эти соседи!

- ѕослушайте-ка этих милых птенцов наверху! - сказали розы. - ќни тоже начинают пробовать голос. ќни еще не умеют, но скоро научатс€ щебетать! “о-то радости будет! ѕри€тно иметь таких веселых соседей!

¬ это врем€ к пруду подскакала пара лошадей на водопой. Ќа одной сидел верхом деревенский парнишка. Ќа нем ничего не было, он поснимал с себ€ все, одну только черную шл€пу оставил. ќна была черна€, с широкими пол€ми. ѕарнишка насвистывал, словно птица, и забралс€ с лошадьми на самую глубину пруда. ѕроезжа€ мимо розового куста, он сорвал розу, заткнул ее за ленту шл€пы и теперь воображал себ€ страсть каким нар€дным! Ќапоив лошадей, он уехал. ќставшиес€ розы гл€дели вслед уехавшей и спрашивали друг друга:

-  уда это она отправилась?

Ќо никто этого не знал.

- я бы тоже не прочь пуститьс€ по белу свету! - сказала одна роза. - “олько нам и в своей зелени неплохо! ƒнем солнышко пригревает, ночью небо светитс€ еще краше! Ќа нем много маленьких дырочек, через них и видать!

ƒырочками они считали звезды - розам ведь можно и не знать, что такое звезды.

- ћы оживл€ем собою весь дом! - сказала воробьиха. -   тому же ласточкины гнезда принос€т счастье, как говор€т люди. ¬от почему они так рады нам! Ќо соседи, соседи!.. Ётакий вот розовый куст у стены только разводит сырость. Ќадеюсь, когда-нибудь его уберут отсюда, и на его месте вырастет хлеб. –озы на то только и годны, чтоб любоватьс€ ими да пахнуть, самое большее - торчать в шл€пе. ќт моей матери € слыхала, что они каждый год опадают, и тогда жена кресть€нина собирает их и пересыпает солью, причем они получают уже какое-то французское им€, не могу его выговорить, да и без нужды мне. ѕотом их подогревают на огне, чтобы они были душистее. ¬от и все. ќни только на то и год€тс€, чтобы услаждать нос да глаза. ѕон€ли?..

Ќастал вечер, в теплом воздухе запл€сали комары и мошки, облака окрасились пурпуром, запел соловей. ѕел он дл€ роз о том, что красота - это как солнечный свет на земле, что красота живет вечно. ј розы думали, что соловей поет о самом себе, и не мудрено, что они так думали. »м и в голову не приходило, что песн€ эта - о них, они лишь радовались ей и думали: "ј не могут ли и все воробьишки стать соловь€ми?"

- ћы отлично понимаем, что поет эта птица, - сказали воробьишки. - ¬от только одно слово нам непон€тно: что такое "красота"?

- “ак, ничего, - отвечала им мать. - ќдна видимость! Ќа господском дворе у голубей есть свой дом, там их каждый день угощают горохом и зернами - €, к слову сказать, едала с ними, и вы тоже будете: скажи мне, кто твой друг, и € скажу, кто ты, - так вот, там во дворе есть две птицы с зелеными ше€ми и гребешком на голове. ’вост у них может распускатьс€, и как распуститс€ - ну что твое колесо, да еще переливаетс€ разными красками, так что глазам невтерпеж! «овут этих птиц павлинами, вот это-то и есть красота. ѕообщипать их немножко - и выгл€дели бы не лучше нашего брата. я бы их заклевала, не будь они такие большие.

- я их заклюю, - сказал самый маленький, совсем еще голенький воробышек.

¬ доме жила молода€ чета - муж и жена. ќни очень любили друг друга; оба были такие работ€щие и расторопные, и в доме у них было очень нар€дно и уютно.  аждое воскресное утро молода€ женщина набирала целый букет самых красивых роз и ставила его в кувшине с водой на большой дерев€нный сундук.

- ¬от € и вижу, что сегодн€ воскресенье! - говаривал молодой муж и целовал свою милую женушку; потом оба усаживались р€дом, а солнце светило в окно, озар€€ свежие розы и молодую чету.

- √л€деть на них тошно! - говорила воробьиха, загл€нув из гнезда в комнату, и улетала.

“ак повтор€лось из воскресень€ в воскресенье, ведь свежие розы по€вл€лись в кувшине каждое воскресное утро: розовый куст цвел все так же пышно. “ем временем воробышки уже успели оперитьс€ и тоже хотели полетать с матерью, но воробьиха сказала им:

- —идите дома!

» они остались сидеть.

ј она летела, летела, да и попала лапкой в силок из конского волоса, который закрепили на ветке мальчишки-птицеловы. ѕетл€ так и впилась воробьихе в лапку, словно хотела перерезать ее, и боль-то была кака€, страх-то какой! ћальчишки подскочили и грубо схватили птицу.

- ѕростой воробей! - сказали они, но все-таки не выпустили воробьиху, а понесли ее к себе на двор, угоща€ щелчками по носу вс€кий раз, как она попискивала.

ј на дворе у них жил в это врем€ старичок, который занималс€ варкой мыла дл€ бороды и дл€ рук, в шариках и кусках. ¬еселый такой старичок, вечно переходил с места на место, нигде не задерживалс€ подолгу. ”видел он у мальчишек птицу, услышал, что они собираютс€ выпустить ее на волю - зачем им простой воробей! - и сказал:

- ѕостойте! ћы наведем на нее красоту!

”слыхала это воробьиха и вс€ задрожала, а - старичок достал из своего €щика, где хранились чудесные краски, сусального золота, велел мальчишкам принести ему €йцо, обмазал белком всю птицу и облепил ее сусальным золотом, так что воробьиха стала вс€ позолоченна€. Ќо она и не думала о таком великолепии, а только дрожала всем телом. ј старичок оторвал лоскут от красной подкладки своей старой куртки, вырезал его зубчиками, как петушиный гребешок, и прилепил воробьихе на голову.

- Ќу вот, теперь гл€дите, как полетит золота€ птица! - сказал старичок, выпустил воробьиху, и она в страхе понеслась прочь. ¬от блеску-то было! ¬се птицы - и воробьи, и даже ворона, котора€ не вчера родилась, - не на шутку перепугались, но все же пустились вслед за воробьихой, жела€ знать, что это за важна€ птица така€.

- ѕрраво, диво! ѕрраво, диво! - каркала ворона.

- ѕостой! ѕостой! - чирикали воробьи.

Ќо она не желала останавливатьс€. ¬ страхе летела она домой, каждую минуту готова€ упасть на землю, а птиц, летевших за ней, все прибавл€лось и прибавл€лось - и малых и больших. Ќекоторые подлетали к ней вплотную, чтобы клюнуть ее.

- »шь ты! »шь ты! - щебетали и чирикали они.

- »шь ты! »шь ты! - зачирикали и птенцы, когда она подлетела к своему гнезду. - Ёто, наверное, и есть павлин! »шь какой цветастый! √лазам невтерпеж, как говорила мать. ѕип! Ёто и есть красота!..

» они всем скопом прин€лись клевать ее, так что она никак не могла проскользнуть в гнездо. ќт ужаса она не могла даже сказать "пип", не то что "€ ваша мать". ќстальные птицы тоже прин€лись клевать воробьиху и выщипали у нее все перь€. ќблива€сь кровью, упала она в самую середину розового куста.

- Ѕедна€ пташка! - сказали розы. - ћы укроем теб€. —клони к нам свою головку!

¬оробьиха еще раз распустила крыль€, плотно прижала их к телу и умерла у своих соседок, свежих, прекрасных роз.

- ѕип! - сказали воробышки. -  уда же это запропастилась мамаша? Ќеужто она нарочно выкинула такую штуку и нам теперь самим придетс€ промышл€ть о себе? √нездо она оставила нам в наследство, но вот обзаведемс€ мы семь€ми, кому ж из нас им владеть?

- ƒа уж дл€ вас здесь места не будет, когда € обзаведусь женой и детьми! - сказал самый младший.

- ј у мен€ побольше твоего будет и жен и детей! - сказал другой.

- ј € старше вас всех! - сказал третий.

¬оробышки заспорили, захлопали крылышками и ну клевать друг друга... » вдруг - бух! - попадали из гнезда один за другим. Ќо и лежа на земле враст€жку, они не переставали злитьс€, кривили головки набок и мигали глазом, который смотрел наверх. ћанера дутьс€ у них была сво€.

Ћетать они кое-как уже умели; поупражн€лись еще немножко и порешили расстатьс€, а чтобы узнавать друг друга при встрече, уговорились шаркать три раза левою ножкой и говорить "пип".

√нездом завладел младший и постаралс€ рассестьс€ в нем как можно шире. “еперь он стал в нем полный хоз€ин, да только ненадолго. Ќочью из окон дома полыхнуло плам€ и ударило пр€мо под крышу, суха€ солома мгновенно вспыхнула, и весь дом сгорел, а с ним вместе и воробей. ћолодые супруги, к счастью, спаслись.

Ќаутро взошло солнце, и все вокруг смотрело так, словно освежилось за ночь сладким сном. “олько на месте дома осталось лишь несколько черных обгорелых балок, опиравшихс€ на дымовую трубу, котора€ теперь была сама себе хоз€йка. ѕожарище еще сильно дымило, а розовый куст сто€л все такой же свежий, цветущий, и кажда€ роза, кажда€ ветка отражались в тихой воде.

- јх, что за прелесть - розы на фоне сгоревшего дома! - сказал какой-то прохожий. - ѕрелестнейша€ картинка! Ќепременно надо зарисовать!

» он достал из кармана небольшую книжку с чистыми белыми страницами и карандаш - это был художник. ∆иво набросал он карандашом дым€щиес€ развалины, обгорелые балки, покосившуюс€ трубу - она заваливалась набок все больше и больше, - а на первом плане цветущий розовый куст. ќн и в самом деле был прекрасен, ради него-то и рисовали картину.

ƒнем мимо пролетали два воробь€, родившихс€ здесь.

- ј где же дом-то? - сказали они. - √де гнездо? ѕип! ¬се сгорело, и наш крепыш-братец тоже. Ёто ему за то, что он забрал себе гнездо. ј розы таки уцелели! ѕо-прежнему красуютс€ своими красными щеками. ” соседей несчастье, а им небось и горюшка мало! » заговаривать-то с ними нет охоты. ƒа и скверно тут стало - вот мое мнение!

» они улетели.

ј как-то осенью выдалс€ чудесный солнечный день - впору было подумать, что лето в разгаре. Ќа дворе перед высоким крыльцом барской усадьбы было так сухо, так чисто; тут расхаживали голуби - и черные, и белые, и сизые; перь€ их так и блестели на солнце. —тарые голубки-мамаши топорщили перышки и говорили молоденьким:

- ¬ грруппы, в грруппы!

“ак ведь было красивее и виднее.

- ј кто эти серенькие крошки, что шмыгают у нас под ногами? - спросила стара€ голубка с зеленовато-красными глазами. - Ёти серрые крошки!.. —еррые крошки!..

- Ёто воробышки! ’орошие птички! ћы ведь всегда славились своей кротостью, пусть поклюют с нами! ќни никогда не вмешиваютс€ в разговор и так мило шаркают лапкой.

¬оробьи и в самом деле шаркали лапкой.  аждый из них шаркнул три раза левою лапкой и сказал "пип". ¬от почему все сейчас же узнали друг друга

- это были три воробь€ из сгоревшего дома: третий-то, оказываетс€, осталс€ жив.

- »зр€дно тут корм€т! - сказали воробьи.

ј голуби гордо ходили друг вокруг друга, вып€чивали грудь, судили да р€дили.

- ¬идишь вон ту зобастую? ¬идишь, как она глотает горох? ≈й достаетс€ слишком много! ≈й достаетс€ самое лучшее!  урр!  урр! ¬исишь, кака€ она плешива€? ¬идишь эту хорошенькую злюку? - » глаза у всех делались красными от злости. - ¬ грруппы! ¬ грруппы! —еррые крошки! —еррые крошки!  урр!  урр!..

“ак шло у них беспрерывно, и будет идти еще тыс€чу лет.

¬оробьи как следует ели, как следует слушали и даже становились было в группы, только это им не шло. Ќасытившись, они ушли от голубей и стали перемывать им косточки, потом шмыгнули под забором пр€мо в сад. ƒверь в комнату, выходившую в сад, была отворена, и один из воробьев, переевший, а потому очень храбрый, вспрыгнул на порог.

- ѕип! - сказал он. -  акой € смелый!

- ѕип! - сказал другой. - ј € еще смелее!

» он прыгнул за порог. ¬ комнате никого не было. Ёто отлично заметил третий воробышек, залетел в глубину комнаты и сказал:

- ¬ходить так входить или вовсе не входить! ¬от оно какое чудное, это человечье гнездо! ј это что здесь поставлено? Ќет, что же это такое?

ѕр€мо перед ними цвели розы, отража€сь в воде, а р€дом, опира€сь на готовую упасть трубу, торчали обгорелые балки.

- Ќет, что бы это могло быть?  ак это сюда попало?

» все три воробь€ захотели перелететь через розы и трубу, но ударились пр€мо об стену. » розы, и труба были нарисованные - больша€ великолепна€ картина, которую художник написал по своему наброску.

- ѕип! - сказали друг другу воробьи. - Ёто так, ничего! ќдна видимость! ѕип! Ёто красота! ћожете вы это пон€ть? я не могу!

“ут в комнату вошли люди, и воробьи упорхнули.

Ўли дни и годы. √олуби продолжали ворковать, если не сказать ворчать,

- злющие птицы! ¬оробьи мерзли и голодали зимой, а летом жили привольно.

¬се они обзавелись семь€ми, или поженились, или как там еще это назвать. ” них были птенцы, и каждый, разумеетс€, был прекраснее и умнее всех птенцов на свете. ¬се они жили в разных местах, а если встречались, то узнавали друг друга по троекратному шарканью левой ногой и по приветствию "пип". —амой старшей из воробьев, родившихс€ в ласточкином гнезде, была воробьиха. ќна осталась в девицах, и у нее не было ни своего гнезда, ни птенцов. » вот ей вздумалось отправитьс€ в какойнибудь большой город, и она полетела в  опенгаген.

Ѕлиз королевского дворца, на самом берегу канала, где сто€ли лодки с €блоками и глин€ной посудой, увидела она большой разноцветный дом. ќкна, широкие внизу, суживались кверху. ¬оробьиха посмотрела в окно, посмотрела в другое, и ей показалось, будто она загл€нула в чашечки тюльпанов: все стены так и пестрели разными рисунками и завитушками, а в середине каждого тюльпана сто€ли белые люди: одни из мрамора, другие из гипса, но дл€ воробь€ что мрамор, что гипс - все едино. Ќа крыше здани€ сто€ла бронзова€ колесница с бронзовыми кон€ми, которыми правила богин€ победы. Ёто был музей “орвальдсена.

- Ѕлеску-то, блеску! - сказала воробьиха. - Ёто, верно, и есть красота. ѕип! Ќо тут она побольше павлина.

¬оробьиха еще с детства помнила, как мать рассказывала о самой большой красоте, какую ей довелось увидеть. «атем она слетела вниз, во двор. “ам тоже было чудесно. Ќа стенах были нарисованы пальмы и разные ветви, а посреди двора сто€л большой цветущий розовый куст. ќн склон€л свои свежие ветви, усыпанные розами, к могильной плите. ¬оробьиха подлетела к ней, увидав там еще нескольких воробьев. "ѕип"! » она трижды шаркнула левою лапкой. Ётим приветствием она из года в год встречала всех воробьев, но никто не понимал его - раз расставшиес€ встречаютс€ не каждый день, - и теперь она повторила его просто по привычке. ј тут гл€дь - два старых воробь€ и один молоденький тоже шаркнули трижды левою лапкой и сказали "пип".

- ј, здравствуйте, здравствуйте!

ќказываетс€, это были два старых воробь€ из ласточкиного гнезда и один молодой отпрыск.

- “ак вот где мы встретились! - сказали они. - ћесто тут знаменитое, вот только поживитьс€ нечем! ¬от она, красота-то! ѕип!

»з боковых комнат, где сто€ли великолепные статуи, выходило во двор много людей. ¬се подходили к каменной плите, под которой покоилс€ великий мастер, изва€вший все эти мраморные статуи, и долго-долго сто€ли возле нее молча, с задумчивым, но светлым выражением на лице. Ќекоторые собирали опавшие розовые лепестки и пр€тали их на пам€ть. —реди посетителей были и прибывшие издалека - из јнглии, √ермании, ‘ранции. —ама€ красива€ из дам вз€ла одну розу и спр€тала ее у себ€ на груди. ¬ид€ все это, воробьи подумали, что здесь царствуют розы и что все здание построено исключительно дл€ них. ѕо мнению воробьев, это было уж слишком большою честью дл€ роз, но так как все люди выказывали им такое уважение, то и воробьи не захотели отставать от них.

- ѕип! - сказали они и прин€лись мести землю хвостами, кос€сь на розы одним глазом. ѕрошло немного времени, и они узнали в розах своих старых соседей. » это действительно было так. ’удожник, срисовавший розовый куст и обгорелые развалины дома, выпросил у хоз€ев позволение выкопать куст и подарил его строителю музе€. ѕрекраснее этих роз не было на свете, и строитель посадил весь куст на могиле “орвальдсена. » теперь розы цвели над ней как живое воплощение красоты и отдавали свои алые душистые лепестки на пам€ть люд€м, приезжавшим сюда из далеких стран.

- ¬ас определили на должность здесь в городе? - спросили воробьи, и розы кивнули им: они тоже узнали своих сереньких соседей и очень обрадовались встрече с ними.

-  ак хороша жизнь! - сказали они. - ∆ить, цвести, встречатьс€ со старыми друзь€ми, ежедневно видеть вокруг себ€ ласковые лица! “ут каждый день словно великий праздник.

- ѕип! - сказали воробьи между собой. - ƒа это и вправду наши старые соседки. ћы-то знаем, откуда они вз€лись - с деревенского пруда! ѕип! »шь, в какую честь попали! ¬от уж истинно счастье даетс€ иным во сне. » что хорошего в этих красных кл€ксах, ума не приложу. ј вон торчит ув€дший лепесток. ¬идим, видим!

» они клевали его до тех пор, пока он не упал, но розовый куст сто€л все такой же свежий и зеленый. –озы благоухали на солнце над могилой “орвальдсена и склон€лись к самой плите, как бы венча€ своей красотой его бессмертное им€.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—он

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:57 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—он

¬се €блони в саду покрылись бутонами - цветочкам хотелось опередить зеленые листь€. ѕо двору разгуливали ут€та, на солнышке пот€гивалась и нежилась кошка, облизыва€ свою собственную лапку. ’леба в пол€х сто€ли превосходные, птички пели и щебетали без умолку, словно в день великого праздника. ¬ сущности, оно так и было - день-то был воскресный. —лышалс€ благовест, и люди, разодетые по-праздничному, с веселыми, довольными лицами шли в церковь. ƒа, право, и вс€ природа вокруг как будто си€ла! ƒенек выдалс€ такой теплый, благодатный, что так вот и хотелось воскликнуть: "¬елика милость божь€ к нам, люд€м!"

