омментарии (0)

¬енедикт ≈рофеев

ѕонедельник, 27 јпрел€ 2009 г. 20:44 + в цитатник
Ёто цитата сообщени€ raven_revenge [ѕрочитать целиком + ¬ свой цитатник или сообщество!]

¬енедикт ≈рофеев.»з записных книжек.



 

ѕрежде у  людей был  оплот. √усар  на саблю опиралс€, Ћютер -  на бога, испанка молода€ - на балкон. ј где теперь у людей опора?

 

јдмирал своему барабанщику: сыграй мне что-нибудь меланхолическое

 

» чудак же  этот  јхиллес ѕелид! ” всех нормальных  людей  только п€тка неу€звима, а у этого - все наоборот.

 

„итать далее...
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕоленово и ѕоленов ¬асилий ƒмитриевич

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 21:24 + в цитатник
Ёто цитата сообщени€ Menestrelik_Elik [ѕрочитать целиком + ¬ свой цитатник или сообщество!]

ѕоленово и ѕоленов ¬асилий ƒмитриевич



’орошо наслаждатьс€ творени€ми художников, сид€ у монитора или листа€ какой-нибудь иллюстрированный журнал. Ќо еще лучше самому побывать в тех местах, где хран€тс€ оригинальные произведени€ художника.

“ак, теплоходна€ экскурси€ в "ѕоленово", что расположено в “ульской области, на берегу ќки, поможет окунутьс€ в необыкновенный, красочный мир замечательного русского художника второй половины XIX века, ¬асил舆ƒмитриевича†ѕоленова, в учениках которого числилс€ сам Ћевитан. ѕоленов же, в свою очередь, позировал в качестве »льи ћуромца в картине Ђ“ри Ѕогатыр€ї у ¬аснецова.

ѕомимо эстетического удовольстви€ от работ ¬асили€ ƒмитриевича, можно насладитьс€ природой ѕодмосковь€, ведь ѕоленово представл€ет собой историко-художественный природный музей-заповедник. ј прогулка до этого чудесного места на теплоходе сделает впечатлени€ незабываемыми.
ѕривожу самые известные –аботы ѕоленова ¬.ƒ.:
ЂЅабушкин садї
 (699x600, 96Kb)
Ђћосковский дворикї
 (700x581, 72Kb)

”ƒј„Ќќ… ѕ–ќ√”Ћ »!
–убрики:  ∆»¬ќѕ»—№
∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

Ёкзюпери о войне и подвиге

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 21:12 + в цитатник
Ёто цитата сообщени€ Menestrelik_Elik [ѕрочитать целиком + ¬ свой цитатник или сообщество!]

Ёкзюпери о войне и подвиге



Ђ¬ жизни мне случалось совершать то, что прин€то называть подвигами: прокладка почтовых линий, столкновени€ в —ахаре, ёжна€ јмерика... Ќо война Ч не насто€щий подвиг, война Ч это суррогат подвига. ¬ основе подвига Ч богатство св€зей, которые он создает, задачи, которые он ставит, свершени€, к которым побуждает. ѕроста€ игра в орл€нку еще не превратитс€ в подвиг, даже если ставкой в ней будет жизнь или смерть. ¬ойна это не подвиг. ¬ойнаЧболезнь. ¬роде тифаї.

ЂѕолЄт Ёкзюпериї
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

 лассика ї ƒавыдов ƒенис

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 16:00 + в цитатник

ƒенис ¬асильевич ƒавыдов родилс€ 27 (16) июл€ 1784 года в г.ћоскве.
≈го отец ¬асилий ƒенисович ƒавыдов был сподвижником —уворова и оставалс€ верен суворовскому духу даже после полного краха своей военной карьеры, состо€вшегос€ с приходом к власти ѕавла 1. »з четверых детей ¬асили€ ƒенисовича ƒенис был старшим и по свидетельствам очевидцев самым резвым и непоседливым. ≈го-то и заметил великий —уворов, прибывший в ѕолтавский легкоконных полк, которым командовал ¬асилий ƒавыдов. ““ы выиграешь три сражени€!” — благословил дев€тилетнего мальчика јлександр ¬асильевич.
“ћаленький повеса бросил ѕсалтырь, замахал саблею, выколол глаз д€дьке, проткнул шлык н€не и отрубил хвост борзой собаке, дума€ тем исполнить пророчество великого человека. –озга обратила его к миру и к учению.”
“ак было представлено сие событие в жизнеописание ƒениса ƒавыдова, составленное €кобы неким «сослуживцем» автора. —овременники не сразу распознали в этой биографии остроумную и художественно €ркую автобиографию. »так, ƒенис ƒавыдов говорит о себе в третьем лице: «≈го благословил великий —уворов: благословение это ринуло его в боевые случайности на полное тридцатилетие... ћир и спокойствие — и о ƒавыдове нет слуха, его как бы нет на свете; но повеет войною — и он уже тут, торчит средь битв как казачь€ пика. —нова мир — и ƒавыдов оп€ть в степ€х своих, оп€ть гражданин, семь€нин, пахарь, ловчий, стихотворец, поклонник красоты...»

¬оенна€ карьера ƒениса ƒавыдова началась в 1801 году. Ќе име€ природных данных кавалергарда (ƒенис был небольшого роста, а в полк обычно брали людей высоких и статных), он все же пробилс€ в гвардию и стал эстандарт-юнкером гвардейского кавалергардского полка. “ѕрив€зали недоросл€ нашего к огромному палашу, опустили его в глубокие ботфорты и покрыли св€тилище поэтического его гени€ мукою и треугольною шл€пою”, — писал “сослуживец”. ќднако в кавалергардах ƒавыдов пробыл недолго. ¬ольнолюбивый дух, независимость натуры, люта€ ненависть к бездарным подхалимам и невежественным выскочками на всю жизнь обрекли его на недоверие со стороны властей. ƒа еще про€вилось немалое поэтическое дарование ƒениса ¬асильевича, которое придало настроени€ми и мысл€м острую, сатирическую, художественно €ркую форму. «а басню “√олова и Ќоги” в 1803 году ƒавыдов был выдворен из гвардии и направлен под  иев в захолустье, в армейский гусарский полк. —пуст€ некоторое врем€ он был прощен, но навсегда осталс€ у правительства под подозрением. ƒаже боева€ слава и партизанские успехи 1812 года и изменили этого отношени€. ≈го обходили чинами, не торопились с наградами, а в 1814 году, присвоив генеральский чин, отобрали: дескать, ошибочка вышла. ѕравда, потом вернули, и в чине генерал-майора он вышел в отставку 1823 года, так и не примирившись душой с безобрази€ми, творимыми царской властью.

ƒенис ƒавыдов храбро сражалс€ в 1806-1807 годах с французами в ѕруссии в чине поручика лейб-гвардии гусарского полка, был адъютантом ѕетра »вановича Ѕагратиона, в 1809 году — со шведами в ‘инл€ндии, в 1809-1810 годах с турками в ћолдавии и на Ѕалканах, в 1812-1814 громил французов в –оссии и гнал их до самого ѕарижа. ѕозже генерал-майор ƒавыдов участвовал в персидской и польской кампани€х 1826 и 1831 годов.

¬ народной пам€ти им€ ƒениса ƒавыдова неотделимо от ќтечественной войны 1812 года как им€ зачинател€ и одного из руководителей армейского партизанского движени€. ƒенис ƒавыдов своим русским чутьем глубоко постиг народный, национально-освободительный характер этой войны. “ѕлан партизанских действий” он представил  утузову в августе 1812 года, накануне Ѕородинского сражени€.  утузов выделил в распор€жение полковника ƒавыдова 50 гусаров јхтырского гусарского полка и 80 казаков и благословил партизанскую войну.

ћного в этот год кровавый,
¬ эту смертную борьбу,
” врагов ты отн€л славы,
“ы — боец чернокудр€вый
— белым локоном на лбу! —

Ќ.ћ. языков.

—лава о боевых подвигах ƒавыдова вышла далеко за пределы –оссии, о нем писали во многих европейских журналах и газетах. Ћучшие граверы запечатлели его облик.

Ётот портрет исполнен английским гравером ƒюбургом по оригиналу известного рисовальщика ј.ќ. ќрловского. Ћист был издан в Ћондоне еще в 1814 г. — любопытной надписью: “ѕолковник ƒавыдов, прозванный черным капитанов, полковник русских ахтырских гусар. ѕервый офицер, который был отражен как партизан в кампании 1812 года. ќн наводил ужас на общего врага по всей линии французской коммуникации под именем черного капитана. ¬ладелец деревни Ѕородино, где разыгралось известное сражение. “акже выдающийс€ поэт”.

ƒавыдов изображен на коне, в казачьем чекмене, с казачьей шашкой, с большой бородой, на фоне палаточного лагер€. «а ним едут два гусара јхтырского полка, которым он командовал.

—ам ƒавыдов в записках “ƒневник партизанских действий 1812 г.” ќбъ€сн€ет, почему он был вынужден сменить свой гусарский мундир на казачий чекмень.  ресть€не часто принимали его за француза и встречали топорами да вилами. “—колько раз, — пишет ƒавыдов, — € спрашивал жителей по заключении между нами мира: ‘ќтчего вы полагали нас французами?’  аждый раз отвечали они мне: ‘ƒа, вишь, родимый (показыва€ на гусарский мой ментик), это, бают, на их одежду схожо.’ — ‘ƒа разве € не русским €зыком говорю?’. — ‘ƒа ведь у них вс€кого сбора люди!’ — “огда € на опыте узнал, что в народной войне должно не только говорить €зыком народа, но приноравливатьс€ к нему в его обыча€х и в его одежде. я надел чекмень, стал отпускать бороду и заговорил €зыком ему пон€тным”.

ƒругое не менее известное изображение (народный лубок) легендарного геро€, партизанского вожд€ ƒениса ƒавыдова на лошади долгие годы можно было встретить в –оссии буквально повсюду — от кресть€нской избы до знатного дома.
¬ далеком заточении декабрист ¬ильгельм  юхельбекер вспоминал об этой картине:

...—офа, в углу комод, а над софою
Ќе ты ль гордишьс€ рамкой золотою,
Ќе ты ль летишь на ухарском коне,
¬ косматой бурке в боевом огне,
Ћетишь и сыплешь на врагов перуны,
ѕоэт наездник, ты, кому и струны
¬олшебные и меткий гром войны
–авно любезны и равно даны.


Ѕолее того, портрет ƒавыдова-партизана, как символ ќтечественной войны и народного гнева перед которым не усто€ла наполеоновска€ арми€, вышел за пределы российские и украсил, например, кабинет шотландского поэта и романиста ¬альтера —котта. ƒавыдов, состо€вший с ним в переписке, писал: «√оржусь весьма, милостивый государь, что гравированный портрет мой давно уже находитс€ в вашем кабинете оружий, столь тщательно вами собираемых».

”спех партизанских действий ƒениса ƒавыдова превзошел все ожидани€. ѕартизаны громили обозы непри€тел€, смело вступали в боевые схватки, брали пленных и трофеи, формировали из кресть€н партизанские дружины и снабжали их оружием, захваченным у противника. ќценив почин гусарского полковника,  утузов организовал еще несколько армейских партизанских отр€дов. ¬ том числе под командованием ‘игнера, и —еславина.

Ћитературна€ известность поэта-гусара, бездумного храбреца и безудержного гул€ки, как-то слилась с партизанской славой ƒавыдова и превратилась в своеобразную легенду — пожалуй, оправданную с точки зрени€ чисто поэтической, но не выдерживающую проверки биографией ƒениса ¬асильевича. ƒаже «сослуживец» характеризует литературные зан€ти€ ƒавыдова в эмоционально-приподн€том тоне:
«Ѕольша€ часть стихов его пахнет биваком. ќни были писаны на привалах, на дневках, между двух дежурств, между двух сражений, между двух войн; это пробные почерки пера, чинимого дл€ писани€ рапортов... —тихи эти были завербованы в некоторые московские типографии тем же средством, как некогда вербовали разного рода брод€г в гусарские полки: за шумными трапезами, за веселыми пирами, среди буйного разгула».

«а примерами далеко ходить не надо:

“—тукнем чашу с чашей дружно,
Ќынче пить еще досужно”…

или

“Ќи полслова, дым столбом,
ни полслова, все мертвецки
пьют и преклон€сь челом
засыпают молодецки”.

»ли так:

“–ади бога, трубку дай
—тавь бутылки перед нами,
¬сех наездников сзывай
«акрученными усами”…

Ќевольно складываетс€ впечатление, что автор был неисправимым, бесшабашным гул€кой. ќднако на сей счет имеетс€ объективное свидетельство ¬€земского: «Ќе лишним будет заметить, что певец вина и веселых попоек в этом отношении несколько по- этизировал. –адушный и при€тный собутыльник, он на самом деле был довольно скромен и трезв. ќн не оправдывал собою нашей пословицы: пь€н да умен, два угодь€ в нем. ”мен он был, а пь€ным не бывал». —толь же преувеличены были слухи о любовных победах ƒавыдова, хот€, как герой войны, человек оба€тельный и остроумный, он в самом деле пользовалс€ успехом у женщин (в него была влюблена, например, не слишком скрыва€ это, ќльга —ергеевна ѕушкина).

ѕоэтический талант ƒениса ƒавыдова почитали все: от признанных литераторов, до простых книгочеев. ѕушкин, ∆уковский, ¬€земский, Ѕаратынский, языков и многие другие посв€щали отважному партизану свои стихи. ѕушкин, лично познакомившийс€ с гусарским поэтом зимой 1818-1819 года в ѕетербурге, через всю жизнь пронес восторженное увлечение “ƒенисом-храбрецом”. » даже всерьез утверждал, что именно ƒавыдову был об€зан тем, что не поддалс€ в молодости вли€нию модных поэтов (∆уковского и Ѕатюшкова) и “почувствовал возможность быть оригинальным”.

Ћицеист второго выпуска и художник- любитель ¬алериан ѕлатонович Ћангер (1802 - после 1865) изобразил ƒениса ƒавыдова на портрете “пр€мым поэтом” — в романтическом плаще, закинутом на плечо, со знаменитым белым локоном на лбу.

¬ернувшись в армию в 1826 году и прослужив в чине генерала до 1831 года, ƒавыдов окончательно вышел в отставку. — семьей (ƒавыдов женилс€ в 1819 г. на дочери генерала) жил в своих симбирских и оренбургских имени€х, занималс€ хоз€йством, воспитывал детей (10 детей !), влюбл€лс€ в молоденьких соседок, посв€щал им лирические стихи. ¬ поздних своих сочинени€х он резко критиковал и осуждал аракчеевщину и ее наследие, негодную военную систему царизма, утвердившуюс€ при Ќиколае I. ≈стественно, что эти сочинени€ сильно страдали от вмешательства цензуры или вовсе не попадали в печать.

22 апрел€ 1839 года ƒенис ƒавыдов тихо умер от удара на п€тьдес€т п€том году жизни в своей деревне ¬ерхн€€ ћаза. ѕохоронен поэт-партизан на Ќоводевичьем кладбище в ћоскве. Ќа могиле установлен гранитный бюст геро€.

Ћучшие произведени€ ƒениса ƒавыдов остались в пам€ти и на €зыке народа. Ёнергична€, призывна€, заразительна€ музыка его таланта не постарела за два века. Ќа его стихи сочин€ют песни, его образ сохранен в творчестве современных авторов, о нем пишут книги, о нем став€т фильмы.

» хочетс€ закончить эту биографию словами ярослава —мел€кова:

”тром, встав€ ногу в стрем€, —
ах, кака€ благодать! —
ты в теперешнее врем€
умудрилс€ доскакать.

ѕри копировании публикации указывайте автора и ссылку на "—тихи о любви"

 (150x175, 11Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕќ≈«ƒ ј Ќј »∆≈¬— »… ќ–”∆≈…Ќџ… «ј¬ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:57 + в цитатник

я не знала, как употребить врем€ своего четырехмес€чного отпуска; в уездных городах мало средств проводить его при€тно, а особливо зимою: бостон, вист, вист, бостон; пирог, закуска; закуска, пирог; вот все способы избавитьс€ того лишнего часа, который найдетс€ почти у вс€кого из нас. ƒл€ мен€ ни один из этих способов не годилс€; карт € не люблю, а пирог и закуска хороши только на полчаса. — мес€ц € прожила, однако ж, не скуча€, пока было что говорить с отцом, братом, сестрами; пока было где ходить в лесах, по тропинкам, то взбиратьс€ на горы, то спускатьс€ в овраги; наконец, узнав все места верст на двадцать кругом; переговор€ все, и забавное и страшное, и важное и смешное, и даже перечитав все ужасы –адклиф, увидела €, что не только один, но и все мои часы сделаютс€ лишними; а отпуска оставалось еще два мес€ца; уехать прежде срока было бы странно; да и что-то не в обыкновении. »так, € решилась спросить батюшку, не позволит ли он мне поехать куда-нибудь недели на две. — первых слов снисходительный отец мой согласилс€: «“ы хорошо вздумал друг мой, — сказал батюшка, — в соседстве у нас ќружейный завод, поезжай туда. Ќачальник его, генерал √рен мне хороший при€тель; там прекрасное общество, составленное из людей образованных, хорошо воспитанных; у них свой театр, музыка; у многих отборна€ библиотека; поезжай с богом, € позвол€ю тебе пробыть там праздник –ождества и Ќовый год.  огда ты хочешь ехать?» — ««автра, если позволите». — «ѕожалуй, но успеешь ли? ¬едь надобно достать повозку, у мен€ дорожной нет». — «”  азанцова есть готова€, недавно сделана; € куплю ее». — «ј что он хочет за нее?» — «“риста рублей». — «¬ели привезть, надобно посмотреть...» я послала за повозкой; батюшке и мне показалась она сто€щею гораздо более той цены, которую спросил  азанцов, и € в ту ж минуту отдала деньги. Ќа другой день после завтрака € обн€ла и перецеловала всю мою семью поодиночке; с чувством прижала к сердцу руки добрейшего из отцов, поцеловала их обе и, сказав всем еще раз «прощайте», бросилась в повозку. ¬с€ тройка, давно уже дрожавша€ и от холоду, и от нетерпени€, взвилась на дыбы, рванула с места разом, полозь€ завизжали, и повозка понеслась вихрем по дороге, углаженной и скованной морозом в тридцать градусов.

¬ одиннадцатом часу подъехала € к воротам полковника ÷еддельмана. Ёто был старый знакомец отца моего. Ќа осведомление мое, можно ли у них остановитьс€ отвечали радостным криком две его сво€чины, молодые девицы, которых € любила без пам€ти; они обе выскочили на крыльцо, схватили с плеч моих шинель, бросили ее человеку в руки и умчали мен€ с собою в комнаты. ѕрошло четверть часа, прежде, нежели ÷еддельман мог обн€ть мен€, спросить о здоровье отца и предложить свое радушное гостеприимство. Ќатали€ и ћари€ не выпускали мен€ из рук; они то обе вдруг говорили, то одна другую перебивали, так что € не знала, которую слушать. «ƒа перестаньте! вы одурите его, — говорил ÷еддельман, сме€сь и стара€сь высвободить ћен€ из рук их; — дайте же мне поздороватьс€ с ним...» Ќаконец радостный восторг моих при€тельниц утих несколько; и как они сидели уже за столом, когда € приехала, то, пригласив мен€ ужинать, сели оп€ть за стол. ¬ продолжение ужина рассказали мне по пор€дку весь быт разных увеселений на заводе; главное был театр. « то же у вас актеры?» — спросила €. — «—ын генерала и много других чиновников». — «ј дамы играют?» — «Ќи одна». — « то ж играет женские роли?» — «»ногда практиканты, иногда берут кого-нибудь из генеральской канцел€рии». — «» они хорошо играют?» — «Ќу, как удастс€; у нас отлично играютс€ мужские роли, потому что молодой √рен, —мирнов и ƒавыдов — такие актеры, каких редко можно видеть на сцене, даже и в столице». — « акого рода пиесы предпочтительно играютс€?» — « омедии и оперы». — «ќперы?» — «ƒа! и какие оперы! какие голоса! кака€ музыка!» — «¬от, право, это любопытно видеть; € в восхищении, что вздумал сюда приехать. „асто у вас даютс€ представлени€?» — «ƒва раза в неделю». — «ћолодой √рен женат?» — «∆енат, на красавице...» ѕосле ужина Ќатали€ и ее подруга хотели было еще много рассказывать мне о разных происшестви€х в их маленьком царстве; но ÷еддельман увел их обеих, говор€: «ƒо завтра, до завтра! не все вдруг; дайте ему и самому что-нибудь увидеть... я надеюсь, вы у нас погостите?» — «ѕока не наскучу вам». — «¬ таком случае вы останетесь у нас на всю жизнь. ¬от ваша комната, желаю вам покойного сна». я осталась у дверей, пока ÷еддельман и обе девицы, перешед залу, скрылись в противоположную комнату. “огда, отвор€ дверь своей комнаты и ожида€ найти в ней и тепло, и светло, € очень удивилась, не найд€ ни того, ни другого; из отверстой двери несло на мен€ холодом √ренландии, и во тьме ее белелись только окна, замерзшие на вершок толщиною. »зумление мое в ту ж секунду было прервано приходом моего человека с свечою в одной руке и жаровнею в другой. «–азве здесь нет комнаты теплее этой? тут, кажетс€, все равно, что на дворе». — «„то делать, сударь. Ёту комнату натопить нельз€; ее всегда отдают гост€м, не потому, чтоб хотели их заморозить, но потому, что она всех других приличнее дл€ них: отдельна от спален хоз€ев, примыкает к зале, имеет лучшую мебель и особливый ход; весь ее порок, что холодна, как собачь€ конура в зимнюю ночь». —луша€ этот вздор моего человека, € вошла в комнату. ѕостель мне была сделана из мехов волчьих и медвежьих; человек поставил жаровню и на нее небольшой тазик с спиртом, который он тотчас и зажег: «¬от, сударь, сию минуту будет тепло на целые полчаса; этого довольно, чтоб раздетьс€ и лечь, а там уже вам будет и жарко между таким множеством шуб...» ¬ самом деле, воздух тотчас начал согреватьс€. я подошла к постели, жела€ рассмотреть это ложе из звериных кож; подн€ла верхний мех и очень удивилась и обрадовалась, увидев на самой средине волчьего меха премиленького щеночка недель шести; он спал, свернувшись клубком. ќборот€сь к человеку, чтоб спросить, откуда вз€лось это прекрасное маленькое животное, € заметила на лице его какую-то глупо-торжественную мину, по которой сейчас угадала, что это он сделал мне такую неча€нность. «√де ж вз€л ее?» — спросила €. «Ќа улице; его мучили мальчишки и бросили; он начинал уже мерзнуть и чуть полз, когда € увидел его и тотчас вз€л. ≈сли вам неугодно, так позвольте мне удержать его у себ€». — «Ќет, пусть останетс€ у мен€...» — я отослала человека, разделась и легла спать, вз€в прежде на руки миленькую тварь, кроткую, беззащитную и одаренную от природы такою способностью любить, какой люди никогда не достигнут, несмотр€ ни на какие свои утонченности в чувствовани€х...

„еловек правду сказал, что мне будет жарко от шуб: € спала не более получаса и проснулась от визга миленького щенка: он упал с постели. ѕодн€в его, € оп€ть положила к себе под шубу; но ему, как и мне, сделалось нестерпимо жарко; он выполз наверх, раст€нулс€ на коже и дышал т€жело, хот€ в горнице было до крайности холодно; видно, ему хотелось пить, и к тому ж теплота его природной шубы с теплотою мехов сделали ему жар нестерпимым; он металс€ по постели, падал с нее, ходил по полу и визжал; € вс€кий раз вставала, искала его ощупью под кроватью, оп€ть ложилась и наконец совсем не рада стала своему приобретению. ѕоутру €, дрожа, одевалась в своей Ћапландии и торопилась так, как никогда еще ни в каком случае не торопилась. ќкончив в п€ть минут весь свой нар€д, схватила € на руки своего маленького товарища и пошла к семейству ÷еддельмана; все они были уже за чайным столом. «Ёто что за прелесть! — вскричали обе девицы, как только увидели мою собачку; — где вы вз€ли ее? неужели с собою привезли? что вчера не сказали нам? где она была?» — «Ёто бесприютна€ сирота, была вчера осуждена на смерть вашими уличными повесами; но судьбе не угодно, и вот она очутилась на моей постели в средине той полдюжины мехов, из которых она была составлена». — «ƒа, кстати, о мехах, было вам тепло?» — «ѕосереди мехов, пока лежал, разумеетс€, было не только тепло, но даже душно; а каково было тогда, как пришлось вставать и одеватьс€, так уже этого рассказать словами нельз€ и надобно испытать». — « ак! да ведь мы приказали нагреть вашу комнату спиртом, пока вы еще лежите в постели». — «Ќу так, видно, € не дал времени исполнить ваше приказание; € никогда не лежу в постели, проснувшись, и тотчас встаю и одеваюсь». ÷еддельман прекратил пустой разговор наш, спрос€ мен€, не хочу ли € ехать с ним к генералу? «ќчень охотно, любезный полковник, поедемте!» — «ј € возьму покамест вашего красавчика под свой присмотр, — сказала ћари€ и вз€ла у мен€ из рук собачку, — ее надобно вымыть», — говорила она, унос€ ее.

Ќам подали сани, которые здесь зовутс€ пошевн€ми; экипаж довольно бедный и непри€тный дл€ глаз, по крайней мере, дл€ моих. Ќа облучке сидел татарин с сердитым лицом; он взгл€нул на нас обоих с выражением ненависти; мы сели. «„то ваш кучер так пасмурен, не болен ли?» — «ќ, нет! это обыкновенное выражение его физиономии; у него только вид такой, а на самом деле он очень добрый человек. Ћюблю этот народ! “атары во многих отношени€х лучше наших...» ÷еддельман сел на своего конька; он имел какое-то смешное пристрастие к татарам и, принима€сь хвалить их, нескоро оканчивал свой панегирик. ћежду тем мы ехали самою тихою рысью. «¬се это так, почтенный полковник, но дл€ чего мы едем почти шагом? теперь двадцать п€ть градусов морозу; так, вместо этого парадного шестви€, нельз€ ли приказать пролететь вихрем». — «„то вы! боже сохрани! Ўарын придет в отча€ние да и просто не послушает: он любит лошадей более всего, что только может любить человек...» я молчала; до квартиры генерала было еще далеко, а мороз нестерпим; € решилась без согласи€ Ўарына и ÷еддельмана понуждать лошадей к бегу и стала щелкать ртом и цмукать, как то обыкновенно делают, чтобы придать живости лошад€м. —редство это было успешно: лошади пустились большой рысью; прист€жна€ начала свиватьс€ кольцом и подпрыгивать. «„то это, что это? держи, Ўарын! ƒа держи, братец!..» я перестала, но когда Ўарын удержал лошадей, то оп€ть прин€лась за свой маневр, и оп€ть то же действие... «Ќе понимаю, что сегодн€ с моими лошадьми! отчего они несут?» — говорил ÷еддельман. Ўарын злилс€ и ворчал что-то, упомина€ шайтана! ќн нисколько не подозревал, что этим шайтаном была €. Ќи Ўарыну, ни ÷еддельману нельз€ было слышать тех подстреканий, которые € делала их лощад€м: первый был глух, а последний слишком закутан. Ќаконец, щелка€ и цмука€, бран€сь и удивл€€сь, прыга€ и извива€сь, долетели мы все к подъезду генерала.

—тарый √рен прин€л мен€ очень ласково. ќн был один из тех пр€модушных, снисходительных и вместе строгих людей, которых служба так полезна государству во всех отношени€х. ќни обыкновенно исполн€ют свои об€занности усердно и в точности; имеют обширные сведени€ по своей части, потому что неусыпно вникают во все, что к ней относитс€; бывают любимы подчиненными, потому что исправл€ют их, наказывают и награждают отечески; уважаютс€ правительством, потому что служат твердою подпорою всем его распор€жени€м; таков был и старый √рен, и к этим достоинствам присоедин€л еще качества радушного хлебосола. «ј, здравствуй! здравствуй, небывалый гость! — говорил он, обнима€ мен€. — «доров ли твой батюшка? не стыдно ли тебе давно не приехать ко мне?.. ѕет€! ѕет€, — кричал он сыну, — что у нас завтра на театре?» — «ќпера», — отвечал молодой √рен. « ака€?» — «ћельник». — «–оли все разобраны?» — «¬се». — «∆аль! а € было хотел, чтоб и ты поступил в нашу труппу», — говорил √рен, обраща€сь ко мне с усмешкою. я отвечала, что охотно возьму какую-нибудь роль в комедии. «Ќу, вот и прекрасно!  ака€ пиеса дастс€ в воскресенье?» —ын его отвечал, что будут играть Ќедоросл€. «ќ, тут такое множество лиц! есть из чего выбрать...» ћолодой √рен очень вежливо предложил мне выбрать себе любую роль: «я прикажу ее списать дл€ вас, потому что надобно вытвердить к репетиции». я спросила, какую он сам обыкновенно играет? « утейкина». я не могла не засме€тьс€, представл€€ себе этого прекрасного и статного молодого офицера в дь€чковском балахоне и с пучком на затылке. «Ќу так € возьму ѕравдина». √рен засме€лс€ в свою очередь. ¬озврат€сь к ÷еддельману, первою заботою было осведомитьс€ о моем найденыше. я не узнала его, так он сделалс€ прелестен после купань€: шерсть его длинна€, м€гка€, блест€ща€ была бела, как снег, кроме ушей, которые были темно-бурого цвета; мордочка остренька€, глаза большие, черные и вдобавок — прелесть необыкновенна€ — черные брови. ¬ это врем€ ее только что вынули из шубы, где она спала завернута€; и как ей было жарко, то она, чтоб свободнее дышать, разинула свой маленький рот, и розовый €зычок ее вместе с черными глазами, бров€ми и носиком делал ее столько очаровательным творением, что € не могла насмотретьс€, не могла налюбоватьс€ ею и целый день носила на руках. « акое ж им€ дадите ей?» — спрашивали мен€ обе девицы, «јмур, разумеетс€, разве можно назвать иначе такую красоту!»

я провела у ÷еддельмана три недели и во все это врем€ была самым исправным истопником его. я спала всегда в той же холодной горнице, которую, по невозможности натопить, перестали совсем топить; натурально, что после вставани€ и одевани€ в таком холоде € целый день не могла уже согретьс€ и потому целый день заботилась, чтоб печи были хорошо вытоплены и жарко закрыты. ѕоследнее обсто€тельство было строго запрещено самим ÷еддельманом; ему все казалось слишком тепло, хот€ дом его был самый холодный и даже прославилс€ этим качеством между всеми другими домами. ƒоказательством этому служило и то, что жена его и обе сестры ее ходили с утра до вечера в теплых капотах. «абавно было видеть, как ÷еддельман ходил от одной печи к другой, прикладывал руку к душнику и с восклицанием: «јх, боже мой! как нажарили!!» поспешно закрывал его; а € ходила за ним следом и в ту ж минуту открывала. ¬с€кий вечер он подтверждал работнику: топить меньше, и вс€кое утро этот работник получал от мен€ на водку, чтоб топил больше, и, разумеетс€, просьба и деньги брали верх над угрозою и приказанием. ÷еддельман говорил, что он не знает, куда деватьс€ от жару, и что совсем не может пон€ть, какой бес овладел его работником, который, несмотр€ ни на какие запрещени€, топит его печи не на живот — на смерть.

¬ продолжение этих трех недель щенок мой немного подрос и сделалс€ еще красивее; разумеетс€, он был со мною неразлучно, исключа€ когда ездила в театр или к генералу, € отдавала его на руки одной из женщин ÷еддельмана и просила ее, чтоб она не ласкала его и не кормила без мен€. ћне хотелось, чтоб никто никаких прав не имел на любовь моего јмура и чтоб эта любовь вс€ принадлежала одной мне. ¬прочем, € брала свои меры, чтоб собачка мо€ не нуждалась ни в чьем снисхождении; прежде нежели уехать со двора, € кормила ее досыта, играла с нею, ласкала и наконец укладывала на постель, и, когда уже она засыпала, € оставл€ла ее на попечение јнисьи.

¬месте с окончанием праздников, св€точных игр, танцев, репетиций и представлений наступило врем€ возвратитьс€ домой. Ќазначив день своего отъезда на завтра, € поехала к генералу, чтоб провесть у него весь этот день. ««ачем ты так скоро хочешь ехать?» — спросил мен€ добродушный √рен. «Ѕатюшке будет скучно так долго не видеть мен€». — «Ќу, так с богом! против этого нечего сказать...» ѕроща€сь со мною, генерал примолвил, что хочет подарить мне вещь, котора€, он знает, будет мне очень драгоценна. ѕо приказанию его человек принес стальной молоток отличной работы. «¬от, јлександров, — сказал генерал, подава€ мне его, — дарю тебе этот молоток; ты согласишьс€, что € не мог ничего дороже этого подарить тебе, когда узнаешь, что он был сделан дл€ императора јлександра...» я не дала кончить, схватила молоток, поцеловала и прижала к груди. «Ќет слов выразить вам мою благодарность, генерал, за такой подарок». — «Ќе хочешь ли узнать, по какому случаю вещь эта не достигла своего назначени€ и, будучи сделана дл€ могущественного монарха, достаетс€ теперь его protege?»(протеже, любимец, тот, кто пользуетс€ покровительством (франц.).) — «—делайте одолжение, объ€сните! ¬ы сверх заслуг моих милостивы ко мне, генерал!» — «Ќу, так слушай: государь император располагалс€ осмотреть сам наши заводы; в этих случа€х высокому посетителю показываютс€ обыкновенно все работы, в действии которых и он берет участие; вот дл€ этого и был сделан молоток, чтобы государь ударил им несколько раз по раскаленной полосе железа; после чего кладут на молоток штемпель с означением времени этого событи€ и хран€т уже его на все гр€дущие времена в воспоминание и приезда и труда августейшего отца –оссии. Ќо как этот молоток вышел не так хорош, каким бы должен быть, то € велел сделать другой, а этот лежал у мен€ и вот долежал до того, что наконец досталс€ в руки человека, которым царь-отец любим несравненно более, нежели другими». ѕоблагодарив генерала еще раз за подарок, за рассказ, радушный прием и отеческую любовь ко мне, € простилась с ним, надобно думать, навсегда.

я застала батюшку зан€того отправлением почты и, хот€ знала, что он не любил, когда ему мешали в это врем€, однако не могла удержатьс€, чтоб не положить перед ним молоток. Ѕатюшка вздрогнул от неча€нности и хотел было рассердитьс€, но, увид€, что это €, удовольствовалс€ только сказать: «Ёх, улан, когда ты будешь умнее! кстати ли пугать старого отца». — «ћне это и в голову не приходило, любезный батюшка; напротив, € хотела вас обрадовать. «наете ли, какой это молоток?» — «ѕосле расскажешь, теперь некогда мне слушать; поди к сестре...» я пошла было. «¬озьми же молоток». — «Ќет, батюшка, пусть он лежит перед вами! это драгоценность! вы после узнаете». Ѕатюшка махнул рукою, и € побежала к сестре с моим јмурчиком, которого тотчас и положила ей на колена. — «јх, кака€ прелесть! что за прекрасна€ собачка! ¬ерно, это подарок дл€ мен€», — говорила  леопатра, ласка€ очаровательного јмура. «Ќет, сестрица, извини! его уже никому и ни за что не отдам; он поедет со мною в полк». — « ак можно!» — «ƒа, непременно». — «Ќу, так возьмите же его от мен€; нечего и ласкать то, что не будет моим». — «ƒа, таки и не советую, € приревную». — «ќт вас это не новость; вы всегда хотите исключительной прив€занности». — «ј кто ж этого не хочет?..» —естра замолчала и немножко надулась; € вз€ла свою собачку и отправилась к себе в комнату ждать окончани€ батюшкиных хлопот.

¬ыслушав историю молотка, отец вз€л его к себе и сказал, что эта вещь слишком драгоценна, чтобы он позволил мне таскать ее везде с собою, что она останетс€ у него. Ќечего делать, надобно было уступить. я погл€дела еще раз на блест€щую, гладко полированную руко€ть, которой назначение сначала было так велико, и отдала ее в руки отца, говор€, что мне очень при€тно видеть его владетелем этой вещи.

— каждым днем более прив€зывалась € к моему јмуру. ƒа и как было не любить его!  ротость имеет неодолимую власть над нашим сердцем даже и в безобразном животном; но что же тогда, как самое доброе, самое верное и вместе самое лучшее из них смотрит вам в глаза с кроткою покорностью, следит все ваши движени€, дышит только вами, не может ни минуты быть без вас, которое отдаст за вас жизнь свою. Ѕудьте к нему несправедливы, побейте его напрасно, жестоко, хоть даже бесчеловечно; оно ложитс€ у ног ваших, лижет их и, нимало не серд€сь на вашу жестокость, ожидает одного только ласкового взгл€да, чтобы кинутьс€ к вам на руки, обнимать вас лапками, лизать, прыгать. јх, добрейшее и несчастнейшее из животных! ты одно только любишь так, как нам всем велено любить, и одно только ты терпишь более всех от вопиющей несправедливости людей: имеет ли кто подозрение, что в пищу его положен €д, дают эту пищу собаке съесть, чтоб в том уверитьс€!.. —остарелась собака при доме своего хоз€ина, служа ему, как назначила ей природа, он мен€ет ее на молодую. ј что сделает тот, кто ее вымен€ет? убьет, разумеетс€, дл€ кожи! ’удо ловит борза€: повесить ее! «а что ж все это, за что? Ѕедственна€ участь собаки вошла даже в пословицу, хот€ из всех животных она одна только любит человека. Ћошадь, благородное животное, расшибет лоб своему всаднику весьма равнодушно; кошка выцарапает глаза; бык поднимет при случае на рога, как бы их ни кормили, как бы ни ласкали. ќдин только беспримерный друг человека собака за черствый кусок хлеба остаетс€ ему и верна, и привержена по смерть. —лучалось иногда, по безумию, мне самой непон€тному, наказывать моего кроткого, незлобивого јмура. Ѕедн€жечка! как он вилс€ около ног моих, ложилс€, ползал и наконец садилс€ на задние лапки, смотр€ на мен€ своими прекрасными черными глазами с таким выражением покорности и печали, что € почти со слезами укор€ла себ€ в несправедливости; € брала его на колени, гладила, целовала, и он в ту ж минуту начинал оп€ть играть. Ќикогда ни на одну минуту не разлучалась € с моим јмуром. √де б € ни была, он всегда или лежал подле мен€ на полу, или сидел на окне, на стуле, на диване, но непременно подле мен€ и непременно на чем-нибудь мне принадлежащем, например на платке, перчатках или же на шинели. Ѕез этого он не был покоен.

ќднажды на рассветен выпустила его из горницы и дожидалась, пока он оп€ть попроситс€ в комнату; но прошло четверть часа, его нет. я этим очень обеспокоилась и пошла искать его по двору: нет нигде! звала — нет! —мертельно испугавшись, послала человека искать его по улицам; целый час прошел в мучительном ожидании и тщетных поисках. Ќаконец собачка мо€ пришла и села за воротами. ”слышав лай ее, € выгл€нула в окно и не могла не рассме€тьс€, увидев, что она, как больша€, подн€ла мордочку кверху и завыла. Ќо € дорого заплатила за этот смех! —ердце мое и теперь обливаетс€ кровью при воспоминании этого во€! это было предчувствие... я вз€ла беглеца моего в горницу и, вид€, что он весь мокр от росы, положила его на подушку и закрыла своим архалухом; он тотчас заснул; Ќо увы! не спала его зла€ участь. „ерез час € оделась и хотела, по обыкновению, идти гул€ть. „то-то говорило мне, чтоб € шла одна... Ќо когда ж мы слушаем тайных предостережений! они так тихи, так кротки... я сн€ла архалух с сп€щей собачки: «ѕойдем гул€ть, јмур!» јмур вскочил и запрыгал. ћы пошли; он бежал передо мною.

„ерез час € уже несла его на руках, бледна€, трепеща всеми членами. ќн еще дышал; но как!! ƒух проходил в две широкие раны, сделанные зубами чудовищной собаки. јмур умер на руках моих... — того времени мне часто случалось и танцевать всю ночь, и сме€тьс€ много, но истинного весели€ никогда уже не было в душе моей: оно легло в могилу моего јмура... ћногие найдут это странным; может быть, и хуже, нежели странным... как бы то ни было, но смерть моего маленького друга выжимает невольные слезы из глаз моих среди самых веселых собраний. я не могу забыть его!..

—егодн€ € уезжаю. Ѕатюшка, проща€сь со мною, сказал: «Ќе пора ли оставить меч? € стар; мне нужен покой и замена в хоз€йстве; подумай об этом». я испугалась такого предложени€!.. ћне казалось, что вовсе не надобно никогда оставл€ть меча; а особливо в мои лета, — что € буду делать дома! “ак рано осудить себ€ на монотонные зан€ти€ хоз€йства! Ќо отец хочет этого!.. ≈го старость!.. јх! нечего делать. Ќадобно сказать всему прости!.. и светлому мечу, и доброму коню... друзь€м!.. веселой жизни!.. ученью, парадам, конному строю!.. скачке, рубке... всему, всему конец!.. ¬се затихнет, как не бывало, и одни только незабвенные воспоминани€ будут сопровождать мен€ на дикие берега  амы; в те места, где цвело детство мое; где € обдумывала необыкновенный план свой!!

ћинувшее счастие!.. слава!.. опасности!.. шум!.. блеск!.. жизнь, кип€ща€ де€тельностию!.. прощайте!

 (167x233, 50Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ƒ¬≈ Ќ≈ƒ≈Ћ» ¬ ќ“ѕ”— ”. 1816 √ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:55 + в цитатник

«ќтто ќттович! отпустите мен€ в ѕетербург недели на две». Ўтакельберг отвечал, что этого нельз€ теперь; врем€ отпусков прошло и, сверх того, сам государь в ѕетербурге. «¬прочем, вы можете ехать с поручением», — сказал он, подумав с минуту. «— каким, полковник? ≈сли не выше моего пон€ти€, так сделайте милость, дайте мне его». — «¬ полк не дон€то из  омиссариата холста, сапог, чешуи, кой-что из оружи€, сбруи, да денег тринадцать тыс€ч; если хотите вз€тьс€ все это прин€ть и привезть в полк, так поезжайте, € дам вам предписание». — «—правлюсь ли € с этим поручением, полковник? ведь € ничего тут не разумею». — «ƒа нечего и разуметь; € дам вам опытного унтер-офицера и р€довых, они все сделают; а вы должны будете вз€ть только деньги тринадцать тыс€ч из ѕровиантского депо; ну, а на случай каких недоразумений посоветуйтесь с Ѕурого, он казначей; это по его части». — «ќчень хорошо, полковник, € сейчас пойду к Ѕурого, спрошу его; и если об€занности этого поручени€ не выше моего пон€ти€, то завтра же, если позволите, отправлюсь в ѕетербург».

ќт Ѕурого € не добилась никакого толку; на вопрос мой, что мне должно будет делать, если буду откомандирован за приемом вещей? он отвечал: «—облюдать строгую честность!» — « ак это? растолкуйте мне». — «Ќе нужно никаких толкований: будьте честны! вот и все тут; другого совета и наставлени€ € не могу дать вам, да и не дл€ чего». — «ј этот мне не нужен! чтоб быть честным, € не имею надобности ни в советах, ни в наставлени€х ваших». — «Ќе хорохорьс€, брат! молод еще; не все случаи в жизни перешел; € знаю, что говорю: будь честен!»

Ѕурого упр€м; € знала, что если уже он заладил: «будь честен, да будь честен!», то другого ничего уже и не скажет. Ѕог с ним! ведь Ўтакельберг сказал, что пришлет мне опытного унтер-офицера; еду на авось.

 

ѕетербург. я приехала пр€мо к д€де на квартиру; он все на той же и все так же доволен ею — смешной вкус у д€дюшки!  вартира его на —енной площади, и он говорит, что имеет всегда перед глазами самую живую и разнообразную картину. ¬чера он подвел мен€ к окну: посмотри, јлександр, не правда ли, что это зрелище живописное?.. —лава богу, что д€дюшка не сказал — прекрасное! тогда € не могла б, не солгавши, согласитьс€; но теперь совесть мо€ покойна; € отвечала: «ƒа, вид картинный!» — прибав€ мысленно: «только что картина фламандской школы...» Ќе понимаю, как можно находить хорошим что-либо непри€тное дл€ глаз! „то занимательного смотреть на толпу кресть€н, неуклюжих, грубых, дурно одетых; окруженных телегами, дегтем, рогожами и тому подобными гадост€ми! ¬от жива€ картина, всегда разнообразна€, которою д€д€ мой любуетс€ уже дев€ть лет ср€ду.

—егодн€ дают концерт в ‘илармонической зале; иду непременно туда. я думаю, это будет что-нибудь очаровательное: оркестр из отличных музыкантов, как говор€т. я, правда, ничего не смыслю в музыке, но люблю ее более всего: она как-то неизъ€снимо действует на мен€; нет добродетели, нет великого подвига, к которым € не чувствовала бы себ€ способною тогда, как слышу эти звуки, которых могущества ни пон€ть, ни изъ€снить не могу.

я сидела у стены, под оркестром, лицом к собранию; подле мен€ сидел какой-то человек в черном фраке, средних лет, важного и благородного вида.

«ала была наполнена дамами; все они казались мне прекрасными и прекрасно убранными; € всегда любила смотреть на дамские нар€ды, хот€ сама ни за какие сокровища не надела бы их на себ€; хот€ их батист, атлас, бархат, цветы, перь€ и алмазы обольстительно прекрасны, но мой уланский колет лучше! ѕо крайней мере, он мне более к лицу, а ведь это, говор€т, условие хорошего вкуса, одеватьс€ к лицу.

ƒамы беспрестанно приходили, и р€ды стульев все ближе подвигались к нам — ко мне и моему соседу. «ѕосмотрите, как они близко, — сказала €, — неужели, мы отдадим им свое место?» — «Ќе думаю, — отвечал он, усмеха€сь, — место наше дл€ них неудобно». — «¬от еще р€д прибавилс€! ≈ще один, и они будут у самых колен наших!» — «ј разве это худо?..» я замолчала и стала оп€ть рассматривать нар€д вновь пришедших дам. ѕр€мо против мен€ сидела одна в розовом берете и платье, сухощава€, смугла€, но при€тна€ лицом и с умною физиономиею; ей, казалось, было уже лет тридцать; подле кресел ее сто€л генерал ’раповицкий. Ќе жена ль это его? я смотрела на нее, не свод€ глаз; в наружности ее про€вл€лось что-то необыкновенное... Ќаконец € оборотилась к моему соседу: «ѕозвольте спросить, кто эта дама, в розовом, пр€мо против нас?» — «’раповицка€, жена этого генерала, что стоит подле ее кресел». — «я что-то слышал...» —осед не дал кончить: «ƒа, да, таких героинь у нас немного!..» ќтзыв этот уколол мое самолюбие. « ажетс€, была одна...» ћен€ оп€ть прервали. «ƒа, была, не уж той нет, она умерла, не выдержала...» ¬от новость! много раз случилось мне слышать собственную свою историю со всеми прибавками и изменени€ми, часто нелепыми; но никогда еще не говорили мне в глаза, что € умерла! с чего вз€ли это?  ак мог пронестьс€ слух о смерти, когда € жива, лично известна царю... ¬прочем, пусть думают так, может, это к лучшему... ѕока мысли эти пролетали в голове моей, € смотрела на товарища, разумеетс€, не вид€ его; он тоже смотрел на мен€ и, казалось, читал мысль мою в глазах: «¬ы не верите? € слышал это от людей, которые доводились ей роднею...» я не отвечала. ћогильный разговор этот испугал мен€, и сверх того, бо€лась, чтоб он не заметил, как близко это относитс€ ко мне. ƒо окончани€ концерта € не говорила с ним ни слова.

—егодн€ минула недел€, как € приехала в ѕетербург, и сегодн€ надобно мне начать свое дело. я пошла €витьс€ к дежурному полковнику ƒоброву; название это очень прилично ему; у него такое при€тное добродушное лицо. « огда вы приехали?» — спросил он, лишь только € кончила обыкновенную нашу форменную скороговорку, которою мы уведомл€ем наших начальников, кто мы, откуда и зачем. я отвечала, что более недели уже как € в ѕетербурге. «» теперь только €вились! «а это надобно вам хорошенько голову вымыть. явл€лись вы к кн€зю?» — «Ќет еще!» — «Ќу, как же это можно! приходите ко мне в восемь часов утра, € сам поеду с вами к кн€зю».

ќт ƒоброва € пошла в  омиссариат. ”правл€ющий ƒолинский думал, что € кадет, только что выпущенный из корпуса, и очень удивилс€, когда € сказала, что дес€ть лет уже, как € в службе.

