Словари русского языка
www.gramota.ru
 
     

Angel

Glitter Graphics


позитивная флешка)

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:41 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

позитивная флешка)




Рубрики:  флеш

Метки:  

рекламная флешка Корбины)))))))))

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:40 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

рекламная флешка Корбины)))))))))



 (280x346, 660Kb)
Читать далее...
Рубрики:  флеш

Метки:  

пианино

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:39 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

пианино




пишем мелодию сами)
Рубрики:  флеш

Метки:  

китайское наставление

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:38 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

китайское наставление




очень красивая флешка
Рубрики:  флеш

Метки:  

паровозик

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:36 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

паровозик




Рубрики:  флеш

Метки:  

чаще улыбайтесь

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 22:35 + в цитатник
Это цитата сообщения kotenok_80 [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

чаще улыбайтесь




Рубрики:  флеш

Метки:  

ОЖИДАНИЯ....

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 20:20 + в цитатник
Это цитата сообщения Зинаида_Скульская [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

ОЖИДАНИЯ....



Куда приводят ожидания? Все мы чего-то ожидаем. Это естественно для людей – ожидать. Речь идет не об ожидании автобуса на остановке, а об ожидании реализации каких-то наших планов, желаний, определенного поворота ситуации. Это еще ничего, когда ожидания касаются нашей жизни, но часто они затрагивают жизни других людей – наших близких, родных, друзей, коллег, единомышленников. Чего вы ожидаете? Полезно ли это – ожидать?  (500x500, 251Kb)Известный консультант по вопросам личных достижений и успеха Брайан Трейси пишет о законе ожиданий так: «Все, чего вы ожидаете с уверенностью, становится вашим самоисполняющимся пророчеством». Думали ли вы когда-нибудь об этом? Наши ожидания имеют тенденцию выполняться! Ожидания могут быть оптимистичными или пессимистичными. В первом случае вы ожидаете, что случится нечто хорошее, доброе, позитивное, во втором – вы верите в то, что удача пройдет мимо вас, какое-то дело не получится, запланированное не пройдет как задумано вами. Какие ожидания более присущи вам лично? 40185971_0c6f0612eab3 (190x200, 46Kb)Почему так важно задумываться о своих ожиданиях? Они формируют ваше будущее. Давайте проведем простой эксперимент. Возьмите в рассмотрение любую сферу вашей жизни: например, семейную жизнь или любовные отношения, деловую жизнь или вашу карьеру, финансовый достаток, здоровье, развитие вас как личности. Задайте себе вопрос, как идут дела в этой сфере на данный момент/ в последнее время (за последний месяц, два, три). Устраивает ли вас положение вещей? Хотелось бы вам видеть там что-то другое? После того как дадите себе небольшой отчет, задайтесь другим вопросом: «Каковы (были) ваши ожидания в данной сфере?». Например, вы взяли для эксперимента деловую сферу, вашу рабочую деятельность. И там дела развиваются не совсем так, как вам хотелось бы, вы не достигаете вашего максимума, не работаете на пределе ваших умений, не используете ваши возможности на 100%. Задав себе вопрос про ожидания, вы можете обнаружить, что всегда ожидали трудностей. Например, кто-то из близкого окружения может вам говорить, что в этой сфере трудно «пробиться», и вы слушаете их, или вам кажется, что начальник не уважает вас и не считается с вами в той мере, в какой должен бы. А, может, вы считаете, что работа, которой вы сейчас заняты, не то, что нужно вам для раскрытия вашего потенциала.  (484x690, 351Kb)Возьмем противоположный пример и другую сферу. Допустим, вы довольны своим здоровьем: вы редко болеете, не пьете лекарств, мало посещаете врачей и ни на что не жалуетесь, тогда как другие люди вашего возраста, возможно, испытывают немалые проблемы со здоровьем. Посмотрев на ваши ожидания, вы, возможно, будете удивлены, обнаружив, что всегда считали себя глубоко здоровым человеком, без каких-то хронических заболеваний или склонностей к ним. Одним словом, можно сказать, что существует прямая связь между тем, чего вы ожидаете и тем, что реально происходит в вашей жизни, и наш простой эксперимент лишь подтверждает это. Конечно, речь идет о подлинных, глубинных, ожиданиях, а не самовнушениях типа: «У меня все хорошо, мои дела идут отлично (я в это почти верю)». Кроме деления на позитивные и негативные, ожидания можно также поделить на озвученные и неозвученные. Разница между ними понятна: одними ожиданиями мы делимся с другими людьми, вторые храним при себе и никому о них не рассказываем. Влияет ли тот факт, озвучиваем мы свои ожидания или нет, на вероятность их реализации в жизни? Как показывают многочисленные опыты психологов – нет, не имеет. Все ожидания реализуются одинаково верно, независимо от того, поделились ли вы ими с кем-то еще. А вот дальше начинается практическая магия.  (347x57, 7Kb)По утверждению Б. Трейси, каждый человек стремится реализовать ожидания, возложенные на него – неважно, знает ли он о них или нет! Так, в первую очередь мы стремимся реализовать ожидания, которые имеют в отношении нас наши родители, начальство, другие близкие родные – дети, супруги, а также мы сами. И при этом совершенно неважно, позитивны или негативны эти ожидания по сути. Получается, что в человеке заложен механизм, который автоматически наводит нас на реализацию ожиданий – своих ли, чужих. Поэтому через какое-то время наша жизнь начинает соответствовать нашим ожиданиям и ожиданиям наших близких. Если все описанное верно, то иметь негативные ожидания становится просто опасно для жизни. Потому что наша жизнь вскоре станет отрицательно заряженной в той степени, в какой мы (или кто-то рядом с нами) ожидали этого. Но, слава Богу, мы все существа мыслящие и можем свои мысли, равно как и ожидания, контролировать. Пусть это непросто, пусть это получится не сразу, но можно хотя бы попробовать. Награда – красивая жизнь, и не чья-то, а ваша собственная. Итак, что же надо делать, если вы хотите изменить ситуацию в каких-то сферах вашей жизни? Начните ожидать лучшего! В любом случае вероятность развития ситуации со знаком «плюс» или «минус» приблизительно одинакова и равна 50%, поэтому почему мы должны рассчитывать на пессимистичную половину? Мы можем стремиться к хорошему и жить позитивно, так давайте начнем это делать. P.S. Начните с тех сфер, где дела у вас идут наиболее дисгармонично и наиболее далеки от вашего идеала. Сменив ожидания в той сфере, вы быстрее увидите позитивные результаты и скорее укрепитесь в вере в оптимистичные ожидания. (347x57, 7Kb)http://www.inturon.ru/
Рубрики:  Женщины

Метки:  

Леонид Филатов

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:54 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Леонид Филатов



Рубрики:  Поэзия

Метки:  

Леонид Филатов

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:53 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Леонид Филатов



Думаю, никому не надо представлять Л. ФИЛАТОВА - талантливейшего человека.
Трудно сказать, в чём он более талантлив: как актёр, поэт, писатель или пародист.
Хочу познакомить Вас с его лирикой, которая мне очень близка.