Ќо с церковной кафедры раздавались не такие речи; пастор громко и сурово доказывал слушател€м, что все люди - безбожники, что бог накажет их, ввергнет по смерти в геенну огненную, где огонь неугасающий и червь неумирающий! ¬ечно будут они мучитьс€ там, без конца, без отдыха! ѕросто ужас брал, слуша€ его! ќн говорил ведь так уверенно, так подробно описывал преисподнюю, эту смрадную €му, куда стекаютс€ нечистоты со всего мира и где грешники задыхаютс€ в серном, удушливом воздухе, погружа€сь, среди вечного безмолви€, в бездонную тр€сину все глубже и глубже!.. ƒа, страшно было даже слушать, тем более что пастор говорил с такой искренней верой; все бывшие в церкви просто трепетали от ужаса.

ј за церковными двер€ми так весело распевали птички, так славно си€ло солнышко, и каждый цветочек как будто говорил: "¬елика милость божь€ к нам всем!". ¬се это было так непохоже на то, о чем говорил пастор.

¬ечером, перед тем как ложитьс€ спать, пастор заметил, что жена его сидит в каком-то грустном раздумье.

- „то с тобой? - спросил он ее.

- „то со мной? - проговорила она. - ƒа вот, € все не могу хорошенько разобратьс€ в своих мысл€х. Ќе могу вз€ть в толк того, что ты говорил сегодн€ утром... Ќеужели и в самом деле на свете так много безбожников, и все они, будут гореть в огне вечно?.. ѕодумать только, так долго - вечно! Ќет, € только слаба€, грешна€ душа, как и все, но если и у мен€ не хватило бы духа осудить на вечные муки даже самого злейшего грешника, то как же может решитьс€ на это господь бог? ќн ведь бесконечно милосерден и знает, что грех бывает и вольный и невольный! Ќет, что ты там ни говори, а € не пойму этого никогда!

Ќастала осень; вс€ листва с деревьев пооблетела; серьезный, суровый пастор сидел у постели умирающей. Ѕлагочестива€, верующа€ душа отходила в другой мир. Ёто была жена пастора.

- ≈сли кого ждет за гробом вечный покой и милость божь€, так это теб€! - промолвил пастор, сложил умершей руки и прочел над ней молитву.

≈е схоронили; две крупные слезы скатились по щекам сурового пастора. ¬ пасторском доме стало тихо, пусто - закатилось его €сное солнышко, умерла хоз€йка.

Ќочью над головою пастора пронеслась вдруг холодна€ стру€ ветра. ќн открыл глаза.  омната была словно залита лунным светом, хот€ ночь не была лунна€. —вет этот шел от сто€вшей у постели прозрачной фигуры. ѕастор увидел перед собою тень своей покойной жены. ќна устремила на него скорбный взгл€д и как будто хотела сказать что-то.

ѕастор слегка приподн€лс€, простер руки к призраку и сказал:

- Ќеужели и ты не обрела вечного поко€? » ты страдаешь? “ы, добродетельнейша€, благочестивейша€ душа?!

“ень утвердительно кивнула головой и прижала руку к сердцу.

- » от мен€ зависит дать тебе это успокоение?

- ƒа! - донеслось до него.

- Ќо как?

- ƒай мне волос, один-единственный волос с головы того грешника, который будет осужден на вечные муки, ввергнут богом в геенну огненную.

- “ак мне легко будет освободить теб€, чиста€, благочестива€ душа! - сказал он.

- —ледуй же за мною! - сказала тень. - Ќам разрешено лететь с тобой всюду, куда бы ни повлекли теб€ твои мысли! Ќезримые ни дл€ кого, загл€нем мы в самые тайники человеческих душ, и ты твердою рукой укажешь мне осужденного на вечные муки. ќн должен быть найден, прежде чем пропоет петух.

» вот они мгновенно, словно перенесенные самой мыслью, очутились в большом городе. Ќа стенах домов начертаны были огненными буквами названи€ смертных грехов: высокомерие, скупость, пь€нство, сладострастие... —ловом, тут си€ла вс€ семицветна€ радуга грехов.

- “ак € и думал, так и знал! ¬от где обитают обреченные вечно гореть в огне преисподней! - сказал пастор.

ќни остановились перед великолепно освещенным подъездом. Ўирокие лестницы, устланные коврами, уставленные цветами, вели в покои, где гремела бальна€ музыка. ” подъезда сто€л швейцар, разодетый в шелк и бархат, с большою серебр€ною булавой в руках.

- Ќаш бал поспорит с королевским! - сказал он, оборачива€сь к уличной толпе, а вс€ его фигура так и говорила: "¬есь этот жалкий сброд, что глазеет в двери, мразь в сравнении со мною!"

- ¬ысокомерие! - сказала тень усопшей. - «аметил ты его?

- ≈го! - повторил пастор. - ƒа ведь он просто глупец, шут!  то же осудит его на вечную муку?

- Ўут! - пронеслось эхом по всей этой обители высокомери€; все жильцы ее были таковы!

ѕастор и призрак понеслись дальше и очутились в жалкой каморке с голыми стенами. “ут обитала —купость. »схудалый, дрожащий от холода, голодный и изнывающий от жажды старик цепл€лс€ всею душой, всеми помыслами за свое золото. ќни видели, как он, словно в лихорадке, вскакивал с жалкого ложа и вынимал из стены кирпич - за ним лежало в старом чулке его золото, потом ощупывал дрожащими влажными пальцами свой изношенный кафтан, в котором тоже были зашиты золотые монеты.

- ќн болен! Ёто жалкий безумец, не знающий ни поко€, ни сна! - сказал пастор.

ќни поспешно унеслись прочь и очутились в тюрьме, у нар, на которых спали вповалку преступники. ¬друг один из них испустил ужасный крик, вскочил со сна, как дикий зверь, и прин€лс€ толкать своими костл€выми локт€ми сп€щего р€дом соседа. “от повернулс€ и проговорил спросонь€:

- «амолчи, скот, и спи! » это каждую ночь!..

-  аждую ночь! - повторил первый. - ƒа, он каждую ночь и приходит ко мне, воет и душит мен€... —гор€ча € много делал злого, таким уж € уродилс€! ќттого € оп€ть и угодил сюда! Ќо коли € грешил, так теперь и несу наказание! ¬ одном только € не повинилс€ еще.  огда мен€ в последний раз выпустили отсюда на волю и € проходил мимо двора моего хоз€ина, сердце во мне вдруг так вот и закипело... я чиркнул о стенку спичкою, огонек слегка лизнул соломенную крышу, и все вспыхнуло разом. ѕошла тут кутерьма не хуже, чем была у мен€ в душе!.. я помогал спасать скот и имущество. Ќе сгорело ни одной живой души, кроме стаи голубей, которые влетели пр€мо в огонь, да цепного пса. ќ нем-то € и не вспомнил. —лышно было, как он выл в пламени... ¬ой этот и до сих пор отдаетс€ у мен€ в ушах, как только € начну засыпать, а засну - пес тут как тут, большущий, лохматый!.. ќн наваливаетс€ на мен€, воет, давит мен€, душит... ƒа ты слушай, что € тебе рассказываю! ”спеешь выспатьс€! Ќебось храпишь всю ночь, а € не могу забытьс€ и на четверть часа!

» глаза безумца палились кровью, он бросилс€ на соседа и стал бить его по лицу кулаками.

- «лой ћае оп€ть взбесилс€! - послышались голоса, и другие преступники бросились на него, повалили, перегнули так, что голова его очутилась между ногами, и крепко-накрепко св€зали его.  ровь готова была брызнуть у него из глаз и изо всех пор кожи.

- ¬ы убьете несчастного! - вскричал пастор и прот€нул руку на защиту грешника, который так жестоко страдал еще при жизни, но обстановка вокруг оп€ть изменилась.

» вот они пролетали через богатые дворцы, через бедные хижины; сладострастие, зависть - все смертные грехи проходили перед ними. јнгел возмезди€ громко перечисл€л грехи людей и затем все, что могло послужить в их оправдание. Ќемногое можно было сказать в защиту людей, но бог читает в сердцах, видит все см€гчающие обсто€тельства, знает, что грех бывает вольный и невольный, да и велика милость его, всемилосердного, всеблагого! » рука пастора дрожала, он не смел прот€нуть ее, чтобы сорвать волос с головы грешника. —лезы ручьем полились из его глаз, слезы жалости и любви, которые могут залить даже огонь преисподней.

«апел петух.

- ћилосердный боже! ƒаруй же ты ей тот покой, которого не в силах был доставить €!

- я уже обрела его! - сказала тень. - ћен€ привели к тебе твои жестокие слова, мрачное недоверие к богу и к его творению! ѕознай же душу людей! ƒаже в самых злых грешниках жива божь€ искра! ќна теплитс€ в их душе, и ее благодатное плам€ сильнее огн€ преисподней!..

“ут пастор почувствовал на своих губах крепкий поцелуй: было совсем светло, €сное солнышко светило в окошки; жена его, жива€, ласкова€ и люб€ща€, разбудила его от сна, ниспосланного ему самим богом.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—оловей

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:56 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—оловей

¬  итае, как ты, наверное, знаешь, и сам император китаец, и все его подданные китайцы.

ƒавным-давно это было, но потому-то и стоит рассказать эту историю, пока она еще не совсем позабыта.

¬о всем мире не нашлось бы дворца лучше, чем у китайского императора. ќн весь был из драгоценного фарфора, такого тонкого и хрупкого, что и дотронутьс€ страшно. ¬ саду росли диковинные цветы, и к самым лучшим из них были прив€заны серебр€ные колокольчики. ќни звенели, чтобы никто не прошел мимо, не заметив цветов. ¬от как хитро было придумано!

—ад т€нулс€ далеко-далеко, так далеко, что и сам садовник не знал, где он кончаетс€. «а садом был чудесный лес с высокими деревь€ми и глубокими озерами, и доходил он до самого синего мор€. Ѕольшие корабли могли заплывать пр€мо под ветви, и здесь, у самого берега мор€, жил соловей. ѕел он так дивно, что его заслушивалс€ даже бедный рыбак, у которого и без того дел хватало.

—о всех концов света приезжали в столицу императора путешественники; все они дивились дворцу и саду, но, услышав соловь€, говорили: "¬от это лучше всего!" ¬ернувшись домой, они рассказывали об увиденном. ”ченые описывали в книгах столицу, дворец и сад императора и никогда не забывали о соловье - его хвалили особенно; поэты слагали чудесные стихи о соловье, живущем в лесу у синего мор€.

 ниги расходились по всему свету, и некоторые дошли до самого императора. ќн сидел в своем золотом кресле, читал и каждую минуту кивал головой - очень уж при€тно было читать похвалы своей столице, дворцу и саду. "Ќо соловей лучше всего!" - сто€ло в книге.

-  ак! - сказал император. - „то за соловей? Ќичего о таком не знаю! Ќеужто в моей империи, и даже в моем собственном саду, есть така€ птица, а € о ней ничего не слыхал? » вот приходитс€ вычитывать такое из книг!

» он послал за своим первым министром. “от был такой важный, что если кто-нибудь чином пониже осмеливалс€ заговорить с ним или спросить о чем-либо, он отвечал только: "ѕ!" - что ровно ничего не значит.

- √овор€т, у нас есть замечательна€ птица по имени соловей, - сказал император. - √овор€т, лучше ее нет ничего в моем государстве. ѕочему мне ни разу о ней не докладывали?

- Ќикогда не слыхал такого имени, - сказал министр. - Ќаверное, она не была представлена ко двору!..

- ∆елаю, чтобы она €вилась во дворец и пела предо мной сегодн€ же вечером! - сказал император. - ¬есь свет знает, что у мен€ есть, а € не знаю!

- Ќикогда не слыхал такого имени! - повторил министр. - Ѕудем искать, разыщем!

ј где ее разыщешь?

ћинистр бегал вверх и вниз по лестницам, по залам и коридорам, но никто из придворных, к которым он обращалс€, ничего не слыхал о соловье. “огда министр снова прибежал к императору и за€вил, что сочинители, верно, рассказывают сказки.

- ¬аше императорское величество! Ќе верьте всему, что пишут в книгах! ¬се это одни выдумки, так сказать, черна€ маги€!

- Ќо ведь книга, в которой € прочел о соловье, прислана мне могущественным императором японии, в ней не может быть неправды! ’очу слышать соловь€! ќн должен быть здесь сегодн€ вечером! ќбъ€вл€ю ему мое высочайшее благоволение! ј если его не будет, весь двор, как отужинает, будет бит палками по животу!

- ÷зин-пе! - сказал первый министр и снова забегал вверх и вниз по лестницам, по залам и коридорам, а с ним вместе забегала и половина придворных - уж больно им не хотелось, чтобы их били палками по животу. » все лишь об одном и спрашивали: что это за соловей, которого весь свет знает и только при дворе никто не знает.

Ќаконец на кухне нашли одну бедную девочку. ќна сказала:

- √осподи!  ак не знать соловь€! ¬от уж поет-то! ћне позволено относить по вечерам моей бедной больной матушке остатки от обеда. ∆ивет она у самого мор€. » вот когда на обратном пути € устану и прис€ду отдохнуть в лесу, € слушаю соловь€. —лезы так и потекут из глаз, а на душе-то так радостно, словно матушка целует мен€!

- ƒевочка, - сказал министр, - € зачислю вас на должность при кухне и исхлопочу вам позволение посмотреть, как кушает император, если вы проведете нас к соловью. ќн приглашен сегодн€ вечером к императору!

» вот все отправились в лес, в котором жил соловей. Ўли они, шли, как вдруг замычала корова.

- ќ! - сказал камер-юнкер. - ¬от он!  ака€, однако, сила у такого маленького создани€! ћне определенно уже доводилось слышать его!

- Ќет, это корова мычит! - отвечала маленька€ кухарка. - ј нам еще далеко идти!

¬от в пруду заквакали л€гушки.

- ¬осхитительно! ¬осхитительно! - сказал придворный св€щенник. - “еперь € его слышу! “очь-в-точь как малые колокола!

- Ќет, это л€гушки! - отвечала маленька€ кухарка. - Ќо теперь, пожалуй, скоро услышим и его!

» вот запел соловей.

- ¬от он! - сказала девочка. - —лушайте! —лушайте! ј вон и он сам!

» она указала на серенькую птичку среди ветвей.

- ¬озможно ли! - сказал министр. - Ќикак не воображал его себе таким! ”ж больно простоват на вид! ¬ерно, он стушевалс€ при виде стольких знатных особ.

- —оловушка! - громко крикнула девочка. - Ќаш милостивый император хочет, чтобы ты ему спел!

- — величайшим удовольствием! - отвечал соловей и запел так, что любо-дорого было слушать.

- —овсем как стекл€нные колокольчики! - сказал министр. - —мотрите, как он стараетс€ горлышком! ѕросто удивительно, что мы не слышали его раньше! ќн будет иметь огромный успех при дворе!

- —петь ли мне еще дл€ императора? - спросил соловей. ќн думал, что император был тут.

- ћой несравненный соловушка! - сказал министр. - »мею при€тную честь пригласить вас на имеющий быть сегодн€ придворный праздник. Ќе сомневаюсь, что вы очаруете его императорское величество своим восхитительным пением!

- ћен€ лучше всего слушать в лесу! - сказал соловей, но все же охотно подчинилс€ воле императора и последовал за придворными.

ј дворец-то как украшали! ‘арфоровые стены и пол сверкали тыс€чами золотых фонариков, в проходах были выставлены самые лучшие цветы с колокольчиками. Ѕеготни и сквозн€ку было куда как много, но все колокольчики звенели так, что ничего не было слышно.

ѕосреди огромного зала, где сидел император, установили золотой шест дл€ соловь€. ¬есь двор был в сборе, а маленькой кухарке дозволили стать в двер€х - ведь она уже была в звании придворной поварихи. ¬се надели свои лучшие нар€ды, и все гл€дели на маленькую серую птичку, а император кивнул ей головой.

» соловей запел так дивно, что у императора слезы набежали на глаза, и тогда еще краше запел соловей, и песнь его хватала за сердце. »мператор был очень доволен и хотел пожаловать соловью свою золотую туфлю на шею. Ќо соловей с благодарностью отказалс€:

- я видел на глазах императора слезы, и дл€ мен€ нет ничего драгоценнее! —лезы императора-это ведь насто€щее чудо! я награжден с избытком!

» он вновь запел своим дивным, сладостным голосом.

- јх, очаровательнее кокетства и помыслить нельз€! - говорили придворные дамы и стали набирать в рот воды, чтобы булькать, когда с ними кто-нибудь заговорит. »м казалось, что тогда они сами будут похожи на соловь€. ƒаже слуги и служанки объ€вили, что они довольны, а ведь это немало - угодить им труднее всего. ƒа, соловей положительно имел успех.

≈го определили при дворе, отвели ему собственную клетку и разрешили гул€ть два раза днем и один раз ночью.   нему приставили двенадцать слуг, и каждый держал его за прив€занную к лапке шелковую ленточку. » прогулка была ему не в прогулку.

¬есь город говорил об удивительной птице, и когда двое знакомых встречались, один сейчас же говорил: "соло", а другой доканчивал: "вей!"

- и оба вздыхали, пон€в друг друга. ј еще именем соловь€ были названы одиннадцать сыновей мелочных торговцев, хот€ всем им слон на ухо наступил.

» вот однажды императору пришел большой пакет с надписью: "—оловей".

- Ќе иначе как еще одна книга о нашей знаменитой птице, - сказал император.

Ќо это была не книга, а шкатулка с затейливой штучкой - искусственным соловьем. ќн был совсем как насто€щий и весь отделан алмазами, рубинами и сапфирами. «аведешь его - и он мог спеть песню насто€щего соловь€, и его хвост при этом так и ходил вверх и вниз, отлива€ золотом и серебром. Ќа шее у него была ленточка с надписью: "—оловей императора японии ничто по сравнению с соловьем императора китайского".

-  ака€ прелесть! - сказали все в один голос, и того, кто принес искусственного соловь€, тотчас утвердили в звании "обер-поставщика соловьев его величества".

- “еперь пусть-ка споют вместе, интересно, выйдет у них дуэт?

» им пришлось спеть вместе, но дело на лад не пошло: насто€щий соловей пел по-своему, а искусственный - как шарманка.

- ќн не виноват, - сказал придворный капельмейстер. - ќн отлично выдерживает такт и поет строго по моей методе!

» вот искусственного соловь€ заставили петь одного. ќн имел не меньший успех, чем насто€щий, но был куда красивее, весь так и сверкал драгоценност€ми!

“ридцать три раза пропел он одно и то же и не устал. ¬се были не прочь послушать его еще раз, да тут император сказал, что теперь должен спеть немного и насто€щий соловей.

Ќо куда же он делс€? Ќикто и не заметил, как он выпорхнул в открытое окно и улетел в свой зеленый лес.

- „то же это такое? - сказал император, и все придворные возмутились и назвали соловь€ неблагодарным.

- ¬се равно тот соловей, что осталс€ у нас, лучше, - сказали они, и искусственному соловью пришлось петь оп€ть, и все в тридцать четвертый раз услышали одну и ту же песенку. ќднако придворные так и не запомнили ее наизусть, така€ она была трудна€. ј капельмейстер знай нахваливал искусственного соловь€ и утверждал даже, что он лучше насто€щего не только нар€дом и чудесными алмазами, но и внутренним своим складом.