”ланы мои мастерски крадут; €, право, не увеличиваю; они вс€кий день говор€т мне: сегодн€ столько-то, а сегодн€ столько-то, ваше благородие, приобрели мы экономии. —начала € не понимала этого; но теперь уже знаю: они принимают холст на меру и тут же крадут его. „удак Ѕурого! не это ли он разумел, когда твердил мне — будь честен! ¬от забавно! € что тут могу сделать? Ќеужели проповедовать честность люд€м, которые ловкую кражу считают, как спартане, молодечеством? ћы говорим улану: старайс€, чтоб лошадь тво€ была сыта! ќн перетолковывает это приказание по-своему и стараетс€ красть овес на пол€х. Ќет, нет, право, € не намерена хлопотать об этом вздоре; пусть крадут!  то велел Ўтакельбергу давать мне такое поручение, о котором € не имею пон€ти€? ќн сказал, что даст мне опытного унтер-офицера! в добрый час! воровство пошло успешнее, как прибыл опытный унтер-офицер; теперь они говор€т, что дл€ всего лазарета достанет холста из экономии... Ёто € слышала, проход€ мимо тюков, которые они ув€зывали; провались они от мен€ совсем, с холстом и с тюками! ” мен€ голова заболела от таких непривычных упражнений: сто€ть, смотреть, считать и давать отчет.

—егодн€ € пошла часу уже в одиннадцатом к своей скучной должности и, не наход€ большой надобности сто€ть именно там, где принимают вещи, прогуливалась по переходам, иногда останавливалась, облокачивалась на перилы и уносилась мысл€ми к местам, не имеющим ни малейшего сходства с  омиссариатом. ¬ одну из этих остановок раздалс€ близ мен€ повелительный возглас: «√осподин офицер!» я огл€нулась; за мной сто€л какой-то чиновник в мундире с петлицами на воротнике, сухой, высокий, лицо немецкое. «„то вам угодно?» — спросила €. « оторого вы полка?..»я сказала. «¬ы, конечно, за приемом вещей?» — «ƒа!» — « ак же вы смели начать приемку, не дав мне знать?  ак смели не €витьс€ ко мне?..» »зумленна€ таким вопросом от человека, который, казалось мне, был штатской службы, € отвечала, что об€зан €вл€тьс€ только своему начальству военному. «я ваш начальник теперь!  о мне извольте €витьс€, сударь! приказываю вам это именем кн€з€! » почему вы не рапортуете мне о успехе вашей приемки? ќт вас одних € ничего не знаю, ничего не получаю!» — -«» вас одних € совсем не понимаю!» — « ак, как! вы смеете так сказать мне! € доложу кн€зю». — «я и при кн€зе скажу вам это же самое: я вас не понимаю; не знаю, кто вы, какие ваши права требовать от мен€ рапортов, отчетов, и почему € должен к вам €витьс€?..» ќн утих: «я советник ѕ****!  н€зь поручил мне смотреть, чтобы господа приемщики не тер€ли времени по-пустому и чтоб приемка производилась безостановочно; дл€ этого вы должны уведомл€ть мен€ вс€кий вечер, сколько чего прин€то. “еперь понимаете ли мен€, господин офицер?» — «ѕонимаю». — «»так, завтра извольте €витьс€ ко мне за приказани€ми! этого € требую именем кн€з€». — «Ќельз€, завтра € должен быть у полковника ƒоброва и вместе с ним ехать к кн€зю». — «Ќет! со мною должны вы ехать; € представлю вас кн€зю». — «ѕомилуйте! с какой стати вы представите мен€! Ёто должен сделать мой насто€щий начальник, военный...» ќт этого слова ѕ**** чуть не рехнулс€: он кричал и что-то еще приказывал именем кн€з€; но € уже не слушала и ушла от него к своим люд€м. ¬ид€, что они оканчивают на сегодн€ свою работу, € возвратилась к д€де, которому и рассказала смешную встречу на переходах.

Ќа другой день пошла € к ƒоброву, а оттуда вместе с ним к кн€зю.  орпусный начальник наш прин€л мен€, как и вс€кого другого; выслушал, кто €, зачем и откуда.  огда кончила, он, сделав легкую уклонку головою и не обраща€ более на мен€ никакого внимани€, оставил на волю делать, что хочу: сто€ть, сидеть, ходить, остатьс€ у него часа на два или сейчас уехать; € выбрала последнее и поехала в  омиссариат. “ам € нашла людей своих уже за работою; они оп€ть принимали, мерили, обманывали. я никак не считаю себ€ об€занною знать толк во всем этом. «ачем дают такое поручение фрунтовому офицеру? я не казначей, не квартермистр; если что-нибудь приму не так, пусть пен€ют на себ€.

ќправдыва€сь таким образом сама перед собою, пошла € к графу јракчееву. ѕока дежурный ходил докладывать, вошел какой-то штаб-офицер. ”вид€ свободную поступь мою в передней графа, он, видимо, обеспокоилс€, надулс€ и начал осматривать мен€, мер€€ глазами с головы до ног. я не замечала этого минут п€ть; но, подошед к столу, чтоб посмотреть книгу, котора€ лежала тут раскрытою, € случайно взгл€нула на него; этой непочтительности не мог уже он выдержать; на лице его изображалась оскорбленна€ гордость. ¬озможно ли, простой офицер смеет ходить, смеет брать книгу в руки! одним словом, смеет двигатьс€ в присутствии штаб-офицера! —меет даже не замечать его, тогда как должен бы сто€ть на одном месте в почтительной позитуре и не спуска€ глаз с начальника! ¬се эти слова отпечатывались на физиономии штаб-офицера, когда он с презрительною миною спрашивал мен€: « то вы? что вы такое?» ѕриписыва€ странный вопрос его неуменью спросить лучше, € отвечала просто: «ќфицер Ћитовского полка!» ¬ эту самую минуту позвали мен€ к графу.

√овор€т, что граф очень суров: нет, мне он показалс€ ласковым и даже добродушным. ќн подошел ко мне, вз€л за руку и говорил, что ему очень при€тно узнать мен€ лично; об€зательно припомнил мне, что по письмам моим выполнил все без отлагательства и с удовольствием. я отвечала, что об€занностию сочла прийти к нему повторить лично мою благодарность за милостивое внимание. √раф простилс€ со мною, увер€€ в готовности своей делать все дл€ мен€ угодное. —только вежливости казалось мне очень несовместным с тем слухом, который носитс€ везде о его угрюмости, неприступности, как говор€т другие. √раф, может быть, только просто сердит иногда, в чем нет еще большой беды.

ќт графа пошла € к семейству N. N***, которое любило мен€, как родного. ќни собирались ехать в театр: «Ќе хотите ли с нами? —егодн€ дают ‘ингала; вы, кажетс€, любите трагедии?» я с радостью прин€ла это предложение. ¬ шесть часов приехали к ним две сестры ƒ***, сухощавые, старые девицы: «јх, вы, верно, едете в театр!» — «ƒа; не угодно ли вам вместе с нами?» — «Ќе стесним ли вас?» — «Ќисколько!..» ¬ семь часов пришли сказать, что карета подана, и мы пошли, € могла бы сказать, что мы высыпались к подъезду; нас было ровно восемь человек, а карета двуместна€! « ак же мы поместимс€?» — спросила € с удивлением. «Ёто € улажу, — сказал N. N***, поспешно усажива€ мен€ в карету, — садитесь плотнее в угол!» я думала, что он мог бы и не давать мне этого совета, потому что остальные семь человек, верно, так плотно прижмут мен€ в этот угол, как бы мне и не хотелось, а €, на беду, вз€ла с собою плащ. Ќе знаю, каким непостижимым средством N. N*** усадил всех нас так, что сидели покойно, не изм€ли нар€дов и не задохлись, хот€ все мы были приличного роста и полноты, то есть не было между нами ни карлиц, ни скелетов. ’вала тактике твоей, почтенный N. N***, думала €.

¬ одно врем€ с нами приехали к подъезду театра два гвардейских офицера; одна из нашего общества дам была красавица, и, к несчастию, ей первой надобно было выйти из кареты; это обсто€тельство поставило нас в критическое положение. ”вид€ прекрасную женщину, гвардейцы остановились посмотреть и были свидетел€ми смешного зрелища, как нескончаема€ процесси€ т€нулась из дву-местной кареты и наконец заключилась уланом, закутанным в широкий плащ.

Ётот вечер смешно началс€ и смешно кончилс€: ‘ингал превосходна€ трагеди€, но сегодн€ к концу действи€ непредвиденный случай вмиг превратил ее в комедию. “рагик, обыкновенно игравший ‘ингала, заболел; роль его отдали другому, дл€ которого она была нова еще; он играл ее нат€нуто и торопливо; но представл€вший —тарна был насто€щий —тарн! »гра его возбуждала и участие, и удивление вместе; каждому казалось, что видит не актера, но точно цар€ и отца оскорбленного. Ќадобно думать, что превосходство игры его смущало бедного ‘ингала; он приходил в замешательство!.. ¬ то самое мгновение, когда ћоина должна была вбежать на сцену, смешавшийс€ ‘ингал, спеша схватить меч ќскара, толкнул как-то неловко —тарна и оторвал ему бороду!.. ¬ секунду €рый гнев старого цар€ утих... ѕартер захохотал; ћоина, вбежав, остановилась, как стату€, и занавес опустилс€.

¬ечером ƒолинский сказал мне, что ѕ**** жаловалс€ кн€зю. ««а что?» — спросила €. «ѕервое, что вы не €вились к нему; а второе, что, вместо рапортов, пишете просто записки, сколько чего прин€то». — «„то ж кн€зь?» — «Ќичего, промолчал». »наче не могло и быть; ѕ**** вздорно жалуетс€; об приеме вещей, кажетс€, никогда не уведомл€ют рапортами. » что за странный человек! как он не может пон€ть, что не вправе ожидать этого от военного офицера...

ћне ведено €витьс€ завтра в ордонанс-гауз в п€ть часов утра. ¬есело мне будет идти ночью, не зна€ дороги и не име€ у кого спросить. ¬ этот час здесь глубока€ ночь.

ћен€ разбудили в четыре часа; € оделась. «„то ж € буду делать, д€дюшка?  ак найду ордонанс-гауз? Ќе можете ли рассказать мне?» — «ќчень могу, вот слушай...» ƒ€д€ зачал рассказывать мне весьма подробно, продолжительно и столько употребл€л старани€ дать мне €сное пон€тие о моей дороге, что € именно от этого ничего и не пон€ла. ѕоблагодарив д€дю за труд, € пошла на авось. ѕроход€ мимо √остиного двора, вздумала € перейти ближе к лавкам под крышу и только что хотела перешагнуть веревку, прот€нутую вдоль лавок, как страшное рычание собаки остановило мен€ и заставило отскочить на середину улицы. ѕутешествие мое в четыре часа утра по пустым улицам ѕетербурга, и к цели которого € не знала, как достигнуть, было бы очень занимательно дл€ мен€, если б не тревожил страх опоздать или и совсем не прийти к назначенному времени. »з всего продолжительного рассказа д€ди € помнила только, что нaдoбнo идти мимо √остиного двора; но ведь √остиный двор имеет конец, куда ж тогда? я подходила уже к последней лавке и хотела было направить путь свой пр€мо к дворцу, полага€, что такие места, как ордонанс-гауз, верно, наход€тс€ недалеко от него; итак, узнаю от часового. —тук дрожек заставил мен€ тотчас оставить все планы; это был экипаж извощичий; € остановила его, и кучер, не дожида€сь моего вопроса, спросил сам: «¬ ордонанс-гауз, барин?» — «ƒа!» — «»звольте, садитесь... я сейчас только отвез туда офицера». — «—тупай же скорее!» » вот все, что было романического в во€же моем в глубокую декабрьскую ночь по опустевшим улицам обширного города в полном вооружении и име€ в виду найти дом, к которому не знала дороги; и все это вмиг исчезло; теперь € обыкновенный офицер, поспешно едущий на извощичьих дрожках в ордонанс-гауз; место менее всего в свете романическое, и где получу какое-нибудь приказание, сказанное тоном сухим и повелительным. «—тупай, пожалуйста, скорее! далеко еще?» — «ј вот здесь», — сказал извощик, останавлива€ лошадь у подъезда огромного дома, над дверьми которого была черна€ доска с надписью: «ќрдонанс-гауз». я взбежала по лестнице и вошла в залу; тут было множество офицеров пехотных и кавалерийских. «а столом сидел адъютант и что-то писал; в камине горел огонь, € села близ него в ожидании разв€зки. »з офицеров никто не говорил один с другим, но все в молчании или ходили по зале, или сто€ли у камина, смотр€ задумчиво на огонь, как вдруг эта сонна€ сцена оживилась; вышел «акревский: «√оспода! — по этому слову все офицеры встали в шеренгу. —  авалери€, вперед, на правый фланг!» » вот мы, в числе четырех: кирасир, два драгуна и один улан, стали на правом фланге пр€мо перед лицом «акревского, он взгл€нул на мен€ очень внимательно раза два, пока отдавал нам свое приказание: «явитьс€ к командиру конногвардейского полка јрсеньеву!» Ќаконец нам объ€вили подробнее, что в конной гвардии обмундируют наших р€довых с какими-то переменами; мы выслушали и разъехались: кавалеристы домой, а покорные пехотинцы отправились пр€мо к јрсеньеву. я узнала это потому, что у подъезда они, сговарива€сь идти туда, спросили и нас: «ј вы, господа, пойдете с нами?» — «—егодн€ мне некогда», — отвечала €.

я послала –ачинского в канцел€рию конногвардейскую дл€ примерки какого-то нового мундира. ѕо возвращении он сказал мне: «¬елено вашему благородию €витьс€ самим туда». — « уда?» — «¬ швальню к майору Ўаганову». Ќаскучили мне все эти затеи! насилу € разв€залась с ними. Ѕыла только один раз у јрсеньева и сказала Ўаганову, что буду присылать к нему улана; что мне вовсе не нужно присутствовать при этом и что € имею совсем другое поручение от своего полка. —казав это, € ушла.

«автра отправл€юсь в полк; две недели отпуска миновали! я провела их скучно: с утра до вечера в мундире, зат€нута, станов€сь во фронт, получа€ извещени€ — €витьс€ туда! €витьс€ сюда! Ќикогда более не поеду в такой отпуск.


 (217x173, 41Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

1815 √ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:54 + в цитатник

¬ походе нашем ничего нет замечательного, кроме причины его: Ќаполеон как-то исчез с того острова, на котором союзные государи рассудили за благо уместить вместе с ним все его планы, замыслы, мечты, способности великого полководца и обширный гений; теперь все это оп€ть вырвалось на волю, и вот снова движение в целой ≈вропе!.. ƒвинулись войска, снова вьютс€ наши флюгера в воздухе, блистают пики, прыгают добрые кони! там сверкают штыки, там слышен барабан; грозный звук кавалерийских труб торжественно будит еще дремлющий рассвет; везде жизнь кип€ща€, везде движение-неустанное! “ут важно выступает строй кирасирский; здесь пронеслись гусары, там лет€т уланы, а вот идет прекрасна€, стройна€, грозна€ пехота наша! главна€ защита, сильный оплот отечества — непобедимые мушкетеры!.. ’оть € люблю без пам€ти конницу, хоть € от колыбели кавалерист, но вс€кий раз, как вижу пехоту, идущую верным и твердым шагом, с примкнутыми штыками, с грозным боем барабанов, чувствую род какого-то благоговени€, страха, чего-то похожего на оба эти чувства: не умею объ€снить. ѕри виде пролетающего стро€ гусар или улан ничего другого не придет в голову, кроме мысли: какие молодцы! какие отличные наездники! как лихо руб€тс€! беда непри€телю! и беда эта обыкновенно состоит в ранах более или менее опасных, в плене, и только. Ќо когда колонны пехоты быстрым, ровным и стройным движением несутс€ к непри€телю!.. тут уже нет молодцов, тут не до них: это герои, несущие смерть неизбежную! или идущие на смерть неизбежную — средины нет!..  авалерист наскачет, ускачет, ранит, пронесетс€, оп€ть воротитс€, убьет иногда; но во всех его движени€х светитс€ кака€-то пощада непри€телю: это все только предвестники смерти! Ќо строй пехоты — смерть! страшна€, неизбежна€ смерть!

 

 овно. Ѕез дальних приключений пришли мы на границу и расположились квартирами в окрестност€х этого местечка. ¬едь можно же иногда попасть в убийственное положение совсем неожиданно. ¬чера постигло мен€ самое смешное несчастие: брат и € обедали у ковенского помещика, пана —т-лы, старинного гостеприимного пол€ка. Ќесмотр€ на свои шестьдес€т лет, —т-ла был еще красивый молодец, из числа тех немногих людей, которые живут долго и состареваютс€ за день только до смерти; он казалс€ не более сорока лет; с ним вместе жили его сестра и плем€нница, девушка лет осьмнадцати, наружности обыкновенной. Ќадобно думать, что мы с братом очень понравились господину —т-ле, потому что он не щадил ничего, чтоб сделать дл€ нас при€тным быть у него. ѕосле роскошного стола, всех родов лакомства, кофе, мороженого, одним словом, всего, чем только он мог пресытить нас, вздумалось ему довершить свое угощение из€щнейшим из услаждений, как он полагал, пением своей плем€нницы: zaspieway ze, moia косchana, dlia tych walecznych zolnierzow (спой, мо€ дорога€, дл€ этих доблестных воинов (польcк.)). Ѕесполезно бедна€ девица увер€ла, что не может петь, что она простудилась, что у нее насморк и болит горло; деспот д€д€ ничему не внимал и насто€тельно требовал, чтоб она сию минуту пела; должно было покоритьс€ и запеть перед двум€ молодыми уланами: она запела!.. “акого голоса нельз€ забыть! Ќе имею духа ни описывать, ни делать сравнений!.. ƒевица была права, отбива€сь из всех сил от этого рокового пени€... ”слыша первые звуки ее голоса, € почувствовала содрогание во всем теле; желала бы провалитьс€ или быть за сто верст от певицы; но... € была на диване, пр€мо против нее! и, к несчастию, дух-искуситель заставил мен€ взгл€нуть на брата; он не смел подн€ть глаз и пылал, как зарево. я не знала, куда деватьс€, не знала, что делать, чтоб не захохотать; но, вид€ наконец безуспешность своих усилий, перестала и трудитьс€ над этим... я, как говоритс€, померла со смеху... ѕевица замолчала. ј €!.. €, сделавшись в глазах ее дураком, безотчетным дураком, искала и не находила, чем извинить этот прокл€тый смех.   счастию моему, она пела русскую песню; в ней упоминалось что-то о бабочке; а девица, как полька, не уме€ хорошо выговорить, называла ее бабушкою. я сложила всю вину на это слово, и все сделали вид, что поверили; но продолжать пение уже не просили более. «аплат€ так хорошо за угощение и внимание пана —т-лы, мы поехали обратно в ¬ильну, где расположилс€ наш штаб и где мы будем сто€ть — впредь до повелени€.

Ёскадрон  *** стоит в имении бискупа кн€з€ √***. «десь живет сестра его, менее всего в свете похожа€ на то, что она есть, то есть на кн€жну √***.

¬чера € в первый раз увидела нашу молодую майоршу после ее супружества: она сделалась неузнаваема: выросла и потолстела. —мотр€ на нее, € не верила глазам своим.  ак в такое короткое врем€ стать насто€щим богатырем ƒобрынею! я потому так назвала ее, что  *** в восхищении от ее роста и полноты, говорит всем, кто хочет его слушать: «ћо€ —ашенька раздобрела!»

—егодн€ в полночь, возвраща€сь из штаба и проезжа€ мимо полей, засе€нных овсом, увидела € что-то белое, ворочающеес€ между колось€ми; € направила туда свою лошадь, спрашивав «кто тут?». ѕри этом вопросе белый предмет выпр€милс€ и отвечал громко: «я, ваше благородие! улан четвертого взвода». — «„то ж ты тут делаешь?» — «—тараюсь, ваше благородие!..» я приказала ему идти на квартиру и более уж никогда не старатьс€... «абавный способ избрали эти головорезы откармливать своих лошадей! «аберутс€ с торбами в овес и обдергивают его всю ночь; это, по их, называетс€ — старатьс€.

ƒн€ три шел беспрерывный дождь, и сегодн€ только прогл€нуло солнце. я вывела свой взвод на зеленый луг и летала с ним два часа, то есть занималась взводным ученьем: после этого людей отпустила домой, а сама поехала еще гул€ть; заезжала к ¬***, видела его diviniti (божество (франц.).), котора€ теперь в женском платье и удивительно как похожа на кубарь; оттуда возвратилась в свое селение. ѕодъезжа€ к своей квартире, € услышала какое-то хлопанье: наконец слышу голоса, умол€ющие о помиловании. ƒх, боже! это у мен€ наказывают палками!  то ж это смеет? я поскакала в галоп, и, когда вскакала на двор,  *** в ту ж минуту велел перестать и пошел ко мне навстречу: «»звини, јлександров! € у теб€ похоз€йничал; твои уланы украли у жида восемнадцать гарнцев водки в спр€тали на твоей конюшне в сено. ∆ида к тебе не допускали, так он приехал ко мне, и вот € все разыскал и наказал; не сердись, брат, нельз€ было без этого». — « ак сердитьс€! напротив, € вам очень благодарен». Ќо досада кипела в душе моей. „то за прокл€тый народ эти уланы! „то за охота быть их начальником, когда перед моими глазами приезжают бить их!..

¬с€ наша жизнь здесь на границе проходит ни в чем: кто курит табак, кто играет в карты, стрел€ет в цель, объезжает лошадей, прыгают через ров, через барьер; но всего уже смешнее дл€ мен€ наши вечерние собрани€ у того или другого офицера. –азумеетс€, что на этих собрани€х дам нет. Ќесмотр€ на это, у нас раздаетс€ музыка, и мы танцуем одни; танцуем все — старые и молодые, мазурку, кадрили, экосезы; мен€ это очень забавл€ет.  акое удовольствие наход€т они танцевать без дам, особливо совершеннолетние!.. я всегда танцую за даму.

ћы возвращаемс€ через ¬ильну обратно в –оссию. ѕроход€т дни за дн€ми единообразно, монотонно; что было сегодн€, то будет и завтра. –ассветает: играют генерал-марш, седлают, вывод€т, сад€тс€, едут... и вот шаг за шагом вперед, к вечеру на квартирах. Ќичто не нарушает спокойстви€ мирных маршей наших; не только что никакое происшествие, но даже ни дождь, ни ветр, ни бур€, ничто не хочет разбудить сп€щего похода нашего! ћы идем, идем, идем, и — пройдем: вот и все тут.

—егодн€ утром € обрадовалась... —тыдно бы мне это чувствовать и писать; но, право, обрадовалась, услыша плачевный вопль чей-то близ квартиры майора; по крайней мере, было дл€ чего дать шпоры коню, прискакать, с участием спрашивать, разыскивать; € понеслась в карьер к квартире  *** и, увид€ зрелище и смешное, и жалкое вместе, поспешила соскочить с лошади, чтобы остановить эту трагикомедию: майор наказывал улана Ѕозье (которого товарищи его называют — Ѕоз€); бедн€к с первой палки возопил горестно, простира€ руки к небу: «ќ топ Dieu! топ Dieu!»(о мой бог! мой бог! (франц.)) — «я тебе дам, каналь€, медю, медю!» — говорил  ***, стара€сь прин€ть сердитый вид, к которому, однако ж, комическое лицо его было несродно; но, впрочем, он в самом деле был раздосадован, и бедному французу досталось бы еще раз дес€ть воскликнуть: «о топ Dieu! топ Dieu!» — а г-ну  *** столько же повторить свое: «€ тебе дам медю, медю», если б € не упросила его перестать. «Ќу, лент€й, благодари этого офицера, а то бы, вместо трех палок, € дал бы тебе тридцать». — «„то он сделал, майор?» — -«Ќе слушает, братец, никого! унтер-офицер приказал ему вычистить седло, амуницию и приготовитьс€ на вести к полковнику, а он ничего этого не сделал». — «ƒа пон€л ли он приказание унтер-офицера?» — «¬от, прекрасно! пон€л ли! должен пон€ть!..» Ѕесполезно было бы толковать с  ***, € выпросила только, чтобы он отдал бедного Ѕозье ко мне в взвод, на что он охотно согласилс€, говор€: «¬озьми, возьми, братец, мне до смерти надоел этот немец!»

 

¬еликие Ћуки. ћы пришли! мы на месте! это наши квартиры, и все кончено!.. »счезли очаровательные картины чужих краев! чужих нравов! Ќе слышно более привета добродушных честных германцев! Ќет восхитительных, чарующих вечеров польских! «десь все так важно, так холодно!.. ѕопробуйте попросить стакан воды у кресть€нина; с минуту он еще не тронетс€ с места, пойдет лениво, едва двига€сь; наконец даст вам воду, и как только выпили: «две копейки за труд, барин!» ѕровались они совсем.

Ќаш эскадрон квартирует в какой-то ¬€зовщине.  акое гармоническое название! —ейчас можно подобрать рифму и очень приличную. ѕраво, € от скучных квартир, от дымных изб, гр€зи, дожд€, холодной осени сделалась такого дурного нрава, что на все досадую: на запачканных кресть€н, зачем они запачканы; на кресть€нок, зачем дурны собою, зачем отвратительно одеваютс€, еще отвратительнее говор€т; например: свеца, на пеце, соцыла. ѕрокл€та€!  то подумает, что она соцыла, делала что-нибудь; ничего не бывало: это она искала.

Ѕез смерти смерть сто€ть в этой ¬€зовщине без книг, без общества; лежать целый день на нарах, под облаками едкого дыма и слушать, как мелкий осенний дождь сечет в оконницы, зат€нутые или слюдою, или, что еще гаже, пузырем. ќ верх подлости!.. Ќет, бог с ними, со всеми при€тност€ми подобного квартировани€; уеду в штаб.

 

¬еликие Ћуки. «десь, по крайней мере, дым не ест глаз моих, и на свет божий смотрю сквозь чистые стекла! ¬с€кий день приходит ко мне √*** вспоминать счастливое врем€, проведенное в √амбурге, и в сотый раз рассказывает о незабвенной ∆озефине, о восхитительном вечере, в который она, прин€в от него в подарок выигранные им тыс€чу луидоров, находила его весьма любезным целую неделю; но после двери ее всегда уже были заперты перед ним, и он, как влюбленный испанец, приходил с гитарою перед дом, где жила эта драгоценность. ѕосле нескольких романсов, вздохов и разного рода глупостей он простирал руки к безмолвной каменной громаде и восклицал, как јбелард... прибежище девиц богобо€зненных, честных? » все это он рассказывал мне совсем не шуточно, но с т€желыми вздохами и навернувшимис€ слезами... ќ сумасшедший, сумасшедший √***!

 (104x200, 27Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ƒ”ЁЋ№

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:52 + в цитатник

—егодн€ часу в дес€том утра –*** пришел ко мне рассказать, что он поссорилс€ с кн€зем  *** и что кн€зь назвал его подлецом. «ѕоздравл€ю теб€! что ж ты сделал?» — «Ќичего! € сказал, что он негод€й; но, кажетс€, он этого не слыхал». — « ак все это хорошо! и ты пришел похвалитьс€, что теб€ назвали подлецом! я в первый раз от роду слышу, чтоб тот, кто так назвал благородного человека, осталс€ без пощечины». √овор€ это, мы оба сто€ли у открытого окна, и только что € кончила, кн€зь  ***, как на беду, шел мимо. –*** позвал его; надобно думать, что  *** счел голос –*** за мой, потому что, поклон€сь вежливо, пошел тотчас ко мне; но, к величайшему удивлению своему, моему, моего хоз€ина и еще двух офицеров, был встречен в самых двер€х от –*** и вопросом «это мен€ вы назвали подлецом?», и пощечиной вдруг!! —*** просил всех нас провалитьс€ из его дома: «ƒеритесь где хотите, господа, только не здесь!..» ћы все пошли за город. –азумеетс€, дуэль была неизбежна, но кака€ дуэль!.. я даже и в воображении никогда не представл€ла ее себе так смешною, какою видела теперь. Ќачалось условием: не ранить друг друга в голову; дратьс€ до первой раны. –*** затруднилс€, где вз€ть секунданта и острую саблю; € сейчас вызвалась быть его секундантом и отдала свою саблю, зна€ наверное, что тут, кроме смеху, ничего не будет особенного. Ќаконец два сумасброда вступили в бой; € никак не могла да и не дл€ чего было сохран€ть важный вид; с начала до конца этой карикатурной дуэли € невольно усмехалась. „тоб сохранить условие не ранить по голове и, как видно, бо€сь смертельно собственных своих сабель, оба противника наклонились чуть не до земли и, выт€нув каждый свою руку, вооруженную саблей, вперед как можно далее, махали ими направо и налево без вс€кого толку; сверх того, чтоб не видеть ужасного блеска стали, они не смотрели; да, как мне кажетс€, и не могли смотреть, потому что оба нагнулись вперед вполовину тела. —ледствием этих мер и предосторожностей, чтобы сохранить первое из условий, было именно нарушение этого услови€: –*** не вид€, где и как машет саблею, ударил ею кн€з€ по уху и разрубил немного; противники очень обрадовались возможности прекратить враждебные действи€.  н€зь, однако ж, вздумал было шуметь, зачем ему в противность уговора разрубили ухо; но € успокоила его, представ€, что нет другого средства поправить эту ошибку, как оп€ть рубитьс€. „удаки пошли в трактир, а € отправилась обратно к —***. «Ќу, что, как кончилось?» я рассказала. «¬ы помешанный человек, јлександров! что вам за охота была подстрекнуть –***; самому ему никогда б и в мысль не пришло вызывать на дуэль, а еще менее давать пощечину». (ћне, право, не приходило в голову, что € подстрекала его к поступку, противному законам; и только теперь вижу, что —*** был прав.) —тарый —*** прин€лс€ хохотать, вспомн€ сцену в двер€х.

Ќадобно проститьс€ с залою принца ¬иртембергского! надобно оставить ¬итебск и возвратитьс€ в гр€зные яновичи. Ёскадронные командиры с воплем требуют офицеров к своим местам; нечего делать, завтра еду.

 

яновичи.  ажетс€, здешн€€ гр€зь превосходит все гр€зи, сколько их есть на свете. Ќе далее как через площадь к товарищу не иначе можно пробратьс€, как верхом; можно, правда, и пешком, но дл€ этого надобно лепитьс€ около жидовских домов, по завалинам, как можно плотнее к стенам, окнам и двер€м, из которых обдает путешествующего различного рода паром и запахами, например, водки, пива, гусиного сала, козлиного молока, бараньего м€са и так далее... ћожно быть уверену в насморке по окончании этого отвратительного обхода.

 

¬итебск. ¬ теперешний приезд мой старый —***, напуганный буйною сценою, не пустил уже мен€ к себе на квартиру, и мне отвели ее в доме молодой и прекрасной купчихи. “олько что € расположилась там по-хоз€йски. пришел ко мне ’еров, короткий знакомец брата. ««дравствуй, јлександров! давно ли ты приехал?» — «—ейчас!» — «ј брат?» — «ќн в эскадроне». — «√де ты обедаешь, у принца?» — «Ќе знаю; € пойду €витьс€ к принцу; если пригласит, так у него». — «ѕосмотри, какие славные шпоры купил €». — «—еребр€ные?» — «ƒа!..» ћы оба сто€ли у стола, и € облокотилась на него, чтобы поближе рассмотреть шпоры. ¬ это врем€ ’еров наступил легонько мне на ногу; € огл€нулась; вплоть подле мен€ сто€ла хоз€йка: «Ќе стыдно ли вам, господа, говорить такие слова в доме, где живут одни женщины?..» ¬от новость! увер€ла хоз€йку, что слова наши могли б быть сказаны перед ангелами, не только перед женщинами. «Ќет, нет! вы мен€ не уверите; уж € слышала!» — «Ќе может быть, вы ослышались, мила€ хоз€юшка». — «ѕрошу не называть мен€ милою, а вести себ€ лучше в моем доме...» —казав это, она важно отправилась в свою половину и оставила нас думать что угодно об ее выходке. ’еров вз€л было кивер, чтоб идти уже, но, взгл€нув случайно на мой кошелек и увид€, что в нем светилось золото, остановилс€: «Ѕрат твой должен мне, јлександров, не заплатишь ли ты за него?» — «ќхотно! сколько он тебе должен?» — «ƒва червонца». — «¬от изволь». — « акой ты славный малый, јлександров! дарю тебе за это мои серебр€ные шпоры». ’еров ушел, а €, приказав тотчас привинтить новые шпоры к сапогам, надела их и пошла €витьс€ принцу.

¬ час пополуночи возвратилась € на свою квартиру; постель мне была постлана в маленькой комнате на полу; в доме все уже было тихо, и только в горницах хоз€йки светилс€ еще огонь. ѕолага€ себ€ в совершенном уединении и полною владетельницею своей комнаты, € без вс€ких опасений разделась. ’отела было, правда, запереть двери, но как не было крючка, то, притвор€ их просто, легла и кажетс€, что спала уже, по крайней мере, € не слыхала, как дверь в мою горницу отворилась. я проснулась от шаркань€ ногами кого-то ход€щего по моей комнате; первым движением моим было закрыть голову оде€лом; € бо€лась, чтоб брод€щее существо не ударило мен€ в лицо ногою. Ќе знаю почему, € не хотела спросить, кто это ходит, и к лучшему; € тотчас услышала голос, который спрашивал не совсем громко: «√де вы?» Ёто была хоз€йка; она с нетерпением повтор€ла: «√де вы?» — и продолжала шаркать ногами по полу, говор€: «ƒа где же вы? ѕосмотрите, что у мен€ в ушах вместо серег; что-то недоброе!  ажетс€, в каждом висит по злому... то есть по черту! по одному только черту!..» ќна сме€лась при этом каким-то диким смехом, но не громким. я пришла в ужас; не было сомнени€, что хоз€йка мо€ была сумасшедша€, что она укралась от надзора своих девок, что пришла ко мне, именно ко мне, и что она найдет мен€ очень скоро в комнате, котора€ всего полторы сажени длины и ширины. „то сделает она тогда со мною! Ѕог знает, какой оборот возьмут тогда мысли ее! ћожет быть, она сочтет мен€ одним из тех демонов, которые, думает она, вис€т в ушах у ней вместо серег! я слыхала, что сумасшедшие очень сильны, итак, в случае нападени€ € не наде€лась выйти с честию из этого смешного единоборства. ƒума€ все это, таила дыхание и бо€лась пошевелитьс€; но мне сделалось до нестерпимости душно лежать с закутанною головой; € хотела открыть немного оде€ло, и в этом движении дотронулась до подсвечника, он упал со стуком. –адостный крик сумасшедшей оледенил кровь мою! Ќо, к счастию, этот крик разбудил ее женщин; и в то самое врем€, когда она с восклицани€ми кинулась ко мне, они вбежали и схватили ее уже падающую на мен€ с распростертыми руками.

ѕрирода дала мне странное и беспокойное качество: € люблю, привыкаю, прив€зываюсь всем сердцем к квартирам, где живу; к лошади, на которой езжу; к собаке, которую возьму к себе из сожалени€; даже к утке, курице, которых куплю дл€ стола, мне тотчас сделаетс€ жаль употребить их на то, дл€ чего куплены, и они живут у мен€, пока случайно куда-нибудь денутс€. «на€ за собою эту смешную слабость, € думала, что буду сожалеть и об гр€зных яновичах, если придетс€ с ними расставатьс€; однако же, слава богу, нет! ћы идем в поход, и € чрезвычайно рада, что оставл€ю это вечное, непросыхаемое болото. ¬от одно место на всем Ўаре «емном, куда бы € никогда уже не захотела возвратитьс€.

 

ѕолоцк. —егодн€ утром, выход€ из костела, увидела € –***; он шел очень скоро и был, казалось, чем-то озабочен. ћен€ всегда очень забавл€ют его рассказы о его победах; вечно он героем какого-нибудь происшестви€ и из вс€кого выходит увенчанным или миртами или лаврами. Ќаде€сь и теперь услышать что-нибудь подобное, побежала € за ним, догнала, поравн€лась и остановила за руку: «„ем так озабочен, товарищ? Ќе надобен ли тебе оп€ть секундант? € к твоим услугам...»  азалось, по€вление мое сделало непри€тное впечатление на –***. Ёто удивило мен€: «„то с тобою?  уда ты так спешишь?» — «Ќикуда! € просто иду; тебе клан€етс€ батюшка. »звини, брат! € виноват перед тобою: проиграл твои деньги». — « акие мои деньги?» — «ƒва червонца». — «я теб€ не понимаю!» — «–азве ты не получал письма от ректора?» — «Ќет!» — «ј, ну так тебе и в самом деле нельз€ знать ничего. Ѕедный старик, которому ты дал дес€ть рублей, нашел в этой ассигнации два червонца и, полага€ очень благоразумно, что ты не имел намерени€ дать ему такую сумму, отнес их к ректору, который, похвал€ редкую честность бедного, пришел с этими червонцами к батюшке. я был тут же; ректор рассказал нам историю о червонцах и просил переслать их к тебе; € вз€л эту комиссию на себ€; но, к несчастию, прежде чем увиделс€ с тобою, встретилс€ искусительный случай попробовать счасти€; € поставил их на карту и — осталс€ твоим должником». — «ќчень рад! будь им сколько угодно; но зачем батюшка твой распор€дилс€ так нечеловеколюбиво! ƒеньги эти надобно было оставить у того, кому провидение их назначило». — «Ќу, зафилософствовал! я мог бы сказать тебе кой-что против этого, да уж бог с тобой, теперь некогда, иду вз€ть в долг кордон и эполеты из офицерской суммы. ѕрощай!..» —умасброд побежал, а € пошла прогуливатьс€. я всегда иду очень скоро и совершенно отдаюсь мечтам, мен€ увлекающим. “еперь € думала о том, как прекрасна природа! как много радостей дл€ человека в этом мире! ƒумала и о том, как неисповедимы пути, которыми вел€т нам идти к такому или другому случаю в жизни; и что самое лучшее средство сохранить мир душевный состоит в том, чтоб следовать покорно деснице, ведущей нас сими пут€ми, не разыскива€, почему это или то делаетс€ так, а не иначе... ћысли мои были то важны, то набожны, то печальны, то веселы, а наконец, и сумасбродно веселы. –адостное предположение, что € буду иметь прекрасный дом, где помещу старого отца своего; что украшу его комнаты всеми удобствами и всем великолепием роскоши; что куплю ему покойную верховую лошадь; что у него будет карета, музыканты и превосходный повар!.. так восхитило мен€, что запрыгала на одном месте, как дика€ коза! “еперь € вижу, что ѕерретта не выдумка. ќт сильного телодвижени€ мечты мои рассе€лись. я оп€ть увидела себ€ уланским офицером, у которого все серебро на нем только, а более нигде, и что дл€ исполнени€ мечтаний моих надобны, по крайней мере, чудеса, а без них ничему не бывать! —делавшись по-прежнему уланским поручиком, € должна была в качестве этом спешить возвратитьс€ в эскадрон, чтоб не опоздать к времени, назначенному дл€ похода: за что иногда приходитс€ строго отвечать!

 (80x140, 9Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕќ’ќƒ ќЅ–ј“Ќќ ¬ –ќ——»ё

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:51 + в цитатник

Ќет ни одного из нас, кто бы радостно оставл€л √олштинию; все мы с глубочайшим сожалением говорим «прости» этой прекрасной стороне и ее добродушным жител€м. ¬елено идти в –оссию. √олштини€, гостеприимный край, прекрасна€ страна! никогда не забуду € твоих садов, цветников, твоих светлых прохладных зал, честности и добродуши€ твоих жителей! јх, врем€, проведенное мною в этом цветущем саду, было одно из счастливейших в моей жизни!.. я пришла к Ћопатину сказать, что полк готов к выступлению. ѕолковник сто€л в задумчивости перед зеркалом и причесывал волосы, кажетс€, не замеча€ этого. «—кажите, чтоб полк шел; € останусь здесь на полчаса», — сказал он, т€жело вздохнув. «ќ чем вы вздохнули, полковник? –азве вы не охотно возвращаетесь на родину?» — спросила €. ¬место ответа полковник еще вздохнул. ¬ыход€ от него, € увидела меньшую баронессу, одну из хоз€ек нашего полковника, прекрасную девицу лет двадцати четырех, всю расплаканную. “еперь € понимаю, отчего полковнику не хочетс€ идти отсюда... ƒа! в таком случае родина — бог с ней!..

»так, не охотно и с горестию расстались мы с √олштиниею и, конечно, уже навсегда? “ам нас любили, хот€ не всех — это правда; но где же люб€т всех!.. Ќас любили по многим отношени€м: как союзников, как надежных защитников, как русских, как добрых посто€льцев и, наконец, как бравых молодцов; последнее подтверждаетс€ тем, что за эскадроном нашим следуют три или четыре амазонки! ¬се они в полной уверенности выйти замуж за тех, за кем следуют. Ќо разочарование ближе, нежели они думают; одна из них вз€та ѕел***, сорокалетним женатым сумасбродом; он хочет нас уверить всех, что его ‘иллида следует за ним, уступа€ силе непреодолимой любви к нему! ћы слушаем, едва удержива€сь от смеху. Ќепреодолима€ любовь к ѕел***! к плешивому чучеле, смешному и глупому!.. –азве какое-нибудь очарование... — всего в свете прекраснее его л€гушачьи глаза!

„то за странный расчет выбирать дл€ похода самую дурную пору! “еперь глубока€ осень, гр€зна€, темна€, дождлива€; у нас нет другого развлечени€, кроме смешных сцен между нашими влюбленными парами. ¬чера вечером “орнези рассказывал, что был у ѕел***, son objet (его предмет (франц.)) сидела тут же, вс€ в черном и в глубокой задумчивости; ѕел*** смотрел на нее с состраданием, которое в нем до крайности смешно и неуместно: «¬от что делает любовь, — сказал он, вздыха€; — она томитс€, грустит, не может жить без мен€! гибельна€ страсть — любовь!..» “орнези едва не задохс€, стара€сь удержатьс€ от хохота. «ƒа ведь ты с нею, чего ж ей грустить?» — «¬се сомневаетс€ в моей любви; не надеетс€ удержать мен€ навсегда при себе». — «–азумеетс€, ты ведь женат; € не понимаю, на что ты вз€л ее». — «„то ж мне было делать? она хотела утопитьс€!..» — «я, право, не знаю, — говорил мне “орнези, — где бы она утопилась; кажетс€, в ётерзейне вовсе нет реки. ѕел*** долго еще врал в этом тоне; но, послушай, какой был финал всему этому и как ѕел*** достоин был знать и видеть его: € вышел приказать, чтоб подали мою лошадь; возвраща€сь, встретил в сен€х задумчивую красавицу; она бросилась мне на шею, прижалась лицом к моему лицу и заплакала: Cher officier! sauvez moi de се miserable! je le deteste! je ne l'ai jamais aime; il m'a trompe! (ћилый офицер! спасите мен€ от этого негод€€! € его ненавижу! € никогда его не любила, он мен€ обманул! (франц.)) ќна не имела времени более говорить; ѕел*** отворил дверь из комнаты; увид€ нас вместе, он ни на минуту не смутилс€: столько уверен в силе своей красоты и достоинстве! ѕрокл€той шут!..»

 

ѕознань. «десь назначено было судьбою расторгнутьс€ всем св€з€м любовным; € узнала это случайно; мне надобно было идти в полковую канцел€рию к я***, который теперь в должности адъютанта, потому что бедный наш “ызин не мог уже более не только заниматьс€ должностью, но даже и следовать за полком; он осталс€ в каком-то немецком городке с своею молодою и опечаленною женой.  вартира я*** состо€ла из четырех комнат; в двух была канцел€ри€, а в двух он жил сам с пажиком, которого мы все называли прекрасным бароном. ”знав, что адъютанта нет дома, € пошла на его половину к барону; но, отвор€ дверь, остановилась в недоумении, не зна€, идти или воротитьс€. ѕо зале ходила молода€ дама в величайшей горести; она плакала и ломала руки. ќкинув глазами комнату и не вид€ прекрасного барона, € стала всматриватьс€ в лицо плачущей красавицы и узнала в ней пажика я-го. «Ax, Dieu! a quai bon cette metamorphose, et de quai vous pleurez si amirement?..»(јх, боже! с чего така€ метаморфоза, и почему вы так горько плачете?.. (франц.)) ќна отвечала мне по-немецки, что она очень несчастлива, что я*** отправл€ет ее обратно в √амбург и что она теперь не знает, как показатьс€ в свою сторону. ѕожалев о ней искренно, € ушла. Ќа другой день, на походе, не вид€ уже более ни одной из наших амазонок за эскадроном, € спросила “орнези, кака€ участь постигла их. «—ама€ обыкновенна€ и неизбежна€, — отвечал он: — ими наскучили и отослали».

ќбыкновенно впереди эскадрона едут песенники и поют почти во весь переход; не думаю, чтоб им это было очень весело; даже и по доброй воле наскучило бы петь целый день, а поневоле и подавно. —егодн€ € была свидетельницею забавного способа заохочивать к пению: ¬еруша, унтер-офицер, запевало, несчастнейший из всех запевал, начинает вс€кую песню в нос голосом, какого отвратительнее € никогда не слыхала и от которого мы с “орнези всегда скачем, слом€ голову, прочь; теперь он был что-то не в духе, а может, нездоров, и пел, по обыкновению, дурно, но, против обыкновени€, тихо; –женсницкий заметил это: «Ќу, ну, что значит такой дохлый голос? пой, как должно!..» ¬еруша пел одинаково. «ј, так € же тебе прибавлю бодрости!» — и с этим словом зачал удар€ть в такту нагайкою по спине поющего ¬еруши... я увидела издали эту трагикомедию, подскакала к –женсницкому и схватила его за руку: «ѕолно, пожалуйста, ротмистр! „то вам за охота! Ќу, пойдут ли песни на ум, когда за спиной нагайка!..» я имею некоторую власть над умом –женсницкого; он послушалс€ мен€, перестал поощр€ть ¬ерушу нагайкою и отдал ему на волю гнусить, как угодно.

 

¬итебск. ¬от мы и оп€ть в земле родной! ћен€ это нисколько не радует; € не могу забыть √олштинию! “ам мы были в гост€х; а мне что-то лучше нравитс€ быть гостем, нежели домашним человеком.

 вартирами полку нашему назначено местечко яновичи, гр€знейшее из всех местечек в свете. «десь € нашла брата своего; он произведен в офицеры и, по просьбе его, переведен в наш Ћитовский полк. я, право, не понимаю, отчего у нас обоих никогда нет денег? ≈му дает батюшка, а мне государь, и мы вечно без денег! Ѕрат говорит мне, что если бы пришлось идти в поход из янович, то жиды уцеп€тс€ за хвост его лошади; сильнее этого нельз€ было объ€снить, как много он задолжал им. «„то же делать, ¬асилий! мо€ выгода только та, что € не должен, а денег все равно нет». — «” вас будут; вам пришлет государь». — «ј тебе отец; а отец отдаст последние». — «» то правда; разве написать к батюшке?» — «ј ты еще этого не сделал?» — «Ќет!» — «ѕиши, пиши с этою ж почтой».

¬ ожидании, пока весна установитс€, мы оба живем в штабе, потому что в эскадронах теперь вовсе нечего делать. ћы с братом достали какой-то непостижимый чай, как по дешевизне, так и по качеству; € заплатила за него три рубл€ серебром, и, сколько бы ни наливали воды в чайник, чай все одинаково крепок. Ќе забот€сь отыскивать причину такой необыкновенности, мы пьем его с большим удовольствием.

 

яновичи. Ќастало врем€ экзерциций, учень€ пешего, конного, настала весна. ѕо насто€нию эскадронного командира мне должно было ехать в эскадрон.

—мешна€ новость!  *** влюблен! ќн приехал в яновичи, чтоб вз€ть мен€ с собою в эскадрон; дорогою рассказал, что он познакомилс€ с помещицей –*** и что молода€ –***, дочь ее, нейдет у него с ума, наконец, что он от любви и горести все спит. —праведливость слов своих он подтвердил самым действием — сейчас заснул. ¬се это было мне чрезвычайно смешно; но как € была одна, то сме€тьс€ что-то не приходилось, и € спокойно рассматривала чары вновь расцветшей природы. ќднако ж, видно,  *** не на шутку влюблен; только что мы с ним приехали в эскадрон, он как по инстинкту проснулс€; тотчас потребовал вахмистра, отдал наскоро ему приказание и велел закладывать других лошадей. «ѕоедем со мною, јлександров, € теб€ познакомлю». — «— кем, майор?» — «— моими соседками». — «¬ерно, с вашей –***?» — «Ќу, да!» — «ѕоедемте; € буду очень рад увидеть нашу будущую майоршу». — «ƒа чуть ли то не так будет, любезный! € что-то и день и ночь думаю об ней». — «Ќу, так едемте скорей».