 (171x450, 33Kb)
Несложен мир. Совсем не сложен -

Мир прост. Он, в принципе, таков,

Что может быть легко разложен

На мудрецов и простаков.



Мы - простаки. Мы в жизнь бежим.

Мы верим в хлеб, в любовь и в книги.

И не подсчитываем миги,

Что составляют нашу жизнь.



И год как день... И день как миг.

Мы жмем сквозь беды и невзгоды

И экономим чьи-то годы

За счет непрожитых своих.



ЛИРИКА
Рубрики:  Поэзия
Жизнь замечательных людей

Метки:  

Юрий КУКИН

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:52 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Юрий КУКИН



Старшее поколение должно помнить песни Ю. КУКИНА - БАРДА 60-Х.
Тридцать лет


 (290x288, 21Kb)




смотреть и слушать
Рубрики:  Поэзия
Музыка

Метки:  

Заповедь (Киплинг Р.)

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:51 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Заповедь (Киплинг Р.)



 (283x698, 30Kb)Заповедь
Редьярд КИПЛИНГ

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя наперекор вселенной
И маловерным отпусти их грех;

Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья;
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив.

Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб ублажать глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Умей поставить в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том.

Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело,
И только Воля говорит: «ИДИ!».

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и друзьями;
Пусть все в свой час считаются с тобой.

Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, -
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь ЧЕЛОВЕК!
Рубрики:  Поэзия

Метки:  

Francois Villon / Франсуа Вийон

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:50 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Francois Villon / Франсуа Вийон



На одной из парижских улочек в драке, разгоревшейся из-за женщины,
камнем в голову был смертельно ранен молодой священник — клирик Филипп Шермуа.
Хотя поговаривали, что убийца оборонялся от напавшего на него с ножом Шермуа,
ему все же пришлось бежать из Парижа.
Им оказался 24-летний магистр искусств Франсуа Вийон. Это случилось 5 июня 1455 года… (607x343, 56Kb)
Francois Villon /
Франсуа Вийон


(настоящая фамилия — де Монкорбье (de Montcorbier),
Монкорбье (Montcorbier) или де Лож (des Loges);

родился между 1 апреля 1431 и 19 апреля 1432, Париж, —

год и место смерти неизвестны
(после 1463, но не позднее 1491) —


последний и величайший из поэтов

французского средневековья.

--------------------------------------------------------------------------------------------


Хочу немного познакомить Вас с творчеством великого поэта. Начну с моего любимого.

Я знаю мир...
 (432x431, 96Kb)

-= лирика =-
Рубрики:  Поэзия

Метки:  

Тушнова Вероника

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:49 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Тушнова Вероника



Как часто бывает, что мы знаем какое-то стихотворение, но не знаем автора.
Хочу немного познакомить Вас с автором замечательных стихов,
многие из которых у всех на слуху...
ТУШНОВА Вероника

Прекрасная статья о ней здесь
 (292x490, 18Kb)Счастливо и необъяснимо

происходящее со мной:

не радость, нет - я не любима -

и не весна тому виной.

Мир непригляден, бесприютен,

побеги спят, и корни спят,

а я не сплю, и день мой труден,

и взгляд мне горести слепят...

Я говорю с тобой стихами,

остановиться не могу.

Они как слезы, как дыханье,

и, значит, я ни в чем не лгу...

Все, что стихами,- только правда,

стихи как ветер, как прибой,

стихи - высокая награда

за все, что отнято тобой!


-= НЕ ОТРЕКАЮТСЯ ЛЮБЯ... =-

image upload - ebay image hosting - myspace blog image upload
Рубрики:  Поэзия
Женщины

Метки:  

Колпакова Ольга (Sentyabrina)

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:48 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Колпакова Ольга (Sentyabrina)



image upload - ebay image hosting - myspace blog image upload

S e n t y a b r i n a
Колпакова Ольга

image upload - ebay image hosting - myspace blog image uploadimage upload - ebay image hosting - myspace blog image uploadimage upload - ebay image hosting - myspace blog image upload


-= Моя боль в моих стихах...=-
image upload - ebay image hosting - myspace blog image upload



Аndante...

Автор плэйкаста: kolushka111
Создан: 10 апреля 2009 18:26

Друг сделал каст на её стихи...
Очень нежно и красиво!
Спасибо!
Рубрики:  Женщины

Метки:  

Девушка и Смерть

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 19:47 + в цитатник
Это цитата сообщения O_sebe_Mol4u [Прочитать целиком + В свой цитатник или сообщество!]

Девушка и Смерть



Почему-то все забывают, или не знают, что М.Горький писал стихи, что у него есть сказки-притчи.
Мало кто помнит, что фильм "Табор уходит в небо" поставлен по его рассказу...
Хочется немного восполнить пробел и познакомить Вас с моим любимым произведением М. Горького.

 (274x618, 23Kb) (274x618, 23Kb)
Девушка и Смерть

Сказка

I

По деревне ехал царь с войны.

Едет - черной злобой сердце точит.

Слышит - за кустами бузины

Девушка хохочет.

Грозно брови рыжие нахмуря,

Царь ударил шпорами коня,

Налетел на девушку, как буря,

И кричит, доспехами звеня:

"Ты чего,- кричит он зло и грубо,

- Ты чего, девчонка, скалишь зубы?