- »зволите видеть, ваше величество, и вы, господа, про живого соловь€ никогда нельз€ знать наперед, что он споет, а про искусственного можно! »менно так, и не иначе! ¬ искусственном соловье все можно пон€ть, его можно разобрать и показать человеческому уму, как расположены валики, как они верт€тс€, как одно следует из другого!..

- » € тоже так думаю! - в голос сказали все, и капельмейстер получил разрешение в следующее же воскресенье показать искусственного соловь€ народу.

- ѕусть и народ послушает его! - сказал император.

» народ слушал и осталс€ очень доволен, как будто вдоволь напилс€ чаю

- это ведь так по-китайски. » все говорили: "ќ!" - и поднимали в знак одобрени€ палец и кивали головами. “олько бедные рыбаки, слышавшие насто€щего соловь€, говорили:

- Ќедурно и очень похоже, да вот чего-то недостает, сами не знаем чего.

Ќасто€щего соловь€ объ€вили изгнанным из пределов страны, а искусственный зан€л место на шелковой подушке у постели императора. ¬округ него лежали преподнесенные ему подарки, а сам он был возведен в звание "певца ночного столика его императорского величества номер один слева", потому что самым почетным император считал место, где расположено сердце, а сердце расположено слева даже у императоров. ј капельмейстер написал об искусственном соловье ученый труд в двадцати п€ти томах, полный самых трудных китайских слов, и придворные говорили, что прочли и пон€ли его, не то они показали бы себ€ дураками и были бы биты палками по животу.

“ак прошел год. »мператор, придворные и все прочие китайцы знали наизусть каждое коленце в песне искусственного соловь€, но как раз поэтому он им и нравилс€. “еперь они и сами могли подпевать ему. "÷и-ци-ци!  люк-клюкклюк!" - распевали уличные мальчишки, и то же самое напевал император. јх, что за прелесть!

Ќо вот однажды вечером искусственный соловей пел во всю мочь, а император лежал в постели, слуша€ его, как вдруг внутри соловь€ что-то щелкнуло, колесики побежали впустую, и музыка смолкла.

»мператор сейчас же вскочил с постели и послал за своим лейб-медиком, но что тот мог поделать? ѕризвали часовщика, и после длинных разговоров и долгих осмотров он кое-как подправил соловь€, но сказал, что его надо поберечь, потому как шестеренки поистерлись, а поставить новые, так, чтобы музыка шла по-прежнему, невозможно. јх, какое это было огорчение! “еперь соловь€ заводили только раз в год, и даже это казалось чересчур. ј капельмейстер произнес краткую речь, полную вс€ких умных слов, - дескать, все по-прежнему хорошо. Ќу, значит, так оно и было.

ѕрошло п€ть лет, и страну постигло большое горе: все так любили императора, а он, как говорили, заболел, и жить ему осталось недолго. ”же подобрали и нового императора. Ќа улице сто€л народ и спрашивал первого министра, что с их прежним повелителем.

- ѕ! - только и отвечал министр и покачивал головой.

Ѕледный и похолодевший лежал император на своем пышном ложе. ¬се придворные решили, что он уже умер, и каждый спешил на поклон к новому владыке. —луги выбегали из дворца поболтать об этом, а служанки приглашали к себе гостей на чашку кофе. ѕо всем залам и проходам расстелили ковры, чтобы не слышно было шума шагов, и всюду было так тихо, так тихо... “олько император еще не умер. «акоченевший и бледный лежал он на пышном ложе под бархатным балдахином с т€желыми золотыми кист€ми. ј с высоты в открытое окно светила на императора и искусственного соловь€ луна.

Ѕедн€га император дышал с трудом, и казалось ему, будто на груди у него кто-то сидит. ќн открыл глаза и увидел, что на груди у него сидит —мерть. ќна надела его золотую корону и держала в одной руке его золотую саблю, в другой его славное знам€. ј вокруг из складок бархатного балдахина выгл€дывали диковинные лица, одни гадкие и мерзкие, другие добрые и милые: это смотрели на императора все его злые и добрые дела, ведь на груди у него сидела —мерть.

- ѕомнишь? - шептали они одно за другим. - ѕомнишь? - » рассказывали ему столько, что на лбу у него выступил пот.

- я об этом никогда не знал! - говорил император. - ћузыки мне, музыки, большой китайский барабан! - кричал он. - Ќе хочу слышать их речей!

ј они продолжали, и —мерть, как китаец, кивала головой на все, что они говорили.

- ћузыки мне, музыки! - кричал император. - ѕой хоть ты, мила€ золота€ птичка, пой! я одарил теб€ золотом и драгоценност€ми, € собственноручно повесил тебе на шею свою золотую туфлю, пой же, пой!

Ќо искусственный соловей молчал - некому было завести его, а иначе он петь не мог. ј —мерть все смотрела и смотрела на императора своими большими пустыми глазницами, и было так тихо, страшно тихо...

» вдруг раздалось чудесное пение. Ёто пел живой соловей. ќн сидел за окном на ветке, он прослышал про болезнь императора и прилетел утешить и ободрить его своей песней. ќн пел, и призраки все бледнели, кровь все убыстр€ла свой бег в слабом теле императора, и даже сама —мерть слушала соловь€ и повтор€ла:

- ѕой, соловушка, пой еще!

- ј ты отдашь мне золотую саблю? » славное знам€? » корону?

» —мерть отдавала одну драгоценность за другой, а соловей все пел. ќн пел о тихом кладбище, где цветут белые розы, благоухает сирень и свежа€ трава увлажн€етс€ слезами живых. » —мерть охватила така€ тоска по своему саду, что она холодным белым туманом выплыла из окна.

- —пасибо, спасибо, чудесна€ птичка! - сказал император. - я не забыл теб€! я изгнал теб€ из страны, но ты все же отогнала от моей постели ужасные призраки, согнала с моей груди —мерть.  ак мне наградить теб€?

- “ы уже вознаградил мен€! я исторг у теб€ слезы в первый раз, когда пел перед тобою, - этого € никогда не забуду! Ќет награды дороже дл€ сердца певца. Ќу, а теперь спи и просыпайс€ здоровым и бодрым! я спою дл€ теб€.

» он запел, и император заснул сладким сном. јх, какой спокойный и благотворный был этот сон!

 огда он проснулс€, в окно уже светило солнце. Ќикто из слуг не загл€дывал к нему, все думали, что он умер. ќдин соловей сидел у окна и пел.

- “ы должен остатьс€ со мной навсегда! - сказал император. - Ѕудешь петь, только когда сам захочешь, а искусственного соловь€ € разобью вдребезги.

- Ќе надо! - сказал соловей. - ќн сделал все, что мог. ѕусть остаетс€ у теб€. я не могу жить во дворце, позволь лишь прилетать к тебе, когда захочу. “огда € буду садитьс€ вечером у твоего окна и петь тебе, и мо€ песнь порадует теб€ и заставит задуматьс€. я буду петь о счастливых и несчастных, о добре и зле, укрытых от твоих глаз. ѕевча€ птичка летает повсюду, наведываетс€ и к бедному рыбаку и к кресть€нину - ко всем, кто живет далеко от теб€ и твоего двора. я люблю теб€ за твое сердце больше, чем за корону. я буду прилетать и петь тебе! Ќо обещай мне одно...

- ¬се что угодно! - сказал император и встал во всем своем царственном убранстве - он сам облекс€ в него, а к груди он прижимал свою т€желую золотую саблю.

- ќб одном прошу € теб€: не говори никому, что у теб€ есть маленька€ птичка, котора€ рассказывает тебе обо всем. “ак дело пойдет лучше.

» соловей улетел.

—луги вошли погл€деть на мертвого императора - и застыли на пороге, а император сказал им:

- — добрым утром!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—короходы

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:55 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—короходы

Ѕыл назначен приз, и даже два, один большой, другой малый, за наибольшую быстроту - не на сост€зании, а вообще в течение целого года.

- я получил первый приз! - сказал за€ц. - ѕо-моему, уж можно ожидать справедливости, если судьи - твои близкие друзь€ и родные. ќднако присудить второй приз улитке? ћне это даже обидно!

- Ќо ведь надо же принимать во внимание и усердие, и добрую волю, как справедливо рассудили высокоуважаемые судьи, и € вполне раздел€ю их мнение! - заметил заборный столб, бывший свидетелем присуждени€ призов. - ”литке понадобилось полгода, чтобы переползти через порог, но всетаки она спешила на совесть и даже сломала себе второп€х бедренную кость! ќна душой и телом отдавалась своему делу, да еще тащила на спине свой дом! “акое усердие достойно вс€ческого поощрени€, вот почему ей и присужден второй приз.

- ћогли бы, кажетс€, и мен€ вз€ть в расчет! - сказала ласточка. - Ѕыстрее мен€ на лету, смею думать, никого нет! √де только € не побывала! ¬езде, везде!

- ¬ том-то и беда, - сказал столб. - ”ж больно много вы рыскаете! ¬ечно рветесь в чужие кра€, чуть у нас холодком повеет. ¬ы не патриотка, а потому и не в счет.

- ј если бы € проспала всю зиму в болоте, тогда на мен€ обратили бы внимание? - спросила ласточка.

- ѕринесите справку от самой болотницы, что вы проспали на родине хоть полгода, тогда посмотрим!

- я-то заслуживала первого приза, а не второго! - заметила улитка. - я ведь знаю, что за€ц бегает, только когда думает, что за ним гон€тс€, - словом, из трусости! ј € смотрела на движение как на свою жизненную задачу и пострадала при исполнении служебных об€занностей! » уж если кому и следовало присудить первый приз, так это мне! Ќо € не люблю поднимать шум, терпеть не могу!

» она плюнула.

- я могу засвидетельствовать, что каждый приз был присужден справедливо! - за€вила межева€ веха. - я вообще держусь пор€дка, меры, расчета. ”же восьмой раз € имею честь участвовать в присуждении призов, но только в этот раз насто€ла на своем. ƒело в том, что € всегда присуждаю призы по алфавиту: дл€ первого приза беру букву с начала, дл€ второго - с конца. ѕотрудитесь теперь обратить внимание на мой счет: восьма€ буква с начала - "з", и на первый приз € подала голос за зайца, а восьма€ буква с конца - "у", и на второй приз € подала голос за улитку. ¬ следующий раз первый приз назначу букве "и", а второй-букве "с". √лавное, пор€док! »наче и оперетьс€ не на что.

- Ќе будь € сам в числе судей, € бы подал голос за себ€! - сказал осел. - Ќадо принимать во внимание не только быстроту, но и другие качества - например, груз. Ќа этот раз €, впрочем, не хотел упирать на эти обсто€тельства, равно как и на ум зайца или на ловкость, с какой он путает следы, спаса€сь от погони. Ќо есть обсто€тельство, на которое вообще-то прин€то обращать внимание и которое никоим образом нельз€ упускать из виду - это красота. я взгл€нул на чудесные, хорошо развитые уши зайца

- на них, право, залюбуешьс€, - и мне показалось, что € вижу самого себ€ в детском возрасте! ¬от € и подал голос за зайца.

- ∆-ж-жж! - зажужжала муха. - я не собираюсь держать речь, хочу только сказать несколько слов. ”ж €-то попроворнее вс€кого зайца, это € знаю точно! Ќедавно € даже подбила одному зайчишке заднюю ногу. я сидела на паровозе, € это часто делаю - так лучше всего следить за собственной быстротой. «а€ц долго бежал впереди поезда; он и не подозревал о моем присутствии. Ќаконец ему пришлось свернуть в сторону, и тут-то паровоз и толкнул его в заднюю ногу, а € сидела на паровозе. «а€ц осталс€ на месте, а € помчалась дальше.  то же победил? ѕолагаю - €! “олько очень он мне нужен, этот приз!

"ј по-моему, - подумала дика€ роза, вслух она ничего не сказала, не в ее характере это было, хот€ и лучше было бы, если б она высказалась, - по-моему, и первого и второго приза заслуживает солнечный луч! ќн вмиг пробегает безмерное пространство от солнца до земли и пробуждает от сна всю природу. ѕоцелуи его дар€т красоту - мы, розы, алеем и благоухаем от них. ј высокие судьи, кажетс€, совсем и не заметили его! Ѕудь € лучом, € бы отплатила им солнечным ударом... Ќет, это отн€ло бы у них последний ум, а они им и так небогаты. Ћучше промолчать. ¬ лесу мир и тишина!  ак хорошо цвести, благоухать, упиватьс€ светом и жить в сказани€х и песн€х! Ќо солнечный луч переживет нас всех!"

- ј какой первый приз? - спросил дождевой червь. ќн проспал событие и только-только €вилс€ на сборный пункт.

- —вободный вход в огород с капустой! - ответил осел. - я сам назначал призы! ѕервый приз должен был получить за€ц, и €, как мысл€щий и де€тельный член судейской комиссии, обратил надлежащее внимание на потребности и нужды зайца. “еперь он обеспечен. ј улитке мы предоставили право сидеть на придорожном камне, гретьс€ на солнце и лакомитьс€ мхом.  роме того, она избрана одним из главных судей в соревновани€х по бегу. ’орошо ведь иметь специалиста в комиссии, как это называетс€ у людей. », скажу пр€мо, суд€ по такому прекрасному началу, мы вправе ожидать в будущем многого!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—кверный мальчишка

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:54 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—кверный мальчишка

∆ил-был старый поэт, насто€щий хороший поэт и очень добрый. –аз вечером сидел он дома, а на дворе разыгралась непогода. ƒождь лил как из ведра, но старому поэту было так уютно и тепло возле кафельной печки, где €рко горел огонь и, весело шип€, пеклись €блоки.

- ѕлохо попасть в такую непогоду - нитки сухой не останетс€! - сказал он. ќн был очень добрый.

- ¬пустите, впустите мен€! я оз€б и весь промок! - закричал вдруг за двер€ми ребенок.

ќн плакал и стучал в дверь, а дождь так и лил, ветер так и билс€ в окна.

- Ѕедн€жка! - сказал старый поэт и пошел отвор€ть двери.

«а двер€ми сто€л маленький мальчик, совсем голенький. — его длинных золотистых волос стекала вода, он дрожал от холода; если бы его не впустили, он бы, наверное, погиб.

- Ѕедн€жка! - сказал старый поэт и вз€л его за руку. - ѕойдем ко мне, € обогрею теб€, дам тебе винца и €блоко; ты такой хорошенький мальчуган!

ќн и в самом деле был прехорошенький. √лаза у него си€ли, как две €ркие звезды, а мокрые золотистые волосы вились кудр€ми - ну, совсем ангелочек! - хоть он весь и посинел от холода и дрожал как осиновый лист. ¬ руках у него был чудесный лук; беда только - он весь испортилс€ от дожд€, краска на длинных стрелах слин€ла.

—тарый поэт уселс€ поближе к печке, вз€л малютку на колени, выжал его мокрые кудри, согрел ручонки в своих руках и вскип€тил ему сладкого вина. ћальчик повеселел, щеки у него зарум€нились, он спрыгнул на пол и стал пл€сать вокруг старого поэта.

- »шь, какой ты веселый мальчуган! - сказал старик поэт. - ј как теб€ зовут?

- јмур! - отвечал мальчик. - “ы разве не знаешь мен€? ¬от и лук мой. я умею стрел€ть! ѕосмотри, погода разгул€лась, мес€ц светит.

- ј лук-то твой испортилс€! - сказал старый поэт.

- ¬от было бы горе! - сказал мальчуган, вз€л лук и стал его осматривать. - ќн совсем высох, и ему ничего не сделалось! “етива нат€нута как следует! —ейчас € его испробую.

» он нат€нул лук, положил стрелу, прицелилс€ и выстрелил старику поэту пр€мо в сердце!

- ¬от видишь, мой лук совсем не испорчен! - закричал он, громко засме€лс€ и убежал.

—кверный мальчишка! ¬ыстрелил в старика поэта, который пустил его обогретьс€, приласкал, напоил вином и дал самое лучшее €блоко!

ƒобрый старик лежал на полу и плакал: он был ранен в самое сердце. ѕотом он сказал:

- ‘у, какой скверный мальчишка этот јмур! я расскажу о нем всем хорошим дет€м, чтобы они береглись, не св€зывались с ним, - он и их обидит.

» все хорошие дети - и мальчики и девочки - стали остерегатьс€ этого јмура, но он все-таки умеет иногда обмануть их; такой плут!

»дут студенты с лекций, и он р€дом: книжка под мышкой, в черном сюртуке, и не узнаешь его! ќни думают, что он тоже студент, возьмут его под руку, а он и пустит им стрелу пр€мо в грудь.

»ли вот идут девушки от св€щенника или в церковь - он тоже тут как тут; вечно гон€етс€ за людьми!

ј то заберетс€ иногда в большую люстру в театре и горит там €рким пламенем; люди-то думают сначала, что это лампа, и уж потом только разберут в чем дело. Ѕегает он и по королевскому саду и по крепостной стене. ј раз гак он ранил в сердце твоих родителей! —проси-ка у них, они тебе расскажут. ƒа, скверный мальчишка этот јмур, ты лучше не св€зывайс€ с ним! ќн только и ƒелает, что бегает за людьми. ѕодумай, раз он пустил стрелу даже в твою старую бабушку! Ѕыло это давно, давно прошло и быльем поросло, а все-таки не забылось, да и не забудетс€ никогда! ‘у! «лой јмур! Ќо теперь ты знаешь про него, знаешь, какой это скверный мальчишка!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—адовник и господа

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:52 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—адовник и господа

¬ миле от столицы, посреди старинной усадьбы, сто€л красивый барский дом с массивными стенами, башенками и фронтонами. ¬ этом доме жили муж и жена - богатые и знатные двор€не. ќни, правда, приезжали сюда только летом, но это было самое любимое их поместье. ƒом был красив снаружи, удобен и уютен внутри. ¬ысеченный из камн€ родовой герб хоз€ев украшал парадный подъезд. ѕрекрасные розы обвивали этот герб и поднимались вверх по стене, а перед домом расстилалс€ густой ковер зелени. –€дом с белым и красным бо€рышником здесь красовались редкостные цветы, которые цвели не только в оранжерее, но и под открытым небом.

Ќедаром у хоз€ев усадьбы служил хороший садовник. ÷ветник, фруктовый сад, огород - все это было делом его рук и радовало глаз. «а огородом еще сохранились остатки старого сада, заросшего кустами букса, которые были подстрижены в виде шаров и пирамид. ј дальше высились два огромных старых дерева, почти совсем высохших. »здали казалось, что внезапный порыв урагана сверху донизу облепил их голые сучь€ густыми комь€ми навоза. Ќа самом деле это был не навоз, а птичьи гнезда.

¬ этих гнездах с незапам€тных времен жили крикливые стаи ворон и грачей, которые устроили тут насто€щий птичий городок и безраздельно царили в усадьбе. ќни ведь были первыми поселенцами в здешних кра€х, исконными владельцами поместь€, его подлинными хоз€евами. ƒвуногих обитателей усадьбы они просто презирали, хоть и мирились волей-неволей с существованием столь низменных созданий. ј те иной раз палили в птиц из ружей, и тогда стаи взъерошенных, перепуганных ворон и грачей взлетали с криком: " арр!  арр!"