я думала, что дорогою не будет конца разговорам  *** о красоте, достоинствах, талантах и о всех возможных совершенствах телесных и душевных божественной –***, но очень при€тно обманулась в своем опасении;  *** сел в бричку, не сказал даже — ступай скорее! и как будто ехал не к девице милой, прекрасной и любезной, но на какое-нибудь ученье или смотр, пустилс€ толковать о строе, лошад€х, пиках, уланах, флюгерах; одним словом, обо всем хорошем и дурном, но только не о том, чем, как мне кажетс€, должны б быть зан€ты его мысли и сердце. —транный человек! ѕроговор€ с полчаса как на заказ о всем нашем быту строевом, он наконец вздохнул, сказав: еще далеко! завернул голову шинелью, прислонилс€ в угол брички и заснул. я очень обрадовалась этому. ƒобрый человек и исправный офицер,  *** не имел ни того образовани€, ни тех сведений, ни даже того сорту ума, которые делают товарищество и разговор при€тным; € была рада, оставшись на свободе, думать о чем хочу и смотреть на что хочу.

¬ этом странном любовнике все смешно!  ак он может проснутьс€ именно тогда, когда надобно! ” самого подъезда он открыл глаза с таким видом, как будто не спал ни минуты; мы вышли из нашего экипажа. ¬сход€ на лестницу, € сказала  ***, что он должен представить мен€ дамам. «ƒа уж не беспокойс€, € буду уметь это сделать!» —мешной ответ заставил мен€ бо€тьс€ какой-нибудь странной рекомендации; но дело обошлось лучше, нежели € думала.  *** сказал просто, указыва€ на мен€: «ќфицер моего эскадрона јлександров...» ѕокоривша€ строевое сердце  *** была лет осьмиадцати девица, бела€, белокура€, высока€, стройна€, с длинными светлыми волосами, большими темно-серыми глазами, большим ртом, белыми зубами и с смелою гренадерскою выступкою; все это мне очень понравилось! ≈сли б € была  ***, то и € выбрала б ее в подруги жизни своей и любила б ее так же, как любит он: ехала б к ней, не спеша доехать, спала б всю дорогу и просыпалась бы у подъезда! я сейчас познакомилась с ней и подружилась; это было кончено в полчаса. Ќо что мен€ дивило, и изумл€ло и восхищало, это была мать ее, прекраснейша€ женщина! насто€ща€ ¬енера! если б только ¬енера могла иметь признаки сорокалетнего возраста! Ќа этом очаровательном лице было собрано все, что есть прекраснейшего из прелестей: блест€щие черные глаза, тонкие черные брови, коралловые губы, цвет лица, превосход€щий вс€кое описание!.. я смотрела на нее и не могла перестать смотреть; наконец, не уме€ говорить иначе, как думаю, € сказала ей пр€мо, что не могу отвесть глаз от ее лица и не могу себе представить, что за восхитительное существо была она в юности! «ƒа, молодой человек, вы не ошибаетесь, € была ¬енера; иного названи€, ни сравнени€ не было мне! да, € была красавица в полном значении этого слова!..» Ќесмотр€, что она говорит это о себе, € нахожу, что она еще очень скромна. ќна говорит «была красавица», но она теперь, сию минуту необыкновенна€ красавица! Ќеужели она этого не видит!..

 *** сосватал –***; через неделю свадьба; € очень рада. ћолода€ девица довольно образованна, веселого нрава и свободного, непринужденного обращени€; надеюсь, мне будет очень весело в их доме, когда она сделаетс€ нашею полковою дамою. јх, как € не люблю этих неприступных медведиц, которые, жела€ поддержать какой-то высший тон, не замечают того, что, вместо знатных дам, они имеют всю наружность надутых купчих. √лупые женщины!..

¬чера были мы приглашены на бал; € поехала с  ***. Ќовобрачный, по прежнему обыкновению, заснул; а как нам надобно было ехать около дес€ти верст, то € имела довольно времени разговаривать с молодою майоршею. ћы рассказывали друг другу анекдоты, смешные происшестви€ и хохотали, не опаса€сь разбудить счастливого супруга. Ќаконец разговор наш настроилс€ на другой тон; мы говорили о сердце, о любви, о чувствах неизъ€снимых, о посто€нстве, счастии, несчастии, уме, и бог знает о чем мы уже не говорили; € заметила в спутнице моей такой образ мыслей, который заставил мен€ удивитьс€, что она вышла за  ***; € спросила ее об этом. «я бедна, — отвечала она, — и, как видите, не красавица; сердце мое было свободно; матушка находила  *** выгодным женихом дл€ мен€, и € не видела большого затруднени€ исполнить волю се». — «ѕусть так, но любите ли вы его?» — «Ћюблю, — сказала она, помолчав с минуту, — люблю, разумеетс€, без страсти, без огн€, но люблю как доброго мужа и как доброго человека; у него нрав превосходный; все его недостатки выкупаютс€ его добрым сердцем».

¬оенный бал наш был таков же, как и все другие балы: очень весел на деле и очень скучен в описании.

“еперь € должна описать поступок, которого вот уже несколько дней с утра до вечера стыжусь. ѕусть этот род исповеди будет мне наказанием.

∆ела€ погул€ть по прекрасным рощам около ѕолоцка, € выпросилась в отпуск на неделю и, вз€в в товарищи –***, поехала с ним в поместье его отца. Ћошадей давали нам только что не дохлых, но весьма уже готовых прийти в это состо€ние; мы ехали на простой телеге по гр€зной дороге и то влеклись, то тр€слись, смотр€ по тому, каковы были у нас лошади. ѕриключений с нами не было никаких, если не считать за приключение, что зазевавшийс€ €мщик, проезжа€ мимо толпы идущих кресть€н, задел одного оглоблею, опрокинул его и переехал; что оскорбленные мужики шли за нами с дубинами более полуверсты, называ€ нас, именно нас, а не €мщика нашего, псами и сорванцами. Ќаконец мы приехали к реке, за которою было поместье –***. ѕока приготовл€ли паром, товарищ мой пошел в шалаш закурить трубку, а € осталась на берегу любоватьс€ закатом солнца; в это врем€ подошел ко мне старик лет дев€носта, как мне казалось, просить милостыни; при виде его белых волос, согбенного тела, дрожащих рук, померкших глаз, его ужасной сухощавости и ветхих рубищ сожаление, глубочайшее сожаление овладело мною совершенно! Ќо как могло это небесное чувство смешатьс€ с дь€вольским, кл€нусь, не понимаю!.. я вынула кошелек, чтоб дать бедному помощь, значительную дл€ него; денег у мен€ было восемь червонцев и ассигнаци€ в дес€ть рублей; эту несчастную ассигнацию ни на одной станции не хотели вз€ть у мен€, счита€, сомнительною, и € имела безбожие отдать ее бедному старику! «Ќе знаю, мой друг, — говорила € обрадованному нищему, — дадут ли тебе за нее те деньги, какие должно; но в случае, если 6 не дали, поди с нею к ксендзу ректору, скажи, что это € дал тебе эту ассигнацию, тогда ты получишь от него дес€ть рублей, а эту бумажку он возвратит мне; прощай, друг мой!» я сбежала на паром; мы переехали и через час были уже под гостеприимным кровом пана –***. «десь € прожила четыре дн€; ходила по темным перелескам, читала, пила кофе, купалась и почти не видала в глаза семейства –***, так как и самого его. «√ость наш немного дик, — говорила –-му сестра его, — он с утра уходит в лес и приходит к обеду, а там оп€ть до вечера его не видать; неужели он так делает и в полку? ”мен он?» — «Ќе знаю; ректор хвалит его». — «Ќу, похвала ректора ничего не значит. ќн его без пам€ти любит с того времени, как узнал, что он дал дес€ть рублей старому ёзефу». — ««а что?» — «¬от за что! за что дают вс€кому, кто просит именем ’ристовым». — « ак! неужели старик ёзеф просит милостыни, и помещик его позвол€ет? в его лета?» — «ƒа, в его лета, помещик его не только позвол€ет, но приказывает гнать на этот промысел вс€кого того из своей деревни, кто не может работать почему б то ни было: по старости, слабости, болезни, несовершеннолетию, слабоумию; о, из его села изр€дный отр€д рассыпаетс€ каждое утро по окрестност€м». — «”жасный человек!.. ќднако ж € не знал, что мой товарищ так м€гкосерд к бедным». — «“оварищ твой дикарь; а дикари все имеют какую-нибудь странность». — «Ќеужели ты считаешь сострадание странностью?» — «–азумеетс€, если она чересчур.   чему давать дес€ть рублей одному; разве он богат?» — «Ќе думаю; впрочем, € мало еще его знаю...» я поневоле должна была выслушать разговор брата с сестрою. ¬озврат€сь часом ранее обыкновенного с прогулки и не наход€ большого удовольстви€ в беседе старого –*** и его высокоумной дочери, ушла € с книгою в беседку в конце сада; молодые –*** пришли к этому же месту и сели в п€ти шагах от мен€ на дерновой софе. ќб€зательна€ –*** говорила еще несколько времени обо мне, не перестава€ называть дикарем и любимцем ректора; наконец брат ее вышел из терпени€: «ƒа перестань, сделай милость, как ты мне надоела, и с ним! я хотел поговорить с тобою о том, как убедить отца дать мне денег; теперь мачехи нет, мешать некому». — «Ќет, есть кому». — «Ќапример! не ты ли отсоветуешь?» — «“ебе грех так говорить; € люблю теб€ и хот€ знаю, что вс€кие деньги из рук твоих переход€т пр€мо на карту, но готова б была отдать тебе и ту часть, котора€ следует мне, если б только имела ее в своей власти. Ќет, любезный јдольф! не € помешаю отцу дать тебе деньги, а собственна€ его решимость, тверда€, непреложна€ вол€ не давать тебе ни копейки...» Ѕолее € ничего не слыхала, но, подошед к двер€м беседки, увидела брата и сестру бегущих к дому; видно, последние слова девицы –*** привели в бешенство брата ее, он бросилс€ бежать к отцу, а она за ним. я поспешила туда же. ”дивительно, какую власть над собою имеет старик –***; € нашла их всех в зале; девица была бледна и трепетала; брат ее сидел на окне, сжимал судорожно спинку у кресел и тщетно старалс€ прин€ть спокойный вид; глаза его горели, губы тр€слись. Ќо старик встретил мен€ очень ласково и покойно спрашивал, шут€: «”ж не имеете ли вы намерени€ сделатьс€ пустынником в лесах моих? я желал бы это знать заранее, чтоб приготовить дл€ вас хорошенькую пещеру, мох, сухие листь€ и все нужное дл€ отшельничества».

Ќе знаю, чем кончилось между отцом и сыном, но расставанье было дружелюбное. ¬збалмошный јдольф привел в ужасное замешательство сестру свою, а мен€ просто в замешательство уверени€ми, что она и € очень похожи друг на друга лицом и что сестра живой его портрет; итак, мы все трое на одно лицо!  ак лестно! ћолодой –*** похож, как две капли воды, на дь€вола...

Ќаконец мы оп€ть взмостились на телегу и поехали. Ќа первой станции, когда надобно было платить прогоны, € вынула кошелек, чтобы достать деньги, и очень удивилась, что из осьми червонцев двух недоставало. я старалась припомнить, не оставл€ла ль кошелька на столе или на постели, когда уходила гул€ть; но нет, кажетс€, он всегда был со мною. Ќаконец € вспомнила и от всей души обрадовалась: червонцы, верно, запали в ассигнацию, котора€ лежала вместе с ними в кошельке и была свернута ввосьмеро, чтобы уместитьс€ в нем, € вынула ее и отдала нищему у парома, не развертыва€; итак, он получил от промысла божи€ ту помощь, которую € подала ему, но едва не испортила каким-то сатанинским расчетом! ¬прочем, одно только чудовище способно дать бедному такую помощь, в недействительности которой было б оно уверено! Ќет, отдава€ ассигнацию, € думала только, что ее возьмут в гораздо меньшей цене, чего она стоит, и что на станци€х не брали ее потому, что видели у мен€ золото и что пол€ки не терп€т другой монеты, кроме звонкой.

 

¬итебск. я живу у комиссионера —***. ќтпуск мой еще не кончилс€, и € проведу это врем€ веселее здесь, нежели в эскадроне. ≈го королевское высочество принц ¬иртембергский любит, чтоб военные офицеры собирались у него по вечерам; € тоже там бываю; мы танцуем, играем в разные игры, и принц сам берет иногда участие в наших забавах.

flover_0027 (265x291, 44Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

1814 √ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:50 + в цитатник

»звестие о вз€тии ѕарижа, заставило ƒаву сдатьс€. ‘ранцузы вышли из √амбурга, и военные действи€ прекратились. ћы теперь мирные гости датского корол€. ѕользу€сь этим обсто€тельством, € хочу объехать прекрасную √олштинию одна в кабриолете, в который заложу свою верховую лошадь.

»льинский вызвалс€ быть моим товарищем. ћы вз€ли отпуск на неделю и отправились прежде в ѕениберг. ∆ела€ пройти несколько пешком по прекрасной тенистой аллее, котора€ ведет от ётерзейна к ѕенибергу, встали мы оба с своего кабриолета; € обернула вожжи около медной шишечки спереди кабриолета и, в надежде на смирение старого кон€, пустила его идти по дороге одного. ћы не заметили, что лошадь, чувству€ легкость экипажа, стала прибавл€ть шагу; но наконец € увидела, что она далеко ушла вперед; € побежала, чтобы остановить ее, но этим сделала то, что лошадь также побежала, и все шибче, шибче, вскачь и наконец во весь дух. »льинский, собрав все силы, догнал было ее и схватил за оглоблю; но лошадь сшибла его на землю, переехала колесом ему через грудь и поскакала во весь опор к ѕенибергу. »льинский вскочил и, потира€ грудь рукою, побежал, однако ж, вслед за исчезающею уже из виду лошадью, € думаю, дл€ того, что спереди на кабриолете лежал наш чемодан, где находились наши мундирные серебр€ные вещи и п€тьсот рублей золотом; всего этого ни мне, ни ему потер€ть не хотелось. ќднако ж и бежать до самого ѕениберга не было возможности. Ќесмотр€ на это, »льинский и лошадь скрылись у мен€ из глаз; € тоже пошла самым скорым шагом и нашла моего товарища и кон€ у самого въезда в ѕениберг. ќни были окружены толпою немцев; но чемодана уже не было. «„то теперь делать?» — спрашивал мен€ »льинский. ««десь есть их начальство, — сказала €, — ты хорошо говоришь по-немецки, поди к ним и расскажи, какие именно вещи были у нас в чемодане, так, верно, разыщут...» »льинский пошел; а €, сев на кабриолет, поехала зан€ть квартиру, где, отдав немцу-работнику лошадь свою в смотрение, пошла к начальнику этого города. “ам был уже »льинский; немцу что-то не хотелось разыскивать нашей пропажи; он говорил, что это дело невозможное: «Ћошадь ваша бежала через лес одна; как можно угадать, что сделалось с вашими пожитками?..» »льинский в досаде на такое хладнокровие к нашему невзгодью сказал, что если б это случилось в ѕетербурге, то через сутки пропажа была бы найдена, хот€ бы несколько тыс€ч людей было тут замешано, и что нет в свете полиции, котора€ могла бы сравнитьс€ с русскою в де€тельности, проницательности и остроумии средств, употребл€емых ею дл€ разыскани€ и открыти€ самых тонких мошенничеств. Ёти слова свели с ума и вывели из себ€ хладнокровного немца: с покрасневшим лицом, сверкающими глазами и кип€щею досадою вышел он поспешно из комнаты. Ќе вид€ надобности дожидатьс€ его возврата, мы ушли на свою квартиру.

≈хать далее нам не было средств; у нас пропали все деньги, вещи и даже мундиры; мы оба остались в одних только сюртуках. Ётот день мы не пили чаю, не ужинали и наутро ожидала нас печальна€ участь — не пить кофе, не завтракать и ехать тридцать верст обратно с пустым желудком. ” мен€ оставалось два марка; но их надобно было употребить дл€ лошади. »льинский находил это несправедливым и сильно восставал против моего, как он называл, пристрасти€ к упр€мому животному: «—частлива эта негодна€ скотина, что деньги у теб€ в кармане; а если б они были у мен€, так уж извини, јлександров, пришлось бы твоему ослу поститьс€ до самого ётерзейна». — «ј теперь попостимс€ мы, любезный товарищ, — отвечала €, — да и о чем ты хлопочешь? вообрази, что ты на биваках, на походе, что теперь военное врем€, двенадцатый год, что сухари наши и провизию бросили в воду, что казаки отн€ли у денщиков наших вино, жаркое и хлеб или что плуты эти сами съели все и сказали на казаков; одним словом, вообрази себ€ в одном из этих положений, и ты утешишьс€». — «Ѕлагодарю! утешайс€ ты один всем этим», — сказал сердито голодный »льинский и спр€талс€ в шкап. я не знаю, как иначе назвать постели затейливых немцев; это точно шкапы: раствор€ обе половинки дверец, найдешь там четвероугольный ларь, наполненный перинами и подушками, без оде€ла; если угодно тут спать, то стоит только залезть в средину всего этого, и дело кончено. ¬ид€, что »льинский ушел в шкап с тем, чтоб до утра не выходить, € пошла убеждать хоз€йку засветить дл€ мен€ даром свечку; она исполнила мою просьбу, погладив мен€ по щеке и назвав добрым молодым человеком, не знаю, за что; € написала страницы две и наконец тоже легла спать на полу, вытащив из другого шкала все перины и подушки, сколько их там было.

¬ три часа утра € гладила и целовала доброго кон€ своего, который, не обраща€ на это внимани€, ел овес, купленный на последние мои два марка; »льинский слал; работник мазал колеса нашего кабриолета, и хоз€йка спрашивала мен€ из окна: «√ер официр, волен зи кафе?» ¬се эти действи€ были прерваны поспешным приходом гневного градоначальника. «√де ваш товарищ?» — спросил он отрывисто; в руках у него был наш чемодан. ќбрадовавшись, увид€ оп€ть погибшее было наше сокровище, € побежала будить моего камрада. «¬ставай, »льинский! — кричала €, ид€ к дверцам его шкапа, чтоб их растворить: — вставай! наш чемодан принесли». — «ќтв€жись ради бога; что ты расшутилс€, — ворчал »льинский невн€тно, — не мешай мне спать». — «я не шучу, ¬асилий! вот здесь начальник ѕениберга с нашим чемоданом». — «Ќу, так возьми у него». — «ƒа это не так легко сделать; он, видно, хочет именно тебе его отдать и, как догадываюсь, вместе с каким-нибудь пышным возражением на вчерашнее твое сомнение в исправности их полиции». — «Ќу, так попроси же, брат, его хоть в хоз€йскую горницу, пока € встану». „ерез п€ть минут »льинский вошел к нам. √радоначальник, до того все молчавший, стремительно встал с своего места и, подошел к »льинскому: «¬от ваши вещи все до одной и все деньги тою самою монетою, какою были. Ќе думайте, чтоб полици€ наша уступала в чем-нибудь вашей петербургской. ¬от ваши вещи, и вот вор, — сказал он, с торжеством указыва€ в окно на восемнадцатилетнего юношу, сто€щего на дворе. — ќн вчера увидел вашу лошадь близ ѕениберга, схватил с кабриолета чемодан, бросил его в ров за кусты, а лошадь отвел в город. “еперь довольны ли вы? ¬ора сейчас повес€т, если вам угодно?» ѕри этом ужасном вопросе, сделанном со всею немецкою важностью, »льинский побледнел; € затрепетала, и мое желание сме€тьс€ над забавным гневом пенибергца обратилось в болезненное чувство страха и жалости. «јх, что вы говорите! — вскликнули мы оба вдруг, — как можно этого хотеть? нет, нет! ради бога, отпустите его...» — «я вижу, что ошибалс€ на счет вашей полиции; простите это моему незнанию», — прибавил »льинский самым вежливым тоном. ”спокоенный немец отпустил несчастного мальчика, который, сто€ перед нашим окном, трепетал всем телом и был бледен, как полотно. ”слыша, что его прощают, он всплеснул руками с таким выражением радости и так покорно стал на колени перед нашим окном, что € была тронута до глубины души, и даже сам пенибергский начальник т€жело вздохнул; наконец, он пожелал нам веселого путешестви€ по √олштинии и ушел.

“еперь мы уже смело потребовали кофе, сливок, сухарей и холодной дичи на дорогу. «јх, какой счастливый характер имеешь ты, јлександров, — говорил мне »льинский, когда мы сели оп€ть в свой кабриолет; — ты совсем не грустил о пропаже своего имущества». — «  чему это великое слово имущество, »льинский? –азве мундир, подсумок и сорок червонцев — имущество?» — «ќднако ж у теб€ более ничего нет». — «Ќет, так будет; но тво€ печаль была мне очень смешна». — «ѕочему?» — «ѕотому что тебе не привыкать быть без денег: как только заведетс€ какой червонец, ты сейчас ставишь на карту и проигрываешь». — «я иногда и выигрываю». — «Ќикогда! ѕо крайней мере, € ни разу еще не видал теб€ в выигрыше: ты игрок столько же неискусный, сколько € несчастливый». — «Ќеправда! “ы не можешь судить о моем искусстве; ты не имеешь никакого пон€ти€ об игре», — сказал »льинский с досадою и после всю дорогу молчал.

«а обедом мы помирились. ¬ »цечое мы ночевали и на другой день поехали к √люкштату. ѕечальный вид Ёльбы, котора€ здесь течет вровень с болотистыми берегами, стаи воронов с своим зловещим криком нагнали нам скуку и грусть; мы поспешили уехать оттуда и, свернув с большой дороги, поехали проселочными. ¬ одном новом посто€лом доме, как нам казалось, мы были при€тно удивлены вежливым приемом и хорошим угощением. Ќаружность этого дома ничего не обещала более, как только картофель дл€ обеда и солому дл€ постели, и мы, вошед туда, спросили себе обедать, как обыкновенно спрашивают в трактирах, не обраща€ никакого внимани€ на хоз€ина. Ќо тонка€ скатерть, фарфорова€ посуда, серебр€ные ложки и солонки и хрустальные стаканы возбудили наше внимание и вместе удивление; этим не кончилось: постав€ на стол кушанье, хоз€ин просил нас садитьс€ и сел сам вместе с нами. »льинский, который не терпел никакой фамилиарности, спросил мен€: «„то это значит? зачем этот мужик сел с нами?» — «–ади бога, молчи, — отвечала €; — может быть, это будет что-нибудь из “ыс€чи и одной ночи: кто знает, во что может превратитьс€ наш хоз€ин?»... ¬ продолжение этого разговора пришел хоз€йский брат и тоже сел за стол; € не смела зачать говорить: недовольный вид »льинского и беспечна€ веселость обоих кресть€н до крайности смешили мен€; чтоб не обидеть добродушных хоз€ев неуместным смехом, € старалась не смотреть на »льинского. ѕосле обеда нам подали кофе в серебр€ном кофейнике, на прекрасном подносе, сливки в серебр€ном горшочке превосходной работы и ложечку фасона суповой разливальной ложки, тоже серебр€ную, €рко вызолоченную внутри. ¬се это поставили на стол; оба хоз€ина просили нас наливать дл€ себ€ кофе по своему вкусу и сели пить его с нами вместе. «„то это значит? — повтор€л »льинский; — простой трактир, голые стены, дерев€нные стуль€, просто одетые люди — и прекрасный обед, превосходный кофе, фарфор, серебро, позолота, вид какого-то богатства, вкуса и вместе деревенской простоты.  ак ты думаешь, јлександров, что бы это такое значило?» — «Ќе знаю ничего, но думаю только, что нам нельз€ будет здесь платить». — «ѕочему? а € так думаю напротив, что здесь мы заплатим вдес€теро дороже против других мест».

ћы ушли прогуливатьс€ по прекраснейшим окрестност€м, какие только могли быть на такой ровной и плоской стороне, какова √олштини€. ¬озврат€сь, € просила »льинского распор€жатьс€ во всем самому, требовать и расплачиватьс€, сказав, что на мен€ находит страх и € ожидаю какого-нибудь чудного €влени€. Ќам подали чай с тою же ласкою, добродушием, богатством прибора и вкусом. Ќаконец надобно было ехать; лошадь наша была отлично вычищена, кабриолет вымыт, и брат хоз€йский держал под уздцы кон€ нашего у крыльца. я увидела, что »льинский вертит в руках два марка. «„то ты хочешь делать? Ќеужели за столько усерди€, ласки и угощени€ всеми благами земными ты хочешь заплатить двум€ марками? —делай милость, не плати ничего; поверь, что они не возьмут». — «ј вот увидим», — отвечал »льинский и с этим словом подал хоз€ину два марка, спрашива€, довольно ли этого? «ћы ничего не продаем, здесь не трактир», — отвечал хоз€ин покойно. »льинский несколько смешалс€; он спр€тал свои марки и сказал, см€гча€ голос: «Ќо вы так много издержали дл€ нас». — «ƒл€ вас? Ќет! € очень рад, что вы заехали ко мне; но разделил с вами только то, что всегда сам употребл€ю с своим семейством». — «ћы прин€ли вас за кресть€н», — сказал »льинский, подстрекаемый любопытством и ожиданием какого-нибудь необыкновенного открыти€; но он тотчас спустилс€ с облаков. «¬ы и не ошиблись, мы кресть€не!»... Ќаконец после нескольких вопросов и ответов узнали мы, что эти добрые люди получили наследство от дальнего родственника своего, богатого €мбургского купца; что не более полугода тому, как они выстроили себе этот дом, что ошибки, подобные нашей, им часто случаетс€ видеть и что мы не первые сочли дом их за трактир. «» вы всех так радушно угощаете, не вывод€ из заблуждени€?» — «Ќет, вас первых!» — ««а что же?» — «¬ы — русские офицеры; король наш велел нам с русскими обходитьс€ хорошо». — «ќднако ж, добрые люди, русским офицерам при€тно было бы, если б вы не оставл€ли их так долго в тех мысл€х, что они в трактире; мы все требовали так повелительно, как требуют только там, где должно заплатить». — «¬ы могли угадать, что не за что платить, потому что мы обедали вместе с вами...» ѕри этих словах »льинский покраснел, и мы оба не говорили уже более, но поклонились доброму хоз€ину нашему и уехали.

Ќастала глубока€ осень. “емные ночи, гр€зь, мелкий дождь и холодный ветер заставл€ют нас собиратьс€ перед камином то у того, то у другого из наших полковых товарищей. Ќекоторые из них превосходные музыканты; при очаровательных звуках их флейт и гитар вечера наши пролетают быстро и весело.

roza9_8 (180x255, 35Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

Ќќ„№ ¬ Ѕќ√≈ћ»»

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:49 + в цитатник

«¬аше благородие завтра дежурным по эскадрону». — «–ано ли поход?» ¬ахмистр, объ€вл€вший мне мое дежурство, отвечал, что в приказе отдано: в четыре часа утра быть на сборном месте. «’орошо, ступай...» —егодн€ до смерти устала! “олько что пришли на квартиры, € отдала моего ”рагана  индзерскому и пустилась по первой тропинке, кака€ попалась на глаза, идти, куда она поведет, и целый день проходила, то взбира€сь на горы, то спуска€сь в долины, то бега€ от одного прекрасного места к другому; мне везде хотелось быть, где только € видела хорошее местоположение, а их было множество. Ќе прежде как по закате солнца кончилась мо€ прогулка. —пеша возвратитьс€ в эскадрон, € не могла, однако ж, не остановитьс€ еще на четверть часа, чтоб полюбоватьс€, как вечерний туман, подобно беловатому дыму, начинал наполн€ть узкие ущель€ гор. Ќаконец € дома, то есть в эскадроне (извините, любезный батюшка! € вс€кий раз забываю, что вы не любите, когда € употребл€ю слово дом, говор€ об эскадроне), и первою встречею был нар€д на дежурство. я позвала своего денщика: ««ануда, разбуди мен€ завтра на рассвете». — «Ќе турбуйтесь, ваше благородие; разбудит вас генерал-марш!» — «јх, да, € и забыл, ну так не надобно».

„то может быть досаднее, как генерал-марш на рассвете!.. «ар€ еще не совсем зан€лась, а уже трубачи стали фронтом перед моими окнами и заиграли эту штуку, котора€ имеет волшебную силу не только прогнать сон, но и заставить в ту же секунду вставать и одеватьс€ ленивейших из нашего вооруженного сослови€. ’от€ € считаюсь одним из де€тельнейших офицеров, однако ж никогда еще мне так не хотелось остатьс€ в постели на полчаса, как теперь. Ќо вот –узи распахнул дверь настежь и влетел в полном униформе. « ак, ты еще лежишь! а дежурство? вставай, вставай! какой ты чудак! разве не слыхал генерал-марша?» — « ак будто можно не слыхать, когда над самым ухом играют в дес€ть труб!» — «”ж и в дес€ть; какое великолепие! всего два трубача езд€т по деревне. ќднако ж вставай, ведь ротмистр шутить не любит». — «¬от еще вздумал стращать». — «¬ставай, € иду выводить эскадрон...» –узи ушел, а € в п€ть минут оделась. ћне что-то показалось, что к полному униформу надобен султан, и € приказала «ануде подать его; но когда он принес, то € совсем не могла пон€ть, что такое прокл€тый усач держит в руках; это была кака€-то длинна€, желто-бура€ кисть. «„то это такое, «ануда?» — «—ултан вашего благороди€!» — «Ёто султан... где ж он был у теб€?» — «¬ чемодане!» — «», верно, без футл€ра?» — «Ѕез футл€ра!» — «ѕодай, негодный человек!..» я с досадою вырвала из рук остолбеневшего «ануды султан свой и, вложив его в каску, пошла к товарищам. «ануда ворчал вслед про себ€: «Ќа урода все не в угоду; перед кем он хотел п€литьс€ с своим султаном!..» ¬згл€нув на мои нахмуренные брови и на султан ни на что не похожий, офицеры хором захохотали: «јх, как ты мил сегодн€, јлександров!  ак тебе к лицу этот султан! —егодн€ ты и он сотворены друг дл€ друга!.. » к чему так украсилс€, позволь спросить?» — «я дежурным». — «“ак что ж?» — «Ќадобно быть в полной форме». — «» с султаном?» — «ƒа!» — « ак ты смешон... полно, брат, брось эту др€нь, а то он сломит тебе голову при теперешнем ветре». я не послушалась.

ћы выступили. Ќа походе –узи сдал мне дежурство, и как он в четвертом взводе, то мы и ехали вместе за эскадроном. ««наешь ли, јлександров, где мы ночуем сегодн€?» — ««наю, в поместье барона N***». — «Ќу, да! но ведь ты не воображаешь, какие удовольстви€ нас ожидают!» — « акие же?» — «ћы квартируем в самом замке; барон богат, как  рез, гостеприимен; переход сегодн€шний невелик, успеем прийти задолго до вечера; у барона, верно, есть дочери и фортепиано. ќ, € предчувствую что-то восхитительное!» — «“ы помешалс€, –узи; кто теб€ уверил, что барон расположен будет забавл€ть нас?» — «Ќемцы говор€т, что он очень добр и любит жить весело». — «Ќу, а дочери? ≈сли их нет?» — «Ќайдутс€...» ¬етер от часу более усиливалс€. «ѕереедем, –узи, на другую сторону; ты, кажетс€, правду сказал, что султан сломит мне голову; этот досадный ветер порывает его из стороны в сторону...» ћы переехали. ¬ этот день назначено было рушитьс€ всем надеждам –узи. ясное небо покрылось сперва легкими облаками, после тучами и наконец обложилось все черною непроницаемою пеленою; дождь с шумом и ветром спустилс€ на нас рекою и нещадно поливал беззащитных улан. ѕока мы успели надеть свои плащи, все уже было мокро на нас; проводники нас водили бог знает где, и короткий переход раст€нулс€ так, что мы пришли на квартиры в глубокую полночь.

ћокрые, дрожащие, обрызганные красною глиной, остановились мы наконец перед пышным замком барона N***. јх, с какою радостию спрыгнула € с лошади; мне не верилось, что € уже на земле. ÷елый день на коне! целый день под дождем! „лены мои совсем одеревенели! “акой переход надолго останетс€ в пам€ти.

«„то ж ты встал с лошади, јлександров? — спросил ротмистр. — –азве ты забыл, что ты дежурный? садись оп€ть и разведи людей по квартирам». — «я могу это сделать и пешком, ротмистр», — отвечала € и, вз€в в повод своего ”рагана, пошла было перед эскадроном. –отмистр усовестилс€: «¬оротись, јлександров! людей разместит унтер-офицер...»

ћы пошли вверх по чистой, светлой и, как стекло, гладкой лестнице; вошли в комнаты великолепные, роскошно меблированные и расположились отдыхать на креслах и диванах. «лой рок постиг все, к чему только мы прикоснулись как бы то ни было: ходили ль, сто€ли, сидели, везде оставл€ли следы красной глины, которою были обрызганы с головы до ног, или правильнее — с ног до головы.

ѕриветливый хоз€ин просил нас садитьс€ за стол; ротмистр и товарищи мои в ту ж минуту уселись, шумно заговорили, забр€чали рюмками, стаканами, тарелками, шпорами, сабл€ми; и, полага€ себ€ обезопасенными от дожд€ и ветра на всю остальную часть ночи, предались беззаботно удовольствию роскошного стола и веселого разговора.

ѕользу€сь их ревностным старанием около ужина, € ушла в спальню, или просто в комнату, дл€ нас назначенную; двери из нее в столовую были растворены; несколько кроватей сто€ли р€дом у стен.  ак это не жаль барону дать такое прекрасное белье дл€ постелей! ќдна пощада, какую могла € сделать бароновой роскоши, состо€ла в том, что скинула сапоги, облипнувшие глиною, в остальном же во всем легла на пуховик и пуховиком закрылась.  ак все это было хорошо, чисто, бело, м€гко, нежно, богато! все атлас, батист, кружева, и середи всего этого мокрый улан, забрызганный красною глиной!.. ѕоложение мое казалось мне так забавным, что € сме€лась, пока не заснула.

я проснулась от громкого и жаркого спора нашего ротмистра с майором Ќачвалодовым ќренбургского уланского полка: «¬ вашей канцел€рии не умели написать», — говорил ротмистр. «»звините, — вежливо отвечал Ќичвалодов, — у вас не умели прочитать». —порили, кричали, наконец начали снова читать приказ, и оказалось, что Ќичвалодов прав: мы не на своих квартирах. ¬от ужасна€ весть!! я вмиг выскочила из своего теплого приюта; ротмистр искал уже мен€ глазами: «√де дежурный офицер! јлександров! ступайте, велите играть тревогу, да как можно громче! — Ќо, вид€, что € не трогаюсь с места, спросил с удивлением: — „то ж вы сидите?» Ќичвалодов отвечал за мен€, что € в одних чулках. «¬от прекрасный дежурный! ну, сударь, идите хоть в чулках!»   счастию, денщик вошел с моими сапогами; € проворно надела их и бегом убежала, чтоб не слыхать насмешливых восклицаний ротмистра: «ќтличный дежурный! вам бы совсем раздетьс€!..» ¬етер дул с воем и порывами; дождь лил, и ночь была темна, как нельз€ уже быть темнее. Ќа дворе сто€ли наши трубачи. «—тупайте по деревне и играйте тревогу сильнее», — сказала € им. ќни поехали. Ќе было другого средства собрать людей наших, размещенных в деревне, раст€нутой версты на три по ущель€м гор. „аса через полтора эскадрон собралс€; мы сели на лошадей; проводники с факелами поместились впереди, назади и по бокам эскадрона; мы пошли, дрожа и проклина€ поход, бурю, ротмистра и дальность квартир: нам должно было пройти еще две мили.

ќтъехав с полверсты, ротмистр вдруг остановил эскадрон; мозг неугомонного начальника нашего озарила нелепа€ мысль оставить мен€ одну дожидатьс€ людей, которые, полагал он, не слыхали тревоги или не могли поспеть на сборное место. «—оберите их всех, јлександров, и приведите за нами вслед на квартиры!» ѕрекрасное распор€жение! но делать нечего, возражать нельз€. я осталась; эскадрон пошел, и, когда хлопанье по гр€зи конских копыт совсем затихло, дикий вой ветра овладел всею окрестностью. ¬слушива€сь в ужасный концерт, € мечтала, что окружена злыми духами, завывающими в ущель€х гор. ѕраво, ротмистр помешалс€ в уме! ѕочему он не оставил мне одного из проводников с факелом? „то теперь буду делать?  ак найду дорогу обратно в деревню? ≈е не видно, огн€ нигде ни одной искры не светитс€. Ќеужели мне сто€ть тут, как на часах, и сто€ть до самого рассвета? Ѕесполезные вопросы мои самой себе были прерваны нетерпеливым прыжком моего кон€; € хотела было успокоить его, ласка€ рукою; но это средство, прежде всегда действительное, теперь не помогло; он прыгал, подымалс€ на дыбы, крутил головой, храпел, бил копытом в землю и ходил траверсом то в ту, то в другую сторону; не было возможности усмирить беснующегос€ ”рагана. Ўум окрестных лесов и вой ветра оглушали мен€; но, несмотр€ на это, мне слышалс€ другой шум и другой вой. ∆ела€ и страшась уверитьс€ в своей ужасной догадке, € невольно и с замиранием сердца прислушиваюсь; к неизъ€снимому испугу моему, узнаю, что не обманулась; что это падает ручей в глубокую пропасть и что по ту сторону оврага воет что-то, но только не ветер. ¬оображение мое рисовало уже мне стаю голодных волков, терзающих моего ”рагана, и € так зан€лась этим отча€нным предположением, что забыла опасность гораздо ближайшую и вовсе немечтательную: пропасть, в которую низвергалс€ ручей, была в двух шагах от мен€, а ”раган все еще не сто€л смирно; наконец € вспомнила, и первым движением было броситьс€ с лошади; но мысль, что она вырветс€ и убежит за эскадроном, удержала мен€. јх, добрый отец мой! что было бы с тобою, если б ты мог теперь видеть дочь свою на бешеном коне, близ пропасти, ночью, середи лесов, ущелий и в сильную бурю!.. √ибель пр€мо смотрела мне в глаза! Ќо промысл вышнего, отца нашего на небесах, следит все шаги детей своих. ѕорыв ветра вырвал султан мой и понес быстро через ров пр€мо к кустарнику, где слышалс€ мне, как € думала, вой волков, страшных товарищей ночной стражи моей; через минуту вой прекратилс€, и ”раган перестал прыгать. “еперь € могла бы уже встать с него, но прежнее опасение, что он вырветс€, удержало мен€ еще раз, и €, подобно конной статуе, сто€ла неподвижно над обрывом бездны, в которую с шумом падал ручей.

ƒождь давно уже перестал, ветер начал утихать, ночь сделалась светлее, и € могла €вственно разгл€деть предметы, мен€ окружавшие: за мною вплоть близ задних ног моего ”рагана была пропасть! ¬о всю жизнь € не соскакивала так скоро с лошади, как теперь, и тотчас отвела ее от этого ужасного соседства. ¬сматрива€сь с беспокойством в чернеющуюс€ глубь кустарников за оврагом, € не могла еще ничего разгл€деть там; но ”раган покоен, итак, видно, ничего и нет. ’отелось, правда, увидеть мне и султан свой, однако ж нигде ничто не белелось, и если он не во рву, то вихрем занесло его бог знает куда. ѕродолжа€ присматриватьс€ ко всему мен€ окружающему, € разгл€дела множество дорог, дорожек и тропинок, ведущих в горы, в ущель€ и в леса; но где та, по которой мне надобно ехать? ни на одной не видно конских следов. ѕока € старалась увидеть хоть малейший признак их, туман, предвестник утра, начал расстилатьс€ вокруг мен€ белым облаком, сгустилс€ и покрыл все предметы непроницаемою мглою; и вот € оп€ть не смею сделать шагу, чтобы не сломить себе головы или не потер€ть вовсе уже дороги! ”томленна€ и опечаленна€, легла € на траву подле рыхлой колоды; сперва € только облокотилась на нее, но нечувствительно склонилась и голова мо€, сомкнулись глаза, и сон овладел мною совершенно.

–ай окружал мен€, когда € проснулась! —олнце только что взошло; миллионы разноцветных огней горели на траве и на листах; бездна, ручей, лес, ущель€ — все, что ночью казалось так страшно, теперь было так восхитительно, свежо, светло, зелено, усе€но цветами; в ущель€х столько тени и травы! ѕоследнему обсто€тельству об€зана € тем, что ”раган не убежал; он покойно ходил по росистой траве и с наслаждением ел ее. я пошла к нему, без труда поймала и села на него.

Ќе один раз уже испытала €, что инстинкт животного в некоторых случа€х более приносит пользы человеку, нежели собственные его соображени€. “олько случайно могла бы € потрафить на дорогу, по которой пошел эскадрон; но ”раган, которому € отдала на волю выбирать ее, в четверть часа вышел на ту, на которой €сно видны были глубокие следы множества кованых лошадей: это наш вчерашний путь! в версте от него, между ущель€ми, виднелась деревн€ барона N***; а вчера ротмистр оставил мен€ в нескольких сажен€х от нее; все это возн€ прокл€того ”рагана отвела мен€ на такое пространство! я поворотила его к деревне, чтоб посмотреть, нет ли там наших людей; но он решительно не согласилс€ на то, подн€лс€ на дыбы и весьма картинно повернулс€ на задних ногах в ту сторону, куда пошел эскадрон.  ажетс€, ”раган умнее мен€: можно ли полагать, что уланы пробудут на ночлеге до восхода солнца, если б даже и остались от эскадрона?

ƒав волю коню своему галопировать, как он хочет и куда хочет, € неслась довольно скоро то с горы на гору, то по закраинам глубоких оврагов. ”зка€ дорога круто поворачивала направо около одного глубокого обрыва, обросшего кустарником; проскакива€ это место, увидела € что-то белое в кустах; € соскочила с лошади и, вз€в ее в повод, побежала туда, нисколько не сомнева€сь, что это мой султан, и не обманулась; это был он и лежал на ветв€х кустарника в блистательной белизне; дождь вымыл его как нельз€ лучше, ветер высушил, и предмет вчерашних насмешек был бел, пушист и красив, как только может быть таким волос€ной султан. ¬ложив его в пожелтевшую каску свою, зан€лась € трудным маневром сесть оп€ть на своего адского ”рагана. Ќе знаю, почему € не могу расстатьс€ с этой лошадью, за что люблю ее? она так зла, так нетерпелива и заносчива, что голова мо€ всегда непрочна на плечах, когда сижу на этом воплощенном демоне. — четверть часа кружилась € с моим конем по кустарнику и, стара€сь поставить ногу в стрем€, прыгала на другой везде, где ему вздумалось вертетьс€; наконец гнев овладел мною, и €, рванув со всей силы повода, крикнула на него каким-то страшным голосом; конь присмирел, и € поспешила сесть на него.

¬еликий боже! на какие странные зан€ти€ осудила мен€ судьба мо€! ћне ли кричать диким голосом, и еще так, что даже бешена€ лошадь усмирилась!.. „то сказали бы прежние подруги мои, если бы услышали мен€, так нелепо возопившую? я сердилась сама на себ€ за свой вынужденный подвиг: за оскорбление, нанесенное нежности женского органа моим богатырским возгласом!

 расота местоположений и быстрый скок ”рагана развеселили мен€ оп€ть; € перестала досадовать и находила уже смешным и вместе необходимым средство, которым удалось мне смирить непокорного кон€; но ”раган хотел, кажетс€, отплатить мне за минутный страх свой, а может быть, и чувству€ близость квартир, он начал храпеть, покручивать головой и галопировать с порывами. я несколько оробела, зна€, что когда он разгор€читс€, то, ничего уже не разбира€, скачет где попало; торопливые и неудачные усили€ мои удержать его не служили ни к чему; € начала тер€ть присутствие духа. ”дивительно, как лошади могут скоро пон€ть это и тотчас воспользоватьс€! ”раган полетел, как из лука стрела! ’ранил мен€ бог, видимо, хранил! –азъ€рившеес€ животное летело со мною вовсе уже без дороги! —начала € очень испугалась; но невозможность удержать лошадь, ни спрыгнуть с нее образумила мен€; € старалась сохранить равновесие и держатьс€ крепко в стременах.

¬идно, в беде, как и в болезни, есть перелом: завид€ вдали перед собой черную полосу, пересекающую путь мой, € обмерла и хотела сброситьс€ с лошади; минута колебани€ отн€ла у мен€ врем€ исполнить пагубное намерение; конь прискакал к истоку, клуб€щемус€ в обрывистых берегах, и пр€мо бросилс€ в него. Ќе помню, как туда слетела с ним и как удержалась на седле; но тут и кончилось бешенство моего ”рагана; исток был не шире трех сажен; укротившийс€ конь переплыл его вкось, взобралс€ с неимоверным усилием на крутой берег и пошел шагом, повину€сь уже малейшему движению поводов. ¬ышед оп€ть на пр€мую дорогу, хот€ он приметно вздрогнул от нетерпени€ нестись к своим товарищам, однако ж продолжал идти шагом, и, когда € позволила ему подн€тьс€ в галоп, он галопировал ровно, плавно и послушно до самых квартир.

«√де изволили во€жировать? — насмешливо спросил мен€ ротмистр, — кажетс€, € поручил вам дождатьс€ оставшихс€ людей, и с ними вместе вы должны были прибыть в эскадрон. „то ж вас задержало? люди давно уже здесь». — «я долго сто€л на одном месте, ротмистр; вы не дали мне проводника с факелом, а ночь была, вы знаете, темна, как погреб, итак, € не смел никуда съехать, чтоб не упасть в ров». — «“ак неужели вы сто€ли, как конное изва€ние из меди, все на том же месте, где € вас оставил?» — «Ќесколько минут сто€л; но, разумеетс€, кончил бы тем, что постаралс€ бы сыскать дорогу обратно к барону в деревню, если б лошадь мо€ не стала беситьс€, чего-то испугавшись: тогда € уже зан€лс€ только ею и...» — «» не могли сладить», — перервал мен€ ротмистр. ќт этой неуместной и неприличной укоризны досада вспыхнула в сердце моем; € вз€ла каску в руки, чтоб выйти вон, и отвечала сухо и не гл€д€ на ротмистра: «ќшибаетесь! € не хотел сладить: ни врем€, ни место не позвол€ли этого».  ак ни хотелось мне рассказать моим товарищам происшествие бурной ночи, однако ж € удержалась; и к чему 6 это послужило! ƒл€них все кажетс€ или слишком обыкновенно, или вовсе неверо€тно. Ќапример, волкам моим они бы не поверили, сказали б, что это были собаки, что, может быть, и правда; а молодецкий скачок в реку делом столько обыкновенным, что даже нашли бы смешным слышать от мен€ рассказ этот за диковину. »м ведь не приходит в голову, что все обыкновенное дл€ них очень необыкновенно дл€ мен€.

 

ѕрага. «десь сто€ли мы до самой ночи; начальство города находило какое-то затруднение позволить корпусу нашему пройти через город. Ќаконец позволили, и мы прошли поспешно, не останавлива€сь ни на минуту; за этим строго смотрели. ќднако ж »льинский, –узи и € остались в трактире поужинать на скорую руку и после пустились догон€ть эскадрон вскачь, грем€ по каменной мостовой. Ќемцы с испуга сторонились, и вслед нам раздавалось беспрерывное «швернот». «има здесь необыкновенно холодна; немцы приписывают это нашествию русских и, пожима€сь перед камином, говор€т, что если б они могли предузнать прибытие незваных гостей, то заготовили бы больше торфу.

 

√арбург. ¬чера было неудачное покушение потревожить спокойствие √арбурга. — полночи выступили мы вместе с  онноегерским полком к стенам этой крепости и расположились ожидать рассвета, дл€ того чтоб громить ее пушками. ћен€ со взводом отр€дили прикрывать два осадные оруди€; всеми нами командовал один из начальников √анзеатичсских войск. –ассвело; начали мы бросать в крепость бомбы и бросали часа два беспрерывно; зажгли там два или три дома, но удостоитьс€ ответа не могли: гарбургский гарнизон как будто вымер; нам не отплатили ни одним выстрелом. » кака€ цель была нашего восстани€, не могу пон€ть. я думала, что будет приступ; но вс€ тревога наша кончилась тем, что мы бросили в √арбург несколько дес€тков бомб и ушли обратно на свои квартиры. Ёкспедици€ эта сделала вред одной только мне. ¬ ожидании рассвета € легла подле оруди€ на мокрый песок и как теперь весна, то думаю, что от сырых испарений земли простудила голову и была целую неделю так жестоко больна, что мен€ нельз€ было узнать, как будто после трехлетнего беспрерывного страдани€.

 

√амбург. Ќичего нет смешнее наших объездов по пикетам. ѕароли, отзывы, лозунги так искажаютс€ нашими солдатами, особливо пехотными рекрутами, что и нарочно нельз€ выдумать таких нелепых названий, какие им представл€ютс€ сами собою, потому что это все нерусское. » что за охота на русских пикетах давать паролем немецкий город! —верх этого, рекрут спрашивает пароль таким образом: « то идет? говори! убью!» (Ќо это пуста€ угроза: он боитс€ прицелитьс€, чтоб ружье, сверх ожидани€, не выстрелило.) ѕосле этого, не дождавшись ответа, кричит во весь голос: «„то пароль? пароль город ***» — и скажет какую-нибудь нелепость; спрашивает и отвечает сам же, а подъехавшему офицеру остаетс€ только удерживатьс€ от смеху; впрочем, во всем есть хороша€ сторона: если б бестолковый солдат, которого никак нельз€ вразумить, что он должен спрашивать, а не сказывать пароль, выговаривал его как должно, то непри€тельский пикет, будучи очень близко от нашего, мог бы его слышать и воспользоватьс€ им к невыгоде нашей; но как он слышит то, чего ни пон€ть, ни выговорить нельз€, то остаетс€ все спокойно по своим местам.