Одержал враг надо мной победу,

Вся моя дружина перебита,

В плен попала половина свиты,

Я домой, за новой ратью еду,

Я - твой царь, я в горе и обиде,

- Каково мне глупый смех твой видеть?"

Горький Максим
Рубрики:  Сказочный мир

Метки:  

Штопальная игла

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 15:47 + в цитатник

 

Ганс Христиан Андерсен

Штопальная игла

Жила-была штопальная игла; она считала себя такой тонкой, что воображала, будто она швейная иголка.

- Смотрите, смотрите, что вы держите! - сказала она пальцам, когда они вынимали ее. - Не уроните меня! Упаду на пол - чего доброго, затеряюсь: я слишком тонка!

- Будто уж! - ответили пальцы и крепко обхватили ее за талию.

- Вот видите, я иду с целой свитой! - сказала штопальная игла и потянула за собой длинную нитку, только без узелка.

- Пальцы ткнули иглу прямо в кухаркину туфлю, - кожа на туфле лопнула, и надо было зашить дыру.

- Фу, какая черная работа! - сказала штопальная игла. - Я не выдержу! Я сломаюсь!

И вправду сломалась.

- Ну вот, я же говорила, - сказала она. - Я слишком тонка!

"Теперь она никуда не годится", - подумали пальцы, но им все-таки пришлось крепко держать ее: кухарка накапала на сломанный конец иглы сургуч и потом заколола ею косынку.

- Вот теперь я - брошка! - сказала штопальная игла. - Я знала, что буду в чести: в ком есть толк, из того всегда выйдет что-нибудь путное.

И она засмеялась про себя, - ведь никто не видал, чтобы штопальные иглы смеялись громко, - она сидела в косынке, словно в карете, и поглядывала по сторонам.

- Позвольте спросить, вы из золота? - обратилась она к соседке-булавке. - Вы очень милы, и у вас собственная головка... Только маленькая! Постарайтесь ее отрастить, - не всякому ведь достается сургучная головка!

При этом штопальная игла так гордо выпрямилась, что вылетела из платка прямо в раковину, куда кухарка как раз выливала помои.

- Отправляюсь в плавание! - сказала штопальная игла. - Только бы мне не затеряться!

Но она затерялась.

- Я слишком тонка, я не создана для этого мира! - сказала она, лежа в уличной канаве. - Но я знаю себе цену, а это всегда приятно.

И штопальная игла тянулась в струнку, не теряя хорошего расположения духа.

Над ней проплывала всякая всячина: щепки, соломинки, клочки газетной бумаги...

- Ишь, как плывут! - говорила штопальная игла. - они понятия не имеют о том, кто скрывается тут под ними. - Это я тут скрываюсь! Я тут сижу! Вон плывет щепка: у нее только и мыслей, что о щепках. Ну, щепкой она век и останется! Вот соломинка несется... Вертится-то, вертится-то как! Не задирай так носа! Смотри, как бы не наткнуться на камень! А вон газетный обрывок плывет. Давно уж забыть успели, что на нем напечатано, а он, гляди, как развернулся!.. Я лежу тихо, смирно. Я знаю себе цену, и этого у меня не отнимут!

Раз возле нее что-то заблестело, и штопальная игла вообразила, что это бриллиант. Это был бутылочный осколок, но он блестел, и штопальная игла заговорила с ним. Она назвала себя брошкой и спросила его:

- Вы, должно быть, бриллиант?

- Да, нечто в этом роде.

И оба думали друг про друга и про самих себя, что они настоящие драгоценности, и говорили между собой о невежественности и надменности света.

- Да, я жила в коробке у одной девицы, - рассказывала штопальная игла. - Девица эта была кухаркой. У нее на каждой руке было по пяти пальцев, и вы представить себе не можете, до чего доходило их чванство! А ведь занятие у них было только одно - вынимать меня и класть обратно в коробку!

- А они блестели? - спросил бутылочный осколок.

- Блестели? - отвечала штопальная игла. - Нет, блеску в них не было, зато сколько высокомерия!.. Их было пять братьев, все - урожденные "пальцы"; они всегда стояли в ряд, хоть и были различной величины. Крайний - Толстяк, - впрочем, отстоял от других, он был толстый коротышка, и спина у него гнулась только в одном месте, так что он мог кланяться только раз; зато он говорил, что если его отрубят, то человек не годится больше для военной службы. Второй - Лакомка - тыкал нос всюду: и в сладкое и в кислое, тыкал и в солнце и в луну; он не нажимал перо, когда надо было писать. Следующий - Долговязый - смотрел на всех свысока. Четвертый - Златоперст - носил вокруг пояса золотое кольцо и, наконец, самый маленький - Пер-музыкант - ничего не делает и очень этим гордился. Да, они только и знали, что хвастаться, и вот - я бросилась в раковину.

- А теперь мы сидим и блестим! - сказал бутылочный осколок.

В это время воды в канаве прибыло, так что она хлынула через край и унесла с собой осколок.

- Он продвинулся! - вздохнула штопальная игла. - А я осталась лежать! Я слишком тонка, слишком деликатна, но я горжусь этим, и это благородная гордость!

И она лежала, вытянувшись в струнку, и передумала много дум.

- Я просто готова думать, что родилась от солнечного луча, - так я тонка! Право, кажется, будто солнце ищет меня под водой! Ах, я так тонка, что даже отец мой солнце не может меня найти! Не лопни тогда мой глазок <игольное ушко по-датски называется игольным глазком>, я бы, кажется, заплакала! Впрочем, нет, плакать неприлично!

Однажды пришли уличные мальчишки и стали копаться в канавке, выискивая старые гвозди, монетки и прочие сокровища. Перепачкались они страшно, но это-то и доставляло им удовольствие!

- Ай! - закричал вдруг один из них; он укололся о штопальную иглу. - Смотри, какая штука!

- Черное на белом фоне очень красиво! - сказала штопальная игла. - Теперь меня хорошо видно! Только бы не поддаться морской болезни, этого я не выдержу: я такая хрупкая!

Но она не поддалась морской болезни - выдержала.

- Я не штука, а барышня! - заявила штопальная игла, но ее никто не расслышал. Сургуч с нее сошел, и она вся почернела, но в черном всегда выглядишь стройнее, и игла воображала, что стала еще тоньше прежнего.

