-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Записки_Дарси

 -Интересы

вальтер); hellsing (интеграл) интересы: w.i.t.c.h.; winx (темная блум трикс - в частности дарси

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.08.2008
Записей: 26
Комментариев: 43
Написано: 79


Тяк...

Вторник, 22 Декабря 2009 г. 14:18 + в цитатник
О,как я давно здесь не была...Пора наверстать упущенное!Теперича буду появляться почаще.Как никак,а с меня окончанение нескольких фанфикшенов,которые я обещала уже Даркар знает когда,и новенькие творения,неожиданные и немного чудаковатые...А ещё я недавно просмотрела новый сезон ВИНКС,так что у меня много новых мыслей,хе-хе-хе...*зловещий смех*Соскучались по свое цинично-юмористично-романтичной Дарси? Ну,так я вернулась!

Я вернулась...Не надолго...

Воскресенье, 04 Января 2009 г. 12:53 + в цитатник
И,пока время есть....

ВОЗВРАЩЕНИЕ ФЕНИКСА

ЧАСТЬ 3

Откинувшись на спинку кресла, Балтор разглядывал резную поверхность потолка, отмечая каждую деталь и трещину, каждый узор, каждый барельеф. Чародей гадал про себя, с какой стати он, не задумываясь, принес почти что вассальную клятву преданности новой Блум, о которой до этого момента только слышал. Он размышлял над всем тем, что прозвучало под водами главного зала дворца Даркара, и о том, что осталось скрыто за стальными замками молчания.
Попутно Балтор старался припомнить каждую деталь нового лица Блум – яркого, броского, режущего своими хищными чертами и линиями. Он раз за разом возвращался в памяти к тому моменту, когда она резко открыла свои змеиные глаза, один взгляд которых сумел взбудоражить и без того неспокойную его душу.
Чародей коротко вздохнул, в какую-то секунду поняв, что если продолжит размышлять о Тёмной Блум, то просто сойдет с ума.
Перчатки обычно мешались, приостанавливая и ослабляя поток энергии, необходимый для совершения чародейства, но в этот раз все прошло гладко, без сучка, без задоринки. Балтор призрачно улыбнулся, наблюдая, как воздух перед ним сгустился, образовав нечто, вроде зеркала.
- Покажи мне Блум, - коротко велел он, вальяжно расположившись в кресле.
Гладь волшебного окна зарябила, исполняя волю своего хозяина.
То, что Балтор увидел в следующее мгновение, заставило его удивленно изогнуть брови. Авалон, которого чародей всяко не «заказывал» зеркалу, деловито подвязывал покорно вытянутые вдоль алтаря руки Блум, изредка задавая какие-то вопросы. Блум коротко отвечала.
- Звук, - скомандовал заинтригованный чародей, чуть накреняясь вперед.
Волшебное окно дрогнуло, по его поверхности снова пробежала рябь. В следующую секунду до Балтора, напряженно вцепившегося в подлокотники кресла донеслись отзвуки разговора Ангела и Тёмной Феи.
- …Так лучше?
- Да. Завязывай ноги.
Авалон покорно затянул веревки на тонких лодыжках феи. Та странно усмехнулась… и внезапно вскрикнула, прекрасно изобразив боль.
Настолько прекрасно, что Балтор, чертыхнувшись, снова сел в кресло, поймав себя на мысли, что вполне мог выбежать из своей – хотя, насколько именно своей? – комнаты, бросившись на выручку Фее.
Похоже, Авалон тоже клюнул.
- Вам больно, госпожа?!.. – испуганно воскликнул Ангел, поспешно бросаясь развязывать веревки.
Ответом ему был явно издевательский смех. Ангел Смерти мрачно нахмурился и достал черную ленту.
- Если вы не возражаете… - с этими словами Авалон осторожно завязал глаза Тёмной Феи и снова взялся за веревки и цепи на алтаре.
Балтор чуть приподнял брови, вглядываясь в пристыженное лицо Ангела Смерти, когда тот вновь принялся затягивать узлы на лодыжках своей госпожи.
«Интересно, что они задумали?.. – промелькнула в голове чародея мысль. – С какой стати Авалон привязывает Блум к алтарю?.. Это не похоже на очередной Тёмный ритуал. Скорее смахивает на…»
В этот момент громко заскрипела дверь. Чародей дёрнулся, сбился с мысли, и этого хватило, чтобы марево, служащее ему окном между пластами реальности, дернулось и исчезло в воздухе. Балтор невнятно ругнулся и мрачно устремил гневны очи на возмутителя своего спокойствия. Сим оказался очередной ящер, по морде которого никоим образом нельзя было сказать, что оному стыдно или хотя бы неудобно. Похоже, подобные служки Блум – или Даркара?.. Ведь Фея теперь вроде как его заместительница, но это, всяко, временно… - не отличались особой эмоциональностью.
- Ну?.. – крайне недружелюбно поинтересовался Балтор, гоняя между пальцев сгусток своего любимого сизого пламени.
Ящер, покосившись на магический огонь в руках чародея, демонстративно презрительно фыркнул, мол, видали и покруче, и с легким поклоном возвестил причину своего вторжения:
- Вас ожидают в Скрытной комнате.
Балтор слегка поморщился.
- А конкретнее?
Ящер фыркнул ещё презреннее.
- Скрытная комната – помещение, отгороженное от главного зала дворца специальной магической и полностью прозрачной перегородкой, через которую можно наблюдать за деятельностью посторонних в главном зале, - шипяще пояснил ящер.
- Ясно.
«Что ни Хаоса ни ясно! - с раздражением добавил про себя Балтор. – Интересно, я один такой привилегированный, или ещё несчастные сыскались?..»
- Кого ещё пригласили, - хотя по интонации ящера было не трудно догадаться, что приглашением здесь даже и не пахнет, Балтор решил играть по правилам Блум до конца непонятной пьесы, - помимо меня в Скрытную комнату?
Ящер снова чуть поклонился, однако его голос, когда он открыл пасть, был буквально пропитан сарказмом и иронией:
- Приглашены почтенные сестры Трикс и вы, господин.
- И кто же пригласил нас с Трикс?
«Если меня вызывают по приказу Авалона, то Хаос они меня вытащат из этого кресла!..»
- Шедаат ДаркБлум, - ого, да никак в шипящем голосе прислуги прорезалось неподдельное уважение и даже восхищение?
Балтор чуть заметно склонил голову набок, задумчиво прищурился, обдумывая услышанное. Ну, что «Дарк» - Тёмная – оно и понятно, наверняка здесь не понаслышке знакомы со Светлой ипостасью обожаемой хозяюшки… С таким прозвищем как-то спокойнее будет, сразу видно, что девица с замашками камикадзе на стороне всемирного зла…. А вот что означает «Шедаат»?
Прежде, чем Балтор успел открыть рот, дабы утолить свое любопытство, ящер, словно предугадав его попытку задать вопрос, живо развернулся к двери передом, к чародею чешуйчатым хвостом, и, важно проговорив:
- За мной, пожалуйста, - скрылся в коридоре, не стесняясь передвигаться на всех четырех конечностях, благо на сей раз передние две были не заняты подносами.
Балтор недовольно поморщился, но делать нечего – и чародею пришлось проследовать за вихляющим хвостом ящером-переростком в Скрытную комнату, где наверняка уже томились Трикс.

- Молодой человек, вы можете не спешить? – ехидно донеслось сзади. Скай прикусил губу от неожиданности и замер истуканом.
Профессор Авалон, поравнявшись с принцем Эраклиона, улыбнулся:
- Благодарю, - и прошел дальше.
- Убил бы, - тихо прошептал Скай на ухо подошедшему Брендону; тот понимающе хмыкнул, но смолчал, прекрасно понимая в отличие от разгоряченного будущего правителя, что слух у мага, шагающего впереди, ещё ого-го, несмотря на раннюю седину в волосах.
Едва сойдя с аэролета, профессор Авалон словно взбесился. Он накинулся сначала на Ская, громогласно упрекая ошарашенного принца в его несомненном неумении распознать типичный силовой барьер от типичной магической сигнализации. Потом профессор философии магии занялся Феями, которых буквально выстроил в шеренгу и нагрузил ограничениями в магических боевых действиях, намекнув – причем каждой по отдельности – о том, что в этой Волшебной Вселенной возможно все, и недооценивать сие место не следует. В конце концов, Златокрылый Ангел налетел на мнущихся Специалистов и устроил им милитари-зомбирование, напомнив, что «его Зло» ему нужно живым и по возможности целым и невредимым. Специалисты, в частности Ривен, смиренно обещали выполнить все, как надо, однако, судя по хитрющим и бегающим глазкам, – опять таки, в частности того же Ривена – большую часть лекции они удачно пропустили.
Теперь же профессор Авалон целеустремленно шагал впереди своего маленького воинства, изредка дергая золотистыми крыльями и явно нервничая гораздо больше остальных.
- Убил бы, - повторил Скай и благополучно замолк, поймав гневно-укоризненный взгляд профессора Авалона и приметив адресованный ему кулак Златокрылого Ангела.

Трикс встретили Балтора одинаково подозрительными взглядами. Чародей еле справился с желанием сигануть куда-нибудь за угол, если не за своего провожатого. Ящер, который вновь принял вертикальное положение, что-то пробурчал насчет слабонервных магов и, деликатно прошипев:
- Приятного просмотра, - благополучно испарился в неведомом направлении.
Айси деликатно проигнорировала гневный скрежет зубовный Балтора.
- Как считаешь, зачем нас сюда вызвали? – холодно, как и подобает Ледяной Ведьме, поинтересовалась она у чародея, пристально глядя на изредка полыхающую стену напротив. Сквозь оную было отлично видно, как тщетно старается освободиться от сковывающих её по ногам и рукам цепей и веревок прикованная к алтарю Блум. Сторми и Дарси уже делали ставки, когда рыжеволосая девица таки освободится. Периодически Тёмная Фея умудрялась кричать, безотказно поворачивая голову в направлении двери, несмотря на плотную повязку на глазах.
- Она слишком наигранно кричит, - поморщилась Айси, покосившись в сторону азартно перешептывающихся сестер. – И все эти цепи… Слишком напоказ, тебе не кажется?
«А думалка-то у нашей хладнокровной соображает!..» - мысленно усмехнулся Балтор, внешне оставаясь безразличным к происходящему в главном зале.
- Мне глубоко… Ну, ты поняла, - насмешливо откликнулся он, взмахом руки материализуя полюбившееся кресло: в комнате мгновенно стало тесновато.
Айси проигнорировала его высказывание, хмурясь разглядывая тщетно бьющуюся на алтаре и покрикивающую Блум.
- Мне это что-то напоминает… - процедила ведьма сквозь зубы.
Балтор усмехнулся и вяло зааплодировал – мысленно, естественно.
«Именно. Мне тоже это «что-то» напоминает. Я бы даже сказал вам, красавицы, что именно, вот только так будет неинтересно», - про себя согласился чародей с высказываниями ведьмы, пристально глядя на Блум сквозь волшебную стену.
- Гляньте-ка! – внезапно охнула Сторми указывая пальцем куда-то в сторону, благо сидела она как-то ближе к входу в зал. – Вот это да!..
В главный зал, привлеченные криками Блум, ворвались Специалисты и WinX, возглавляемые Скаем, взволнованным донельзя. Последним в зал осторожно вошел… Авалон собственной персоной, в боевом облачении, с крыльями за спиной! Вот только без типичных «разрушительных» рун на лице.
Балтор ощутил вялый интерес к происходящему.
«Что-то будет…» - отметил он, чуть накреняясь вперед в своем кресле.
- Надеюсь вам удобно, господа, - в этот момент негромко раздалось под потолком Скрытной комнаты; Балтор чуть не упал с кресла, узнав в говорившем Авалона. Мысли чародея бешено заметались от одной догадки к другой, наконец придя от простых фантастических к прямо-таки единственной невозможной.
«Он и там, и тут… Но это же нонсенс… Нет, неужели же…»
- Надеюсь, вам удобно, - повторил незримый Авалон, насмешливо усмехнувшись; судя по ехидным ноткам, он прекрасно представил себе реакцию «слушателей». – Потому что шоу начинается.
Едва фраза затихла, как за волшебной стеной, в главном зале, воцарился натуральный хаос.
А началось все с того, что на Авалона без рун на лице прямо из-под сводов зала накинулся… Авалон, лицо которого украшали кровавые узоры.

- Помогите!.. Кто-нибудь!!..
Скай замер на мгновение, услышав знакомый до боли голос где-то в конце коридора. В него врезался идущий позади Ривен, в того – Хелия. Брендону удалось каким-то чудом избежать столкновения с «Титаником», благо шел он чуть ли не последним в «первой шеренге», как окрестил порядок шествия профессор Авалон. Сзади насторожившихся парней истуканчиками замерли Феи.
- Блум! – Скай сорвался с места так быстро, что профессор Авалон, насторожившийся гораздо больше Специалистов и Фей вместе взятых, не успел сцапать его за локоть. – Там Блум!!
- Молодой человек!.. – профессор дернулся было следом, но что-то остановило его. – Юноша, стойте!..
- Но там Блум! – Стелла тоже подтянулась за Скаем, изящно обогнув замершего мужчину по дуге. – И она в беде!
- Стойте! – профессор Авалон испуганно окинул взглядом резко убавившееся по численности «воинство». – Там вполне возможна ловушка!.. Неужели вы даже мысли не допускаете…
- Тольке не от Блум!.. – гневно вскрикнула Лейла, стартуя последней.
Оставшись один, Авалон почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Этого-то он и боялся. Того, что Блум, попав под влияние Тёмных Сил, выступит против своих друзей. Снова. А то, что Блум все-таки поддалась влиянию злых чар его двойника, приверженного Тёмным Силам, Авалон не сомневался ни секунды.
- Глупцы… - внезапно со злостью прошипел профессор, сжимая кулаки. – Они же даже не подозревают, что их ждет там, в этом зале…
Не отдавая себе отчета в том, что делает, преподаватель Алфеи резко рванулся вперед, на ходу принимая боевое обличье.

Тёмный Авалон со страной смесью злого удовлетворения и волнения наблюдал сквозь волшебное марево перед собой, как «спасательная группа» во главе с принцем Скаем приближается к входу в главный зал, из которого исходили крики Блум. За его спиной, дожидаясь команды, переминались с лапы на лапу внушительных размеров ящеры, закованные в броню. Эта разновидность была гораздо крупнее, нежели разносчики и пажи. Бойцы вообще были абсолютно новой разработкой Тёмного Авалона, чем оный негласно гордился.
- Они уже близко, госпожа, - негромко произнес Тёмный Авалон, не сомневаясь, что ДаркБлум, как её называли все жители дворца и даже сам Лорд Даркар, его услышит. – Приготовьтесь.
«Без тебя бы не догадалась!» - ехидно фыркнули у него в голове голосом Дарк-Блум, после чего девушка на алтаре изогнулась, раскрыв рот в очередном крике:
- Помогите-е-е-е!
- Шедаат божественна, - внезапно подал голос наиболее крупный из всех ящеров-«бойцов». – Мы почитаем за великую честь сражаться под её знаменами…
«Ой, Хаос, они ещё и патриоты!..» - поразился про себя Тёмный Авалон, внешне оставаясь нейтральным к происходящему.
- Не отступать от плана. Как только госпожа снимет повязку с лица, мы атакуем незваных гостей, - Ангел Смерти нехорошо улыбнулся, несколько ящеров-«бойцов» мгновенно сориентировались и залыбились в ответ.
- Мы подчиняемся, - подумав, согласился «главный» и вновь замолк.
Тёмный Авалон мрачно усмехнулся. Ещё б они не подчинялись! Так ведь и снова в огненных саламандр, из которых вышли, превратиться обратно можно. А им это надо?..
В магическом мареве окна меж пластами реальности Скай подбежал к алтарю, поспешно начал развязывать путы Блум, слушая сбивчивые благодарности оной. Вокруг, приняв якобы героические позы, столпились Специалисты и Фей. Последним в зал ворвался готовый к схватке мужчина с золотыми крыльями.
- Что?.. – не понял один из ящеров-«бойцов», удивленно вытаращившись на копию Тёмного Авалона в мареве. Ангел Смерти мысленно выругался.
Придется слегка подкорректировать план.
- Надеюсь, вам удобно, господа, - негромко обратился он к заседающим в Скрытной комнате Трикс и чародею, использовав подобающие чары. - Надеюсь, вам удобно. Потому что шоу начинается.
Пол под его ногами послушно стал неосязаемым, позволив Тёмному Авалону буквально провалиться в главный зал.
Светлая ипостась Ангела Смерти показалась оному наиболее достойной целью…

- Блум!.. – Скай склонился над распластавшейся на алтаре девушкой, испуганно кусающей губы. Сердце принца Эраклиона сжалось, когда он увидел текущие по запястьям его любимой струйки крови, неестественно алой на фоне бледной кожи. Скай старался развязывать врезавшиеся в нежную плоть веревки, пропитавшиеся каким-то острым запахом, режущим ноздри. Блум тихо всхлипывала, по её щекам стекали слезы, которые фея даже не пыталась скрыть от друзей.
- Блум, милая!.. – сзади Ская мялась Стелла, судорожно закусившая губу; в глазах Солнечно-Лунной Феи плескались сострадание и боль. Остальные WinX тоже столпились возле алтаря, девушки были напуганы и растеряны. Куда только подевалась их похвальная решимость сражаться за свою подругу?.. Специалисты, не говоря дурного слова, мягко отстранили девушек от жертвенного алтаря, всем своим видом показывая, что им лучше Скаю не мешать. Принц Эраклиона был друзьям за это немало благодарен.
Только сейчас Скай понял, насколько он ненавидит Темного Авалона. Сотворить такое с беззащитной девушкой, которая не может защититься – кем же надо быть, что пойти на это?! Специалист молча, с мрачной решимостью на лице, старался аккуратно отвязать запястья Блум от алтаря.
- Юноша, стойте!
Скай вздрогнул, медленно обернулся, чувствуя, как нарастает в груди злоба. В дверном проёме возвышался профессор Авалон: сияние его золотых крыльев бросало на глянцево блестящие черные стены зала жутковатые блики и отсветы.
- Отойдите от алтаря! – властно приказал Авалон, указав рукой в сторону от жертвенного камня, исчерченного рунами языка тёмных Сущностей. – От алтаря – и от этой девушки!
- Ч-что?.. – Стелла задохнулась от возмущения. – Профессор, вы в своем, простите, уме?.. Блум ранена, изнурена, ей необходима помощь…
- Я сказал, отойдите от алтаря! – повысил голос Авалон: золотые крылья неистово вспыхнули, заставив учеников Алфеи и Красного Фонтана зажмуриться.
Скай угрюмо высвободил свой голубой клинок. В синих глазах юноши отчетливо была видна мрачная решимость.
- Я освобожу её, - угрожающе произнес Скай, слыша, как Блум испуганно мечется на алтаре. – И ты мне не помешаешь… профессор.
Авалон чуть прищурился, его крылья едва заметно дрогнули.
- Юноша, вы начинаете меня раздражать своим безрассудством, - спустя минуту тяжелого молчания, нарушаемого лишь сиплым дыханием прикованной к алтарю Огненной Феи. – Вы не понимаете всей опасности того, что совершаете. Откуда вам знать, что девушка на алтаре – настоящая Блум? Вдруг это морок, мираж, наведенный Тёмной магией моего Зла? Вдруг это подделка?..
- Подделка?! – Скай резко отвернулся от Авалона: осторожно проведя по запястью вздрогнувшей Блум («Милая, что же они с тобой сотворили?..»), он, не оборачиваясь, вскинул вверх руку, на которой алела свежая кровь. – По-вашему, это подделка, профессор?!?
WinX судорожно втянули воздух сквозь плотно сжатые зубы. Специалисты, не отвлекаясь, сверлили профессора нехорошим взглядом, но было видно, что они тоже увидели свежую кровь на ладони Ская и им не по себе. Златокрылый Ангел же стоял с таким же непроницаемым лицом, как и прежде.
- Принц Скай, - напряженно произнес Авалон. – Если вы сейчас же не отойдете от алтаря и этой девушки, то сильно пожалеете.
- Что?.. Вы угрожаете мне, Авалон? – неожиданно высокомерно поинтересовался Скай, вздергивая левую бровь; Блум на алтаре странно замерла, словно прислушиваясь к разгорающемуся спору.
Авалон как-то странно усмехнулся.
- Молодой человек, вы себе даже не представляете, насколько ошибаетесь в происходящем, - в тишине грустно произнес Авалон, расправляя крылья. – Ведь это вполне может оказаться…
- Ловушка!!!
Ривен первым заметил быстрое мельтешение теней на стенах. Он успел рубануть своим ятаганом по одной из теней, промелькнувшей слишком близко от Музы. Тень взвизгнула, после чего перед Специалистом упало на пол жуткое ящероподобное существо в нелепых доспехах явно не по размеру павшего. Парни, переглянувшись, молча пришли к одинаковым выводам.
- Знаете, профессор… - задумчиво начал Хелиа, отодвигая назад Флору.
- Кажется, насчет ловушки вы были правы, - протянул Брендон, толчком отправляя Стеллу за свою спину.
- Естественно, он был прав, - ядовито осведомили Специалистов и Фей сверху до дрожи знакомым голосом. Профессор Авалон закусил губу, медленно поднял голову… и встретился глазами со своей точной копией, на лице которой алели чудовищные по смыслу письмена.
- Он был прав, - повторил Тёмный Авалон. – Вот только как он мог почувствовать меня, если, по его же собственным словам, мы потеряли связь друг с другом сразу после разъединения?..
Профессор Авалон внезапно побледнел и резко отскочил назад, в следующий миг взмывая ввысь. На том месте, где он стоял, красовалась глубокая воронка. Темный Авалон не стал огорчаться провалившейся попыткой достать своего светлого двойника. Вместо этого, издав громкий воинственный клич, Ангел Смерти рванул вслед за профессором, осыпая того новыми и новыми заклинаниями.
Тимми отразил очередную атаку ящера, упорно продвигающегося к испуганно съежившееся за его спиной Текне, отыскал взглядом Ская.
- Скай, мы задержим их! – громко крикнул он, выпуская в очередного монстра порцию лазерных стрел. – Освободи Блум – и валим! Со всеми нам не справиться!..
- Он прав! – Брендон прикрыл Стеллу щитом, когда один из ящеров налетел на них. – Быстрее!..
Скаю не пришлось повторять дважды. Рывком отбросив от себя ящера, который оккупировал лестницу, ведущую к подножию алтаря, принц Эраклиона бегом приблизился к жертвенной плите.
- Блум, прости, но мне придется причинить тебе небольшую боль… - путаясь, прошептал Скай и, зажмурившись, рванул веревки, опутывающие запястья девушки, на себя.
По залу разнесся крик боли. Монстры на секунду замерли, удивив Специалистов, после чего начали атаковать противников с новой силой и ещё большей яростью. На какой-то миг даже схватка под сводами зала прекратилась.
- Блум… - Скай, мысленно проклиная себя за грубость, осторожно приподнял девушку на руках, дрожащими руками попытался стянуть черную повязку с её лица. Однако девушка странно повела головой, словно прося его не прикасаться к повязке, и сама нащупала рукой атласную ткань.
- Скай… О, Скай… - хриплым дрожащим голосом прошептала Блум, слабо дергая повязку. – Это было так благородно… Так смело… И так… Так…
Скай постарался улыбнуться, но улыбка медленно сползла с его лица, когда юноша понял, что по залу больше не разносится шум сражения. Чувствуя, как внутри все холодеет, принц Эраклиона медленно обернулся.
Ящеры и Тёмный Авалон странно замерли, не сводя глаз с Блум, все ещё тщетно старающейся снять повязку с лица. На лице Темного Авалона отчетливо проступало непонятное удовлетворение, ящеры в доспехах, как подозревал Скай, охранники дворца, смотрели на Блум с каким-то странным выражением на своих мордах. Если бы принц Эраклиона не знал, что именно они по приказу Даркара сковали огненную Фею, он бы подумал, что это выражение…
Мозг юноши пронзила чудовищная мысль. Покрывшись холодным потом, Скай медленно повернулся к Блум…
…И встретился взглядом с ядовито-желтыми змеиными глазами ДаркБлум.
- И так глупо, - с фальшивым сочувствием закончила свою мысль Тёмная Фея, после чего издевательски рассмеялась. В следующую минуту позади Ская что-то оглушительно упало на пол, и принцу даже не надо было гадать, чтобы понять, что это приземлился одоленный своим Тёмным двойников профессор Авалон. Затем раздались крики боли. Скаю не надо было оборачиваться: он и так знал, что это кричат от боли неожиданно наложенных заклинаний его друзья.
Все, что он видел, были янтарные глаза Тёмной Блум.
- Я помню, как ты помог моей сестрице обратить меня в ничто, - со зловещей улыбкой на губах пропела ДаркБлум, и в тот же миг в грудь принца Эраклиона ударила волна пламени.
Последним, что слышал Скай перед тем, как потерять сознание, был оглушительный смех торжествующей победу Блум.