¬черашней ночью полковник наш едва было не сломил себе головы, и хот€ происшествие это само по себе нисколько не смешно, но сделалось, однако ж, столь забавным случаем, что и сам полковник рассказывал его со смехом. ≈му хотелось проверить исправность своих пикетов, и он поехал осмотреть их один. –азъезжа€ несколько времени и не вид€ часовых на тех местах, где им должно было быть, полковник сильно досадовал на неисправность пикетного офицера; он думал, что часовых совсем не поставили, и был выведен из заблуждени€ очень смешным образом, от которого едва было не погиб. „асовые были все на местах; но как ночь была темна, как черное сукно, то они, слыша проезжающего человека, вместо оклика, таили дыхание; один из них, на беду нашего полковника, заснул, сид€ у пн€, и от фыркань€ лошади проснулс€, вскочил опрометью и дико закричал от испуга: «„то пароль? лозунг — √аврило!», то есть архангел √авриил. Ћошадь кинулась в сторону и упала в €му вместе с своим всадником. ѕо милости бога, полковник отделалс€ легким ушибом.


 (264x352, 57Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

1813 √ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:48 + в цитатник

1-го ма€, в понедельник, на рассвете оставили мы дом отцовский! —овесть укор€ет мен€, что € не уступила просьбе батюшки не ехать в этот день. ќн имеет предрассудок считать понедельник несчастливым; но мне надобно было уважить его, а особливо в этом случае. ќтец отпускал любимого сына и расставалс€ с ним, как с жизнию! јх, € не права, очень не права! сердце мое не перестает укор€ть мен€. я воображаю, что батюшка будет грустить и думать гораздо более теперь, нежели когда б мы, согласно воле его, выехали днем позже. „еловек неисправим! —колько раз уже раскаивалась €, поступив упорно потому только, что считала себ€ вправе так поступить! Ќикогда мы не бываем так несправедливы, как тогда, когда считаем себ€ справедливыми. » как могла, как смела € противопоставить свою волю воле отца моего, €, котора€ считаю, что отец должен быть чтим детьми своими как божество?  акой демон наслал затмение на ум мой?..

«а три станции не доезжа€  азани кол€ску нашу изломало в куски: нас сбросило с косогора в широкий ров; кол€ска наша растрещилась, но мы, к счастию, остались оба невредимы. “еперь мы поедем в телеге.  ак странна участь мо€! —колько лет уже разъезжаю € именно на том роде повозки, которой не терплю!

 

ћосква. ћитрофанов сказал нам горестную весть:  утузов умер! “еперь € в самом затруднительном положении: брат мой записан в √орную службу и в ней числитс€, а € увезла его, не вз€в никакого вида от его начальства.  ак мне теперь отдать его в военную службу! ѕри жизни  утузова необдуманность эта не имела бы никаких последствий; но теперь € буду иметь тьму хлопот. ћитрофанов советует отослать ¬асили€ домой; но с первых слов об этом брат решительно сказал, что он ни дл€ чего не хочет возвратитьс€ в дом и, кроме военной службы, ни в какой другой не будет.

 

—моленска€ дорога. ѕроезжа€ лесами, € долго не могла пон€ть причины дурного запаха, наносимого иногда ветром из глубины их. Ќаконец, € спросила об этом €мщика и получила ответ, какого не могло быть ужаснее, скаванный со всем равнодушием русского кресть€нина: где-нибудь француз гниет.

¬ —моленске ходили мы по разрушенным стенам крепости; € узнала то место близ кирпичных сараев, где мы так невыгодно были помещены и так беспор€дочно ретировались. я указала его брату, говор€: «¬от здесь, ¬асилий, жизнь мо€ была в опасности». Ѕегство французов оставило ужасные следы: тела их гниют в глубине лесов и заражают воздух. Ќесчастные! никогда еще ничь€ самонаде€нность и кичливость не были так жестоко наказаны, как их! ”жасы рассказывают об их плачевной ретираде.  огда мы воротились на станцию, смотрител€ не было дома; жена его просила нас войти в комнату и записать самим свою подорожную. «Ћошади сейчас будут», — сказала она, сад€сь за свою работу и поцеловав нежно миловидную девочку, котора€ сто€ла подле нее. «Ёто дочь ваша?» — спросила €. «Ќет, это француженка, сирота!..» ѕока закладывали нам лошадей, хоз€йка рассказала трогательную историю прекрасной девочки. ‘ранцузы шли к нам на верную победу, на прочное житье, и в этой уверенности многие вз€ли с собою свои семейства. ѕри гибельной ретираде своей, или, лучше сказать, бегстве обратно, семейства эти старались укрыватьс€ в лесах, и от стужи, и от казаков. ќдно такое семейство расположилось в окрестност€х —моленска в лесу, сделало себе шалаш, развело огонь и зан€лось приготовлением какой-то скудной пищи, как вдруг гиканье казаков раздалось по лесу... Ќесчастные! к ним можно было применить стих:

Lusqu'au fond de nos coeurs notre sang s'est glace.
¬ глубине наших сердец кровь заледенела (франц.).

ќни кинулись все врозь, куда глаза гл€д€т, и стара€сь только забежать в самую густоту леса. —тарша€ дочь, лет осьми девочка (эта сама€, котора€ теперь стоит перед нами, опершись на колени своей благодетельницы, и плачет от ее рассказа), забежала в непроходимую чащу и до самого вечера ползала в глубоком снегу, не име€ на себе ничего, кроме белого платьеца. Ѕедное дит€, совсем окоченевшее, выползло наконец при закате солнца на большую дорогу; оно не имело сил идти, но ползло на руках и ногах. ¬ это врем€ проезжал верхом казацкий офицер; он мог бы и не видать ее, но девочка имела столько присутстви€ духа, что, собрав все силы, кричала ему: топ ami! par bonte prenez moi sur votre cheval! (мой друг! сделайте милость, посадите мен€ на вашу лошадь! (франц.)) ”дивленный казак остановил лошадь и, всматрива€сь в предмет, шевел€щийс€ на дороге, был тронут до слез, вид€, что это дит€ почти полунагое, потому что все ее оде€ние изорвалось, руки и ноги ее были совсем закоченевши; она упала наконец без движени€. ќфицер вз€л ее на руки, сел с нею на лошадь и поехал к —моленску. ѕроезжа€ мимо станции, он увидел жену смотрител€, сто€щую у ворот. «¬озьмите, сделайте одолжение, эту девочку на ваше попеченье». —мотрительша отвечала, что ей некуда с ней деватьс€, что у нее своих детей много. «Ќу, так € при ваших глазах размозжу ей голову об этот угол, чтоб избавить дальнейших страданий!» ѕораженна€, как громом, этою угрозой и дума€ уже видеть исполнение ее на самом деле, смотрительша поспешно выхватила бесчувственную девочку из рук офицера и унесла в горницу; офицер поскакал далее. Ѕолее двух мес€цев дит€ находилось почти при смерти; несчастное все поморозилось; кожа сходила лоскуть€ми с рук и ног, волосы вышли, и наконец, после сильной гор€чки, оно возвратилось к жизни. “еперь эта девочка живет у смотрительши как любима€ дочь, выучилась говорить по-польски и, благодар€ незрелости возраста своего, не сожалеет о потер€нных выгодах, на какие имела право по знатности своего рода: она из лучшей фамилии в Ћионе. ћногие знатные дамы, которым смотрительша рассказывала, так же, как и нам, эту историю, предлагали трогательной сироте жить у них; но она всегда отвечала, обнима€ смотрительшу: «ћаменька возвратила мне жизнь; € навсегда останусь с нею!» —мотрительша заплакала, оканчива€ этими словами свою повесть, и прижала к груди своей рыдающее дит€. —цена эта тронула нас до глубины души.

 урьерскую подорожную у мен€ вз€ли и дали другую только до —лонима, где все офицеры, почему-нибудь отставшие от своих полков, остаютс€ уже под начальством  ологривова; и мен€ ожидает та же участь! Ќа дороге съехались мы с гусарским офицером Ќикифоровым, весьма вежливым и об€зательным, но немного странным. ћой повеса брат находит удовольствие сердить его на каждой станции.

 

—лоним. ќп€ть € здесь; но как все изменилось! я не могла даже отыскать прежней квартиры у старого гвардейца.  ологривов прин€л мен€ с самым строгим начальническим видом: «„то вы так долго пробыли дома?» — спросил он; € отвечала, что за болезнью. «»меете вы свидетельство от лекар€?» — «Ќе имею!» — «ѕочему?» — «Ќе находил надобности брать его». Ётот странный ответ рассердил  ологривова до крайности. «¬ы, сударь, повеса...»

я ушла, не дав ему кончить этого об€зательного слова. »так... что ж теперь делать? »ме€ на руках несовершеннолетнего брата, которого нельз€ отдать в полк, потому что он числитс€ уже в √орной службе: куда € денусь с ним! “ак думала €, закрыв лицо руками и облокот€сь на большой жидовский стол. “ихий удар по плечу заставил мен€ взгл€нуть на свет божий. «„то вы так задумались, јлександров? вот вам приказ от  ологривова; вам должно ехать в Ћаишин к ротмистру Ѕибикову и прин€ть от него лошадей, которых вы будете пасти на лугах зеленых, на мураве шелковой!» я совсем не имела охоты шутить: что буду делать с братом? куда € дену его? вз€ть с собою в полк, представить ему картину жизни уланской, такому незрелому юноше! сохрани боже! но что ж € буду делать?.. јх, дл€ чего € не оставила его дома? мое умничанье растерзало сердце отца разлукою с нежно любимым сыном и вместо пользы принесло мне хлопоты и досаду!.. ѕечаль и беспокойство столько изменили вид мой, что Ќикифоров, наш дорожный товарищ, был тронут этим: «ќставьте у мен€ вашего брата, јлександров, € буду ему тем же, чем были вы, и точно ту же дружбу и те же попечени€ увидит он от мен€, как бы от самих вас». ѕредложение благородного Ќикифорова сн€ло т€жесть с сердца моего; € поблагодарила его от всей души и отдала ему брата, прос€ последнего не тер€ть времени, писать к отцу и требовать увольнени€ из √орной службы. я отдала ему все деньги, простилась и уехала в Ћаишин.

–отмистр Ѕибиков, –узи, Ѕурого и € имеем поручение откармливать усталых, раненых и исхудавших лошадей всех уланских полков; на мою часть досталось сто п€тьдес€т лошадей и сорок человек улан дл€ присмотра за ними. —еление, в котором квартирую, в п€тнадцати верстах от Ћаишина, окружено лесами и озерами. ÷елые дни провожу €, разъезжа€ верхом или прогулива€сь пешком в темных лесах и купа€сь в чистых и светлых, как хрусталь, озерах.

я занимаю обширный сарай, это мо€ зала; пол ее усыпан песком, стены украшены цветочными гирл€ндами, букетами и венками; в средине всего этого поставлено пышное ложе, во всем смысле этого слова, пышное: на четырех низеньких отрубках положены три широкие доски; на них настлано четверти в три вышиною мелкое душистое сено почти из одних цветов и закрыто некоторым родом бархатного ковра с €ркими блест€щими цветами; больша€ сафь€нна€ подушка черного цвета с пунцовыми украшени€ми довершает великолепие моей постели, служащей мне также диваном и креслами: € на ней сплю, лежу, сижу, читаю, пишу, мечтаю, обедаю, ужинаю и засыпаю. “еперь июль; в течение длинного летнего дн€ € ни на одну минуту не соскучиваюсь, встаю на заре в три часа, то есть просыпаюсь, и тогда же улан приносит мне кофе, которого и выпиваю стакан с черным хлебом и сливками. ѕозавтракав таким образом, иду осматривать свою паству, размещенную по конюшн€м; при мне ведут их на водопой; по веселым и бодрым прыжкам их вижу €, что уланы мои следуют примеру своего начальника: овса не крадут, не продают, но отдают весь этим прекрасным и послушным животным; вижу, как формы их, прежде искаженные худобою, принимают свою красивость, полнеют, шерсть прилегает, лоснитс€, глаза гор€т, уши, едва было не повисшие, начинают быстро двигатьс€ и уставл€тьс€ вперед; погладив и поласкав красивейших из них, приказываю оседлать ту, котора€ веселее прыгает, и еду гул€ть, куда завлечет мен€ любопытство или пленительный вид. ¬ двенадцать часов возвращаюсь в свою сплетенную из хвороста залу: там готова уже мне миска очень вкусных малороссийских щей или борщу и небольшой кусок черного хлеба. ќкончив обед, после которого € всегда немножко голодна, иду оп€ть гул€ть или по пол€м, или над рекою; возвращаюсь домой часа на два, чтоб написать несколько строк, полежать, помечтать, настроить воздушных замков, оп€ть разломать их, просмотреть наскоро свои «аписки, не поправл€€ в них ничего; да и куда мне поправл€ть и дл€ чего; их будет читать сво€ семь€, а дл€ моих все хорошо. ѕеред вечером иду оп€ть гул€ть, купатьс€ и наконец возвращаюсь присутствовать при вечернем водопое. ѕосле всего этого день мой заключаетс€ сценою, котора€ непременно каждый вечер возобновл€етс€: теперь рабоча€ пора, итак при наступлении ночи все молодицы и девицы с прот€жным пением (отвратительнее которого € ничего не слыхала) возвращаютс€ с полей и густою толпою идут к деревне; у входа ее ожидают их мои уланы, тоже толпою сто€щие; соедин€сь, обе толпы смешиваютс€; пение умолкает; слышен говор, хохот, визг и брань (последн€€ всегда от мужей); с таким гамом все они вбегают в деревню и наконец идут по домам. »ду и € лечь на пышное, м€гкое, душистое ложе свое и в ту же минуту засыпаю; но завтра тот же пор€док, те же сцены. —покойствие, радость, веселые мечты, здоровье, свежий рум€нец — все это неразлучно со мною при теперешнем роде моей жизни, и € ни на одну минуту не чувствовала еще скуки. ѕрирода, поселив в душе моей любовь к свободе и к своим красотам, дала мне неисчерпаемый источник радостей; как только открываю глаза поутру, тотчас чувство удовольстви€ и счасти€ пробуждаетс€ во всем моем существовании; мне совсем невозможно представить себе что-нибудь печальное, все в воображении моем блестит и горит €ркими лучами. ќ государь! обожаемый отец наш! нет дн€, в который бы € мысленно не обнимала колен твоих! “ебе об€зана € счастием, которому нет равного на земле: счастием быть совершенно свободною! “воему снисхождению, твоей ангельской доброте, но всего более твоему уму и великому духу, имевшему силу постигнуть возможность высоких доблестей в слабом поле! „иста€ душа тво€ не предполагала во мне ничего недостойного мен€! не страшилась употреблени€ во зло звани€, мне данного! »стинно, государь проник душу мою. ѕомыслы мои совершенно беспорочны: ничто никогда не занимает их, кроме прекрасной природы и об€занностей службы. »зредка увлекаюсь € мечтами о возвращении в дом, о высокой степени, о блистательной награде, о небесном счастии — покоить старость доброго отца, достав€ ему довольство и изобилие во всем! ¬от одно врем€, в которое € плачу... ќтец мой! мой снисходительный и великодушный отец! подарит ли мне милосердный бог эту неизреченную радость быть утешением и подпорою твоей старости...

«амечаю €, что носитс€ какой-то глухой, невн€тный слух о моем существовании в армии. ¬се говор€т об этом, но никто, никто ничего не знает; все считают возможным, но никто не верит; мне не один раз уже рассказывали собственную мою историю со всеми возможными искажени€ми: один описывал мен€ красавицею, другой уродом, третий старухою, четвертый давал мне гигантский рост и зверскую наружность и так далее... —уд€ по этим описани€м, € могла б быть уверенною, что никогда ничьи подозрени€ не останов€тс€ на мне, если б одно обсто€тельство не угрожало обратить наконец на мен€ замечани€ моих товарищей: мне должно носить усы, а их нет и, разумеетс€, не будет. Ќазимовы, —олнцев и Ћизогуб часто уже смеютс€ мне, говор€: «ј что, брат, когда мы дождемс€ твоих усов? уж не лапландец ли ты?» –азумеетс€, это шутка; они не полагают мне более восемнадцати лет; но иногда приметна€ вежливость в их обращении и скромность в словах дают мне заметить, что если они не совсем вер€т, что € никогда не буду иметь усов, по крайней мере, сильно подозревают, что это может быть. ¬прочем, сослуживцы мои очень дружески расположены ко мне и весьма хорошо мысл€т; € ничего не потер€ю в их мнении: они были свидетел€ми и товарищами ратной жизни моей.

ћне приказано сдать всех лошадей и людей старшему в команде моей унтер-офицеру, а самой отправитьс€ к эскадрону нашего полка в команде штабс-ротмистра –женсницкого. ” нас их два. —тарший какой-то чудак, насто€щий Ўлейхер, все знает, все видел, везде был, все сделает, но службу не любит и мало ею занимаетс€; его стихи€ при штабе. Ќо брат его — неустрашимый, опытный, правдивый офицер; всею душою предан и лагерному шуму, и острой сабле, и доброму коню. я очень обрадовалась, что буду у него в эскадроне: терпеть не могу ничтожных эскадронных начальников; с ними в военное врем€ беда, а в мирное — и смех и горе.

ѕриехав к –женсницкому, € застала эскадрон на лошад€х, готовый к выступлению в поход; этого € совсем не ожидала и очень была расстроена таким быстрым переходом от совершенного спокойстви€ к величайшей де€тельности и хлопотам. — ««дравствуй, любезный јлександров! — сказал –женсницкий, — € давно теб€ ожидаю; есть ли у теб€ лошадь?» — «Ќи лошади, ни седла, ротмистр! что € буду делать?» — «“ебе надобно остатьс€ здесь на сутки и поискать купить седло; лошадь возьми из казенных; только на днЄвке постарайс€ догнать эскадрон». ѕосле этого он пошел с эскадроном, а € отправилась к нашему поручику —трахову: нашла там многих офицеров своего полка, и один из них продал мне др€нной французский арчак за сто п€тьдес€т рублей. ’от€ € и видела, что эта цена была безбожна€, но что ж мне было делать? ≈сли б он хотел вз€ть п€тьсот рублей за свое седло, и то должна б была заплатить.

Ќа другой день, вместе с зарею, € встала и тотчас поехала по следам своего эскадрона. ќколо п€ти часов пополудни приехала € в то селение, где ему назначена была днЄвка: первый предмет, представившийс€ мне, был вахмистр в одной рубахе, прив€занный у крыльца; сперва € этого не рассмотрела и хотела было отдать ему свою лошадь; но, увид€ наконец, что он прив€зан, прив€зала также и свою лошадь. ««а что теб€ прив€зали?» — спросила € бедного узника. «¬едь вы видите, что за руки», — отвечал он грубо.

¬ Ѕрест-Ћитовском, прежде выступлени€ за границу, должно было нам выдержать инспекторский смотр. ÷елые два часа проливной дождь обливал нас с головы до ног. Ќаконец, промокшие до костей, перешли мы за рубеж –оссии; солнце вышло из облаков и €рко заблистало; лучи его и теплый летний ветер скоро высушили наши мундиры.

ќтр€д наш составлен из нескольких эскадронов разных уланских полков; командиром у нас полковник —тепанов.   нам присоединилось еще несколько эскадронов конно-егерских, которыми начальствует —ейдлер, тоже полковник и, кажетс€, старше нашего.

 

ѕрусси€. ћы идем к крепости ћодлину и будем находитьс€ под начальством  лейнмихел€. ¬чера целый день шел дождь и дул холодный ветер. Ќам должно переправл€тьс€ через реку, хот€ не широкую, но как паром не поднимает более дес€ти лошадей, то переправа наша будет очень продолжительна. ¬се наши уланы не похожи стали на людей: так лица их посинели и почернели от холода! ’уже зимнего мороза этот холодный ветер при беспрерывном мелком дожде. ћне вздумалось идти погретьс€ в домик на горе, над самою рекою; вскарабкавшись по крутой скользкой тропинке и вошед в залу, в которой огонь, разведенный на камине, разливал благотворную теплоту, € была встречена грозным: ««ачем вы пришли?» Ёто спрашивал полковник —тепанов, который расположилс€ ожидать здесь, пока отр€д его весь переправитс€. я отвечала, что как эскадрон Ћитовский еще не начинал переправл€тьс€ и что его очередь будет не скоро, то € пришел немного согретьс€. «¬ам надобно быть при своем месте, — сказал сухо полковник, — ступайте сейчас». я пошла и мысленно от всей души бранила полковника, выгнавшего мен€ из теплой сухой залы на холод, мокроту и темную ночь! ѕодойд€ к берегу, € увидела, что эскадрон готовитс€ к переправе. я была дежурным и должна была находитьс€ неотлучно как при переправе эскадрона, так и на походе; постав€ на паром, сколько могло уместитьс€ людей с лошадьми, € ушла в маленькую каютку на палубе, где в небольшой чугунной печке горел торф и немка варила кофе дл€ желающих. ћ€гка€ постель ее сто€ла подле самой печки; € знала, что переправа нашего эскадрона продолжитс€ часа полтора, и дл€ того велела смотреть за нею дежурному унтер-офицеру, которого исправность мне была известна, и, когда все кончитс€, уведомить мен€. –аспор€дившись так благоразумно, уселась € на немкину постель и велела подать себе кофе, которого выпив две чашки согрелась. ¬ каюте было не только очень тепло, но даже слишком жарко; €, однако ж, не имела никакой охоты выйти на палубу; дождь и ветер продолжались; в ожидании, пока весь эскадрон переправитс€ и мне скажут об этом, € погрузилась в м€гкие высокие подушки и уже не помню и не знаю, как заснула глубочайшим сном.  огда € проснулась, то не слышно уже было никакого шуму ни от ветра, ни от дожд€, ни от людей. ¬се было тихо; паром не шевелилс€, и в каюте не было никого. ”див€сь этому, € проворно встала и, отвор€ дверь, увидела, что паром стоит у берега, что вс€ окрестность пуста, нигде не видно ни одного человека и что наступает день. «„то ж это значит? — думала €; — неужели обо мне забыли?» ¬зошед на гору, € увидела улана с моею лошадью. «√де же эскадрон?» — «ƒавно ушел». — «„то ж не разбудили мен€?» — «Ќе знаю». — « то повел эскадрон?» — «—ам ротмистр...» я села на лошадь. « акой эскадрон переправилс€ последний?» — «ќренбургский уланский». — «ƒавно?» — «Ѕолее двух часов». — «„то ж ты не сказал мне, когда наш эскадрон пошел?» — «Ќикто не знал, где вы». — «ј дежурный унтер-офицер?»- — «ќн велел мне только вз€ть вашу лошадь и ждать здесь на берегу». — «ƒалеко наши квартиры?» — «¬ерст п€тнадцать...» я поехала легкою рысью, будучи очень недовольна собою, своим уланом, дежурным унтер-офицером, ветром, дождем и полковником, выгнавшим мен€ так безжалостно. ”тро сделалось прекрасное: ветер и дождь перестали, солнце взошло, и наконец € увидела близ густого леса квартиры нашего эскадрона. ѕриехав к своим товарищам, € нашла их покойными, довольными (то есть сытыми); они хорошо позавтракали и готовились к походу. »так, мне оставалось голодной, не сход€ с лошади, примкнуть к эскадрону и идти до новых квартир.

 

ћодлин. ћы пришли к ћодлину 10-го августа. «автра эскадрон наш идет на пикет. –женсницкий разместил всех нас на рассто€нии двух верст; € в середине и главный командир этого пикета; »льинский и –узи по флангам, должны присылать ко мне вс€кое утро с извещением о всем, что у них случаетс€, а € посылаю уже к ротмистру. “еперь € живу в маленькой пещере или земл€нке; к ночи половина людей моих в готовности при оседланных лошад€х, а друга€ покоитс€.

¬чера –женсницкий прислал мне бутылку превосходных сливок в награду за маленькую сшибку с непри€телем и за четырех пленных.

¬идно, в ћодлине большой запас €дер и пороху; стоит только показатьс€ кому-нибудь из наших в поле, тотчас стрел€ют по них из пушек, а иногда делают эту честь и дл€ одного человека, что кажетс€ мне чрезвычайно смешно: возможно ли в одного человека потрафить €дром?..

ћы оставили ћодлин и идем присоединитьс€ к своим полкам. Ќаш стоит под √амбургом.

 

Ѕогеми€. — ќкт€брь.  ак живописен вид гор Ѕогемских! я всегда взъезжаю на самую высокую из них и смотрю, как эскадроны наши т€нутс€ по узкой дороге пестрою извилистою полосою...

ќп€ть настала холодна€, сыра€ погода; мы окружены густым туманом и в этом непроницаемом облаке совершаем путь свой через хребет Ѕогемских гор. —колько прекраснейших видов закрыто этой волнующеюс€ серою пеленою!   довершению непри€тности у мен€ жестоко бол€т зубы.

ппрол (186x233, 90Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

–ј—— ј« “ј“ј–»Ќј

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:46 + в цитатник

«а  азанью начинаютс€ леса обширные, густые, дремучие и непроходимые; зимою больша€ дорога, идуща€ через них, так же узка, как и вс€ка€ проселочна€; последние еще имеют преимущество перед первою, потому что ими можно иногда ближе проехать и всегда уже дешевле; последнее обсто€тельство дл€ мен€ было также немаловажно, и € со второй станции поворотила с большой дороги на маленькую, котора€ вела и час от часу глубже заходила в чащу соснового леса. Ќаступила ночь! в дремучем лесу ничто не шелохнуло, и только раздавались восклицани€ моего €мщика и заунывные песни старого татарина, ехавшего вместе со мною от самой  азани; он выпросил у мен€ позволение сидеть на облучке повозки и за то прислуживал мне в дороге; гайда, гайда, ’амитулла!.. пел он прот€жным и грустным напевом своего народа; это был припев какой-то нескончаемой песни. ”став слушать одно и то же целый час, € спросила: «„то это за ’амитулла, якуб, которым ты прожужжал мне уши?» якуб сердито повернулс€ на облучке: «„то за ’амитулла? ’амитулла был первый красавец из всего рода нашего!» — «»з твоей семьи, якуб, или из всего татарского племени?..» якуб не отвечал; € думала, он осердилс€, по обыкновению; но седой татарин мрачно смотрел в глубь леса и вздыхал. я оставила его думать, как видно, о ’амитулле и хотела, закрыв голову шинелью, лечь спать; вдруг якуб оборотилс€ ко мне совсем: «Ѕарин! мы едем теперь через тот самый лес, где так долго крылс€ и скиталс€ ’амитулла!.. где он наводил ужас на путников одним только именем своим и мнимыми разбо€ми!.. где его искали, преследовали и наконец поймали!.. Ѕедный ’амитулла! вид€ его в цел€х, € не верил глазам своим. ќн! добрый и честный человек, примерный сын, брат, друг!.. в цеп€х за преступление!.. за разбой!..  ак бы вы думали, барин, какое было это преступление и какого рода разбои?.. ’отите знать?» — «’орошо, якуб, расскажи». — «я люблю говорить об нем; дивлюсь ему и жалею о бедственной судьбе его со всем сердоболием отца... ƒа, € любил ’амитуллу, как сына! ≈му было семнадцать лет, когда €, заплатив калым за вторую жену свою, переехал жить к тестю в деревню ****, чтоб помогать ему в трудах. ƒом отца ’амитуллы был подле нашего; мне было тогда сорок два года от роду; детей у мен€ не было; и € всей душою прив€залс€ к бравому юноше, который тоже любил и мен€, как отца. ќн был не только что прекраснейший из молодых людей наших, но и отличнейший стрелок и отважнейший наездник. »ногда, усмирив сердитого неезженого кон€ и подвод€ его ко мне, он говорил: «ѕосмотри, якуб, только на таких люблю ездить! „то в этих кротких!.. јх, если б не было и вовсе на свете смирных лошадей!..» я сме€лс€: ««а что ж ты хочешь, ’амитулла, чтоб мы все сломили себе шеи, сад€сь на бешеных лошадей? ’орошо тебе, ты молод, силен, славный наездник; а €, а старик-отец твой? что бы стали мы делать?» — «ѕравда! не подумал € об этом», — € шалун бегом уводил своего любимца на траву.

Ќо настало врем€, когда ни добрый конь, ни тугой лук не веселили более ’амитуллу. ќгненные кони его, разметав гриву, летали по горам и долам, а ’амитулла и не думал оседлать которого-нибудь из них; ему при€тно было оставатьс€ дома и изредка проходить мимо окна «угры, дочери одного из богатейших татар деревни. «угра была смугла€, статна€, высока€ татарочка; разумеетс€, с черными глазами и бров€ми, хот€ эта последн€€ прелесть и не диковина у татарок; они почти все черноглазы; но чернота глаз и бровей «угры была как-то пленительно черна! в них было что-то, от чего жестоко болело сердце ’амитуллы...»

« ак же, якуб, удалось твоему ’амитулле видеть свою любезную? ¬едь у вас татарки пр€чутс€ от мужчин». — «Ќо только не от тех, кому хот€т понравитьс€; тут они очень искусно умеют дать себ€ увидеть. ƒовольно, что ’амитулла умел отличить прелестную черноту глаз и бровей своей «угры от такой же точно черноты двадцати пар других глаз и бровей. «” нее глаза гор€т, а брови лосн€тс€! кл€нусь тебе, якуб, кл€нусь кораном!» — повтор€л предо мною влюбленный. «¬ уме ли ты, ’амитулла! разве нет у теб€ товарищей одних с тобою лет, что ты приходишь говорить мне такой вздор и еще кл€стьс€ в нем кораном?» — «“оварищам! рассказать товарищам о «угре! ах, они слишком хорошо знают об ней, и €, верно, уже не буду лить масло на огонь». — «Ќу, чего же ты хочешь? ѕросил ли ты отца дать калым за нее?» — «ѕросил». — «„то ж он сказал?» — «Ќе по деньгам, не в состо€нии!.. ќтец «угры хочет такой калым, какого у нас в деревне никто дать не может, а € и подавно...» — «¬ таком случае нечего делать, ’амитулла. Ѕудь благоразумен, старайс€ забыть; победи себ€; займись чем-нибудь, торгом, например; поезжай в  азань». — «ƒа и надобно будет ехать, — говорил уныло мой молодой друг, — поеду; отец посылает мен€ продавать халаты, € пробуду там до весны». — «ј как скоро ты отправл€ешьс€?» — «„ерез неделю». я радовалс€ этому, полага€, что в  азани, прекрасном и многолюдном городе, среди забот, забав и разнообрази€ предметов, молодой татарин не будет иметь времени заниматьс€ своею страстию; худо € знал ’амитуллу!

ќн поехал, писал к отцу часто, давал подробный отчет в своей продаже; присылал вырученные деньги, не торопил своим возвращением и не упоминал о «угре ни слова. я радовалс€, думал, что отсутствие произвело свое действие, что юноша успокоилс€; но худо € знал ’амитуллу!

ћежду тем, пока он торговал, тосковал, отчаивалс€, наде€лс€ и ждал первых цветов весны, чтоб возвратитьс€ под родимый кров, калымы за прекрасную «угру отвсюду предлагались старому јбурашиду, отцу ее; по мере умножени€ цены их умножалось и корыстолюбие старого татарина. Ќаконец приехал из отдаленного городка богатый купец и предложил калым, против которого нельз€ уже было усто€ть јбурашиду; «угру помолвили и отдали. ¬ечером того дн€, в который «угра кропила горькими слезами великолепную перев€зь на груди своей — подарок молодого мужа, вечером этого самого дн€ приехал ’амитулла.

Ќикто не видал на лице молодого татарина никакого признака печали, не только бешенства или отча€ни€, как того можно было ожидать, суд€ по первому движению, с каким услышал он о свадьбе «угры; € первый встретилс€ с ним случайно, при въезде его в деревню, и, полага€, что от мен€ легче ему будет услышать такую убийственную весть, сказал ее со всею ласкою и утешени€ми отца. — первых слов ’амитулла побледнел, как полотно, и задрожал всеми членами; судорожно схватилс€ он за топор, лежавший у него на телеге; но в ту ж минуту пришел в себ€ и, к неизъ€снимому удивлению моему, дослушал совершенно холодно всю историю сватовства, слез, сопротивлени€ и, наконец, свадьбы бедной его «угры. я радовалс€ этому равнодушию и благословл€л переменчивость сердца человеческого; но ах, барин! худо € знал ’амитуллу!

¬ ночь «угра исчезла с постели своего мужа, а ’амитулла с нар своего отца; их обоих не нашли нигде. ћуж «угры едва не сошел с ума; он поехал в город, подал просьбу; приехал суд, начались розыски, поиски; наконец открылось, что ’амитулла живет со своею «угрою в дремучем волоке, имеющем верст более сорока пространства, вот в этом самом, через который мы теперь едем. Ќу, была ли кака€ возможность найти его тут, а еще более поймать? я от всей души радовалс€ этому обсто€тельству; оно успокаивало мои опасени€ о ’амитулле на насто€щее врем€; но что будет далее? куда он денетс€ зимою? что он будет есть, чем одеватьс€?  ак жить в лесу в это врем€ года, столь ужасное в нашей стороне!.. ћежду тем отец и муж «угры разъезжали каждый день в лесу, сопровождаемые конвоем всех своих родственников. «емска€ полици€ тоже отыскивала ’амитуллу, который, как носилс€ слух, то там, то с€м отнимал у прохожих хлеб, а иногда и деньги, не дела€, впрочем, ни малейшего вреда никому. ¬ этих розысках и слухах прошло почти все лето. Ќаступила осень; молва огласила уже ’амитуллу разбойником; хот€ он даже не толкнул рукою никого и если брал что у них, так это была всегда така€ малость, которой могло достать только на покупку хлеба. Ќо вот земска€ полици€ ищет с пон€тыми и со всею ревностию де€тельных чиновников, ищет разбойника ’амитуллу! ¬ одну дождливую ночь, когда мес€ц не светил уже и было так темно, что и в двух шагах от себ€ нельз€ было ничего рассмотреть, € сидел долее обыкновенного; мне что-то было грустно; мысли самые горестные носились в уме моем и смен€ли одна другую: все они были о ’амитулле! Ѕлизка разв€зка печальной повести моего любимца; зима все откроет и все кончит! ужасно! Ќаконец € лег на постель, глаза мои уже смыкались; кажетс€, будто € заснул; но тихий стук у окна и шепот знакомого голоса заставили мен€ с ужасом и невольною радостию быстро подн€тьс€ с постели. «’амитулла!» — вскрикнул € со слезами и более не мог ничего сказать; слова замерли; € мог только жать трепещущую руку моего бедного друга! я не мог позвать его в избу, не мог предложить крова, тепла, пищи! —ердце мое хотело разорватьс€! «’амитулла, беги! деревн€ полна пон€тых; теб€ ищет сам исправник! Ѕеги скорее!» — «¬ыйди ко мне, якуб, — сказал ’амитулла едва слышным голосом, — выйди ко мне, пройдем со мною за деревню, туда к лесу; мне надо многое тебе рассказать». я вышел, и мы, вз€вшись за руки, пошли из деревни в поле; в версте от нас чернелс€ лес; мы укрылись туда. я хотел было остановитьс€. «Ќет, отец, пойдем дальше! я имею нужду в тебе; ты сделаешь мне услугу, может, уже последнюю!..» Ќе име€ сил говорить, шел € безмолвно, куда вел мен€ ’амитулла; ливный дождь хлестал мен€ без пощады по лицу и голове; второп€х € выскочил без шапки; мы шли более получаса самыми скорыми шагами. «¬от, — сказал ’амитулла, вдруг останавлива€сь и останавлива€ мен€, — вот, якуб, мо€ бедна€ «угра!..» ќн кинулс€ к какому-то бугорку, похожему на копну сена или кучу соломы. я подошел за ним и увидел, что ’амитулла вынимает из-под наваленных сосновых ветвей женщину; это была его «угра! — раздирающими душу стонами прижимал ее ’амитулла к сердцу своему: ««угра! мо€ «угра! мое единственное благо на земле! мы должны расстатьс€!..» ќн упал в отча€нии на траву и обнимал колена плачущей «угры... ќна села к нему, положила голову его к себе на грудь, обн€ла, прижала уста свои к бледному лицу изнемогающего юноши и, страстно целу€ его, обливала горчайшими слезами... я плакал навзрыд. јх, барин! какие чувства скрываютс€ иногда под грубою наружностью нашею и в глубине диких непроходимых лесов холодного кра€ нашего!  огда первые порывы жесточайшего из всех страданий любви — страдани€ разлуки, несколько утихли, «угра стала говорить: «ѕокоримс€ на врем€ судьбе, мой милый друг! расстанемс€, пока ты сыщешь место, где б мы могли оп€ть быть вместе; € пойду к отцу, но не пойду к мужу, ни за что не пойду! ќн не муж мне! моего согласи€ не спрашивали. ѕусть отец отдаст калым; € тво€, вечно тво€! другого мужа у мен€ не было!» — «јх, «угра, «угра! мы расстаемс€ навсегда!» — говорил уныло молодой татарин; но, постепенно приход€ в бешенство от мысли о вечной разлуке, жестоко стал бить себ€ в грудь, крича отча€нным голосом: ««угра! € теб€ более не увижу! ”бей мен€, якуб! убей! на что мне жизнь без «угры!..» ћежду тем зар€ стала заниматьс€... я старалс€ привесть в рассудок ’амитуллу и, указыва€ ему на светлеющий восток, говорил, что если он не хочет быть схвачен пон€тыми, то чтоб немедленно решалс€ на что-нибудь... «я еще не знаю, зачем ты привел мен€ в этот лес. “ы говорил о какой-то услуге: что € могу дл€ теб€ сделать? ¬от тебе сердце и рука отца; располагай ими, требуй от мен€ всего, что может ум€гчить жестокость твоей участи...» ’амитулла встал, обн€л снова «угру и долго держал ее в объ€ти€х, судорожно прижима€ к груди своей... Ќаконец, отдава€ ее мне и побледнев, как уже и мертвому нельз€ более побледнеть, сказал погасающим голосом: «¬озьми ее, якуб! укрой на первых порах от злобы отца, мужа, от насмешек злых людей! возьми мою «угру!.. «угра, «угра!.. якуб, дл€ чего ты не хочешь убить мен€!..» ќпаса€сь новых порывов отча€ни€, € схватил молодую татарку за руку и бегом, сколько позвол€ли то мне мои силы, бежал с нею почти до самой деревни. ќна задыхалась от слез!

ѕришед домой, € отдал «угру на руки женам своим и пошел в сборную избу, узнать, что там предпринимаетс€ дл€ поимки ’амитуллы. ћне сказали, что все пути в лесу застановлены караулами; что сам подполковник распор€жает всем этим; что позднее врем€ года способствует всем их маневрам, потому что облетевшие листь€, остав€ лес обнаженным, позвол€ют видеть очень далеко в чащу. Ќесчастный ’амитулла будет пойман, неизбежно пойман!.. ¬озврат€сь домой, € нашел «угру сп€щею. Ѕедна€ была худа и бледна; она беспрестанно вздрагивала и, всхлипыва€, произносила невн€тно — ’амитулла! о ’амитулла!..

ƒолго будет рассказывать, барин! о всем, что € узнал от «угры, как они жили в лесу, как были неизъ€снимо счастливы и как наконец смертна€ тоска и предчувствие бед теснили грудь их при виде облетающих листьев. Ћес, с каждым днем более обнажающийс€, начинал становитьс€ дл€ них не убежищем, но прозрачною темницей, и вот ’амитулла решилс€ поручить «угру мне и бежать куда-нибудь далее до благопри€тнейшего времени. Ќо он не мог успеть в этом; земска€ полици€ под начальством своего исправника (военного подполковника) прин€ла такие де€тельные меры, что через несколько дней беспрерывного преследовани€ и поисков бедный друг мой, мужественный, храбрый ’амитулла, несмотр€ на геройское сопротивление, был схвачен, закован в цепи, отвезен в город и посажен в тюрьму. ≈го судили и... Ќо нет, € уже не могу более говорить! ¬оспоминание это растравило оп€ть давнюю рану сердца моего! Ќеповинен он был в крови человеческой. ќднако ж с ним поступили, как с душегубцем! √лавным преступлением поставл€лось ему, то, что в стычке с пон€тыми он ранил самого исправника и оставил его замертво распростертого на дороге. ¬от вс€ кровь, которую пролил ’амитулла в продолжение всего бедственного скитани€ своего по лесам...»

“атарин закрыл лицо руками и вздыхал, или, лучше сказать, стонал, наклон€ голову почти до колен... ƒав врем€ утихнуть этому порыву скорби, € спросила: «„то сделалось с «угрою?» — ««угру вз€л отец обратно; она грозила умертвить себ€, если ее отдадут к мужу. ≈е красота, несчастна€ любовь, безмолвна€ горесть, безотрадные слезы делали ее дл€ всех предметом живейшего участи€; но она была мертва дл€ всего, исключа€ воспоминаний о ’амитулле. ƒнем и ночью плакала о нем, сид€ за своею занавеской, и это она сложила песню, которую вы слышали от мен€; в ней она представл€ет счастливое врем€ любви их в дремучем волоке, их опасени€ близкой разлуки, страх при раздающихс€ голосах пон€тых, отыскивающих по лесу следов ее милого... и наконец последнее расставание! ¬с€ деревн€ поет у нас эту песню». — «„то же значит припев: «гайда, гайда. ’амитулла»?» «√айда значит спеши, или иди, или пойдем, смотр€ по тому, как придетс€ это слово». якуб замолчал.

¬олок! дремучий волок! в твоей-то чаще непроходимой, жилище лютых зверей, горела любовь, какой нельз€ выразить словами! — ’амитуллы уже давно нет; но еще раздаетс€ звук имени его в тех местах, где он был так счастлив! где он любил и был любим беспримерно! —колько раз эхо этого леса повтор€ло им€ его, произнесенное то шепотом любви, то грозным голосом сыщика, то, наконец, заунывным пением молодой татарки, бедной, осиротевшей «угры!..

 

Ќаконец € дома! ќтец прин€л мен€ со слезами! я сказала, что приехала к нему отогретьс€. Ѕатюшка плакал и сме€лс€, рассматрива€ шинель мою, не имеющую никакого уже цвета, простреленную, подожженную и прожженную до дыр. я отдала ее Ќаталье, котора€ говорит, что сошьет себе капот из нее.

–ассказав отцу о добром расположении ко мне √лавнокомандующего, € убедила его отпустить со мною брата; он согласилс€ на эту жестокую дл€ него разлуку, но только с условием дождатьс€ весны; сколько € ни увер€ла, что дл€ мен€ это невозможно, батюшка ничего слышать не хотел. «“ы можешь ехать, — говорил он, — как только выздоровеешь, но ¬асили€ не отпущу зимой: в такие лета! в такое смутное врем€! нет, нет! ступай одна, когда хочешь; его врем€ не ушло; ему нет еще четырнадцати лет». „то мне делать? предоставл€ю времени ознакомить батюшку с мыслию расстатьс€ с нежно любимым сыном; не дожидаюсь и пишу к  утузову, что, «жела€ нетерпеливо возвратитьс€ под славные знамена его, € не надеюсь иметь счастие стать под ними вместе с братом своим, потому что старый отец не хочет отпустить от себ€ незрелого отрока на поле кровавых битв в такое суровое врем€ года и убеждает мен€, если можно, дождатьс€ теплого времени, и что € теперь совсем не знаю, что мне делать».

я получила ответ  утузова; он пишет, что € имею полное право исполнить волю отца; что, будучи отправлена Ќачальником армии, € только ему одному об€зана отчетом в продолжительности моего отсутстви€; что он позвол€ет мне дождатьс€ весны дома, и что € ничего через это не потер€ю в мнении людей, потому что опасности и труды € делила с моими товарищами до конца, и что неустрашимости моей сам √лавнокомандующий очевидный свидетель. ѕисьмо это было писано рукою ’итрова, з€т€  утузова; руку его батюшка хорошо знал, потому что ’итров жил несколько времени в ¬**** и отец имел случай переписыватьс€ с ним. я показала письмо батюшке, и старый отец мой так тронут был милост€ми и вниманием ко мне знаменитого полководца, что не мог не заплакать. я хотела было сохранить это письмо пам€тником доброго расположени€ ко мне славнейшего из героев –оссии, но батюшка, вз€в к себе эту бумагу, заставл€л мен€ двадцать раз в день краснеть, показыва€ ее всем и дава€ каждому читать. я принуждена была унесть это письмо тихонько и сжечь; когда узнал отец о моем поступке, то очень оскорбилс€ и строго выговаривал мне, укор€€ в непростительном равнодушии к такому лестному вниманию первого человека в государстве. — почтительным молчанием выслушала € батюшкины упреки, но, по крайней мере, довольна была, что нескончаемое чтение письма  утузова прекратилось.

«десь живут п€ть пленных французских офицеров; трое из них очень образованные люди. ”веренность их в благоразумии Ќаполеона делает честь собственному их благоразумию: они указывают на карте —моленск и говор€т мне: monsieur јлександр, франсус тут. я не имею духа вывесть их из счастливого заблуждени€; на что мне говорить им, что безрассудные французы в западне!

Ќаконец после множества отлагательств батюшка решилс€ отпустить брата: да и пора! снег весь уже ста€л, € горю нетерпением возвратитьс€ к военным действи€м. ѕолуча свободу готовитьс€ к отъезду, € прин€лась за это с такою де€тельностию, что в два дн€ все было кончено. ќтец дал нам легкую двуместную кол€ску и своего человека до  азани, а там мы поедем уже одни. ќтцу очень не хотелось отпустить брата без слуги; но € представила ему, что это могло бы иметь весьма непри€тные последстви€, потому что лаке€ ничто не удержало бы говорить все, что ему известно. »так, решено, что мы едем одни.


 (349x201, 17Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

‘”–ј∆»–ќ¬ ј

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:45 + в цитатник

“оварищи мои возвратились: „ерн€вский ни с чем; —езар с приобретением неважным; »ван привез несколько поболее. „ерез два дни посылают мен€.

Ќаконец и € отправилась доставать фураж! ћне, как и другим, дали команду, дали предписание за подписью и печатью командира полка ездить по окружным поместь€м, требовать у помещиков овса и сена, брать все это и взамен давать расписки, с которыми они могут посылать своих старост в эскадрон, чтоб там получить квитанции и с ними оп€ть ехать в штаб; там тоже дадут квитанции, и с этими уже квитанци€ми должны господа помещики €витьс€ в комиссию дл€ получени€ уплаты наличными деньгами.

Ќа рассвете оставила € гр€зную деревню нашу, дымную квартиру свою с ее столетнею обитательницею и трем€ молодцами, то есть моими товарищами, и, последуема€ двенадцатью уланами, отправилась в путь. ѕервым поприщем моих действий было поместье подкоморого Ћ***; в тридцати верстах от наших квартир. ѕоручение мое казалось мне довольно щекотливым, и оттого € пришла в большое замешательство, когда увидела дом пана Ћ*** в дес€ти шагах от себ€...  ак € начну! что скажу! ћожет быть, это человек почтенный, старый, отец семейства; примет мен€ радушно, сочтет за гост€, а €, € буду требовать овса почти даром! я ведь знаю, что пол€ки неохотно отдают свои произведени€ под наши квитанции и все способы употребл€ют избавитьс€ от них; что и весьма натурально.  ак бы ни был верен платеж по квитанци€м, но все веселее и вернее получить сию минуту наличные деньги, нежели разъезжать туда и сюда с квитанци€ми. –ассужда€, размышл€€ и красне€ от готов€щейс€ драмы, € все-таки доехала, взъехала на двор, взошла в комнаты, и предчувствие не обмануло мен€...

ћен€ встречает человек лет шестидес€ти; лицо его печально, взор беспокоен. ѕриметно, однако ж, что причина этого не мы, незваные гости; ему даже и не видно улан моих, а € одна, с моею наружностью семнадцатилетнего юноши, не могла испугать его; итак, это кака€-нибудь домашн€€ скорбь рисуетс€ на добродушном лице его. ѕол€ки всегда очень вежливы; он пригласил мен€ сесть, прежде нежели спросил, что доставл€ет ему честь видеть мен€ в своем доме. Ќаконец начало сделано; вопрос, столько ужасающий мен€, вылетел из уст моего хоз€ина; € отвечала, покраснев, как только может человек покраснеть, что имею поручение от полка отыскивать фураж, где только есть возможность достать его, и купить... разумеетс€, не на деньги, а под квитанцию. «я не могу вам служить этим, — сказал помещик равнодушно, — недел€ тому назад у мен€ сгорело все: овес, сено, пшеница, рожь, и € теперь отправил к окружным помещикам купить дл€ себ€ всего этого, если продадут.  вартирование ваше, господа кавалеристы, очень выгодно дл€ тех из нас, у которых есть что продавать вам, но служит величайшим подрывом дл€ тех, которые, подобно мне, ищут купить». ¬ продолжение этого разговора нам подали кофе. Ћ*** продолжал: «¬ы имеете поручение весьма затруднительное; простите мою откровенность, но под квитанции ни один помещик не продаст вам продуктов земли своей; не продал бы и € даже и тогда, если б все мы не имели другой дороги сбыть их; посудите же, отдадут ли их теперь, когда имеют случай продать за наличные деньги?» я встала в нерешимости и не знала, что делать: уехать, не говор€ более ни слова, или показать ему предписание? Ћ*** тоже встал. «¬ы уже едете? ∆алею очень, что не могу исполнить вашего требовани€; мне при€тно было бы долее пользоватьс€ удовольствием видеть вас у себ€, если б € не был убит горестию: вчера € схоронил сына!..» ќн не мог более ничего сказать; глаза его затмились слезами, и он сел, не в состо€нии будучи держатьс€ на ногах. я поспешно вышла, села на лошадь и в галоп ускакала с моими уланами.