- Вон плывет яичная скорлупа! - закричали мальчишки, взяли штопальную иглу и воткнули в скорлупу.

- Против морской болезни хорошо иметь стальной желудок, и всегда помнить, что ты не то что простые смертные! Теперь я совсем оправилась. Чем ты благороднее, тем больше можешь перенести!

- Крак! - сказала яичная скорлупа: ее переехала ломовая телега.

- Ух, как давит! - завопила штопальная игла. - Сейчас меня стошнит! Не выдержу! Сломаюсь!

Но она выдержала, хотя ее и переехала ломовая телега; она лежала на мостовой, вытянувшись во всю длину, - ну и пусть себе лежит!

 

Рубрики:  Для детей. Очень интересно.
Сказки Г.Х. Андерсена

Метки:  

Через тысячу лет

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 15:45 + в цитатник

Ганс Христиан Андерсен

Через тысячу лет

Да, через тысячу лет обитатели Нового Света прилетят в нашу старую Европу на крыльях пара, по воздуху! Они явятся сюда осматривать памятники и развалины, как мы теперь осматриваем остатки былого величия южной Азии.

Они прилетят в Европу, через тысячу лет! Темза, Дунай, Рейн будут течь по-прежнему; Монблан все так же гордо будет подымать свою снежную вершину, северное сияние - освещать полярные страны, но поколения за поколениями уже превратятся в прах, длинный ряд минутных знаменитостей будет забыт, как забыты имена тех, что почивают в кургане, на котором благодушный мельник, собственник его, поставил себе скамеечку, чтобы сидеть тут и любоваться волнующейся нивой.

- В Европу! - воскликнут юные поколения американцев. - В страну наших отцов, в страну чудных воспоминаний, в Европу!

Воздушный корабль прибывает; он переполнен пассажирами, - он ведь мчится куда быстрее парохода. Электромагнитный провод, протянутый под морем, уже передал, как велико число пассажиров воздушного поезда. Вот показалась и Европа, берега Ирландии, но пассажиры еще спят; они велели разбудить себя только над самой Англией. Тут они спустятся на землю и очутятся в стране Шекспира, как зовут ее сыны муз, или в стране машин и политики, как называют ее другие.

Целый день стоит здесь поезд - вот сколько времени может занятое и непоседливое поколение уделить великой Англии и Шотландии!

Дальше путь идет по подводному туннелю; ведет он во Францию, страну Карла Великого и Наполеона. Вспоминается имя Мольера, ученые заводят разговор о классической и романтической школах седой древности, восхваляют героев, поэтов и людей науки, которых еще не знает наше время, но которые должны народиться в европейском кратере - Париже.

Из Франции воздушный корабль несется в страну, откуда вышел Колумб, где родился Кортес, где слагал звучными стихами свои драмы Кальдерой. В ее цветущих долинах еще живут черноокие красавицы, а в старинных песнях живет имя Сида, упоминается Альгамбра.

Перелетают море, и вот путешественники в Италии, где лежал когда-то древний вечный город Рим. Он исчез с лица земли, Кампанья превратилась в пустыню, от собора Петра осталась одна полуразрушенная стена; ее показывают всем путешественникам, но подлинность ее подлежит сомнению.

Дальше - в Грецию, чтобы проспать ночь в роскошном отеле на вершине Олимпа; тогда дело сделано: были, дескать, и там! Поезд направляется к берегам Босфора, чтобы остановиться на несколько часов у того места, где некогда лежала Византия. Бедные рыбаки закидывают свои сети у тех берегов, где, по преданию, расстилались во времена турецкого владычества гаремные сады.

Пролетают над развалинами больших городов по берегам Дуная, - городов этих наше время еще не видало. То тут, то там спускается воздушный поезд, останавливаясь в местах, богатых воспоминаниями, которые еще породит время.

Вот внизу Германия, некогда сплошь опутанная густою сетью железных дорог и каналов, страна, где проповедовал Лютер, пел ГЈте, держал композиторский скипетр Моцарт. И другие великие имена сияют в науке и искусстве, имена, которых мы еще не знаем. Один день посвящается обозрению Германии, один - странам севера: родине Эрстеда, родине Линнея и Норвегии, стране древних героев и юных норвежцев; Исландию захватывают на обратном пути. Гейзер не кипит более, Гекла потухла, но могучий скалистый остров возвышается из пены морских волн, как вечный памятник саг.

- В Европе есть на что посмотреть! - говорят юные американцы.- И мы осмотрели все в одну неделю. Это вполне возможно, как уже доказал и великий наш путешественник - называют имя своего современника - в своем знаменитом сочинении: "Вокруг Европы в восемь дней".

 

Рубрики:  Для детей. Очень интересно.
Сказки Г.Х. Андерсена

Метки:  

Чего только не придумают...

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 15:44 + в цитатник

Ганс Христиан Андерсен

Чего только не придумают...

Жил-был молодой человек. Он учился на поэта и хотел стать поэтом к пасхе, а потом жениться и зажить доходом от своих сочинений. Сочинять - значит придумывать что-то новое, это он знал, вот только придумывать не умел.

Слишком поздно он родился, все уже было разобрано до того, как он появился на свет, все воспето, обо всем написано.

- Как счастливы были те, что родились тысячу лет назад! - говорил он.

- Им не трудно было стяжать бессмертие! Даже тех, кто родился сто лет назад, можно считать счастливыми: все-таки тогда еще оставалось много такого, о чем можно было писать. А теперь все сюжеты для поэзии исчерпаны - о чем же я стану писать?

И до того он доучился, бедняга, что извел себя вконец и заболел. Ни один врач не мог ему помочь, разве что знахарка. Жила она в маленьком домике у шлагбаума, который должна была поднимать перед всадниками и экипажами. Но она умела открывать не только шлагбаум и была умнее самого доктора, ездившего в собственном экипаже и платившего налог за звание.

- Надо пойти к ней! - решил молодой человек.

Жила знахарка в маленьком, чистеньком домике без затей: ни дерева рядом, ни цветов. У дверей только улей - вещь очень полезная! И маленькое картофельное поле - вещь тоже очень полезная! А еще была тут канава, поросшая терновником. Терновник уже отцвел и был усыпан ягодами, от которых сводит рот, если отведать их до того, как их прихватит морозом.