Балтор, мягко улыбнувшись, поднялся с кресла.
- Неподражаема, - почти что нежно произнес чародей; кинув прощальный взгляд на беззвучно смеющуюся Тёмную Блум, он вышел из Скрытной комнаты, оставив Трикс удрученно разглядывать валяющихся на полу в главном зале специалистов и Фей.
Ему было хорошо.
В отличие от Трикс.

Темнота, глубокая и всепоглощающая, безграничная. Боль, почти в каждом суставе, в каждом сухожилии. Страх, потаенный, скрытный, но довольно-таки отчетливый и почти осязаемый. И отчаяние, такое, что в пору плакать от бессилия.
Скай надеялся, что больше никогда не испытает этих чувств.
Зря, похоже, надеялся.
Рук принц Эраклиона почти не чувствовал, значит, их подвесили в этом зале, в котором пахло сыростью и гробницей, уже давно. На лице юноша ощущал неприятную корку – скорее всего, кровавую. Тело ныло и отказывалось слушаться; когда Скай захотел повернуться всем торсом налево, организм бешено воспротивился. Парня замутило, и ему пришлось замереть в былой позе. Только тогда измученное побоями – а что их, по крайней мере, Специалистов, били в бесчувственном состоянии, Скай не сомневался ни мига, - тело смогло милостиво успокоиться.
Рядом гневно сопели, глубоко – даже чересчур – дышали, что-то бормотали словно во сне и откровенно ругались. Скай прислушался, благо в оглушающей тишине сделать это было не трудно, и смог уяснить следующее.
Сопел, выражая своё негодование, скорее всего, Ривен. Насколько мог судить принц Эраклиона по своим обрывочным воспоминаниям жестоких побоев, Специалисту с Алой эмблемой досталось гораздо больше, нежели остальным: Ривен не желал мириться с поражением, и даже в связанном состоянии умудрялся сопротивляться. Успокоительно дышал Хелиа: судя по тому, насколько показушно он это делал, пацифист старался не дать волю своему гневу, ибо в гневе, как успели выяснить его друзья, поэт и художник страшен. Сонно бормотал Тимми: он до сих пор не мог прийти в себя после избиения. Ну, и оставался только Брендон – сквайр Ская так рьяно ругался и проклинал ящеров и Тёмного Авалона, что догадаться было не трудно.
А ещё, Скай знал это наверняка, здесь же, в зале, находился и профессор Авалон. Слева от себя принц Эраклиона не слышал абсолютно ничего, что говорило о сосредоточенном молчании мага: похоже, Авалона не били… Но что именно с ним сотворил Ангел Смерти, Скай не знал. И, слушая эту пугающую, полную ненависти и презрения к Тёмному Авалону, тишину, надеялся, что никогда не узнает.
- Профессор… - хрипло прошептал Скай; язык с трудом ворочался, точнее, не ворочался совсем. – Профессор… Где девочки?..
Мат, сопение и дыхательные упражнения справа мгновенно прекратились, стоило принцу раскрыть рот. Спустя мгновение, разрядилась и ощущаемая почти на ощупь ненависть слева.
- Они в другом конце зала, - немного сипло наконец ответили с левой стороны. – Целые и невредимые, правда, закованные в магоизолирующие кандалы. Ящеры были бы наверняка не прочь позабавиться с ними, но ДаркБлум запретила им даже прикасаться к Феям. После её приказа эти монстры практически бережно перенесли девочек на специальные алтари с помощью магии и оставили их в покое. А вот на вас, - Авалон грустно усмехнулся. – На вас они отыгрались. То, как вас избивали… Я удивлен, что вы в состоянии не то что разговаривать, но ещё и двигаться, принц Скай Эраклионский.
Скай попробовал рассмеяться, но то, что вырвалось из его горла, больше походило на карканье.
- Вы были правы, профессор, - с болью прохрипел принц. – Насчет ловушки… Как же я не догадался?..
- Не кори себя, - пасмурно донеслось справа; похоже, Ривен тоже был способен разговаривать, хотя в первые секунды его речи Ская пробрала дрожь, настолько чуждо и даже чудовищно звучал голос его друга. – Никто из нас бы не подумал, что Блум снова подверглась воздействию Тёмного Вируса. Хотя… - Ривен на миг задумался, после чего сказал абсолютно логичную и трезвую мысль. – Мне на какой-то момент показалось странным, что она ведет себя как начинающая актриса на своем первом спектакле… Столько старания!..
- Н-да, таланта у неё – зашибись! – поддакнули слева голосом Брендона; сквайр слегка шепелявил, похоже, ему разбили губу, но в целом говорил вполне членораздельно. – И как раньше не заметили?..
- Блум всегда умела прекрасно себя подать в любой ситуации, - философски отметили опять же слева голосом Хелии; на поэта побои никоим образом не повлияли, что вызвало у Ская (да и у остальных, скорее всего, тоже) подозрения о далеко не всех раскрытых им Специалистом-пацифистом способностях. – Так что нет ничего странного в том, что ДаркБлум столь прекрасная актриса…
- Угу, актриса из погорелого театра! – внезапно с яростью выпалили голосом Тимми. – Так нас провести!!..
- Молодой человек, прошу вас, не стоит тратить силы на пустые разговоры! – взволнованно вмешался в назревающий гневный монолог профессор Авалон. – Вам, между прочим, досталось больше всех! Я вообще поражаюсь, как у вас кровь ртом не пошла после первых двадцати ударов!..
- Первых двадцати?.. – ошарашено выдохнул Скай, представив себе это зрелище: несколько ящеров-переростков с удовольствием на паскудных мордах избивают ногами, закованными в броню, их друга-ученого. Кровь принца забурлила от негодования.
- Да, Скай, наш ботаник оказался не из слабых, - понимающе (видимо, у него тоже была фантазия ого-го) хмыкнул Ривен, после чего сделал практически комплимент Тимми: - Уважаю, очкарик.
- Спасиб, - ядовито ответствовал Тимми. – Только вот это ничего не меняет. Мы по-прежнему висим под потолком какого-то склепоподобного зала, девочки по-прежнему без сознания, а злая драконица в обличье Блум строит козни при поддержке Ангела Смерти, Трикс и Балтора! Я выслушаю любые предложения, граждане!
- Любые? – поинтересовался Ривен.
- Да!
- Отлично. Тогда послушай доброго совета… Прекрати беситься и замолкни!
Профессор Авалон хрипло усмехнулся, слушая беззлобную перебранку заключенных. Скай попробовал присоединиться к нему, когда внезапно понял, что голос преподавателя Алфеи звучит как-то… странно для его положения.
- Профессор… - осторожно начал Скай; Авалон что-то невразумительно промычал, показывая, что слушает. – Профессор… Почему ваш голос доносится с нижнего яруса?..
Авалон минуту молчал.
- Что, очень заметно? – наконец с невеселым смешком поинтересовался он. – Чтож, в этом нет ничего удивительного. Я просто прикован вниз головой.
Скай поперхнулся воздухом. Справа прекратили переругиваться и обмениваться колкими замечаниями: похоже, Специалистов поразила столь неожиданная новость.
- Вниз… Головой? – переспросил Брендон.
- Ага, - деланно беззаботным голосом подтвердили слева снизу.
- Но… зачем?
- У моего Зла довольно-таки изысканное чувство юмора. Черного, правда, но юмора, - неохотно начал Авалон. – Когда вас вырубили посредством пинков, а фей поместили в бесчувственном состоянии на алтари, мой двойник устроил мне отменный «монолог злодея». Приковал вниз головушкой и начал ходить взад-вперед, расхваливая Даркара и ДаркБлум на разные лады. После чего детально разъяснил мне причину моего столь неудобного положения, - Авалон ненадолго замолк, после чего неожиданно для слушателей выругался и с яростью продолжил: - Оказывается, он и его «госпожа» задумали один ритуальчик провести… Интересный такой ритуальчик, из разряда Тёмной Запрещенной магии, которой уже лет пятьсот стукнуло! И ритуальчик этот предполагает наличие одного наиинтереснейшего компонента…
Скай, пораженный настолько очевидным висельным юморком профессора, осторожно спросил:
- К-какого компонента?.. – и получил детальный и немного агрессивный ответ:
- Меня, елы-палы! – Авалон снова выругался, эмоционально и со вкусом. – Им нужна сущность Светлого мага довольно высокого уровня Силы, чтобы проход между Мирами Духа и Материи продержался как можно дольше! Именно проход, или Сотворяющий Лаз, вернет оболочку Даркару, когда ритуал подойдет к концу. Но Лаз высасывает жизненные силы того, кто служит мостом между Мирами Духа и Тела. Когда он сделает свою работу, от Светлого мага, или меня, ничего не останется, кроме парочки золотых перышек – так, чисто на память… О чем и соизволил красочно и со смаком рассказать мне мой дорогой и незаменимый злой двойник! – Авалон снова выругался и замолк.
- Другими словами… - спустя паузу протянул Брендон.
- Другими словами – лучше б дома сидели! – огрызнулся Ривен, после чего поинтересовался у приунывшего профессора: - А что будет с девочками и нами? Зачем мы нужны Тёмной Блум?..
Профессор довольно долго не отвечал на поставленный вопрос. То ли обдумывал форму ответа, то ли просто подбирал наиболее приемлемый из всех вариантов. Когда он ответил, его голос был полон тех сарказма и иронии, которые прорезаются у приговоренных к смерти.
- Знаете, мой дорогой и уважаемый Специалист Ривен, когда человек просыпается после долгого целебного сна, он о-очень голоден. Ест все, что видит перед собой, чуть ли не тарелки целиком заглатывает. В нашем случае мы… точнее, тогда уж вы будете иметь только-только проснувшуюся Тёмную Сущность непонятного происхождения.
- Что-то мне не очень нравится ход ваших похоронных мыслей, профессор… - настороженно протянул Брендон.
- И я вполне вас понимаю, Специалист Брендон, - невесело хмыкнул Авалон. – Даркар вернется, обессиленный, напуганный загробной жизнью и чертовски голодный. В этот миг он будет напоминать ребёнка, который проснулся от ночного кошмара. И мамочку этому ребёнку заменит Тёмная Блум: она и успокоит, и прилюдно «прогонит гадких монстров» обратно под кроватку… а потом накормит дитятко с ложечки. И угадайте, кто будет кашкой сему ребёночку? – судя по голосу, профессор иронично приподнял одну бровь.
Специалисты представили. Дружно сглотнули.
- А вдруг деточка будет не голоден? – с безнадегой попробовал разбавить краски Ривен.
- Х-ха! Юноша, мы о Даркаре говорим, разве нет?.. Это существо вернется в наш мир голодным и потому ещё более злым, его не придется дважды упрашивать, чтобы он открыл ротик «за мамочку, за Блумочку»! Он проглотит вас одного за другим, после чего скажет Тёмной Блум душевное спасибо и возвысит до небес, если вообще не до стратосферы! – Авалон едва сдержался, дабы не сплюнуть от отвращения. – Мы пришли сюда на свою погибель.
Наступила тишина. Каждый из заключенных думал о своем, проживал миг за мигом прошлое и сожалел о несбыточном будущем. Каждый понимал, что, возможно, этот разговор будет последним в его жизни…
Скай вспомнил лицо Блум… Не той, то сейчас снова просматривала дряхлые от времени свитки в главном зале, а той, с которой он танцевал два с половиной года назад в Алфее. Вспомнил – и сравнил с лицом нынешней Темной Феи, которая отшвырнула его от себя сутки назад огненным комом. Сравнил – и…
И неожиданно понял, что сходство фантастическое.
«Да они же не просто одно лицо, а чуть ли не одна сущность!» - мелькнула отчаянная мысль в голове принца и мгновенно пропала. Нет, то, что Блум и ДаркБлум были не просто двумя частями одного целого, а реально двумя половинками, - таких мыслей у Ская даже не возникло, идея казалась абсолютно абсурдной.
Слишком уж велика была пропасть между двумя «половинками».
В напряженной тишине скрипнула, открываясь, дверь. Погруженные в свои невеселые мысли, Специалисты и профессор не обратили на скрип ни малейшего внимания.

Тёмный Авалон медленно расправил крылья, внимательно рассматривая каменные створки перед собой. Он прекрасно осознавал, что, возможно, вся его магия окажется бессильна перед Силой Стражей этого места. Но время неминуемо уходило, и Тёмный Авалон был готов на все, лишь бы исполнить приказ своей госпожи.
Золотые крылья ярко вспыхнули, едва заметно дернулись. Золотой тонкий росчерк на мгновение озарил неприступные врата… после чего они распались на несколько аккуратно срезанных частей. В крепости, затерянной среди сал измерения Сфинкс, испуганно заметались, послышались воинственные призывы. Авалон тонко усмехнулся, напоминая всем своим видом кобру перед прыжком.
- Начнем? – холодно, но с изрядной долей черного юмора поинтересовался он у молчаливо наблюдающего за его манипуляциями Балтора.
- Я отсюда понаблюдаю, спасибо, - таким же тоном откликнулся чародей, демонстративно скрестив руки на груди и улыбаясь краешками рта.
Тёмный Авалон скривился и, не говоря больше ни слова, молнией влетел в крепость. Оттуда сразу же раздались крики боли и предсмертные вопли. Балтор вздернул левую бровь, вяло подивившись такой растрате потенциального материала для Ритуала, но смолчал. Он уже успел понять, что Авалон ненавидит, когда его отрывают от работы.
Мимо чародея пробежал, чуть ли не спотыкаясь, молоденький паренек, лет шестнадцати, не более. Едва кинув на него взгляд, Балтор понял, что тот уже не жилец: вдоль спины парня тянулся глубокий кровоточащий разрез. Н-да, крылья у темного ангелочка явно не для красоты…
Спустя минут пятнадцать, когда крики стихли и крепость погрузилась в зловещую тишину, из главных ворот каменной цитадели неспеша вышел Тёмный Авалон. Он весь был покрыт начавшей засыхать кровью, зато крылья у Ангела Смерти по-прежнему горели неистовым пламенем и остались девственно чистыми. В руках Авалон бережно нес небольшого размера черный сундучок, из-под крышки которого с трудом пробивалось золотистое сияние. Балтор с молчаливым вопросом уставился на чем-то донельзя довольного Ангела Смерти.
- Наша миссия закончена, - безошибочно уловив вопрос в голубых глазах чародея, произнес Авалон, причем произнес довольно-таки радушным, даже дружелюбным голосом; похоже, как с отвращением отметил Балтор, убийства на него влияли благотворно. – Госпожа получит то, что хочет…
- И что это? – Балтор не решился приподнять крышку; чувство самосохранения, все эти годы безошибочно служившее ему, вопило о несомненной опасности предмета внутри черного ларца.
- Увидишь, - зловеще улыбнулся Темный Авалон.
- Понятно.
Ангел Смерти снова улыбнулся, уже с изрядной долей яда, причем смертельного. Балтору такая улыбочка не ахти как понравилась, но он счел за лучшее сохранить равнодушное выражение своего почти бескровного лица.
– Займись ликвидацией последствий моего… развлечения. Если тебе, конечно же, не составит труда, - когда Ангел Смерти взмывал в небо, прижимая черный ларец к груди, в его глазах читалось злорадство; похоже, темный двойник профессора Авалона, томящегося в данный момент в Жертвенном Зале, не сомневался, что Балтору «зачистка» не по силам.
- О, все сделаю в лучшем виде, - шутливо поклонился ему с земли чародей, благодаря поклону спрятав гримасу ненависти, исказившую его красивое лицо.
Через минуту на месте вымершей крепости красовались свежие руины.

Стелла проснулась оттого, что кто-то навязчиво и с тихими «комплиментами» хлопал её по щекам. Причем хлопал отнюдь не нежно, как хотелось бы.
Фея яростно встрепенула крыльями, но отчего-то – скорее всего, из-за той магии, которой обволокла их всех ДаркБлум – вместо того, чтобы осветить помещение, её крылышки лишь слабо вспыхнули… если это вообще можно так назвать. Света как такового они не излучали. Казалось, что вся магическая сила из них ушла.
- О, она очнулась!.. – с явным облегчением прошептал кто-то над Стелой: голос был знакомым, но из-за полученной убийственной дозы темной магии принцесса Солярии соображала плохо и узнать говорящего сразу не смогла.
- Не прошло и полувека! – цинично откликнулись слева: тоже знакомым голосом. – Похлопай её ещё – чисто для профилактики…
- Хватит! – одернул говорящего (хотя нет, скорее, это была говорящая, голос явно принадлежал девушке) кто-то третий… третья, и, судя по интонации, ей не нравился ход событий; отчего-то Стелле на миг стало мерзко от присутствия этой самой «третьей».
- Стелла, ты понимаешь меня? – холодно осведомилась «третья».
В ответ принцесса Солярии неуверенно кивнула. Да, она понимала. Но вот узнать говорящих, хоть убейте, не могла.
Наверное, в основном из-за того, что запястья девушки неприятно ныли, словно их стиснули в стальных объятьях.
- Узнать меня ты всяко пока что не способна, - деловито продолжила «третья». – Но я постараюсь освежить твою слегка тормозящую не к месту и не ко времени память…
Едва «третья» замолкла, голову Стеллы пронзила слепящая вспышка боли. От неожиданности девушка чуть было не вскрикнула: по телу, беря начало от головы, растеклось раскаленное железо. Откуда-то пришло запоздалое понимание, что на неё снова насылают заклятье – но уже «антидот», то, что приведет её в чувство. Ещё спустя минуту Стелла узнала и тех, кто так мило предоставил ей возможность снова соображать вполне нормально. А именно – Трикс, невесть зачем забредших в их временную с ребятами темницу.
- Ну надо же, - слегка осипшим от долгого молчания голосом протянула Стелла, пришуренно глядя в ту сторону, где, судя по голосу, должна была находиться главная Трикс. – Айси! Сторми! Дарси! Какие люди в наших казематах!..
- Прекрати нести чушь – хлестко порекомендовала Айси; Стеллу окатило волной холода – похоже, Айси злилась и нервничала. – Если Балтор узнает, что мы рискнули прийти сюда, он нас уничтожит без малейшего колебания!
- Балтор? Вас? Свою неизменную группу поддержки? – ехидно и с изрядной долей скептицизма в почти протрезвевшем от Темной магии голосе поинтересовалась Стелла. – Да ни в жизнь не поверю!..
- А надо бы! – в разговор, как всегда уравновешенная, вмешалась Дарси. – Я, конечно, как ни странно все понимаю, моя дорогая Солнечно-Лунная Фея, - Стелла позволила себе язвительно скривить губы: она не сомневалась, что ведьмы прекрасно её видят. – Вы прибыли сюда, чтобы забрать свою незаменимую подружку, а та буквально всадила вам нож в спину. Причем ножик явно был смазан ядом. И теперь вы все прикованы к специальным алтарям, и вас ожидает в скором времени весьма незавидная судьба. Кто-то получит роль магического ингредиента для особо опасного Тёмного ритуала, кто-то станет швейцарским столом для вернувшегося из Мира Мертвых Даркара… А кто-то вообще будет в дальнейшем воплощением Зла в подчинении у новой хозяюшки этого замка.
Стелла озадаченно посмотрела в ту сторону, откуда доносился преувеличенно равнодушный голос Ведьмы Тьмы. Когда Дарси упомянула о последних, сердце Феи неприятно кольнуло: похоже, подсознание поняло все раньше, чем ведьма успела договорить фразу.
- Догадываешься, кто этим самым воплощением станет? – ехидно поинтересовалась Сторми.
- Мы?.. – тихо прошелестела Стелла, широко раскрытыми глазами глядя куда-то перед собой.
Богатое воображение принцессы Солярии уже услужливо нарисовало картины предстоящей трансформации. Вот их с девочками поглощает непроглядная тьма… Вот они корчатся и кричат, не в силах сладить со Злом, которое пробуждается в их душах… Вот их блестящие, обычно сияющие светом крылья наполняются мраком, чернеют, меняют плавные линии на острые изгибы… Вот они открывают глаза – и у всех они одинаково алые, как горящие во тьме угли…
Блум не может так поступить!
Или может?..
На мгновение принцесса Солярии вспомнила горящие расплавленным золотом глаза Тёмной Феи, перечеркнутые тонким росчерком вертикальных зрачков, её жесткую улыбку, хищно и беспощадно изогнутые брови… На самом деле, что помешает этой… девушке совершить то, о чем ей сейчас деликатно намекнули Трикс? Наверное ничто… Да и никто. Судя по тому уважению, которым пользуется в этом проклятом месте временная – так было гораздо проще думать, нежели «новая» - Блум, она тут самая могущественная личность после Даркара. А значит…
Трикс терпеливо ждали, пока до первой красавицы Магикса дойдёт смысл того, что они сказали. И дождались.
- Я не хочу… - бессильно прошептала Стелла, чувствуя, как по щекам бегут слезы.
- Возможно, ты удивишься, но мы тоже, - процедила сквозь зубы Сторми.
- И вовсе не потому, что нам вас жалко, - жестко добавила Дарси.
- Поэтому слушай внимательно и потом передай все своим смазливым подружкам, тебе ясно, Фея? - властно прошипела Айси.
Стелле оставалось только кивнуть и слушать.

Красное платье. Длинное, с разрезом от бедра, с волочащимся по полу шлейфом.
Это платье когда-то заставляло её смущаться.
Хотя нет, не её. Прежнюю, Светлую Блум.
ДаркБлум поморщилась, снова проводя ладонями по шелковой ткани платья. Зачем Тёмный Авалон принес его из Алфеи? Ему что, так хотелось увидеть свою госпожу в подобном наряде?..
Возможно, хотелось, но, наверное, не ему. Лорд Даркар, насколько могла судить по обрывочным воспоминаниям Тёмная Фея, очень ценил женскую красоту. Особенно, как ей не раз намекал Ангел Смерти, - её красоту.
Щелкнула застежка Глумикса Дарси на левой руке. Магический артефакт мгновенно засиял изнутри золотистым светом. Хм, а почему золотистым; ведь Авалон говорил, что при трансформации они излучали ядовито-сиреневое сияние?.. Хотя неважно. Блум дернула головой, застегивая Глумикс Сторми на правой руке: тот тоже обдал её руку золотым светом. Будто в насмешку, золотом засверкал и Глумикс Айси на изящной шее. Блум поморщилась, глянув на себя в зеркало.
- Что за?.. – невольно вырвалось у неё, но девушка мгновенно одернула себя. – Неважно. Все неважно. Сейчас не время для настолько глупых вопросов и мыслей!
На столе её комнаты гордо и величаво возвышался над свитками глянцево-черный сундучок. Когда Тёмный Авалон преподносил его ей, у него был не очень фотогеничный вид. Открыв его, Блум достала из его нутра красивую, будто выполненную изо льда диадему с прекрасным алым рубином в форме ромба в сердцевине. Зловещая, но какая-то горькая улыбка появилась на подведенных черным губах девушки.
- Скоро, Хозяин… Подождите ещё немного… - прошептала Блум, обращаясь к мечущемуся где-то в просторах Мира Мертвых духу Темного Феникса; в её голове приглушенно заклекотали.
Четвертый, считающийся потерянным вот уже многие тысячелетия, но все это время спрятанный в измерении Сфинкс, Глумикс Безымянной Ведьмы сверкнул золотым светом.