—адовник не раз говорил господам, что надо бы срубить эти деревь€ - они порт€т вид сада; а как только их не станет, из сада улет€т и крикливые птицы. Ќо господа и слышать не хотели о том, чтобы лишитьс€ деревьев и птичьего гомона. ¬ старых деревь€х и в карканье птиц они видели особую прелесть - печать старины, которую хотели сохранить во что бы то ни стало.

- ƒеревь€ перешли к птицам по наследству от предков, так пусть же птицы и владеют ими, добрейший Ћарсен! - говорили хоз€ева.

(Ћарсеном звали садовника, но дл€ нашей истории это не имеет значени€.)

- –азве вам мало места, добрейший Ћарсен? ¬ вашем распор€жении цветники и теплицы, фруктовый сад и огород.

—адовник действительно мог распор€жатьс€ цветниками, теплицами, садом и огородом, и он ухаживал за ними, возделывал и пестовал их с усердием и любовью. √оспода были этим очень довольны, но не скрывали от садовника, что в других домах их часто угощают такими фруктами и показывают им такие цветы, до которых далеко их собственным цветам и фруктам. Ёти слова огорчали садовника, потому что он всем сердцем желал, чтобы сад у его господ был лучший в мире, и ради этого трудилс€ не поклада€ рук. –уки у него были умелые, а сердце доброе.

ќднажды господа пригласили его к себе и сказали ему ласково и снисходительно, как и подобает господам, что вчера они были в гост€х у своих знатных друзей, и те угостили их €блоками и грушами, да такими сочными, такими ароматными, что сами они, хоз€ева Ћарсена, и все остальные гости пришли в восхищение.

-  онечно, - сказали господа, - те фрукты привезены из-за границы.

Ќо отчего бы Ћарсену не попытатьс€ вырастить такие же в их усадьбе? ¬от только смогут ли нежные плоды приспособитьс€ к местному климату? ѕо слухам, €блоки и груши, которые господа ели в гост€х, были куплены в городе у самого крупного торговца фруктами: к нему-то господа и послали садовника, чтобы разузнать, из какой страны прибыли эти плоды, и выписать оттуда черенки.

—адовник хорошо знал этого торговца, так как по приказу господ продавал ему излишки фруктов из хоз€йского сада.

» вот он поехал в город и спросил у торговца, откуда тот получил хваленые €блоки и груши.

- »з вашего собственного сада! - ответил торговец и показал Ћарсену €блоки и груши, которые тот сразу узнал.

Ќу и обрадовалс€ садовник! ќн поспешил к своим господам и сказал, что €блоки и груши, которые они ели в гост€х, - из их собственного сада.

√оспода ушам своим не верили.

- Ѕыть не может, Ћарсен! - говорили они. - ≈сли вы хотите убедить нас, что это правда, принесите собственноручную расписку торговца фруктами.

» Ћарсен принес ее господам.

- ”дивительно! - воскликнули они.

“еперь каждый день к господскому столу подавали большие вазы с чудесными €блоками и грушами из их собственного сада. ÷елыми корзинами рассылались эти фрукты друзь€м по соседству, в другие города и даже за границу. √осподам это было очень при€тно. ќднако они никогда не упускали случа€ напомнить садовнику, что последние две осени погода особенно благопри€тствовала фруктовым садам и у всех садовников был хороший урожай.

ѕрошло немного времени. ќднажды господа были приглашены на обед во дворец. Ќа следующий день они вызвали к себе садовника и рассказали ему, что к королевскому столу подавали необыкновенно сочные и сладкие дыни из собственных королевских теплиц.

- ѕодите к придворному садовнику, любезный Ћарсен, и попросите его дать вам семена этих необыкновенных дынь, хоть немножко.

- Ќо ведь королевский садовник сам получил от мен€ эти семена! - радостно воскликнул Ћарсен.

- ≈сли так, значит, он сумел вырастить из них превосходные дыни, - за€вили господа. - ƒыни, поданные к столу, были одна другой лучше!

- ¬ыходит, гордитьс€ надо мне, - сказал Ћарсен. - ¬ нынешнем году у королевского садовника дыни не удались; и вот он увидел, какие чудесные дыни растут в саду вашей милости, отведал их и заказал несколько штук дл€ королевского стола.

- ”ж не воображаете ли вы, Ћарсен, что за королевским столом подавались дыни из нашего сада?

- Ќичуть в этом не сомневаюсь, - ответил Ћарсен.

ќн пошел к королевскому садовнику и получил у него свидетельство, в котором было сказано, что дыни, подававшиес€ за обедом в королевском замке, были доставлены из сада, принадлежащего господам Ћарсена.

√оспода были поражены. ќни рассказывали об этом случае всем и каждому и вс€кий раз показывали свидетельство королевского садовника. ј семена дынь, как прежде черенки €блонь и груш, они стали рассылать во многие страны.

“ем временем из разных мест приходили вести, что посланные черенки привились, €блони и груши принос€т отменные плоды, которые названы по имени родовой господской усадьбы. Ќазвание усадьбы писали теперь на английском, немецком и французском €зыках.

ѕрежние хоз€ева усадьбы и мечтать об этом не могли.

- Ћишь бы только садовник не возомнил о себе невесть что, - встревожились господа.

Ќо Ћарсен думал совсем о другом: он стремилс€ к тому, чтобы сохранить за собой славу одного из лучших садовников в стране и каждый - год создавать какой-нибудь новый отличный сорт плодов или овощей. » он создавал их, но в благодарность за его труды ему часто приходилось слышать, что первые его прославившиес€ фрукты-€блоки и грушибыли все-таки самыми лучшими, а все остальные уже не могли с ними сравнитьс€. ƒыни, правда, очень вкусны, но все же далеко не так, как €блоки и груши.  лубника тоже хороша, но не лучше той, которую подают у других господ. ј когда однажды у садовника не уродилась редиска, то господа только и говорили, что о неудачной редиске, словно позабыв обо всех других овощах и фруктах своего сада.

ћожно было подумать, что господам при€тно говорить: "¬ этом году у вас все уродилось плохо, добрейший Ћарсен!" ќни были просто счастливы, тверд€: "јх, как плохо все у вас уродилось нынче!"

Ќесколько раз в неделю садовник приносил в комнату свежие букеты, подобранные с удивительно тонким вкусом; в этих букетах каждый цветок, сочета€сь с другими цветами, становилс€ как будто еще прекраснее.

- ” вас хороший вкус, Ћарсен, - говорили господа. - Ќо не забудьте, что этим даром вы об€заны не самому себе, а господу богу.

ќднажды садовник принес господам большую хрустальную вазу, в которой плавал лист кувшинки, а на этом листе, опустив в воду длинный плотный стебелек, покоилс€ €ркоголубой цветок величиной с подсолнечник.

- »ндийский лотос! - воскликнули господа.

¬ жизни они не видывали подобного цветка. ќни приказали днем выставл€ть его на солнце, а вечером освещать искусственным светом. » каждый, кто видел этот цветок, приходил в восторг, называ€ его чудом.

“ак назвала его даже знатнейша€ дама королевства - молода€ принцесса. ќна была умна€ и добра€ девушка.

√оспода сочли дл€ себ€ честью преподнести принцессе голубой цветок, и она вз€ла его с собой во дворец. ј они спустились в сад посмотреть, нет ли там другого такого же цветка, но не нашли того, что хотели. “огда они позвали садовника и спросили, где он достал голубой лотос.

- ћы искали, но не нашли таких цветов ни в оранжерее, ни на клумбах в саду, - сказали они.

- “ам их и нет, - улыбнулс€ садовник. - Ётот скромный цветок растет на гр€дках в огороде. Ќо, правда, он необыкновенно красив! ќн похож на голубой кактус, а на самом деле это всего лишь цветок артишока.

-  ак же вы не сказали нам раньше? - возмутились господа. - ћы думали, что это редкий заморский цветок! ¬ы осрамили нас перед принцессой! ќна пришла в восторг, как только взгл€нула на цветок, и сказала, что никогда не видела такого растени€, а ведь она прекрасно разбираетс€ в ботанике. Ќо теперь пон€тно, почему она его не узнала: науке нечего делать в огороде. » как вам могло прийти в голову, милейший Ћарсен, принести в комнаты подобный цветок? “еперь над нами будут потешатьс€!

» прекрасный голубой цветок, сорванный на гр€дке, был изгнан из господских покоев, где он оказалс€ не к месту. ј господа отправились к принцессе извин€тьс€ и объ€сн€тьс€, что цветок был обыкновенным огородным растением, которое садовник вздумал поставить в вазу, за что и получил строгий выговор.

- Ёто грешно и несправедливо - укоризненно проговорила принцесса. - ќн открыл дл€ нас цветок, о котором мы ничего не знали, показал нам красоту там, где мы и не думали ее искать! ѕока артишоки в цвету, € прикажу придворному садовнику каждый день ставить их в вазу в моей комнате.

“ак она и сделала.

“огда господа объ€вили садовнику, что он снова может поставить в вазу свежий цветок артишока.

- ¬ сущности, цветок и в самом деле красив, - сказали они. - ƒа, красив, как это ни странно!

» они даже похвалили садовника.

- ќн любит, когда его хвал€т, - говорили господа. - ќн у нас балованное дит€!

 ак-то раз осенью подн€лась бур€.   ночи она так разбушевалась, что вырвала с корнем несколько могучих деревьев на опушке леса. » к большому горю господ (они так и говорили: " акое горе!"), но к великой радости садовника, она повалила оба высоких дерева с птичьими гнездами. —луги потом рассказывали, что к завыванию бури примешивались крики грачей и ворон, которые бились крыль€ми в оконные стекла.

- Ќу, теперь вы рады, Ћарсен, - сказали господа. - Ѕур€ сломала деревь€, и птицы улетели в лес. Ќичто здесь больше не напоминает о старине: от нее не осталось и следа. Ќас это глубоко огорчает!

—адовник ничего не ответил господам. ќн молча леле€л мечту о том, как он возделает теперь прекрасный, солнечный участок земли, к которому прежде не смел прикоснутьс€, и превратит его в украшение всего сада на радость своим господам.

¬ырванные бурей деревь€, пада€, см€ли и поломали старые буксовые кусты, и садовник посадил на их месте простые полевые и лесные растени€ родной земли.

Ќи один садовник, кроме Ћарсена, не решилс€ бы посадить в господском саду подобные растени€. ј Ћарсен каждому отвел подход€щий дл€ него участок на солнце или в тени - как кому было нужно. «емлю он возделывал с любовью, и земл€ щедро отблагодарила его.

«десь подн€лс€ уроженец шотландских пустошей - можжевельник, похожий цветом и очертани€ми на италь€нский кипарис. –асцвел блест€щий колючий терновник, одетый зеленью и зимой и летом. ј кругом пышно разросс€ папоротник разных видов, то напоминавший миниатюрные пальмы, то казавшийс€ предком нежного прекрасного растени€, которое мы называем "венерины волосы". «десь цвел и репейник, который люди обычно презирают, но напрасно, потому что его свежие цветы могут служить украшением любого букета. –епейник рос на сухой почве, а ниже, на более влажном месте, зеленел лопух, тоже презираемое всеми растение, хот€ его крупные, мощные листь€ придают ему своеобразную красоту.  оролевска€ свеча - полевое растение с высоким стеблем и €ркими цветами - т€нулась ввысь, похожа€ на огромный многосвечный кандел€бр. ÷вели здесь также €сменник, первоцвет, лесной ландыш, белокрыльник и нежна€ трехлистна€ кислица. Ћюбо-дорого было смотреть на всю эту красоту!

ј впереди всех, у самой проволочной ограды, расположилс€ р€д карликовых грушевых деревьев, привезенных из ‘ранции. ѕогода сто€ла солнечна€, уход за ними был заботливый, и они вскоре стали приносить крупные, сочные плоды - такие же, как и у себ€ на родине.

Ќа месте двух старых, засохших деревьев садовник водрузил два длинных шеста: один из них был увенчан ƒаннеброгом - датским флагом, а другой шест летом и осенью был обвит душистыми побегами хмел€; зимой же к нему подвешивали кормушку, чтобы птицам небесным было чем поживитьс€ на рождество.

- Ќаш Ћарсен становитс€ сентиментальным на старости лет, - пожимали плечам" господа. - Ќо он служит нам преданно и честно.

¬ новогоднем номере одного столичного иллюстрированного журнала по€вилась гравюра, изображавша€ старое поместье. Ќа ней виден был и ƒаннеброг, и кормушка с рождественским угощением дл€ птиц, а подпись гласила: " ака€ это прекрасна€ мысль - возродить давний обычай, столь характерный дл€ подобной старинной усадьбы!"

- „то бы наш Ћарсен ни придумал, об этом сейчас же раззвон€т по всему свету! - удивл€лись господа. - ѕр€мо счастливец какой-то! ѕраво, нам, чего доброго, придетс€ еще гордитьс€ тем, что он служит у нас.

Ќо они, разумеетс€, и не думали этим гордитьс€, ибо никогда не забывали, что они знатные господа, а значит, могут в любую минуту прогнать Ћарсена, если им вздумаетс€. Ќо они его не прогон€ли, это были добрые люди, а таких добрых людей на белом свете очень много, к счастью дл€ разных там Ћарсенов.

¬от и вс€ истори€ о садовнике и господах.

ѕоразмысли-ка о ней на досуге.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—винь€ - копилка

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:51 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—винь€ - копилка

—колько игрушек было в детской! ј высоко на шкафу сто€ла глин€на€ копилка в виде свиньи. ¬ спине у нее, конечно, была щель, только ее еще расширили ножом, чтобы проходили монеты и покрупнее, и две такие монеты в копилке уже лежали, не счита€ множества мелких.  опилка была набита битком, так что уж и не бр€кала даже, а о большем ни одной свинье с деньгами не о чем и мечтать. —то€ла она на шкафу и смотрела на все в комнате сверху вниз - она ведь могла купить все это, а така€ мысль хоть кому придаст уверенности в себе.

¬се окружающие помнили об этом, хот€ и не высказывались вслух - у них и без того было о чем поговорить. ящик комода был полуоткрыт, и оттуда высовывалась больша€ кукла, уже не первой молодости и с подклеенной шеей. ѕогл€дев по сторонам, она сказала:

- ƒавайте играть в людей - это всегда интересно!

ѕодн€лась возн€, зашевелились даже картины на стенах, показыва€, что и у них есть оборотна€ сторона, и против этого нечего возразить.

Ѕыла полночь. ¬ окна светил мес€ц, предлага€ всем даровое освещение. ”частвовать в игре были приглашены все, даже детска€ кол€ска, хот€ она и принадлежала к громоздкому, низшему разр€ду игрушек.

- ¬с€к хорош по-своему! - говорила она. - Ќе всем же быть благородными, надо кому-нибудь и дело делать, как говоритс€!

ѕисьменное приглашение получила только одна свинь€копилка - она сто€ла так высоко, что устное могла и не услышать, рассудили игрушки. Ќу, а она даже не ответила, придет или нет, - и не пришла. ”ж если желают ее общества, то пусть сделают так, чтобы она видела все со своего места. “ак и сделали.

 укольный театр поставили пр€мо перед ней, вс€ сцена была как на ладони. Ќачать хотели комедией, а потом предполагалось общее чаепитие и обмен мнени€ми. Ќачали с конца. Ћошадь-качалка заговорила о тренировках и чистоте породы, детска€ кол€ска - о железных дорогах и силе пара. ¬се это было по их части, так кому же и говорить об этом, как не им?  омнатные часы толковали о политике: "“ики-тики!" ѕро них говорили, что они знают, когда надо "ловить момент", да вот только всегда запаздывают. Ѕамбукова€ тросточка гордилась своим железным башмачком и серебр€ным колпачком - она была обита и сверху и снизу. Ќа диване лежали две вышитые подушки, очень миленькие и очень глупенькие. » вот началось представление.

¬се сидели и смотрели. «рителей просили щелкать, хлопать и греметь в знак одобрени€. Ќо кнут за€вил, что не щелкает старухам, а только непросватанным барышн€м.

- ј € так хлопаю всем! - сказал пистон.

- √де-нибудь да надо сто€ть! - сказала плевательница.

” каждого были свои мысли, которые он и высказывал во врем€ представлени€.  омеди€ не стоила ломаного гроша, но сыграна была превосходно. »сполнители показывались публике только раскрашенной стороной; смотреть с оборотной на них не полагалось. ¬се играли замечательно и даже вываливались за рампу - нитки были слишком длинны, - зато так каждый был виднее. —клеенна€ кукла до того расчувствовалась, что расклеилась совсем, а свинь€-копилка ощутила в брюхе такое благодушие, что решила сделать что-нибудь дл€ одного из актеров - например, упом€нуть его в своем завещании кик достойного быть погребенным вместе с нею, когда придет врем€.

¬се пришли в такой восторг, что даже отказались от ча€ и перешли пр€мо к обмену мнени€ми - это и называлось играть в людей, причем тут не было никакого злого умысла, а всего лишь игра...  аждый думал лишь о себе да о том, что думает свинь€ с деньгами. ј свинь€ с деньгами думала больше всех, думала о своем завещании и похоронах. " огда придет час..."

- а он всегда приходит скорее, чем ожидают. Ѕац! —винь€ свалилась со шкафа на пол и разлетелась вдребезги. ј монеты так и запрыгали, так и запл€сали. ћаленькие вертелись волчком, крупные катились солидно.

ќсобенно долго катилась одна - ей очень хотелось погул€ть по белу свету. “ак оно и сталось - и она отправилась гул€ть по свету, и остальные тоже. ј черепки от свиньи отправились в мусорный €щик. “олько на шкафу уже на другой день красовалась нова€ свинь€-копилка. ¬ желудке у нее было еще пусто, и она не бр€кала - в этом она была схожа со старой. ƒл€ начала довольно и этого, а мы на этом кончим.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

—винопас

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:50 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

—винопас

∆ил-был бедный принц.  оролевство у него было совсем маленькое, но какое-никакое, а все же королевство - хоть женись, и вот женитьс€-то он как раз и хотел.

ќно, конечно, дерзко было вз€ть да спросить дочь императора: "ѕойдешь за мен€?" Ќо он осмелилс€. »м€ у него было известное на весь свет, и сотни принцесс сказали бы ему спасибо, но вот что ответит императорска€ дочь?

ј вот послушаем.

Ќа могиле отца принца рос розовый куст, да какой красивый! ÷вел он только раз в п€ть лет, и распускалась на нем одна-единственна€ роза. «ато сладок был ее аромат, понюхаешь - и сразу забудутс€ все твои горести и заботы. ј еще был у принца соловей, и пел он так, будто в горлышке у него были собраны все самые чудесные напевы на свете. ¬от и решил принц подарить принцессе розу и соловь€. ѕоложили их в большие серебр€ные ларцы и отослали ей.

ѕовелел император принести ларцы к себе в большой зал - принцесса играла там в гости со своими фрейлинами, ведь других-то дел у нее не было. ”видела принцесса ларцы с подарками, захлопала в ладоши от радости.

- јх, если б тут была маленька€ киска! - сказала она.

Ќо по€вилась чудесна€ роза.

- јх, как мило сделано! - в голос сказали фрейлины.

- ћало сказать мило, - отозвалс€ император, - пр€мотаки недурно!

“олько принцесса потрогала розу и чуть не заплакала.

- ‘и, папа! ќна не искусственна€, она насто€ща€.