"Вот воплощение нашего лишенного поэзии века!" - подумал молодой человек, и это уже была мысль, золотое зерно, найденное на пороге дома знахарки.

- Запиши ее! - сказала она. - И крошки тоже хлеб! Я знаю, зачем ты пришел: ты не умеешь ничего придумывать, а хочешь стать к пасхе поэтом!

- Обо всем уже написано! - сказал он. - Наше время не то, что доброе старое время!

- Конечно, нет! - отвечала знахарка. - В старые времена знахарок сжигали, а поэты ходили голодные, с продранными локтями. Наше время лучше, самое лучшее. Но у тебя нет правильного взгляда на вещи, нет острого слуха. Есть о чем петь и рассказывать и в наше время, надо только уметь рассказать. А мысли можно черпать где хочешь - в злаках и травах земных, в текучих и стоячих водах, надо только уметь, надо уметь поймать солнечный луч. На вот попробуйка мои очки, приставь к уху мой слуховой рожок и перестань думать только о самом себе.

Не думать о самом себе было трудненько, удивительно, как такая умная женщина могла даже потребовать этого.

Он взял очки и рожок и вышел на середину картофельного поля. Старуха дала ему большую картофелину. В картофелине звенело. Затем послышалась песня со словами - история картофелин, очень интересная будничная история в десяти строках; десяти строк было достаточно.

О чем же пела картофелина?

Она пела о себе и своей семье, о тем, как картофель впервые появился в Европе, и о том презрении, какое ей довелось испытать, пока ее не признали за дар, более драгоценный, чем золотые самородки.

- По повелению короля нас раздавали в ратушах всех городов, всем было объявлено о нашем великом значении, но этому никто не верил, не знали даже, как нас сажать. Одни рыли яму и бросали в нее целую меру картофеля. Другие совали в землю одну картофелину здесь, другую там и ждали, что из каждой вырастет целое дерево, с которого можно будет стряхивать плоды. Появлялись отдельные кусты, цветы, водянистые плоды, остальное же погибало. Никому не приходило в голову порыться в земле, поискать там настоящие картофелины... Да, мы много вынесли и выстрадали, то есть не мы, а наши предки, но ведь это все едино.

- Вот так история! - сказал молодой человек.

- Ну, хватит, пожалуй. Теперь посмотри на терновник!

- У нас тоже есть близкие родственники на родине картофеля, но только севернее, - рассказывал терновник. - Туда явились норманны из Норвегии, они направились на запад сквозь туманы и бури в неведомую страну и там, за льдами и снегами, нашли травы и зеленые луга, кусты с темно-синими винными ягодами - терновник. Его ягоды созревали на морозе, как созреваем и мы. А та страна получила название Винланд - "Винная страна", или Гренландия - "Зеленая страна".

- В высшей степени романтическое повествование! - сказал молодой человек.

- Да, а теперь поднимись на насыпь, что возле канавы, - сказала старуха, - да погляди на дорогу, ты увидишь там людей.

- Вот так толпа! - сказал молодой человек. - Да тут историям конца не будет. Шум, гам! У меня просто в глазах рябит. Я лучше отойду назад.

- Нет, шагай вперед! - сказала старуха. - Шагай прямо в людскую толчею, пусть твои глаза и уши будут открыты и сердце тоже, тогда ты скоро что-нибудь да придумаешь. Только прежде чем идти, давай-ка сюда мои очки и слуховой рожок!

И она отняла у него то и другое.

- Теперь я ровно ничего не вижу! - сказал молодой человек. - И ничего не слышу.

- Ну, тогда не сделаться тебе к пасхе поэтом.

- А когда же?

- Ни к пасхе, ни к троице! Тебе никогда ничего не придумать!

- Так за что же мне взяться, если я хочу зарабатывать на поэзии?

- Ну, этого-то ты можешь добиться хоть к масленице! - сказала старуха. - Трави поэтов! Рази их творения, это все равно что разить их самих. Главное, не дрейфь! Бей сплеча и тогда сколотишь деньжонок, чтобы прокормить себя и жену.

- Чего только не придумают! - сказал молодой человек и ну колотить поэтов направо и налево, раз уж сам не мог заделаться поэтом.

Все это нам поведала знахарка; кому же, как не ей, знать, чего только не придумают.

 

Рубрики:  Для детей. Очень интересно.
Сказки Г.Х. Андерсена

Метки:  

Чайник

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 15:43 + в цитатник

Ганс Христиан Андерсен

Чайник

Жил-был гордый чайник. Он гордился и фарфором своим, и длинным носиком, и изящной ручкою - веем-веем, и об этом говорил. А вот что крышка у него разбита и склеена - об этом он не говорил, это ведь недостаток, а кто же любит говорить о своих недостатках, на то есть другие. Весь чайный сервиз - чашки, сливочник, сахарница охотнее говорили о хилости чайника, чем о его добротной ручке и великолепном носике. Чайнику это было известно.

"Знаю я их! - рассуждал он про себя. - Знаю и свой недостаток и признаю его, и в этом - мое смирение и скромность. Недостатки есть у всех нас, зато у каждого есть и свои преимущества. У чашек есть ручка, у сахарницы - крышка, а у меня и то и другое да и еще кое-что, чего у них никогда не будет, - носик. Благодаря ему я - король всего чайного стола. Сахарнице и сливочнице тоже выпало на долю услаждать вкус, но только я истинный дар, я главный, я услада всего жаждущего человечества: во мне кипящая безвкусная вода перерабатывается в китайский ароматный напиток".

Так рассуждал чайник в пору беспечальной юности. Но вот однажды стоит он на столе, чай разливает чья-то тонкая изящная рука. Неловка оказалась рука: чайник выскользнул из нее, упал - и носика как не бывало, ручки тоже, о крышке же и говорить нечего, о ней сказано уже достаточно. Чайник лежал без чувств на полу, из него бежал кипяток. Ему был нанесен тяжелый удар, и тяжелее всего было то, что смеялись-то не над неловкою рукой, а над ним самим.