Скай напряжено всматривался в тупые лица ящеров, снующих туда-сюда с какими-то поручениями, смысл которых упорно ускользал от наследного принца Эраклиона. Странные прямоходящие пресмыкающиеся, маленькие и огромные, хрупкие и внушительно могучие, проворно носились по залу, не опасаясь сбить кого-то из своих сородичей. У одних в руках были темные флаконы, содержание которых у Ская заранее вызывало отвращение, другие, казалось бы, держали в лапах абсолютно ничего… вот только воздух странно искрился вокруг их уродливых ладоней, смутно напоминающих человечьи. Что это было: заклинания, какие-нибудь неизвестные ингредиенты для готовящейся ворожбы или вообще нечто такое, о чем лучше не знать смертным?.. Скаю было все равно. Его уже ничто не интересовало.
Ну, почти ничто.
Когда в зал, озаренная золотым светом, исходящим от причудливых украшений, вошла высокая стройная девушка в красном платье с разрезом от бедра, Скай забыл обо всем на свете. Тёмный Ритуал, близящееся возвращение Даркара в Магикс и в Волшебную Вселенную, их скорое жертвоприношение этому самому возвратившемуся – все это потеряло свои ужас и необратимость, стоило Блум приблизиться к той части помещения, где находились пленники. За ней, отставая на три шага, плавно и неслышно двигался Тёмный Авалон, чуть улыбающийся краешками рта и неотрывно глядящий на Тёмную Фею. Позади него, явно тяготясь своим отдалением от Блум, шагал Балтор: на красивом бледном лице – то же самое очарование рыжеволосой девушкой, какое отчетливо виднелось на лице Тёмного Авалона.
Самыми последними в поле зрения пленных Специалистов, распятых цепями на алтарях фей и заключенного в магической клетке в перевернутом состоянии профессора Авалона попали Трикс, неприязненно взирающие на Блум и все приготовления к Ритуалу. Поймав мрачно-выжидающий взгляд Ская, Айси притормозила, прищурилась… и внезапно, улыбнувшись, подмигнула принцу Эраклиона. Тот едва сдержал ответное подмигивание.
Да. Они знали, что должны были делать и, главное, когда именно делать. Весь этот кошмар закончится, уже очень скоро.
По-крайней мере, Скай и его друзья на это надеялись...

продолжение следует...


Понравилось: 2 пользователям

Результат теста "Цвет твоей души...."

Воскресенье, 12 Октября 2008 г. 15:49 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Цвет твоей души...."

Черная душа

Твоя душа черна, как ночь....В ней нет места для любви...кроме, пожалуй, любви к самому себе...
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Какой Вы демон? (тест не для слабонервных)"

Воскресенье, 12 Октября 2008 г. 15:34 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Какой Вы демон? (тест не для слабонервных)"

Демон-убийца, Андрас (Andras)

Днём Вы не привлекаете к себе особого внимания, создавая впечатление простого обывателя. Вы тихий спокойный наблюдатель человеческих жизней, обаятельный и приятный собеседник, Вы можете найти общий язык с любым человеком, что, безусловно, помогает Вам в Вашей работе...
У Вас есть верный друг и товарищ по оружию, Флаврос (Flauros). Он помогает Вам во всём, что связано с Вашей демонической деятельностью.
Однако, не смотря на все Ваши очевидные достоинства, у Вас напрочь отстутствуют всяческие человеческие чувства. Вам неведомы сострадание, любовь, жалость... Вы просто хладнокровный убийца.
 (494x699, 80Kb)
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Кто ты?Принцесса или воин?(для девушек с картинками)"

Воскресенье, 12 Октября 2008 г. 15:25 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Кто ты?Принцесса или воин?(для девушек с картинками)"

Ты просто родилась для сражений.Твой дом родной - поле боя!Подвиги ты привыкла делать сама не надеясь на принцев - неженок!

Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Раскрой свою вторую половину. ЕСТЬ ЛИ У ТЕБЯ ДАР?"

Воскресенье, 12 Октября 2008 г. 15:21 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Раскрой свою вторую половину. ЕСТЬ ЛИ У ТЕБЯ ДАР?"

80%из 100%

Знак особый. Такие люди как правило пришли на землю не надолго. Поэтому их очень мало. У тебя есть дар мистицизма. Может тебе удасться раскрыть и использовать его. Многие люди,
имеющие такой необычайный дар погибали не используя его в жизни, так как не знали о нём.
Ты же теперь знаешь. Не пропусти мгновение, когда судьба протянет тебе руку.
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Ваш скрытый талант"

Воскресенье, 12 Октября 2008 г. 14:56 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Ваш скрытый талант"

Художник




Вы любите рисовать, у вас хорошее воображение. Даже если вы сами не рисуете, просто красивые картинки приносят вам истинное наслаждение.
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Результат теста "Ваша скрытая сущность"

Пятница, 10 Октября 2008 г. 14:41 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Ваша скрытая сущность"

Волшебник. Если где-то и осталась магия, то она внутри вас. Вы можете управлять миром, так как захотите, осталось только понять чего вы хотите.

Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Немного про Авалона (да,фанатка!!!)

Четверг, 02 Октября 2008 г. 16:52 + в цитатник
АВАЛОН:9 непреложных фактов.

1. ВОЗРАСТ.

Скорее всего, очаровашка профессор ровесник Балтора – то-то в волосах ранняя седина. Хотя ему с трудом дашь больше двадцати, несмотря на опыт преподавания в Корее…

2. ХАРАКТЕР.

Уравновешенный. Можно даже сказать, что нордический, если вообще не меланхоличный. Для романтически настроенных студенток школы Фей – то, что доктор прописал! Авалон никогда не накричит, всегда будет мягок в обращении (особенно с Блум) и если что – утешит всего лишь за одну только улыбку. Профессору всегда можно поплакаться в жилетку, благо он не возражает, но будьте начеку, дамы! Авалон имеет холодное сердце, несмотря на внешний африканский климат: вне зависимости от оппонента, он никогда не потеряет голову и не станет распускать нюни, если то не пойдет ему на руку.

3. ПРОШЛОЕ.

Загадочно. В сериале повествуется только об одном эпизоде из прошлого Авалона – кадры его преподавания в Корее, академии Малакай, 17 летней давности. Там Авалон был учителем, а заодно и защитником Кореи. Хотя, скорее всего, никто из жителей не знал, что именно Авалон был таинственным воином в золотых доспехах с сияющими золотом крыльями. Профессор защищал город, порученный ему, от варваров… эээ… имя которых в сериале не упоминается (но они реальные уроды). К несчастью для жителей Кореи, преподавание Авалона выдалось на парад трех планет несчастья: однажды, защитив их от захватчиков, храбрый воин с крыльями внезапно превратился в ужасного крылатого монстра – Ангела Смерти и Разрушения – и уничтожил Малакай. С тех пор в течение 17 лет о профессоре Авалоне не было ни духу, ни слуху. Его появление в Алфее оказалось неожиданностью, но он засветился ещё до официального становления преподавателем. В тот день, когда Блум, Лейла и Стелла со Скаем навестили манор Тёмного Феникса, намериваясь забрать выживших пикси с собой, где некстати наткнулись на Трикс, получивших Глумиксы от Лорда Даркара. Тогда Блум со товарищи были, без преувеличений, на волосок от гибели: сестры Трикс сделали их, как будто от нечего делать. Однако в самый критический момент появился незнакомец в боевых магических доспехах с золотыми крыльями за спиной. Он легко одолел ведьм, отправив их обратно к их новому Хозяину, после чего привел в чувство Фей и Специалиста. Деликатно откланявшись, незнакомец с крыльями взмыл в небо и исчез, словно его и не было. Потом Авалон снова порядком удивил будущих студенток. Спустя какое-то время после возвращения пикси в безопасное место (то бишь, в Алфею), недалеко от школы невесть откуда появился огромный черный камень. Волшебство Фей не могло причинить ему ни малейшего вреда, казалось, оно только укрепляло его. Из всей шестерки WinX только Блум решила стоять до конца. В результате – обморок от магического истощения. В Алфею её принес незнакомец в черном плаще на руках. На следующий день директриса Фарагонта представила его, как нового преподавателя Философии Магии, и мужчина шикарной наружности, вызвавший у девиц восхищенный вздох, без труда разрушил чертову каменюку. Уже тогда из всех студенток Авалон выделил своим вниманием Блум: он сразу же согласился помогать ей в «её личном исследовании», после чего (для наблюдательных это факт) оказывал девушке всяческое внимание. Впоследствии именно Авалону Блум доверяла все свои секреты, именно Авалон был её поддержкой (пока Скай гордо страдал от ревности в Красном Фонтане) и именно Авалон вернул Блум в нормальное состояние, когда той овладела непонятная даже ему Тёмная Сила. И именно Авалон впоследствии… выкрал Блум из Алфеи, дабы привести её пред ясны очи Тёмного Феникса! Объяснение этому нашлось довольно быстро: оказалось, что человек, преподававший в Алфее все это время, был всего лишь двойником настоящего Авалона, томящегося в казематах дворца Даркара. Двойник Авалона, Тёмный Авалон, сущностью которого был Ангел Смерти, специально втирался в доверие Блум, благодаря чему сумел беспрепятственно войти в её сознание на сеансах гипноза («личное расследование», не забыли?) и вложить в чистую душу девушки часть своей ненависти и ярости, результатом чего явилась Тёмная Блум. Когда настоящий Авалон сумел вырваться из плена Даркара, Тёмный Авалон каким-то образом сумел это почувствовать: ещё до бегства своего «оригинала» он умолял Хозяина убить свою светлую ипостась, на что Даркар ответил, что ему доставляет удовольствие мучить настоящего Авалона и так просто он его не убьёт. В тот же день Тёмный Авалон похитил Блум, предугадав появление своего «оригинала» в Алфее. Тёмный Авалон фигурирует вплоть до повторного пробуждения Тёмной Блум Даркаром: он ещё стоял рядом с алтарем, на котором распласталась закованная в кандалы Блум, и злорадствовал, дразнил бедняжку, то проявляя руны Хаоса (гм… так я называю узоры на его лице ), то заставляя их исчезать. Далее Тёмный Авалон теряется и больше в сериале не фигурирует вообще.

4. СИЛЫ.

Впечатляющи. Нужны примеры? Пжалста! WinX не могли одолеть Трикс, обладающих Глумиксами, – он же сделал это одной левой. Кроме того, Авалон легко убрал Чёрный Камень, который, как выяснилось, создала сама Фарагонта, - а это многого стоит. Помимо всего прочего, Авалон вообще легко пользовался магией, что не могло не бросаться в глаза.

5. ВНЕШНОСТЬ.

Как написано в сообщении выше… или ниже, в общей характеристике, - статный джельтельмен с чарующей улыбкой и завораживающим взглядом. И это факт. Авалон вскружил большинству студенток головки с первого появления в школе. Признайтесь, красавчик препод с поведением рыцаря – это ведь мечта всякой девчонки? Внешность Авалона говорила сама за себя – «я мягкий и пушистый, совсем пушистый, и плюс ко всему я ещё и беленький, аки снежок свежевыпавший». Надо ли говорить, что никто даже не подозревал о причастности профессора к Тёмной стороне Силы? Высокий, стройный, хорошего атлетического телосложения, с длинными черными с ранней проседью (а это всегда придает шарма) волосами, струящимися вдоль позвоночника, с обворожительной улыбкой, теплым взглядом фиолетовых глаз (примечание – в боевом состоянии они золотистые) – да разве может подобное чудо быть воплощением Зла?! Ну, а аккуратный белый костюм завершает начатое, и создает впечатление абсолютного пай-мальчика. В боевом же воплощении от пай-мальчика ничегошеньки не остается - Авалон походит на Ангела Возмездия, но доспехи только подчеркивают его красоту. Золотые крылья же вообще делают профессора неотразимым.

6. ТАЛАНТЫ.

Во-первых, магические. Это неоспоримый факт для всех зрителей. Во-вторых, обходительность. Всех приласкает, всех приголубит, но вот эксклюзивное обращение достается немногим, только «избранным» (из которых нам известна только Блум, к которой у Авалона… но об этом позже). В-третьих, несомненные боевые навыки, что необходимо при наличие крыльев с золотым сиянием – а вдруг кому-то редких перышек на шляпку подружке захочется? В-четвертых, умение втираться в доверие, о чем говорит первое появление Авалона на экранах и его последствия. И, в-пятых, неопровержимая привычка появляться вовремя. И это всего лишь малая часть из всех талантов нашего профессора-очаровашки!

7. ИСТИННЫЙ ОБЛИК.

Как ни прискорбно, настоящий облик профессора с фотомодельной внешностью вовсе не обворожительный Ангел с золотыми крыльями, а умопомрачительно страшное создание с аналогичными крылышками… Но хорошая новость – эта самая сущность успешно сменилась на очаровашку с циничной усмешкой и алыми рунами на лице… Хоть в этом прок от заклятья Даркара вышел.

8. ДАЛЬНЕЙШАЯ УЧАСТЬ.

Сначала об участи Тёмного Авалона. Она, увы, незавидна… А точнее просто неизвестна. После того, как Даркар пал от рук WinX (и Блум в частности), Тёмного Авалона и след простыл – может, спасся, может, исчез в момент гибели Даркара, а может, и погребен под завалами дворца, ибо тот был разрушен до основания, как и Храм Магикса. Жизнь же светлого Авалона вошла в привычную колею, благо ничто этому не мешало. Авалон даже засветился в предпоследней серии третьего сезона, когда Фей встречали всем преподавательским составом после триумфального возвращения оных с битвы с Балтором. Вполне возможно, что теперь Авалон постоянно будет преподавать в Алфее, уже не опасаясь бунта подсознания в очередной парад трёх планет несчастья.

9. ОТНОШЕНИЯ С БЛУМ.

О, вот мы и подобрались к самой интересной теме! Отношения Авалона с Блум завязались с тугой узел в тот самый миг, когда Авалон, освобождая Фею от чар Дарси, поднял её на руки и улыбнулся девушке. Именно Блум решилась поблагодарить незнакомца с крыльями, когда тот уже собирался уходить. И именно Блум тот незнакомец поклонился в ответ. Как было написано ранее, Авалон, вступив в Алфее в должность препода, сразу же проявил недюжинный интерес к Блум. Он всегда помогла ей, старался сделать её сильнее, а Скаю и многим студенткам даже казалось, что между этими двумя завязался натуральный роман, что, надо отметить, отнюдь не редкость в реальной жизни (очаровашка препод + очаровашка студентка =… правильно, любовь и хорошие оценки!). Между Блум и Скаем даже произошел конфликт на этой почве: парень ревновал, девушка не понимала, в итоге оба надулись и деликатно наплевали друг на друга. В это время Авалон пошел в атаку. Гораздо проще очаровать девушку, если её бой-френд оказался непонимающей скотиной, не так ли? Чтож, он добился своего: Блум стала доверять профессору больше, чем кому бы то ни было, открываясь ему полностью. Если б не приказ Даркара и не эта спешка со сбором Кодекса, между Авалоном и Блум обязательно бы что-нибудь произошло – но Фортуне и Фатуму не до служебных романов, у них глобальные мировые проблемы, потому обломалось, накрылось, не сошлось… А жаль. Хорошая пара бы вышла.

Я вырвалась!!!

Пятница, 19 Сентября 2008 г. 17:03 + в цитатник
Уфффффффф....Какое счастье...Пока время есть...

ВОЗВРАЩЕНИЕ ФЕНИКСА

ЧАСТЬ 2

- Блум, ты идешь?
- Я… Я сейчас… Я… Я скоро!.. – Блум, сгорая от стыда, прыгала на одной ноге, старясь натянуть гольфы. До сих пор она вставала очень даже рано, что иногда весьма возмущало Флору. Но сегодня WinX будили её всей бандой, включая любительницу поваляться до полудня Стеллу, а это не могло не шокировать.
- Короче, мы предупредим профессора Паладина, что ты опоздаешь! – донеслось из коридора. – Только постарайся успеть в класс до звонка с урока, ладно?..
- Обижаешь!.. – возмущенно фыркнула Блум. Из коридора многоголосо рассмеялись, затем раздался звук удаляющихся шагов, и все стихло. Блум, для порядку покорпев над гольфами ещё минуту, без сил рухнула обратно а кровать.
Спать хотелось ужасно. Но с чего это вдруг? Она что, всю ночь не спала, по комнате ходила, в догадках и предположениях каких-то терялась?.. Нет, вроде, как легла после дискуссии с профессором Авалоном – так и вырубилась.
Тогда с чего бы эта поражающая воображение сонливость?..
Блум несколько минут неразборчиво мычала, уткнувшись лицом в подушку. Расстаться с теплой постелью – ужасно, но, как ни крути, а надо! Профессор Паладин, конечно, добрый малый (если так можно выразиться про эльфа, который разменял хорошо, если десяток, а не сотню лет), но прогулов этот самый «добрый» не прощает. Конечно, ей может сойти с рук первый прогул, но вот как кардинально потом изменится отношение Паладина к одной из своих лучших учениц!..
Блум мрачно посопела, набираясь решимости расстаться с подушкой, но на первый раз попытка встать и отправиться на урок с грохотом провалилась. Блум с притворным стоном снова упала лицом в мягкость подушки.
- Профессор меня убьёт… - задумчиво прогнусавила в наволочку девушка.
И тутже провалилась в сон.

Балтор многозначительно похрапывал, застыв в неудобной, казалось бы, позе. Трикс мрачно разглядывали его согнутую фигуру.
- Может, потыкать в него прутиком?.. – без особой радости или предвкушения предложила Сторми.
- Тебе это надо – три часа потом от пущенного во сне огненного шара по всему логову бегать? – изогнула бровь Айси.
Балтор утверждающе всхрапнул. Трикс вторили ему тяжелым дружным вздохом.
- Этак он все веселье проспит, - задумчиво протянула Дарси.
- Ты считаешь, что возвращение Даркара – это весело? – скептически поинтересовалась Айси.
- Эээ…
- Именно.
Балтор снова всхрапнул, стараясь перевернуться на другой бок. Трикс дружно скривились.
- Подумать только, и я была влюблена в этого… этого… - Дарси запнулась, стараясь подыскать нужное слово. Балтор сонно засопел, причем так натянуто, что девушка мгновенно замолкла, решив оставить своё мнение при себе.
- А, по-моему, он милый, - проворковала Сторми.
- В каком месте? – ехидно поинтересовалась Айси.
Чародей странно всхлипнул, приподнимаясь в кресле, в котором развалился. Трикс настороженно замерли сусликами.
- Да встаю я, встаю… - плаксиво пробормотал Балтор, не забывая при этом похрапывать со всей только возможной сонливостью.
- Да знаешь, мы как-то не настаиваем… - натянуто улыбнулась Сторми, подталкивая сестер, которые в унисон закивали. Хоть Балтор и находился в состоянии «медвежья зимняя спячка», но ведь не даром же говорят, что хороший чародей - это не спящий чародей, а чародей дох… гм, упокоившийся с миром.
Балтор, забавно скривившись, махнул рукой – почему-то в противоположную от Трикс сторону.
- Профессор меня убьет… - плаксиво пожаловался он в пустоту, медленно опуская голову на уровень груди и сонно причмокнув губами.
- Кто убьет? – не поняла Дарси.
- Профессор!.. – охотно ответил чародей.
- А с какого ляда он тебя убьет? – продолжила расспрос то ли спящего, то ли не спящего красавца Айси.
- Я опаздываю на лекцию…
- А зачем тебе эта лекция? – Сторми попыталась спрятаться от греха подальше за «мужественными» сестрицкими спинами, но сестрицы мрачно смерили её единодушным уничижающим взглядом, и Королева Шторма поняла, что отвечать, в случае чего, за свои слова таки придется ей.
- Заче-е-ет!.. – горестно взвыл сквозь сон чародей.
- А на кой тебе этот зачет?!
- Если не сдам, меня не возьмут в феи-и-и-и!!!... – плаксиво осведомил ведьм Балтор, тщетно стараясь повернуться на другой бок.
- Куда не возьмут?!? - Трикс дружно попытались представить себе это уникальное зрелище: воображение у них, однако, работало одинаково худо, а потому, к несчастью (а может, и к счастью) для девочек, нарисовать Балтора в облегающем мини-платьице с крылышками оно упорно отказывалось.
- В феи!.. – отрывисто и с душераздирающим зевком повторил чародей; пока девушки пытались вернуть на место свои челюсти, мужчина сильно вздрогнул, сладко потянулся и, с трудом разлепив левый глаз, окинул своих, так сказать, подчиненных сонным взглядом. Несколько минут посозерцав офигевшие лица ведьм, Балтор решил уточнить:
- Я что, говорил во сне?..
Трикс медленно, но необычайно дружно кивнули.
- Какой позор, - пофигистично отреагировал на это чародей, с хрустом потягиваясь. – И о чем же, позвольте узнать?..
- Ты… Это… Сетовал, что если не пойдешь на какую-то лекцию и не сдашь какой-то зачет, какой-то профессор тебя убьет, и тебя не возьмут в феи… - запинаясь, ответила Сторми, которую Дарси и Айси, безмолвно придя к какому-то соглашению, дружно выдвинули вперед с одинаковым прискорбием на хорошеньких лицах.
На этот раз реакция Балтора была более эмоциональной.
- Какой позор!!! - взвыл чародей, начав метаться по логову со скоростью запущенного огненного шара; Дарси не стала дожидаться реакции своего набитого завтраком желудка на увиденное и предусмотрительно сиганула в другой отдел подземной пещеры, оставив своих сестер наблюдать за беснующимся чародеем. – Как я мог так низко пасть?!?...
Айси и Сторми предпочли промолчать, хотя вопрос, ясное дело, и без того был явно риторическим. Однако когда Балтор принялся с упоением дубасить ни в чем не повинную мебель, сестры поняли, что дальше, возможно, будет только хуже, и решились.
- Ты вчера поздно лег… И устал, наверное, вчера как собака… - попыталась хоть как-то утешить горестно завывающего чародея Сторми.
- Это не повод!!! – душераздирающе крикнул Балтор, упоенно долбящий уже три минуты по столу, протестующе скрипящему под тяжестью кулаков мужчины.
- Ну… Всякое бывает… - попыталась улыбнуться Айси, но Балтор так кисло взглянул на ведьму, что она пожалела, что не может сигануть за кого-нибудь, как сиганула Сторми сейчас за её спину.
- Всякое. Но не со мной! – Балтор снова ударил со всей дури по несчастному столу; минуту стояла тишина, в течение которой лицо чародея странно вытягивалось. – Хотя нет! – внезапно выкрикнул Балтор, прищурено глядя в одну точку перед собой. – Это не я низко пал, а она! – стол снова содрогнулся от удара. – Ну, я-то понятное дело, мозги спать не дают, но она-то вчера что до полуночи делала?!?...
- Кто – «она»? – мгновенно напряглись Трикс; Дарси, подозрительно прищурившись, выглянула из-за угла.
- Она! – глубокомысленно протянул Балтор, не замечая такой негативной реакции ведьм на его оговорку. – Не зубрила ведь, уж я-то знаю. Почувствовал бы! А сегодня наверняка двойку по зачету схлопочет, глупая!!! – стол вконец протестующе скрипнул, и чародей, будто устыдившись, убрал с него руки. – А вот пускай! – злобно выкрикнул сквозь демонический смех Балтор. – Вот узнает! Поймет! На носу зарубит! Учить надо, а не дурака всю ночь валять, пока я тут думаю!!!...
- Балтор, ты в порядке?.. – слегка обеспокоено поинтересовалась Дарси, почуяв что-то неладное.
- Да!!! – чародей рявкнул это с такой яростью, что всех трех ведьм как ветром сдуло. – Просто сумбур в голове страшный, как будто мне вырубающим заклинанием по башке шарах… О! – чародей внезапно замер, выпучив глаза: надо признать, что когда он замирал в подобной позе, для Трикс это было лучше всяких табличек, типа «Не влезай – убьёт!».
- Эээ… Что-то не так? – дрожащим голосом натянуто поинтересовались из-за угла голосом Сторми.
- Да, - коротко рыкнул Балтор, но уже без былой злобы в голосе. – Так, красавицы мои, навестим-ка дворец вашего бывшего работодателя.
- Зачем?.. – с одинаковым подозрением осведомились из-за угла.
- За надом!.. – чародей добавил парочку крепких фраз, правда, про себя; чтобы там о нем не говорили, он всегда был джельтельменом, и подтвердить это могли хоть Блум, хоть Грифин, хоть заколдованные в недалеком прошлом ученицы Облачной Башни. – Говорю надо, значит – надо!
- Да ясно, ясно… когда выходим-то? – смирившись с неизбежным, вяло спросила Айси (что примечательно, все ещё из-за угла).
- Сейчас.