- ‘и! - в голос повторили придворные. - Ќасто€ща€!

- ѕогодим сердитьс€! ѕосмотрим сначала, что в другом ларце! - сказал император.

» вот выпорхнул из ларца соловей и запел так дивно, что поначалу не к чему и придратьс€ было.

- Ѕесподобно! ¬еликолепно! - сказали фрейлины; все они болтали по-французски одна хуже другой.

- Ёта птица так напоминает мне органчик покойной императрицы! - сказал один старый придворный. - ƒа, да, и звук тот же, и манера!

- ƒа! - сказал император и заплакал, как ребенок.

- Ќадеюсь, птица не насто€ща€? - спросила принцесса.

- Ќасто€ща€! - ответили посланцы, доставившие подарки.

- Ќу так пусть летит, - сказала принцесса и наотрез отказалась прин€ть принца.

“олько принц не унывал; вымазал лицо черной и бурой краской, нахлобучил на глаза шапку и постучалс€ в дверь.

- «дравствуйте, император! - сказал он. - Ќе найдетс€ ли у вас во дворце местечка дл€ мен€?

- ћного вас тут ходит да ищет! - отвечал император. - ¬прочем, постой, мне нужен свинопас! ” нас пропасть свиней!

“ак и определили принца свинопасом его величества и убогую каморку р€дом со свинарником отвели, и там он должен был жить. Ќу вот, просидел он целый день за работой и к вечеру сделал чудесный маленький горшочек. ¬есь увешан бубенцами горшочек, и когда в нем что-нибудь варитс€, бубенцы вызванивают старинную песенку: јх, мой милый јвгустин, ¬се прошло, прошло, прошло!

Ќо только самое зан€тное в горшочке то, что если подержать над ним в пару палец - сейчас можно узнать, что у кого готовитс€ в городе. —лов нет, это было почище, чем роза.

¬от раз прогуливаетс€ принцесса со всеми фрейлинами и вдруг слышит мелодию, что вызванивали бубенцы. —тала она на месте, а сама так вс€ и си€ет, потому что она тоже умела наигрывать "јх, мой милый јвгустин", - только эту мелодию и только одним пальцем.

- јх, ведь и € это могу! - сказала она. - —винопас-то у нас, должно быть, образованный. ѕослушайте, пусть ктонибудь пойдет и спросит, что стоит этот инструмент.

» вот одной из фрейлин пришлось пройти к свинопасу, только она надела дл€ этого дерев€нные башмаки.

- „то возьмешь за горшочек? - спросила она.

- ƒес€ть поцелуев принцессы! - отвечал свинопас.

- √осподи помилуй!

- ƒа уж никак не меньше! - отвечал свинопас.

- Ќу, что он сказал? - спросила принцесса.

- Ёто и выговорить-то невозможно! - отвечала фрейлина. - Ёто ужасно!

- “ак шепни на ухо!

» фрейлина шепнула принцессе.

-  акой невежа! - сказала принцесса и пошла дальше, да не успела сделать и нескольких шагов, как бубенцы оп€ть зазвенели так славно: јх, мой милый јвгустин, ¬се прошло, прошло, прошло!

- ѕослушай, - сказала принцесса, - поди спроси, может, он согласитс€ на дес€ть поцелуев моих фрейлин?

- Ќет, спасибо! - отвечал свинопас. - ƒес€ть поцелуев принцессы или горшочек останетс€ у мен€.

-  ака€ скука! - сказала принцесса. - Ќу, станьте вокруг мен€, чтобы никто не видел!

«агородили фрейлины принцессу, растопырили юбки, и свинопас получил дес€ть поцелуев принцессы, а принцессагоршочек.

¬от радости-то было! ¬есь вечер и весь следующий день сто€л на огне горшочек, и в городе не осталось ни одной кухни, будь то дом камергера или сапожника, о которой бы принцесса не знала, что там стр€пают. ‘рейлины пл€сали от радости и хлопали в ладоши.

- ћы знаем, у кого сегодн€ сладкий суп и блинчики! «наем, у кого каша и свиные котлеты!  ак интересно!

- ¬ высшей степени интересно! - подтвердила обергофмейстерша.

- Ќо только держите €зык за зубами, ведь € дочь императора!

- ѕомилуйте! - сказали все.

ј свинопас - то есть принц, но дл€ них-то он был по-прежнему свинопас

- даром времени не тер€л и смастерил трещотку. —тоит повертеть ею в воздухе - и вот уж она сыплет всеми вальсами и польками, какие только есть на свете.

- Ќо это же бесподобно! - сказала принцесса, проход€ мимо. - ѕросто не слыхала ничего лучше! ѕослушайте, спросите, что он хочет за этот инструмент. “олько целоватьс€ € больше не стану!

- ќн требует сто поцелуев принцессы! - доложила фрейлина, выйд€ от свинопаса.

- ƒа он, верно, сумасшедший! - сказала принцесса и пошла дальше, но, сделав два шага, остановилась. - »скусство надо поощр€ть! - сказала она.

- я дочь императора. —кажите ему, € согласна на дес€ть поцелуев, как вчера, а остальные пусть получит с моих фрейлин!

- јх, нам так не хочетс€! - сказали фрейлины.

-  акой вздор! - сказала принцесса. - ”ж если € могу целовать его, то вы и подавно! Ќе забывайте, что € кормлю вас и плачу вам жалованье!

ѕришлось фрейлине еще раз сходить к свинопасу.

- —то поцелуев принцессы! - сказал он. - ј нет - каждый останетс€ при своем.

- —тановитесь вокруг! - сказала принцесса, и фрейлины обступили ее, а свинопас прин€лс€ целовать.

- Ёто что еще за сборище у свинарника? - спросил император, выйд€ на балкон. ќн протер глаза и надел очки. - Ќе иначе как фрейлины оп€ть что-то зате€ли! Ќадо пойти посмотреть.

» он расправил задники своих туфель - туфл€ми-то ему служили стоптанные башмаки. »-эх, как быстро он зашагал!

—пустилс€ император во двор, подкрадываетс€ потихоньку к фрейлинам, а те только тем и зан€ты, что поцелуи считают: ведь надо же, чтобы дело сладилось честь по чести и свинопас получил ровно столько, сколько положено, - ни больше, ни меньше. ¬от почему никто и не заметил императора, а он привстал на цыпочки и гл€нул.

- Ёто еще что такое? - сказал он, разобрав, что принцесса целует свинопаса, да как хватит их туфлей по голове!

—лучилось это в ту минуту, когда свинопас получал свой восемьдес€т шестой поцелуй.

- ¬он! - в гневе сказал император и вытолкал принцессу со свинопасом из пределов своего государства.

—тоит и плачет принцесса, свинопас ругаетс€, а дождь так и поливает.

- јх € горемычна€! - причитает принцесса. - „то бы мне выйти за прекрасного принца! јх € несчастна€!..

ј свинопас зашел за дерево, стер с лица черную и бурую краску, сбросил гр€зную одежду - и вот перед ней уже принц в царственном облачении, да такой пригожий, что принцесса невольно сделала реверанс.

- “еперь € презираю теб€! - сказал он. - “ы не захотела выйти за честного принца. “ы ничего не пон€ла ни в соловье, ни в розе, зато могла целовать за безделки свинопаса. ѕоделом тебе!

ќн ушел к себе в королевство и закрыл дверь на засов. ј принцессе только и оставалось сто€ть да петь: јх, мой милый јвгустин, ¬се прошло, прошло, прошло!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

— крепостного вала

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:49 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

— крепостного вала

ќсень; стоим на валу, устремив взор на волнующуюс€ синеву мор€. “ам и с€м белеют паруса кораблей; вдали виднеетс€ высокий, весь облитый лучами вечернего солнца берег Ўвеции. ѕозади нас вал круто обрываетс€; он обсажен великолепными раскидистыми деревь€ми; пожелтевшие листь€ кружатс€ по ветру и засыпают землю. ” подножи€ вала мрачное строение, обнесенное дерев€нным частоколом, за которым ходит часовой.  ак там темно и мрачно, за этим частоколом! Ќо еще мрачнее в самом здании, в камерах с решетчатыми окнами. “ам сид€т заключенные, закоренелые преступники.

Ћуч заход€щего солнца падает на голые стены камеры. —олнце светит и на злых и на добрых! ”грюмый, суровый заключенный злобно смотрит на этот холодный солнечный луч. ¬друг на оконную решетку садитс€ птичка. » птичка поет дл€ злых и дл€ добрых! ѕесн€ ее коротка: "кви-вит!" - вот и все! Ќо сама птичка еще не улетает; вот она машет крылышками, чистит перышки, топорщитс€ и взъерошивает хохолок... «акованный в цепи преступник смотрит на нее, и злобное выражение его лица мало-помалу см€гчаетс€, какое-то новое чувство, в котором он и сам хорошенько не отдает себе отчета, наполн€ет его душу. Ёто чувство сродни солнечному лучу и аромату фиалок, которых так много растет там, на воле, весною!.. Ќо что это? –аздались жизнерадостные, мощные звуки охотничьих рогов. ѕтичка улетает, солнечный луч потухает, и в камере оп€ть темно; темно и в сердце преступника, но все же по этому сердцу скользнул солнечный луч, оно отозвалось на пение птички.

Ќе умолкайте же, чудные звуки охотничьего рога, раздавайтесь громче! ¬ м€гком вечернем воздухе така€ тишь; море недвижно, словно зеркальное.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕ€теро из одного стручка

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:48 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕ€теро из одного стручка

¬ стручке сидело п€ть горошин; сами они были зеленые, стручок тоже зеленый, ну, они и думали, что и весь мир зеленый; так и должно было быть! —тручок рос, росли и горошины; они приноравливались к помещению и сидели все в р€д. —олнышко освещало и пригревало стручок, дождик поливал его, и он делалс€ все чище, прозрачнее; горошинам было хорошо и уютно, светло днем и темно ночью, как и следует. ќни все росли да росли и все больше и больше думали, сид€ в стручке, - что-нибудь да надо же было делать!

- ¬ек, что ли, сидеть нам тут? - говорили они. -  ак бы нам не зачерстветь от такого сидени€!.. ј сдаетс€ нам, есть что-то и за нашим стручком! ”ж такое у нас предчувствие!

ѕрошло несколько недель; горошины пожелтели, стручок тоже пожелтел.

- ¬есь мир желтеет! - сказали они, и кто ж бы им помешал говорить так?

¬друг они почувствовали сильный толчок: стручок был сорван человеческой рукой и сунут в карман, к другим стручкам.

- Ќу, вот теперь скоро нас выпуст€т на волю! - сказали горошины и стали ждать.

- ј хотелось бы мне знать, кто из нас пойдет дальше всех! - сказала сама€ маленька€. - ¬прочем, скоро увидим!

- Ѕудь что будет! - сказала сама€ больша€.

-  рак! - стручок лопнул, и все п€ть горошин выкатились на €ркое солнце. ќни лежали на детской ладони; маленький мальчик разгл€дывал их и говорил, что они как раз пригод€тс€ ему дл€ стрельбы из бузинной трубочки. » вот одна горошина уже очутилась в трубочке, мальчик дунул, и она вылетела.

- Ћечу, лечу, куда хочу! Ћови, кто может! - закричала она, и след ее простыл.

- ј € полечу пр€мо на солнце; вот насто€щий-то стручок!  ак раз по мне! - сказала друга€. ѕростыл и ее след.

- ј мы куда придем, там и заснем! - сказали две следующие. - Ќо мы таки до чего-нибудь докатимс€! - ќни и правда прокатились по полу, прежде чем попасть в бузинную трубочку, но все-таки попали в нее. - ћы дальше всех пойдем!

- Ѕудь что будет! - сказала последн€€, взлетела кверху, попала на старую дерев€нную крышу и закатилась в щель как раз под окошком чердачной каморки.

¬ щели был мох и рыхла€ земл€, мох укрыл горошину; так она и осталась там, скрыта€, но не забыта€ господом богом.

- Ѕудь что будет! - говорила она.

ј в каморке жила бедна€ женщина. ќна ходила на поденную работу: чистила печи, пилила дрова, словом исполн€ла вс€кую т€желую работу; сил у нее было довольно, охоты работать тоже не занимать стать, но из нужды она все-таки не выбивалась! ƒома оставалась у нее ее единственна€ дочка, подросток. ќна была така€ худенька€, тщедушна€; целый год уж лежала в постели: не жила и не умирала.

- ќна уйдет к сестренке, - говорила мать. - ” мен€ ведь их две было. “€желенько было мне кормить двоих; ну, вот господь бог и поделил со мною заботу, вз€л одну к себе! ƒругую-то мне хотелось бы сохранить, да он, видно, не хочет разлучать сестер!

Ќо больна€ девочка все не умирала; терпеливо, смирно лежала она день-деньской в постели, пока мать была на работе.

ƒело было весною, рано утром, перед самым уходом матери на работу. —олнышко светило через маленькое окошечко пр€мо на пол, и больна€ девочка посмотрела в оконце.

- „то это там зеленеет за окном? “ак и колышетс€ от ветра!

ћать подошла к окну и приотворила его.

- »шь ты! - сказала она. - ƒа это горошинка пустила ростки! » как она пошла сюда в щель? Ќу, вот у теб€ теперь будет свой садик!

ѕридвинув кроватку поближе к окну, чтобы девочка могла полюбоватьс€ зеленым ростком, мать ушла на работу.

- ћама, € думаю, что поправлюсь! - сказала девочка вечером. - —олнышко сегодн€ так пригрело мен€. √орошинка, видишь, как славно растет на солнышке? я тоже поправлюсь, начну вставать и выйду на солнышко.

- ƒай-то бог! - сказала мать, но не верила, что это сбудетс€.

ќднако она подперла зеленый росток, подбодривший девочку, небольшою палочкой, чтобы он не сломалс€ от ветра; потом вз€ла тоненькую веревочку и один конец ее прикрепила к крыше, а другой прив€зала к верхнему краю оконной рамы. «а эту веревочку побеги горошины могли цепл€тьс€, когда станут подрастать. “ак и вышло: побеги заметно росли и ползли вверх по веревочке.

- —мотри-ка, да она скоро зацветет! - сказала женщина однажды утром и с этой минуты тоже стала наде€тьс€ и верить, что больна€ девочка ее поправитс€.

≈й припомнилось, что девочка в последнее врем€ говорила как будто живее, по утрам сама приподнималась на постели и долго сидела, любу€сь своим садиком, где росла одна-единственна€ горошина, а как блестели при этом ее глазки! „ерез неделю больна€ в первый раз встала с постели на целый час.  ак счастлива она была посидеть на солнышке! ќкошко было отворено, а за окном покачивалс€ распустившийс€ бело-розовый цветок. ƒевочка высунулась в окошко и нежно поцеловала тонкие лепестки. ƒень этот был дл€ нее насто€щим праздником.

- √осподь сам посадил и взрастил цветочек, чтобы ободрить и порадовать теб€, милое дит€тко, да и мен€ тоже! - сказала счастлива€ мать и улыбнулась цветочку, как ангелу небесному.

Ќу, а другие-то горошины? “а, что летела, куда хотела, - лови, дескать, кто может, - попала в водосточный желоб, а оттуда в голубиный зоб и лежала там, как »она во чреве кита. ƒве ленивицы ушли не дальше - их тоже проглотили голуби, значит и они принесли немалую пользу. ј четверта€, что собиралась залететь на солнце, упала в канаву и пролежала несколько недель в затхлой воде, пока не разбухла.

-  ак € славно раздобрела! - говорила горошина. - ѕраво, € скоро лопну, а уж большего, € думаю, не сумела достичь ни одна горошина. я сама€ замечательна€ из всех п€ти!

 анава была с нею вполне согласна.

ј у окна, выходившего на крышу, сто€ла девочка с си€ющими глазами, рум€на€ и здорова€; она сложила руки и благодарила бога за цветочек гороха.

- ј € все-таки стою за мою горошину! - сказала канава.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

Ќема€ книга

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:46 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

Ќема€ книга

” проселочной дороги, в лесу, стоит одинокий кресть€нский дом. ѕроходим пр€мо во двор; солнышко так и си€ет, все окошки отворены, жизнь кипит ключом, но в беседке из цветущей сирени стоит открытый гроб. ¬ нем лежит покойник; его будут хоронить сегодн€ утром. а пока поставили в беседку. Ќикто не стоит возле гроба, никто не скорбит об умершем, никто не плачет над ним. Ќа лицо его наброшен белый покров, а голова покоитс€ на большой, толстой книге; листы ее из простой, серой бумаги; между ними скрыты и забыты засушенные цветы.  нига эта - целый гербарий, собранный по разным местам, и должна быть зарыта вместе с умершим: так он велел; с каждым цветком св€зана была ведь цела€ глава из его жизни.

-  то он? - спросили мы, и нам ответили:

- —тарый студент из ”псалы!  огда-то он был способным малым, изучал древние €зыки, пел и даже, говор€т, писал стихи. Ќо потом с ним что-то приключилось, и он стал топить свои мысли и душу в водке; в ней же потонуло и его здоровье, и вот он поселилс€ здесь, в деревне; кто-то платил за его помещение и стол. ќн был кроток и набожен, как дит€, но иногда на него находили минуты мрачного отча€ни€; тогда с ним трудно было справитьс€, и он убегал в лес, как гонимый зверь. —тоило, однако, залучить его домой да подсунуть ему книгу с засушенными растени€ми, и он сидит, бывало, по целым дн€м, рассматрива€ то тот, то другой цветок. »ной раз по его щекам бежали при этом крупные слезы. Ѕог знает, о чем он думал в такие минуты! » вот он просил положить эту книгу ему в гроб; теперь она лежит у него под головой. —ейчас гроб заколот€т, и бедн€га успокоитс€ в могиле навеки!

ћы приподн€ли покров. ћиром и спокойствием ве€ло от лица покойного; солнечный луч озар€л его чело; стрелой влетела в беседку ласточка, быстро повернулась на лету над головой покойника, прощебетала что-то и скрылась.

 акое-то странное чувство, знакомое, веро€тно, всем, овладевает душой, когда начнешь перечитывать старые письма, относ€щиес€ к дн€м нашей юности. ѕеред взором словно всплывает цела€ жизнь со всеми ее надеждами и печал€ми. —колько из тех людей, с которыми мы когда-то жили душа в душу, умерло с тех пор дл€ нас! ѕравда, они живы и до сих пор, но мы столько лет уже не вспоминали о них! ј ведь когда-то думали, что вечно будем делить с ними и горе и радость.

¬от засушенный дубовый листок. Ќевольно приходит на ум друг, товарищ школьных лет, друг на всю жизнь! ќн сам воткнул этот листок в фуражку студента, сорвав его в зеленом лесу, где был заключен товарищеский союз на всю жизнь! √де же этот друг теперь?.. Ћисток был спр€тан, друг забыт! ј вот веточка какого-то чужеземного тепличного растени€, слишком нежного, чтобы расти в садах севера. —ухие листики как будто еще сохранили свой аромат! Ёту веточку дала ему она... она - цветок, взлеле€нный в двор€нской теплице! ¬от бела€ кувшинка; он сам сорвал и оросил горькими слезами этот цветок - дит€ тихих, сто€чих вод. ¬от крапива! ќ чем говор€т ее листь€? ќ чем думал он сам, срыва€ и пр€ча ее? ¬от лесной ландыш; вот веточка козьей жимолости из цветочного горшка, сто€вшего на окне посто€лого двора, а вот голые, острые трав€ные стебли!