"Этого мне никогда не забыть! - говорил чайник, рассказывая впоследствии свою биографию самому себе. - Меня прозвали калекою, сунули куда-то в угол, а на другой день подарили женщине, просившей немного сала. И вот попал я в бедную обстановку и пропадал без пользы, без всякой цели

- внутренней и внешней. Так стоял я и стоял, как вдруг для меня началась новая, лучшая жизнь... Да, бываешь одним, а становишься другим. Меня набили землею - для чайника это все равно что быть закопанным, - а в землю посадили цветочную луковицу. Кто посадил, кто подарил ее мне, не знаю, но дали мне ее взамен китайских листочков и кипятка, взамен отбитой ручки и носика. Луковица лежала в земле, лежала во мне, стала моим сердцем, моим живым сердцем, какого прежде во мне никогда не было. И во мне зародилась жизнь, закипели силы, забился пульс. Луковица пустила ростки, она готова была лопнуть от избытка мыслей и чувств. И они вылились в цветке.

Я любовался им, я держал его в своих объятиях, я забывал себя ради его красоты. Какое блаженство забывать себя ради других! А цветок даже не сказал мне спасибо, он и не думал обо мне, - им все восхищались, и если я был рад этому, то как же должен был радоваться он сам! Но вот однажды я услышал: "Такой цветок достоин лучшего горшка!" Меня разбили, было ужасно больно... Цветок пересадили в лучший горшок, а меня выбросили на двор, и теперь я валяюсь там, но воспоминаний моих у меня никто не отнимет!"

 

Рубрики:  Для детей. Очень интересно.
Сказки Г.Х. Андерсена

Метки:  

Ёлка

Пятница, 24 Апреля 2009 г. 15:42 + в цитатник

Ганс Христиан Андерсен

Ёлка

Стояла в лесу этакая славненькая елочка; место у нее было хорошее: и солнышко ее пригревало, и воздуха было вдосталь, а вокруг росли товарищи постарше, ель да сосна. Только не терпелось елочке самой стать взрослой: не думала она ни о теплом солнышке, ни о свежем воздухе; не замечала и говорливых деревенских детишек, когда они приходили в лес собирать землянику или малину. Наберут полную кружку, а то нанижут ягоды на соломины, подсядут к елочке и скажут:

- Какая славная елочка!

А ей хоть бы и вовсе не слушать таких речей.

Через год подросла елочка на один побег, через год вытянулась еще немножко; так, по числу побегов, всегда можно узнать, сколько лет росла елка.

- Ах, быть бы мне такой же большой, как другие! - вздыхала елка. - Уж как бы широко раскинулась я ветвями да выглянула макушкой на вольный свет! Птицы вили бы гнезда у меня в ветвях, а как подует ветер, я кивала бы с достоинством, не хуже других!

И не были ей в радость ни солнце, ни птицы, ни алые облака, утром и вечером проплывавшие над нею.

Когда стояла зима и снег лежал вокруг искрящейся белой пеленой, частенько являлся вприпрыжку заяц и перескакивал прямо через елочку - такая обида! Но прошло две зимы, и на третью елка так подросла, что зайцу уже приходилось обегать ее кругом.

"Ах! Вырасти, вырасти, стать большой и старой - лучше этого нет ничего на свете!" - думала елка.

По осени в лес приходили дровосеки и валили сколько-то самых больших деревьев. Так случалось каждый год, и елка, теперь уже совсем взрослая, всякий раз трепетала, - с таким стоном и звоном падали наземь большие прекрасные деревья. С них срубали ветви, и они были такие голые, длинные, узкие - просто не узнать. Но потом их укладывали на повозки, и лошади увозили их прочь из лесу. Куда? Что их ждало?

Весной, когда прилетели ласточки и аисты, елка спросила у них:

- Вы не знаете, куда их увезли? Они вам не попадались?

Ласточки не знали, но аист призадумался, кивнул головой и сказал:

- Пожалуй, что знаю. Когда я летел из Египта, мне встретилось много новых кораблей с великолепными мачтами. Помоему, это они и были, от них пахло елью. Я с ними много раз здоровался, и голову они держали высоко, очень высоко.

- Ах, если б и я была взрослой и могла поплыть через море! А какое оно из себя, это море? На что оно похоже?

- Ну, это долго рассказывать, - ответил аист и улетел.

- Радуйся своей молодости! - говорили солнечные лучи. - Радуйся своему здоровому росту, юной жизни, которая играет в тебе!

И ветер ласкал елку, и роса проливала над ней слезы, но она этого не понимала.

Как подходило рождество, рубили в лесу совсем юные елки, иные из них были даже моложе и ниже ростом, чем наша, которая не знала покоя и все рвалась из лесу. Эти деревца, а они, кстати сказать, были самые красивые, всегда сохраняли свои ветки, их сразу укладывали на повозки, и лошади увозили их из лесу.

- Куда они? - спрашивала елка. - Они ведь не больше меня, а одна так и вовсе меньше. Почему они сохранили все свои ветки? Куда они едут?

- Мы знаем! Мы знаем! - чирикали воробьи. - Мы бывали в городе и заглядывали в окна! Мы знаем, куда они едут! Их ждет такой блеск и слава, что и не придумаешь! Мы заглядывали в окна, мы видели! Их сажают посреди теплой комнаты и украшают замечательными вещами - золочеными яблоками, медовыми пряниками, игрушками и сотнями свечей!

- А потом? - спрашивала елка, трепеща ветвями. - А потом? Потом что?

- Больше мы ничего не видали! Это было бесподобно!

- А может, и мне суждено пойти этим сияющим путем! - ликовала елка. - Это еще лучше, чем плавать по морю. Ах, как я томлюсь! Хоть бы поскорей опять рождество! Теперь и я такая же большая и рослая, как те, которых увезли в прошлом году. Ах, только бы мне попасть на повозку! Только бы попасть в теплую комнату со всей этой славой и великолепием! А потом?.. Ну, а потом будет что-то еще лучше, еще прекраснее, а то к чему же еще так наряжать меня? Уж конечно, потом будет что-то еще более величественное, еще более великолепное! Но что? Ах, как я тоскую, как томлюсь! Сама не знаю, что со мной делается!

- Радуйся мне! - говорили воздух и солнечный свет. - Радуйся своей юной свежести здесь, на приволье!