ѕод вечер приехала € в поместье —таростины ÷*** и теперь уже несколько смелее вошла в комнату.  ак на беду, и здесь надобно иметь дело с старостью; мен€ прин€ла дама лет осьмидес€ти; узнав мою надобность, она велела позвать эконома и просила мен€ зан€тьс€ чем-нибудь, пока он придет. √овор€ это, она отворила дверь в другую комнату; это была обширна€ зала, где собраны были всех родов способы забавл€тьс€: волан, биль€рд, кольцо, карты, разрезные картинки, арфа, гитара... я нашла тут общество молодых людей; все они занимались разными играми. «Ёто все мои внуки», — сказала хоз€йка, ввод€ мен€ в их круг; они в ту ж минуту просили мен€ вз€ть участие в их играх; € тотчас согласилась и от всей души предалась удовольствию играть во все игры поочередно; подхватыва€ и отбрасыва€ волан, € в то же врем€ слушала очаровательную игру на арфе одной из девиц и восхитительное пение другой.  ак желала €, чтоб эконом не приходил как можно долее! ѕри звуках арфы и прекрасного голоса можно ль было помыслить, не содрога€сь, о том предписании, которое, как сп€щий змей, лежало у мен€ на груди под мундиром; стоило только вынуть его, и все встревожатс€. ј теперь — как веселы эти молодые люди!  ак они полюбили мен€!  ак дружелюбно жмут мне руки, обнимают, целуют; девицы сами ангажируют, в танцах резв€тс€, бегают! ¬се мы теперь не что иное, как толпа взрослых детей, и вот чрез какие-нибудь полчаса вдруг все переменитс€; € сделаюсь отча€нным уланом, имеющим и власть и возможность забрать у них фураж... ј мои пленительные хоз€ева... что сделаетс€ с их радостными физиономи€ми, живым и веселым говором! јх, дл€ чего и здесь не сгорел весь овес и не умерла котора€-нибудь внука или внук!.. “огда мне легче было бы уехать без всего; а теперь!.. ¬от € уже в п€тидес€ти верстах от эскадрона, а еще ничего не сделала и, верно, не сделаю, потому что вс€кий помещик, хот€ бы он имел одну только каплю ума, не даст мне ничего под простую расписку; а требовать повелительно и в случае отказа все-таки надобно вз€ть нужное и отправить в эскадрон на их же лошад€х, дав помещику за все это расписку!..  ак можно подумать об этом и не прийти в отча€ние! ѕо крайней мере, € впервые проклинала свое уланское звание; среди танцев, смеху, беготни € вздрагивала вс€кий раз, когда отвор€лась дверь в нашу залу.   счастию, эконом не пришел до самого ужина, и, к величайшему моему благополучию, хоз€йка сказала, что может дать мне овса четвертей дес€ть и четыре воза сена с тем, чтоб люд€м ее было заплачено за провоз и чтоб с моею распискою ехал в эскадрон при возах ее староста и мой унтер-офицер; € с великою радостью и благодарностию согласилась на все ее распор€жени€ и поцеловала ее руку; € поцеловала бы ее и тогда, если б не была к этому об€зана обыкновением ѕольши и моим оде€нием, потому что ее снисходительность сн€ла ужаснейшую т€жесть с моего сердца и избавила от необходимости шевелить зме€, которого теперь повезу далее.

ќтправ€ возы с фуражом, € возвратилась к веселому обществу; мен€ ожидали ужинать, и хлопоты отправлени€ замедлили ужин одним часом; когда сели за стол, хоз€йка поместила мен€ подле себ€. «¬ы слишком усердны к службе, молодой человек, — начала она говорить, — возможно ли смотреть самому и дожидатьс€, пока возы с фуражом наложатс€ и выберутс€ из селени€; это уже чересчур: по вашему виду и молодости € не предполагала найти в вас такого хорошего служивого». Ѕезрассудна€ старуха не знала того, что дл€ ее же выгод € ни на минуту не выпускала из виду моих улан; они могли бы поискать в разных местах чего-нибудь получше овса! ƒолго ли будут люди судить всегда по наружности!.. ћен€ удерживали ночевать, но € уже разочаровалась и не находила более при€тности быть в этом обществе.

ќстав€ дом старостины ÷***, € решилась ехать всю ночь, чтоб на рассвете посетить еще деревню отставного ротмистра ћ... польской службы; жиды сказали мне, что у него очень много заготовлено овса и сена, и именно на продажу; надеюсь, судьба будет так милостива ко мне, что сп€щий змей не проснетс€.

—тарый народовец, к которому € пришла в дес€ть часов утра, прин€л мен€ со всем радушием кавалериста: «—адитесь, садитесь, любезный улан, чем вас потчевать? вина вы, верно, еще не пьете, не правда ли? итак, кофе. √ей, ћарисю!» Ќа этот возглас €вилась ћарис€, седа€, суха€, высока€, с пасмурною физиономией. «ѕрикажи, мила€, подать нам кофе». —амолюбию моему было очень лестно, что ћарис€ (хот€ ей было под п€тьдес€т) взгл€нула на мен€ ласково и с усмешкою, тогда как взор ее на ветерана выражал и досаду и пренебрежение вместе; она отвечала, что сейчас будет готов, ушла и через четверть часа возвратилась с кофеем. —казав своему господину, что его спрашивает эконом, сама поместилась подле мен€, чтоб разливать кофе; € не удивл€лась этой фамилиарности: домоправительницы холостых стариков имеют все привилегии госпож и в ѕольше бывают почти всегда из двор€н, то есть шл€хт€нки. Ќаконец хоз€ин возвратилс€; узнал причину моего приезда, покачал головою, пожал плечами: «Ќу, если € не дам под расписку вашу овса, что тогда?» — «“огда у мен€ не будет его», — отвечала €. «¬ы умереннее, нежели € ожидал, и это делает вам много чести. ƒл€ чего ваши начальники не посылают вас с деньгами, вместо права давать расписки?» — «Ќе знаю; это уже, думаю, хоз€йственное распор€жение полка. Ќо ведь и вам все равно, что расписка, что деньги; разница только во времени; получите немного позже, потому что надобно ехать за ними в штаб». Ќародовец рассме€лс€: «јх, как вы еще молоды, kochany koliego!(милый коллега! (польск.)) ѕойдемте, однако ж, вам, € думаю, нельз€ тер€ть времени, пойдемте; € велю дать вам двадцать четвертей овса; более этого не могу и не хочу уделить вам от назначенного уже мною в продажу не иначе как на деньги». я так обрадовалась этим двадцати четверт€м, которые превышали мое ожидание, давали возможность возвратитьс€ в эскадрон и освободитьс€ наконец от ненавистной баранты, что схватила руку старого народовца и побежала было с быстротою лани, таща его с собою... «“ише, тише, молодой человек! верю, что вам при€тно получить столько овса без хлопот; но мо€ пора бегать прошла уже; сверх того, € ранен в обе ноги, итак, пойдемте шагом». я устыдилась своего неуместного восхищени€ и молча шла подле моего доброхотного хоз€ина. ћы прошли через прекрасный сад и вышли к его стодолам и житницам; тут сто€л эконом и мои уланы. Ќаконец все готово; отправила всех своих улан с этой добычею и оставила при себе только одного, располага€сь провесть день у любезного народовца и завтра возвратитьс€ в эскадрон. — каким удовольствием вынула € из-за мундира свое предписание, изорвала его в мельчайшие кусочки и бросила в озеро.  ак € была рада! ¬с€ веселость мо€ возвратилась, и старый ротмистр так доволен был моим товариществом, что просил мен€ самым убедительным образом остатьс€ у него еще дни на два: «¬аша юность цветуща€, живость, веселость привод€т мне на пам€ть и оживл€ют в душе моей счастливое врем€ молодости; таков был € в ваши лета; останьтесь, молодой человек, — говорил он, обнима€ мен€, — подарите эти два дни старику, который полюбил вас, как сына!» я осталась. ¬ награду моей уступчивости хоз€ин мой пригласил к себе из окружных поместьев семейства три или четыре. я провела очень весело врем€ у бравого народовца; мы танцевали, играли во все возможные игры, бегали по горницам не лучше п€тилетних детей, и сколько ни хмурилась ћарис€, но шум, говор, смех, танцы нисколько не утихали; и сверх того, хоз€ин превзошел наше ожидание, установив огромный стол конфектами, варень€ми и лакомствами всех родов.  аково-то было бедной ћарисе; она не могла пройти мимо этого стола, не сделав какой-то судорожной гримасы.

ƒва дни минуло; € простилась с моим добрым хоз€ином и поехала обратно в эскадрон. “ак кончилась непри€тна€ откомандировка мо€, и дай бог, чтоб никогда уже более не возобновилась! ¬озврат€сь домой, € ничего не рассказывала ротмистру, кроме того, что не имела нужды прибегать к насильственным мерам. Ќа квартире нашей теперь остались только мы двое с —езаром; „ерн€вский и старший “орнези оп€ть поехали на поиски.

—егодн€ товарищи мои возвратились, и сегодн€ же мы идем в поход. ƒолго ль это будет! € что-то худо понимаю, дл€ чего мы идем с такими расстановками?

ћы прошли верст сто и оп€ть остановились. √овор€т, Ќаполеон вступил в границы наши с многочисленным войском. я теперь что-то стала равнодушнее; нет уже тех превыспренных мечтаний, тех вспышек, порывов. ƒумаю, что теперь не пойду уже с каждым эскадроном в атаку; верно, € сделалась рассудительнее; опытность вз€ла свою обычную дань и с моего пламенного воображени€, то есть дала ему приличное направление.

ћы стоим в бедной деревушке на берегу Ќаревы.  аждую ночь лошади наши оседланы, мы одеты и вооружены; с полуночи половина эскадрона садитс€ на лошадей и выезжает за селение содержать пикет и делать разъезды; друга€ остаетс€ в готовности на лошад€х. ƒнем мы спим. Ётот род жизни очень похож на описание, которое делает мертвец ∆уковского:

Ѕлиз Ќаревы дом мой тесный:
“олько мес€ц поднебесный
Ќад долиною взойдет,
Ћишь полночный час пробьет,
ћы коней своих седлаем,
“емны кельи покидаем.

Ёто точь-в-точь мы, литовские уланы: вс€кую полночь седлаем, выезжаем; и домик, который занимаю, тесен, мал и близ самой Ќаревы. ќ, сколько это положение оп€ть дало жизни всем моим ощущени€м! —ердце мое полно чувств, голова мыслей, планов, мечтаний, предположений; воображение мое рисует мне картины, блистающие всеми лучами и цветами, какие только есть в царстве природы и возможностей.  ака€ жизнь, кака€ полна€, радостна€, де€тельна€ жизнь!  ак сравнить ее с тою, какую вела € в ƒомбровице! “еперь каждый день, каждый час € живу и чувствую, что живу; о, в тыс€чу, в тыс€чу раз превосходнее теперешний род жизни!.. Ѕалы, танцы, волокитства, музыка... о боже! какие пошлости, какие скучные зан€ти€!..

ѕраво, € не думала, что найду употребление тому вину, которого раздают нам по две рюмки каждый день наравне с солдатами; но, видно, не надобно ничем пренебрегать: вчера, проход€ одно селение, должно было нашему эскадрону идти через узкую плотину; какое-то затруднение, встретившеес€ переднему отделению, заставило эскадрон остановитьс€; другие, подход€, потеснили нас с тылу, и лошади наши, тесн€сь и упира€сь, чтоб не упасть в широкие рвы с боков плотины, стали беситьс€, бить и становитьс€ на дыбы. ¬ этом беспор€дке мен€ вдавили в середину моего взвода и так сжали, что € хот€ и видела, как сто€ща€ передо мною лошадь располагалась ударить мен€ своею, хорошо подкованною ногою, но во власти моей было только с мужеством дождатьс€ и вытерпеть этот удар; от жестокой боли € вздохнула из глубины души! Ќегодна€ лошадь имела и волю и возможность раздробить ногу мою, потому что € была, как в тисках; к счастию, когда она собиралась повторить удар, эскадрон тронулс€ с места, и все пришло в пор€док.  огда стали на лагерь, € осмотрела свою ногу и ужаснулась: она была расшиблена до крови и распухла: от подошвы до колена ломит нестерпимо. ¬ первый раз в жизни € охотно села бы в повозку; мучительно ехать верхом; но как переменить этого нечем, то и надобно терпеть. ѕовозок при нас давно уже нет ни одной. “еперь вино пригодилось мне; вс€кий день € мою им больную ногу свою и вижу, к испугу моему, что она делаетс€ с каждым днем багровее, хот€ боль и утихает. —тупень ушибленной ноги сделалась черна, как уголь; € боюсь смотреть на нее и не могу пон€ть, отчего почернела ступень, когда ушиб на средине между ею и коленом?

Ўтаб-лекарь  арнилович говорит, что ногу мою надобно будет отрезать; какой вздор!

„то бы это значило? ћы отступаем и очень поспешно, а еще ни разу не были в деле!

—егодн€ шли без дороги, лесом; € думала, что мы спешим пр€мым путем на непри€тел€, но ничего не бывало; мы прибежали, чтоб выт€нуть фронт наш в высоких конопл€х. Ѕыло дл€ чего торопитьс€! ќднако ж впереди нас сражаютс€... ’удо остатьс€ без насто€щего начальника! ѕолковой командир “утолмин отрапортовалс€ больным еще в Ѕельске и оставил нас на произвол судьбы; нами командует теперь Ўтакельберг, подполковник Ќовороссийского драгунского полка,  рейц, шеф этого полка, наш бригадный начальник.

ћы все еще стоим в конопл€х; день жарок до несносности. –отмистр ѕодъ€мпольский спросил мен€, не хочу ли € купатьс€? » когда € отвечала, что очень бы хотела, тогда велел мне вз€ть начальство над четырнадцатью человеками улан, отр€женными им за водою к ближней речке, котора€ была также недалеко и от сражающихс€. «“еперь имеешь случай выкупатьс€, — сказал ротмистр, — только будь осторожен: непри€тель близко». — «„то ж мы не деремс€ с ним?» — спросила €, встава€ с лошади, чтобы идти на реку. « ак будто всем надобно дратьс€! подожди еще, достанетс€ и на твою долю; ступай! ступай! не мешкай! да смотри, пожалуйста, јлександров, чтоб соколы твои не разлетелись». я пошла позади моей команды, велев унтер-офицеру идти впереди, и в таком пор€дке привела их к речке. ќстав€ улан наполнить котелки свои водою, умыватьс€, пить и освежатьс€ как могли, € ушла от них на полверсты вверх по течению, проворно разделась и с неизъ€снимым удовольствием бросилась в свежие, холодные струи. –азумеетс€, € недолго могла тут блаженствовать; минут через дес€ть € вышла из воды и оделас€ еще скорее, нежели разделась, дл€ того что выстрелы слышались очень уже близко. я повела свою команду, освеженную, ободренную и несущую благотворную влагу своим товарищам.

¬есь эскадрон наш отр€жен на пикет; мне очередь разводить, ставить и объезжать ведеты. ƒл€ этого дано мне пол-эскадрона; с другою половиною ѕодъ€мпольский расположилс€ в селении. ѕолучив от ротмистра наставлени€, как в каком случае поступать, какие брать предосторожности и что наблюдать при размещении часовых, € отправилась с своим полуэскадроном на гору к монастырю, где надобно было поставить первый ведет. ѕоловиною людей своих € зан€ла назначенные пункты, а друга€ была в готовности, чтобы по прошествии урочного времени сменить их. Ѕыла уже полночь, когда € подъехала смен€ть свои ведеты. ѕодъезжа€ к селению, расположенному недалеко от той горы, где находилс€ монастырь, € приказала уланам ехать по траве, прижать сабли коленом к седлу и не очень сближатьс€ одному с другим, чтоб не бренчать стременами. ” самого селени€ € остановила свою команду и поехала одна осмотреть, не кроетс€ ли где непри€тель. ћертвое молчание царствовало повсюду; все дома были брошены своими жител€ми; все было тихо и пусто, и одна только черна€ глубь растворенных сараев и конюшен кресть€нских страшно зи€ла на мен€. «елант, имевший дурную привычку ржать, когда отставал от лошадей, теперь, казалось, таил дыхание и ступал так легко по твердой дороге, что € не слыхала его топота. ”вер€сь, что в селении никого нет, € возвратилась к своим уланам и повела их через деревню к подошве горы. “ут, вз€в с собою двух улан и одного унтер-офицера, оставила € всю свою команду, а сама поехала на гору к стенам монастыр€, чтоб сменить главный ведет. «Ќам что-то слышитс€ в поле, ваше благородие, — говорили уланы, — и что-то ма€чит то там, то с€м, как будто люди на лошад€х, но разгл€деть пор€дочно не можем, а чуть ли то не французы». я сказала, что если при оклике не скажут лозунга, то стрел€ть по них, и, вз€в с собою смененных улан, поехала к оставленной под горою команде. ѕроезжа€ рощу, окружавшую монастырь, € очень удивилась, увид€ одного из тех людей, которые должны были ждать мен€ у подошвы горы, идущего ко мне пешком. «„то это значит? — спросила €. — «ачем ты здесь и без лошади?» ќн отвечал, что лошадь сшибла его. « ак! сто€ на месте!» — «Ќет; на нас напали французы; унтер-офицер, которому вы поручили нас, убежал первый; нам нечего было делать, и мы разбежались в разные стороны. я поскакал было к вам, чтоб дать знать; но лошадь мо€ стала на дыбы и, сбросив мен€, убежала». — «√де ж французы?» — «Ќе знаю». — «ѕрекрасно!» я не вправе была взыскивать с солдата, когда унтер-офицер бежал, но чрезвычайно была недовольна и встревожена этим обсто€тельством. ѕри выезде из рощи увидела € толпу конных людей, которые что-то нерешительно переминались: то поедут, то станут, то всад€т лошадей и наклон€тс€ один к другому. я остановилась, чтоб всмотретьс€, что это такое; но, услыша русский разговор, тотчас подъехала к ним и спросила, кто они? « азаки, — отвечал мне один из них, — хорошо, что вы остановились, а то мы хотели ударить на вас». — «ƒл€ чего же ударить, не окликнув, не спрос€ лозунга, не узнав наверное, непри€тель или свой? ƒа что еще значит: хорошо, что вы остановились?» — «ј как же! ведь вы давеча бежали от нас...» “еперь все дело объ€снилось: несколько человек казаков, рыска€, по обыкновению, по всем местам, заехали и в пустую деревню посмотреть, нет ли чего или кого; оттуда пустились в монастырь и, увид€ под горою конный отр€д, сочли его за непри€тельский, и пока совещались между собою: гикнуть на него или нет, храбрецы мои, сочт€ их также за непри€телей, не рассудили за благо этого дождатьс€ и, следу€ примеру негод€€ унтер-офицера, бросились скакать в разные стороны. Ёто рассыпное бегство и быстрота лошадей их спасли от преследовани€ казаков, которые, взъехав в гору, осмотрели монастырь и, не нашед ничего и никого, отправились обратно; но, увид€ мен€ с трем€ уланами, прин€ли за тех же, по их мнению, французов, которые от одного вида их бежали, и если б € не подъехала к ним с вопросом, то они ударили бы на нас с пиками. «”ж мы хотели было прин€ть вас хорошенько!» — сказал один бравый казак лет п€тидес€ти. « уда вам, — отвечала € с досадою, — наши пики тверже ваших, вы не нашли б места, куда убежать»; и, не слуша€ более их толков, поехала своею дорогою. —выше вс€кого выражени€ € была недовольна и обескуражена. „то ожидает мен€ в будущем? ћожно ль пуститьс€ на какое-нибудь славное дело с такими сподвижниками? ѕри одном виде опасности они убегут, выдадут, остыд€т. «ачем € оставила доблестных гусаров моих? Ёто — сербы, венгры! ќни дышат храбростию, и слава с ними неразлучна!.. ¬се пропало дл€ мен€ в будущем; но что еще ожидает мен€ теперь? “русы, верно, уже встревожили резерв; ѕодъ€мпольский может послать в главную квартиру с этим адским донесением: «пикет под начальством поручика јлександрова разбит непри€телем, по этому действию, прорвавшимс€ через передовую линию ведетов!» » вот спокойствие и безопасность армии потревожены, потому только, что поручик јлександров или трус или глупец, позволил себ€ разбить, не защища€сь, не дав знать резерву, не сделав ни одного выстрела; иначе непри€телю нельз€ было бы так удобно прорезать передовую цепь ведетов! ј мне сказано, что и тень п€тна на имени јлександрова не проститс€ мне никогда!.. ћысли и чувства, черные, как ночь, т€готили ум и сердце мое; € ехала шагом в сопровождении трех улан, мне оставшихс€; вдруг сильный топот скачущего полуэскадрона поразил слух мой. ¬згл€нув вперед, увидела € “орнези —езара, несущегос€, как вихрь, а за ним лет€щий полуэскадрон. ”вид€ мен€, он вскрикнул с изумлением, останавлива€ свою лошадь: «Ёто ты, јлександров! —кажи, ради бога, что такое случилось?» — «„ему случитьс€, брат? –азумеетс€, случилось то, что и всегда будет случатьс€ с нашими трусами. ќни испугались казаков и, не пошевел€ даже оружием, бежали, как зайцы». — «ѕодъ€мпольский в отча€нии; унтер-офицер сказал, что теб€ вз€ли в плен и весь пикет вырезали». — «„то за выражение! вырезали! ¬едь канальи-то не спали, чтоб их вырезать; их могли только изрубить. „то ж ѕодъ€мпольский?» — «я тебе говорю, что он в отча€нии: « ак он мог забыть мои слова! я так €сно, так подробно все растолковал ему», — говорил с горестию и досадою бравый начальник наш. Ќо вот он едет и сам; мы ведь поехали было отбивать теб€ у непри€тел€, хот€ бы это стоило целого эскадрона...» я подъехала к ѕодъ€мпольскому: «Ќе вините мен€, ротмистр! я лучше желал бы быть разбит и вз€т в плен, нежели видеть себ€ покрытым незаслуженным стыдом». (¬ первый раз еще дано мне поручение, назначен пост, соединенный с опасностью и требующий мужества и неусыпности, и вот как отлично исполнено это поручение.) я рассказала ротмистру подробно все происшествие. ћы возвратились в наше село, остав€ бедных часовых сто€ть без смены до рассвета. Ќе было уже времени смен€тьих. ѕодъ€мпольский, отличнейший офицер, храбрый и опытный, получа нелепое донесение от бежавшего с пикета унтер-офицера, как ни был им встревожен и огорчен, не хотел послать, однако ж, этого извести€ далее, не употреб€ прежде всех способов поправить это несчастное дело, и решилс€ лучше погибнуть со всем эскадроном, сража€сь до остальной капли крови, нежели допустить в огласку столь постыдный случай. Ѕлагодар€ этой геройской решимости им€ мое сохранилось от поношени€, но происшествие это сделало глубокое впечатление недоверчивости в душе моей; € стала бо€тьс€ вс€кой откомандировки, вс€кого поручени€, если только исполн€ть его надобно было вместе с моею командою. Ќикогда, никогда уже нельз€ будет поверить им! ѕравду говорил ≈рмолов, что трус солдат не должен жить. “огда такое заключение казалось мне жестоким, но теперь вижу, что это — истина, постигнута€ великим умом необыкновенного человека. Ћенивый земледелец, расточительный купец, вольнодумец св€щенник — все они имеют порок, противоположный их званию и выгодам, но пример их никого не увлекает, и они вредны только себе: бедность и презрение остаютс€ им в удел. Ќо трус солдат!! ” мен€ нет слов изобразить всю великость зла, какое может сделать один ничтожный, робкий негод€й дл€ целой армии!.. » в теперешнем случае, какие беды навлекло бы на мою голову одно только то, что трус испугалс€ своей тени, убежал, увлек за собою других, был бы причиною ложного донесени€, напрасной тревоги всего войска! Ќет, робкий солдат не должен жить: ≈рмолов прав!

Ёти размышлени€ занимали мен€ до рассвета. ¬едеты наши были сменены; трусов наказали больно, унтер-офицера еще больнее. ѕо окончании этой расправы нова€ мысль не дает мне покою, пугает, стыдит мен€; и € ничем не могу выжить ее из головы, краснею, начертыва€ эти строки: не € ли одна виновата? не € ли одна заслуживаю и нарекание и наказание? я офицер; мне поручен был этот отр€д; зачем € оставл€ла их одних и с таким унтер-офицером, который никогда еще не был в деле?

—корыми маршами едем мы в глубь –оссии и несем на плечах своих непри€тел€, который от чистого сердца верит, что мы бежим от него. —частие ослепл€ет!.. ћне часто приходит на мысль молитва —тарна перед жертвенником ќдена, когда он просит его наслать на ум ‘ингала недоуменье, предзнаменующе могущего паденье!.. ¬опреки бесчисленным поклонникам Ќаполеона беру смелость думать, что дл€ такого великого гени€, каким его считают, он слишком уже уверен и в своем счастии и в своих способност€х, слишком легковерен, неосторожен, малосведущ. —лепое счастие, стечение обсто€тельств, угнетенное двор€нство и обольщенный народ могли помочь ему взойти на престол; но удержатьс€ на нем, достойно занимать его будет ему трудно. —квозь его императорскую мантию скоро замет€т артиллерийского поручика, у которого от неслыханного счасти€ зашел ум за разум: неужели, основыва€сь на одних только сведени€х географических и донесени€х шпионов, можно было решитьс€ идти завоевывать государство обширное, богатое, слав€щеес€ величием духа и бескорыстием своего двор€нства, незыблемой опоры русского престола; устройством и многочисленностию войск, строгою дисциплиною, мужеством их, телесною силою и крепостью сложени€, дающего им возможность переносить все трудности; государство, заключающее в себе столько же народов, сколько и климатов, и ко всему этому имеющее оплотом своим веру и терпимость? ¬идеть, что это славное войско отступает, не сража€сь, отступает так быстро, что трудно поспевать за ним, и верить, что оно отступает, страшась дождатьс€ непри€тел€! ¬ерить робости войска русского в границах его отечества!.. ¬ерить и бежать за ним, стара€сь догнать. ”жасное ослепление!! ”жасен должен быть конец!..

‘ранцузы употребл€ют все старани€ догнать нас и подратьс€, а мы употребл€ем тоже все старани€ уйти и не дратьс€. ћаневр этот очень утешает мен€. «абавно видеть, с какою быстротою несем мы доверчивого непри€тел€ своего во глубину лесов наших!.. не всегда, однако ж, кажетс€ это смешным. ¬ообража€ страшный конец отступлени€ нашего, € невольно вздыхаю и задумываюсь. ‘ранцузы — непри€тель, достойный нас, благородный и мужественный; но злой рок в виде Ќаполеона ведет их в –оссию; в ней положат они головы свои, в ней рассыплютс€ кости их и истлеют тела.

ƒвое суток € не смыкаю глаз и почти не схожу с лошади. Ўтакельберг послал мен€ занимать место дл€ лагер€; мне дали по четыре улана с каждого эскадрона, и со мною едут также квартиргеры полков Ќовороссийского драгунского и јхтырского гусарского. «ан€в место дл€ лагер€, € еду встретить полк, и когда он расположитс€, дожидаюсь приказаний и, получа их, немедленно отправл€юсь. ћарши наши довольно велики; € почти вс€кий раз выезжаю в ночь, приезжаю на место около полудн€, и, пока разведут места всему ариергарду, € жду своей очереди прин€ть назначенное дл€ полка; после этого надобно тотчас ехать ему навстречу, разместить эскадроны и, оп€ть дождавшись конца всей суматохи и новых приказаний, отправл€тьс€ в путь.

“ретьи сутки прошли так же: лагерь зан€т под местечком  адневым. я не в силах долее выносить; возврат€сь из лагер€ в местечко, € послала улана на дорогу смотреть, когда покажетс€ полк, и дать мне знать, а сама пошла на квартиру в намерении что-нибудь съесть и после заснуть, если удастс€. ¬ ожидании обеда легла € на хоз€йскую постель и более ничего уже не помню... ѕроснувшись поздно вечером, € очень удивилась, что дали мне так долго спать; в горнице не было ни огн€, ни людей; € поспешно встала и, отвор€ дверь в сени, кликнула своего унтер-офицера; он €вилс€. «–азве полк не пришел еще?» — спросила €; он отвечал, что нет, а что пришел один только  иевский драгунский. «ƒл€ чего ж вы не разбудили мен€?» — «Ќе могли, ваше благородие; вы спали сном смертным; мы сначала будили ¬ас тихонько, но после тр€сли за руки, за плечи, посадили вас, поднесли свечу к самым глазам вашим, наконец, брызнули холодной водою в лицо вам; все напрасно: вы даже не пошевелились. ’оз€йка, при которой все это происходило, заплакала, увид€, что мы, не успев разбудить вас, положили оп€ть на постель: «Ѕедное дит€! он, как мертвый! зачем вы берете таких молодых в службу?» ќна, наклон€сь к вам, прислушивалась, дышите ли вы. ќставшись при вас, € велел улану ехать далее по дороге навстречу полка; но он скоро возвратилс€ с уведомлением, что нашему полку переменен маршрут и что сюда пришел один только  иевский драгунский полк под начальством Ёмануэл€». я тотчас поехала в лагерь; там еще не спали, и € нашла тут обоих своих товарищей — драгунского и гусарского квартиргеров; первый просил Ёмануэл€ вз€ть его с командою под свое начальство покамест; а гусар и €, осведом€сь, какою дорогою пошли наши полки, пустились отыскивать их, в чем и успели весьма скоро.

ћежду нашим ариергардом и непри€тельским авангардом бывают иногда небольшие сшибки, так только, чтоб не совсем без дела отступать.

ќхота же так бежать!.. я не знаю, что мне делать; смертельно боюсь изнемочь; впоследствии это припишут не чрезмерности стольких трудов, но слабости моего пола! ћы идем и день и ночь; отдохновение наше состоит в том только, что, останов€ полк, позвол€т нам сойти с лошадей на полчаса; уланы тотчас ложатс€ у ног своих лошадей, а €, облокот€сь на седло, кладу голову на руку, но не смею закрыть глаз, чтоб невольный сон не овладел мною. ћы не только не спим, но и не едим: спешим куда-то! јх, бедный наш полк! „тоб прогнать сон, мен€ одолевающий, € встаю с лошади и иду пешком; но силы мои так изнурены, что € спешу оп€ть сесть на лошадь и с трудом поднимаюсь на седло. ∆ажда палит мою внутренность; воды нет нигде, исключа€ канав по бокам дороги; сошла оп€ть с лошади и с величайшим неудобством достала на самом дне канавы отвратительной воды, теплой и зеленой; € набрала ее в бутылку и, сев с этим сокровищем на лошадь, везла еще верст п€ть, держа бутылку перед собою на седле, не име€ решимости ни выпить, ни бросить эту гадость; но чего не делает необходимость! € кончила тем, что выпила адскую влагу...

≈сли б € имела миллионы, отдала бы их теперь все за позволение уснуть. я в совершенном изнеможении. ¬се мои чувства жаждут успокоени€... ћне вздумалось взгл€нуть на себ€ в светлую полосу своей сабли: лицо у мен€ бледно, как полотно, и глаза потухли! — другими нет такой сильной перемены, и, верно, оттого, что они умеют спать на лошад€х; € не могу.

¬ ту ночь ѕодъ€мпольский бранил мен€ и —езара за то, что люди наших взводов дремлют, качаютс€ в седле и рон€ют каски с голов. Ќа другой день после этого выговора мы увидели его самого едущего с закрытыми глазами и весьма крепко сп€щего на своем шагистом коне; утеша€сь этим зрелищем, мы поехали р€дом, чтобы увидеть, чем это кончитс€; но —езар хотел непременно отомстить ему за выговор: он пришпорил свою лошадь и проскакал мимо ѕодъ€мпольского; конь его бросилс€ со всех ног, и мы имели удовольствие видеть испуг и торопливость, с какою ѕодъ€мпольский спешил подобрать повода, выпавшие из рук его.

Ќепостижимый дух раздора овладел мною и —езаром! Ќачинаем всегда тем, что выедем вперед эскадрона, разговариваем прежде очень дружелюбно, после начинаем спорить и наконец, наговорив друг другу вежливых колкостей, разъезжаемс€ к кра€м дороги. ¬ одну из этих вылазок мы отъехали ко рвам по сторонам дороги, сошли с лошадей и легли; но, к счастию, не заснули еще, как эскадрон подошел; ѕодъ€мпольский, полагавший, что мы при своих взводах, удивилс€ и рассердилс€, увид€ нас спокойно расположившихс€ у рвов близ дороги. «Ќе стыдно ли вам, господа! — говорил он, — вместо того, чтобы смотреть за своими солдатами, чтоб не спали, не падали, не рон€ли касок, не портили лошадей, вы уехали вперед и легли спать на дороге!..» ѕодстрекаемые тем же духом раздора, который вооружал нас друг против друга, мы отвечали ему, что не прошло еще и двух дней, как он сам испытал и доказал, что теперешние трудности превышают силы человека! ѕодъ€мпольский, не возража€ ничего, приказал только нам быть непременно при своих местах и люд€х. «ћы об€заны подавать им пример, — прибавил он ласково, — им легче будет переносить вс€кий труд, если они увид€т, что офицеры их перенос€т его наравне с ними; никогда солдат не осмелитс€ роптать ни на какую невыгоду, если офицер его раздел€ет ее с ним...» я почувствовала справедливость слов ѕодъ€мпольского и прин€ла твердое намерение всегда ими руководствоватьс€.

Ќаконец дали нам отдых. — каким неописанным удовольствием разостлала € свою шинель на сено, легла и в ту же минуту заснула. ƒумаю, что € спала часов дес€ть, потому что солнце уже садилось, когда € выползла из своего шалаша, в буквальном смысле выползла, дл€ того что отверстие, служащее дверью, было немного выше полуаршина. √лазам моим представилась жива€ и прекрасна€ картина: толпы офицеров уланских, гусарских, кирасирских ходили по всему лагерю; солдаты варили кашу, чистили амуницию; ординарцы, адъютанты скакали то там, то здесь; прекрасна€ музыка нашего полка гремела и восхищала бесчисленное множество всех полков офицеров, пришедших слушать ее. Ўтакельберг, теперешний командир полка нашего, будучи любителем и знатоком музыкального искусства, зан€лс€ усовершенствованием нашей полковой музыки и довел ее до высшей степени превосходства, так что теперь в обеих арми€х, первой и второй западных, нет ей равной.

ѕолк наш расположен близ цепи холмов, довольно высоких; когда наступила ночь, зажглись бесчисленные огни бивачные, раздалс€ шум, говор солдат, топот, ржание лошадей. я рассматривала с полчаса эту шумную, одушевленную сцену и наконец, сама не знаю дл€ чего, перешла на другую сторону холмов; спуст€сь в долину, € не слыхала уже ни малейшего шуму, как будто солдат, войны, армии не существовало никогда на свете! я взошла оп€ть на холмы, посмотрела несколько времени на картину кип€щей де€тельности, беспрерывной суеты и движени€ и снова погрузилась в тишину и спокойствие долины! Ётот скорый переход от величайшего шума к совершенному безмолвию делает на душу мою какое-то впечатление, которого €, однако ж, ни пон€ть, ни описать не могу.

Ѕлиз —моленска объ€вили нам √осударев манифест, в котором было сказано, что «государь не удерживает более нашего мужества и дает свободу отметить непри€телю за скуку противувольного отступлени€, до сего времени необходимого». —олдаты наши прыгали от радости, и взоры всех пылали мужеством и удовольствием. «Ќаконец! — говорили офицеры, — теперь будет наша очередь догон€ть!»

 

—моленск. я оп€ть слышу грозный, величественный гул пушек! ќп€ть вижу блеск штыков! ѕервый год моей воинственной жизни воскресает в пам€ти моей!.. Ќет! трус не имеет души! »наче как мог бы он видеть, слышать все это и не пламенеть мужеством! „аса два дожидались мы приказани€ под стенами крепости —моленской; наконец ведено нам идти на непри€тел€. ∆ители города, вид€ нас проход€щих в пор€дке, устройстве, с геройскою осанкою и уверенностию в своих силах, провожали нас радостными восклицани€ми; некоторые, а особливо старики, беспрерывно повтор€ли: помоги бог! помоги бог! каким-то необыкновенно торжественным голосом, который заставл€л мен€ содрогатьс€ и приводил в умиление...

ѕолк наш помещен по обеим сторонам дороги; эскадрон ѕодъ€мпольского на левой; еще левее кирпичные сараи. ћесто, нам доставшеес€, так неудобно дл€ оборотов кавалерии, что при первом натиске непри€тел€ мы не удержим его за собою; все это поле изрыто, усе€но мелкими кустами и перерезано рытвинами так, что при каждом быстром движении эскадронам пришлось бы перескакивать на каждом шагу или ров, или куст, или €му. “ак как здесь брали глину дл€ кирпичей, то €м было бесчисленное множество, и, сверх того, все они были полны дождевой воды. Ќам ведено было удерживать непри€тел€. »так, чтоб зав€зать дело. ѕодъ€мпольский, выстроив эскадрон в боевой пор€док, велел выехать фланкерам. « ому из вас, господа, угодно вз€ть над ними начальство?» — спросил нас ротмистр. —тарший “орнези сейчас вызвалс€; он и человек двадцать лучших наездников пустились на непри€тел€. „ерез час они возвратились все, исключа€ “орнези, которого французы изрубили; говор€т, что он в запальчивости занесс€ в толпу их, и, сколько они ему ни кричали rendez vous! rendez vous!(сдавайтесь! сдавайтесь! (франц.)) он, не слуша€, рубил их направо и налево, и наконец они с остервенением кинулись на него, и вмиг его не стало.

 огда ѕодъ€мпольский спросил фланкеров, как могли они допустить, чтоб изрубили их офицера? то они в оправдание свое сказали, что “орнези заскакал в толпу непри€телей и, не принима€ предложени€ их сдатьс€, рубил и бранил их без пощады, и что они все вдруг кинулись на него; множество сабель засверкало над несчастным “орнези, и он упал к ногам своей лошади без жизни и образа.

ћы все смотрели очень внимательно на правую сторону дороги, где происходило уже сражение и некоторые из наших эскадронов отлично дрались; дорого заплатили бы мы за это зевание по сторонам, если б наш св€щенник ¬артминский, самый неустрашимый человек изо всего полка, не подъехал к нам и не указал в левую сторону своею нагайкою (единственным оружием, которое он равно употребл€л дл€ лошадей и дл€ непри€тел€). ¬згл€нув, куда он указывал, мы увидели скачущую к нам во фланг непри€тельскую кавалерию; в одно мгновение ѕодъ€мпольский скомандовал: «¬торому полуэскадрону правое плечо вперед» — и, постав€ его к непри€телю лицом, приказал мне вз€ть начальство и в ту ж минуту ударить на несущуюс€ к нам конницу. ¬осхитительна€ минута дл€ мен€! я уже не помнила постыдного бегства улан моих с пикета, видела только возможность прославитьс€... Ќо вдруг команда мо€ «с места, марш, марш» слилась с громовым голосом нашего начальника, раздавшимс€ позади нашего фронта: «назад! назад!..» ¬ одну секунду мой полуэскадрон повернулс€ назад и поскакал слом€ голову на большую дорогу; € осталась позади всех. Ѕез пор€дка скакал эскадрон густой толпою по кустам, буграм и рытвинам; «елант, гор€чий, заносчивый конь мой, рвалс€ из-под мен€, но € не смела дать ему воли; он имел дурную привычку, разгор€чась, драть голову кверху, и мне предсто€л весьма трудный выбор: дать волю «еланту и тотчас упасть с ним в €му или полететь стремглав через куст или, придержива€ его, быть догнанной непри€телем, лет€щим по следам нашим. я выбрала последнее как более безопасное: посредственность французской кавалерии давно была мне известна, и € могла быть уверена, что в целом отр€де, который гналс€ за нами, ни одна лошадь не равн€лась «еланту в быстроте; итак, удержива€ кон€ своего, неслась € большим галопом вслед скачущего эскадрона; но, слыша близко за собою топот лошадей и увлека€сь невольным любопытством, не могла не огл€нутьс€; любопытство мое было вполне награждено: € увидела скачущих за мною на аршин только от крестца моей лошади трех или четырех непри€тельских драгун, старавшихс€ достать мен€ палашами в спину. ѕри этом виде € хот€ не прибавила скорости моего бега, но, сама не знаю дл€ чего, закинула саблю на спину острием вверх. ћиновав бугры и €мы, «елант, как бурный вихрь, унес мен€ от толпы непри€тельской. ¬ыбравшись на ровное место, мы отплатили непри€телю за свое беспор€дочное бегство: повину€сь голосу офицеров, эскадрон в минуту пришел в пор€док, построилс€ и грозною тучею понесс€ навстречу непри€телю. «емл€ застонала под копытами ретивых коней, ветер свистал в флюгерах пик наших; казалось, смерть со всеми ее ужасами неслась впереди фронта храбрых улан. Ќепри€тель не вынес этого вида, и жела€ уйти, был догнан, разбит, рассе€н и прогнан несравненно с большим уроном, нежели был наш, когда мы приневолены были отступать во весь дух через бугры и рытвины.

“еперь эскадрон наш поставили на правой стороне дороги, а бугристое поле зан€то егер€ми. «ƒавно бы так!» — говорит ѕодъ€мпольский, покручива€ усы с досадою... ћы здесь должны охран€ть крепость, итак, стоим без дела, но в готовности, то есть на лошад€х и пики наперевес. ¬переди нас стрелки Ѕутырского полка перестреливаютс€ с непри€тельскими. ’рабрый, отличный полк!  ак только он начал действовать, в ту ж минуту пули непри€тельские перестали долетать до нас.

Ќа этом месте мы будем до завтра. Ѕутырский полк сменен другим, и теперь пули не только долетают до нас, но и ран€т. ѕодъ€мпольскому это очень непри€тно. Ќаконец, наскуча видеть, что у нас то того, то другого отводили за фронт, он послал мен€ в —моленск к Ўтакельбергу сказать о критическом положении нашем и спросить, что он прикажет делать? я исполнила, как было велено, сказала Ўтакельбергу, что у нас много ранено людей, и спросила, какое будет его приказание? «—то€ть, — отвечал Ўтакельберг, — сто€ть, не трога€сь ни на шаг с места. —транно, что ѕодъ€мпольский присылает об этом спрашивать!» я с великим удовольствием повезла этот прекрасный ответ своему ротмистру. «„то, — кричал мне издали ѕодъ€мпольский, — что велело?» — «—то€ть, ротмистр!» — «Ќу, сто€ть так сто€ть», — сказал он покойно; и, оборот€сь к фронту с тем неустрашимым видом, который так ему свойственен, хотел было несколько ободрить солдат, но, к удовольствию своему, увидел, что они не имеют в этом нужды: взоры и лица храбрых улан были веселы; недавн€€ победа одушевила черты их геройством. ¬есь их вид говорит: беда непри€телю!   вечеру второй полуэскадрон спешилс€, и €, име€ тогда свободу отойти от своего места, пошла к ротмистру спрашивать о всем том, что в этот день казалось мне непон€тным. ѕодъ€мпольский сто€л у дерева, подперши голову рукою, и смотрел без вс€кого участи€ на перестрелку; приметно было, что мысль его не здесь. «—кажите мне, ротмистр, дл€ чего вы посылали к Ўтакельбергу мен€, а не унтер-офицера? Ќе правда ли, что вы хотели укрыть мен€ от пуль?» — «ѕравда, — отвечал задумчиво ѕодъ€мпольский, — ты так еще молод, так невинно смотришь и среди этих страшных сцен так весел и беспечен! я видел, как ты скакал позади всего эскадрона во врем€ беспор€дочного бегства нашего от кирпичных сараев, и мне казалось, что € вижу барашка, за которым гонитс€ ста€ волков. ” мен€ сердце обливаетс€ кровью при одной мысли видеть теб€ убитым. Ќе знаю, јлександров, отчего мне кажетс€, что если теб€ убьют, то это будет убийство противное законам; дай бог, чтоб € не был этому свидетелем! јх, пул€ не разбирает. ќна пробивает равно как грудь старого воина, так и сердце цветущего юноши!..» ћен€ удивило такое грустное расположение духа моего ротмистра и необыкновенное участие во мне, какого прежде € не замечала; но, вспомн€, что у него брат, нежно им любимый, осталс€ в ћариупольском полку один, предоставленный произволу судьбы и собственного разума, нашла весьма натуральным, что мой вид незрелого юноши и опасности войны привели ему на пам€ть брата, детский возраст его и положение, в каком он может случитьс€ при столь жаркой войне. Ќаступила ночь; второй полуэскадрон сел на лошадей, а первый спешилс€; пальба ружейна€ прекратилась. я просила ротмистра позволить мне не садитьс€ на лошадь; он согласилс€, и мы продолжали разговаривать. «ќбъ€сните мне, ротмистр, отчего у нас так много ран€т офицеров? –€довых така€ густа€ масса; их более и удобнее было бы убивать; разве в офицеров нарочно мет€т?» — «–азумеетс€, — отвечал ѕодъ€мпольский, — это самый действительный способ расстроить и ослабить силы непри€тел€». — «ѕочему ж?» — « ак почему! потому что один храбрый и знающий офицер более сделает вреда непри€телю своими сведени€ми, проницанием, уменьем пользоватьс€ и выгодами местоположени€ и ошибками противной стороны, а особливо офицер, одаренный тем высоким чувством чести, которое заставл€ет встречать бестрепетно смерть и спокойно действовать в величайших опасност€х; такой офицер, повтор€ю, один более сделает вреда непри€телю, нежели тыс€ча солдат, никем не начальствуемых...» –азговор наш продолжалс€ часа два все в этом же смысле; € слушала со вниманием суждени€ и замечани€ ѕодъ€мпольского, лучшего офицера в полку нашем, храброго, опытного, строгого к себе столько же, как и к другим. ќчередь сойти с лошадей второму полуэскадрону прекратила беседу нашу; ротмистр сел на лошадь, а мне сказал, что теперь € могу, если хочу, заснуть полчаса. я не заставила повторить этого два раза, но тотчас воспользовалась позволением и, закутавшись солдатским плащом, легла под деревом, положа голову на корни его. Ќа рассвете сквозь тонкий сон слышала €, что по каске моей что-то щелкало; проснувшись совсем, € открыла голову и увидела сто€щих недалеко от мен€ подполковника Ћопатина и ѕодъ€мпольского; они о чем-то разговаривали, смотр€ и по временам указыва€ в сторону непри€тельских стрелков; стыд€сь, что нашли мен€ сп€щею, € спешила встать: и в это самое врем€ пул€ на излете ударила по каске моей, а тем объ€снились и первые щелчки; € собрала лежащие близ мен€ пули и понесла их показать ротмистру. «Ќу так что ж! — сказал он, рассме€вшись, — неужели тебе и это в диковинку?» — «ј как же! ведь они не докатились, а долетели, почему ж не ранили мен€?» — «Ќе имели силы. ѕолно, однако ж, садись на лошадь, нас сейчас смен€т!» ƒрагунский эскадрон пришел стать на наше место, а мы вошли в крепость и у стен ее расположились отдыхать. —моленск уступили непри€телю!.. Ќочью уже ариергард наш взошел на высоты за рекою. –аевский с сожалением смотрел на пылающий город.  то-то из толпы окружавших его офицеров вздумал вскликнуть: « ака€ прекрасна€ картина!..» — «ќсобливо дл€ Ёнгельгардта, — подхватил который-то из адъютантов генерала, — у него здесь гор€т два дома!»

ћы всЄ отступаем! ƒл€ чего ж было читать нам, что государь не удерживает более нашего мужества!  ажетс€, не слишком большому опыту подвергли нашу храбрость.  ак вижу, мы отступаем в глубь –оссии. ’удо будет нам, если непри€тель останетс€ в —моленске! ќдна только безмерна€ самонаде€нность Ќаполеона обеспечивает в возможности заманить его далее. ¬се это, однако ж, выше моего пон€ти€. Ќеужели нельз€ было встретить и разбить непри€тел€ еще при границах государства нашего?   чему такие опасные маневры? ƒл€ чего вести врага так далеко в средину земли своей?.. ћожет быть, это делаетс€ с прекрасною целью; однако ж, пока достигнут се или разгадают, войско может потер€ть дух; и теперь уже со всех сторон слышны заключени€ и догадки, одни других печальнее и нелепее.