За несколько минут до начавшейся истерики Балтора в его логове, Блум все-таки пересилила себя и поднялась с кровати, но с таким страдающим лицом, что, будь здесь сам профессор Паладин, он бы непременно сжалился и поставил девушке «зачет», даже не спрашивая материала.
- Если не сдам, меня не возьмут в феи-и-и-и!!!... – для тонуса простонала девушка со всей своей убедительностью. – Надо вставать…
Рывком сев на кровати, Блум в обнимку с подушкой просидела ещё пять минут (насколько нам известно, в это время Балтор разносил в пух и прах свое логово), но, в конце концов, сумела перебороть себя и, аккуратно положив подушку на подобающее ей место, пошатываясь, направилась по направлению к двери из комнаты.
- Интересно, а сколько сейчас времени?.. – задала она риторический вопрос, даже не пытаясь приподнять руку и взглянуть на циферблат часов.
- Восемь часов тридцать шесть минут утра, - негромко произнесли от окна подозрительно знакомым голосом.
- Спасибо, профессор Авалон, - сонно улыбнулась Блум и мгновенно, как говорится, взбодрилась. - …Профессор Авалон?!?
- Не совсем, - чарующе улыбнулся стоящий у окна мужчина с длинными черными с ранней проседью волосами, собранными в хвост; на красивом аристократичном лице начали медленно проявляться красные руны.
На лице девушки мгновенно отразился ужас.
- Но… Но это невозможно… Нонсенс… - упавшим голосом прошептала Блум, медленно пятясь к двери.
- Увы, моя дорогая, это возможно. Ибо это происходит прямо здесь и сейчас, - улыбка на лице Тёмного Авалона, как и руны, стала ещё отчетливее. – И если ты сейчас спокойно постоишь минуту-другую, все произойдет быстро и незаметно…
- Что произойдет?.. Зачем ты сюда пришел?!.. Что тебе нужно?!? – Блум, не вытерпев, бросилась к двери, но та к ужасу феи, оказалась запертой. Просто девушка не видела, как, едва она сорвалась с места, Темный Авалон легонько махнул в ту же сторону рукой.
- Помогите!.. Не подходи!!! – в руках девушки, отчаявшейся открыть дверь и выбраться в коридор, появилось по огненному сгустку.
- А то – что? – чуть насмешливо поинтересовался Авалон, незаметно встряхивая ладонями.
- А то… - Блум проглядела этот немаловажный жест и потому сама удивилась, когда внезапно осела на пол, а огонь в её пригоршнях сам собой потух. – Что… ты сделал… со мной?.. – прошептала девушка, заставляя слипающиеся веки хоть как-то раскрыться, чтобы она могла видеть лицо бережно поднявшего её на руки Ангела Смерти.
- Ничего особенного, - улыбнулся Темный Авалон, целеустремленно направляясь к окну, раскрытому настежь: за спиной Ангела с едва слышным шелестом раскрывались золотые крылья. – Ты же сама хотела спать. Ну, так спи.
Прежде, чем он успел взмыть в воздух, Блум потеряла сознание и обмякла у него на руках.

Балтор истуканом замер на холме, вглядываясь в очертания дворца, будто окутанного темной пеленой, вдали. На самом деле это кружили вокруг остроконечных, словно неаккуратно высеченных из цельной скалы шпилей и башен сотни темных сущностей, призванных своим владыкой, Лордом Даркаром. Сущности начинали свой страшный хоровод возле самого основания дворца, поднимаясь все выше и выше, к самим сводам подземной пещеры. Наверняка возле обители Даркара стоял жуткий гам, производимый этими жуткими танцорами.
Балтор поморщился, кинул взгляд на своих спутниц, поморщился ещё сильнее. Трикс, крепко держась друг за дружку, мелко дрожали, даже не пытаясь скрыть своего страха от чародея. Айси ещё удавалось выглядеть кое-как браво, но чересчур бледное лицо выдавало её с потрохами. Дарси и Сторми в унисон клацали зубами, мертвой хваткой вцепившись ей в локти.
«И как меня угораздило с ними связаться?.. Ах, да, если бы они, торчал бы я сейчас в Омеге…» - такими мыслями Балтор пичкал себя уже не первый раз, дабы случайно, в порыве ярости или гнева, не развеять становящихся бесполезными с каждым днем ведьм пеплом по ветру. Отвернувшись от «боевой» троицы, чародей беззвучно выругался, отчего растущий неподалеку от него куст непонятного происхождения съежился и осел на каменную почву горсткой трухи.
- Идём, - мрачно бросил через плечо ведьмам Балтор, подавая им пример и первым спускаясь по склону холма.
Он ощущал Блум все слабее и слабее.
И почему-то это чародею не нравилось.

- Что ты хочешь сделать со мной?!
Тёмный Авалон только вздохнул в ответ, осторожно выкладывая из резной шкатулки Глумиксы, найденные в развалинах Храма Магикса. Надо сказать, туда он проник с ужасным трудом. Мало того, что на это ушла большая часть его сил, так пришлось ещё и столкнуться с непонятным то ли стражем, то ли хранителем Храма, которого, кстати, насколько знал Авалон, в прошлый раз в Храме не наблюдалось. После стычки с бравым стражником, Ангел Смерти забрал разбросанные по территории святилища украшения небывалой магической мощи и вернулся на поверхность, уже за Блум.
Сзади громко свистнули, привлекая его внимание. Тёмный Авалон, с трудом смерив желание снова усыпить непокорную девицу, обернулся.
- Какого ты меня сюда притащил?!? – встретила его перекошенным лицом и звоном узорных цепей, сковывающих её руки и ноги, Блум.
Тёмный Авалон молча посмотрел ей в глаза - и девушка замолкла. Ангел Смерти криво усмехнулся и приблизился к алтарю с распятой на нём цепями фее с Глумиксами в руках. Блум настороженно наблюдала за его приближением.
- Это зачем?.. – только и поинтересовалась она, когда Авалон с непривычной бережностью стал надевать на её левое запястье Глумикс, который раньше носила Дарси.
- Я думал, что молодые красивые девушки любят украшения, - улыбнулся Тёмный Авалон, бережно защелкивая Глумикс на левой руке и приступая к правому запястью. – Тебе, кстати, идет.
- Грубая лесть? – пробурчала Блум, наблюдая за его манипуляциями.
- А тебе было бы приятно, если бы я все время ругался и оскорблял тебя? – скептически изогнул брови Тёмный Авалон, защелкивая Глумикс Сторми на руке свой пленницы. Блум поморщилась.
- Уверена, тебе бы этого ужасно хотелось! – яростно дернулась скованная девушка.
Ангел Смерти укорительно покачал головой, тщетно стараясь устроить последнюю бижутерию, Глумикс Айси, на шее феи. Та отчаянно сопротивлялась, поэтому процедура продвигалась ужасно медленно и муторно. Наконец, Авалон неслышно выругался.
- Ну все, хватит! Думаешь, мне охота с тобой возиться?! – возмущенно вопросил он, резко взмахивая крыльями.
- А тогда какого ты меня похитил?!? – огрызнулась в ответ Блум, выгибаясь на алтаре навстречу Авалону. Зря. Этого мига Ангелу Смерти хватило, чтобы громогласно защелкнуть колье, отливающее ледянисто-голубым, на шее пленницы.
- Вот! Давно бы так! – облегченно рассмеялся Тёмный Авалон.
Блум скептически изогнула брови, разглядывая украшения настолько, насколько только могла в своём скованном положении.
- Ну и?.. – мрачно поинтересовалась она.
- Теперь ждать, - пожал плечами Авалон, присаживаясь на краешек алтаря; помолчав, он довольно-таки миролюбиво поинтересовался: - Какао будешь?..
- Да что ты за злодей такой?!? – возмущенно дернулась Блум, глядя попеременно то на невозмутимого двойника профессора философии магии из Алфеи, то на Глумиксы, с которыми что-то, по её жуткому подозрению, происходило.
Глумикс Дарси будто светлел, наливался странным светом. Глумикс Сторми тоже изменялся, но медленно и неохотно, всего лишь чуточку меняясь в цвете. А вот Глумикс Айси не спешил меняться, продолжая сиять голубым.
- Ну, какой есть, - снова пофигистично пожал плечами Тёмный Авалон. – Так будешь, или нет?
- А не отравишь? – прищурилась Блум.
- На кой мне это? – искренне удивился Ангел Смерти, вскидывая брови.
- Откуда я знаю? – Блум повторила его меланхоличное движение плечами, звякнув цепями. – Ты ж злодей, не я.
- Ну, это временно… - невнятно пробормотал Авалон, поднимаясь с алтаря. – Короче, будь здесь, я сейчас принесу горячего какао. Тебе с зефиром? Будем считать, что да, - пофигистично кивнул Авалон, проигнорировав откровенно ошалевший взгляд Блум, даже забывшей на мгновение дергаться в типично бесплодных попытках освободиться.
«Да что со мной происходит? – удивленно вопрошал Авалон, равномерно пересекая зал по направлению к двери. – Я должен вести себя с ней так, как в прошлый раз: цинично, нахально, жестоко… Как угодно – но не так! Не так, словно она гостья в этом дворце, совсем не так!..»
Однако едва он приблизился к двери, как со стороны алтаря раздался истошный крик. Тёмный Авалон резко обернулся, устремляя взгляд на источник звука – и обомлел.
Глумикс, некогда принадлежавший Айси, наливался насыщенным сиреневым цветом, от него распространялось яркое сияние. Глумиксы Дарси и Сторми тоже сияли сиреневым, вибрируя на руках девушки. Блум изгибалась, будто её что-то жгло, кричала, мотала головой.
- Сними их! Сними их, слышишь?! – истошно кричала она.
Тёмный Авалон по инерции кинулся было к алтарю со всех ног, но в голове протестующе гневно заклекотали, и Ангел Смерти приблизился к бьющейся в непонятных судорогах девушке так медленно, как только мог.
- Все правильно, - немного дрогнувшим голосом произнес он, убирая сбившуюся на лицо прядь. – Все идет так, как было задумано.
- Эти штуки!.. Они жгут кожу!!! – крикнула Блум, выгибаясь дугой.
- Скоро боль пройдёт, - тихо произнес Авалон, стиснув зубы и наблюдая за мучениями феи. – И ты снова вернёшься к нам, моя тёмная госпожа…
- Нет!!!...
Глумиксы одновременно сверкнули насыщенным сиреневым светом. В этой вспышке потонуло все - алтарь с судорожно бьющейся на нём девушкой, странно понуривший голову Ангел Смерти, пустынный зал, трон Даркара. Ядовитое сияние вырвалось наружу сквозь оконные рамы, озарило ведущих дьявольский хоровод тварей, заставив их стушеваться и с воплями броситься врассыпную. Отголоски сияния переродившихся Глумиксов коснулись Трикс и странно споткнувшегося чародея, которые ещё даже не прошли половины пути.
Авалон закричал, падая на колени, закрывая руками голову: на какой-то миг ему показалось, что чудовищный свет прожигает его лицо. Его пальцы царапали мраморный пол, крылья выгибались, будто ломаясь под действием сияния. Ангел Смерти скрючился на полу. С алтаря на смену истошному крику пришел заливистый смех, пробирающий до костей хлеще сиреневого марева, порожденного Глумиксами.
А затем, когда, казалось бы, сияние достигло своего апогея, все внезапно померкло.
Тёмный Авалон медленно поднялся на ноги, опасливо глядя на застывшую фею на алтаре. Глумиксы на её руках сменили свой цвет на насыщенно сиреневый, мерцали и переливались, озаряя бледную кожу девушки зловещими бликами и отсветами. Голубой костюм на фее вмиг потемнел, стал из голубого темно-синим. Черты лица Блум стали резкими, холодными, брови хищно изогнулись.
Такая перемена была и неожиданной, и предвиденной. Авалон приложил руку к сердцу, почтительно склонил голову.
- Госпожа?.. – нерешительно спросил Ангел Смерти.
Фея издала невнятный стон, медленно приподнялась. Цепи, удерживающие её до превращения, порвались, как бумага.
- Госпожа, это действительно вы?..
Блум повернула голову на его голос и медленно открыла глаза – ядовито-желтые, с тонким росчерком вертикальных зрачков.
- А как ты думаешь? – с тихим смешком поинтересовалась она, прищуриваясь и улыбаясь так, как могла улыбаться только Тёмная Блум.
Тёмный Авалон снова упал на колени, приложил руку возродившейся госпожи к губам. От всех сторон в зале раздались приветственные крики, в хороводе под потолком закружились непонятные бестии, зажглись сотни багровых огоньков.
Дворец приветствовал свою госпожу, которую, казалось бы, давно потерял.
И радовался, предчувствуя скорое триумфальное возвращение господина.

Балтор, хрипло дыша, поднялся с земли. Трикс с ужасом разглядывали его с отдаленного расстояния.
- Ну, тебя и колбасило… - присвистнула Сторми, за что тутже получила подзатыльник от Айси. Они с Дарси не сводили напряженных взглядов с тяжело дышащего чародея.
Несколько минут назад, когда дворец вдалеке потонул в сиреневом сиянии, Балтор внезапно упал на землю, начал царапать себе шею и руки, кричать, биться в будто предсмертных судорогах. Ведьмы, не решаясь помочь, отбежали от чародея, впавшего в припадок. Со стороны они с ужасом смотрели, как он выгибается от боли, слушали, как шипит и твердит что-то на непонятном им языке. Они видели сиреневое марево, пробивающееся сквозь его кожу, змеиные глаза, когда он поворачивался к ним лицом, чудовищный оскал, который Балтор при обычных условиях не произвел бы и за всю магию Волшебной Вселенной.
И только когда дворец Даркара резко обрел свои очертания, а Балтор внезапно упал на землю и застыл, они решились немного приблизиться.
- Что это было?.. – тихо спросила Дарси у чародея, приведшего в порядок своё дыхание и теперь невозмутимо отряхивающего свой плащ от пыли.
- Чары, - мрачно ответил на вопрос Балтор, ненавидяще глядя на возвышающийся дворец Тёмного Феникса.
- И зачем?.. – Сторми обняла себя за плечи, вспомнив тот миг, когда от дворца резко отделилось сияние, которое на миг поглотило абсолютно все.
- Блум, - снова коротко ответил чародей, поправляя манжет. – Её подвергли сильному волшебству. Темному волшебству, - спустя паузу добавил он, склонив голову набок.
Трикс переглянулись.
- Ты все ещё хочешь туда идти? – опасливо поинтересовалась Айси. Балтор странно скривился, будто этот вполне невинный вопрос вызвал у него острую зубную боль.
- Да. Теперь это необходимо, - угрюмо кинул он через плечо и невозмутимо продолжил нагло прерванный неведомой магией путь.
Ему действительно было нужно, как воздух, посмотреть на то, что вышло из Блум.

- Блум?.. Блум, тебе бы пора присоединиться к нашей группе, Паладин уже рвёт и мечет… Блум? – Стелла удивленно смотрела на пустую, кое-как собранную постель подруги. Обернувшись к окну, Стелла сдавленно вскрикнула, прижав ладонь ко рту.
Авалон молча смерил её странным взглядом, продолжив совершать непонятные манипуляции над тонкими золотыми росчерками, украшавшими оконные рамы, распахнутые настежь.
- Профессор… Где Блум? – Стелла поежилась, в какой-то миг ощутив необъяснимый озноб, пронзивший её тело. Судя по тому, как передёрнул плечами Авалон, невнятно чертыхнувшись себе под нос, он тоже испытал это малоприятное ощущение.
- Где-то, - мрачно буркнули в ответ: профессор даже не оглянулся на студентку, склонив голову и внимательно изучая росчерки. – Как интересно…
- Что там?.. – Стелла мгновенно оказалась рядом, нависнув над Авалоном. На миг воцарилась тишина. Профессор вежливо кашлянул, заставив принцессу Солярии смущенно покраснеть, пробормотать извинения и возобновить былую дистанцию.
- Стелла, ну где ты там?! И где Блум?!? Паладин уже… Ой… - Флора чуть не сиганула обратно в дверь, однако в комнату уже просунулись остальные WinX. – Эээ… Здравствуйте, профессор Авалон…
- Угу, - мрачно откликнулись на это.
- А где Блум?..
- Где-то, - терпеливо повторил Авалон, поднимаясь на ноги и тщательно растирая что-то двумя пальцами; взглянув на ошеломленно-недоумевающие лица учениц, он пояснил: - В восемь часов тридцать шесть минут я почувствовал смутную тревогу. Проходя мимо кабинета, где должно было проходить ваше занятие с профессором Паладином, я услышал вашу перекличку, и узнал, что Блум на уроке отсутствует. Тогда я пришел сюда, никого не нашел… Но зато нашел кое-что, - профессор снова растер что-то между пальцами, щуря глаза. – И это «кое-что» навело меня на кое-какие мысли…
WinX несколько минут молча созерцали пальцы Авалона, покрытые чуть светящейся золотой пыльцой. Первой не выдержала Лейла.
- И… что это? – приподняв брови, спросила она у преподавателя. Тот грустно, даже желчно усмехнулся.
- Это? Это осадок, который остаётся от магии подобных мне Ангелов, - мрачно улыбнулся профессор.
Минутная тишина.
- И это значит… - Текна нахмурилась, уже придя к неутешительным выводам: но убедиться ей хотелось даже очень, а сделать это можно было только одним способом.
Авалон, снова желчно усмехнувшись, сдул переливающуюся на свету пыльцу с пальцев, и так, замерев в воздухе, сложилась в золотистое марево. Призрачно колеблющийся туман дрогнул, и в сложившейся картинке феи увидели, как мужчина с золотыми крыльями поднимает на руки внезапно осевшую на пол рыжеволосую девушку и вылетает в распахнутое окно. Авалон с тяжелым вздохом взмахнул ладонью, приказывая магическому изображению замереть, ткнул пальцем в белеющее пятно, покрытое красными росчерками. То увеличилось, продемонстрировав ошеломленным ученицам Алфеи лицо похитителя, как в две капли воды похожее на лицо закусившего губу преподавателя философии магии. Только алеющие руны, покрывающие его, портили впечатление и служили неопровержимым отличием.
- Тёмный Авалон… - выдохнула Муза.
- Да. Похоже, Блум была права: он пытается вернуть её Тёмную сущность, - уныло кивнул Авалон. – А для этого ему была необходима сама Блум…
- Что значит – «была необходима»? – резко донеслось из-за спин столпившихся у двери фей.
WinX вздрогнули, заметались по комнате. Фарагонта смотрела на них со смесью сочувствия и насмешки. Когда феи наконец сориентировались и замерли позади Авалона, директриса Алфеи вошла в комнату учениц и выжидающе устремила взгляд на картинку с изображением лица лже-Авалона.
- Вы не ответили, профессор, - мрачно попеняла она коллеге. Тот передернул плечами.
- Скажите, мисс Фарагонта, вы ничего не почувствовали примерно… - Авалон устремил взгляд на часы на ближайшей тумбочке. - …Пять минут назад?
Директриса закусила губу.
- Я… Это было похоже на порыв ледяного ветра, - наконец неохотно ответила она, вновь устремляя взгляд на профессора философии магии.
Тот утверждающе кивнул.
- Да. И, насколько я понимаю, мисс Стелла и остальные девочки тоже ощутили это. Не так ли?
Феи, растерянно переглянувшись, разрозненно покивали.
- Так я и знал, - мрачно произнес маг, сжимая ладонь: изображение-марево дрогнуло и исчезло. - Дамы, то, что вы почувствовали, являлось остаточной энергией сильного волшебства. Тёмного волшебства, - Авалон замолк на несколько секунд, дабы довести до присутствующих смысл сказанного. – Кто-то колдонул, причем весьма мощно, истратив огромное количество Силы. Однако, учитывая то, что в душе Блум уже была восстановлена Балтором тьма, затраченная энергия превысила необходимое количество. И остаток разнесся по всему Магиксу.
- Значит, - Фарагонта, закусив губу, мрачно подвела вывод устроенной профессором миниатюрной лекции. – Даркар решил вернуться. Но это же нонсенс!..
- Милая мисс Фарагонта, - снисходительно улыбнулся Авалон. – Мы уже много раз убеждались, что в этой Волшебной Вселенной в принципе нет ничего невозможного. Достаточно только было взглянуть на то, как Блум подавила в себе свое Зло, послушав принца Ская Эраклионского – с точки философии магии, например, это было практически невозможно. Один шанс из миллиона. Это же вам скажет и профессор Паладин… Верно, профессор? – этот вопрос был адресован гневного вида эльфу, ворвавшемуся в комнату девушек с решимостью пущенного огненного шара.
- Я пришел за мисс Блум! Эта барышня пропустила мой урок! – с порога начал тянуть лямку преподаватель. – И то, что до начала перемены остаётся ещё максимум пять минут, нашу красавицу от наказания и незачета не спасет!.. А, что в спросили? – растерянно заморгал Паладин, увидев расстроенные лица учениц, угрюмо созерцающего его всплеск негативных эмоций Авалона и покачивающую головой Фарагонту.
- Профессор Паладин, скажите: произошедший сравнительно недавно инцидент исцеления Светлой Блум своей Тёмной половины возможен в принципе? – мрачно повторил свой вопрос Авалон, приподнимая брови.
- Эээ… В принципе – нет…
- Спасибо, профессор, - душевно поблагодарил недоуменного эльфа преподаватель философии магии, вновь переводя взгляд на директрису, все ещё в сомнении хмурящую лоб. – Видите, мисс Фарагонта? Исцеление Тёмной Блум было невозможно – но оно все же произошло. Так почему же вы сомневаетесь в возможности возрождения Тёмного Феникса?
- Потому что… Я боюсь в это поверить… - яростно начатая фраза закончилась испуганным лопотанием: Фарагонта будто постарела на десяток лет, понурив голову. Авалон понимающе кивнул.
- Не вы одна, мисс Фарагонта, - уныло произнес он.
- Значит, Даркар собирается возродиться? – подала голос Текна.
- Да, - коротко ответил Авалон.
- И ему нужна Блум? – продолжила допрос Лейла.
- Нет, не Блум. Тёмная Блум, - поправил её профессор философии магии.
- Но как ему вообще удалось выжить? – всплеснула руками Флора. – Особенно после того, как он с лихвой хлебнул адской смеси из Магикса и исцеляющей силы Блум?..
- Это уже другой вопрос. Причем самый трудный. Но мы вернемся к нему позже, ибо в данный момент нам необходимо найти Тёмную Блум и разделить её с нашей Блум… - если бы Авалон носил очки, он бы непременно их поправил. А так профессор ограничился всего лишь скрещением рук на груди.
Фарагонта покачала головой, горько усмехнулась.
- Разделить Светлое и Тёмное в волшебном существе? Профессор Авалон, это же невозможно!
Авалон усмехнулся, насмешливо и снисходительно одновременно.
- Моя дорогая мисс Фарагонта, вы, кажется, забываете… - он все-таки потёр переносицу, но выглядело все равно эффектно. – В этой Волшебной Вселенной нет ничего невозможного.