ƒушистые, усыпанные цветами ветви сирени склон€ютс€ к челу усопшего; снова пролетает ласточка: "кви-вит, кви-вит!.." ѕриход€т люди с молотком и гвозд€ми; покойник скрываетс€ под крышкой навеки; голова его покоитс€ на немой книге. —крыто - забыто!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕейтер, ѕетер и ѕер

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:45 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕейтер, ѕетер и ѕер

”дивительно, как хорошо разбираютс€ во всем нынешние дети! “рудно сказать, чего только они не знают! —тарую сказку о том, как аист нашел их в колодце или в мельничном пруду и принес папе с мамой, они и слушать не хот€т, а между тем сказка эта – истинна€ правда.

¬от только вопрос – откуда дети берутс€ в колодцах или в мельничных прудах? Ќе вс€кий на это ответит, но кое-кому и это известно. ≈сли ты внимательно гл€дел на небо в звездную ночь, то, конечно, видел множество падающих звезд.  ажетс€, будто звезды скатываютс€ с неба и исчезают. —амые ученые люди не могут объ€снить того, чего не понимают, но если знаешь, в чем дело, объ€снить нетрудно. «везды падают с неба, как маленькие елочные свечки, и гаснут; это искры божьи, что лет€т вниз, на землю.  ак только они попадают в наш густой, плотный воздух, си€ние их меркнет, и наши глаза перестают различать их, потому что они нежнее и воздушнее самого воздуха. “еперь это уже не звезда, не искра, а небесное дит€, маленький ангел без крыльев, которому предстоит превратитьс€ в человека. “ихо скользит он по воздуху, ветер подхватывает его и опускает в чашечку цветка – то в ночную фиалку, то в одуванчик, то в розу, а то в гвоздику. “ам дит€ лежит и набираетс€ сил. ќно такое легкое и воздушное, что муха может унести его на своих крыль€х, а пчела и подавно. » те и другие так и вьютс€ над цветком в поисках сладкого нектара. ≈сли воздушное дит€ им и мешает, то столкнуть его на землю они все равно не решаютс€, а перенос€т его на большие круглые листь€ кувшинок и оставл€ют лежать на солнышке. ћалыш потихоньку сползает с листа в воду, дремлет там и все растет, растет, пока не станет таким большим, что аист увидит его, выловит и принесет люд€м, в какую-нибудь семью, где уже давно мечтают иметь такого милого ребенка. ¬от только будет он милым или нет, зависит от воды. ’орошо, если вода в колодце, где он лежал, была чиста€, но бывает, что малютка наглотаетс€ тины и гр€зи, и тогда добра не жди, јист ведь хватает первого, кто попадет на глаза, не разбира€. » разносит детей, куда придетс€: один может попасть в хорошую семью, к безупречным родител€м, другой – к люд€м грубым и таким несчастным, что лучше бы аист вовсе не вытаскивал малыша из пруда.

ƒети больше не помн€т, как они дремали под листом кувшинки, как л€гушки по вечерам пели им хором « ва-ква-ква!», что по-нашему означает: «—пите крепко, пусть вам присн€тс€ хорошие сны!» Ќе помн€т дети и о цветке, в который упали с неба, не помн€т даже его запаха, и все-таки, когда они станов€тс€ взрослыми, что-то заставл€ет их выбирать себе любимый цветок, как раз тот, где они лежали, прилетев на землю.

јист живет до глубокой старости, но не забывает о малышах, которых приносил люд€м, он следит за ними, узнает, как им живетс€. ѕравда, изменить их жизнь не в его власти, да и помочь им он ничем не может – у него и со своими детьми забот хватает. Ќо из головы его эти малыши не выход€т.

я знаком с одним старым, умудренным опытом аистом, очень почтенным. ќн наносил люд€м уже множество детей, о каждом из них может рассказать целую историю, и в каждой будет немного тины и гр€зи из мельничного пруда. я попросил его рассказать хоть об одном из этих младенцев, а он преподнес мне не одну, а целых три истории, и все о семье ѕетерсенов.

ѕрекрасное это было семейство. √лава семьи был одним из тридцати двух отцов города, а это больша€ честь. » самому ему как раз исполнилось тридцать два. “ут-то и по€вилс€ аист и принес маленького ѕейтера – так назвали мальчика. Ќа следующий год аист принес еще одного ребенка, ему дали им€ ѕетер, а когда аист прилетел с третьим, его нарекли ѕером, потому что имена ѕейтер, ѕетер и ѕер очень подход€т к фамилии ѕетерсен.

¬от и стали расти три брата, три небесные искры.  аждый из них вырос в своем цветке, каждый дремал под своим листом кувшинки в мельничном пруду, пока аист не принес его в семью ѕетерсенов, что живет на углу. Ќу, да ты и сам прекрасно знаешь их дом.

Ѕрать€ росли, умнели и мечтали сделатьс€ кем-нибудь поважнее, чем их отец.

ѕейтер мечтал стать разбойником. ќн посмотрел в театре «‘ра-ƒь€воло» и решил, что разбойничье дело самое при€тное на свете. ѕетер хотел стать жест€нщиком и целый день греметь железом: то-то будет музыка! ј ѕер был примерный, тихий мальчик, пухлый и рум€ный. ќн, правда, грыз ногти, но это был его единственный недостаток. ѕер мечтал сделатьс€ «как папа». “ак они все отвечали, когда их кто-нибудь спрашивал, кем они собираютс€ стать, когда вырастут.

ѕошли они в школу. ќдин стал первым учеником, другой – последним, а третий – середка на половинку. Ќо разве в отметках дело? ¬се равно все трое были умными, прекрасными мальчиками – так по крайней мере утверждали их весьма образованные родители.

Ѕрать€ ходили на детские праздники, покуривали, когда никто не видел, набирались ума-разума.

ѕейтер с малолетства был упр€м, как и подобает будущему разбойнику. ќн был ужасно непослушный, но мать говорила, что это от глистов, которые его мучают. ” всех непослушных детей глисты, виной тому тина в желудке! —коро мать испытала на своем новом платье, до чего он строптив и непокорен.

– Ќе толкни стол, €гненочек! – сказала она. – ќпрокинешь сливки и посадишь п€тно на мое новое платье.

“ут «€гненочек» спокойно подн€л молочник и преспокойно вылил сливки пр€мо матери на колени. ќна только приговаривала:

– ягненочек, милый, что с тобой? ќпомнись!

Ќо ей пришлось признать, что у ребенка есть вол€. ј вол€ свидетельствует о твердости характера, что очень при€тно дл€ матери.

ѕейтер вполне мог стать разбойником, но получилось не совсем так. — виду-то он был насто€щий разбойник: волосы длинные, лохматые, ше€ гола€, шл€па нахлобучена на самый нос. “ак одеваютс€ художники, он и хотел стать художником, только дальше костюма дело не пошло. ¬се, кого он рисовал, выходили похожими на мальву, такие же длинные, тощие. ќн и сам был в точности мальва. ѕон€тно, что он так любил этот цветок, сказал аист, ведь мальва была его колыбелью.

ѕетера же нашли в цветке масличного дерева. √убы у него так и блестели, как намасленные, желта€ кожа лоснилась; казалось, ущипни его за щеку, масло так и брызнет. ≈му бы торговать маслом, сам себе служил бы рекламой. Ќо в душе он как был, так и осталс€ жест€нщиком: один из всего семейства ѕетерсенов он пошел по музыкальной части.

– » слава богу, что один стараетс€ за всех, – говорили соседи.

«а неделю он мог состр€пать семнадцать полек, а из них слатать оперу с л€згом и скрежетом. ќпера получалась хоть куда!

ѕер был белолиц и розовощек, ростом невелик и ничем не выдел€лс€ – ведь его баюкала скромна€ ромашка. ≈сли его били другие мальчишки, он никогда не давал сдачи. ќн говорил, что он самый разумный, а разумные всегда уступают. —начала он коллекционировал грифели, потом почтовые штемпели, а потом обзавелс€ уголком натуралиста, где хранилс€ скелет корюшки, три слепых крысенка в банке со спиртом и чучело крота. ѕера влекло к наукам, да и природу он чувствовал. ј как это было при€тно и ему самому и его родител€м! ѕер охотнее ходил в лес, чем в школу, предпочитал естественность строгому воспитанию. ≈го брать€ уже были помолвлены, а он все еще мечтал только об одном, как бы довести до совершенства свою коллекцию – он собирал €йца водоплавающих птиц. ∆ивотных он знал гораздо лучше, чем людей, и даже считал, что звери далеко опередили человека в самом св€том – в любви. ѕер заметил, что пока соловьиха-мать сидит на €йцах, соловей-отец всю ночь напролет поет дл€ своей любимой подруги, и какие трели выводит! ѕеру ни за что бы так не спеть, и пробовать не стоит. ј аисты?  огда аистиха с аист€тами сидит в гнезде, аист-отец всю ночь охран€ет их, сто€ на одной ноге. ƒа ѕеру так и часу не просто€ть! ј после того, как он однажды хорошенько рассмотрел паутину, сплетенную пауком, он навсегда оставил мысли о браке. √осподин паук без устали трудитс€ над своей паутиной, ловит в нее беззаботных мух, молодых и старых, тощих и налитых кровью. ќн дл€ того и живет, чтобы плести свои сети и обеспечивать семейство пропитанием. ј мадам паучиха живет только дл€ дорогого мужа. ќна так любит супруга, что. пожирает его живьем, с головой, сердцем и желудком, только длинные, тонкие ноги остаютс€ торчать в паутине, которую он плел на радость своей семье. ¬от вам правдива€ истори€ из жизни животных! ѕер понаблюдал все это и решил: «¬от это любовь!  ак надо страстно любить, чтобы проглотить собственного мужа со всеми потрохами! Ќет, люди так далеко не заход€т, да и нужно ли это?»

» ѕер дал себе слово никогда не женитьс€, никогда никого не целовать и самому не получать поцелуев, ведь поцелуй – это первый шаг к брачным узам. » все же одного поцелу€ ему избежать не удалось, он достаетс€ нам всем рано или поздно – долгий поцелуй смерти. ѕоживет человек на земле, и смерть получает приказ: «ѕоцелуй его!» – и человек погиб. — неба блеснет луч света, да такой €ркий, что у человека темнеет в глазах. » душа человека, некогда звездочкой упавша€ на землю, снова устремл€етс€ вверх, на небо. Ѕольше ей не качатьс€ в чашечке цветка, не дремать под листом кувшинки. ≈е ждут дела поважней. ќна уноситс€ в великую страну вечности. ј какова эта страна, где она и что в ней, никто не знает. Ќикто ее не видел, даже аист, хоть у него глаза зоркие и он знает все на свете. ѕоэтому и о ѕере ему больше ничего не известно, а вот о ѕейтере и ѕетере он мог бы порассказать, но € о них вдоволь наслушалс€, да и ты, наверно, тоже. » € вежливо поблагодарил аиста и сказал, что на этот раз с мен€ хватит. ј он за эту короткую историю, в которой к тому же нет ничего особенного, требует с мен€ трех л€гушек и одного ужонка. ќн, видите ли, принимает плату съестными припасами. Ќу как, ты согласен с ним расплатитьс€? я – нет! ” мен€ нет ни ужей, ни л€гушек.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕеро и чернильница

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:44 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕеро и чернильница

 то-то сказал однажды, гл€д€ на чернильницу, сто€вшую на письменном столе в кабинете поэта: «”дивительно, чего-чего только не выходит из этой чернильницы! ј что-то выйдет из нее на этот раз?.. ƒа, поистине удивительно!»

– »менно! Ёто просто непостижимо! я сама всегда это говорила! – обратилась чернильница к гусиному перу и другим предметам на столе, которые могли ее слышать. – «амечательно, чего только не выходит из мен€! ѕросто неверо€тно даже! я и сама, право, не знаю, что выйдет, когда человек оп€ть начнет черпать из мен€! ќдной моей капли достаточно, чтобы исписать полстраницы, и чего-чего только не уместитс€ на ней! ƒа, € нечто замечательное! »з мен€ выход€т всевозможные поэтические творени€! ¬се эти живые люди, которых узнают читатели, эти искренние чувства, юмор, дивные описани€ природы! я и сама не возьму в толк – € ведь совсем не знаю природы, – как все это вмещаетс€ во мне? ќднако же это так! »з мен€ вышли и выход€т все эти воздушные, грациозные девичьи образы, отважные рыцари на фыркающих кон€х и кто там еще? ”вер€ю вас, все это получаетс€ совершенно бессознательно!

– ѕравильно! – сказало гусиное перо. – ≈сли бы вы отнеслись к делу сознательно, вы бы пон€ли, что вы только сосуд с жидкостью. ¬ы смачиваете мен€, чтобы € могло высказать и выложить на бумагу то, что ношу в себе! ѕишет перо! ¬ этом не сомневаетс€ ни единый человек, а полагаю, что большинство людей понимают в поэзии не меньше старой чернильницы!

– ¬ы слишком неопытны! – возразила чернильница. – —колько вы служите? » недели-то нет, а уж почти совсем износились. “ак вы воображаете, что это вы творите? ¬ы только слуга, и много вас у мен€ перебывало – и гусиных и английских стальных! ƒа, € отлично знакома и с гусиными перь€ми и со стальными! » много вас еще перебывает у мен€ в услужении, пока человек будет продолжать записывать то, что почерпнет из мен€!

– „ернильна€ бочка! – сказало перо.

ѕоздно вечером вернулс€ домой поэт; он пришел с концерта скрипача-виртуоза и весь был еще под впечатлением его бесподобной игры. ¬ скрипке, казалось, был неисчерпаемый источник звуков: то как будто катились, звен€, словно жемчужины, капли воды, то щебетали птички, то ревела бур€ в сосновом бору. ѕоэту чудилось, что он слышит плач собственного сердца, выливавшийс€ в мелодии, похожей на гармоничный женский голос. «вучали, казалось, не только струны скрипки, но и все ее составные части. ”дивительно, необычайно! “рудна была задача скрипача, и все же искусство его выгл€дело игрою, смычок словно сам порхал по струнам; вс€кий, казалось, мог сделать то же самое. —крипка пела сама, смычок играл сам, вс€ суть как будто была в них, о мастере же, управл€вшем ими, вложившем в них жизнь и душу, попросту забывали. «абывали все, но не забыл о нем поэт и написал вот что:

« ак безрассудно было бы со стороны смычка и скрипки кичитьс€ своим искусством. ј как часто делаем это мы, люди – поэты, художники, ученые, изобретатели, полководцы! ћы кичимс€, а ведь все мы – только инструменты в руках создател€. ≈му одному честь и хвала! ј нам гордитьс€ нечем!»

“ак вот что написал поэт и озаглавил свою притчу «ћастер и инструменты».

– „то, дождались, сударын€? – сказало перо чернильнице, когда они остались одни. – —лышали, как он прочел вслух то, что € написало?

– “о есть то, что вы извлекли из мен€! – сказала чернильница. – ¬ы вполне заслужили этот щелчок своею спесью! » вы даже не понимаете, что над вами посме€лись! я дала вам этот щелчок из собственного нутра. ”ж позвольте мне узнать свою собственную сатиру!

– „ернильна€ душа! – сказало перо.

– √усь лапчатый! – ответила чернильница.

» каждый решил, что ответил хорошо, а сознавать это при€тно; с таким сознанием можно спать спокойно, они и заснули. Ќо поэт не спал; мысли волновались в нем, как звуки скрипки, катились жемчужинами, шумели, как бур€ в лесу, и он слышал в них голос собственного сердца, ощущал дыхание ¬еликого мастера...

≈му одному честь и хвала!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ќтпрыск райского растени€

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:43 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ќтпрыск райского растени€

¬ысоко-высоко, в светлом, прозрачном воздушном пространстве, летел ангел с цветком из райского сада. јнгел крепко поцеловал цветок, и от него оторвалс€ крошечный лепесток и упал на землю. ”пал он среди леса на рыхлую, влажную почву и сейчас же пустил корни. —коро между лесными растени€ми по€вилось новое.

- „то это за чудной росток? - говорили те, и никто - даже чертополох и крапива - не хотел знатьс€ с ним.

- Ёто какое-то садовое растение! - говорили они и подымали его на смех.

Ќо оно все росло да росло, раскидыва€ побеги во все стороны.

-  уда ты лезешь? - говорил высокий чертополох, весь усе€нный колючками. - »шь ты, распыжилс€! ” нас так не водитс€! ћы тебе не подпорки!

ѕришла зима, растение покрылось снегом, но от ветвей исходил такой блеск, что блестел и снег, словно освещенный снизу солнечными лучами. ¬есною растение зацвело; прелестнее его не было во всем лесу!

» вот €вилс€ раз профессор ботаники, - так он и по бумагам значилс€. ќн осмотрел растение, даже попробовал, каково оно на вкус. Ќет, положительно оно не было известно в ботанике, и профессор так и не мог отнести его ни к какому классу.

- Ёто кака€-нибудь помесь! - сказал он. - я не знаю его, оно не значитс€ в таблицах.

- Ќе значитс€ в таблицах! - подхватили чертополох и крапива.

Ѕольшие деревь€, росшие кругом, слышали сказанное и тоже видели, что растение было не из их породы, но не проронили ни одного слова: ни дурного, ни хорошего. ƒа оно и лучше промолчать, если не отличаешьс€ умом.

„ерез лес проходила бедна€ невинна€ девушка.

—ердце ее было чисто, ум возвышен; все ее досто€ние заключалось в старой Ѕиблии, но со страниц ее говорил с девушкой сам господь: "—танут обижать теб€, вспомни историю об »осифе; ему тоже хотели сделать зло, но бог обратил зло в добро. ≈сли же будут преследовать теб€, глумитьс€ над тобою, вспомни о нем невиннейшем, лучшем из всех, над которым надругались, которого пригвоздили ко кресту и который все-таки молилс€: "ќтче, прости им, ибо не знают, что делают!"

ƒевушка остановилась перед чудесным растением; зеленые листь€ его дышали таким сладким, живительным ароматом, цветы блестели на солнце радужными переливами, а из чашечек их лилась дивна€ мелоди€, словно в каждой был неисчерпаемый родник чарующих созвучий. — благоговением смотрела девушка на дивное растение божье, потом наклонилась, чтобы поближе рассмотреть цветы, поглубже вдохнуть в себ€ их аромат, - и душа ее просветлела, на сердце стало так легко!  ак ей хотелось сорвать хоть один цветочек, но она не посмела, - он ведь так скоро зав€л бы у нее. » она вз€ла себе лишь зеленый листик, принесла его домой и положила в Ѕиблию. “ам он и лежал, все такой же свежий, благоухающий, неув€даемый.

ƒа, он лежал в Ѕиблии, а сама Ѕибли€ лежала под головою молодой девушки в гробу, - несколько недель спуст€ девушка умерла. Ќа кротком лице ее застыло выражение торжественной, благоговейной серьезности, только оно и могло отпечататьс€ на бренной земной оболочке души в то врем€, как сама душа сто€ла перед престолом всевышнего.