ѕо очереди пришлось мне быть на ординарцах у  оновницына. √енерал этот очень любит находитьс€ как можно ближе к непри€телю и, кажетс€, за ничто считает какие б то ни было опасности; по крайней мере, он так же спокоен среди битв, как и у себ€ в комнате. «десь зав€залось небольшое сражение. √енерал подъехал к передовой линии; но как свита его тотчас привлекла внимание и выстрелы непри€тел€, то он приказал нам разъехатьс€. Ќе знаю почему, мы не скоро послушались его, и в это врем€ ранили под ним лошадь. Ќепри€тель сосредоточил на нашей группе свои выстрелы, что и заставило  оновницына отъехать немного далее от линии фланкеров.  огда мы повернулись все за ним, то мой досадный «елант, име€ большой шаг, неприметно вышел вперед генеральской лошади.  оновницын, увид€ это, спросил мен€ очень строго: « уда вы, господин офицер? –азве не знаете, что вам должно ехать за мною, а не впереди?» —о стыдом и досадою осадила € свою лошадь. √енерал, верно, подумал, что это страх заставил мен€ прибавить шагу!..

 оновницыну надобно было послать на левый фланг к графу —иверсу узнать, что в случае отступлени€ безопасны ли и удобны ли дороги дл€ его ретирады, довольно ли с ним войска и не нужно ли будет ему подкреплени€? ƒл€ прин€ти€ этого поручени€ €вилась €. «ќх, нет! — сказал  оновницын, взгл€нув на мен€, — вы слишком молоды, вам нельз€ этого поручить: пошлите кого постарее». я покраснела: «Ќе угодно ли вашему превосходительству испытать; может быть, € в состо€нии буду пон€ть и исполнить ваши приказани€». — «ј... очень хорошо! извините мен€», — сказал  оновницын торопливо и вежливым тоном; он отдал мне свои приказани€, прибав€, чтоб € как можно скорее ехала. Ќе успела € скрытьс€ у него из виду, как он, тревожимый недоверчивостью, послал другого ординарца по следам моим с тем же самым приказанием, и это было действием видимого покровительства божи€, потому что непри€тель зан€л уже те места, через которые проехала € к —иверсу. ¬озвраща€сь, € встретилась с посланным офицером, от которого и узнала, что там, где прежде ехала, наход€тс€ уже непри€тельские стрелки. ѕриехав к  оновницыну, € рассказала ему со всею подробностию о положении отр€да —иверса, о пут€х, переправах, средствах, одним словом, обо всем, что мне ведено было узнать.  оновницын, выслушав мое донесение, расхвалил мен€, попросил извинени€ в том, что усомнилс€ было дать мне поручение по причине моей молодости, и, видно, жела€ загладить это, посылал уже везде одну мен€ через целый день, говор€ при каждом поручении: «¬ы исправнее других». Ќос€сь весь день по пол€м от одного полка к другому, € измучилась, устала, смертельно проголодалась и совсем уже не рада стала приобретенной славе исправного ординарца. Ѕедный «елант сделалс€ похож на борзую собаку.

—олнце уже закатилось, когда мы стали на лагерь. я только что успела сойти с лошади, как должна была оп€ть сесть на нее: ѕодъ€мпольский сказал, что мне очередь ехать за сеном дл€ целого полка. «¬от тебе дес€ть человек от моего эскадрона; сейчас прибудут остальные, отправл€йс€ с богом! ƒа нельз€ ли, — прибавил он вполголоса, — достать что-нибудь съесть: гус€, курицу; сколько уже дней все один хлеб: досмерти наскучило!..» ѕ€тьдес€т человек улан €вились под начальство мое, и € поехала с ними по первой, кака€ попалась, дороге отыскивать сенокос, потому что в это врем€ года начинают уже косить. Ќочь была очень тепла, но и очень темна; мес€ц не светил. ќтъехав верст шесть от лагер€, мы увидели в полуверсте от нас деревню и в три минуты были уже в ней, потому что, обрадовавшись такой скорой находке, пустились туда рысью.   деревне примыкал обширный луг; виднелась речка, за нею несколько мелких перелесков. ѕриказав уланам идти с лошадьми на луг, € осталась одна в покинутой деревне и, прив€зав лошадь, пошла осматривать опустевшие жилища. „то-то было страшно видеть все двери отворенными; везде царствовал мрак, тишина и запустение; ничто не было заперто: конюшни, сараи, анбары, кладовые и дома, все было растворено! Ќа дворе, однако ж, ходили, лежали, сто€ли коровы, овцы и сидели гуси стадами: бедные гуси! вид их припомнил мне просьбу ѕодъ€мпольского! припомнил, что одному из них непременно надобно будет умереть! јх, как мне стыдно писать это!  ак стыдно признаватьс€ в таком бесчеловечии! Ѕлагородною саблей своей € срубила голову неповинной птицы!! Ёто была перва€ кровь, которую пролила € во всю мою жизнь. ’от€ это кровь птицы, но поверьте, вы, которые будете когда-нибудь читать мои «аписки, что воспоминание о ней т€готит мою совесть!.. „ерез час уланы мои возвратились, вед€ за собою лошадей своих, навьюченных сеном. «Ќе слишком ли т€жело вы навьючили их?» — спросила €, вид€, что по бокам лошадей висели огромнейшие св€зки сена. «Ќет, ваше благородие! ведь сено легко!» я поверила, вовсе не подозрева€, что тут кроетс€ т€жесть мне неизвестна€, и что дл€ этого нарочно нав€заны такие ужасные горы сена. я села на лошадь, велела вз€ть мертвого гус€ и поехала впереди своего отр€да, который шел пешком, вед€ лошадей своих в поводу. ћы уже прошли большую половину своей дороги и были верстах в двух от лагер€, как вдруг прискакал улан: «ѕоспешите, ваше благородие, полк скоро пойдет». я велела люд€м идти так скоро, как они могут; они побежали; натурально, что и лошади пошли рысью; € очень удивилась, увид€, что в отр€де моем то там, то с€м падают с лошадей бараны. я не имела времени спросить, дл€ чего они столько набрали их, как другой улан прискакал с приказанием от полка бросить сено и спешить к полку; € приказала оставить все, и сено, и баранов, и моего гус€ на месте, сесть на лошадей и рысью возвращатьс€ в полк; мы догнали его уже на марше. «„то это значит, ротмистр, что полк так скоро пошел?» — «¬от странный вопрос, что значит! велено, так и пошли; мы не прогуливаемсй, теперь война!» я замолчала. –отмистр был не в духе и, верно, оттого, что голоден. я тоже голодна и, сверх того, нисколько не спала эту ночь.

” нас новый главнокомандующий:  утузов!.. Ёто услышала €, сто€ в кругу ординарцев, адъютантов и многих других офицеров, толп€щихс€ около разведенного огн€. √усарский генерал ƒорохов говорил, поглажива€ седые усы свои: «ƒай бог, чтоб ћихаило Ћарионович поскорее приехал и остановил нас; мы разбежались, как под гору».

 утузов приехал!.. солдаты, офицеры, генералы — все в восхищении; спокойствие и уверенность заступили место опасений; весь наш стан кипит и дышит мужеством!..

’олодный, пронзительный ветер леденит тело мое. Ўинель мо€ не только что не на вате, но и ни на чем; под нею нет подкладки. ”ланский колет мой подложен тафтою, и в нем состоит вс€ мо€ защита против ветра, столько же холодного, как зимою.

 

Ѕородино. ¬ечером вс€ наша арми€ расположилась биваками близ села Ѕородино.  утузов хочет дать сражение, которого так давно все желают и ожидают. Ќаш полк, по обыкновению, занимает передовую линию. ¬ эту ночь € сколько ни свертывалась, сколько ни куталась в шинель, но не могла ни согретьс€, ни заснуть. Ўалаш наш был сделан a jour (на один день, временный (франц.)), и ветер свистал сквозь него, как сквозь разбитое окно. “оварищи мои, которых шинели теплы, сп€т покойно: охотно бы легла € у огн€, но его нет и не разводили.

 

24-го августа. ¬етер не ун€лс€! на рассвете грозно загрохотала вестова€ пушка. √ул ее несс€, катилс€ и переливалс€ по всему пространству, зан€тому войском нашим. ќбрадовавшись дню, € тотчас оставила беспокойный ночлег свой! ≈ще не совсем замолк гул пушечного выстрела, как все уже было на ногах! „ерез четверть часа все пришло в движение, все готовитс€ к бою! ‘ранцузы идут к нам густыми колоннами. ¬се поле почернело, закрывшись несметным их множеством.

 

26-го. јдский день! я едва не оглохла от дикого, неумолкного рева обеих артиллерий. –ужейные пули, которые свистали, визжали, шикали и, как град, осыпали нас, не обращали на себ€ ничьего внимани€; даже и тех, кого ранили, и они не слыхали их: до них ли было нам!.. Ёскадрон наш ходил несколько раз в атаку, чем € была очень недовольна: у мен€ нет перчаток, и руки мои так окоченели от холодного ветра, что пальцы едва сгибаютс€; когда мы стоим на месте, € кладу саблю в ножны и пр€чу руки в рукава шинели: но, когда вел€т идти в атаку, надобно вынуть саблю и держать ее голою рукой на ветру и холоде. я всегда была очень чувствительна к холоду и вообще ко вс€кой телесной боли; теперь, перенос€ днем и ночью жестокость северного ветра, которому подвержена беззащитно, чувствую, что мужество мое уже не то, что было с начала кампании. ’от€ нет робости в душе моей и цвет лица моего ни разу не измен€лс€, € покойна, но обрадовалась бы, однако ж, если бы перестали сражатьс€.

јх, если б € могла согретьс€ и оп€ть почувствовать, что у мен€ есть руки и ноги! “еперь € их не слышу.

∆елание мое исполнилось; нужды нет, каким образом, но только исполнилось; € не сражаюсь, согрелась и чувствую, что у мен€ есть руки и ноги, а особливо лева€ нога очень ощутительно дает мне знать, что € имею ее; она распухла, почернела и ломит нестерпимо: получила контузию от €дра. ¬ахмистр не допустил мен€ упасть с лошади, поддержал и отвел за фронт. Ќесмотр€ на столько битв, в которых была, € не имела никакого пон€ти€ о контузии; мне казалось, что получить ее не значит быть ранену, и потому, не вид€ крови на колене своем, воротилась € к своему месту. ѕодъ€мпольский, огл€нувшись и вид€, что € стою перед фронтом, спросил с удивлением: ««ачем ты воротилс€?» — «я не ранен», — отвечала €. –отмистр, полага€, что мен€ ударила пул€ на излете, успокоилс€, и мы продолжали сто€ть и выдерживать огонь до самой ночи. “огда непри€тель зачал освещать нас светлыми €драми, живописно скачущими мимо нашего фронта; наконец и эта забава кончилась, все затихло. ѕолк наш отступил несколько назад и спешилс€; но эскадрон ѕодъ€мпольского осталс€ на лошад€х. я не в силах была выдерживать долее мучений, претерпеваемых мною от лома в ноге, от холода, оледен€вшего кровь мою, и от жестокой боли всех членов (думаю, оттого, что во весь день ни на минуту не сходила с лошади). я сказала ѕодъ€мпольскому, что не могу более держатьс€ на седле и что если он позволит, то € поеду в вагенбург, где штаб-лекарь  арнилович посмотрит, что делаетс€ с моею ногой; ротмистр позволил. Ќаконец пришло то врем€, что € сама охотно поехала в вагенбург! ¬ вагенбург, столько прежде презираемый! ѕоехала, не быв жестоко раненною!.. „то может храбрость против холода!!

ќстав€ эскадрон, пустилась €, в сопровождении одного улана, по дороге к вагенбургу, едва удержива€сь от болезненного стона. Ќо € не могла ехать далее Ѕородина и остановилась в этом селении; оно из конца в конец было наполнено ранеными. »ща бесполезно избы, куда б мен€ пустили, и получа€ везде отказ, решилась € войти и зан€ть место, не спрашива€ согласи€; отворив дверь одной обширной и темной, как могила, избы кресть€нской, была € встречена двадцатью голосами, болезненно кричащими ко мне из глубины этого мрака: « то там! «ачем? «атвори двери! „то тебе надобно?  то такой пришел...» я отвечала, что € уланский офицер, ранен, не могу найти квартиры и прошу их позволить мне переночевать здесь. «Ќельз€, нельз€! — закричало вдруг несколько голосов, — здесь раненый полковник, и нам самим тесно!» — «Ќу, так раненый полковник должен по себе знать, что в таком положении трудно искать квартиры, и как бы ни было вам тесно, но вы должны были бы предложить мне остатьс€ между вами, а не выгон€ть». Ќа эту проповедь отвечал мне кто-то отрывисто: «Ќу, пожалуй, оставайтесь, вам негде будет лечь». — «Ёто уже мо€ забота», — сказала € и, обрадовавшись, что наконец вижу себ€ в тепле, взлезла на печь и легла на краю не только что во всем вооружении, но даже не снима€ и каски. „лены мои начали оттаивать и боль утихать; одна только ушибленна€ нога была т€жела, как бревно: € не могла пошевелить ее без боли. »знуренна€ холодом, голодом, усталостию и болью, € в одну минуту погрузилась в глубочайший сон. Ќа рассвете, видно, € хотела повернутьс€ на другую сторону, но как спала на краю печи, то сабл€ мо€ от этого движени€ свесилась и загремела; все проснулись и все кричали: « то тут!  то ходит!» √олос их показывал сильный испуг; один из них прекратил эту тревогу, напомн€ товарищам обо мне, выража€сь весьма об€зательно: «Ёто возитс€ тот улан, вот что с вечера еще черт принес к нам». ѕосле того они оп€ть все заснули, но € уже не спала; нога мо€ жестоко болела, и, вместо вчерашнего озноба, во мне был сильный жар. я встала и, рассмотрев сквозь трещины ставн€, что зар€ уже занималась, отворила дверь, чтоб выйти и оставить гостеприимный кров, под которым провела ночь; у самого порога сто€л мой улан с обеими лошадьми; терзательна€ боль, когда надобно было стать и оперетьс€ левою ногой на стрем€, выжала невольные слезы из глаз моих. ќтъехав с полверсты, € хотела уже сойти с лошади и лечь в поле, отдавшись на волю судьбы: нога мо€ затекла и причин€ла мне боль невыносимую!   счастию, улан мой увидел вдали телегу; на ней лежала пуста€ бочка, в которой отвозили вино в армию; сейчас он поскакал и привел эту телегу ко мне; пустую бочку сбросили, а € зан€ла ее место и легла на ту солому, на которой она лежала. ”лан повел моего «еланта в поводу, и таким образом прибыла € в вагенбург, где нашла доброго при€тел€ своего полкового казначе€ Ѕурого, и теперь сижу в его теплом шалаше, в его тулупе; в руках у мен€ стакан гор€чего чаю; нога обв€зана бинтами, намоченными спиртом; надеюсь, что и это поможет за неимением лучших средств.  арниловича нет здесь, он при полку.

я совершенно оправилась! ’ороший суп, чай и теплота возвратили членам моим силу и гибкость; все забыто, как сон, хот€ нога и болит еще. Ќо что об ней думать!   тому ж, право, мне кажетс€, что мо€ контузи€ из всех контузий сама€ легка€.

ѕровед€ два дн€ в шалаше Ѕурого, € спешила возвратитьс€ в полк; мне дано отвесть туда небольшой отр€д, состо€щий из двадцати четырех улан, дл€ укомплектовани€ эскадрона.

ћы отступаем к ћоскве и теперь уже в дес€ти верстах от нее. я просила Ўтакельберга позволить мне съездить в ћоскву, чтоб заказать сшить теплую куртку; получа позволение, € отдала свою лошадь улану и отправилась на паре едва дышащих кл€ч, нан€тых в селении. я хотела было остановитьс€ в  ремле у ћитрофанова, искреннего друга и сослуживца отца моего, но узнала, что он куда-то уехал. ѕока € доспросилась о нем, должна была заходить ко многим жильцам обширного дома, в котором были и его комнаты. ќдин из этих набегов произведен на горницы молодой куп

–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

¬ќ…Ќј 1812 √ќƒј

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:43 + в цитатник

17-го марта. —егодн€ сказали мы последнее прости гостеприимному дому ѕлатера, веселому жилищу нашему в ƒомбровице и всему, что нас любило, и всему, что нас плен€ло! ћы идем в Ѕельск, выострим свои пики, сабли и пойдем далее.

√овор€т старики уланы, что вс€кий раз, как войско русское двинетс€ куда-нибудь, двинутс€ с ним и все непогоды. Ќа этот раз надобно им поверить: со дн€ выступлени€ провожают нас снег, холод, вьюга, дождь и пронзительный ветер. ” мен€ так болит кожа на лице, что не могу до нее дотронутьс€; по совету старшего “орнези € каждый вечер умываюсь сывороткой, и от этого средства боль немного прошла, но € сделалась так черна, так черна, что ничего уже не знаю чернее себ€.

ѕодъ€мпольский зан€т расчетами в штабе; € осталась старшим офицером по нем и командую эскадроном; впрочем, € калиф на час; через два дн€ царствование мое кончитс€.

 

 астюкновка. ¬ этом селении назначена эскадрону нашему дневка.  вартирою нам четверым — „ерн€вскому, двум “орнези и мне — служит кресть€нска€ хижина, почернела€, закоптела€, напитанна€ дымом, с растрепанною соломенной кровлею, земл€ным полом и похожа€ снаружи на раздавленную черепаху. ѕередний угол этой лачуги принадлежит нам; у порога и лечи расположились наши денщики, прилежно занима€сь чисткою удил, мундштуков, стрем€н, смазываньем ремней и тому подобными кавалерийскими работами. Ќеужели нам оставатьс€ целый день в такой конурке и в таком товариществе! ћы решились ехать на весь день к помещику селени€ —околовскому.

ќн прин€л нас очень ласково, и мы провели у него день весело и при€тно. я очень была обрадована, узнав, что он тот самый —околовский, о котором писал  оцебу в своем достопам€тном годе жизни.  оцебу называет его —околовым, видно, по ошибке. —околовский рассказывает нам, как жил в —ибири, грустил, наде€лс€, ходил на охоту и ждал с терпением и философиею перемены к лучшему. я спрашивала, так ли жил  оцебу в —ибири, как описывает, и был ли он печален? «ќн жил весело, — отвечал, смеючись, —околовский, — играл каждый день в карты, каждый день выигрывал и по наружности, казалось, мало заботилс€ о том, что будет с ним далее».

 

—еленье ****. «десь остановились мы, не знаю, надолго ли. ћне отвели квартиру у униатского св€щенника; молода€ жена его очень нежно заботитс€ доставл€ть мне все, что есть лучшего у нее в доме; вс€кое утро приносит мне сама кофе, сливки, сахарные сухари, тогда как дл€ мужа приготовл€ет просто стакан гретого пива с сыром; обед ее всегда вкусен, деликатен, и, только чтоб не до конца прогневить супруга, готовитс€ одно какое-нибудь блюдо по его вкусу, который, надобно признатьс€, довольно груб.

¬чера пастырь наш был очень рассержен чем-то; во все продолжение обеда хмурилс€ и отталкивал блюда, которые жена его подставл€ла ему, при€тно усмеха€сь; к счастию, гневу его не довелось разразитьс€ на словах. Ќикто не говорил с ним, и даже старались не встречатьс€ взгл€дами; в этом маневре жена была из первых.

’оз€йка выводит мен€ из терпени€; нет дн€, чтоб она не говорила мне: вы должны быть непременно пол€к! «ѕочему вы так думаете?» — спрашиваю € и получаю в ответ какую-нибудь пышную глупость: вы так при€тно говорите; приемы ваши так благородны! ќна с ума сошла!.. «Ќеужели при€тность разговора и благородство приемов принадлежат, по ¬ашему мнению, исключительно одним пол€кам? „ем же провинились перед вами все другие нации, позвольте спросить; что вы отнимаете у них эти преимущества?..» ¬место ответа она смеетс€, отделываетс€ шутками и снова начинает открывать во мне различные доблести пол€ка. ќтбива€сь всеми возможными доводами от чести быть пол€ком, сказала €, между прочим, хоз€йке, что если она замечает во мне что-нибудь не совсем русское, так это может быть оттого, что в крови моей есть частицы малороссийской и шведской крови, что бабки мои с отцовской и материнской стороны были одна малоросси€нка, друга€ шведка. ’оз€йка зачала хвалить шведов, превознос€ до небес их храбрость, твердость, правоту; хоз€ин приметно тер€л терпение; на беду, в это самое врем€ подали ему любимое блюдо его, гречневую кашу, облитую сверху салом и усыпанную выжаренными кусочками этого же самого сала; в ѕольше называют их, не знаю уже дл€ чего и почему — шведами. ’оз€ин, схват€ блюдо, поставил его перед собою и с исступлением стал бить ложкою по этим безвинным кусочкам, приговарива€: «Ќе люблю шведов! не люблю шведов!» —альные брызги летели на мундир и эполеты мои; € поспешно встала из-за стола, обтира€ платком лицо... «јх, мой боже! — вскликнула хоз€йка, стара€сь вырвать у него из рук ложку, — помешалс€, совсем помешалс€!»

ƒни через три после этой сцены хоз€йка принесла мне поутру кофе, как то делала вс€кий день; но в этот раз она уже не дожидалась, пока € возьму из рук ее чашку; она поставила все передо мною на столик и, не говор€ ни слова, села задумчиво у окна. «„то так невесела, мо€ прекрасна€ хоз€йка?» — спросила €. «Nic, panie poruczniки!(Ќичего, пан поручик! (польск.)) — ѕомолчав с минуту, она стала говорить: — Ѕудете вы помнить мен€?» — «Ѕуду, кл€нусь честию, буду!» — «ƒайте же мне залог этого обещани€». — «»звольте; что вам угодно?» — «Ёто кольцо!» ќна вз€ла мою руку, сжима€ легонько мизинец, на котором было золотое кольцо... Ётого € не ожидала; молча и в замешательстве смотрела € на молодую попадью, устремившую на мен€ свои черные глаза, и не знала, что делать!..  ольцо это было подарено девицею ѕавлищевой, и € покл€лась ей никогда не расставатьс€ с ним. ћежду тем хоз€йка ждала ответа и, разумеетс€, невольно смешалась, вид€, что € не снимаю в ту ж секунду кольцо, чтоб отдать ей... «„то это значит, мой друг, что ты сидишь у господина поручика и забыла, что € еще не завтракал?» Ёто говорил разгневанный хоз€ин; он растворил дверь моей комнаты и, увид€, что жена его держит мою руку, остановилс€ на пороге. ∆ена кинулась к нему: «јх, жизнь мо€, душа мо€, прости мне, пожалуйста! сейчас все будет готово!» √овор€ это, она как молни€ проскочила мимо мужа и оставила его в положении статуи на пороге дверей, пр€мо против мен€. ”спокоенна€ счастливым оборотом дела, грозившего сначала лишить мен€ кольца, этого бесценного залога дружбы, просила хоз€ина войти ко мне. «я скажу вам радостную весть, господин поручик», — говорил хоз€ин, вход€ в комнату. « акую ж это, почтенный отец?» — «¬ы завтра идете в поход». — ««автра! а вы как это знаете?» — «я сейчас от вашего ротмистра; просил было, чтоб вас переместили к кому другому. ¬ы, надеюсь, не прогневаетесь на это; € не так богат, чтоб давать стол и все выгоды офицеру долее двух или трех дней, а вы сто€ли у мен€ около двух недель. ¬се это € представил вашему ротмистру; но он сказал, что сию минуту получено повеление выступить в поход и что завтра в восемь часов утра эскадрон ваш выйдет отсюда». — «ѕоздравл€ю вас, любезный хоз€ин! весть эта, конечно, радостнее вам, нежели мне; теперь врем€ не слишком благопри€тно дл€ похода: и дождь, и снег, и холод, и пыль — все вместе! я думал, мы дождемс€ здесь, пока весна установитс€ прочно». — «„то ж делать! когда вел€т, надобно идти». —казав это, хоз€ин поклонилс€ мне с ироническою усмешкою и отправилс€ пить свое гретое пиво.

»так, поход! да и к лучшему, идти так идти; на этих квартирах мы только бесполезно разнеживаемс€; привыкаем к лакомствам, ласкам, угождени€м; белые атласные ручки легонько треплют по щеке; рвут нежно за ушко; дают конфект, варень€; стелют м€гкую постель, и как легко, как при€тно свыкатьс€! —о всем этим вдруг поход, вдруг надобно перейти от неги к суровост€м, пересесть с бархатной софы на бурного кон€ и так далее: во всем контраст! я не успела кончить своих размышлений, как ротмистр прислал за мною. «Ќу, брат, — сказал он, как только € отворила дверь к нему в горницу, — прощайс€ с черноглазой попадьей своей, завтра поход!» — «—лава богу, ротмистр». — «—лава богу? вот новость!.. да не ты ли был pienne dzecko и czerwone jablko?(прекрасное дит€ и красное €блочко (польск.)) Ќеблагодарный!..» Ўутка ротмистра напомнила мне, что € в самом деле неблагодарна; за любовь хоз€йки € не могла заплатить ни любовью, ни золотым кольцом; но все надобно было бы подарить что-нибудь на пам€ть, и, разумеетс€, не деньги! я возвратилась на квартиру; хоз€йка печально накрывала стол; хоз€ин сто€л у окна, играл какую-то жалобную песню на скрипке и посматривал иронически на жену.

ƒо обеда оставалс€ еще целый час; € пошла в свою горницу, чтоб посмотреть, не найду ли чего подарить хоз€йке; ро€сь в вещах своих, отыскала € две дюжины сарпинских платков, радужно блест€щих; € купила их в —арепте и послала батюшке; но когда была у него в гост€х, он подарил мне их обратно, и они лежали у мен€ без употреблени€; € вынула их и разложила по столу. ѕродолжа€ ревизовать свое имущество, € отыскала в углу чемодана свой силуэт, сн€тый еще в гусарском полку и в том же мундире; € положила его к платкам и оп€ть зачала перебрасывать все, что было в чемодане. Ќаскуча наконец искать и недоискиватьс€ и чтоб кончить все одним разом, € вз€ла чемодан за дно, перевернула, вытр€сла всю его начинку на пол и села сама тут же; в ту самую минуту, как € с восторгом схватила одною рукой стразовую пр€жку к по€су, а другою большой платок, подаренный сестрою, вошла хоз€йка: «ќбед готов! что вы это делаете?» — «¬ы хотели иметь какую-нибудь вещь на пам€ть, сделайте мне удовольствие, выберите, что вам понравитс€», — говорила €, показыва€ ей на платки, силуэт, пр€жку и платок большой. «я выбрала кольцо». — «≈го нельз€ отдать, это подарок друга». — «—в€та€ вещь, подарок друга! берегите его!..» ќна подошла к столу, вз€ла силуэт и, не обраща€ глаз на другие вещи, пошла к двер€м, говор€, что муж ее ждет мен€ обедать. ¬ыбор подарка тронул мен€, € побежала за нею, обн€ла ее одною рукой и убедительно просила вз€ть еще хоть стразовую пр€жку дл€ по€са: «¬едь вы любите мен€, мо€ добра€ хоз€юшка! дл€ чего ж не хотите вз€ть вещь, которую будете носить так близко к сердцу?» ќна не отвечала ничего и даже не взгл€нула на мен€; но, прижав к груди руку мою, вз€ла из нее легонько пр€жку и сошла вниз, не говор€ ни слова. „ерез минуту € последовала за нею; хоз€ин сидел уже за столом, хоз€йка показывала ему пр€жку. «Ќу что € в этом разумею», — говорил он, отталкива€ руку ее и пр€жку. ”вид€ мен€, он встал, прос€ мен€ садитьс€ за стол: «ј что, мой друг, сегодн€ надобно бы получше угостить господина поручика, ведь он расстаетс€ с нами, веро€тно, навсегда; что у нас сегодн€?» — «”видишь». ѕосле этого короткого ответа, сказанного как будто с досадою, она села на свое место. «ћо€ жена сердитс€ на вас, — стал говорить хоз€ин, — вы слишком дорого платите ей за эти две недели, которые мы имели удовольствие доставл€ть вам кой-какие неважные выгоды». — « ажетс€, € ничем не платил вам; блест€щую безделку нельз€ принимать как уплату; это просто дл€...» — € хотела сказать — воспоминани€, но хоз€йка взгл€нула на мен€, и € замолчала, как можно заметить, очень некстати; хоз€ин докончил: «ѕодарок дл€ пам€ти, не так ли? Ќо мы и без него помнили бы вас». ƒень этот весь, до самого вечера хоз€ин был в хорошем нраве; он шутил, сме€лс€, играл на скрипке, целовал руки жене и просил ее спеть под аккомпанемент его игры: vous те quittez...(вы мен€ покидаете... (франц.)), прос€ и мен€ присоединить мои убеждени€ к его. «¬ы еще не знаете, как прекрасно поет мо€ жена!..» Ќаконец жена потер€ла терпение, укоризненно взгл€нула на своего мужа глазами, полными слез, и ушла. Ёто расстроило хоз€ина; он в замешательстве и торопливо повесил скрипку на стену и отправилс€ вслед за женою. я пошла к ротмистру и пробыла там до полночи, именно дл€ того, чтоб не видатьс€, если можно, этого вечера ни с одним из моих хоз€ев; но обманулась в своем расчете; оба они дожидались мен€ ужинать и были, по-видимому, в самом лучшем согласии. ¬ид€, как хоз€йка амурно прилегла на грудь своего супруга, € подумала было, что подозрени€ мои неосновательны, и, обрадовавшись этому открытию, стала говорить с нею весело, дружески и доверчиво; но разочарование было готово. ћуж оборотилс€ к двер€м приказывать что-то человеку; хоз€йка в это врем€ проворно вынула из-за косынки мой силуэт, показала мне его, поцеловала и оп€ть спр€тала; все это сделала она в две секунды, и, когда муж ее снова обернулс€ к нам, она оп€ть прильнула к плечу его.

я встала на рассвете, на минуту завернула к хоз€ину и жене его, пожелала им счастливо оставатьс€ и отправилась к ротмистру ожидать часа, назначенного дл€ похода. Ќасмешник “орнези всю дорогу ехал подле мен€ и пел: nie kochaysie we mnie, bo to nadaremnie...(не влюбл€йс€ в мен€, потому что это напрасно... (польск.))

ћы идем не тороп€сь, переходы наши невелики, и вот снова ведено нам остановитьс€ впредь до повелени€, и, как нарочно, квартиры достались самые невыгодные. ƒеревн€ эта бедна, дурна и разорена, надобно думать, непомерными требовани€ми ее помещика. ћы все четверо квартируем в одной большой избе, и разместились — „ерн€вский с старшим “орнези у окна на лавках; а € с младшим у печи на нарах; пр€мо против нас на печи, под самым потолком сидит старуха лет в дев€носто. Ќе знаю, дл€ чего она берет себ€ беспрерывно двум€ пальцами за нос, говорит при этом самым тонким голосом — хм! и потом прикладывает эти два пальца к стене. ѕервые дни мы с “орнези хохотали как сумасшедшие над этим упражнением нашей —ивиллы, но теперь уже привыкли и, несмотр€ на пронзительное хмыканье, иногда забываем, что над нашими головами есть нечто дышащее.

Ётого года весна кака€-то грустна€, мокра€, холодна€, ветрена€, гр€зна€; €, котора€ всегда считала прогулкою обходить конюшни своего взвода, теперь так неохотно собираюсь вс€кое утро в этот обход, лениво одеваюсь, медлю, смотрю двадцать раз в окно, не разъ€сниваетс€ ли погода; но как делать нечего, идти надобно непременно, иду, леплюсь по кладкам, цепл€юсь руками за забор, прыгаю через ручейки, пробираюсь по камн€м и все-таки раз несколько попаду в гр€зь всею ногой. ¬озврат€сь из своего гр€зного путешестви€, € застаю моих товарищей всех уже вместе: „ерн€вский читает –асина, —езар курит трубку и всегда кладет кусочек ало€ на верх табаку, говор€, что так делают турки; “орнези, »ван, представл€ет иногда балет — јриадна на острове Ќаксосе, и всегда самую јриадну. Ёто могло б рассмешить и умирающего; € забываю в ту ж минуту затруднительный во€ж по гр€зным улицам.

ѕодъ€мпольский поехал в штаб дл€ каких-то отчетов дни на три; товарищей моих послали доставить овса и сена дл€ наших лошадей, а € осталась командиром эскадрона и повелителем всей деревни по праву сильного. я так мало заботилась знать что-нибудь в этой деревне, кроме своих конюшен, что даже не знала, есть ли в ней почта или нет; сегодн€ утром € имела случай узнать это. ќкончив все зан€ти€ по службе, вз€ла € какую-то ¬ольтерову сказку перечитывать в сотый раз от нечего делать и от нечего читать; и когда € с нехотением и скукою развернула книгу и легла было на походный диван свой лавку с ковром, дверь вдруг отворилась и вошел молодой пехотный офицер: «ѕозвольте узнать, кто здесь командует эскадроном?» — «я». — «ѕрикажите, сделайте милость, дать мне лошадей; € спешу в полк, вот мо€ подорожна€; жид, содержатель почты, не дает мне лошадей, говорит, что все в разгоне, но он лжет; € видел — множество их ведут поить». — «—ию минуту будут у вас лошади. ѕрошу садитьс€. ѕослать ко мне дежурного!..» ƒежурный пришел. «—тупай сейчас на почту и прикажи заложить лошадей в экипаж господина офицера, каких найдешь, хот€ бы жид и сказал, как то они говор€т обыкновенно, что у него одни только курьерские». ƒежурный пошел и в две минуты возвратилс€ с жидом, содержателем почты. »уда кл€лс€ и говорил, что не даст лошадей, потому что остались только одни курьерские. «ј вот увидим, как ты не дашь лошадей! — я оборотилась к дежурному: — я приказал тебе, чтоб лошади были непременно заложены; зачем ты пришел ко мне с жидом?» — окончанием этого вопроса дежурный и жид в одну секунду исчезли; их обоих словно вихрем вынесло за дверь, и через дес€ть минут экипаж офицера подкатилс€ к крыльцу моей квартиры. ќфицер встал: «Ќе служили ль вы когда в гусарах?» — спросил он. «—лужил». — «», верно, в ћариупольском? и, верно, вы јлександров?» — «ƒа, почему вы это знаете?» — «я был с вами знаком в  иеве; мы были вместе на ординарцах у ћилорадовича; неужели вы мен€ не вспомните?» — «Ќет». — «я √орленко». — «јх, боже мой! теперь только € припоминаю себе черты ваши; как € рад! ѕосидите же у мен€ еще немного; расскажите мне о других наших товарищах; где Ўлеин, Ўтейн,  осов?» — «Ѕог их знает; € с ними, так вот как и с вами, до сего времени нигде не встречалс€. ”видимс€ где-нибудь все; теперь настало врем€ разгульного жить€, то есть беспрестанной ходьбы, езды, походов, переходов, то туда, то сюда, где-нибудь да столкнемс€; с ними € не был так дружен, как с вами. ѕомните ли, как мы садились всегда в конце стола, чтоб быть далее от генерала и брать на свободе конфекты? “ашка ваша всегда была нагружена дл€ обоих нас на целый день». — «Ќет, это вы уже шутите, € что-то не помню, чтоб нагружал свою ташку десертом». — «ј € так помню! ѕрощайте, јлександров! ƒай бог нам увидетьс€ оп€ть такими же, как расстаемс€!» ќн сел в повозку и понесс€ вдоль по ухабистой дороге посреди тучи гр€зных брызг. я возвратилась в свою дымную лачужку, очень довольна€ тем, что заставила прокл€того жида дать лошадей; € еще не забыла тех придирок и задержек, которые испытывала на станци€х, когда ездила в отпуск. ¬се проделки смотрителей тотчас пришли мне на пам€ть, как только √орленко сказал, что ему не дают лошадей, под предлогом, будто они все в разгоне, и € обрадовалась случаю отметить хоть одному из этого сослови€.


b1a3b4e99bd612b7ad92ee9165002923 (174x150, 8Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ѕ≈–≈¬ќƒ ¬ ƒ–”√ќ… ѕќЋ 

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:42 + в цитатник

я на пути обратно в ƒомбровицу. я уже улан Ћитовского полка; мен€ перевели.

— прискорбием рассталась € с моими достойными товарищами! с сожалением скинула блест€щий мундир свой и печально надела синий колет с малиновыми отворотами! «∆аль, јлександров, — говорит мне старший ѕ€тницкий, — жаль, что ты так невыгодно преобразилс€; гусарский мундир сотворен дл€ теб€, в нем € любовалс€ тобою; но эта куртка: что тебе вздумалось перейти!..» ѕолковник  лебек, призвав мен€: «„то это значит, јлександров, — спросил он, — что вы перепросились в другой полк? мне это очень непри€тно!»

я не знала, что отвечать. ћне стыдно было сказать, что гусарский мундир был слишком дорог дл€ мен€ по неуменью распор€жать деньгами. —казав печальное прости храбрым сослуживцам, золотому мундиру и вороному коню, села € на перекладную телегу и понеслась во весь скак по дороге к ѕинску. ƒенщика моего, «ануденко, отдали мне в уланы, и он, сид€ на облучке, закручивает седые усы свои и вздыхает: бедный! он состарилс€ в гусарах.

¬от и в ƒомбровице. Ћитовским полком, в отсутствие шефа “утолмина, командует кн€зь ¬адбольский, тот самый, которого € знала в “арнополе. ƒумаю, что € скоро утешусь о потере гусарского мундира; вид улан, пики, каски, флюгера пробуждают в душе моей воспоминание службы в  оннопольском полку, военные действи€, незабвенного јлкида, все происшестви€, опасности! ¬се, все воскресло и живою картиною представилось воображению моему! Ќикогда не изгладитс€ из пам€ти моей этот первый год вступлени€ моего на военное поприще; этот год счасти€, совершенной свободы, полной независимости, тем более драгоценных дл€ мен€, что € сама, одна, без пособи€ постороннего умела приобресть их. „етыре года минуло этому происшествию. ћне теперь двадцать один год. „*** говорит, что € выросла; что когда он видел мен€ в “арнополе, то считал ребенком лет тринадцати. Ќеудивительно! я имею очень моложавый вид и что-то детское в лице; это говор€т мне все; даже и панна Ќовицка€, прежде, нежели заснула от занимательности моего товарищества, вскликнула раза два: «ћоу boze! tак mlode dzecko i juz idzie do woyska!!»(ћой боже! такой юный и уже служит в армии !! (польск.)).

ћен€ назначили в эскадрон к ротмистру ѕодъ€мпольскому, прежнему сослуживцу моему в ћариупольском полку. ƒоброму гению моему угодно, чтоб и здесь эскадронные товарищи мои были люди образованные: Ўварц, „ерн€вский и два брата “орнези, отличные офицеры в полку по уму, тону и воспитанию. ѕодъ€мпольский не дал мне еще никакого взвода; € живу у него; вс€кий день взводные начальники приезжают к нам, и мы очень весело проводим наше врем€.

Ўеф полка возвратилс€; € часто бываю у него; он любит и умеет хорошо жить; часто делает балы дл€ дам соседственных поместьев. √рафин€ ѕлатер не зовет улан капуцинами, и граф не приказывает накрывать стол в восемь часов; напротив, мы танцуем у них до четырех за полночь, и стара€ графин€ берет самое живое и де€тельное участие в наших забавах.

ћолода€ вдова ¬ыродова вышла замуж за Ўабуневича, адъютанта нашего полка. ќна рассказывала мне, что по отъезде моем в ѕетербург ¬онтробка познакомилс€ с ней, пленилс€ ею и умел ей понравитьс€: что они были неразлучны все дни: вместе читали, рисовали, пели, играли, варили кофе и пили его, что, одним словом, жизнь их была райска€ и любовь истинна€, на взаимном уважении и удивлении совершенствам друг друга... я не могла долее слушать. « ак же случилось, — позвольте спросить, — что после всего этого вы — госпожа Ўабуневичева?» — «ј вот как случилось, — отвечала она: — ѕолку вашему ведено было идти в —лоним; ¬онтробка с истинною горестию расставалс€ со мною и кл€лс€ хранить верность; но о руке своей ни слова. »з —лонима он писал ко мне очень нежно, но тоже ни слова о вечном соединении нашем; из этого € заключила, что прив€занность его из числа тех нескольких дес€тков прив€занностей, которые он имел прежде; он любит испытывать сердце им зан€тое, и, пока уверитс€, что любим точно, собственна€ его любовь простынет. Ќе жела€ подвергнутьс€ этому жребию, € перестала отвечать на его письма и принудила себ€ не думать более о нем. Ћюбовь наградила мен€ за оскорбление, нанесенное моей нежности: Ўабуневич, молодой и прекрасный улан, полюбил мен€ всею силою пламенной души и доказал истину слов, что не может жить без мен€; он предложил мне руку, сердце и все, что имеет и будет иметь. я вышла за него и теперь, будучи счастливейшею женщиною, вс€кий день благодарю бога, что он не дал мне мужем ¬онтробку. јдска€ жизнь, милый јлександров, с таким человеком, который все испытывает, ничему не верит и от излишней опытности всего боитс€. ћой бесценный ёз€ не таков: он верит мне безусловно, и € люблю его с каждым днем более». ѕрекрасна€ Ёротиада кончила свой рассказ, сев за пиано и спрашива€ мен€ шут€: « акие пиесы угодно вам, господин јлександров, чтоб € играла?» я назвала их, подала ноты и села подле еЄ инструмента слушать и мечтать.

“утолмин — красавец; хот€ ему уже сорок четыре года, но он кажетс€ не более двадцати восьми лет; девицы и молодые дамы окружных поместьев все до одной неравнодушны к нему; все до одной имеют против него планы; но он!.. я не видала никого, кто б холоднее и беспечнее его смотрел на все знаки участи€, внимани€ и потаенной любви. я приписываю это слишком уже высокому мнению о самом себе. ќ, в сердце, наполненном гордостию, нет места любви!

¬чера Ўварц и € поехали гул€ть верхом, и, разъезжа€ долго без цели по песчаным буграм и кустарникам, мы наконец сбились с пути и с толку, то есть потер€ли дорогу и соображение, как найти ее.  ружась более часа все около того места, где, казалось нам, должна была быть дорога, усмотрели мы невдалеке деревню. Ўварц, начинавший уже выходить из терпени€ и сердитьс€, поскакал в ту сторону, а за ним и €. ћы приехали к огородам; в одном из них женщина стлала лен. Ўварц, подъехав к этому огороду, закричал: «ѕослушай, тетка! как зоветс€ эта деревн€?» — «ўо пан каже?» — спросила кресть€нка, клан€€сь в по€с. « ак зовут деревню! провались ты с поклонами!» — крикнул Ўварц, блиста€ глазами. ∆енщина испугалась и зачала говорить прот€жно и запина€сь при каждом слове, что деревн€ эта имеет не одно название, что когда она была построена, то называлась как-то мудрено, она не упомнит; а теперь... «„ерт возьми теб€, деревню и тех, кто строил ее!» — сказал Ўварц, дав шпоры лошади. ћы понеслись. Ўварц, бран€сь и проклина€, а € с трудом удержива€сь от смеху. ѕроскакав с полверсты в пр€мом направлении, мы увидели еще одну женщину, тоже расстилающую лен на пол€не, окруженной кустарником, через который пролегала малоезжана€ дорога. «ѕозволь мне расспросить эту женщину, — сказала € Ўварцу, — ты только пугаешь их своим криком». — «ѕожалуй, расспроси, вот увидишь, какой вздор она занесет». я подъехала к женщине: «ѕослушай, мила€, куда ведет эта дорога?» — «Ќе знаю!» — «Ќельз€ ли ею проехать в  орпиловку?» — «Ќельз€!» — «Ќу, а к черту нельз€ ли по ней доехать?» — спросил Ўварц, вышед из терпени€, с злобною иронией и таким голосом, которого даже и € испугалась. «ћожно, можно», — говорила оробевша€ кресть€нка, низко клан€€сь нам обоим. «Ќе слушай его, мила€, скажи только нам, не знаешь ли, как проехать в  орпиловку? Ќельз€ ли пр€мо пол€ми? ќна, кажетс€, должна быть недалеко отсюда». — «ƒа вы откуда приехали сюда?» — спросила женщина, робко посматрива€ на Ўварца. я сказала. «ќ, так вы заплутались, вам надо вернутьс€ назад и оп€ть сюда приехать!..» ѕри этом ответе € умерла, как говоритс€, от смеху. « ак прекрасно расспросил, — сказал Ўварц, — не хочешь ли исполнить по совету!» ћы поехали и, проплутав еще часа два, открыли потом свою заколдованную  орпиловку и приехали в нее.

Ќаконец стальное сердце “утолмина см€гчилось! пробил час его покорени€!.. √рафин€ ћануци, красавица двадцати восьми лет, приехала к отцу своему, графу ѕлатеру, в гости и огнем черных глаз своих зажгла весь наш Ћитовский полк. ¬се как-то необыкновенно оживились! все танцуют, импровизируют, закручивают усы, прыскаютс€ духами, умываютс€ молоком, грем€т шпорами и перет€гивают талию a la circassienne!(как черкешенки (франц.))√рафин€ истинно очаровательна! в белом атласном капоте с блондовым покрывалом на волосах, опускающимс€ до половины ее прекрасных томных глаз. ќна сидит в больших креслах и с милою небрежностию и равнодушием смотрит на ход€щих, сто€щих, блест€щих и рисующихс€ перед нею уланских јдонисов наших! ќна с дороги устала; так пленительно склон€ет она голову к плечу матери и говорит вполголоса: «Ah! maman, comme je suis fatiguee!»(јх! мама, как € устала! (франц.)) Ќо огонь глаз и удовольственна€ улыбка говор€т противное. ”ланы вер€т им более, нежели словам, и не тороп€тс€ домой. Ќаконец дремота восьмидес€тилетнего ѕлатера вразумила плененных кавалеристов, что, может быть, графин€ в самом деле устала.

 расавец “утолмин и красавица ћануци неразлучны; бал у “утолмина смен€етс€ балом у ѕлатера; мы танцуем поутру, танцуем ввечеру. ѕосле развода, который теперь вс€кий день делаетс€ с музыкою и полным парадом и всегда перед глазами нашего генерал-инспектора — графини ћануци, мы идем все к полковнику; у него завтракаем, танцуем и наконец расходимс€ по квартирам готовитьс€ к вечернему балу! ќт новой јрмиды не вскружилась голова только у тех из нас, которые стары, не видели ее, имеют сердечную св€зь и, разумеетс€, у мен€; остальное все вздыхает!

¬се утихло!.. не гремит музыка!.. ћануци плачет!.. нет ни души в их доме из нашего полка!.. ћануци одна в своей спальне горько плачет!.. ј вчера мы все так радостно скакали какой-то бестолковый танец!.. вчера, проща€сь, уговаривались съехатьс€ ранее, танцевать долее и оп€ть на весь вечер нав€зать нашему √рузинцову старую графиню!.. Ќо вот как непрочны блага наши на земле: выступить в двадцать четыре часа! ћагические слова! от них льютс€ слезы ћануци! от них весело сует€тс€ молодые солдаты! от них все, что вчера пело и танцевало, пасмурно рассчитываетс€ и расплачиваетс€ за разные разности! –ейхмар говорит, что его ошеломило этим приказом! —олнцев, „ерн€вский, Ћизогуб, Ќазимовы и “орнези, хот€ были верными сподвижниками “утолмина на поприще волокитства, нимало, однако же, не груст€т и сейчас все полетели в свои эскадроны; “орнези и € поехали в —трельск. «ќпомнились ли вы наконец? — спросил нас ѕодъ€мпольский. — я думал, вы насмерть закружитесь!» ћы сказали, что все еще раздаетс€ в ушах наших звук последнего котильона. «Ќу, хорошо! а вот теперь начнем котильон, которого фигуры будут, по-видимому, довольно трудны... ѕрощайте, господа! у нас полные руки дела!» ћы отправились к своим взводам.

 (35x40, 1Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

 ќћјЌƒ»–ќ¬ ј

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:39 + в цитатник

 иев. —танкович получил повеление прислать одного офицера, унтер-офицера и р€дового к главнокомандующему резервной армией генералу ћилорадовичу на ординарцы; эскадронному командиру моему пришла фантази€ послать ординарцев самых молодых, и по этому распор€жению жребий пал на мен€, как говорит —танкович, на юнейшего из всех офицеров. ’орошо, что € уже не так молода, как кажусь; мне пошел двадцать первый год, а то € не знаю, что хорошего дождалс€ бы —танкович, отправл€€ трех молокососов одних на собственное их распор€жение и на такой видный пост. ёнкеру √раве шестнадцать лет; гусару восемнадцать, а мо€ наружность не обещает и шестнадцати. ќтличные ординарцы!