Балтор медленно поднимался по лестнице, гадая про себя, почему же это твари, бродящие во дворе дворца, безропотно пропустили их. Трикс, неохотно ковыляющие следом за чародеем, вначале неуверенно, но пылко заявили, что горе-стражники их помнят и потому связываться не хотят, но потом, после непродолжительного насмешливого взгляда Балтора, их самокритика гораздо повысилась. Теперь они, молча и стараясь держаться ближе к чародею, мельтешили сзади.
«Если!.. – мрачно размышлял Балтор, угрюмо созерцая блестящие ступени, будто смазанные воском. – Если превращение было завершено удачно!.. Если Блум перевоплотилась в своё тёмное «Я»!.. Если она настроена по отношению ко мне и Трикс вполне мирно!.. Если она согласится на нашу поддержку в своих непонятных планах!.. Если все это действительно так, то ситуация складывается весьма и весьма удачно – для меня разумеется! Однако…»
Чародей на мгновение замер на ступенях, нахмурившись и закусив губу. Трикс сусликами застыли на нескольких ступеньках ниже, глядя на своего кумира и идеала в слепой надежде вернуться «домой». Но Балтор, негромко хмыкнув (это «негромко» прокатилось по всей лестнице, породив чудовищное, пробирающее до костей эхо), вновь возобновил свой подъём, не собираясь менять первоначальный план.
«Однако, если мои предположения ошибочны, и у неведомого мага-чародея-колдуна ничего не получилось с трансформацией сущности нашей феечки, то лучшим вариантом будет линять отсюда в первые же минуты… Потому что одним Ведьмам-Прародительницам ведомо, какие цели преследует наш неизвестный властитель этого места… Ведь, судя по рассказам Трикс, Даркар исчез уже довольно давно, а это место пустовало. Значит…»
Трикс судорожно вздохнули позади, и для Балтора это послужило верным знаком. Чертыхнувшись почти шепотом, чародей резко остановился и, не глядя на потенциального противника, поднял руку, озарившуюся голубым пламенем, в воздух, демонстрируя свою как готовность подчиниться, так и готовность обороняться в случае чего.
«Значит, этот дворец и его обитателей пригрел на груди другой, не менее могущественный маг. А, в таком случае, у нас могут быть серьёзные проблемы, если уж смотреть правде в глаза…»
- Кто? – мрачно поинтересовался Балтор, по-прежнему не поднимая глаз на как возможного оппонента, так и на возможного противника.
- Такой же вопрос я хотел задать и вам, - вполне дружелюбно откликнулись в ответ глубоким мужским голосом.
Балтор медленно приподнял голову, смеряя собеседника пронзительным взглядом. Это был эрудит среднего возраста: длинные черные волосы с ранней сединой заделаны в аккуратный хвост, золотисто-карие глаза чуть прищурены, доброжелательная и чуть ироничная призрачная улыбка. Все бы ничего, если бы не боевое обмундирование – магические доспехи, золотые внушительные крылья за спиной и красные руны на лице, символизирующие разрушение, хаос и смерть.
- Балтор, чародей, - коротко представился Балтор, гася пламя.
- Естественно, Тёмный, - с усмешкой добавил Ангел Смерти. – Ибо Светлые сюда не ходят.
- А вы?.. – Балтор чуть приподнял брови.
- Авалон, - ответствовал Ангел Смерти, поворачиваясь спиной к гостям. – Прошу за мной.
- Вам можно верить? – деликатно осведомился Балтор, не спеша следовать сравнительно дружелюбному приглашению.
Ангел Смерти неестественно замер на ступеньках. Его впечатляющие крылья дрогнули, резко распахнулись во всю ширь, явив обозрению позади находящихся широкую крепкую спину, покрытую блестящими гладкими волосами. Несколько минут ничего не происходило, однако потом стоящий ближе начавших перешептываться ведьм чародей заметил, что спина Авалона мелко дрожит, как и крылья, от которых исходило чуть приметное сияние.
«Ржет, гад!..» - сообразил Балтор, внутренне готовясь к самому худшему. Однако Авалон его порядком удивил, что, надо признать, удавалось отнюдь не каждому: Ангел Смерти мгновенно и неожиданно обернулся к гостям, явив их взорам вполне серьёзное лицо с явными признаками на нём скуки.
- Умные люди подобных вопросов не задают, - мрачно, но вполне вежливо ответил на раньше заданный вопрос Авалон. – Особенно, если добровольно приходят в подобное место, - подумав, добавил он и возобновил свой путь.
В этот раз Балтор не сомневался ни доли секунды: чуть слышно хмыкнув, чародей двинулся следом. Трикс ничего не оставалось, кроме как последовать за своим вожаком.
Насколько мог понять Балтор, им только что сделали хоть и не суровый, но выговор, попеняв за излишнюю самонадеянность. Ведь и правда, кто ж в здравом уме и без запасных заклинаний в уме суётся прямо в пасть удачно притворяющемуся спящим дракону, при этом надеясь на благородство последнего и его принадлежность к касте вегетарианцев?..

Зал был плохо освещен, но рассмотреть кое-что все-таки было можно. И, судя по удивленно-восхищенным лицам Трикс, здесь многое изменилось. Балтор чуть передернул плечами, мельком окидывая впечатляющих размеров помещение критикующим взглядом, и проследовал вслед за Авалоном к громадному столу, во главе которого сидела рыжеволосая девушка, склонившаяся над грудой пергаментов.
- Госпожа, - почтительно поклонился Авалон, приложив руку к сердцу (Балтор, памятуя о типичной холодной улыбке а-ля «Ты мне в подмётки не годишься» оного, снова подивился, умудрившись сохранить спокойное и даже слегка безразличное лицо). – Пришли гости, которых мы ждали. Ждали ещё полчаса назад, - язвительно добавил Ангел Смерти, кидая на Балтора и Трикс ехидный взгляд.
- Отлично. Пусть сядут, - хладнокровно произнесли до ужаса знакомым голосом. Балтор, тщетно старающийся рассмотреть лицо Блум, которое загородили немного спутанные рыжие локоны, не сдержался и передёрнул таки плечами, словно его пробил озноб.
В голосе рыжеволосой девушки, мрачно разглядывающей пергаменты, исписанные непонятными письменами, не было былой теплоты. Только равнодушие и едва заметный цинизм.
Подобная перемена поражала.
- Садитесь, - холодно передал повеление Блум Авалон; немного подумав, он решил придать хладнокровному приказу своей «госпожи» немного вежливости: - Пожалуйста.
- Благодарю, - также равнодушно откликнулся Балтор, взмахом руки реализуя прямо из воздуха себе кресло. Трикс, помявшись, решили удовлетвориться стоящими поблизости стульями сомнительного качества.
Некоторое время за столом висела напряженная тишина, в течение которой Блум сосредоточенно изучала особо впечатляющий своей длиной и дряхлостью свиток, изредка бормоча нечто непечатное сквозь плотно стиснутые зубы. Когда Балтором начало овладевать нетерпение, а в его голове начали сами собой появляться кощунственные мысли уйти ко всем демонам из этого странного места, девушка наконец отложила пергамент, щелкнула пальцами и произнесла нечто на шипящем языке непонятному существу, похожему на прямоходящую ящерицу, которое вынырнуло будто из ниоткуда при звуке щелчка. Тот кивнул с коротким покорным:
- Сделаем, владычица, - и невероятно быстро исчез в темном коридоре, прихватив с собой большинство свитков и пергаментов со стола. На блестящей поверхности остался только тот самый свиток, который до этого с таким вниманием читала Блум.
Сама Блум с тяжелым вздохом потянулась и удобно устроила подбородок на сплетенных пальцах, облаченных в черную кожу перчаток до локтя. На шее девушки переливался сиреневый ромб, идентичный ромбам на шеях Трикс. Некоторое время поседев с закрытыми глазами, Блум наконец слегка неохотно уронила:
- Чем обязана? – и замолкла в ожидании ответа.
Балтор чуть снисходительно улыбнулся, прикрывая глаза и делая вид, что не заметил не предвещающего ему ничего хорошего при его подобном движении губ взгляда неярко засиявших золотистым светом глаз Авалона.
- Я предлагаю вам свои услуги, моя дорогая, - со всей своей вежливостью произнес он заготовленную ранее фразу и улыбнулся ещё шире.
- Дальше, - равнодушно протянула Блум, не спеша открывать глаза (хотя нет, что-то все-таки появилось в этом сухом безжизненном голосе, завораживающим своим чуть змеиным акцентом, что-то подозрительно напоминающее интерес).
- Насколько мне известно, вы, моя дорогая, собираетесь возрождать некоего Лорда Даркара, - улыбаясь, продолжил Балтор, внимательно и даже плотоядно изучая хищно заострившиеся черты лица своей недавней противницы. – И, как я подозреваю, вам будут активно мешать некие личности, вроде WinX и Специалистов… Я прав, моя дорогая?
- Возможно, будут, - странно протянула Блум, чуть склоняя голову набок. – А возможно и нет.
- Но, в любом случае, вам будет необходимо прикрытие. Прикрытие вроде наделенного впечатляющими способностями Тёмного чародея при поддержке весьма талантливого трио ведьм, - Балтор не рискнул использовать с подобной оппоненткой чары обольщения: что-то подсказывало чародею, что с этими двумя стоило вести себя о-очень аккуратно.
- Вы так в этом уверены? – внезапно со смешком поинтересовался Авалон, изогнув левую бровь. Блум промолчала, видимо, разделяя точку зрения своего… помощника? Слуги? Полноправного партнёра? Кто знает. Балтору почему-то казалось, что Ангела и Тёмную фею (а что Блум теперь принадлежала к этой разновидности фей, чародей теперь не сомневался) связывает нечто большее, нежели служение одному хозяину.
- Нет, - честно признался Балтор, пожимая плечами. – Но подстраховаться не мешает, не правда ли?
Авалон мрачно нахмурился. Из темноты коридора тенью выскользнули несколько ящериц с подносами в лапах, замельтешили вокруг стола, аккуратно ставя на него впечатляющие блюда с экзотическими угощениями (вроде пауков в шоколаде, которые впоследствии привели в бешеный восторг Дарси). Балтор лениво наблюдал за их манипуляциями. Авалон, шепотом испросив позволения у «госпожи» и получив снисходительный кивок, присел по левую руку от неё и наполнил кубок Блум чем-то красным и вязким. Те же манипуляции совершали с кубками Балтора и Трикс ящерицы с повадками слуг.
- Что это? – подозрительно осведомилась Сторми, заглянув в свой кубок.
- Кровь единорога, - безо всяких эмоций ответил ящер, наполняющий в этот момент кубок Дарси: Ведьма Тьмы скептически покосилась на загадочно блестящую жидкость в своем «фужере» и решительно отодвинула его.
Блум странно улыбалась краешками губ, изредка чуть заметно кивая, словно соглашаясь с одной ей известным собеседником. Наконец, когда тишина в зале достигла своего апогея, Тёмная фея решительно поднялась с места, слепо (по причине все ещё закрытых глаз) подняла со стола свой кубок.
- Чтож, дамы и господа, - чуть клокочущим голосом произнесла девушка. – Будем считать, что наш договор заключен. Кровью подписываться не будем, но условия соблюдать обязаны!
- Полностью с вами согласен, моя дорогая! – чарующе улыбнулся Балтор, чокаясь кубком с Блум.
- Госпожа, а хозяин?.. – нерешительно поинтересовался Авалон, кидая подозрительный взгляд на Балтора, уверенно пригубившего из своего «фужера» и даже не поморщившегося.
- Он одобрил, Авалон, - холодно осведомила его Блум, чуть прикладываясь губами к грани кубка и, как показалось чародею, даже не попробовав загадочного «вина».
- Тогда все в порядке, - взгляд Авалона слегка потеплел, но, когда он чокнулся с Балтором, его улыбка источала холод.
- Да, Авалон. Все в порядке, - подтвердила Блум и резко распахнула свои змеиные глаза, в которые Балтор мгновенно влюбился – раз и навсегда.

- Ничего себе, как эта хибара изменилась! Ещё месяц назад здесь были сплошные руины! – удивленно присвистнул Брендон, во все глаза рассматривая возвышающийся вдали дворец Лорда Даркара.
- И ты представь себе, как она ещё изменится, если Тёмной Блум удастся вернуть своего страхолюдного дружка, - хмыкнув, посоветовал Ривен. У Брендона округлились глаза, как по причине богатого воображения, так и по причине находящегося в опасной близости от собеседников принца Эраклиона. Скай, сидящий на своем привычном месте пилота, ничего не ответил, но зато так гневно засопел, что Ривен предпочел замолкнуть в тряпочку.
- А если ей не удастся? – все ещё сомневаясь в предположениях друзей, спросил Хелиа, которому Флора только-только закончила объяснять, зачем они летят в проклятое место, разрушенное чуть ли не основание несколько месяцев назад.
- В таком случае нам крупно повезёт, - осведомил всех до этого молча стоящий рядом со Скаем профессор Авалон. – Тёмная Блум, не побоюсь подобного заявления, весьма сильная магическая сущность, раз настоящей Блум удалось кое-как исцелить себя от неё, да и то не до конца.
- Профессор, а зачем вы вообще с нами полетели? – наконец осмелилась озвучить общий вопрос Лейла, бочком прячась за Текну: принцесса Андроса уже успела усвоить, что Авалон весьма строгий преподаватель.
Авалон сосредоточенно промычал нечто маловразумительное. Скай, над душой которого он замер истуканом, напряженно скосил в его сторону глаза, но смолчал.
- Там моё Зло, - спустя паузу коротко ответил на вопрос Лейлы преподаватель.
- И вы собираетесь с ним драться? – уважительно протянула Муза, хлопая глазами; Ривен, рядом с которым она стояла, ревниво зыркнул сначала на Фею Музыки, потом на Авалона, и предпочел применить тактику Ская, глубокомысленно промолчав.
- Да, - опять коротко ответил профессор, скрестив руки на груди.
- Круто, ничего не скажешь, - язвительно хмыкнули голосом Стеллы, но Авалон не отреагировал, давно усвоив, что из всей компашки фей боевого назначения Солнечно-Лунная Фея наиболее остра на язычок.
Скай невнятно чертыхнулся, после чего аэролет вильнул из стороны в сторону, но быстро выровнялся.
- Здесь какой-то силовой барьер, - виновато буркнул принц Эраклиона в ответ на несколько удивленных и парочку возмущенных взглядов присутствующих.
- Но все же, профессор, каковы шансы, что у Тёмной Блум получится воспроизвести физическую оболочку Даркара? – поинтересовалась Текна.
- Они весьма велики, - мрачно буркнул Авалон, избегая смотреть на студентов Алфеи и Красного Фонтана.
- Но… мы ведь победим? – решилась уточнить Флора, судорожно цепляясь за плечо Хелии.
Авалон глубокомысленно помычал некоторое время, после чего уклончиво ответил:
- Возможно.
- И что это значит?.. – нервно поинтересовалась Муза.
- Это значит, будем надеяться на чудо, - мрачно ответил за профессора Скай, сосредоточенно рассматривающий панель управления. Авалон угрюмо кивнул, и в кабине пилота вновь воцарилась мёртвая тишина.

Увы, но пассажиры космолёта Специалистов даже не подозревали, что их врагам уже было известно о незваных гостях. Тот силовой барьер, который заставил космолет встряхнуться и на какой-то момент сместить траекторию полета, был на самом деле своеобразной сигнализацией. Тёмный Авалон наложил эти чары, когда перенес Блум во дворец своего хозяина, сильно подозревая, что отсутствие девушки скоро будет замечено.
Когда космолет с гербом школы Красный Фонтан пересек волшебную черту, в голове Тёмного Авалона, бесцельно перебирающего в своих покоях ворох свитков с тёмными заклинаниями, которые надо бы отнести на проверку госпоже, заискрил разноцветными огнями фейерверк.
«Чужаки. Близко. В получасе полёта,» - сложились в искрящуюся фразу огни.
И теперь Тёмный Авалон поспешно продвигался в сторону главного зала, в котором все ещё корпела над ценными и древними свитками его хозяйка.
Или не хозяйка?..
Ангел Смерти и сам до конца не мог разобраться в своём отношении к Блум – как к Тёмной, так и к Светлой. Как будто в нём жили и боролись два мнения – словно борцы на турнире. Когда одно из них начинало брать верх над другим, Авалон смотрел на Тёмную Блум глазами верного слуги и пособника, готовый подчиняться любому её слову, пойти за ней и в огонь и в воду. Но, когда второй «борец» непостижимым образом обыгрывал «противника», то мировоззрение Ангела Смерти кардинально менялось и, глядя на избранницу своего владыки, он замечал сотни мелких деталей, которые вызывали в нём странный трепет…
Да что же это такое?!..
Тёмный Авалон резко остановился. Взметнулись полы его белой мантии с золотым подбоем и тяжело опустились. Ангел Смерти, тяжело дыша, приложил руку к лицу, провел тонкими аристократичными пальцами по бледной коже, с удивлением отметив, что она покрыта бисером пота.
Он непременно разберется в хаосе своих чувств. Но это произойдет позже, не сейчас. Сейчас его главная задача – оповестить Тёмную Блум о незваных гостях, которые дерзко явились на чужие земли.
Глубоко вздохнув, Ангел Смерти восстановил свой быстрый шаг.

Айси стояла около окна, вглядываясь в мельтешащих вокруг дворца тварей. С каждой секундой её лицо все темнело и темнело, пока она наконец решительно не повернулась к своим сестрам, продемонстрировав им свою крайнюю степень задумчивости и растерянности: насупленные брови и закушенную нижнюю губу.
- Он ею просто очарован, - резко выдала она и снова отвернулась к окну.
- Кто – «он»? – опасливо решила уточнить Сторми, чуть приподнимая брови.
Айси странно дернула головой, словно отгоняя надоевшую муху.
- Кто, кто… Балтор, кто ж ещё! – срывающимся голосом ответила Ледяная Ведьма.
Дарси и Сторми понятливо переглянулись. Конечно, от них тоже не укрылось, какими глазами смотрел на Тёмную Блум их - ИХ! – чародей. Восторженными, обоготворяющими, чуть ли не влюбленными. А это могло значить лишь одно.
- Что-то я начинаю скучать по старой доброй Светлой Блум, - с намёком протянула Дарси, на всякий пожарный ставя вокруг себя защитный барьер: мало ли, как Айси отреагирует.
Однако та её порядком удивила.
- Я тоже! – отрывисто крикнула она: эхо от её крика испуганной птицей вспорхнуло под своды комнаты и затихло через секунду. – Наша Блум хоть и была смазливой Светлой Феечкой, но, по крайней мере, её не интересовали Тёмные чародеи с судимостью за душой и освобождением досрочно!..
- «Наша» Блум?.. – ошарашено переспросила Сторми.
Айси сообразила, что выразилась как-то неправильно, но поправляться не стала. Эмоции впервые за всю её жизнь раздирали ведьму на части.
- Да, НАША Блум! – истерически подтвердила она. – А это… Это просто… Змеюка какая-то!! – Дарси и Сторми, переглянувшись, пришли к одинаковому мнению, что подобранное сравнение как нельзя лучше подходит нынешней владелице дворца. – Это змеюка и… И…
- Ведьма! – решила помочь сестре Сторми.
Дарси коротко всхлипнула, сдерживая истерический смех. Дожили – ведьмы уже фей своим именем называют!
- Да! – неожиданно (и для себя самой тоже) кивнула Айси, снова поворачиваясь к окну. – Если мы ничего не сделаем, то останемся в пролете. Также, как и в имевшей место быть ситуации с Даркаром.
Резкая смена истерики на трезвое мышление отнюдь не удивила Дарси и Сторми. Они уже давно привыкли, что характер их сестры – сплошные потёмки. Даже для них.
- И что нам делать в таком случае? – скорбным голосом поинтересовалась Сторми, подпирая подбородок руками. – Тёмная Блум неприкосновенна! Тёмный Авалон нам шеи свернёт, если учует хоть малейший запашок черной магии, направленной против его возлюбленной хозяюшки! А Балтор, чует мой персональный набор «Вуду», даже трупы прикопать поможет…
- Значит, надо действовать исподтишка, - авторитетно заявила Дарси: в её длинноволосой головке уже прокручивались пункты превосходного плана. Оставалось только сделать первый шаг, а дальше машина, в порыве вдохновения мысленно уже приведенная в движение Ведьмой Тьмы, сама все провернет…
- Что ты имеешь в виду? – заинтересованно приподняла брови Сторми; Айси медленно повернулась к сестрам, тоже почуяв наличие идеи.
- Насколько нам известно, не мы одни жаждем возвращения нашей милой Светлой Блумочки… - чарующе улыбнулась Дарси, коварно подмигивая присутствующим дамам.
Остальные Трикс, мгновенно смекнув, куда она клонит, подхватили её ослепительную улыбку.

Блум немного приподняла голову, когда двери главного зала с грохотом распахнулись, повинуясь мощному заклинанию Тёмного Авалона. Чуть приподняла брови, словно высказывая удивление.
- И где же обещанные свитки? – холодно, но с отчетливым раздражением поинтересовалась Тёмная Фея.
И у неё были все мотивы злиться. Время убывало. Быстро, беспощадно, неминуемо. Оно сочилось сквозь пальцы песком, убывало водой. Но это был золотой песок и драгоценная вода. Каждая капля приближала их к развязке, и эта развязка могла оказаться абсолютно непредсказуемой.
Если, конечно, не подготовиться как следует.
Голос Тёмного Феникса постоянно клокотал в её голове. Сначала хозяин гневался, устрашал, подгонял угрозами и обещаниями жестоких пыток. Теперь в клокочущем гаме змеиным шипением умоляли, просили, льстили. Ужас и страх неминуемо передавались и Тёмной Блум, заставляя действовать гораздо лучше и эффективнее, нежели все аргументы Лорда Даркара, вместе взятые.
А этот так называемый Ангел отвлекает её от важных поисков необходимых формул и комбинаций!
Сейчас полетят в разные стороны чьи-то золотые перья…
- Госпожа, - Тёмный Авалон поспешно приблизился к её внушительных размеров столу, помедлил, вспоминая о правилах приличия, склонился над её столом в низком поклоне; Блум едва сдержалась, чтобы не помочь ему окончательно состыковаться холеным личиком с поверхностью стола. – Госпожа… - Авалон был явно взволнован, обычно он мгновенно подбирал фразы, составляя их в красивые и завораживающие речи.
Тёмная Блум чуть дернула головой, приказывая успокоиться.
- Что там ещё? – недовольно бросила она помощнику, снова перебирая руками кучи пергаментов и свитков: где-то здесь, до нахального вторжения в зал Ангела Смерти, она заметила один из необходимых ей документов.
- Госпожа, - голос Авалона в последний раз нервно дернулся и потек сладким медом, восстановив спокойный тон. – У нас гости. И на этот раз – незваные.
Блум медленно подняла голову, устремляя на своего, если можно так выразиться, советника прищуренные змеиные глаза. Чувственные губы сжались в тонкую линию.
- Гости, значит? – мрачно протянула она; тонкие щели змеиных зрачков сузились ещё больше. – Специалисты и WinX, полагаю?
Тёмный Авалон немного потупил голову.
- Госпожа, как обычно, прекрасно осведомлена, - мягко польстил он.
Блум не отреагировала на комплимент. Янтарно-желтые очи девушки были устремлены куда-то в сторону, губы чуть шевелились. Наконец, по прошествии минуты, Тёмная Блум расплылась в кривой улыбке.
- Принц Скай Эраклионский входит в горстку этих неудачников? – зловеще поинтересовалась она.
Тёмный Авалон недоуменно посмотрел на свою госпожу. Нескольких мгновений ему хватило, чтобы понять замысел девушки. Блум повернула к нему голову, встретилась с ним взглядом, прочитала в золотистых глазах мужчины отражение своих мыслей. Улыбка на её губах стала ещё злораднее.
- Око за око, - прошипела она сквозь плотно стиснутые зубы, прищуривая глаза в предвкушении скорой забавы.
Тёмный Авалон понимающе усмехнулся, отвесил легкий поклон.
Да. Око за око.

Продолжение следует...

Так...

Воскресенье, 14 Сентября 2008 г. 16:16 + в цитатник
Вот
 (538x699, 76Kb)

 (500x374, 46Kb)

 (538x699, 79Kb)

 (698x428, 36Kb)

Итак!..

Воскресенье, 07 Сентября 2008 г. 15:31 + в цитатник
Первая неделя прошла,но эт не главное.
Сегодня счастливый день для фанатов Диасперо/Диаспро!
 (538x699, 79Kb)
 (350x255, 30Kb)

 (334x334, 21Kb)

И,наконец,чисто полет моей безнадежной фантазии - Dark Diaspro!


 (699x574, 40Kb)

 (442x698, 43Kb)

 (397x698, 39Kb)

Да...

Понедельник, 01 Сентября 2008 г. 14:42 + в цитатник
...ПОка не забыла со всеми этими лекциями,уроками и сессиями...
 (640x480, 39Kb)

1 сентября...

Понедельник, 01 Сентября 2008 г. 14:32 + в цитатник
...и мы с сестрами в ужасе!Опять сидеть в душных аудиториях и слушать преподов!!!!За чтооооооооооооооо???????????????
 (628x475, 38Kb)

Результат теста "Кто ты из феек Winx и W.i.t.c.h.?"

Воскресенье, 31 Августа 2008 г. 14:11 + в цитатник
Результат теста:Пройти этот тест
"Кто ты из феек Winx и W.i.t.c.h.?"

Фея огня

Вы спокойны,но если вас довести...Держитесь подальше!Вы умны,но немного скованны.Расслабтесь и относитесь к миру проще!
Психологические и прикольные тесты LiveInternet.ru

Так...

Воскресенье, 31 Августа 2008 г. 14:06 + в цитатник
Немного Тёмной Блум
 (338x699, 28Kb)

 (406x640, 32Kb)

 (557x699, 50Kb)

 (419x698, 41Kb)

 (447x698, 42Kb)

Всем душевное здрасте!

Пятница, 29 Августа 2008 г. 12:08 + в цитатник
Я бываю на разных сайтах,и часто вижу,как фэны стараются нарисовать Трикс в стиле "феи".Я подумала,и решила показать свои успехи.
Дарси-обычная фея:
 (397x699, 35Kb)
Дарси-Чармикс:

 (389x699, 42Kb)
и,наконец,Дарси-Энчантикс (!):

 (699x633, 51Kb)
Остальных красавиц из несравненного трио опубликую позже,ибо пока что только делаются :).
P.S.:на пасашок!
Блум-стиль Балтора:

 (261x640, 21Kb)
Гм...Картинка называется "Любовное заклинание"...
 (448x308, 37Kb)
И,наконец,последняя,но моя наилюбимейшая - "Заботливый Даркар":

 (640x415, 49Kb)

Так...Пока не забыла...