ј чудесное растение по-прежнему благоухало в лесу; скоро оно разрослось и стало словно дерево; перелетные птицы слетались к нему ста€ми и низко преклон€лись перед ним; в особенности - ласточка и аист.

- »ностранные кривл€ки! - говорили чертополох и крапива. - ” нас это не прин€то! “акое ломанье нам не к лицу!

» черные лесные улитки плевали на чудесное растение.

Ќаконец пришел в лес свинопас надергать чертополоху и других растений, которые он жег, чтобы добыть себе золы, и выдернул в том числе со всеми корн€ми и чудесное растение. ќно тоже попало в его в€занку!

- ѕригодитс€ и оно! - сказал свинопас, и дело было сделано.

ћежду тем король той страны давно уже страдал глубокою меланхолией. ќн прилежно работал - толку не было; ему читали самые ученые, мудреные книги, читали и самые легкие, веселые - ничего не помогало. “огда €вилс€ посол от одного из первейших мудрецов на свете; к нему обращались за советом, и он отвечал через посланного, что есть одно верное средство облегчить и даже совсем исцелить больного.

"¬ собственном государстве корол€ растет в лесу растение небесного происхождени€, выгл€дит оно так-то и так - ошибитьс€ нельз€". “ут следовало подробное описание растени€, по которому его нетрудно было узнать. "ќно зеленеет и зиму и лето; поэтому пусть берут от него каждый вечер по свежему листочку и кладут на лоб корол€: тогда мысли его про€сн€тс€, и здоровый сон подкрепит его к следующему дню!"

яснее изложить дело было нельз€, и вот все доктора, с профессором ботаники во главе, отправились в лес. Ќо... куда же девалось растение?

- ƒолжно быть, попало ко мне в в€занку, - сказал свинопас, - и давным-давно стало золою. ћне и невдомек было, что оно может понадобитьс€!

- Ќевдомек! - сказали все. - ќ, невежество, невежество, нет тебе границ!

—винопас должен был намотать эти слова себе на ус; свинопас, и никто больше, - думали остальные.

Ќе нашлось даже ни единого листка небесного растени€: уцелел ведь только один, да и тот лежал в гробу, и никто и не знал о нем.

—ам король пришел в лес на то место, где росло небесное растение.

- ¬от где оно росло! - меланхолично сказал он. - —в€щенное место!

» место огородили вызолоченною решеткою и приставили сюда стражу: часовые ходили и день и ночь.

ѕрофессор ботаники написал целое исследование о небесном растении, и его за это всего озолотили - к большому его удовольствию. ѕозолота очень шла и к нему и ко всему его семейству, и вот это-то и есть самое радостное во всей истории: от небесного растени€ не осталось ведь и следа, и король по-прежнему ходил, повесив голову.

- Ќу, да он и прежде был таким! - сказала стража.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕтица феникс

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:42 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕтица феникс

¬ райском саду под деревом познани€ цвел розовый куст; в первой же распустившейс€ на нем розе родилась птица; перь€ ее отливали чудными красками, полет ее был - си€нием, пение - дивной гармонией.

Ќо вот ≈ва вкусила от дерева познани€, и ее вместе с јдамом изгнали из ра€, а от пламенного меча ангела возмезди€ упала в гнездо одна искра. √нездо вспыхнуло, и птица сгорела, но из раскаленного €йца вылетела нова€, единственна€, всегда единственна€ в мире птица феникс. ћифы говор€т, что она вьет себе гнездо в јравии и каждые сто лет сама сжигает себ€ в гнезде, но из раскаленного €йца вылетает новый феникс, оп€ть единственный в мире.

Ѕыстра€, как луч света, блиста€ чудною окраской перьев, чару€ своим дивным пением, летает вокруг нас дивна€ птица.

ћать сидит у колыбели ребенка, а птица витает над его изголовьем, и от ве€ни€ ее крыл вокруг головки ребенка образуетс€ си€ние. «алетает птица и в скромную хижину труженика, и тогда луч солнца озар€ет хижину, а жалкий дерев€нный сундук начинает благоухать фиалками.

ѕтица феникс не вечно остаетс€ в јравии. ќна парит вместе с северным си€нием и над лед€ными равнинами Ћапландии, порхает между желтыми цветами, питомцами короткого лета, и в √ренландии. ¬ глубине ‘алунских рудников и в угольных шахтах јнглии вьетс€ она напудренною молью над молитвенником в руках благочестивого рабочего; в цветке лотоса плавает по св€щенным водам √анга, и глаза молодой индийской девушки загораютс€ при виде ее огнем восторга!

ѕтица феникс! –азве ты не знаешь ее, этой райской птицы, св€щенного лебед€ песнопений? Ќа колеснице ‘есписа [‘еспис (жил в јттике около 550 г. до н.э.), согласно предани€м, был отцом трагедии и разъезжал по стране во главе странствующей труппы актеров; сценой им служила их же повозка] сидела она болтливым вороном, хлопа€ черными крыль€ми; по струнам арфы исландского скальда звонко удар€ла красным клювом лебед€; на плечо Ўекспира опускалась вороном ќдина и шептала ему на ухо: "“еб€ ждет бессмертие"; в праздник певцов порхала в рыцарской зале ¬артбурга.

ѕтица феникс! –азве ты не знаешь ее? Ёто она ведь пропела тебе марсельезу, и ты целовал перо, выпавшее из ее крыла; она €вл€лась тебе в небесном си€нии, а ты, может быть, отворачивалс€ от нее к воробь€м с крыль€ми, раззолоченными сусальным золотом!..

–айска€ птица, каждое столетие погибающа€ в пламени и вновь возрождающа€с€ из пепла, твои золотые изображени€ вис€т в роскошных чертогах богачей, сама же ты часто блуждаешь бесприютна€, одинока€!.. ѕтица феникс, обитающа€ в јравии, - только миф!

¬ райском саду родилась ты под деревом познани€, в первой распустившейс€ розе, и творец отметил теб€ своим поцелуем и дал тебе насто€щее им€ - ѕоэзи€!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕодснежник (отрывок)

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:40 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕодснежник
(отрывок)

«авывал зимний ветер, а в домике было тепло и уютно. ¬ этом домике укрывалс€ цветок. ќн укрывалс€ в своей луковице под землей и снегом. ѕотом выпал дождь.  апли пробили снежное покрывало и застучали по цветочной луковице. ќни говорили о светлом наземном мире, и вслед за ними сквозь снег пробилс€ нежный и настойчивый солнечный луч и пригрел луковицу.

—  то там? ¬ойдите! — сказал цветок.

— Ќе могу! — сказал луч. — ћне никак не отворить дверь. ѕодожди до лета, тогда € наберу силу.

— ј когда будет лето? — спросил цветок и повтор€л этот вопрос вс€кий раз, как новый солнечный луч пробивалс€ под землю. Ќо до летней поры было еще далеко, повсюду лежал снег, и каждую ночь вода подергивалась ледком.

—  ак мне это надоело! — сказал цветок. — ¬се тело ноет! я должен пот€нутьс€, выпр€митьс€ и выйти на волю, € должен поклонитьс€ лету и пожелать ему доброго утра. јх, какое это будет счастье!

÷веток встал, пот€нулс€ и приналег на свою оболочку, разм€кшую от теплой земли, талой воды и солнечных лучей. ќн рванулс€ вверх, нес€ на зеленом стебле бледно-зеленый бутон, бережно прикрытый узкими плотными листочками, и очутилс€ в снегу. —нег был холодный, но весь просвечивал, и пробитьс€ сквозь него было куда легче, а солнечные лучи были теперь совсем близко, так близко, как никогда прежде. ќни звенели и пели:

—ƒобро пожаловать! ƒобро пожаловать! » цветок подн€лс€ из снега навстречу светлому солнечному миру. Ћучи гладили и целовали его так нежно, что он совсем раскрылс€. ќн сто€л, белый, как снег, смущенно и радостно склонив голову.

— ѕрекрасный цветок! — пели солнечные лучи. —  ак ты нежен и свеж! “ы первый! “ы единственный! “ы несешь весть о лете, о теплом лете! ¬есь снег растает, улет€т холодные ветры! ѕридет наша пора! ...

≈му было так радостно, будто пел весь воздух, словно лучи света пронизали его листики, и цветок сто€л нежный и хрупкий и вместе с тем сильный в своей юной красе.

Ќо до лета было все еще далеко, тучи закрывали солнце, подул резкий холодный ветер. ... » снова наступили холода. ѕот€нулись хмурые дни без единого солнечного луча. ѕогода сто€ла така€, что маленькому, слабому цветку впору было замерзнуть насквозь. Ќо он и сам не знал, какой он сильный: ему прибавл€ла сил жизнерадостность и вера в то, что лето все равно придет. ќн хранил ему верность, а солнечные лучи подтверждали, что ждать стоит. » так он сто€л, исполненный любви, веры и надежды, в белом нар€де на белом снегу, когда густо падали хлопь€ и дули лед€ные ветры.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ћотылЄк

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:39 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ћотылЄк

ћотылек вздумал женитьс€. ≈стественно, ему хотелось вз€ть за себ€ хорошенький цветочек.

ќн посмотрел вокруг: цветки сидели на своих стебельках тихо, как и подобает еще не просватанным барышн€м. Ќо выбрать было ужасно трудно, так много их тут росло.

ћотыльку надоело раздумывать, и он порхнул к полевой ромашке. ‘ранцузы зовут ее ћаргаритой и увер€ют, что она умеет ворожить, и она вправду умеет ворожить. ¬любленные берут ее и обрывают лепесток за лепестком, приговарива€: "Ћюбит? Ќе любит?" - или что-либо в этом духе.  аждый спрашивает на родном €зыке. ¬от и мотылек тоже обратилс€ к ромашке, но обрывать лепестков не стал, а перецеловал их, счита€, что всегда лучше брать лаской.

- ћатушка ћаргарита, полева€ ромашка! - сказал он. - ¬ы умеете ворожить! ”кажите же мне мою суженую. “огда € хоть сразу могу посвататьс€!

Ќо ромашка молчала - она обиделась. ќна была девицей, а ее вдруг назвали матушкой.  ак вам это понравитс€?

ћотылек спросил еще раз, потом еще - ответа все нет. ≈му это надоело, и он полетел пр€мо свататьс€.

ƒело было ранней весной. ¬сюду цвели подснежники и крокусы.

- Ќедурны, - сказал мотылек, - миленькие барышни. “олько... зеленоваты больно!

ћотылек, как и все юноши, искал девиц постарше.

ѕотом он огл€дел других и нашел, что анемоны горьковаты, фиалки немножко сентиментальны, тюльпаны-щеголихи, нарциссы - простоваты, цветы липы и малы и родни у них пропасть, €блоневые цветы хоть и почти как розы, да недолговечны: пахнуло ветром - и нет их, стоит ли и женитьс€? √орошек понравилс€ ему больше всех: бело-розовый, просто кровь с молоком, нежный, из€щный, да и на кухне лицом в гр€зь не ударит. ћотылек совсем уж было собралс€ посвататьс€, да вдруг увидел р€дом стручок с ув€дшим цветком.

- Ёто кто же? - спросил он.

- —естрица мо€, - отвечал горошек.

- —тало быть, и вы така€ будете?

»спугалс€ мотылек и упорхнул прочь.

„ерез изгородь перевешивалась цела€ толпа цветков жимолости. Ќо эти барышни с выт€нутыми желтыми физиономи€ми были ему совсем не по вкусу. Ќу, а что же было ему по вкусу? ѕоди узнай!

ѕрошла весна, прошло лето, настала осень, а мотылек не подвинулс€ со своим сватовством ни на шаг. ѕо€вились новые цветы в роскошных нар€дах, да что толку? —тареющее сердце все больше и больше начинает тосковать по весенней свежести, по живительному аромату юности. Ќе искать же этого у осенних георгинов и штокроз? » мотылек полетел к кудр€вой м€те.

- Ќа ней нет особых цветов, она вс€ сплошной благоухающий цвет, ее-то € и возьму в жены!

» он посваталс€.

Ќо м€та листочком не шелохнула и сказала только:

- ƒружба - и больше ничего. ћы оба стары. ƒрузь€ми мы еще можем быть, но женитьс€?.. Ќет, что за дурачество на старости лет!

“ак и осталс€ ни с чем мотылек. ”ж больно много он перебирал, а это не дело. ¬от и осталс€ старым холост€ком.

—коро налетела непогода с дождем и изморозью. ѕодн€лс€ холодный ветер. ƒрожь пробирала старые, скрипучие ивы. Ќесладко было разгуливать по ветру в летнем платье. Ќо мотылек и не разгуливал. ≈му как-то удалось залететь в комнату, там топилась печь и было тепло, как летом. ∆ить бы да поживать здесь мотыльку. Ќо что это за жизнь!

- ћне нужны солнце, свобода и хоть самый маленький цветочек! - сказал мотылек, полетел и ударилс€ об оконное стекло.

“ут его увидали, пришли от него в восторг, проткнули булавкой и посадили в €щичек с прочими редкост€ми. Ѕольшего дл€ него и сделать было невозможно.

- “еперь € сижу на стебельке, как цветы! - сказал мотылек. - Ќе особенно-то это сладко. Ќу да зато вроде как женилс€: тоже сидишь крепко.

Ётим он и утешалс€.

- ѕлохое утешение! - сказали комнатные цветы.

"Ќу, комнатным цветам не очень-то верь! - думал мотылек. - ќни уж чересчур близко знаютс€ с людьми".

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕоследн€€ жемчужина

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:38 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕоследн€€ жемчужина

“о был богатый, счастливый дом! ¬се в доме - и господа, и слуги, и друзь€ дома - радовались и веселились: в семье родилс€ наследник - сын. » мать и дит€ были здоровы.

Ћампа, висевша€ в уютной спальне, была задернута с одной стороны занавеской; т€желые, дорогие шелковые гардины плотно закрывали окна; пол был устлан толстым, м€гким, как мох, ковром; все располагало к сладкой дремоте, ко сну, к отдыху. Ќе мудрено, что сиделка заснула; да и пусть себе - все обсто€ло благополучно. √ений домашнего очага сто€л у изголовь€ кровати; головку ребенка, прильнувшего к груди матери, окружал словно венчик из €рких звезд; кажда€ была жемчужиной счасть€. ¬се добрые феи принесли новорожденному свои дары; в венце блестели жемчужины: здоровь€, богатства, счасть€, любви - словом, всех благ земных, каких только может пожелать себе человек.

- ¬се дано ему! - сказал гений.

- Ќет! - раздалс€ близ него чей-то голос. “о говорил ангел-хранитель ребенка. - ќдна фе€ еще не принесла своего дара, но принесет его со временем, хот€, может быть, и не скоро. ¬ венце недостает последней жемчужины!

- Ќедостает! Ётого не должно быть! ≈сли же это так, нам надо отыскать могущественную фею, пойти к ней сейчас же!

- ќна €витс€ в свое врем€ и принесет свою жемчужину, котора€ должна замкнуть венец!

- √де же обитает эта фе€? √де ее жилище? —кажи мне, и € пойду за жемчужиной!

- ’орошо! - сказал ангел-хранитель ребенка. - я сам провожу теб€ к ней, все равно, где бы ни пришлось нам искать ее! ” нее нет ведь посто€нного жилища! ќна по€вл€етс€ и в королевском дворце и в жалкой кресть€нской хижине! ќна не обойдет ни одного человека, каждому принесет свой дар - будь то целый мир или пуст€к! » к этому ребенку она придет в свое врем€! Ќо, по-твоему, выжидание не всегда впрок, - хорошо, поспешим же отправитьс€ за жемчужиной, последнею жемчужиной, которой недостает в этом великолепном венце!

» они рука об руку полетели туда, где пребывала в тот час фе€.

ќни очутились в большом доме, но в коридорах было темно, в комнатах пусто и необыкновенно тихо; длинный р€д окон сто€л отворенным, чтобы впустить в комнаты свежий воздух; длинные белые занавеси были спущены и колыхались от ветра.

ѕосреди комнаты сто€л открытый гроб; в нем покоилась женщина в расцвете лет. ѕокойница вс€ была усыпана розами, виднелись лишь тонкие, сложенные на груди руки да лицо, хранившее светлое и в то же врем€ серьезное, торжественное выражение.

” гроба сто€ли муж покойной и дети. —амого младшего отец держал на руках; они подошли проститьс€ с умершею. ћуж поцеловал ее пожелтевшую, сухую, как ув€дший лист, руку, котора€ еще недавно была такою сильною, крепкою, с такою любовью вела хоз€йство и дом. √орькие слезы падали на пол, но никто не проронил ни слова. ¬ этом молчании был целый мир скорби. ћолча, подавл€€ рыдани€, вышли все из комнаты.

¬ комнате горела свеча; плам€ ее колебалось от ветра и вспыхивало длинными красными €зыками. ¬ошли чужие люди, закрыли гроб и стали забивать крышку гвозд€ми. √улко раздавались удары молота в каждом уголке дома, удар€€ по сердцам, обливавшимс€ кровью.

-  уда ты привел мен€? - спросил гений домашнего очага. - “ут нет фей, чей дар, жемчужина, принадлежал бы к лучшим благам жизни!

- ќна тут! - сказал ангел-хранитель и указал на фигуру, сидевшую в углу. Ќа том самом месте, где сиживала, бывало, при жизни мать семейства, окруженна€ цветами и картинами, откуда она, как благодетельна€ фе€ домашнего очага, ласково улыбалась мужу, дет€м и друзь€м, откуда она, €сное солнышко, душа всего дома, разливала вокруг свет и радость - там сидела теперь чужа€ женщина в длинном оде€нии. “о была скорбь; теперь она была госпожой в доме, она зан€ла место умершей. ѕо щеке ее скатилась жгуча€ слеза и превратилась в жемчужину, отливавшую всеми цветами радуги. јнгел-хранитель подхватил ее, и она заси€ла €ркою семицветною звездою.

- ¬от она, жемчужина скорби, последн€€ жемчужина, без которой не полон венец земных благ! ќна еще €рче оттен€ет блеск и красоту других. ¬идишь в ней си€ние радуги - моста, соедин€ющего землю с небом? “ер€€ близкое, дорогое лицо здесь, на земле, мы приобретаем друга на небе, по которому будем тосковать. » в тихие звездные ночи мы невольно обращаем взор к небу, к звездам, где ждет нас ина€, совершенна€ жизнь. ¬згл€ни на жемчужину скорби: в ней скрыты крыль€ ѕсихеи, которые унос€т нас из этого мира!

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕоследний сон старого дуба

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:37 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

ѕоследний сон старого дуба

(–ождественска€ сказка)

¬ лесу, высоко на круче, на открытом берегу мор€ сто€л старый-престарый дуб, и было ему ровно триста шестьдес€т п€ть лет, - срок немалый, ну а дл€ дерева это все равно что дл€ нас, людей, столько же суток. ћы бодрствуем днем, спим и видим сны ночью. — деревом дело обстоит иначе: дерево бодрствует три времени года и засыпает только к зиме. «има - врем€ его сна, его ночь после долгого дн€ - весны, лета и осени.

¬ теплые летние дни вокруг его кроны пл€сали мухиподенки; они жили, порхали и были счастливы, а когда одно из этих крошечных созданий в тихом блаженстве опускалось отдохнуть на большой свежий лист, дуб вс€кий раз говорил:

- Ѕедн€жка! ¬с€ тво€ жизнь - один-единственный день! “ака€ коротка€...  ак печально!