Ќа рассвете отправилась € с своею командою в  иев, где находитс€ наша корпусна€ квартира. ƒл€ избежани€ нестерпимого жара и сбережени€ лошадей € ехала ночью от Ѕроварей до  иева. √устой сосновый лес искрещен весь бесчисленным множеством дорог, глубоко врезавшихс€ в песок; не зна€, что все они вывод€т к одному месту, к берегу ƒнепра и  расному трактиру, € думала, что мы заплутались; продолжа€ ехать наудачу, дорогою, кака€ случилась перед нами, и будучи окружены непроницаемою чащею, увидела € что-то мелькнувшее с дороги в лес; дав шпоры лошади, прискакала € к тому месту, где что-то пр€талось за деревь€ми. Ќа оклик мой: кто тут? — вышла кресть€нка, едва переводивша€ дух от страха; но, увид€ спокойный и дружелюбный вид трех молодых гусар, она и сама успокоилась и говорила уже смеючись: «¬ишь, беда кака€, € испугалась вас, а вы мен€!» √раве показалось очень смешно, что малоросси€нка думала, будто три гусара, вооруженные, могли ее испугатьс€. «—кажи нам, матушка, куда мы едем? нам надобно в  иев». — «Ќу, так вы туда и едете», — отвечала женщина своим малороссийским наречием. « ак же угадать нам, куда повернуть; здесь такое множество дорог!» — «„то до этого, — сказала кресть€нка, — все они выход€т к одному месту, к  расному трактиру, недалеко от перевоза». —казав ей спасибо, мы поехали рысью и скоро увидели блистающий от лунного света ƒнепр. ѕока проснулись перевозчики и приготовили паром, мес€ц зачал тускнуть, знак занимающейс€ зари. ћы взошли на паром, и пока переправл€лись, то рассвело совсем. я поехала пр€мо к нашему генералу ≈рмолову; у него на дворе юнкер мой и гусар расположились биваками; а € прошла в залу и легла не раздева€сь на диван. ¬став за полчаса до пробуждени€ ≈рмолова, € привела в пор€док свой униформ и ожидала, когда он проснетс€, чтобы тотчас идти к нему. ѕрием генерала был весьма ласков и вежлив. ќбращение ≈рмолова имеет какую-то обворожительную простоту и вместе об€зательность. я заметила в нем черту, заставл€ющую мен€ предполагать в ≈рмолове необыкновенный ум: ни в ком из бывающих у него офицеров не полагает он невоспитани€, незнани€, неумень€ жить; с каждым говорит он как с равным себе и не стараетс€ упростить свой разговор, чтоб быть пон€тным; он не имеет смешного предубеждени€, что выражени€ и способ объ€сн€тьс€ людей лучшего тона не могут быть пон€тны дл€ людей среднего сослови€. Ёта высока€ черта ума и доброты предубедила мен€ видеть все уже с хорошей стороны в нашем генерале. „ерты лица и физиономи€ ≈рмолова показывают душу великую и непреклонную!..

јдъютант ћилорадовича  *** прислал просить мен€ к себе; € пришла и тотчас увидела, что он ожидал не мен€: грубый, необразованный офицер этот спросил, не предложив даже мне стула: «ѕочему эскадронный командир ваш не прислал на ординарцы того офицера, которого € назначил?» — «¬еро€тно, потому, — отвечала €, — что назначение ваше несообразно было с его хоз€йственными распор€жени€ми в эскадроне. ” нас ведетс€ очередь откомандировок, о которых постороннему нет надобности заботитьс€». я видела, что ответ мой рассердил  ***; он необыкновенно горд, как вообще все мелочные люди. Ќесмотр€ на видимую молодость мою, € имела удовольствие сделать  *** врагом своим.

¬ыбираютс€ дни, что € с утра до вечера летаю на своем коне — јлмазе — или подле кареты ћилорадовича, или с поручени€ми от него к разным лицам в  иеве. ¬ последнем случае он посылает мен€ тогда только, когда тот, к кому надобно послать, проезжий или приезжий генерал; но когда он выезжает сам в карете или верхом, то всегда уже сопровождаю его € одна с моими гусарами, и никогда никакой другой ординарец не ездит за ним. »з этого € заключаю, что ћилорадович любит блеск и пышность; самолюбию его очень при€тно, что блистающий золотыми шнурами гусар на гордом коне рисуетс€ близ окна его кареты и готов по мановению его лететь, как стрела, куда он прикажет.

 *** пришло в голову осматривать, так ли, как должно, одеты ординарцы, не только р€довые, но и офицеры. —умасбродна€ фантази€! ћожет ли пехотный офицер знать в тонкости все принадлежности гусарского мундира, и вдобавок лучше, нежели сами гусары! я не послушала его приказани€ как такого, которое не могло ко мне относитьс€; не поехала к нему на смотр ни сама, ни гусар своих тоже не послала. ќн имел слабость пожаловатьс€ ≈рмолову, у которого все мы, как у дежурного генерала, под непосредственным начальством; ≈рмолов спросил мен€, дл€ чего € не €влюсь к  ***? «ƒл€ того, ваше превосходительство, — отвечала €, — что  *** ничего не смыслит в нашем униформе, и что странно было бы, если б гусарский офицер имел нужду в наставлени€х пехотного, как одетьс€ в свой мундир». ≈рмолов не настаивал более, но сказал только: « *** это приказано от ћилорадовича, сладьте это как-нибудь». — «ѕоверьте, генерал, что  *** лжет! ћилорадович имеет столько ума, чтоб не посылать гусар на смотр к мушкетеру». ƒело обошлось без дальних хлопот.  *** оставил свои претензии.

—егодн€ было заложение инвалидного дома. ѕо окончании всех обр€дов все мы обедали в палатках; день был до нестерпимости жарок. ѕрежде еще присутствовани€ при заложении дома ћилорадович объехал в сопровождении всей свиты своих ординарцев все крепости, что составл€ло верст двадцать. ≈го небольша€ арабска€ лошадь, галопиру€ весьма покойно, не утомила нисколько своего всадника; но не то было со мною: мой јлмаз, не уме€ сообразить своих скачков с легким и плавным галопом питомца степей и, серд€сь, что не дают ему воли скакать, как бы ему хотелось, беспрестанно прыгал, становилс€ на дыбы, третировал и рвал из рук повода. ќн так измучил мен€, что, когда мы приехали к палаткам, € думала, кровь мо€ вспыхнет: таким гор€чим потоком кипела она во всем теле моем!

ћы тотчас после осв€щени€ сели за стол; € положила в рюмку кусок льду; √олицын, сто€вший в это врем€ подле мен€, ужаснулс€: «„то вы делаете, — сказал он, — вы можете смертельно простудитьс€». ѕока он это говорил, € выпила одним духом свое вино со льдом. «Ќеужели вам не вредны такие переходы от жары к холоду?» я отвечала, что привыкла ко всему этому. » в самом деле, здоровье мое беспримерное; €, так сказать, цвету здоровьем, и мне до крайности не нрав€тс€ мои алые щеки. я как-то спросила Ћюбарского, нашего полкового лекар€, не знает ли он средства избавитьс€ лишнего рум€нца? «ќчень знаю, — отвечал он, — пейте больше вина, проводите ночи за картами и в волокитстве. „ерез два мес€ца этого похвального рода жизни вы получите самую интересную бледность лица».

ћне очень весело в  иеве; € имею здесь много при€тных знакомств, в числе которых считаю дом ћасса, здешнего коменданта; родной плем€нник его, Ўлеин, кирасирский офицер, мне хороший при€тель. ћасс, несмотр€ на свои шестьдес€т лет, все еще молодец и так бодро скачет на коне, как лучший из наших гусар.

¬чера был концерт в пользу бедных; ћилорадович по — дарил по два билета всем своим ординарцам, в том числе и мне.  онцерт был составлен благородными дамами; главною в этом музыкальном обществе была кн€гин€ X***, молода€, прекрасна€ женщина и за которою наш ћилорадович неусыпно ухаживает. я не один раз имела случай заметить, что успех в любви делает генерала нашего очень об€зательным в обращении; когда встречаюсь с ним в саду, то всегда угадаю, как обошлась с ним кн€гин€: если он в милости у нее, то разговаривает с нами, шутит; если ж напротив, то проходит пасмурно, холодно отвечает на отдаваемую нами честь и не досадует, если становимс€ ему во фронт, тогда как в веселом расположении духа он этого терпеть не может.

ћилорадович давал бал в день именин вдовствующей государыни; блест€щий, великолепный бал! «алы наполнены были гостьми; большой старинный сад был прекрасно иллюминован; но гул€ть в нем нельз€ было и подумать: ћилорадовичу вздумалось угощать там свой јпшеронский полк, что и было после причиною смешного происшестви€; вечером бесчисленное множество гор€щих ламп, грем€ща€ музыка и толпы прекрасных дам привлекли любопытство находившихс€ в саду наших храбрых сподвижников; они подошли как можно ближе к стекл€нным двер€м залы, которые были отворены и охран€емы двум€ часовыми. ћасс, вид€, что толпа солдат сгущаетс€ от часу более и напирает в двери, так что часовые с трудом могут ее удерживать, чтоб не вломилась в залу, подозвал мен€; € была в этот день на дежурстве: «—кажи, јлександров, часовым, чтобы затворили двери». я пошла было исполнить приказание: но ћилорадович, слышавший, что говорил мне ћасс, остановил мен€, спрашива€: « уда вы?» я отвечала, что иду сказать часовым... ««наю, — перервал ћилорадович нетерпеливо, — не надобно затвор€ть! пусть войдут! ёнкера могут танцевать! ќстаньтесь на своем месте!..» √овор€ это, он поправил раза два свой галстух, что было признаком досады, и пошел к часовым сказать, чтоб не мешали идти в залу кому вздумаетс€ из солдат. —ледствием этого распор€жени€ было то, что менее нежели в п€ть минут зала наполнилась солдатами, высыпавшими, как рой, из садовой двери; вмиг смешались они с гостьми. ћасс пожимал плечами, ≈рмолов усмехалс€; дамы с изумлением отступали назад, вид€ подле себ€ эти дебелые и грубые существа. я, вместе с другими ординарцами, сме€лась от души странному этому зрелищу. ƒамы собрались все в одну горницу; мужчины ожидали, улыба€сь, чем эта сцена кончитс€. ћилорадович, совсем не ожидавший такого шумного и многочисленного посещени€ своих сослуживцев, сказал, что он советует им идти обратно в сад, где им свободнее будет веселитьс€; прибав€, что «чистый воздух есть стихи€ русского воина!» »з этого изречени€ русские воины ничего не пон€ли, кроме того, что им надобно идти обратно в сад, куда они немедленно и ушли. “еперь уже сам ћилорадович велел затворить двери; пор€док восстановилс€, музыка заиграла, красавицы рассыпались по зале и снова заблистали взорами на гусар, улан, кирасир, драгун, одним словом, на все нос€щее усы и шпоры. ќфицер “атарского уланского полка, молодой человек необычайной красоты и также необычайно высокого роста, барон N*** казалс€ царем всего этого блест€щего сонмища; глаза всех дам и девиц си€ли на него своими лучами. Ќельз€ сосчитать всех соперничеств, досад и движений ревности, произведенных им в этот вечер; порывов последней не избежал и ћилорадович.  н€гин€, танцу€ с ним кадриль, беспрестанно оборачивала голову к другой кадрили, в которой танцевал барон.

«а полчаса перед ужином кончились танцы, и все усмирилось; несколько молодых людей, и в их числе комиссионер ѕ***, шалун, болтун и повеса, пошли с нами, то есть с ординарцами, в комнату смежную с залою: там ѕ*** прин€лс€ рассказывать о всех красавицах в ћалороссии, каких где ему случалось видеть. «¬ ѕир€тине видел €, — говорил ѕ***, — девицу јлександровичеву редкой красоты, и что ж? у нее такое варварское им€, которого € ни выговорить, ни слышать не могу без досады: ƒомника ѕорфировна! —лыхали ль вы что-нибудь подобное?» я вздрогнула при этом имени: ƒомника јлександровичева двоюродна€ сестра мне, и €, по справедливости, бо€лась, чтоб от нее по пр€мой линии не дошло до мен€. ќпасени€ мои оправдались в ту ж минуту. ѕ*** продолжал: « роме красоты своей, смешного имени, ƒомника замечательна еще и по близкому родству с тою јмазонкою, о которой так много говорили три года тому назад и котора€ после бог знает куда девалась». ¬се стали рассуждать и толковать об этом происшествии; € молчала и пока думала, пристать или нет к этому разговору, ƒавыдов, один из нашей собратий ординарцев, сидевший подле мен€, вдруг вскликнул, ударив мен€ па колену: «„то нам в ваших јмазонках! вот у нас сво€ девочка! не правда ли? тонок, как спичка, краснеет при каждом слове...» — «„то мы здесь спр€тались, господа, — сказал Ўлеин, встава€ и вз€в за руку мен€ и драгуна Ўтейна, — пойдемте к генералу!» «а нами встали все и пошли толпою в залу.

 ак дурно рассчитывают те командиры полков, которые, жела€ отдалить от себ€ худого поведени€ офицера, посылают его куда-нибудь в откомандировку. ¬ полку он спр€тан со всеми его несовершенствами и что бы там ни напроказил, все остаетс€, так сказать, дома; но, будучи выслан на показ свету, он играет соло, и так отвратительное, что всем, нос€щим один мундир с ним, стыдно его слушать. ѕовод к этому размышлению дало мне одно из происшествий вчерашнего бала: уланский ординарец “. ј***, вид€ возможность пить пунш, сколько ему рассудитс€, напилс€ до такой степени, что его и без того узенькие калмыцкие глаза совсем почт€ закрылись и он в совершенном опь€нении ходил посреди дам, приглаша€ каждую танцевать, хот€ музыка давно уже перестала играть и делались приготовлени€ к ужину. ƒамы усмехались и по мере приближени€ этого чудака удал€лись от него; он продолжал бродить среди общества, наткнулс€ наконец на старого ћасса и наступил ему на ногу.  омендантска€ кровь вспыхнула от такой наглости; он остановил ј*** рукою, говор€ ему: «¬ы, господин офицер, кажетс€, ничего уже не видите?» — «ј что мне видеть?» — возразил ј***, стара€сь расширить свои смыкающиес€ глаза. «Ћюдей, по ногам которых вы ходите!» — «ѕо чьим?» — спросил пь€ный улан. «ћне, мне, коменданту, наступили вы на ногу», — сказал вышедший из терпени€ ћасс. «ћы все здесь коменданты!» — пробормотал ј*** и, махнув рукою, пошел оп€ть ходить по зале, покачива€сь из стороны в сторону. Ќа другой день его отослали в полк.

—егодн€ были маневры: пример баталии. ≈рмолов, командовавший войском, назначенным отступать, просил ћилорадовича дать ему двух из своих ординарцев; ћилорадович дал ему драгуна и улана, остав€ себе гусара и кирасира. ѕосереди этой суеты сует, скачки, пальбы и атаки какой-то несчастный наездник, сидевший на лошади, отдел€ от нее ноги на пол-аршина, проскакал мимо мен€, зацепилс€ за мою шпору и оторвал ее; € скоро узнала невыгоду остатьс€ с одною шпорою. ћилорадович везде посылал одну мен€, и € во все продолжение маневров летала в своем золотом мундире с ментиею на плечах, как блест€щий метеор, мелька€ среди стрел€ющих, марширующих, кричащих ура! и идущих на штыки. Ќаконец лошадь мо€ едва переводила дух; ћилорадович сто€л в это врем€ над одним глубоким рвом и рассматривал позицию; за оврагом, над которым сто€л наш главнокомандующий, находились егерские стрелки и, на беду свою, сто€ли, а по распор€жению им надобно было лежать. ћилорадович рассердилс€, стал дергать свой галстух и, взгл€нув на мен€, сказал отрывисто, указыва€ на овраг рукою: «ѕоезжайте к этим стрелкам, скажите их недогадливому офицеру, чтобы он велел им лечь!» я тронула остальною шпорою свою лошадь; но она, вид€, что надобно идти в глубокий ров, зам€лась. «„то ж, вы не хотите мен€ слушать!» — закричал ћилорадович. ”дар шпорою и саблею заставил кон€ моего броситьс€ стремглав в овраг, и €, как  урций, слетела вместе с лошадью в эту пропасть!

ѕо окончании маневров бедный мой јлмаз, отведенный в конюшню, тотчас лег, как только его расседлали, и на другой день € не узнала его, до такой степени он переменилс€.

ƒва мес€ца дежурства моего при главнокомандующем в звании ординарца прошли. «автра € возвращаюсь в эскадрон.

—лужба мо€ в эскадроне началась очень несчастливо. Ќа рассвете прискакал ко мне дежурный унтер-офицер с известием, что корнет ѕарадовский застрелилс€. ¬ одно мгновение оделась €, села на лошадь без седла и поскакала во весь опор на квартиру ѕарадовского. —танкович был уже там; несчастный ѕарадовский лежал середь полу, вниз лицом; кровь его большою лужею скопилась у дверей; череп расскочилс€ на несколько кусков, которые лежали на полу и на лавках; карабин, из которого он застрелилс€, находилс€ близ тела, две пули остались в потолке. —танкович, рассмотрев все письма и кой-какие записки покойника, не нашел ничего, по чему можно было бы угадать причину его самоубийства; он приказал обвернуть платком лицо и остаток головы несчастного ѕарадовского и отнесть тело его на распутие, где вырыли ему могилу. ћимо ее пролегает дорога, и вечером, проход€ ею, € невольно содрогнулась, поравн€вшись с зеленым холмом ѕарадовского: вчера мы шли с ним вместе этой дорогою! а сегодн€... Ќам велено идти в поход!  ака€ непосто€нна€ жизнь, не дадут нигде привыкнуть! ћы было так хорошо ознакомились с окружными помещиками и вот оп€ть понеслись вдаль. “еперешние наши квартиры будут близ –овно, в имении  орвицкого, местечке ћизочи (на ¬олыни).

Ёскадрон наш прошел через  иев. ≈рмолов ехал с нами до заставы. ќн очень ласково разговаривал со мною, спрашивал, не жалею ли € о чем-нибудь в  иеве, и когда € сказала, что не жалею ни о чем, то он похвалил мен€, говор€: «¬еди себ€ всегда так, молодой человек, € буду почитать теб€».

 

ћизочь. «десь большой манеж и прекрасный сад, два замечательных предмета; остальное все так, как и везде в ѕольше, — развалившиес€ хижины, крытые соломою, и больше ничего. ƒо манежа нам дела нет, мы объезжаем добрых коней в чистом поле; но сад! это дело другое. я провожу там все послеобеденное врем€.  акое тут множество цветов, и так прекрасных, что € прыгаю от радости при виде их и ни дл€ чего в свете не могу удержатьс€, чтоб не достать себе одну из роз, так высоко растущих, как мне никогда еще не случалось видеть; эти деревца вышиною аршина три и более осыпаны прелестнейшими розами, и € не иначе могу доставать их, как сруб€ цветок концом сабли. ¬ один день € была застигнута на этом подвиге приходом садовника; в замешательстве и показыва€ ему срубленную розу, € спросила: «ћожно ли иногда сорвать цветок с этих розовых деревьев?» — «ƒа когда уже сорвали, так можно, — отвечал, смеючись, садовник, — но только не испортьте самого деревца».

¬чера —танковичу пришла охота делать ученье в самый полдень; пыль и жар были нестерпимы; маневры делались все на карьере, к чему —танкович, лихой гусар, привык еще при ¬итгенштейне, прежнем шефе ћариупольского полка. ¬чера метода эта едва не стоила жизни бедному жиду, трусливейшему из всех существ, насел€ющих землю. ќкончательный маневр у нас бывает — атака. ѕо команде: с места! марш! марш! мы понеслись как лишенные ума; —танковичу рассудилось повесть атаку на ћизочь, близ которого была широка€ дорога и на ней пыли в пол-аршина глубиною; когда мы вскакали на эту дорогу, то пыль обн€ла эскадрон таким густым облаком, что € не только не видала, куда скачу, до не видала и лошади, на которой сижу; в это врем€ раздалось вдруг и командирское — стой! равн€йс€! и отча€нный вопль чей-то подле самого стремени моего. я с испугом остановила свою лошадь, и в то же врем€ редеюща€ пыль дала мне увидеть у ног моего кон€ поверженного жида, который кричал во весь голос: ратуйте! ≈го бледное лицо, полные ужаса глаза, растрепанные пейсы и широко разинутый рот делали его похожим на чудовище: лошадь мо€ захрапела, стала на дыбы, а жид на четвереньках отполз от остановившегос€ фронта; потом встал и, согнувшись почти до земли, убежал в местечко. я после узнала, что он упал от страха; но был невредим, потому что случаю угодно было, чтоб в это самое врем€ остановилс€ скачущий эскадрон. ѕосле учень€ рассказала € моим товарищам об этом происшествии. «Ќу, что ж, — спросил ¬онтробка,- — когда ты увидел у ног своей лошади пручающегос€ жида с зи€ющею пастью и выпученными глазами, не пришло тебе на мысль из ‘едры:

De rage et de douleur ie monstre bondissant
Vient aux pieds des chevaux tomber on mugissant,
Se route, et leur presente une queule enflammee
Qui les couvre de feu, de sang, et de fumee».

ќт €рости и от боли чудовище подпрыгнуло
» с ревом пало под ноги кон€м,
ќно извивалось, из огненной пасти
»зверга€ огонь, кровь и дым (франц.).

ƒомбровица. ћы расстались с јлександрийцами и пришли квартировать в местечко ƒомбровицу, принадлежащую графу ѕлатеру, живущему в трех верстах от нее. я сделала при€тное знакомство, и довольно странным образом. ƒымчевич, наш баталионный командир, занимает бельэтаж большого каменного дома; о жител€х верхнего этажа мы не имели никакого пон€ти€. ¬ один день, будучи дежурным по караулам, по об€занности своей пришла € к ƒымчевичу с рапортом; всход€ на крыльцо, слышу звуки фортепиано. Ёта необыкновенность и превосходство игры заставили мен€ забыть ƒымчевича, рапорт и все на свете караулы. я пошла туда, откуда неслась обворожительна€ гармони€: всхожу на лестницу, иду по коридору и прихожу к двер€м, за которыми €вственно слышу музыку; отвор€ю и, к удивлению моему, вижу себ€ в кухне, в которой не было и не могло быть фортепиан. ќстанов€сь в изумлении, € продолжаю слушать: играют в соседней комнате; ведома гусарскою предприимчивостью, € иду далее, решась непременно узнать, кто так прекрасно чарует слух мой. ѕрихожу к другой двери, отвор€ю ее, и восклицание: «јх, боже мой!» — прекратило тотчас музыку. ¬скрикнувша€ дама была пожила€ женщина; она смотрела на мен€ с беспокойным и вопрошающим видом; но молода€, игравша€ на пиано, хот€ смешалась было, тотчас, однако ж, оправилась, когда € сказала, как умела, по-польски, что прекрасна€ игра ее вела мен€, как очарованного, через все места против моей воли и вс€кого приличи€; что если приход мой через кухню кажетс€ ей странным, то прошу ее вспомнить, что € не властен был выбирать дорогу. ќна отвечала чистым польским наречием, что ей очень при€тен случай, доставл€ющий ей мое посещение. ћен€ просили садитьс€, а € просила ее продолжать свою игру, что она тотчас и исполнила. ќкончив, она стала говорить своей матери по-русски. я удивл€лась правильному выговору ее и сказала ей об этом. «я — русска€», — отвечала она. «јх, боже мой! так на что ж € ломаю всеми образами €зык свой, чтоб говорить с вами по-польски?» — «Ќе знаю», — сказала, смеючись, молода€ госпожа ¬ыродова: так была фамили€ моей новой знакомой. Ёто приключение имело весьма при€тные последстви€: мать и дочь так полюбили мен€ и до такой степени дорожили моим товариществом, что ни одного дн€ не могли провесть без мен€, и, если € который день не приходила, выговаривали и решительно не хотели, чтобы € пропустила хоть одни сутки, не быв у них; на это € и сама охотно согласилась, потому что нигде не находила столько ума, при€тности обращени€, ласки, дружбы, отличного образовани€ и блест€щих талантов, как в молодой ¬ыродовой.

ƒобра€ старушка, мать ¬ыродовой, любит мен€, как сына, называет —ашенькой и целует в лицо. я рассказала ¬онтробке, с которым вместе квартирую, об этом знакомстве; хот€ он теперь болен, не может надеть мундира и, следовательно, быть у нее, но желание его видеть этот феномен ƒомбровицы так велико, что он решилс€ пуститьс€ на какую-нибудь шалость, только чтоб сыскать средство войти к ним в дом; думал, передумывал и наконец выдумал, чтобы € отослала с ним книги к ¬ыродовой; что дл€ этого посольства он наденет солдатский китель и, будучи защищен этой эгидою от внимани€ дам, рассмотрит со всею свободою мое, как он говорит, завоевание. я отдала ему книги и едва не сделалась больна от смеха, вид€ его преобразившегос€ в солдата, больного, худого, бледного, с мутными глазами и искривленной шеею. ќн пошел, а € осталась ждать разв€зки. „ерез четверть часа ¬онтробка возвратилс€ и рассказал, что поход его был весьма неудачей: книги вз€ла у него горнична€ девка, и когда он хотел загл€нуть в дверь, несколько отворившуюс€ при шуме, сделанном его приходом, то девка, сочт€ его пь€ным, не допустила и вытолкнула за двери. я сказала ему, что самолюбию ¬ыродовой лестно будет, когда она узнает, что было причиною превращени€ его в пь€ного солдата.

  молодой вдове, моей знакомке, приезжает часто графин€ ѕлатер. Ёта семидес€тилетн€€ дама велика€ охотница ездить на полеванье за зайцами, волками, кабанами и больша€ мастерица стрел€ть из ружь€; нередко проезжает она верхом через ƒомбровицу и всегда мимо нашей гауптвахты; бела€ лошадь ее не много чем моложе своей всадницы; за нею следует ее берейтор с хлыстиком; когда графине рассудитс€ пуститьс€ в галоп, она говорит одно только слово: галоп! по этой команде берейтор дотрагиваетс€ хлыстиком до лошади, и она поднимаетс€ в плавный и легкий галоп. ћы все имели и случай и врем€ заметить, что бела€ лошадь галопирует тогда только, когда перед гауптвахтою нашею или на крыльце шефской квартиры соберетс€ много гусарских офицеров. Ќе понимаю, отчего графин€ так недовольна нами; она зовет нас капуцинами! «а что? неужели за то, что мы очень редко бываем в ее доме; так это более ее вина, нежели наша. —лыхано ли где, чтоб бал оканчивалс€ в восемь часов? ” графа это узаконенное врем€ ужина, и часто бой роковых восьми часов, заставл€€ смолкнуть грем€щую музыку, слышитс€ так же неожиданно и нежеланно, как бой смертного часа, особливо дл€ некоторых из наших молодых гусар.

Ќе знаю, что мне делать! деньги исчезают, как дым, и куда, не понимаю. я не играю в карты, не пью вина, ничего не покупаю; но как только обращу ассигнации в серебро, то эти злотые, гроши, двудестувки сведут мен€ с ума и рассыплютс€, как прах. —тыдно мне просить оп€ть, и еще так скоро, у государ€ денег, а нет другого средства; отец не даст, да € и сама ни за что не стану беспокоить доброго моего родител€. јх, он так небогат! и уже стар! ”вижу ли € это счастливое врем€, когда в состо€нии буду помогать ему! Ѕлагословит ли мен€ бог этою радостью! Ѕуду ль € покоить старость отца моего! «аплачу ль ему за попечени€ в детстве моем! ќ, верх благополучи€ покорных детей, достигну ли € теб€!

√осударь пожаловал мне тыс€чу рублей; € получила их от јракчеева, который пишет ко мне, «что, заступ€ место графа Ћивена при государе, вз€л вместе с прочими делами и ту об€занность, которою возложено на него доводить до сведени€ императора все мои просьбы и желани€». ќн оканчивал письмо свое уверением в готовности делать дл€ мен€ все, что от него зависит.

—егодн€ € дежурным в табуне и буду в этой должности всю неделю. —ереди луга, отведенного дл€ паствы нашим лошад€м, построен мой соломенный шалаш; первый день € почти весь проходила по окружным пол€м и любовалась игрою и беганьем наших четвероногих друзей.

¬чера в первый раз в жизни € испугалась и теперь имею пон€тие, что такое страх. “абун наш пасетс€ в семи верстах от эскадронных квартир; это рассто€ние € часто проходила пешком без малейшей усталости; вчера, приехав, по обыкновению, верхом к —танковичу с рапортом о благососто€нии наших коней, € осталась у него обедать и, отдав лошадь провожавшему мен€ гусару, велела ему ехать обратно в табун, располага€сь сама прийти пешком. ѕосле обеда, когда € хотела было идти, —танкович, не зна€ того, что € отослала свою лошадь, удерживал мен€ остатьс€ у него до чаю. я согласилась, рассуд€, что вечером не так жарко будет. ѕосле чаю —танкович сказал: « уда тебе спешить, јлександров, ужинай с нами; теперь светит мес€ц, ночь прекрасна€, после ужина поедешь». —лова: ночь прекрасна€ решили мен€ остатьс€ ужинать; € заранее радовалась своему ночному путешествию по безмолвные пол€м при пленительном свете полной луны. ѕосле ужина простилась наконец с —танкевичем и, препо€сав острый меч свой, пошла; но, чтоб не делать лишнего обхода, вздумалось мне пройти пр€мо от квартиры —танковича огородами и пол€ми на дорогу, ведущую от селени€ к месту, где ходил табун. я много выиграла бы, если б этот план удалс€ мне; но € ошиблась в своем расчете. ѕри обманчивом свете мес€ца все казалось мне ровным и гладким; но когда пришлось проходить через эти места, то € думала, что не будет конца рвам, €мам и вспаханным пол€м. —начала с легкостью перескакивала рвы, вымоины и проворно перебегала по вспаханному полю; но, вид€, что за одним полем следовало другое, там третье, и еще поле, и еще, а окончани€ не видно, € потер€ла бодрость и пошла тише; наконец рвы и огороды кончились, но пол€ все еще стлались черным ковром на большое пространство, которое €, хочу или не хочу, должна была перейти. — поздним раска€нием вспомнила € простонародную пословицу, что «пр€мо одни вороны летают!».

Ќаконец € вышла на дорогу; мес€ц был уже почти на средине неба, и свет его разливалс€ серебром по всей необозримой обширности полей; глубока€ тишина царствовала вокруг. ¬ышед на гладкую и ровную дорогу, не чувству€ более под ногами ни кочек, о которые запиналась, ни рыхлой земли, в которую в€зла, € пошла было скорым и легким шагом; но вдруг ужас и изумление сделали мен€ неподвижною. я остановилась. ¬опль, не имеющий в себе ничего человеческого, раздалс€ по всему пространству полей и продолжалс€, не перестава€, с такими ужасными завывани€ми, визгами, перекатами и некоторым родом стона, что страх овладел и сердцем, и умом моим, и € оборотилась было назад, чтоб убежать; однако ж стыд этого столь необыкновенного дл€ мен€ поступка и еще больший стыд сделать его известным своим товарищам заставили мен€ образумитьс€ и продолжать свой путь. я вынула саблю и пошла навстречу неистовому воплю, который ревел, выл и грохотал все с одинакою силою. Ќапр€га€ зрение, чтобы увидеть, что за существо по€вилось в поле, € не могла ничего усмотреть, и мне нужна была вс€ сила рассудка и веры, чтоб не счесть этого вопл€ воплем злого духа. ѕрошед еще с полверсты, € увидела наконец нечто черное, приближающеес€ ко мне и кричащее неистово. я пошла скорее; не доход€ шагов сто, увидела €, что это кресть€нин огромного роста; увер€сь тогда, что это не зверь, не чудовище, не злой дух, но просто человек, € положила саблю в ножны и, сошедшись ближе с кресть€нином, спросила его, дл€ чего он так кричит? ќн не мог отвечать мне: это был немой, живущий в нашем селении и питающийс€ пода€нием; посредством разных знаков он успел дать мне пон€ть, что идет из ближнего селени€ и, бо€сь волков, стараетс€ подражать собачьему лаю, чтобы этим отогнать их. ќбъ€сн€€ все это, он употребл€л такие страшные телодвижени€, что одними ими мог бы испугать вс€кого; он таращил глаза, щелкал зубами и рычал диким голосом. я сделала ему знак, чтоб он шел своею дорогою, и он пошел с тем же нелепым воем, который был так страшен мне и который теперь сделалс€ желателен и необходим: мне предсто€ла опасность действительна€, не сверхъестественна€, не романическа€, но сама€ проста€, груба€ и ужасна€! — опасность быть съеденной волками. ¬ ћалороссии и здесь звери эти во множестве рыщут ночью по пол€м и вокруг деревень; теперь € шла быстро, присматрива€сь с беспокойством ко всем предметам, и по мере как благодетельный вой немого кресть€нина стихал в отдалении, беспокойство мое увеличивалось; сердце мое сильно билось от ожидани€ опасности, в которой ни сила, ни мужество, ни уменье владеть оружием не могли б мне быть пособием; что могла € сделать против восьми, дес€ти или более лютых и голодных зверей? ќбескураживающие размышлени€ мои были прерваны самым при€тным образом: до слуха моего €вственно доносились оклики часовых при табуне и даже песни, напеваемые ими вполголоса. ѕришед в свой шалаш, не велела подавать огн€ и, не раздева€сь, легла на соломенную постель свою. ќжида€ скорого по€влени€ зари и не име€ желани€ спать, стала € обдумывать, рассматривать, разбирать и переворачивать на все стороны приключени€ этой ночи. Ќельз€ уже не признатьс€, что € испугалась, услыша крик немого кресть€нина. —трах мой исчез, когда € увидела, что кричит человек; но снова заменилс€ бо€знию встретитьс€ с волками. ƒл€ чего ж в сражени€х, при виде тыс€чи смертей близких, ужасных, в душе моей не было и тени страха? „то значит это? Ѕоль, мученье, смерть, не все ли равно — от пули, сабли непри€тел€ или от зубов и когтей свирепого звер€? Ќикак не могу добратьс€ умом своим до насто€щей причины как страха своего, так и неустрашимости. Ќеужели это оттого, что смерть на поле сражени€ сопр€жена с славою, а на поле среди волков с одной только болью?

 (160x160, 36Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ќ“ѕ”— 

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:37 + в цитатник

“ри года с половиною отец не видал мен€; € много переменилась — выросла, пополнела; лицо мое из белого и продолговатого сделалось смуглым и круглым; волосы, прежде светло-русые, теперь потемнели; думаю, что батюшка не вдруг узнает мен€. я поехала одна на перекладных, вз€в с собою в товарищи одну только саблю свою и более ничего.

—танционные смотрители, счита€ мен€ незрелым юношею, делали много затруднений в пути моем: не давали мне лошадей часов по шести дл€ того, чтобы € что-нибудь потребовала — обед, чай или кофе; тогда €вл€лись и лошади. —чет подавалс€, сопровождаемый этими словами: «— прогонами вот столько-то следует получить с вас!» ќбыкновенно это бывала сумма довольно значительна€, которую € и платила, не говор€ ни слова. »ногда не давали мне лошадей и дл€ того, чтоб заставить нан€ть вольных за двойные прогоны. ќ, эта дорога вселила в мен€ и страх и отвращение к почтовым станци€м!

я приехала домой точно в ту пору ночи, в которую оставила кров отеческий, — в час пополуночи. ¬орота были заперты. я вз€ла из саней саблю и маленький чемодан и отпустила своего €мщика в обратный путь. ќставшись одна перед запертыми воротами дома, в котором прошло мое младенчество, угнетенное, безрадостное, € не испытывала тех ощущений, о которых так много пишут! Ќапротив, с чувством печали пошла € вдоль палисада к тому месту, где знала, что вынимались четыре тычины; этим отверстием € часто уходила ночью, бывши ребенком, чтоб побегать на площадке перед церковью. “еперь € вошла через него! ƒумала ли €, когда вылезала из этой лазейки в беленьком канифасном платьице, робко огл€дыва€сь и прислушива€сь, дрожа от страха и холодной ночи, что войду некогда в это же отверстие и тоже ночью гусаром!! ќкна целого дома были заперты; € подошла к тем из них, которые были детской горницы, вз€ла было за ставень, чтобы отворить, но он как-то был прикреплен изнутра, и мне не хотелось стучать, чтоб не испугать маленьких брата и сестру; € пошла к строению, в котором жили матушкины женщины; проход€ двором, € была услышана двум€ нашими собаками ћарсом и ћустафою; они кинулись ко мне с громким лаем, в ту ж минуту превратившимс€ в радостный визг; верные, добрые животные то вились вокруг ног моих, то прыгали на грудь, то от восхищени€ бегали во весь дух по двору и оп€ть прибегали ко мне. ѕогладив и поласкав их, € взошла на лестницу и пошла ходить от двери к двери, стучась у каждой потихоньку; с четверть часа это было безуспешно; обе собаки ходили за мною, и обе царапали ту дверь, в которую € стучалась. Ќаконец € услышала, что отвор€етс€ дверь в сени, и вскоре женский голос спросил: « то там?» я тотчас узнала, что это спрашивала Ќаталь€, матушкина горнична€. «Ёто €, отопри, Ќаталь€!» — «јх, боже мой, барышн€!» — вскрикнула радостно Ќаталь€, спеша отвор€ть двери; с минуту гремела она засовами и запорами, пока наконец дверь отворилась, и € вошла, держа под рукою свою саблю и сопровождаема€ ћарсом и ћустафою! Ќаталь€ отступила в изумлении: «јх, господь с нами! да вы ли это!» ќна стала перед дверью неподвижна и не давала мне войти. «ƒа пусти, Ќаталь€, что с тобою? ”жели ты не узнала мен€?» — «јх, матушка барышн€! да как вас и узнать? кабы не по голосу, и в жизнь бы не узнала!» Ќаталь€ отворила мне дверь в горницу, сн€ла с мен€ шинель и оп€ть ахнула от удивлени€, увид€ золотые шнуры моего мундира: « акое на вас богатое платье, матушка барышн€! вы генерал, что ли?» Ќаталь€ еще с четверть часа молола вздор и притрагивалась руками то к золотым шнурам, то к меховому воротнику моей ментии, пока € наконец напомнила ей, что надобно приготовить мне постель. «—ейчас, сейчас! матушка... — ѕотом прибавила, говор€ сама с собою: — ћожет быть, теперь нельз€ уже звать барышнею! Ќу, да где ты скоро привыкнешь... — ќна было пошла, но оп€ть воротилась: — Ќе прикажете ли сделать чаю? в две минуты будет готов!» — «—делай, мила€ Ќаталь€». — «јх, матушка барышн€! вы все такие же добрые, как и прежде! — Ќаталь€ оп€ть начала разговаривать: — я сию минуту сделаю чай! да как же вас теперь зовут, барышн€? вы, вот € слышу, говорите не так уже, как прежде». — ««ови так, Ќаталь€, как будут звать другие». — «ј как будут звать другие, матушка?.. батюшка! извините...» — «ѕолно, Ќаталь€! поди принеси чаю!» Ѕолтунь€ пошла, но оп€ть воротилась звать с собою ћарса и ћустафу; они оба лежали у ног моих и ворчали на Ќаталью, когда она вызывала их. «ѕрогоните их, барышн€, им надо быть на дворе». — «ѕосле, после, Ќаталь€! —делай милость, ступай за чаем, мне смерть холодно». Ќаталь€ побежала бегом, а € осталась размышл€ть о том, что подобные сцены повтор€тс€ не только всеми дворовыми людьми, но и всеми знакомыми отца моего. ¬ообража€ все это, € почти сожалела, что приехала. „ерез четверть часа €вилась Ќаталь€ с чаем и подушками. «¬ котором часу встает батюшка?» — спросила € Ќаталью. « ак и прежде, матушка барышн€, в дев€том часу... — ѕосле этого ответа она оп€ть стала ворчать про себ€: — Ќикак не привыкну... что ты будешь делать...» я дала по кренделю ћарсу и ћустафе и велела им идти; они в ту ж минуту повиновались.

ѕоутру в семь часов € оделась в свой белый дулам; хот€ давно уже были переменены мундиры нашему полку и вместо белых назначены синие, но эскадрон —танковича, не знаю почему-то, должен был целый год еще носить белые. Ќе жела€ пестрить фронт, —танкович просил нас быть тоже в белых мундирах, на что € всех охотнее согласилась, потому что очень любила это соединение белого цвета с золотом.  огда € оделась, Ќаталь€ с новым удивлением смотрела на мен€: «¬ы много переменились, барышн€! Ѕатюшка вас не узнает». я пошла к сестрам, они уже встали и ожидали мен€; в ту ж минуту пришел к нам и батюшка! я обн€ла колена его и целовала руки, не име€ силы выговорить ни одного слова. ќтец плакал, прижимал мен€ к груди своей и говорил, улыба€сь сквозь слезы, что в лице моем не осталось ни одной черты прежней, что € стала похожа на калмычку. Ќаконец пришел и маленький брат мой в горном мундире; он долго совещалс€ с н€нькою, как ему обойтитьс€ со мною: поклонитьс€ только или поцеловать у мен€ руку; и когда н€нька сказала, чтоб он сделал так, как ему самому хочетс€, то он в ту ж минуту побежал броситьс€ в мои объ€ти€. ÷елу€ его, € говорила батюшке, что жаль было бы оставить такого прекрасного мальчика в горной службе и что года через три батюшка позволит мне вз€ть его с собою в гусарский полк. «Ќет, нет. Ѕоже сохрани! — сказал батюшка. — —ама будь, чем хочешь, когда уже вышла на эту дорогу, но утеха старости моей, мой ¬асенька, останетс€ со мною». я замолчала и душевно сожалела, что имела неосторожность огорчить отца предложением, и неуместным и слишком преждевременным. ћежду тем брат, ласка€сь ко мне, шептал на ухо: «я поеду с вами».

’от€ € от всей души люблю отца моего, однако ж бездейственна€ жизнь, недостаток общества, холодный климат и беспрерывные расспросы наших провинциалов навели на мен€ такую грусть, что € почти с радостью увидела рассвет того дн€, в который должна была ехать обратно в полк. “еперешний путь мой был гораздо затруднительнее первого, но только не в лошад€х; в них не делали уже мне прижимок, потому что € говорила смотрител€м, каждому, который начинал: «Ќет лошадей». — «я запишу в твою книгу, сколько часов пробуду здесь, и с теб€ спрос€т, если € просрочу». »так, лошадей везде давали мне очень скоро; но дорога зимн€€ начинала портитьс€; а перекладна€ повозка мо€ была теперь несравненно полнее, нежели прежде, и мне страшные хлопоты были перетаскивать все это самой. я не вз€ла с собой человека, да и не могла вз€ть.

¬озврат€сь к моим товарищам и к моим любимым зан€ти€м, € чувствую себ€ счастливейшим существом в мире! ƒни мои проход€т весело и безм€тежно. ¬стаю всегда с рассветом и тотчас иду гул€ть в поле; возвращаюсь перед окончанием уборки лошадей, то есть к восьми часам утра; в квартире готова уже мо€ лошадь под седлом: € сажусь на нее и еду оп€ть в поле, где учу взвод свои часа с полтора; после этого уезжаю в штаб или к эскадронному командиру, где и остаюсь до вечера.

«а уроки верховой езды € подарила ¬ихману свою негодную лошадь; он велел заложить ее в дрожки, и, к удивлению нашему, она сделалась прекрасным конем: итак, оглобли были та сфера, которую назначила ей природа. “ак, € думаю, и с человеком бывает! ќн будет хорош, если встанет точно на свое место. ≈ще отдала € ¬ихману охотничий рог из слонового клыка с прекрасною резьбою; эту редкую вещь батюшка дал мне дл€ графа —уворова; но мне что-то казалось стыдно дарить графа, и € отдала рог ¬ихману и в ту ж минуту была наказана за неисполнение воли батюшкиной: ¬ихман вз€л эту редкость точно так холодно и невнимательно, как будто бы это был коровий рог с табаком.

Ѕаталион наш ушел в √алицию с ћиллером-«акомельским. Ёскадрон —танковича со всеми его офицерами остаетс€ здесь под названием резервного и вместе с запасным будет находитьс€ под начальством ѕавлищева; € также, будучи офицером эскадрона —танковича, остаюсь здесь; хот€ мне и очень хотелось быть оп€ть за границею и в действии, но —танкович говорит: « уда не посылают, не напрашивайс€; куда посылают, не отказывайс€! Ётим правилом руководствуютс€ люди испытанной храбрости». —овет его и отличное общество офицеров, вместе со мною остающихс€, помогли мне видеть с меньшим сожалением отъезд наших храбрых гусар за границу; случай сделал, что и любезнейша€ из полковых дам осталась здесь же. я хот€ и убегаю женщин, но только не жен и дочерей моих однополчан; их € очень люблю; это прекраснейшие существа в мире! ¬сегда добры, всегда об€зательны, живы, смелы, веселы, люб€т ездить верхом, гул€ть, сме€тьс€, танцевать! Ќет причуд, нет капризов. ќ, женщины полковые совсем не то, что женщины всех других состо€ний! — теми € добровольно и четверти часа не пробыла бы вместе. ѕравда, что и мои однополчанки не пропускают случа€ приводить мен€ в краску, называ€ в шутку: гусар-девка! Ќо, будучи всегда с ними, привыкаю к этому названию и иногда столько осмеливаюсь, что спрашиваю у них: «„то вы находите во мне сходного с девкою?» — «“онкий стан, — отвечают они, — маленькие ноги и рум€нец, какой кажда€ из нас охотно желала бы иметь; поэтому мы и называем вас гусаром-девицею и — с позволени€ вашего — несколько и подозреваем, не по справедливости ли даем вам это название!» —лыша почти каждый день подобные шутки, € так привыкла к ним, что никогда уже почти не прихожу в замешательство.

ћы стоим на границах √алиции в местечке  олодно; здесь суха€ граница, и об€занность наша делать разъезды и иметь надзор над исправностью казачьего кордона.  олодно принадлежит Ўвейковскому; у него красавица жена, воспитанна€ в ѕариже. Ѕольша€ каштанова€ алле€, темна€ как ночь, ведет от крыльца помещичьего дома к нс-большому беленькому домику, обсаженному кругом липами. ¬ этом домике живет эконом с доброю женою и двум€ веселыми, резвыми, милыми дочерьми; в этом домике все мы бываем каждый день. я замечаю, что товарищи мои сид€т здесь долее, нежели у гордой и прекрасной Ўвейковской.

ќфицер ¬онтробка рассказывал, что в одну из своих прогулок верхом за границу встретилс€ он и познакомилс€ с бароном „ехович, и говорил, что баронесса имеет такую восхитительную красоту, какой никогда еще не представл€ло ему и самое воображение; но, что, к счастью всех знакомых ей мужчин, ограниченный ум и недостаток скромности служат сильным противо€дием гибельному действию зараз ее и что, при всей очаровательности ее неописанной красоты, никто не влюблен в нее, потому что слова и поступки ее уничтожают в одну минуту впечатление, произведенное ее небесною наружностью.