Но она ни капельки не радовалась; она росла и росла, зиму и лето стояла она зеленая; темно-зеленая стояла она, и все, кто ни видел ее, говорили: "Какая славная елка!" - и под рождество срубили ее первую. Глубоко, в самое нутро ее вошел топор, елка со вздохом пала наземь, и было ей больно, было дурно, и не могла она думать ни о каком счастье, и тоска была разлучаться с родиной, с клочком земли, на котором она выросла: знала она, что никогда больше не видать ей своих милых старых товарищей, кустиков и цветов, росших вокруг, а может, даже и птиц. Отъезд был совсем невеселым.

Очнулась она, лишь когда ее сгрузили во дворе вместе с остальными и чей-то голос сказал:

- Вот эта просто великолепна! Только эту!

Пришли двое слуг при полном параде и внесли елку в большую красивую залу. Повсюду на стенах висели портреты, на большой изразцовой печи стояли китайские вазы со львами на крышках; были тут кресла-качалки, шелковые диваны и большие столы, а на столах книжки с картинками и игрушки, на которые потратили, наверное, сто раз по сто риксдалеров, - во всяком случае, дети говорили так. Елку поставили в большую бочку с песком, но никто бы и не подумал, что это бочка, потому что она была обернута зеленой материей, а стояла на большом пестром ковре. Ах, как трепетала елка! Что-то будет теперь? Девушки и слуги стали наряжать ее. На ветвях повисли маленькие сумочки, вырезанные из цветной бумаги, и каждая была наполнена сластями; золоченые яблоки и грецкие орехи словно сами выросли на елке, и больше ста маленьких свечей, красных, белых и голубых, воткнули ей в ветки, а на ветках среди зелени закачались куколки, совсем как живые человечки - елка еще ни разу не видела таких, - закачались среди зелени, а вверху, на самую макушку ей посадили усыпанную золотыми блестками звезду. Это было великолепно, совершенно бесподобно...

- Сегодня вечером, - говорили все, - сегодня вечером она засияет! "Ах! - подумала елка. - Скорей бы вечер! Скорей бы зажгли свечи! И

что же будет тогда? Уж не придут ли из леса деревья посмотреть на меня? Уж не слетятся ли воробьи к окнам? Уж не приживусь ли я здесь, уж не буду ли стоять разубранная зиму и лето?"

Да, она изрядно во всем разбиралась и томилась до того, что у нее прямо-таки раззуделась кора, а для дерева это все равно что головная боль для нашего брата.

И вот зажгли свечи. Какой блеск, какое великолепие! Елка затрепетала всеми своими ветвями, так что одна из свечей пошла огнем по ее зеленой хвое; горячо было ужасно.

- Господи помилуй! - закричали девушки и бросились гасить огонь. Теперь елка не смела даже и трепетать. О, как страшно ей было! Как

боялась она потерять хоть что-нибудь из своего убранства, как была ошеломлена всем этим блеском... И тут распахнулись створки дверей, и в зал гурьбой ворвались дети, и было так, будто они вот-вот свалят елку. За ними степенно следовали взрослые. Малыши замерли на месте, но лишь на мгновение, а потом пошло такое веселье, что только в ушах звенело. Дети пустились в пляс вокруг елки и один за другим срывали с нее подарки.

"Что они делают? - думала елка. - Что будет дальше?"

И выгорали свечи вплоть до самых ветвей, и когда они выгорели, их потушили, и дозволено было детям обобрать елку. О, как они набросились на нее! Только ветки затрещали. Не будь она привязана макушкой с золотой звездой к потолку, ее бы опрокинули.

Дети кружились в хороводе со своими великолепными игрушками, а на елку никто и не глядел, только старая няня высматривала среди ветвей, не осталось ли где забытого яблока или финика.

- Сказку! Сказку! - закричали дети и подтащили к елке маленького толстого человечка, и он уселся прямо под ней.

- Так мы будем совсем как в лесу, да и елке не мешает послушать, - сказал он, - только я расскажу всего одну сказку. Какую хотите: про Иведе-Аведе или про Клумпе-Думпе, который с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял?

- Про Иведе-Аведе! - кричали одни.

- Про Клумпе-Думпе! - кричали другие.

И был шум и гам, одна только елка молчмя молчала и думала: "А я-то что же, уж больше не с ними, ничего уж больше не сделаю?" Она свое отыграла, она, что ей было положено, сделала.

И толстый человечек рассказал про Клумпе-Думпе, что с лестницы свалился, а все ж таки в честь попал да принцессу за себя взял. Дети захлопали в ладоши, закричали: "Еще, еще расскажи!", им хотелось послушать и про ИведеАведе, но пришлось остаться при Клумпе-Думпе. Совсем притихшая, задумчивая стояла елка, птицы в лесу ничего подобного не рассказывали. "Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял! Вот, вот, бывает же такое на свете!" - думала елка и верила, что все это правда, ведь рассказывал-то такой славный человек. "Вот, вот, почем знать? Может, и я с лестницы свалюсь и выйду за принца". И она радовалась, что назавтра ее опять украсят свечами и игрушками, золотом и фруктами.

"Уж завтра-то я не буду так трястись! - думала она. - Завтра я вдосталь натешусь своим торжеством. Опять услышу сказку про Клумпе-Думпе, а может, и про Иведе-Аведе". Так, тихая и задумчивая, простояла она всю ночь.

Поутру пришел слуга со служанкой.

"Сейчас меня опять начнут наряжать!" - подумала елка. Но ее волоком потащили из комнаты, потом вверх по лестнице, потом на чердак, а там сунули в темный угол, куда не проникал дневной свет.

"Что бы это значило? - думала елка. - Что мне тут делать? Что я могу тут услышать?" И она прислонилась к стене и так стояла и все думала, думала. Времени у нее было достаточно.

Много дней и ночей миновало; на чердак никто не приходил. А когда наконец кто-то пришел, то затем лишь, чтобы поставить в угол несколько больших ящиков. Теперь елка стояла совсем запрятанная в угол, о ней как будто окончательно забыли.