Четверг, 28 Августа 2008 г. 11:43 + в цитатник
Наравне с "Ангелом-Хранителем с крыльями бабочки" пишу я ещё один увлекательный рассказик.Его я тоже хотела выставить на том форуме,однако не сложилось.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ФЕНИКСА (часть 1)

Здесь царили тишина и покой – зловещие, страшные, пугающие новые хозяева заброшенного дворца. Сюда ни разу никто не приходил после поражения последнего владельца этих мест. Потому черный дворец пустовал уже несколько месяцев.
Но сегодня что-то изменилось.
Тьма внутри главного зала сгустилась. Летучие мыши с испуганным писком замельтешили под узорчатыми сводами: они чувствовали зло, медленно возвращающее себе свои законные владения. Из черных углов зала медленно начали выползать странные существа, опасливо косящиеся друг на друга и на пустой величественный трон с зазубренной спинкой. Они не могли не откликнуться на этот сводящий с ума зов, адресованный каждому из них.
Тьма, царящая в зале, сгустилась в высокий тонкий столб, приняла человеческие очертания – и внезапно со стоном распалась. Твари, заполонившие дворец, испуганно шарахнулись в стороны, но тут же вернулись, ощутив каждой клеточкой тела новый зов, ещё сильнее, чем предыдущий, хоть и адресованный уже явно не им.
Тьма внутри дворца звала.
И терпеливо ожидала того, кто непременно откликнется.

Блум, тяжело дыша, прислонилась к стене. Рядом пронеслась ледяная глыба, пущенная Айси – но, как всегда, мимо. Ледяная Ведьма разъяренно взвыла и тутже замолкла, спеленатая по рукам и ногам растениями Флоры. Фея Цветов радостно вскинула руки, торжествуя над поверженным врагом.
- Одна есть! – разнесся над полем битвы звонкий голос девушки.
Где-то коротко вскрикнула Дарси. Мгновением позже её крик сменился невнятным мычанием, громким и негодующим. Лейла и Муза звонко хлопнули друг дружке по ладони.
- Вторая поймана! – оповестили они остальных.
- Отлично! Осталась только Сторми! – обрадовалась Стелла, еле-еле удерживающая на весу внушительный алмаз – новый артефакт, за которым послал ведьм Балтор. Вспомнив о чародее, Блум поморщилась и оторвалась от стены. Её полупрозрачные голубые крылья дрогнули, будто в укор обладательнице.
- И Вальтер. Он явится сразу же, как поймет, что это необходимо, - мрачно напомнила фея подругам. – Кстати, где Лейла?..
- Здесь! – звонко крикнули где-то сверху, и пред ясны очи фей свалилась потрепанная Сторми. Лейла неспешно опустилась на один уровень со Стелой.
- Как Око Минервы? – поинтересовалась принцесса Андроса.
- Блестит, - задумчиво протянула в ответ Фея Солнца, разглядывая переливающийся в её руках камень. – Какая все-таки красота!.. Интересно, зачем он Балтору?..
Блум резко напряглась, ощутив, как по спине и плечам расползлось ощущение чужого взгляда, ставшее почти привычным за эти бесконечные дни сражений.
- Сейчас узнаем, - угрюмо кинула она подругам, взмывая чуть выше своих подруг. Снизу зааплодировали.
- Браво! – насмешливо откликнулся чародей, изучая открывшуюся его взгляду композицию: шестерых фей, пятеро из которых были полны сил, победоносно порхающих под куполом хранилища, и трех вновь поверженных ведьм на земле, сгорающих от стыда.
- Наша связь растет и крепчает, Блум, - отметил Балтор, неспеша приближаясь к аж закрывшейся руками от его пронзительного взгляда Дарси. – Скоро нам обоим придется ломать голову над тем, как разорвать её…
- Стоит тебя победить – и все вернётся на круги своя! – не слишком уверенно откликнулась на это Блум; крылья работали все хуже и хуже, а от солнечного сплетения разливалось по груди необоримое чувство тяжести. Блум прекрасно знала, что это значит.
Если она лишится сил сейчас, у Балтора будет превосходный шанс получить Око Минервы - и тогда он станет ещё сильнее.
Балтор странно дернулся, недоуменно дотронулся до груди – именно до того места, от которого расползалась тяжесть у Блум.
- Странно… - пробормотал чародей, но мгновенно вскинул голову к феям. - Предлагаю сделать так: вы отдаете мне Трикс…
- И ты уходишь! – властно закончила за него Блум, медленно спускаясь к низу. – Уходишь без Ока Минервы!
- Так уж и без Ока? – прищурился Балтор.
- Да, без Ока! – холодно подтвердила Блум, гневно сверкнув глазами.
Балтор снова дотронулся до груди: на его красивом лице отразилась непонятная гамма чувств. Бросив странный взгляд на Блум, чародей коротко кивнул, ввергнув в шок фей WinX.
- Хорошо. Будь по-твоему, - согласился он уже более официально, не спеша отнимать руку от своего солнечного сплетения. – Уходим, - это адресовалось уже Трикс.
- Но… Но, Балтор!.. – Айси недоуменно посмотрела на алмаз, сияющий в руках Стеллы. – А как же?..
- Живо! – взвыл потерявший терпение Балтор и исчез первым, подавая пример.
Дарси и Сторми медленно поднялись с пола, поглядывая то на старшую сестру, то на замерших в воздухе фей. Айси, стараясь сохранить достоинство, приняла вызывающую позу:
- Запомните, WinX, мы ещё…
- Я кому сказал!! – разнесся по хранилищу Магикса гневный окрик Балтора, и Трикс, пристыженные окончательно, исчезли следом за своим предводителем.
Блум, убедившись, что коварные сестры и, тем паче, их вожак, уже не явятся, обессилено опустилась на землю, принимая свой обычный облик. Её руки дрожали, тело била нервная дрожь, дыхание было прерывистым и тяжелым.
«Все хуже и хуже… С каждым разом… - думала девушка, наблюдая, как её подруги тоже обретают обычный вид. – И Балтор… Тоже чувствует это… С каждым разом чувствует все сильнее и сильнее… Что за странная меж нами связь?..»
- Блум? Блум, дорогая, ты в порядке?.. – взволнованно спросили над самым ухом.
Блум от неожиданности вздрогнула и, скрипнув зубами, поднялась с колен. Подруги обеспокоено смотрели на свою предводительницу.
- Тебе плохо?.. – подала голос Текна.
- Нет… Просто слегка устала, - сквозь силу улыбнулась Блум: улыбка получилась более похожей на гримасу. – Ничего страшного…
- Блум, это не смешно, - отрезав все попытки подруги оправдаться, заявила Текна со всей ей присущей категоричностью. – Ты теряешь свои силы прямо посреди тренировок, все чаще и чаще стоишь в стороне во время боя…
- Тебе нужно капитально отдохнуть, понимаешь? – встряла Стелла.
- Нельзя же вечно думать только о сражениях с Балтором! – поддержала её Муза.
- Тебе нужен отдых! – добавила Флора.
- Решением большинства! – подняла палец вверх Лейла.
Глаза Блум наполнились отчаянием.
- Я… Я отдыхаю! Во время наших уроков и… И прогулки тоже мне помогают… - попыталась оправдаться она, но лица подруг оставались взволнованными. Перед глазами девушки все странно поплыло, начало темнеть.
«Нет… Нет, только не сейчас!..» - взметнулась испуганной птицей мысль, и сознание Блум потухло.

…Она бежала. Так быстро, как только могла. Бежала на одном дыхании, петляя, меняя траекторию пути, не оглядываясь. Но все было тщетно.
Потому что огромная птица, сотканная из тьмы, настигала её.
Она вскрикнула, когда носок ботинка уперся в некстати подвернувшийся на пути булыжник, упала лицом в землю, быстро перевернулась на спину. Птица уже была здесь. Птица нависла над ней, размеренно махая крыльями, хищно изогнувшись. От странной птицы исходило бардовое сияние, пугающее, вселяющее ужас.
Птица издала клокочущий звук и начала опускаться на неё.
Она закричала…
Блум негромко вскрикнула, просыпаясь, и резко села, прижимая ладони к лицу. Кто-то поблизости взволнованно подбежал к ней, попытался отнять руки от лица, но Блум так съежилась, что он отступил.
Опять этот кошмар. Опять, в который раз за этот месяц. Он мучил её, не давал спокойно спать по ночам, выматывал хлеще бесконечных сражений с Вальтером и Трикс.
И всегда наполнялся новыми деталями.
Например, в самый первый раз она просто бежала. Бежала, спасаясь от чего-то пугающего. Так продолжалось несколько дней, а потом сон дополнился изображением птицы – ужасной, сотканной из теней и багрового сияния птицы, смутно знакомой и чуждой одновременно. По истечению нескольких дней во сне Блум начала падать. Ещё через несколько дней она повернулась на спину и попыталась отползти подальше от замершей над ней птицы.
И только сегодня птица медленно опустилась на неё, накрывая своими черными крыльями.
- Блум? Блум, с вами все в порядке? – раздался встревоженный голос.
Блум вздрогнула и подняла глаза на мисс Фарагонту, которая, как оказалось, стояла над нею и обеспокоено смотрела на свою студентку. Рядом возвышался профессор Авалон, мрачно кивающий своим мыслям: на тонкое лицо мужчины набежала тень.
- Авалон, пожалуйста, оповестите подруг нашей Блум, - попросила Фарагонта мага. Тот кивнул и вышел из кабинета.
- Как вы, моя дорогая? – директриса присела на краешек дивана, на который, по-видимому, уложили Блум, перенеся сюда. Блум помотала головой, стараясь прийти в себя.
- Как давно я была без сознания? – тихо спросила она и ужаснулась: на столько слабо прозвучал её голос.
- Трое суток, - грустно ответила Фарагонта. – мы очень беспокоились за вас, Блум. Ваши подруги порывались дежурить возле вас каждый час, но в это время Балтор предпринял несколько попыток напасть на музей Магикса, и им пришлось покинуть Алфею вместе с профессором Авалоном.
Блум смертельно побледнела.
- Балтор нападал?.. – вскрикнула она и попыталась подняться, но тутже со стоном упала обратно на диван. Вздохнув, Блум сделала ещё одну попытку встать, уже медленнее.
- Нападал, - подтвердила Фарагонта и силой уложила девушку на софу, укрыв одеялом. – Но все его атаки успешно отражены. Девочки несут круглосуточную вахту у музея. Поэтому вам волноваться нет нужды, моя милая, - Фарагонта попыталась ободряюще улыбнуться, но синяки под глазами женщины ясно давали понять, что эти три дня выдались тяжелыми не только для WinX.
Блум со стоном спрятала лицо в ладонях, сжимаясь в комочек. Фарагонта встревожено потянулась к девушке, но услышала всхлипы и осталась на месте.
- Значит, он почувствовал, что я обессилена, - внезапно совершенно серьезно произнесла Блум, снова усаживаясь на софе и ненавидяще глядя в одну точку перед собой.
- Он?.. – растерянно переспросила Фарагонта.
- Балтор, - бросила Блум.
Фарагонта всплеснула руками, как показалось Блум, упрекающее.
- Дорогая, все мы знаем о вашей связи с сим чародеем! Но, помилуйте, - директриса поправила очки. – До сих пор ваша взаимосвязь ограничивалась только ощущением присутствия оппонента. Откуда же такая уверенность?
Блум задумчиво пожевала губами, не решаясь открыться. Но Фарагонта выжидающе смотрела на свою студентку, потому выбора у девушки не оставалось.
- Вчера… То есть, три дня назад, когда на поле боя прибыл Балтор, моя сила резко начала убывать, - тихо начала Блум. – Я не показывала упадка сил, но Балтор внезапно начал себя странно вести. Он часто дотрагивался во время нашего разговора до груди… Вот до сюда, - Блум дотронулась до своего солнечного сплетения и, перехватив недоумевающий взгляд Фарагонты, пояснила: - Именно отсюда у меня разливалась по всему телу слабость…
Директриса кивнула, показывая, что поняла. На лицо женщины набежала тень.
- В тот день Балтор покинул музей, едва мы освободили Трикс. Он не воспользовался шансом получить Око Минервы, хотя мои подруги были немного измотаны сражением с ведьмами, он просто ушел. Ушел первым, - Блум замолкла, прикрыв глаза. – Мне кажется, он почувствовал такую же слабость, какую ощутила и я…
- Знаете, дорогая Блум, - негромко произнесла директриса спустя паузу. – Я бы не хотела вас огорчать ещё больше, но… За эти три дня Балтор хоть и делал несколько попыток заполучить Око, но посылал за артефактом Трикс. Он не приходил сам, а ведьмы отвечали на все вопросы, что Балтору не здоровится… поэтому, вполне возможно, что ваше предположение правильно…
На некоторое время в кабинете повисла гнетущая тишина. Фарагонта молча созерцала стеллаж с книгами, изредка беззвучно шевеля губами. Блум сидела на софе с понуренной головой, боясь посмотреть на директрису и размышляя.
Сейчас, несомненно, она чувствовала себя гораздо лучше, нежели три дня назад. Значит, Балтор тоже скоро придет в норму и, не задаваясь мыслями, что да почему, возобновит свой крестовый поход по измерениям.
Разумеется, до тех пор, пока Блум снова не свалится с силовым истощением.
Дверь кабинета со скрипом открылась, и в помещение молниями проскочили WinX в сопровождении пикси. Девушки и малютки окружили немного отвлекшуюся от мрачных размышлений Блум, заваливая вопросами. Следом за ученицами вошел профессор Авалон: приблизившись к Фарагонте, он немного приподнял брови, и в ответ директриса Алфеи чуть заметно кивнула. После этого мужчина быстро покинул кабинет, а директриса с улыбкой стала наблюдать за воссоединением подруг.
- Блум! Блум! – радостно верещала Локетт, забравшаяся на голову своей подопечной.
- Блум, как ты?.. – Стелла немного потормошила Огненную Фею за плечи, желая убедиться, что та не грохнется в обморок. Локетт с возмущенным писком скатилась по длинным волосам своей феи вниз, но тутже вспорхнула к ней на плечо
- Хорошо, Стелла! Со мной все хорошо! – весело рассмеялась Блум, с честью выдержав встряску, устроенную ей подругой.
- Ты хоть немного набралась сил? – над девушкой склонилась взволнованная Лейла.
- Да, конечно!
- Ты себе не представляешь, что было, пока ты дрыхла, соня! – плюхнулась рядом с Блум на жалобно скрипнувшую софу Муза.
- Мы так отделали Трикс, что теперь в ближайшие две недели эти ведьмы и носа в Магиксе не покажут! – подтвердила Текна.
- Мы тебе все сейчас расскажем, - пообещала Флора.
- Только сперва тебе нужно поесть! – решительно заявила Стелла, рывком поднимая Блум с диванчика.
- Но я вовсе не… - Блум осеклась: в животе, опровергая её слова, забурчало.
- Говоришь, ты «вовсе не»? – насмешливо изогнула брови Муза.
- Тебе сейчас нужно: а - подкрепиться, б - отдохнуть, в - утроить качественную психотерапию… - начала загибать пальца практичная Текна, но Флора оборвала её со смешком:
- Ага, а также: г - принять очищающую ванну, д - сходить в салон красоты, е - сделать прическу!
- И это тоже можно! И не только Блум! – подмигнула подругам Лейла. Те засмеялись.
- Чтож, чувствую, в ближайшее время мы лишаемся вашего благотворного присутствия, не так ли, дамы? – весело поинтересовалась Фарагонта.
Феи дружно замерли, пристыжено подпихивая друг друга локтями и смущенно улыбаясь: они совсем забыли о присутствии директрисы.
- Ну… Мы… Это… - попыталась оправдаться за всех присутствующих Блум, чувствуя себя немного виноватой перед Фарагонтой. Директриса со смешком приподняла ладонь.
- О, не надо, моя дорогая! – предугадала она попытки извиниться. – Ваши подруги правы. Вам сейчас нужно как следует отдохнуть. Вальтер не нападет в ближайшие дни, а других врагов у нас, по счастью, не наблюдается. Так что идите – и… как же это… Ах, да! Идите - и отрывайтесь! – шутливо прогоняющее помахала на девушек директриса, и те со счастливым смехом не замедлили исчезнуть из кабинета.

Если бы только Фарагонта знала, насколько она ошибалась, полагая, что Балтор является на данный момент единственной проблемой Алфеи!
Дворец в безлюдных землях Магикса наполнялся тьмой: она сочилась из каждой трещинки, каждый камень в основании страшного строения источал черный туман, расползающийся сотнями змей по залам дворца. Неведомые темные твари заполнили замок, они несли круглосуточную вахту у его стен, наводили порядок в многочисленных помещениях. Можно было подумать, что они, как слуги (да они и были слугами), добросовестно прибирают жилище хозяина перед его возвращением.
Собственно, так оно и было.
Настоящий владелец мрачного дворца собирался с силами, тщась вернуться в свою темную обитель в своем истинном облике. Темная птица чудовищных размеров, рассекая воздух своими черно-багровыми крыльями, на протяжении суток носилась по округе, распугивая зверей и магических существ своими клокочущими криками.
Птица звала, с каждым разом все требовательнее и требовательнее. Птица с нетерпением ждала того, кому адресовались её властные призывы.
Но пока что по дорогам к дворцу никто не спешил на зов.
И птица продолжала звать.

Балтор задумчиво провел пальцем по своему солнечному сплетению. В который раз за эти три дня. Подумав, снова провел, но уже нажал сильнее.
От жесткого прикосновения на бледной коже чародея остался и некоторое время не исчезал красноватый след.
Слабость, наступившая три дня назад, быстро проходила. Так быстро, что Балтор, поначалу причисливший свою временную беспомощность к последствиям от медленно усваивающихся сил, мгновенно отбросил эту теорию.
Слишком уж много совпадений.
Как рассказывали Трикс, в последующих попытках завладеть Оком Минервы ведьмам препятствовали только пять WinX из шести. Блум среди этих пяти не было. На все насмешливые вопросы, где же носит полноправную предводительницу боевых фей, противницы Трикс только поджимали губы и шли в атаку, не реагируя на подколки и не отвечая на издевки.
- Сдается мне, сие не случайно, - негромко произнес Балтор, привлекая внимание лениво перелистывающих волшебные книги ведьм.
Вернувшись из музея, Балтор сразу же слег. Качественно и аж на трое суток. Задыхаясь, еле держась на ногах, чародей кое-как умудрялся негативно реагировать на все попытки Трикс подлечить его магией или «народными средствами», которые, по жутким подозрениям приболевшего, придумывались девицами на ходу. Прожить первый день непонятной «болезни» было труднее всего: Балтора колотило, у него сводило все мышцы, и, по словам ведьм, он даже иногда начинал бредить, причем говорил на непонятных «сиделкам» языках. Второй день прошел лучше: чародей уже не впадал в беспамятство и мог адекватно реагировать на вопросы и действия Трикс; а то, как выразилась Дарси, он в первый день аж «выражался нецензурно, огненными шарами бросался и сбежать пытался около пяти раз» – и это только на протяжении одного часа! Балтору впервые на его памяти стало стыдно. На третий день чародей уже мог самостоятельно передвигаться, поглощал пищу в огромных количествах (что примечательно, даже провиант, изготовленный Айси и Сторми, а ведь из всей троицы сносно готовить могла только Дарси!) и мрачно пичкал себя новыми магическими формулами, начхав на все предосторожности, кои соблюдал ранее.
Странная болезнь окончательно сошла на нет только два часа назад, когда Балтор проснулся от «дневного сна». Странный кошмар, кой чародей узрел во время «тихого часа», до сих пор вертелся в светловолосой голове парня, не давая покоя.
От кого он бежал? Куда бежал? Что за птица с клокочущим криком опустилась на него, заставив проснуться в холодном поту, распугав при этом Трикс нечеловеческим и не вполне цензурным криком?..
- Балтор, тебе лучше?.. – осведомились со стороны; Дарси с проклюнувшимся интересом наблюдала за сосредоточенно разглядывающим собственную грудь чародеем.
- Вы когда-либо слышали что-нибудь о сотканной из тьмы и багрового сияния птице? – вопросом на вопрос ответил Балтор, медленно поворачиваясь к сестрам.
Ответом ему послужили три перекошенных от гнева и ненависти лица.
- Ты о Даркаре, что ли? – недовольно поинтересовалась Айси, почему-то потирая шею.
- О ком? – изогнул брови чародей.
К его немалому удивлению девицы переглянулись и дружно с облегчением вздохнули.
- Ой, напугал, ирод… - отмахнулась Дарси, возвращаясь к просмотру особо заинтересовавшей её книги.
- Мы уж думали, и ты с ним когда-то дело имел! – коротко хихикнула Сторми.
- С кем? – Балтор подался вперед, нутром чуя, что сейчас поймет значение своего кошмара. Хотя бы частично, но поймет.
- С Даркаром, чтоб ему в Аду было холодно, - равнодушно, но с отчетливыми нотками ненависти и отвращения в голосе бросила Айси, ковыряя ложечкой мороженое. – Был один такой тип, знаешь ли. Вечно носил потрепанный плащ и остроконечную маску. Уродом был ещё тем! – Дарси и Сторми с готовностью хихикнули, за что были награждены снисходительной улыбкой рассказчицы. – Он нас вытащил в свое время из одной психушки, куда мы попали по милости WinX. Вытащил, дал парочку побрякушек и отправил собирать для него части кодекса.
- Кодекса? – переспросил на всякий случай Балтор: естественно, он слышал о разделенном артефакте, но убедиться иной раз не мешало.
- Ну да. Четыре таких продолговатых овальных камешка, спрятанные в Алфее, Красном Фонтане, Облачной Башне и Поселении Пикси, - подтвердила Сторми, оглядывая покрашенные ногти; удовлетворенная результатом, она легонько подула на них, вследствие чего книга в руках близсидящей Дарси замельтешила страницами. Дарси гневно зыркнула на сестрицу, «виновато» пожавшую плечами, поворчала порядка боле, отыскала нужную страницу и снова углубилась в чтение.
- И что потом? – со слабым намеком на интерес осведомился Балтор.
- Потом? Да ничего особенного, - философски пожала плечами Айси, с сожалением заглядывая в как-то быстро опустевшую чашечку и наколдовывая себе ещё мороженного со счастливым вздохом.
- Простудишься, - не отрываясь от книги, вяло предупредила её Дарси.
- Скорее начнется ледниковый период на острове Пирос! – хмыкнула Айси, запуская ложечку в исходящую холодом массу. – Мы собрали для Даркара все части кодекса, но этого ему оказалось мало, - продолжила она заинтересовавший Балтора рассказ. – Он, как выяснилось, послал в Алфею незадолго до начала нашей охоты за артефактами своего агента, чтобы тот завербовал для него… - ведьма осеклась, стрельнула глазками в сторону чародея, вопросительно приподнявшего брови, и обреченно закончила: – Завербовал Блум.
- Ну и как, получилось? – Балтор облегченно почувствовал, как последние крохи слабости отступают прочь.
Сестрицы в унисон гневно засопели.
- Получилось, - скорее прорычала, нежели произнесла, Дарси. – Блум, точнее, её темная половина, навела косметический ремонт в секретной библиотеке Алфеи и нашла последнюю часть кодекса.
- А потом агент Даркара похитил пришедшую в себя фею и перенес во дворец Темного Феникса, где Даркар и зомбировал Блум окончательно, - Сторми закупорила флакончик с лаком и постучала накрашенными коготками по столу, на котором удобно расположилась, оставляя неглубокие отметины на его поверхности. – И тогда-то мы оказались в ауте.
- В смысле? – не понял чародей.
Айси и Дарси переглянулись, сдержанно поджали губы, одновременно кинув на сестрицу нехороший взгляд. Сторми сжалась, поняв, что сболтнула лишнего, и заискивающе улыбнулась сестричкам.
- Эээ… Он бы все равно узнал, ведь правда? – пролепетала она, учащенно хлопая ресницами ведьмам. Айси беззвучно что-то произнесла ей, введя Сторми в краску. Дарси же отмахнулась от обоих, и, отложив полюбившуюся книгу, закончила рассказ:
- Даркар бросил нас. Оказалось, что его интересовали только Блум и кодекс. Он лишил нас сил и отправил разбираться со Специалистами и WinX, явившимися за подружкой, а сам в сопровождении Темной Блум отправился в храм Магикса. Естественно, нам такой поворот событий не ахти как понравился, и мы отправились следом, где и расквитались с Даркаром… Правда, он оказался сильнее и вырубил нас, пока Блум объединяла части кодекса воедино, и очнулись мы уже в Омеге. Самого Даркара, как мы подозреваем, порешила его же новая подружка: судя по нашим встречам на Андросе, Блум вышла из-под подчинения Темного Феникса и отправила Лорда на тот свет.
- И скатертью дорожка, не больно-то он мне и нравился! – авторитетно поставила точку в беседе на щекотливую темку Айси, принимаясь за свое «стынущее» мороженое.
- А что кодекс? – поинтересовался, немного помолчав, Балтор. Чародей не понаслышке знал, что активизированные артефакты не исчезают сами по себе, пока в них кипит пробужденная сила.
Трикс отвлеклись от возобновленных было дел.
- Кодекс? Ну, не знаю… - неуверенно протянула Сторми.
- Скорее всего, он был уничтожен, когда началось разрушение Храма, - таким же тоном предположила Дарси.
- Или его впитала Блум – не зря же она так быстро освободилась от влияния Даркара, – пожала плечами Айси, недовольная тем, что её снова отвлекают от возлюбленного мороженного. – А, какая разница! Кодекса больше нет, как и самого Даркара, так что нечего будоражить прошлое и поднимать эту тему!..
- Ну, я бы так не сказал… - нехорошо усмехнулся Балтор, переводя взгляд с сестер куда-то в сторону и припоминая свой недавний кошмар. – А вы не помните, где располагается дворец Лорда Даркара?
Трикс ошарашено замерли, не сводя с него испуганных глаз.