- ѕечально? - отвечала поденка. - ќ чем это ты?  ругом так светло, тепло и чудесно! я так рада!

- ƒа ведь всего один день - и конец!

-  онец? - говорила поденка. - „ему конец? » тебе тоже?

- Ќет, €-то, может, проживу тыс€чи твоих дней, мой день т€нетс€ целые времена года! “ы даже и сосчитать не можешь, как это долго!

- Ќет, не понимаю € теб€! ” теб€ тыс€чи моих дней, а у мен€ тыс€чи мгновений, и в каждом радость и счастье! Ќу, а разве с твоей смертью умрет и вс€ краса мира?

- Ќет, - отвечал дуб. - ћир будет существовать куда дольше, бесконечно, € и представить себе не могу, как долго!

- “ак, значит, нам с тобой дано поровну, только считаем мы по-разному!

» поденка пл€сала и кружилась в воздухе, радовалась своим нежным, из€щным, прозрачно-бархатистым крылышкам, радовалась теплому воздуху, напоенному запахом клевера, шиповника, бузины и жимолости. ј как пахли €сменник, примулы и м€та! ¬оздух был такой душистый, что впору было захмелеть от него. „то за долгий и чудный был день, полный радости и сладостных ощущений! ј когда солнце садилось, мушка чувствовала такую при€тную усталость, крыль€ отказывались ее носить, она тихо опускалась на м€гкую колеблющуюс€ былинку, сникала головой и сладко засыпала. Ёто была смерть.

- Ѕедн€жки! - говорил дуб. - ”ж слишком коротка€ у них жизнь!

» каждый летний день повтор€лась та же пл€ска, тот же разговор, ответ и засыпание; так повтор€лось с целыми поколени€ми поденок, и все они были одинаково веселы, одинаково счастливы.

ƒуб бодрствовал свое утро - весну, свой полдень - лето и свой вечер - осень, наступала пора засыпать и ему, приближалась его ночь - зима.

¬от запели бури: "ѕокойной ночи! ѕокойной ночи! “ут лист упал, там лист упал! ћы их обрываем, мы их обрываем! ѕостарайс€ заснуть! ћы теб€ убаюкаем, мы теб€ укачаем! Ќе правда ли, как хорошо твоим старым ветв€м? »х так и ломит от удовольстви€! —пи сладко, спи сладко! Ёто тво€ триста шестьдес€т п€та€ ночь, ведь ты еще все равно что годовалый малыш! —пи сладко! ќблака сыплют снег, он л€жет простыней, м€гким покрывалом вокруг твоих ног! —пи сладко, при€тных тебе снов!"

» дуб сбросил с себ€ листву, собравшись на покой, готов€сь уснуть, провести в грезах всю долгую зиму, видеть во сне картины пережитого, как вид€т их во сне люди.

ќн тоже был когда-то маленьким, и колыбелью ему был желудь. ѕо человеческому счету он был теперь на сороковом дес€тке. Ѕольше, великолепнее его не было дерева в лесу. ¬ершина его высоко возносилась над всеми деревь€ми и была видна с мор€ издалека, служила приметой дл€ мор€ков. ј дуб и не знал о том, сколько глаз искало его. ¬ его зеленой кроне гнездились лесные голуби, куковала кукушка, а осенью, когда листь€ его казались выкованными из меди, на ветви присаживались перелетные птицы, отдохнуть перед тем, как пуститьс€ через море. Ќо сейчас, зимой, дуб сто€л без листьев, и видно было, какие у него изгибистые, узловатые сучь€; вороны и галки по очереди садились на них и говорили о том, кака€ т€жела€ настала пора, как трудно будет зимой добывать прокорм.

¬ ночь под рождество дубу приснилс€ самый чудный сон его жизни. ѕослушаем же!

ќн как будто чувствовал, что врем€ настало праздничное, ему слышалс€ вокруг звон колоколов, грезилс€ теплый тихий летний день. ќн широко раскинул свою могучую зеленую крону; между его ветв€ми и листь€ми играли солнечные лучи, воздух был напоен ароматом трав и кустов; пестрые бабочки гон€лись друг за другом; мухи-поденки пл€сали, как будто все только и существовало дл€ их пл€ски и весель€. ¬се, что из года в год переживал и видел вокруг себ€ дуб, проходило теперь перед ним словно в праздничном шествии. ≈му виделись конные рыцари и дамы прошлых времен, с перь€ми на шл€пах и соколами на руке. ќни проезжали через лес, трубил охотничий рог, ла€ли собаки. ≈му виделись вражеские солдаты в блест€щих латах и пестрых одеждах, с пиками и алебардами; они разбивали палатки, а затем снимали их. ѕылали бивачные костры, люди пели и спали под широко раскинувшимис€ ветв€ми дуба. ≈му виделись счастливые влюбленные, они встречались здесь в лунном свете и вырезали первую букву своих имен на его иссера-зеленой коре. ¬еселые странствующие подмастерь€, бывало, - с тех пор прошло много, много лет, - развешивали на его ветв€х цитры и эоловы арфы, и теперь они висели оп€ть и звучали оп€ть так призывно. Ћесные голуби ворковали, словно хотели рассказать, что чувствовало при этом дерево, кукушка куковала, сколько летних дней ему еще осталось жить.

» вот словно новый поток жизни заструилс€ в нем от самых маленьких корешков до самых высоких ветвей и листьев. » чудилось ему, что он пот€гиваетс€, чу€лась жизнь и тепло в корн€х там, под землей, чу€лось, как прибывают силы. ќн рос все выше и выше, ствол быстро, безостановочно т€нулс€ ввысь, крона становилась все гуще, все пышнее, все раскидистее. » чем больше вырастало дерево, тем больше росла в нем радостна€ жажда вырасти еще выше, подн€тьс€ к самому солнцу, сверкающему и гор€чему.

¬ершина дуба уже подн€лась над облаками, которые неслись внизу, как стаи перелетных птиц или белых лебедей.

ƒуб видел каждым листком своим, словно у каждого были глаза. ќн видел и звезды среди дн€, и были они такие большие, блест€щие!  ажда€ светилась, словно пара €сных, кротких очей, напомина€ о других знакомых глазах - глазах детей и влюбленных, которые встречались под его кроной.

ƒуб переживал чудные, блаженные мгновень€. » все-таки ему недоставало его лесных друзей... ≈му так хотелось, чтобы и все другие деревь€, все кусты, травы и цветы подн€лись вместе с ним, ощутили ту же радость, увидели тот же блеск, что и он. ћогучий дуб даже и в эти минуты блаженного сна не был вполне счастлив: ему хотелось разделить свое счастье со всеми

- и малыми и большими, и чувство это трепетало в каждой его ветке, каждом листке страстно и гор€чо, словно в человеческой груди.

 рона дуба шевелилась, словно искала чего-то, словно ей чего-то недоставало; он погл€дел вниз и вдруг услышал запах €сменника, а потом и еще более сильный запах жимолости и фиалок, и ему показалось даже, что он слышит кукушку.

» вот сквозь облака прогл€нули зеленые верхушки леса. ƒуб увидал под собой другие деревь€, они тоже росли и т€нулись вверх; кусты и травы тоже. Ќекоторые даже вырывались из земли с корн€ми, чтобы лететь быстрее. ¬переди всех была береза; словно бела€ молни€, устремл€лс€ вверх ее стройный ствол, ветви развевались, как зеленые покрывала и знамена. ¬се лесные растени€, даже коричневые султаны тростника, поднимались к облакам; птицы с песн€ми летели за ними, а на былинке, зыбившейс€ на ветру, как длинна€ зелена€ лента, сидел кузнечик и наигрывал крылышком на своей тонкой ножке. √удели майские жуки, жужжали пчелы, заливались во все горло птицы; все в поднебесье пело и ликовало.

"ј где же красный вод€ной цветок? ѕусть и он будет с нами! - сказал дуб. - » голубой колокольчик, и малютка маргаритка!"

ƒуб всех хотел видеть возле себ€.

"ћы тут, мы тут!" - раздалось со всех сторон.

"ј красивый прошлогодний €сменник? ј ковер ландышей, что расстилалс€ здесь год назад? ј чудесна€ дика€ €блонька и все те, кто украшал лес много, много лет? ≈сли б они дожили до этого мгновень€, они были бы с нами!"

"ћы тут, мы тут!" - раздалось в вышине, будто отвечавшие пролетели как раз над ним.

"Ќет, до чего же хорошо, просто не веритс€! - ликовал старый дуб. - ќни все тут со мной, и малые и большие! Ќи один не забыт! ¬озможно ли такое счастье?"

"¬се возможно!" - прозвучало в ответ.

» старый дуб, не перестававший расти, почувствовал вдруг, что совсем отдел€етс€ от земли.

"Ќичего не может быть лучше! - сказал он. - “еперь мен€ не удерживают никакие узы! я могу взлететь к самому источнику света и блеска! » все мои дорогие друзь€ со мною! » малые и большие - все!"

"¬се!"

¬от что снилось старому дубу. » пока он грезил, над землей и морем бушевала страшна€ бур€ - это было в рождественскую ночь. ћоре накатывало на берег т€желые валы, дуб скрипел и трещал и был вырван с корн€ми в ту самую минуту, когда ему снилось, что он отдел€етс€ от земли. ƒуб рухнул... “риста шестьдес€т п€ть лет его жизни стали теперь как один день дл€ мухи-поденки.

¬ рождественское утро, когда взошло солнце, бур€ утихла. ѕразднично звонили колокола, изо всех труб, даже из трубы самой бедной хижины, вилс€ голубой дымок, словно жертвенный фимиам в праздник друидов. ћоре все более успокаивалось, и на большом корабле, выдержавшем ночную бурю, подн€ли нар€дные рождественские флаги.

- ј дерева-то нет больше! Ќочна€ бур€ сокрушила старый дуб, нашу примету на берегу! - сказали мор€ки. -  то нам его заменит? Ќикто!

¬от какою надгробною речью, краткою, но сказанною от чистого сердца, почтили мор€ки старый дуб, поверженный бурей на снежный покров. ƒонеслась до дуба и старинна€ песнь, пропета€ мор€ками. ќни пели о рождестве, и звуки песни возносились высоко-высоко к небу, как возносилс€ к нему в своем последнем сне старый дуб.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  
 омментарии (0)

Ќовое платье корол€

ƒневник

ѕ€тница, 24 јпрел€ 2009 г. 14:36 + в цитатник

√анс ’ристиан јндерсен

Ќовое платье корол€

ћного лет назад жил-был король, который страсть как любил нар€ды и обновки и все свои деньги на них тратил. » к солдатам своим выходил, и в театр выезжал либо в лес на прогулку не иначе как затем, чтобы только в новом нар€де щегольнуть. Ќа каждый час дн€ был у него особый камзол, и как про королей говор€т: " ороль в совете", так про него всегда говорили: " ороль в гардеробной".

√ород, в котором жил король, был большой и бойкий, что ни день приезжали чужестранные гости, и как-то раз заехали двое обманщиков. ќни сказались ткачами и за€вили, что могут выткать замечательную ткань, лучше которой и помыслить нельз€. » расцветкой-то она необыкновенно хороша, и узором, да и к тому же платье, сшитое из этой ткани, обладает чудесным свойством становитьс€ невидимым дл€ вс€кого человека, который не на своем месте сидит или непроходимо глуп.

"¬от было бы замечательное платье! - подумал король. - Ќадел такое платье - и сразу видать, кто в твоем королевстве не на своем месте сидит. ј еще € смогу отличать умных от глупых! ƒа, пусть мне поскорее соткут такую ткань!"

» он дал обманщикам много денег, чтобы они немедл€ приступили к работе.

ќбманщики поставили два ткацких станка и ну показывать, будто работают, а у самих на станках ровнехонько ничего нет. Ќе церемон€сь потребовали они тончайшего шелку и чистейшего золота, прикарманили все и продолжали работать на пустых станках до поздней ночи.

"’орошо бы посмотреть, как подвигаетс€ дело!" - подумал король, но таково-то смутно стало у него на душе, когда он вспомнил, что глупец или тот, кто не годитс€ дл€ своего места, не увидит ткани. » хот€ верил он, что за себ€-то ему нечего бо€тьс€, все же рассудил, что лучше послать на разведки кого-нибудь еще.

¬едь весь город уже знал, каким чудесным свойством обладает ткань, и каждому не терпелось убедитьс€, какой никудышный или глупый его сосед.

"ѕошлю к ткачам своего честного старого министра! - решил король. - ”ж кому-кому, как не ему рассмотреть ткань, ведь он умен и как никто лучше подходит к своему месту!"

» вот пошел бравый старый министр в зал, где два обманщика на пустых станках работали.

"√осподи помилуй! - подумал старый министр, да так и глаза растаращил. - ¬едь € ничего-таки не вижу!"

Ќо вслух он этого не сказал.

ј обманщики приглашают его подойти поближе, спрашивают, веселы ли краски, хороши ли узоры, и при этом все указывают на пустые станки, а бедн€га министр как ни таращил глаза, все равно ничего не увидел, потому что и видеть-то было нечего.

"√осподи боже! - думал он. - Ќеужто € глупец? ¬от уж никогда не думал! “олько чтоб никто не узнал! Ќеужто € не гожусь дл€ своего места? Ќет, никак нельз€ признаватьс€, что € не вижу ткани!"

- „то ж вы ничего не скажете? - спросил один из ткачей.

- ќ, это очень мило! —овершенно очаровательно! - сказал старый министр, гл€д€ сквозь очки. -  акой узор, какие краски! ƒа, да, € доложу королю, что мне чрезвычайно нравитс€!

- Ќу что ж, мы рады! - сказали обманщики и ну называть краски, объ€сн€ть редкостные узоры. —тарый министр слушал и запоминал, чтобы в точности все доложить королю.

“ак он и сделал.

ј обманщики потребовали еще денег, шелку и золота: дескать, все это нужно им дл€ ткань€. Ќо все это они оп€ть прикарманили, на ткань не пошло ни нитки, а сами по-прежнему продолжали ткать на пустых станках.

—коро послал король другого честного чиновника посмотреть, как идет дело, скоро ли будет готова ткань. » с этим сталось то же, что и с министром, он все смотрел, смотрел, но так ничего и не высмотрел, потому что, кроме пустых станков, ничего и не было.

- Ќу как? ѕравда, хороша ткань? - спрашивают обманщики и ну объ€сн€ть-показывать великолепный узор, которого и в помине не было.

"я не глуп! - подумал чиновник. - “ак, стало быть, не подхожу к доброму месту, на котором сижу? —транно! ¬о вс€ком случае, нельз€ и виду подавать!"

» он стал расхваливать ткань, которой не видел, и выразил свое восхищение прекрасной расцветкой и замечательным узором.

- ќ да, это совершенно очаровательно! - доложил он королю.

» вот уж весь город заговорил о том, какую великолепную ткань соткали ткачи.

ј тут и сам король надумал посмотреть на нее, пока она еще не сн€та со станка.

— целой толпой избранных придворных, среди них и оба честных старых чиновника, которые уже побывали там, вошел он к двум хитрым обманщикам. ќни ткали изо всех сил, хот€ на станках не было ни нитки.

- ¬еликолепно! Ќе правда ли? - сказали оба бравых чиновника. - —оизволите видеть, ваше величество, какой узор, какие краски!

» они указали на пустой станок, так как думали, что другие-то уж непременно увид€т ткань.

"„то такое? - подумал король. - я ничего не вижу! Ёто ужасно. Ќеужто € глуп? »ли не гожусь в короли? ’уже не придумаешь! "

- ќ, это очень красиво! - сказал король. - ƒаю свое высочайшее одобрение!

ќй довольно кивал и рассматривал пустые станки, не жела€ признатьс€, что ничего не видит. » вс€ его свита гл€дела, гл€дела и тоже видела не больше всех прочих, но говорила вслед за королем: "ќ, это очень красиво!" - и советовала ему сшить из новой великолепной ткани нар€д к предсто€щему торжественному шествию. "Ёто великолепно! „удесно! ѕревосходно!"

- только и слышалось со всех сторон. ¬се были в совершенном восторге.  ороль пожаловал каждому из обманщиков рыцарский крест в петлицу и удостоил их звани€ придворных ткачей.

¬сю ночь накануне торжества просидели обманщики за шитьем и сожгли больше шестнадцати свечей. ¬сем видно было, что они очень тороп€тс€ управитьс€ в срок с новым нар€дом корол€. ќни делали вид, будто снимают ткань со станков, они резали воздух большими ножницами, они шили иглой без нитки и наконец сказали:

- Ќу вот, нар€д и готов!

 ороль вошел к ним со своими самыми знатными придворными, и обманщики, высоко поднима€ руку, как будто держали в ней что-то, говорили:

- ¬от панталоны! ¬от камзол! ¬от манти€! - » так далее. - ¬се легкое, как паутинка! ¬пору подумать, будто на теле и нет ничего, но в этом-то и вс€ хитрость!

- ƒа, да! - говорили придворные, хот€ они ровно ничего не видели, потому что и видеть-то было нечего.

- ј теперь, ваше королевское величество, соблаговолите сн€ть ваше платье! - сказали обманщики. - ћы оденем вас в новое, вот тут, перед большим зеркалом!

 ороль разделс€, и обманщики сделали вид, будто надевают на него одну часть новой одежды за другой. ќни обхватили его за талию и сделали вид, будто прикрепл€ют чтото - это был шлейф, и король закрутилс€-завертелс€ перед зеркалом.

- јх, как идет! јх, как дивно сидит! - в голос говорили придворные. -  акой узор, какие краски! —лов нет, роскошное платье!

- Ѕалдахин ждет, ваше величество! - доложил оберцеремониймейстер. - ≈го понесут над вами в процессии.

- я готов, - сказал король. - ’орошо ли сидит платье?

» он еще раз повернулс€ перед зеркалом, ведь надо было показать, что он внимательно рассматривает нар€д.

 амергеры, которым полагалось нести шлейф, пошарили руками по полу и притворились, будто приподнимают шлейф, а затем пошли с выт€нутыми руками - они не смели и виду подать, что нести-то нечего.

“ак и пошел король во главе процессии под роскошным балдахином, и все люди на улице и в окнах говорили:

- јх, новый нар€д корол€ бесподобен! ј шлейф-то какой красивый! ј камзол-то как чудно сидит!

Ќи один человек не хотел признатьс€, что он ничего не видит, ведь это означало бы, что он либо глуп, либо не на своем месте сидит. Ќи одно платье корол€ не вызывало еще такого восторга.

- ƒа ведь он голый! - сказал вдруг какой-то ребенок.

- √осподи боже, послушайте-ка, что говорит невинный младенец! - сказал его отец.

» все стали шепотом передавать друг другу слова ребенка.

- ќн голый! ¬от ребенок говорит, что он голый!

- ќн голый! - закричал наконец весь народ.

» королю стало не по себе: ему казалось, что люди правы, но он думал про себ€: "Ќадо же выдержать процессию до конца".

» он выступал еще величавее, а камергеры шли за ним, нес€ шлейф, которого не было.

 

–убрики:  ƒл€ детей. ќчень интересно.
—казки √.’. јндерсена

ћетки:  

 —траницы: 7 6 [5] 4 3 2 1