Ѕлиз границ наших завелась прокл€та€ рухавка; так называют пол€ки свое ополчение, или, лучше сказать, толпу вс€кого сброду: все это оборванное, босое, голодное скопище вздумало еще прославл€ть свой подвиг, довольство и свободу!   стыду бравых мариупольцев, некоторые из них обольстились этим враньем и убежали, чтоб вступить в отвратительную рухавку. —танкович очень оскорбилс€ таким неслыханным поступком гусар и послал ¬онтробку и мен€ с целым взводом отыскать, если можно, наших беглецов, вз€ть их силою и привесть обратно в эскадрон. ¬онтробка прин€лс€ за выполнение этого поручени€, так что выезд наш дл€ поисков походил более на вылазку против непри€тел€, нежели на простой розыск. ћы переехали границу и в полуверсте от местечка *** остановились, сошли с лошадей и чего-то дожидались — € не знаю. ¬онтробка старший; он командует и распор€жает, а дл€ чего € тут же, право, не понимаю! —танкович все делает с каким-то излишним триумфом. ћы сто€ли безмолвно! я легла на траву и смотрела на блест€щее созвездие Ѕольшой ћедведицы. ќна припомнила мне веселое врем€ ночных прогулок моих в детских летах.  ак часто, дав волю моему јлкиду и не забот€сь о его дороге, €, опершись обеими руками на холку его и закинув голову вверх, по целой четверти часа рассматривала эти прекрасные семь звезд! ѕогрузись всей душою в воспоминани€, € была попеременно то двенадцатилетним ребенком на хребте своего јлкида, то коннопольцем, то середи густых лесов —ибири, то на пол€х √ейльзберга, то на могиле твоей, о конь мой незабвенный!.. —колько времени! сколько происшествий! сколько перемен с того времени! Ќо вот € оп€ть вижу теб€, мое любимое —озвездие! ќно все то же, так же блистательно, те же семь звезд; на том же месте! ќдним словом: оно все то же... а €!.. ѕройдут годы, пройдут дес€тки годов, оно будет все то же; но €!.. ћысль мо€ перенеслась в будущность через шестьдес€т лет вперед, и € с испугом встала...  ивер! сабл€! рь€ный конь!.. восемьдес€т лет!! «јргентий, едем, ради бога едем! „его мы тут стоим?..» я села на лошадь и стала делать вольты в галоп. Ќепри€тные мысли кружились вместе со мною. «„то тебе за охота мучить лошадь?» — спросил ¬онтробка. «ƒл€ чего ж мы тут стоим по-пустому!» — « ак по-пустому! я знаю врем€, когда надобно въехать в местечко... Ќу, вот теперь пора... —адись!.. справа по три! марш!..» ћечты исчезли, € возвратилась к существенности; мы сели на лошадей и отправились к местечку; въехали таинственно, без шуму, с предосторожност€ми выт€нули фронт против стен какого-то кл€штора, и ¬онтробка послал унтер-офицера и четырех гусар в этот кл€штор искать беглецов наших. –азумеетс€, посланные возвратились ни с чем, потому что кл€штор был кругом заперт. Ќа рассвете ¬онтробка, оставив людей, поехал вместе со мною к коменданту этого местечка полковнику N***, который был также и командир рухавки. ѕолковник этот был уже знаком ¬онтробке прежде, но € видела его в первый раз. ќн прин€л нас смущенно и торопливо; просил садитьс€; извин€лс€, что не одет, и тотчас ушел в другую горницу, говор€, что сию минуту воротитс€. ¬онтробке показалс€ такой прием подозрительным, и он сказал мне, что надобно тотчас уехать; и так, не дождавшись хоз€ина, мы вышли из комнаты, присоединились к своим люд€м и уехали! я находила поступок ¬онтробки странным и спрашивала его, дл€ чего он это сделал? ќн сказав, что заметил в коменданте враждебные намерени€. «ƒа что ж он мог нам сделать? ведь у нас целый взвод гусар». — «¬от прекрасно! целый взвод! а зачем мы здесь? ћы не могли бы сказать в оправдание, что ездили отыскивать бежавших гусар и хотели вз€ть их, если найдем, вооруженною рукою; это делалось секретно; это хоз€йственное распор€жение эскадронного командира, извинительное в таких случа€х. ¬едь непри€тно рапортовать, что столько-то гусар бежало за границу».

Ќеудачность покушений наших не остановила —танковича. ќн послал мен€ в “арнополь к кн€зю ¬адбольскому с письмом и поручением привесть беглых гусар, если мне их отдадут. ћне надобно было проезжать через это самое местечко, где мы делали наш ночной обыск; у заставы спросили, есть ли у мен€ билет от их полковника? «Ќет!» — «¬ас нельз€ пропустить; достаньте билет...» я послала гусара к полковнику просить билета; полковник велел просить мен€, чтобы € пришла за билетом сама. я пошла. «¬ы должны б были лучше знать свою об€занность, господин офицер, — сказал пол€к, нахмур€сь. —   начальнику надобно €вл€тьс€ самому, а не посылать р€дового... — √овор€ это, он наскоро подписывал билет. — ѕриехали с вооруженными людьми, обыскивали кл€штор, пришли ко мне, и, когда € вышел на одну минуту, только приказать подать кофе, вы уехали, как будто из разбойничьего вертепа!  ак странно так поступать русскому офицеру!..» » все это € должна была слушать. ћинуты с две € думала предложить ему стрел€тьс€ со мною; но опасение подвергнуть —танковича ответственности удержало мен€. я отложила сделать этот вызов, как возвращусь из “арнопол€; тогда мы съедемс€ на границе. ћежду тем € сказала, что теперь он волен говорить, что хочет, потому что € один здесь, окружен пол€ками и за границею своего государства. ѕока € говорила, он подал мне билет с вежливою уклонкою и, прот€нув ко мне руку, сказал, что просит моей дружбы; но € отвела его руку своею, отвеча€, что после всего услышанного от него € не имею желани€ быть его другом. ќн поклонилс€, проводил до дверей, и мы расстались.

я отправилась далее. —танкович приказал мне, что если не отыщу бежавших гусар наших в “арнополе, то должна буду проехать в Ѕроды.

¬ “арнополе стоит Ћитовский уланский полк.  омандир его кн€зь ¬адбольский послал вместе со мною в Ѕроды одного из своих офицеров. ѕриехав в это местечко, мы тотчас пошли к польскому полковнику, где нашли многочисленное общество и грем€щую музыку. ѕолковник прин€л нас очень вежливо, просил остатьс€ у него обедать и вз€ть участие в их удовольстви€х. —трахов, товарищ мой, согласилс€, а € и подавно рада была слушать прекрасную музыку и веселый разговор остроумных молодых пол€ков. ћы сказали, однако ж, полковнику, зачем приехали, и просили, чтоб он приказал выдать нам наших беглецов. «—о всею готовностью», — отвечал вежливый хоз€ин наш и в ту ж минуту послал пана подхоронжего привесть наших гусар, а нас просил, в ожидании, послушать его музыки и выпить по бокалу шампанского. „ерез полчаса возвратилс€ пан подхоронжий и, приложа руку к меховому киверу, начал говорить почтительно своему полковнику, что гусар, за которыми он посылал его, нет на гауптвахте! «√де ж они?» — спросил полковник. «”бежали!» — отвечал подхоронжий все тем же почтительным тоном. ѕолковник оборотилс€ ко мне, говор€: «я очень жалею, что не могу в этом случае оказать вам моих услуг; гусары ваши ушли из-под стражи!» я хотела было сказать, что это не делает чести их караулу, и не сказала, однако ж; да и к чему бы это было? Ќе было сомнени€, что гусары находились у них и что полковник не имел и в помышлении отдать их. ѕольские офицеры не могли налюбоватьс€ моим мундиром, превосходно сшитым: они говорили, что их портные не в состо€нии дать такую прекрасную форму мундиру. «а столом € сидела подле какого-то усача, старинного наездника, служившего еще в Ќародовой кавалерии; он, выпив несколько бокалов шампанского, прив€залс€ ко мне с вопросом, зачем € сн€л с Ћемберга французского орла и привесил австрийского? я не понимала, что он хочет сказать. —трахов, вид€ мое недоумение, сказал запальчивому народовцу, что мен€ не было в Ћьвове во врем€ этого происшестви€. « ак не было? — восклицал старый улан, — € хорошо помню этот мундир! — и продолжал укор€ть мен€, говор€: — ’орошо ли было так сделать?» ѕолковник просил его перестать; но просил тем начальническим тоном, которому даже и пь€ные уланы повинуютс€. –отмистр замолчал. “огда —трахов объ€снил мне вполголоса, что наш полк, наход€щийс€ с ћиллером-«акомельским в Ћемберге или Ћьвове, сн€л откуда-то французского орла и заместил его гербом австрийским; ротмистр-народовец, бывший свидетелем этого происшестви€, увид€ мен€ в таком же точно мундире, счел, что и € из числа тех, как он говорил, буйных головорезов. ѕосле обеда € простилась с польским полковником и, остав€ ему в добычу беглых гусар наших, возвратилась в  олодно.

¬онтробка пригласил мен€ ехать к баронессе „ехович. «Ќадобно тебе, — говорил он, — иметь пон€тие о ее красоте; мое описание недостаточно!» ћы поехали и, к большому счастию моему, не застали ее дома; нас прин€л один барон. ¬ саду видела € различные роды увеселений, о которых ¬онтробка говорит, что все они имеют целию сломить голову занимающимс€ ими. «Ѕаронесса, — прибавил он, — всеми способами добираетс€ до головы своих посетителей, или посредством красоты своей, или увеселений». Ќе дождавшись прибыти€ хоз€йки, мы уехали обратно. ¬онтробка призналс€ мне в умысле, с каким хотел познакомить мен€ с баронессою. « райн€€ наглость ее, — говорил он, — встрет€сь с твоею необыкновенною застенчивостью, обещала мне тьму забавных сцен». я была очень недовольна его сатанинским планом и сказала ему, что он дурной товарищ и что с этого времени € буду его остерегатьс€. « ак хочешь, — отвечал он, — но ты несносен и смешон с твоей девичьею скромностью. «наешь ли, что € скажу тебе? ≈сли бы у мен€ была жена така€ скромна€ и стыдлива€, как ты, € целовал бы ноги ее; но если б с такими же качествами был сын мой, € высек бы его розгами. “еперь посуди сам, не надобно ли теб€ отучать всеми способами от твоей смешной стыдливости? ќна совсем нейдет гусару и ни на что ему не пригодна».

—танкович делаетнам не очень-то при€тные сюрпризы: в самое то врем€, когда мы, как небо от земли, далеки от вс€кого помысла о каком бы то ни было беспокойстве, он велит играть тревогу, и вмиг все взволнуетс€: гусары бегут опрометью, вывод€т бегом лошадей, седлают их как попало, сад€тс€, скачут во весь дух и на скаку поправл€ют на себе, что нельз€ было сделать на месте. ѕоспевшему в две минуты даетс€ от ротмистра награждение, а приехавшему после всех — тоже награждение, но только совсем другого рода. ќдна из этих тревог пришлась мне дорого. ” мен€ болело колено, и именно в том месте, которым надобно прижатьс€ к седлу; € не могла сидеть на лошади и даже испугалась, когда услышала прокл€тую тревогу; но нечего было делать: выправ€ поспешно взвод свой, села и сама на лошадь с осторожностию, чтобы не придавить больного колена. Ќо ведь надобно было скакать: лошадь мо€ задрала вверх голову и полетела. ¬се еще, однако ж, сохран€ла € необходимое положение на седле; на беду, на пути моем была €ма, в которую лошадь мо€ со всего размаха прыгнула, и тут все пропало; колено мое облилось кровью, € затрепетала от боли, которой никакими словами не могу выразить; довольно, что невольные слезы градом покатились из глаз моих.

„ерез несколько дней —танкович пригласил мен€ ехать с ним в  ременец к ѕавлищеву; € всегда с удовольствием бываю в этом городке; его прекрасное романическое положение у подошвы утесистой горы, на которой красуетс€ разваливша€с€ каменна€ ограда замка королевы Ѕоны, доставл€ет мне очаровательную и разнообразную прогулку. ѕолагаю, что  ременец получил свое название от кремнистых гор, его окружающих.

я очень при€тно провожу врем€ в доме ѕавлищева с его дочерью и юнкером ƒревичем, отлично воспитанным молодым человеком.  ак странна судьба этого несчастного юнкера. ѕри всех его блест€щих даровани€х, благородных поступках, недурной наружности и знатном происхождении, он никем не любим и дев€ть лет уже служит портупей-юнкером. «а год до знакомства моего с ним случилось ужасное происшествие, в котором он играл главную роль и которое отн€ло у него чин, свободу и спокойствие совести, а вместе совсем этим и охоту жить: он заколол по неосторожности гусара: за смерть его был судим, содержан целый год на гауптвахте и после разжалован до выслуги в солдаты. я узнала его несчасти€ по случаю. ≈ще ћиллер-«акомельский не уходил с баталионом в √алицию, и полк сто€л в  ременце; по об€занности дежурного, € должна была знать и рапортовать об арестантах. ¬ошед в маленькую каморку, где сидел бедный ƒревич, € спросила его, не имеет ли он в чем надобности? что теперешн€€ мо€ должность дает мне возможность облегчить несколько суровость его положени€. «јх, если вы не гнушаетесь просьбою убийцы, — сказал он горестно, — то € просил бы вас позволить мне подышать воздухом на этих горах, на которых € прежде проводил столько счастливых часов!» я сказала, что сама собою не могу этого сделать, но попрошу √орича и думаю, через него успею получить от шефа позволение на эту прогулку. √орич очень вежливо выслушал мою просьбу и тотчас пошел к ћиллеру; через минуту он возвратилс€ ко мне, говор€, что генерал дает вам волю поступать как угодно в рассуждении облегчени€ участи арестанта; но просит вас соблюсти должный пор€док. я пошла к ƒревичу и была свидетельницей радостных и вместе горестных ощущений его при виде красот природы. «а нами пошли было два гусара с обнаженными сабл€ми, но € сказала им, что буду сама его стражем и чтобы они следовали за нами издали. ƒревич несколько раз едва не упал в обморок: столько сид€ча€ жизнь ослабила силы его!

ќбоим нашим эскадронам ведено идти в поход. ƒревич отдан под надзор полковнику ѕавлищеву; достойный офицер этот не имел нужды в образовании, чтобы поступить с арестантом самым благородным и деликатным образом; он просто последовал внушению высокой добродетели: «¬ы отданы, — сказал он ƒревичу, — в мой эскадрон под присмотр до решени€ вашего дела; но € не могу, € не имею духа видеть вас арестантом на гауптвахте; взамен ее предлагаю вам дом мой, стол и попечение друга. ≈сли б вы решились уйти от мен€, разумеетс€, тогда € заступлю ваше место, то есть буду солдат!» Ќет пера, нет слов, беден €зык человеческий дл€ выражени€ того, что чувствовал ƒревич; € не берусь этого описать. Ќо вот последстви€: ƒревич жил в доме благодетел€ своего, любил его, как отца, и помирилс€ было с своею участью; но пришло решение: ƒревич — солдат до выслуги. ѕавлищев об€зан был употребл€ть его в этом качестве на службу, и, видно, продолжительные несчасти€, укоры совести в убийстве, хот€ и не умышленном, но все убийстве, и — как € имела случай догадыватьс€ — безнадежна€ любовь к дочери ѕавлищева сделали несчастному ƒревичу жизнь его ненавистною! Ќедели через две после сентенции он застрелилс€; его нашли в саду на плаще с разлетевшеюс€ на части головою: близ него лежал карабин. ћы пришли в „ерниговскую губернию и стали квартирами в обширном селении, называющемс€ Ќова€ Ѕасань; здесь живет помещик „еадаев, старый, уединенный, скучный человек, с такою ж точно сестрою. ћы никогда у него не бываем.

¬ соседстве у нас свадьба. ѕомещик ћ*** отдает дочь свою за ротмистра »*** јлександрийского гусарского полка; мы все приглашены и завтра поедем. ¬ доме ћ*** всем мужчинам отвели одну комнату; в ней поместились военные и штатские, молодые и старые, женатые и холостые. я, в качестве гусара, должна была быть с ними же; в числе гостей был один комиссионер ѕлахута, трехаршинного роста, весельчак, остр€к и большой охотник рассказывать анекдоты. ¬ множестве рассказываемых им любопытных происшествий € имела удовольствие слышать и собственную свою историю: «¬ообразите, — говорил ѕлахута всем нам, — вообразите, господа, мое удивление, когда €, обеда€ в ¬итебске, в трактире, вместе с одним молодым уланом, слышу после, что этот улан јмазонка, что она была во всех сражени€х в ѕрусскую кампанию и что теперь едет в ѕетербург с флигель-адъютантом, которого царь наш нарочно послал за нею! Ќе обраща€ прежде никакого внимани€ на юношу-улана, после этого извести€ € не мог уже перестать смотреть на героиню!» — « акова она собою?» — закричали со всех сторон молодые люди. «ќчень смугла, — отвечал ѕлахута, — но имеет свежий цвет и кроткий взгл€д, впрочем, дл€ человека непредупрежденного в ней не заметно ничего, что бы обличало пол ее; она кажетс€ чрезвычайно еще молодым мальчиком». ’от€ € очень покраснела, слуша€ этот рассказ, но как в комнате было уже темно, то € имела шалость спросить ѕлахуту: узнал ли бы он эту јмазонку, если б теперь увидел ее? «ќ, непременно, — отвечал комиссионер, — мне очень пам€тно лицо ее; как теперь гл€жу на нее; и где б ни встретил, тотчас бы узнал». — «¬идно, пам€ть ваша очень хороша», — сказала €, завертыва€сь в свою шинель, ѕлахута начал еще что-то рассказывать, но € не слушала более и тотчас заснула.

Ќа другой день все мы уехали в Ѕасань свою. ƒевицу ј*** рассказала мне о смешной ошибке, котора€, однако ж, может иметь важные последстви€. Ќа третий день возвращени€ нашего со свадебного пира пошла € к подполковнику; вид€ его зан€того делом, € прошла в комнату девицы ј*** и нашла ее погруженную в глубокую задумчивость. Ќа вопрос мой, отчего она так пасмурна и не усталость ли от танцев этому причиною? — отвечала она, вздыха€: «Ќет, не усталость от танцев, а происшествие в танцах т€готит душу мою! я одержала победу, без воли, без намерени€, не только не жела€, но и не подозрева€ даже, что така€ напасть может со мной случитьс€!» я сме€лась ее печали и спросила, как же сделалось с нею такое чрезвычайное несчастие? и кто этот богом отверженный, над которым победа причин€ет ей такую горькую печаль? «’орошо вам шутить, — сказала ј***, — € готова плакать. ¬от послушайте, как это было: вы знаете, что € очень дружна с  атенькой јлександровичевой; мы обе, когда нам случаетс€ в танцах подавать друг другу руку, всегда уже пожимаем ее; забывшись, € не видала, что надобно было подать руку „***, этому молодому гусарскому офицеру јлександрийского полка; чувствую, что руку мою вз€ли, € тотчас пожала, вообража€, что рука  атеньки; но, не слыша ответа на мое пожимание, огл€дываюсь и, к неизъ€снимому замешательству моему, вижу, что это „*** держит мою руку и смотрит на мен€ с видом радости и изумлени€! я покраснела и не знала, куда девать глаза свои. ¬чера „*** сделал мне предложение о супружестве через жену —танковича, жела€, как он говорит, уверитьс€ в моих чувствовани€х и тогда уже просить мен€ у моих родителей! Ќо € не имею к нему ни малейшей склонности и совсем не хочу идти так рано замуж. Ѕеда мо€, если он отказ этот припишет стыдливости и будет свататьс€ открыто; батюшка отдаст мен€! „*** богат!» — «ƒа, наделали вы себе хлопот с этим безвременным пожиманием рук; нельз€, однако ж, не удивл€тьс€ благородству чувствовани€ „***; одно пожатие руки девицы заставило его предложить о супружестве, тогда как другой, повеса, пожал бы вашу руку тридцать раз и не дал бы уже нигде поко€, не забот€сь предлагать о неразрывном союзе...» –азговор наш был прерван приходом отца девицы ј***, —танковича и жены его; опасени€ ј*** были основательны. „*** сделал предложение отцу, который прин€л его с радостию и, полага€ наверное, что дочь его согласитс€, пришел сказать ей об этом предложении. ћного было удивлени€, слез, брани, хлопот, пока наконец девица ј*** избавилась нежеланной партии.

ѕрогулива€сь вечером около мельниц, увидела €, что гусары наши расстанавливают за рвом соломенное чучело. Ќа вопрос мой, дл€ чего это? — отвечали, что завтра ученье конное с стрельбой из пистолетов.

¬ шесть часов утра мы были уже на поле; —танкович командовал эскадроном; ѕавлищев был инспектором этого смотра. ƒействие открыл первый взвод под начальством “***, которому надобно было первому перескочить ров, выстрелить из пистолета в соломенное чучело и тотчас рубить его саблею; люди последуют за ним, дела€ то же. “*** тотчас отрекс€ прыгать через ров, представл€€, к общему смеху нашему, причину своего отказа ту, что он упадет с лошади. « ак вы смеете сказать это, — вскричал инспектор, — вы кавалерист! гусар! ¬ы не стыдитесь говорить в глаза вашему начальнику, что боитесь упасть с лошади. —ломите себе голову, сударь, но скачите! делайте то, что должно делать в конной службе, или не служите». “*** выслушал все, но никак не смел пуститьс€ на подвиг и был просто только зрителем отличавшихс€ его гусар. «а ним ѕ*** плавно поскакал, флегматически перескочил ров, равнодушно выстрелил в чучело и, мазнув его саблею по голове, стал покойно к стороне, не забот€сь, хорошо или дурно делает эволюции взвод его. «а ним была очередь мо€; у мен€ на этот раз не было своей лошади, и € сидела на одной из фронтовых; это был конь пылкий, красивый собою, но до крайности пугливый. ќн вихрем понесс€ к рву, перелетел его со мною, как птица; но выстрел из пистолета заставил его прыгнуть в сторону; с четверть часа мыкалс€ он то туда, то сюда, становилс€ на дыбы и относил быстро от чучела, которого мне надобно было рубить. я совсем потер€ла терпение и, жела€ скорее кончить эту возню, ударила саблею своего капризного кон€, как мне казалось, плашм€; конь бросилс€ со всех ног на чучело и даже повалил его. Ќе забот€сь о причине такого скорого повиновени€, € оборотила лошадь, перескочила обратно ров и стала смотреть, как мои гусары делали ту же самую эволюцию; наконец она кончилась. ¬ыступил на сцену четвертый взвод; им командовал ¬онтробка — отличный стрелок и наездник. я сделалась в свою очередь простым зрителем и подъехала к —танковичу и ѕавлищеву, чтоб вместе с ними смотреть на молодецкие выходки последнего взвода. «„то это за кровь на ноге вашей лошади, јлександров?» — спросил —танкович. я огл€нулась: по копыту задней ноги моего кон€ струилась кровь и обагр€ла зеленый дерн. ”дивл€€сь, осматриваю с беспокойством, откуда б это могло быть, и, к прискорбию моему, вижу на клубе широкую рану, которую, веро€тно, € нанесла, ударив так неосторожно саблею. Ќа повторенные вопросы —танковича: «ќтчего это?» — должна была сказать, отчего. —танкович переменилс€ в лице от досады: «ѕоезжайте за фронт, сударь! ѕоезжайте на квартиру! вам не на чем быть на ученье и незачем; вы мне перераните всех лошадей!» ќглушенна€ этим залпом выговоров, € поехала на квартиру, не столько раздосадованна€ журьбою ротмистра, как опечаленна€ жестоким поступком моим с бедною лошадью. ѕриехав на квартиру, € приказала при себе вымыть рану вином и заложить корпией. ѕо окончании учень€ все поехали к ѕавлищеву, в том числе и господин “***. Ќа вопрос ѕавлищева, а где ж јлександров? — трус “*** поспешил сказать: «ќн теперь омывает гор€чими слезами рану лошади своей». — « ак это! какой лошади?» — «“ой, на которой он сидел и которой разрубил клуб за то, что не пошла было на чучело». — «— вами этого не случитс€, √ригорий »ванович! скорее чучело пойдет на вас, нежели вы на него». — Ќасмешник замолчал с неудовольствием.

 (157x133, 85Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

ЅјЋ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:36 + в цитатник

ќбширные залы суворовского дома наполнены были блест€щим обществом. Ѕездна ламп разливала €ркий свет по всем комнатам. ћузыка гремела. ѕрекрасные польки, вальсиру€, амурно облокачивались на ловких, стройных гусар наших. —уворов до крайности избалован польками. «а его прекрасную наружность они слишком уже много ему прощают; он говорит им все, что вспадет ему на ум, а на его ум вспадают иногда дивные вещи! ¬ид€, что € не танцую и даже не вхожу туда, где дамы, он спросил у мен€ причину этой странности; —танкович, мой эскадронный командир и лихой, как говоритс€, гусар, поспешил отвечать за мен€: «ќн, ваше си€тельство! боитс€ женщин, стыдитс€ их, не любит и не знает ни по каким отношени€м». — «¬ самом деле! — сказал —уворов, — о, это непростительно! ѕойдем, пойдем, молодой человек, надобно сделать начало!» √овор€ это, он вз€л мен€ за руку и привел к молодой и прекрасной кн€гине Ћюбомирской. ќн представил мен€ этой даме, сказав: «A la vue de ses fraiches couleurs vous pouvez bien deviner qu'il n'a pas encore perdu sa virginite»(—уд€ по его рум€нцу, вы легко можете догадатьс€, что он еще не потер€л невинности (франц.)). ѕосле этой, единственной в своем роде рекомендации граф пустил мне руку; кн€гин€ с едва приметною усмешкою ударила его легонько по обшлагу своим веером, а € ушла оп€ть к своим товарищам и через полчаса совсем оставила бал. “еперь более полуночи, а € привыкла рано ложитьс€ спать; сверх того, € не люблю тех обществ, где много женщин. —танкович не ошибс€, сказав, что € боюсь их; € боюсь их в самом деле; довольно женщине посмотреть на мен€ пристально, чтобы заставить мен€ покраснеть и прийти в замешательство: мне кажетс€, что взгл€д ее проницает мен€; что она по одному виду моему угадывает мою тайну, и € в смертном страхе спешу укрытьс€ от глаз ее!

flover_0018 (280x331, 69Kb)
–убрики:  Ћюди
∆изнь замечательных людей

ћетки:  
 омментарии (0)

1808 √ќƒ

ƒневник

—уббота, 25 јпрел€ 2009 г. 15:34 + в цитатник

15-го €нвар€. — этого дн€, с этого счастливейшего дн€ жизни моей началось дл€ мен€ новое существование! ќткрылась перспектива блистательна€, славна€, единственна€ в своем роде и, к довершению благополучи€, с воли и под покровительством могущественнейшего монарха в мире!

Ќа четвертый день выезда моего из ѕетербурга приехала € в ¬ильну, где и располагаюсь обмундироватьс€. “олпа жидов €вилась ко мне с предложени€ми вс€кого рода услуг. ¬ полчаса у мен€ было все: квартира, услуга, портные; множество сукон, золотых шнурков, бахромы, сафь€нов, треугольных шл€п, киверов, султанов, кистей, шпор! одним словом, из комнаты моей сделали лавку с товарами, и мне оставалось только выбирать. ∆иды говорили все вдруг и оглушали мен€; € не знала, что делать, пока один проворный жид не сказал мне потихоньку: «¬ы не избавитесь от них иначе как выбрав себе фактора; тогда он выпроводит тотчас всю эту сволочь и приведет вам купца, у которого вы купите все, что вам надобно, за весьма сходную цену». я спросила, что такое фактор? «‘актор, — отвечал жид, — есть род слуги проворного, усердного, сметливого, неутомимого и до неверо€тности дешевого. ”годно вам иметь такого слугу?» я сказала, что именно такой мне и надобен, и просила его выбрать. ««ачем выбирать, — сказал жид, — € сам буду вашим фактором!» ќн объ€вил всей толпе свое звание и тотчас вступил в отправление своей должности, отослав всех искателей факторства и сговор€сь с купцами, разумеетс€, тоже евре€ми, обмануть мен€ со всею возможною бессовестностию. я, как и все, заплатила дань, сбираемую этими плутами с молодости и неопытности: мундир мой был сшит прекрасно! все мое гусарское оде€ние блистало вкусом и богатством. ƒешевый слуга мой за шестидневную услугу свою вз€л от мен€ только один рубль; но зато и в полк приехала € с одним рублем, оставшимс€ мне от двух тыс€ч, которые поглотила ¬ильна посредством усердного, дешевого слуги моего.

я приехала в  овель. ѕодорожна€ мо€ только до этого места; однако ж полка ћариупольского здесь нет, он квартирует в Ћуцке и его окрестност€х; € не знаю, что мне делать! Ћуцк от  овел€ в п€тидес€ти верстах; денег у мен€ один рубль, за который, верно, никто не повезет мен€ до Ћуцка, также и в  овеле жить до случа€ выехать без денег нельз€. ќбдумыва€, как бы выйти из непри€тного положени€ своего, услышала € хлопанье бича и, взгл€нув в окно, увидела даму, едущую в бричке пр€мо к той корчме, в которой € была; жидовка побежала отворить двери. ¬ошла дама лет тридцати, хорошо одета€, и тотчас обратила на мен€ свое внимание; она стала говорить со мною и, узнав, что € офицер полка, квартирующего у них в соседстве, хотела было что-то спросить о знакомых ей офицерах; но жидовка не дала ей времени на эти расспросы и тотчас сказала, что € новый офицер, никого еще в полку не знаю и не имею средств доехать в штаб, потому что подорожна€ мо€ только до  овел€, а штаб, как ей известно, стоит в Ћуцке; и что панна Ќовицка€ хорошо бы сделала, если б вз€ла молодого гусара в свою бричку и довезла бы его с собою до местечка √олоб, а там он будет уже дома, потому что в √олобах стоит ћариупольский эскадрон. ¬се это проговорила она одним духом и так проворно, что ни €, ни панна Ќовицка€ не успели опомнитьс€, как увидели себ€ в необходимости ехать вместе. ƒл€ мен€ это было при€тно: € тут видела одну возможность избавитьс€ от хлопот; но девица, которой предлагают вз€ть к себе в повозку молодого гусарского офицера и ехать с ним тридцать верст одной, могла прийти в замешательство; однако же, к чести панны Ќовицкой, должно сказать, что она без малейшего принуждени€ и с самою любезною вежливостью тотчас предложила мне место в своей бричке. ¬ два часа панна Ќовицка€ окончила дела свои, состо€вшие в покупке сахара, ча€, шоколада и тому подобных вещей. ћы поехали. ƒевица расположена была разговаривать со мной и зачинала несколько раз; но € отвечала только — да и нет! и то не всегда кстати, потому что, не люб€ польского €зыка, € не старалась ему научитьс€ и была в страшном затруднении от говорливости моей спутницы; € чувствовала странность моего обращени€, но не знала, как пособить этому горю, и продолжала молчать. Ѕедна€ Ќовицка€! судьбе угодно было, чтобы из всех гусар самый неловкий досталс€ ей товарищем в дороге! Ќаконец и она замолчала, стала зевать, прислонилась головой к подушке и — заснула! “аким при€тным образом доехали мы до местечка √олоб. Ќовицка€ тотчас проснулась и приказала кучеру ехать к квартире ротмистра јгеева. ѕовозка понеслась, прыга€ по ухабам, и остановилась перед небольшим выбеленным домиком. «¬от квартира вашего ротмистра», — сказала Ќовицка€, вежливо клан€€сь мне; € покраснела от глупой роли, какую играла с доброю девкою: хотела было сказать свою благодарность по-польски, но бо€лась наговорить вздору и от этого опасени€ еще более покраснела. Ќаконец € вышла молча из повозки, поклонилась панне тоже безмолвно, и добрые кони умчали мою спутницу к крыльцу огромного дома господского.

¬ квартире ротмистра никого не было, кроме одного денщика его. јгеев уехал в штаб. ѕодава€ мне чай, старый гусар спрашивал: «¬аше благородие, ночуете здесь или поедете далее?» ”знав, что ротмистр не прежде двух дней возвратитс€ в эскадрон, € решилась переночевать в его квартире. –асспрашива€ денщика, узнала €, что √олобы принадлежат вдовствующей ¬оеводине ¬ильге или ¬ильжине, как называют ее пол€ки; что эта стара€ дама лет восьмидес€ти, весьма гостеприимна€ и благодетельна€; что у нее живет очень много бедных шл€хт€нок, молодых и прекрасных, которых она выдает замуж на свой кошт, и что офицеры этого эскадрона часто обедают у нее; но что никогда ни одного бала не было и не будет в ее доме. «ѕочему ж?» — спросила € словоохотного гусара. «ј потому, ваше благородие, — отвечал он, — что сын помещицы, молодой пан ¬ильга лишилс€ жены, которую любил страстно; эта потер€ расстроила его здоровье и несколько рассудок, так что он убегает всех вообще людей, не исключа€ матери и детей своих».

Ќа другой день очень рано утром увидела € у крыльца плетеный короб, сто€щий на дровн€х, запр€женных парою иссохших лошадей. ¬ошедший гусар, став€ на стол завтрак, сказал: « урманка готова вашему благородию!» „тоб не открыть своего невежества, € не спросила, что за зверь курманка и почему именно дл€ мен€ она готова? ѕозавтракав, € сказала гусару: «”знай, пожалуйста, скоро ли будут мне лошади?» — «ќни уже готовы! вот курманка стоит перед крыльцом», — отвечал гусар, указыва€ рукою в окно. Ќаконец загадка объ€снилась: этот плетеный короб называетс€ курманка; думаю, однако ж, тогда только, когда запр€жен лошадьми, а без них он оп€ть делаетс€ коробом.  ак бы то ни было, но в нем должно мне ехать в штаб. —частие! будь ко мне милостиво! —делай, чтобы € не встретилась ни с кем из будущих моих сослуживцев! я совсем не блистательным образом вступаю в полк!

я села в свой короб, наполненный соломою; невзнузданные лошади побежали рысью, и €мщик во всю дорогу махал над ними длинным прутом и кричал: «¬ью! вью! исс! исс!..» ¬идно, это их способ понуждать к бегу своих лошадей.

 

Ћуцк. ѕриехав в этот город, € остановилась, по обыкновению всех проезжих и приезжих, в корчме; оделась как будто в строй и пошла €витьс€ к баталионному начальнику майору ƒымчевичу. я отдала ему пакет, данный мне графом Ћивеном. ѕрочитав, ƒымчевич сказал мне: «ѕодите к полковому адъютанту, скажите ему, что € велел поместить вас в мой эскадрон. Ѕумаги эти отдайте ему». ѕосле этого он сделал мне несколько вопросов о нашем великом кн€зе  онстантине ѕавловиче и, вид€, что € ничего о нем не знаю, повторил свое приказание, чтобы € шла к адъютанту, а от него тотчас отправилась в эскадрон.

ћне должно было отдать свой последний рубль, чтоб доехать в –ожища, где квартирует эскадрон ƒымчевича.  омандующий этим эскадроном, штабс-ротмистр, прин€л мен€ с начальническою важностью, котора€, однако ж, ему очень не пристала, как по незначимости его звани€, так и по наружности: он чрезвычайно мал ростом, курнос, и выражение лица простонародное. ѕервый вопрос его был: «≈сть ли у вас верхова€ лошадь?» я отвечала, что нет. «Ќадобно купить», — оказал он. «ћне кажетс€, что € имею право вз€ть казенную?» — «»меете; но на одной казенной лошади гусарскому офицеру служить нельз€. ¬ам должно иметь три лошади: дл€ себ€, дл€ денщика и вьюков и заводную». я сказал, что у мен€ нет денщика и нет денег на покупку лошадей. «ƒенщика дадут вам завтра, если вам угодно, а есть или нет у вас деньги, до этого никому нет надобности; но лошади у вас должны быть непременно. “еперь извольте ехать в селение Ѕерезолупы и прин€ть командование четвертым взводом до возвращени€ его насто€щего командира, который теперь в отпуску...» Ќе наход€ большого удовольстви€ в компании этого чудака, € тотчас уехала в свое село. ћне отвели ту же квартиру, которую занимал ƒокукин, в доме помещицы этого селени€. ѕани —таростина прин€ла мен€ с материнскою ласкою и просила, чтобы € обедала вс€кий день у нее: потому, говорила она, что, как вижу, у вас своего повара нет. —таростина совсем не отличает мен€ от своих двух внуков, двенадцатилетних мальчиков.  ак им, так и мне даетс€ одна чашка теплого молока поутру. ∆ивем мы почти в одной горнице; только дощана€ перегородка отдел€ет мою кровать от их постелей; они мол€тс€, учатс€, кричат, стучат, бран€тс€, как будто мен€ тут и нет; сверх того, шалуны вс€кое утро, как милости какой, прос€т позволени€ вычистить мои сапоги, чему и € с своей стороны очень рада. √-н ћальченко предлагает мне купить у него лошадь за сто рублей серебром, с тем, что денег он подождет, пока пришлют мне из дому. я согласилась. Ћошадь привели; она была бы сносна, если 6 не так странно держала уши. ћальченко расхваливает ее чрезвычайно... ћне стыдно было сказать ему, что у его лошади уши вис€т на обе стороны, и покупка совершилась. ѕосле этого ћальченко спросил у мен€: умею ли € делать приемы карабином, и, когда € сказала, что не умею: «Ќадобно учитьс€, — сказал он, — это необходимо! ¬ы должны знать то, чему об€заны будете учить солдат. ѕрикажите кому-нибудь из старых гусар показывать вам все действи€ карабином; недели в две вы будете уметь: это очень нетрудно».

” старостины есть внучка лет восемнадцати, недурна собою, но самых нелепых наклонностей: она готова влюбитьс€ и влюбл€етс€ во вс€кого — в мужика, кучера, лаке€, повара, офицера, генерала, попа, монаха! “еперь предметом ее нежности учитель ее братьев, желтый, сухой, отвратительный педант! и она, чтоб быть вместе с этим јдонисом, целое утро сидит в нашей комнате.

¬с€кое утро приходит ко мне старый √ребенник, фланговый гусар моего взвода, с карабином, и € более часа учусь делать от ноги, на плечо, на караул; прием от ноги очень труден дл€ мен€; € делаю его неловко и непроворно, что весьма не нравитс€ моему наставнику. ќн вс€кий раз, команду€ — от ноги! прибавл€ет: «Ќе жалейте ноги, ваше благородие! сбросайте смелее!» я попробовала послушать его и не жалеть, как он говорит, ноги, но так жестоко ушибла ее прикладом, что чувствовала боль целый мес€ц. Ќаконец выучилась действовать карабином.

»мператор јлександр приказал мне писать к нему обо всем, в чем буду иметь надобность, через графа Ћивена. »так, € писала к графу, что прошу пожаловать мне п€тьсот рублей. „ерез два мес€ца € получила их, но не через Ћивена; граф јракчеев прислал мне их и писал, чтобы € во всех моих надобност€х относилась уже к нему, потому что он заступил место Ћивена при государе. ѕолуча деньги, € заплатила свой долг ћальченку и теперь не знаю, что делать с своей вислоухой лошадью.  роме этих прокл€тых ушей, у нее есть еще и странные норовы: она не идет от лошадей, становитс€ на дыбы и в галоп начинает всегда с задней ноги.

ѕолку ћариупольскому ведено собратьс€ близ Ћуцка. «десь будет его смотреть корпусной командир наш ƒохтуров. Ќо прежде этого мы должны будем выдержать экзамен перед дивизионным начальником своим графом —уворовым. ¬от мы и выступили на зеленую равнину в белых мундирах, блистающих золотом, и с развевающимис€ перь€ми на киверах; в этом комнатном нар€де, белом с золотом, многие из нас похожи более на красных дев, нежели на мужественных солдат, а особливо те, которые, подобно мне, имеют не более восемнадцати лет.

Ќадобно думать, что вислоухий конь мой был всегда в шеренге, потому что начальническа€ роль, которую пришлось ему играть, приметно ужасала его; он старалс€ втеретьс€ во фронт, п€т€сь туда задом, и когда € колола его острыми шпорами, чтоб заставить податьс€ вперед, то он крутил головой и становилс€ на дыбы. —уд€ по этому началу, € ожидала убийственных выходок от него, когда начнутс€ маневры. “ак и случилось: граф проехал мимо всего нашего полка шагом, осмотрел внимательно весь фронт и, отъехав после несколько шагов вперед на середину полка, сказал громко: «√оспода офицеры!» ¬се блест€щее сонмище понеслось с быстротою ветра к своему начальнику; но мой дь€вол, не прежде, как получа от мен€ несколько жестоких ударов саблею и брыкнув задними ногами, пошел меланхолическим галопом, помахива€ плавно ушами. —уворов имел снисхождение дождатьс€, пока € присоединилась к товарищам; тогда он отдал нам свои приказани€, которые состо€ли в том, какие именно маневры будут делатьс€ при ƒохтурове и что после чего. «“еперь уже, господа, — прибавил граф, — мы сделаем только репетицию, извольте стать по местам!» ¬се полетело к полку; на этот раз и € неслась вихрем. —тали перед фронт, выравн€лись; раздалась команда: «ѕовзводно! левые плечи вперед! марш!» ¬есь полк сделал это движение ровно, стройно; но мой демон зачал п€титьс€, брыкать, фыркать и крутить со всех сил своей вислоухою головой. Ќе предвид€ доброго конца такому началу, € велела взводному унтер-офицеру стать на мое место перед взводом и, дав два или три каких только могла сильных фуктелей своей лошади, заставила ее нестись со мною стремглав по дороге к Ћуцку. —уворов, вид€ эту сцену, сказал только, усмеха€сь: «ћолодой офицер не хочет с нами учитьс€».

ћаневры перед корпусным начальником кончились дл€ мен€ безбедственно; баталионный командир дал мне свою лошадь. ѕосле смотра и учень€ пошли все офицеры обедать к —уворову.  ак пленительно и об€зательно обращение графа! ќфицеры и солдаты люб€т его как отца, как друга, как равного им товарища, потому что он, в рассуждении их, соедин€ет в себе все эти качества.

—коро минет три года, как € оставила дом отцовский! как желала бы € увидетьс€ с батюшкой! “еперь мы выступили в лагерь на шестинедельное ученье; но, когда прийдем оп€ть на квартиры, € попрошусь в отпуск.

—егодн€ €, к стыду моему, упала с лошади! я могла бы сказать — и к несчастию, потому что упала тогда, как весь полк шел в атаку. ѕодъ€мпольский дал мне свою лошадь, молодого, игривого жеребца; маневры наши оканчивались благополучно, оставалось только сделать атаку целым полком. ѕри команде: «— места! марш! марш!» — лошадь мо€ подн€лась на дыбы! прыгнула вперед; от сильного движени€ этого ножны сабли моей оторвались с переднего ремн€ и попали между задних ног лошади, котора€ на всем скаку стала бить и с третьего подкида перебросила мен€ через голову на землю. я упала и в ту ж минуту потер€ла пам€ть. ѕолк остановили в один миг, что было не трудно с людьми и лошадьми, так превосходно выученными. ѕри первом командном крике: стой!.. полк остановилс€ как вкопанный. ќфицеры подн€ли мен€ с земли, расстегнули мой дулам, или дуломан, разв€зали галстух и кричали, чтоб лекарь скорее пустил кровь! Ќо, к великому счастию моему, € пришла в пам€ть; хлопоты и дальнейшее раздеванье кончилось. я пов€зала оп€ть галстух, застегнула дуломан, скинула изорванную портупею и села оп€ть на лошадь; но уже не училась, а ездила просто за полком.  огда ученье кончилось, ƒымчевич подозвал мен€, и когда € подъехало к нему, то он, отдел€сь от офицеров, поехал со мною и стал говорить: «¬ы сегодн€ упали с лошади...?» — я хотела было сказать, что лошадь сбила мен€. ќн повторил суровым голосом: «¬ы упали с лошади! только вместе с лошадью может упасть гусар, но никогда с нее. Ќе хочу ничего слышать! «автра полк идет на квартиры; поезжайте завтра же в запасный эскадрон к берейтору и учитесь ездить верхом».

 

ћестечко “уриск. я живу у нашего полкового берейтора поручика ¬ихмана и каждое утро часа полтора езжу верхом без седла, на попонке, и вечером с час. ћне здесь очень весело; ¬ихман и € проводим целый день у полковника ѕавлищева, командующего запасным эскадроном. ¬ семействе ѕавлищева мен€ люб€т и принимают, как родного. —тарша€ дочь его прекрасна, как херувим! Ёто насто€ща€ весенн€€ роза! „иста€ непорочность си€ет в глазах, дышит в чертах невинного лица ее. ќна учит мен€ играть на гитаре, на которой играет она превосходно, и с детскою веселостию рассказывает мне, где что видела или слышала смешного.

¬ здешнем костеле есть икона Ќаисвентшей ѕанны, то есть ћарии ƒевы, с младенцем у ног ее, опирающимс€ на глобус. ќб этом образе носитс€ предание, что он написан по желанию прежнего владетел€ “уриска кн€з€ ќсолинского.  н€зь этот страстно влюбилс€ в дочь одного кресть€нина; развелс€ с женою своей, урожденною кн€жною ќ****; дал своей любовнице воспитание, приличное знатной даме, и женилс€ на ней. ¬ первый год брака у нихродилс€ сын; счастливый кн€зь, жела€ везде видеть образ страстно любимой жены и сына, приказал написать икону богоматери, дав изображению ее черты молодой кн€гини своей. я долго рассматривала этот образ.  н€гин€ прелестна! у нее кротка€ и пленительна€ физиономи€. –ебенок ее — обыкновенное хорошенькое дит€. —мерть их обоих была ранн€€ и трагическа€. —ильные и гордые ќ****, вид€, что рождение сына делало прочным супружество ќсолинского с кресть€нкою, и потер€в надежду видеть первую кн€гиню ќсолинскую на прежнем ее месте, велели отравить мать и сына. ѕредметы нежной прив€занности ќсолинского погибли в глазах его лютою смертию, и он, хот€ пережил свою потерю, но, возненавидев свет, отказалс€ от него и пошел в монахи. »мение перешло в руки графов ћошинских, и теперь владеет им один из них, весьма уже старый человек. я видела также портрет первой жены ќсолинского, кн€жны ќ****: кака€ трогательна€ красота! печаль и задумчивость рисуютс€ в черных глазах ее; темные тонкие брови, розовые уста и лицо бледное, но миловидное, и которого все черты выражают вместе ум и кротость, чрезвычайно очаровательны. ”дивл€юсь ќсолинскому!

я продолжаю брать уроки верховой езды; к досаде моей, ¬ихман страстный охотник, и € волею или неволею, но должна ездить вместе с ним на охоту.  роме всех неудобств и непри€тностей, соединенных с этою варварскою забавою, жалостный писк терзаемого зайца наводит мне грусть на целый день. »ногда € решительно отказываюсь участвовать в этих смертоубийствах; тогда ¬ихман стращает мен€, что если не буду ездить на охоту, то не буду уметь крепко держатьс€ в седле. ќхота — единственный способ, говорит он, достигнуть совершенства в искусстве верховой езды; и € оп€ть отправл€юсь скакать, слом€ голову, по каким-то опушкам, островам, болотам и кочкам и мерзнуть от мелкой изморози, оледен€ющей мою шинель и перчатки, и наконец отдыхать в какой-нибудь развалившейс€ избушке и есть ветчину, которой противный соленый вкус заставл€ет мен€ тотчас, как только возьму ее в рот, оп€ть выбросить и есть один хлеб. Ёти охотники какие-то очарованные люди; им все кажетс€ иначе, нежели другим: адскую ветчину эту, которой € не могу вз€ть в рот, наход€т они лакомым кушаньем; суровую осень — благопри€тным временем года; неистовую скачку, кувырканье через голову вместе с лошадью — полезным телодвижением, и места низкие, болотистые, поросшие чахлым кустарником — прекрасным местоположением! ѕо окончании охоты начинаетс€ у охотников разговор об ней, суждени€, рассказы — термины, из которых € ни одного слова не разумею. «абавные сцены случаютс€ в компании господ охотников! »з самых отча€нных у нас: ƒымчевич, ћерлин, —ошальский и ¬ихман. ƒумаю, что и умирающий человек захохотал бы при виде ƒымчевича, который, слуша€ лай гончих, напавших на след, растрогиваетс€, плачет и, отира€ слезы, говорит: «Ѕедные гончие!» Ќедавно ехал он на гул€нье в кол€ске с старшею дочерью ѕавлищева и, увидев зайца, бегущего через поле, пришел в такое восхищение, что, забыв присутствие дамы, отсутствие собак и совершенную невозможность гнатьс€ в кол€ске за этим зверьком, зачал кричать во весь голос: «јту его/ ату!.. го, го, го!!» ¬незапный восторг его переругал девицу, кучера и даже лошадей!

¬ полк приехал новый шеф — ћиллер-«акомельский. ќн тотчас потребовал мен€ в штаб. я должна была оставить прекрасное общество запасного эскадрона, которое € чрезвычайно полюбила; ћиллер требовал мен€ дл€ того, чтоб сказать, что мен€ уволили в отпуск на два мес€ца, и узнать, дл€ чего € не просилась по команде, а пр€мо от государ€? я отвечала, что, име€ на это позволение, € воспользовалась им дл€ того только, чтоб скорее получить отпуск. ћиллер приказал мне ехать в ƒубно к графу —уворову, говор€, что € найду там  омбурле€, житомирского губернатора, от которого мне должно вз€ть подорожную.

 

ƒубно. √раф приготовл€етс€ дать пышный бал завтрашний день и сказал мне, что прежде окончани€ его празднества € не получу подорожной и что € должен танцевать у него; что он вмен€ет мне это в об€занность. ¬ыслушав все это, € пошла к адъютанту его, графу  аховскому, где нашла многих офицеров своего полка; они пили чай. ¬скоре пришел к нам и —уворов, в шлафроке и туфл€х; он лег на постель  аховского, говор€, что ушел от нестерпимой возни и пыли, которую подн€ли, вымета€, обмета€ и убира€ целый дом дл€ завтрашнего торжества.  аховский подал ему стакан с чаем; часа через два —уворов ушел к себе, а в горницу  аховского принесли целый воз соломы, разостлали по полу, закрыли коврами, на которые бросили несколько сафь€нных подушек, и таким образом составили обширную постель дл€ гостей  аховского. ѕожелав доброй ночи моим сослуживцам, € ушла в трактир, где остановилась. ƒочь трактирщика, панна ƒобровольска€, отперла мне стекл€нные двери, ведущие с улицы пр€мо в залу: «я давно жду вас ужинать, — сказала она. — ” нас сегодн€ никого нет; пойдемте ко мне в горницу!» я пошла с нею в ее комнату, куда принесли нам р€бчиков, €блоков, белого хлеба, варень€ и полбутылки малаги, которую мы всю и выпили.

 (130x70, 8Kb)
–убрики:  ∆изнь замечательных людей

ћетки:  

 —траницы: [2] 1