- Блум, милая!.. – Стелла восторженно всплеснула руками. – Тебе так идет!..
Блум смущенно покраснела, разглаживая складки на длинном красном платье с разрезом, что называется, от бедра. Её подруги восхищенно охали и ахали рядом, во все глаза разглядывая девушку.
- Бери! – авторитетно порекомендовала Флора. – Скай в счастливый обморок упадет, как тебя увидит!..
- А может, не надо?.. – испугавшись от такой перспективы, дрожащим голосом спросила Блум.
Её подруги переглянулись, в унисон хихикнули и «жестоко» отрезали:
- Надо!
Блум смущенно фыркнула, снова отворачиваясь к зеркалу. Отразившаяся в нем рыжеволосая девушка и напоминала её, и была немного чужой.
- Надо бы бижутерии… - с легким неудовольствием посетовала Муза.
- Приложится! – отмахнулась Блум, снимая красное одеяние, в котором, если по чести, она чувствовала себя какой-то жрицей. – Давайте вернемся в Алфею?
Её подруги, будто сомневаясь, переглянулись. Вперед выступила Лейла.
- Ты уверена?.. – странным голосом спросила она.
- Ну да… Мы же хорошо погуляли!.. – удивилась Блум, поворачиваясь к девушкам. – Что случилось?
WinX все, как одна, отвели от неё глаза. Муза, немного помявшись, решилась взять ответственность за что-то на себя.
- Блум… Понимаешь, когда ты была в отключке, с тобой что-то происходило… - нерешительно произнесла она, старательно глядя в сторону. – Мы посовещались с преподавателями и решили, что пока что в Алфею тебе лучше не возвращаться…
Блум смертельно побледнела. Продавец, получив от неё плату за наряд, мгновенно скрылся, поняв, что девушкам лучше не мешать.
- Что со мной происходило? – натянутым голосом спросила Блум, стискивая в руках пакет с платьем.
WinX усилием воли остались на месте.
- Ну… Понимаешь… - Лейла тяжело вздохнула. – Ты бредила…
- И?..
- И бредила на не совсем нормальном языке.
- Что?.. – не поняла Блум.
Её подруги быстро переглянулись, и вперед вышла уже Текна. Даже не вышла, а, скорее, её вытолкнули.
- Профессор Авалон первое время сидел около тебя, не подпуская никого ближе, чем на пять шагов, - тщательно подбирая слова, начала она. – Уже к концу первого дня твоего беспамятства, он вызвал нас в свой кабинет, где уже были мисс Фарагонта и мисс Грифин. Там он сказал, что ты говоришь на языке темных сущностей, и нам лучше не приближаться к тебе, пока ты не придешь в норму.
- На языке темных сущностей?.. – с трудом прошептала Блум. Резко вспомнилась птица из кошмара и деталь, которую память раньше как-то проходила стороной: тихий змеиный шепот «Я жду…».
- Здесь недалеко есть хороший отель, - поспешно вклинилась в разговор Флора, по-своему поняв внезапно вздрогнувшую Блум. – Мы все сняли там номера, так что…
- Мне нужно поговорить с профессором Авалоном, - с мрачной решимостью произнесла Блум.
- Но…
- Немедленно.
WinX обреченно переглянулись, и Текна достала из кармана куртки свой миниатюрный телепортатор.

- Итак, кто может объяснить, почему мисс Сакура не смогла определить правильную природу этого арте… - дверь протестующе скрипнула, взбудоражив студенток и заставив прервать речь профессора.
В дверном проеме мрачно возвышалась Блум. За её спиной испуганно белели лица остальных WinX.
Авалону хватило одного взгляда на Блум, чтобы понять причину такого наглого вторжения в класс.
- На сегодня урок окончен, дамы! – миролюбиво улыбнулся профессор ученицам. – Встретимся завтра в это же время. И не забудьте разобраться в сегодняшней лекции!
Девушки быстро покинули кабинет, старательно обходя стороной посторонившихся WinX. Убедившись, что им никто не помешает, Авалон сделал приглашающий жест Блум и её подругам.
- Я ждал вас несколько позже, - заметил профессор, удобно устраиваясь за своим учительским столом.
Феи, нерешительно поглядывая на Блум, уселись за партами. Огненная Фея осталась стоять, прожигая профессора взглядом.
- Я вас слушаю, - спустя минуту молчания, произнес Авалон, стойко выдерживая взгляд девушки.
- Нет. Это я вас слушаю! – процедила Блум сквозь зубы. – Девочки сказали, что я якобы говорила на языке темных сущностей!
- Это правда, - кивнул Авалон.
- Но я не знаю такого языка! – возмутилась фея.
- Вы, может, и не знаете, - вновь согласился профессор. – А вот то, что живет внутри вас, причем уже очень давно, способно говорить на нем без запинки. Лично я был неприятно удивлен, когда оно назвало меня большим тупым вонючим зверем… Это если слегка смягчить фразу.
В кабинете повисла гнетущая тишина.
- Объясните, - тихо не то, чтобы попросила, а скорее приказала Блум, усаживаясь на близстоящую парту.
Авалон покорно склонил голову.
- Извольте. Насколько я помню, до меня здесь под моей личиной преподавал мой двойник, созданный Лордом Даркаром, не так ли? Так, - не дожидаясь утвердительного ответа, кивнул профессор. – И этот самый двойник проводил с вами малопонятные гипнотические сеансы, дабы у вас пробудились воспоминания о вашей семье. Так? Так. И после этих сеансов в вас пробудилось Зло, причем, как потом стало известно, это Зло было буквально поселено в вашей сущности агентом Даркара. Так?.. – в этот раз профессор не стал подтверждать очевидное, только пронзительно взглянул на Блум, от лица которой отхлынула вся кровь.
- Но эта сущность, Темная Блум… - надтреснуто произнесла Блум. – Она была изгнана из меня силой воссоединенного кодекса… Ведь так?.. – с надеждой спросила фея.
- Так, - кивнул Авалон, но тутже, не давая девушкам облегченно вздохнуть, ошарашил их: - Но, судя по всему, не до конца.
Блум сглотнула. В тишине кабинета это прозвучало как-то зловеще.
- Разве Майя, хозяйка острова драконов, не сказала вам, что в вашей душе вновь ожило Зло? – приподнял брови Авалон.
- Но… Но это не то Зло! – попыталась оправдаться Блум, но профессор поднял руку в воздух, и девушка замолкла.
- Неважно, как тьма появляется в наших душах. Она появляется. И сущность у неё всегда одна, - жестко произнес маг. – Вы видели мое Зло, Блум, - ангела с золотыми крыльями и красными рунами на лице. А мы видели ваше Зло – темную фею со змеиными глазами. У этих двух существ одно желание – подчиняться тому, кто их пробудил.
Блум сильно вздрогнула. Она отказывалась верить в то, что говорил сейчас преподаватель, но все говорило само за себя. Частые вспышки гнева, агрессия – все это было и раньше, но не в таких количествах, как сейчас, после появления Балтора.
А это значит…
- Профессор, простите, конечно, но что вы хотите сказать? – донеслось с парты позади Блум: Текна проницательно смотрела на преподавателя.
- Думаю, на этот вопрос даст наиболее подробный ответ мисс Блум, - мрачно произнес Авалон, все ещё глядя ледяными глазами на Огненную Фею. Блум дрожащими руками закрыла лицо.
- Но это же… невозможно… абсурд… - шептала она, стараясь успокоить саму себя.
Но глубоко в душе змеиным шипением твердили, что все это – правда, что здесь нет никакого вымысла.
- Блум?.. Блум, что все это значит?.. – удивленно спросили сзади голосом Стеллы. WinX, поняв, что происходит что-то из ряда вон выходящее, повскакивали с мест, окружили подругу, наперебой начали задавать вопросы. Но Блум, отняв руки от лица, молча смотрела на мертвенно спокойное лицо профессора Авалона, сидящего перед ней. Этот человек все понимал также хорошо, как и она… нет, даже лучше. Он тоже испытал ужас и отчаяние, когда волей Даркара из него вырвалось тщательно скрываемое Зло. Вырвалось – и приняло его облик, стало жить его жизнью. А потом сотворило такое же с невинной девушкой, в которой до этого не было и капли зла.
- Вы знаете, где ваш двойник? – негромко спросила Блум: её подруги ошарашено замолкли.
Авалон, к горькому сожалению девушки, отрицательно покачал головой.
- Нет. Его не нашли во дворце Темного Феникса.
- Значит, это он старается пробудить во мне ЕЁ?
- Вполне возможно.
- Вы можете его найти?
- Нет. Наша связь была расторгнута, едва он принял мой облик, отделившись от меня - ведь он не почувствовал, когда я сбежал из казематов дворца.
- Жаль, - Блум опустила голову.
- Жаль, - подтвердил Авалон, поднимаясь с места. – Лучше всего, если вы в ближайшее время не будете встречаться с Балтором и сражаться с ним. Каждая встреча с этим чародеем пагубно отражается на вашей сущности и пробуждает вашу темную половину. А Темная Блум наврядли станет сражаться с Балтором, - Авалон улыбнулся, но как-то горько, чем вверг Блум в ещё большее уныние. – Я бы мог попытаться запечатать ваше Зло, если вы не против…
- Да. Нужно что-то делать, - безучастно согласилась Блум.
- Блум, да что происходит, в конце концов?! – возмущенно вскрикнула Муза, прерывая милую беседу феи и мага. Авалон и Блум с одинаковой скорбью посмотрели на Фею Музыки.
- Все помнят Даркара? – похоронным голосом осведомилась у присутствующих Блум.
- Ну да! – удивленно кивнула Флора.
- Забудешь его, как же… - пробурчала Лейла.
- Отлично. Так вот, он жив, - Блум спокойно отреагировала на то, как профессор положил руки ей на голову, в отличие от подруг: мигом припомнив лже-Авалона, преподававшего на протяжении почти что целого года в Алфее, девушки дружно приготовились оборонять свою предводительницу. Но Авалон пронзительно глянул на фей, и те дружно устыдились.
- Ч-что значит, жив?! – ошарашено поинтересовалась Текна.
- А вот так вот, жив – и все, - невнятно пробормотала Блум: от рук Авалона исходило золотистое сияние, обволакивая её голову и растекаясь по волосам.
- Это заклинание будет сдерживать вашу тьму некоторое время, пока я не найду магические формулы посильнее, - произнес Авалон, отнимая руки от головы девушки.
- Спасибо. Будем надеяться, что это поможет, - Блум потерла лоб, старясь привыкнуть к неприятному ощущению обруча на голове.
- Блум, но Даркар не мог выжить… - попыталась образумить подругу Текна. – По всем признакам, он…
- Он жив, понимаете? – Блум с болью посмотрела на подруг, и у тех мгновенно пропала всякая охота спорить. – И мало того, что он жив, так ещё и пытается вернуть Темную Блум!
- У него не выйдет! – решительно заявила Стелла: остальные поддержали принцессу Солярии нестройным гулом голосов.
Авалон, наблюдающий за студентками, странно хмыкнул:
- Кто знает, кто знает… Сам-то он, как ни крути, а вернулся.

Балтор осматривал дворец Лорда Даркара, возвышающийся вдалеке, с лицом матерого критика. Трикс, которые крутились тутже, так и подмывало спросить, что видит их могущественный спутник, но чувство самосохранения остужало любопытство девиц лучше самого большого ведра воды.
- Как интересно, - наконец пробормотал Балтор, и снова надолго замолк, вызвав целую бурю эмоций на лицах ведьм.
Он каждой клеточкой ощущал сильный, пронизывающий зов, адресованный их с Лордом, пытающимся вернуться с того света, общей знакомой. Этакой рыжеволосой, с красивыми крыльями. Почти так же отчетливо чувствовал, как бешено сопротивляется Блум. И с такой же ясностью видел внутренним зрением беснующуюся в золотой клетке внутри Огненной Феи темную фею со змеиными глазами.
- Как интересно, - повторил чародей и, развернувшись, побрел прочь. Трикс недоумевающее смотрели ему вслед.

- Нолав, ты точно не сможешь выйти завтра на смену? – тщательно скрывая разочарование, поинтересовался в пятый раз начальник. Высокий мужчина приятной наружности с длинными собранными в хвост черными с ранней проседью волосами мрачно качнул головой из стороны в сторону в ответ, не отрываясь от работы.
- Жаль, - буркнул начальник и, что-то чиркнув в своём блокноте, вышел из отсека.
Мужчина в тот же миг выпрямился и с явным отвращением на красивом лице отряхнул руки от копоти. Затем, начертив на капоте аэромобиля странный символ, полыхнувший золотым, что-то прошептал, прикрыв глаза. Техника странно дернулась и недовольно, словно разбуженный зверь, заурчала вмиг починенным двигателем.
Мужчина, некогда носивший в измерении Магикс имя профессор Авалон, удовлетворенно хмыкнул, бегло осмотрев мотор аэромобиля, и закрыл капот. Техника мгновенно замолкла.
- Вот именно, что жаль, - пробормотал он, проводя ладонью по гладким черным волосам. – Жаль, что мне придется все-таки выйти на вашу чертову работу, если не завтра, так послезавтра!
Да, преподавать в школе фей было хоть и противно, но куда веселее. Особенно, когда у них с Блум начинались сеансы гипноза. И что за удовольствие было наблюдать за сияющим личиком юной барышни, когда он проявлял к ней внимание! А любоваться на ревниво перекошенное лицо её кавалера, принца Ская? Не говоря уж о тех минах, которые появлялись на мордашках остальных студенток, когда он, Авалон, давал явное предпочтение Блум, а не им!..
Авалон, хотя нет, теперь это был Нолав, душераздирающе вздохнул. Ах, ностальгия! Где теперь все это? Где теперь уроки философии магии, где теперь сияние глаз Блум, где теперь ревнивые лица учениц и Ская? И, главное, где теперь его хозяин, Лорд Даркар?..
В прошлом. Все это – в прошлом, причем в далеком и, увы, невозможным для повтора.
Новел с отвращением взглянул на аэромобиль, который только что починил своей магией. Теперь, после поражения Даркара и победы WinX, он был вынужден скрываться в этом малоприятном измерении под названием Эрик, где носил личину простого ремонтника поврежденных аэромобилей по имени Нолав А. . Здесь, в Эрике, магия была малоизвестна, но не запрещена. Поэтому иногда все-таки попадались чародеи и ведьмы, которые, однако же, не пользовались популярностью, скорее, совсем наоборот. Потому пользоваться магией Нолаву приходилось скрытно.
И все-таки, такой вот малоприятный и чуждый мир Эрик был гораздо привилегированнее какого-нибудь Резота. Хотя бы тем, что здесь его не искали поставщики заключенных на измерение Омега.
Нолав вздохнул, уже намного тише и обреченнее. Ну, что поделать, если уж эти добренькие разноцветные феи WinX оказались сильнее его владыки? И что поделать, раз уж Тёмная Блум так легко поддалась влиянию Ская, его плаксивым убеждениям вернуться, клятвам в любви и тому подобное?..
Тёмная Блум. Едва вспомнив острый, как лезвие клинка, взгляд змеиных глаз избранницы Лорда Даркара, Нолав вздрогнул. От такой хозяйки он бы не отказался. Эта мощь, эта злоба, это коварство, эта целеустремленность – как много с помощью сей Тёмной Феи смог свершить Тёмный Феникс!..
- Если бы ты была со мной, моя госпожа, мы бы вернули хозяина к жизни и к власти!.. – горько прошептал Нолав.
«Так помоги ей пробудиться!!!» - в тот же миг раздался клокочущий крик в его голове.
Нолав вздрогнул, пошатнулся и еле успел схватиться за капот аэромобиля. Техника недовольно сверкнула фарами, запищала набирающей голос сигнализацией. Новал, досадно поморщившись и вспомнив, что его руна починила исключительно все в этом металлоломе, махнул рукой, прекращая истерику аэромобиля.
- Хозяин, это вы?.. Это действительно вы?.. – тихо, не веря своему магическому восприятию, спросил Ангел Смерти.
«Да!!!» - гневно отозвались в его голове.
- Хозяин… Хозяин, как я рад!.. – Нолав хотел было бухнуться на колени, но резкий клокочущий птичий крик быстро разуверил его в сим намерении.
«Помоги пробудиться Тёмному Дракону!.. Она вернёт меня в мир живых окончательно… Помоги ей пробудиться!!!» - то затихающим, то властно набирающим громкость голосом приказал Лорд Даркар, невесть откуда транслирующий мысли свои преданному слуге.
- Я… Я повинуюсь, владыка. Но как?
«Глупый вопрос. Сделай так же, как и в прошлый раз!»
- Но хозяин… - Нолав помялся, не зная, как выразить свои мысли. – Светлая Блум стала гораздо сильнее с момента вашего… изгнания. Я не знаю, смогу ли пробудить хозяйку!..
В голове темного мага ядовито рассмеялись, невероятным образом сочетая человеческий смех с птичьим клекотом и змеиным шипением.
«Она сама… откликнется… только достучись… И не медли!..»
Приказ, прозвучавший в диалоге в самую последнюю очередь, пронзил сущность лже-Авалона насквозь. Нолав содрогнулся, чувствуя приток былой мощи, с удовольствием распахнул свои золотые крылья, чувствуя, как на лице проявляются красные руны – символ его силы и метка его, так сказать, персонального Зла. Взмыв под самую крышу скромного ремонтного цеха, Ангел Смерти издал пронзительный крик, эхом прокатившийся по пустым помещениям амбара. После этого буквально воскресший Ангел Смерти взмыл в небо, разбив стеклянный купол крыши, и исчез, золотой искрой пронзив лазурный небосвод измерения Эрик.
Начальник бригады по ремонту аэромобилей не дождется своего лучшего работника, Нолава А., ни через день, ни через два, ни через месяц.
Потому что Нолава А. больше не было. Был только Ангел Смерти, златокрылый Тёмный Авалон с красными рунами на отмеченном Злом лице.
И у златокрылого Тёмного Авалона было задание, которое следовало выполнить, во что бы то ни стало.

Блум коротко вскрикнула, просыпаясь в холодном поту. Над ней встревожено склонилась Флора.
- Блум, милая, что случилось?.. – тихо, чтобы не разбудить спящих за стенкой подруг, спросила Фея Растений и Цветов. – Опять этот проклятый кошмар?..
Блум, кое-как успокоившись, кивнула, приняв из рук обеспокоенной подруги стакан воды.
- Д-да…
- Позвать профессора Авалона?..
- А он… Он не разозлится?.. – наивно произнесла Блум, смущенно глянув на Флору.
Обоих студенток ожидал сюрприз.
- Не разозлится, - прозвучало под сводами комнаты фей. – Ибо ему тоже не спится в тихую летнюю ночь.
Блум с тихим писком натянула покрывало до уровня глаз, Флора с менее тихим возгласом быстро сиганула под своё одеяло, спрятавшись с головой. Из-за стенки, в комнате Музы и Текны, раздались удивленные голоса. Заглянувшая в комнату подруг Муза услышала удивленный вопрос профессора:
- Девочки, что у вас происходит?.. – и с малопонятным визгом захлопнула дверь со своей стороны.
На минуту в комнате девушек стояла тишина.
- Эээ… Знаете… То, что я могу говорить с вами на расстоянии, ещё не значит, что я могу так же хорошо вас видеть… И видеть вас вообще, - смущенно кашлянули голосом Авалона спустя паузу. – Если вы не возражаете, я сейчас к вам приду, хорошо?..
- Вы дадите нам несколько минут, чтобы одеться?.. – донеслось из-под одеяла Флоры.
- Конечно, конечно! Я ж не извращенец какой-нибудь… - судя по голосу, улыбнулся Авалон и прекратил трансляцию своих речей.
Едва в комнате девушек наступила тишина, Блум и Флора, разом повскакивав со своих постелей, организовали бурную деятельность. К приходу профессора Авалона, одетого только в халат, девушки уже были полностью готовы хоть к походу в музей. По крайней мере, видок у них был такой, будто они и не ложились.
- Эээ… - профессор Авалон критически поглядел на с тихой руганью пытающуюся подкрасить таки глаза за спиной Блум Флору. – Не стоило так…
- Что вы, профессор! – натянуто улыбнулась Блум. – Ваш визит для нас аки праздник!
- Угу, главное, чтоб праздник этот не сваливался, как снег на голову… - тихо проворчали за её спиной; Блум натянуто широко улыбнулась профессору.
Дверь в комнату Блум и Флоры приоткрылась, и в помещение бочком протиснулись остальные четыре WinX, все разодетые и подкрашенные. Без макияжа осмелилась прийти только Лейла, но одно только её выражение лица говорило Авалону о-очень многое.
- Эээ… - неуютно чувствуя себя под пятью разгневанными, смущенными и выжидающими взглядами (если не учитывать один наиболее бьющий по нервам жалостливо-обреченно-унылый), преувеличенно бодро хлопнул в ладоши, заставить присутствующих дам вздрогнуть, Авалон. – Итак, Блум, насколько я понимаю, вам приснился очередной кошмар?
- Да, - кротко кивнула его основная оппонентка (жалостливо-обреченно-унылый взгляд сменился мрачно-выжидающе-унылым).
- И что?..
- Новые детали, - коротко ответила Блум (мрачно-выжидающе-унылый взгляд сменился мрачно-уныло-предвкушающим нелегкую беседу).
- Ну и?..
- Какой вы разговорчивый, профессор, с ночи попозже, - язвительно зевнула Стелла; на неё шикнули, но Авалон предпочел сделать вид, что не расслышал подколки сонной принцессы Солярии.
Блум помялась, не зная, с чего начать. Авалон, вздохнув про себя, жестом предложил ей сесть. Девушка не замедлила воспользоваться оказанной вежливостью, и не только она. Профессор как-то не приметил, как дурак-дураком остался стоять посреди помещения один-одинёшенек. WinX мрачно смотрели на него снизу-вверх, но Авалон почему-то чувствовал себя так, словно сверху-вниз смотрел не он, а как раз на него.
- Вы уже знаете, что до этого момента мне снилось, как я убегаю от огромной птицы, сотканной из тьмы и багрового света, потом падаю, а птица с клокочущим криком опускается на меня… - невнятно начала Блум. – Но теперь… Сегодня мне приснилось продолжение.
- Это важно, - серьезно кивнул Авалон: за его спиной красноречиво зевнула Муза, удобно устроившаяся на плече у Лейлы.
- Эта птица… Она опускается на меня и будто… Даже не знаю… будто впитывается в меня! Я чувствовала, как она окутывает меня, одурманивает… но я вскакиваю и бегу. Мне почти удаётся добежать до реки, но передо мной опускается… - Блум запнулась и стрельнула глазами в сторону профессора, как показалось последнему, немного опасливо.
- Попробую угадать. Перед вами внезапно опускается мое Темное воплощение? - со вздохом предположил Авалон.
Огненная Фея, помявшись, кивнула. Лейла, поняв, что речь повернула в интересное русло, бестактно растормошила негодующе засопевшую Музу, шепотом пересказала новости ночи. Муза с отсутствующим лицом кивнула, проморгалась и тоже шепотом попросила повторить на бис.
- А дальше? – приподнял брови Авалон.
- Дальше… дальше вы… Простите, он… Ой… - Блум приложила руку ко лбу, запутавшись. Авалон понимающе вздохнул.
- Ну класс… - ворчливо оценили со стороны слушателей голосом Стеллы.
- Короче, Ангел Смерти сграбастал меня на руки и взмыл в небо! – обреченно и на одном дыхании закончила Блум. – Все!
- Так, - на лице Авалона отразилась работа мысли. – Так…
На несколько минут в комнате наступила тишина, серьезно бьющая по нервам. Муза успела снова задремать, Флора таки накрасила глаза, Лейла продолжала буравить взглядом измеряющего шагами комнату профессора, за которым равномерно поворачивались головы остальных. Авалон мрачно шевелил губами, хмурился.
- Так, - в сотый раз (Стелла, по крайней мере, говорила, что в сотый) пробормотал Авалон, резко останавливаясь. Шесть мрачных взглядов поубавили его решимости вынести «приговор», но профессор вовремя вспомнил, кто тут студенты, а кто преподаватель. – Так!..
- Сто первый, - скучающе прокомментировали голосом Стеллы.
- Блум, вам нельзя покидать Алфею в ближайшее время, - Блум окончательно скисла: лица остальных фей были преисполнены такого негодования, что у Авалона возникло необоримое желание убежать от страшного гнева WinX. – Вам опасно находиться за пределами школы!
- Может, объясните, на каких основаниях Блум теперь считается пленницей Алфеи? – мрачно осведомилась Текна, приподнимая брови.
- Раз вы настаиваете, - когда профессор хотел, он мог быть о-очень язвительным. Таким же язвительным, как и поднятые средь ночи с теплых постелей студентки, у которых завтра чуть ли не пять зачетов разом, а им тут насильно научные лекции по структуре ауры и кармы фей-подростков устраивают. – Я полагаю, и не без причин, что сны мисс Блум – это своеобразные предупреждения её магической сущности…
- Темной или Светлой? – дотошно уточнила Флора, пряча тени.
Шесть выжидающих взглядов.
- Среднестатической, серой! – взорвался Авалон, но смог взять себя в руки. – Эти послания, сны, предупреждения, называйте, как хотите, рекомендуют Блум в настоящее время как можно реже высовываться за пределы Алфеи. Здесь, говорят они, Блум находится в относительной безопасности…
- Стоп! – властно вскинула руки Стелла. – А ведь в кошмаре Блум и вы присутствовали, профессор! Может, объясните смысл данного послания?
Пять настороженных взглядов, один обеспокоенный и один измученный – последний принадлежит Авалону.
- Так. Все помнят лже-Авалона? – начал издалека профессор.
- Ну?.. – положительно кивнули присутствующие.
- Вот и прекрасно! – показательно облегченно вздохнул Авалон.
Минутный ступор присутствующих.
- А-а! – через паузу протянула Стелла. – Все, дошло!
«Да неужто?..» - вымученно ехидно подумал Авалон, еле сдерживаясь, чтобы не поднять глаза к потолку. Чтоб не тратить время попусту, Авалон решил действовать тактично, резко, немного грубо:
- Короче! Блум опасно выходить из школы и вообще из своей комнаты – это раз! На свободе разгуливает мой двойник с маниакальными наклонностями – это два! Где-то в подземельях Магикса набирает силы злодей-шизоид, падкий на рыжеволосых фей, – это три!..
- Уже три часа ночи – это четыре!! – раздался гневный голос сонной Фарагонты под сводами комнаты. – Профессор Авалон, вы так громко говорите, что вашими стараниями поднята на ноги вся Алфея!!!
Профессор стушевался.
- Простите, мисс Фарагонта… - потупился маг.
С потолка хмыкнули.
- Пожалуйста, пройдите в свои аппортаменты. А вы, девочки, - феи вытянулись по струнке смирно. – Ложитесь спать. Завтра новый день и пять контрольных зачетов, плюс для пятерых из вас гарантирована встреча с Балтором и Трикс…
- Но!.. – попыталась вклиниться Блум.
- Блум, милая, я все понимаю, но раз профессор Авалон говорит «опасно», значит «опасно»!
- Прочтите, мисс Фарагонта… - в пол уткнулись уже два взгляда.
С потолка ещё раз хмыкнули, уже благосклоннее.
- Ну, чтож… Профессор?
- Д-да?..
- Будьте добры… Дайте девочкам спокойно лечь спать!
Авалона как ветром сдуло. Феи со смешками переглянулись. С потолка тоже насмешливо хмыкнули.
- Спокойной ночи, девочки.
- Спокойной ночи, мисс Фарагонта, - в унисон пожелали феи.
Через пять минут, когда все уже разошлись и разлеглись по своим кроватям, Блум услышала мрачное сопение с соседней кровати и приподнялась на локтях.
- Флора, что такое?.. – обеспокоено спросила она.
- Да так, ничего… Подводка размазалась… - мрачно буркнули в ответ, и все стихло.