"На дворе зима! - подумала она. - Земля затвердела и покрылась снегом, люди не могут пересадить меня, стало быть, я, верно, простою тут под крышей до весны. Как умно придумано! Какие они все-таки добрые, люди!.. Вот если б только тут не было так темно, так страшно одиноко... Хоть бы один зайчишка какой! Славно все-таки было в лесу, когда вокруг снег, да еще заяц проскочит, пусть даже и перепрыгнет через тебя, хотя тогда-то я этого терпеть не могла. Все-таки ужасно одиноко здесь наверху!"

- Пип! - сказала вдруг маленькая мышь и выскочила из норы, а за нею следом еще одна малышка. Они обнюхали елку и стали шмыгать по ее ветвям.

- Тут жутко холодно! - сказали мыши. - А то бы просто благодать! Правда, старая елка?

- Я вовсе не старая! - отвечала елка. - Есть много деревьев куда старше меня!

- Откуда ты? - спросили мыши. - И что ты знаешь? - Они были ужасно любопытные. - Расскажи нам про самое чудесное место на свете! Ты была там? Ты была когда-нибудь в кладовке, где на полках лежат сыры, а под потолком висят окорока, где можно плясать по сальным свечам, куда войдешь тощей, откуда выйдешь жирной?

- Не знаю я такого места, - сказала елка, - зато знаю лес, где солнце светит и птицы поют!

И рассказала елка все про свою юность, а мыши отродясь ничего такого не слыхали и, выслушав елку, сказали:

- Ах, как много ты видела! Ах, как счастлива ты была!

- Счастлива? - переспросила елка и задумалась над своими словами. - Да, пожалуй, веселые были денечки!

И тут рассказала она про сочельник, про то, как ее разубрали пряниками и свечами.

- О! - сказали мыши. - Какая же ты была счастливая, старая елка!

- Я вовсе не старая! - сказала елка. - Я пришла из лесу только нынешней зимой! Я в самой поре! Я только что вошла в рост!

- Как славно ты рассказываешь! - сказали мыши и на следующую ночь привели с собой еще четырех послушать ее, и чем больше елка рассказывала, тем яснее припоминала все и думала: "А ведь и в самом деле веселые были денечки! Но они вернутся, вернутся Клумпе-Думпе с лестницы свалился, а все ж таки принцессу за себя взял, так, может, и я за принца выйду!" И вспомнился елке этакий хорошенький молоденький дубок, что рос в лесу, и был он для елки настоящий прекрасный принц.

- А кто такой Клумпе-Думпе? - спросили мыши.

И елка рассказала всю сказку, она запомнила ее слово в слово. И мыши подпрыгивали от радости чуть ли не до самой ее верхушки.

На следующую ночь мышей пришло куда больше, а в воскресенье явились даже две крысы. Но крысы сказали, что сказка вовсе не так уж хороша, и мыши очень огорчились, потому что теперь и им сказка стала меньше нравиться.

- Вы только одну эту историю и знаете? - спросили крысы.

- Только одну! - отвечала елка. - Я слышала ее в самый счастливый вечер всей моей жизни, но тогда я и не думала, как счастлива я была.

- Чрезвычайно убогая история! А вы не знаете какойнибудь еще - со шпиком, с сальными свечами? Истории про кладовую?

- Нет, - отвечала елка.

- Так премного благодарны! - сказали крысы и убрались восвояси.

Мыши в конце концов тоже разбежались, и тут елка сказала, вздыхая:

- А все ж хорошо было, когда они сидели вокруг, эти резвые мышки, и слушали, что я им рассказываю! Теперь и этому конец. Но уж теперь-то я не упущу случая порадоваться, как только меня снова вынесут на белый свет!

Но когда это случилось... Да, это было утром, пришли люди и шумно завозились на чердаке. Ящики передвинули, елку вытащили из угла; ее, правда, больнехонько шваркнули об пол, но слуга тут же поволок ее к лестнице, где брезжил дневной свет.

"Ну вот, это начало новой жизни!" - подумала елка. Она почувствовала свежий воздух, первый луч солнца, и вот уж она на дворе. Все произошло так быстро; елка даже забыла оглядеть себя, столько было вокруг такого, на что стоило посмотреть. Двор примыкал к саду, а в саду все цвело. Через изгородь перевешивались свежие, душистые розы, стояли в цвету липы, летали ласточки. "Вить-вить! Вернулась моя женушка!" - щебетали они, но говорилось это не про елку.

"Уж теперь-то я заживу", - радовалась елка, расправляя ветви. А ветви-то были все высохшие да пожелтевшие, и лежала она в углу двора в крапиве и сорняках. Но на верхушке у нее все еще сидела звезда из золоченой бумаги и сверкала на солнце.

Во дворе весело играли дети - те самые, что в сочельник плясали вокруг елки и так радовались ей. Самый младший подскочил к елке и сорвал звезду.

- Поглядите, что еще осталось на этой гадкой старой елке! - сказал он и стал топтать ее ветви, так что они захрустели под его сапожками.

А елка взглянула на сад в свежем убранстве из цветов, взглянула на себя и пожалела, что не осталась в своем темном углу на чердаке; вспомнила свою свежую юность в лесу, и веселый сочельник, и маленьких мышек, которые с таким удовольствием слушали сказку про Клумпе-Думпе.

- Конец, конец! - сказало бедное деревцо. - Уж хоть бы я радовалась, пока было время. Конец, конец!

Пришел слуга и разрубил елку на щепки - вышла целая охапка; жарко запылали они под большим пивоваренным котлом; и так глубоко вздыхала елка, что каждый вздох был как маленький выстрел; игравшие во дворе дети сбежались к костру, уселись перед ним и, глядя в огонь, кричали:

- Пиф-иаф!

А елка при каждом выстреле, который был ее глубоким вздохом, вспоминала то солнечный летний день, то звездную зимнюю ночь в лесу, вспоминала сочельник и сказку про Клумпе-Думпе - единственную, которую слышала и умела рассказывать... Так она и сгорела.

Мальчишки играли во дворе, и на груди у самого младшего красовалась звезда, которую носила елка в самый счастливый вечер своей жизни; он прошел, и с елкой все кончено, и с этой историей тоже. Кончено, кончено, и так бывает со всеми историями.

 

Рубрики:  Для детей. Очень интересно.
Сказки Г.Х. Андерсена

Метки:  

Поиск сообщений в фурия_гарпия
Страницы: 55 ... 34 33 [32] 31 30 ..
.. 1 Календарь