Трикс сдержанно наблюдали за Балтором: тот уже битый час ходил взад вперед по территории их логова, не останавливаясь ни на секунду. Час назад, ну, может, полтора часа назад он внезапно проснулся с нецензурным криком, заставив сонно заметаться ведьм, а теперь вот обдумывал сон, который заставил его проснуться в холодном поту.
- Балтор, умоляю, прекрати метаться из угла в угол! – наконец взмолилась Дарси, хватаясь за голову: перед её глазами все плыло от наблюдения за не находящим покоя чародеем.
- Согласна с Дарси. Замри, будь добр! – поддержала сестру Сторми. – Нет сил больше смотреть на твои кренделя.
- Именно! – веско добавила к вышеприведенным доводам Айси.
Балтор озлобленно зыркнул на них, промолчал, но вместо того, чтобы сбавить скорость, наоборот, усилил её. Сторми взвыла уже через минуту созерцания его, как она выразилась, «кренделей». Айси с мрачным бормотанием сиганула под одеяло, сделав вид, что не замечает беснующегося предводителя. Дарси же, странно всхлипнув и прижав руку ко рту, шмыгнула вон из помещения, наружу. Балтор тихо, но эмоционально выругался.
«Ведьмы, чтоб их!.. – гневно подумал он. – Неблагодарные существа, как ни крути! Делаешь для них, стараешься, силы новые даешь, знаниями делишься, а в итоге?.. Блин, лучше б я с Тёмными феями или другими колдунами связался…»
Из головы чародея никак не выходил недавний кошмар, который, однозначно, вместе с ним видела и Блум – теперь Балтор в правильности своих догадок не сомневался. В последнее время их связь с этой жгучей рыжеволосой феей подозрительно натянулась, стала чуткой до ужаса. Возможно, как сейчас сильно подозревал чародей, Блум подсознательно старалась найти поддержку в тех, кто с ней был связан. А подсознание, как известно, привередливостью не отличается…
Балтор резко замер. Сторми, которая наблюдала за ним со всем вниманием, проводила вероятную траекторию пути чародея взглядом и только после этого догадалась вернуть глаза непосредственно на объект своих наблюдений. Балтор несколько минут не шевелился, задумчиво разглядывая стену перед собой. Сторми уже было облегченно вздохнула, но в этот самый миг Балтор странно хмыкнул, развернулся на каблуках и продолжил измерять комнату шагами.
- Не обращай внимания! – мрачно донеслось из-под одеяла Айси в ответ на очередной короткий вой Сторми. – Ложись спать, он как-нибудь сам успокоится…
Вернувшаяся некстати Дарси, держащаяся за живот, истуканом замерла на пороге комнаты, не сводя глаз с возобновившего метания чародея. Несколько секунд она сосредоточенно наблюдала за ним, затем резко развернулась и, вновь с силой прижав ладонь ко рту, опрометью кинулась наружу. Балтор кинул на спину феноменально быстро удаляющейся ведьмы жесткий взгляд, со злостью коротко хохотнул и продолжил измерять помещение шагами уже молча.
«Ладно. Предположим, Блум настолько растерянна и введена в отчаяние, что уже призывает на помощь кого угодно, причем и на подсознательном уровне тоже – чисто интуитивно, надо полагать. И если на открытый зов откликаются её подруги, учителя и этот, как его… А, да, Скай!.. То на подсознательный зов откликаюсь я, причем тоже – чисто интуитивно… - Балтор закусил губу, искренне ужаснувшись ходу своих мыслей. – Но тогда что же получается? Наша связь с феей окрепла уже до невозможного, или она только начинает крепнуть?.. И если да, то тогда до какой же степени мы с ней будем связаны на последней стадии?!..»
Разворачиваясь, чародей успел краешком сознания удивиться, отчего так долго нет Дарси?.. После чего продолжил свои нескончаемые метания, мгновенно отбросив посторонние мысли в сторону.
Балтор даже не подозревал, насколько своими мучениями облегчает состояние спящей на втором этаже Алфеи Блум.
И даже не представлял, по какой причине Дарси так долго отсутствует.

Ноги не доставали до пола. Оно и понятно, ведь её так высоко подняли, с силой прижав к стене! Воздуха катастрофически не хватало: он держал её за шею, причем держал отнюдь не нежно. Кое-как расцепив зубы и сделав ничтожный вдох, Дарси умудрилась простонать:
- Но ведь ты… - после чего предпочла за лучшее молчать в тряпочку, пока не спросят: её с силой ударили макушкой о стену.
- Молчать, - скучающим голосом прохладно посоветовал златокрылый Ангел с кроваво-красными рунами на лице.
Дарси послушно замолкла. Темный Авалон несколько мгновений рассматривал её левую руку, задумчиво пожевывая губами. Наконец, когда от нехватки воздуха у Дарси уже круги плыли перед глазами, Ангел Смерти мрачно соизволил поинтересоваться:
- Где?
- Что – где?.. – недоумевающее прохрипела ведьма, мгновенно почувствовала макушкой довольно жесткую стыковку со стеной. Ангел Смерти криво усмехнулся.
- Глумиксы, вот что. Где они? Все ваши три? – повторил он вопрос более пространно: Дарси задушено захрипела, и только тогда Ангел догадался немного ослабить хватку – но не настолько, чтобы у ведьмы хватило сил позвать на помощь или произнести заклинание.
Дарси поспешно втянула воздух сквозь плотно стиснутые зубы. Глумиксы, значит. Те самые волшебные побрякушки, которые им когда-то подарил Даркар.
Интересно, зачем они этому демоническому ангелочку?..
- Я не знаю… - затараторила ведьма, когда Ангелу надоело ждать крайне медленно формулируемого в головке девицы ответа, и он с банальной скукой на лице вновь познакомил затылок ведьмы со стеной. – Когда мы сражались с Даркаром, то с их помощью слились воедино, но… Но потом, разъединившись, мы потеряли сознание, а когда очнулись на Омеге, то этих бижутерий уже не было!.. Честно!.. Я не вру!!
- Ещё бы ты врала! – насмешливо усмехнулся Тёмный Авалон, опуская побледневшую от страха ведьму по стене на ярус ниже. В длинноволосой голове мужчины уже строились цепочки предположений, куда могли подеваться необходимые ему Глумиксы. Дарси, не забывая укоризненно хрипеть время от времени и протестующе мотать ногами в воздухе (хотя нет, если постараться, то носками можно коснуться пола…), скосила на него золотисто-карие глаза и пропыхтела:
- А… А зачем они тебе?..
Тёмный Авалон, незаметно вздрогнув, посмотрел в упор на молодую ведьму, заставив её покраснеть. Нехорошо усмехнулся краем рта, продемонстрировав ряд слегка заостренных зубов.
Где могут быть магические артефакты, которые испокон веков водились только в Магиксе, и нигде иначе?
Там же, где можно получить и самый могущественный артефакт этого измерения.
Тёмный Авалон оторвал очаровательную головку ведьмы от стены. Дарси испуганно захрипела, когда мгновение, показавшееся девушке целой вечностью, её продержали на расстоянии вытянутой руки в воздухе, а потом с явным удовольствием отшвырнули на землю, заставив корчиться и кашлять, судорожно вдыхая мерзлый воздух ночи.
«Ведьмы. Глупые, алчные, слабые ведьмы. Но, надо отметить, ранее довольно-таки полезные хозяину…»
- Скоро узнаете, - многообещающе донеслось до корчащейся на земле Дарси уже откуда-то с высоты. – Скоро вы все узнаете, Трикс.
Когда Дарси с ненавистью вскинула голову вверх, обшаривая горящим взором ночное небо, Тёмного Ангела уже и в помине не было. Только среди россыпи звезд медленно затухал золотой росчерк горящих неистовым огнем крыльев, рассекших небосвод мгновением раньше.

Продолжение следует...


Понравилось: 1 пользователю

Ух,я вас загружу!..

Четверг, 28 Августа 2008 г. 11:39 + в цитатник
Балтора все помнят?..(пересчитывает робко поднятые руки) Эт хорошо!
 (538x699, 78Kb)
Увы,в краткую характеристику вошли не все фауты...Поэтому пришлось сочинить малю-ю-юсенькую статью о Балторе.

БАЛТОР: 9 НЕПРЕЛОЖНЫХ ФАКТОВ.

1. ВОЗРАСТ.
Если учитывать, что внешне Балтор выглядит вполне молодо, то стоит предположить, что он был заточен Светлой Командой где-то в возрасте 17 лет. А если учитывать, что срок заточения укладывается ещё в 17 лет, то можно прийти к выводам, что Балтору на момент его освобождения из ледяного плена было уже около… 17+17… 34 лет! Хорошо сохранился, вьюноша! Причина такой сногсшибательной свежести (как внешней, так и внутренней) нашего готичного чародея, по моему мнению профи, заключается в его способностях: ведь Балтор обладатель Пламени Дракона, как и Блум, и что с того, что его Пламя - Тёмное? Кроме того, наверняка ледяной плен тоже оставил свой след.
2. ХАРАКТЕР.
Сложный во всех отношениях. Он может быть изысканным джельтельменом: море шарма и очарования, красивый сленг, таинственные взгляды, уникальная вежливость, прекрасные манеры и т.д. Благодаря этим качествам девицы – в частности Трикс, а ранее и Грифин – вешаются ему на шею. Но он может быть и натуральным монстром (причем иногда - буквально): жестокость, агрессия, вспыльчивость и заносчивость. Благодаря чему даже Трикс его боятся, а ведь сестрички не побоялись выступить против самого лорда Даркара! Стоит вспомнить, как сиганула за спину Айси Дарси, некстати упомянувшая как-то про проигрыш Балтора Светлой Команде в присутствии чародея, да и сама Ледяная Ведьма была бы непротив за кого-нибудь спрятаться. Многие фанаты привыкли считать Балтора натуральным извергом и садистом, и если с последним фактом ещё можно нехотя согласиться, то термин «изверг» наврядли присущ нашему «готичному парню», и многие знающие фанаты со мной согласятся.
3. ПРОШЛОЕ.
Трудно описать все с самого начала. Достоверно известно, что Балтор, как и Блум, тоже родом из Домино, где успешно родился, вырос и, собственно, стал высококвалифицированным и подающим большие надежды чародеем. Вот только парень оказался падким на могущество и власть: одержимый своей идеей «фикс», а именно – желанием стать самым могущественным чародеем в Волшебной Вселенной (и, желательно, правителем оной тоже), он принимает сторону Трёх Ведьм-Прародительниц, которым начинает с фанатизмом поклоняться наравне с некой молоденькой ведьмочкой по имени Грифин (да, я тоже была в шоке). Они были успешны, могущественны, у них были грандиозные планы (по покорению Вселенной), но в один прекрасный момент Грифин бросила Балтора «на произвол судьбы» и приняла сторону Светлой Команды. Неизвестно, что именно вынудило её на этот опрометчивый (по мнению Балтора) шаг: возможно, ведьма просто испугалась, но чего именно, грядущей ли в руки «партнёров» силы и мощи, или именно намерений своего «партнёра», остается тайной, покрытой непроглядным мраком. Известно, что именно предательство Грифин подвело черту под планами Балтора относительно его будущей карьеры в качестве правителя Волшебной Вселенной. Чародей не ожидал столь явного предательства со стороны своей «партнерши» и поэтому оказался неподготовленным к совместной атаке Светлой Команды, пополненной новыми силами, и грядущему вслед за нею пленению. Однако Балтор не зря считался выдающимся чародеем в Домино: перед самим пленением он умудрился сослать лидеров Светлой Команды, правителей Домино Марион и Олитерна (пардон, коли имя отца Блум неправильно написано), в отдаленное измерение, которое невозможно не только посетить, но и вообще отыскать в принципе. Последующие 17 лет Балтор провел в Омеге, закованный в лёд. Но вьюноша умел терпеть, и потому оказался готовым к внезапному освобождению из темницы с подачи сестёр Трикс. После этого основным желанием освобожденного чародея наравне с намерением выбиться в правители Волшебной Вселенной стало отомстить. Балтор незамедлительно приступил к выполнению обоих своих мечтаний, и некоторые фанаты мультсериала могут лучше меня рассказать о том, что последовало вслед за его освобождением.
4. СИЛЫ.
Огромны. Это не преувеличение, это констатация факта. Балтор смог обезвредить Белых Змей, ещё находясь в состоянии магического истощения после освобождения из своей темницы, а потом при минимальной поддержке Трикс перенестись на Андрос, навести там небольшой косметический ремонт (и пластическую операцию относительно русалок-стражниц), и самостоятельно отправиться на Солярию. Откуда он, кстати говоря, вернулся уже в своей былой неподражаемой магической форме. На протяжении всего третьего сезона Балтор совершенствовал свои силы, пичкая свою «карму» (или просто «магический резерв»») новыми волшебными формулами, позаимствованными (а, точнее, просто стыренными) из других измерений. Учитывая, что его способности в связи с этим стали слегка нестабильными – вот что значит «передозировка»! – Балтору пришлось даже позаимствовать (а точнее выкрасть) из музея Магикса ларец, позволяющий удерживать магию. Победить Балтора смогла только Блум, но даже ей бы это не удалось, если бы до того, как она вступила в схватку, Ведьмы-Прародительницы не явились к своему нерадивому адепту самолично и не забрали его Пламя Дракона (в связи с чем Балтор на какое-то время буквально потерял рассудок, нападая на все, что движется).
5. ВНЕШНОСТЬ.
Как высказалась Айси – «готичный парень». Это если коротко. Как называют Балтора иногда отдельно взятые фэны – «граф Дракула». Это тоже если слегка сократить. На деле же Балтор являет собой пример яркого представителя викторианской Англии (кто сказал «пережиток прошлого»?!..) или, если присмотреться, пример типичного итальянского аристократа (сеньор, вы просто неподражаемы!). Бледная кожа, длинные волосы бледно-рыжего цвета (хотя кто-то кощунственно заявляет, что Балтор типичный блондин, х-ха!), ледяные голубые глаза (с типичным ироничным прищуром), кокетливая улыбка типичного сердцееда (кто сказал «бабник»?!?) и очаровательная ямочка на подбородке – все это в сочетании с темным костюмом делает Балтора примечательным объектом даже на самой оживленной площади. В толпе сей чародей всяко не потеряется.
6. ТАЛАНТЫ.
Куча. Как признанных, так и непризнанных. Признанными талантами являются несомненные способности к магии (что не раз Балтором демонстрировалось), природный дар очаровывать даже таких ледяных красоток, как Айси (даже если потом они и ставят палки в колеса), выводить из себя отдельных личностей (в частности – Блум, ибо на протяжении всего третьего сезона именно Блум является негласной целью Балтора) и непревзойдённые успехи в покорении Волшебных Измерений (что тоже не раз демонстрировалось нашим готичным Наполеоном). Непризнанными являются, скорее всего, такие таланты, как умение обратить в свою пользу любую неприятность (так Балтор умело воспользовался атакой WinX на Облачную Башню, дабы ослабить Блум), оптимизм (…эээ, относительный, но в отличие от тех же Трикс или даже Даркара это сразу бросается в глаза), а также несомненная живучесть… хотя этот пункт можно отнести и к «признанным талантам» тоже.
7. ИСТИННЫЙ ОБЛИК.
Если у Блум истинный облик – Огненный Дракон, у Лорда Даркара – сотканный из тьмы и багрового света Феникс, а у объединенных Трикс – тёмное… эээ… нечто, похожее на амазонку, то настоящий облик Балтора – довольно-таки устрашающий крылатый демон. Этот вид наш готичный чародей принял в 25 и 26 сериях, когда насмешки Трикс его окончательно вывели из и без того шаткого душевного равновесия. В таком облике Балтор на самом деле непобедим, так как вся его мощь, накопленная за 17 лет до заточения и за короткий промежуток времени на свободе сконцентрирована до предела и находится в постоянной активации. Но если в 25 серии Балтор принял свой демонический вид добровольно (всего-то по причине нервного срыва), потеряв его после поражения от рук WinX, то в 26 серии Балтор стал демоном по воле Ведьм-Прародительниц, которым надоело наблюдать за жалкими попытками их адепта отомстить. Они отбирают силы Балтора, заставляя чародея временно обезуметь и получая контроль над его телом. Если бы Блум в какой-то момент не отправила свою сущность, своё Пламя Дракона, на поиски сущности Балтора, демон, находящийся под полным контролем Трёх Ведьм, наверняка разорвал бы Фей и Специалистов на красивые кусочки.
8. ДАЛЬНЕЙШАЯ УЧАСТЬ.
Эх… Участь Балтора незавидна. После того, как Блум находит истинную сущность чародея и частично гасит магию Ведьм-Прародительниц, Балтор, вновь получив контроль над своим разумом (но не над телом, которое до сих пор мечется в подземельях Андроса), предлагает ей сотрудничество. Чародей убедительным голосом расписывает Фее, что будет, если они объединяться, победят Трех Ведьм-Прародительниц, заполучат их силы и начнут править Волшебной Вселенной вместе. Однако Балтор неосознанно допускает грубую ошибку: надо было предложить девушке подобное раньше, до того, как он около двух раз обманывал её. Блум теперь не верит ни единому его слову, и, игнорируя замечание Балтора, что они, дескать, одно целое, тушит Пламя чародея окончательно. А в реальности Балтор в облике демона распадается на стоню-другую красивых кусочков и прекращает свое существование. Снимем шляпы и помолчим в знак траура и скорби.
9. ОТНОШЕНИЯ С БЛУМ.
Сложный вопрос. Многие сходятся во мнении, что эти двое испытывают друг к другу ненависть на последней стадии. Однако у меня лично есть малюю-ю-юсенькие подозрения. Сейчас можно отметить, что писатели (как фанфиков, так и полномасштабных творений) выделяют очень много «видов» любви. Примером может служить такой «вид», как чистая и непорочная любовь (Блум и Скай) или быстрая и поверхностная любовь (Дарси и Ривен). Случай же с Балтором и Блум не то, чтобы уникален, но встречается довольно редко. Примером подобной любви могут служить Похоть и Шрам (Fullmetal Alchemist) или Вилл и Шегон (Чародейки). Для наблюдательных зрителей не секрет, что Балтор обратил внимание на Блум с их первой встречи на Солярии: они разминулись на лестнице, и этот миг отмечен в мультсериале красной вспышкой и замедленным темпом, после чего Балтор обеспокоено оборачивается вслед Блум, не понимая, что же именно вызвало у него странное ощущение (о такой реакции говорит обеспокоено-удивленное лицо Балтора). Именно тогда, как впоследствии говорит Блум Майя, хозяйка острова Пирос, между феей и чародеем зародилась эта странная и непостижимая связь. Связь, которую Блум и Балтор готовы характеризовать, как ненависть и сильная антипатия, но только не как любовь. Их влечение друг к другу сводится к желанию отомстить и убрать противника со своего пути. Невозможность романа между этими двумя персонажами охотно поддерживает и большая часть фанатов, привыкших видеть Блум только со Скаем: то, что Балтор часто подтрунивает над Блум, выводит её из себя, делает ей сомнительные комплименты, а Блум негативно на все это реагирует, только укореняет их мнение во взаимной ненависти персонажей. Но зачем же так категорично? Неужели никто из зрителей не приметил и не принял к вниманию отдельный эпизод в серии «Море Тьмы», где Балтор сознательно спасает Блум со дна морского и даже пытается погладить девушку по щеке?..
Наверное, я увлеклась, а вам надоело читать. Тогда сразу перехожу к итогам. Блум и Балтор любят друг друга, но подсознательно, интуитивно скрывая свои чувства и загораживая их чересчур показательной антипатией одной к другому и наоборот. Подобный «вид» любви лично я называю «От любви до ненависти как от ненависти до любви – шаг длиною в вечность». Наблюдательные зрители с готовностью подтвердят мои выводы, ведь это так очевидно.

 (544x699, 63Kb)

Ну вот...Облом,одним словом...

Среда, 27 Августа 2008 г. 11:56 + в цитатник
Была я на одном форуме,где зарегестрировалась под ником "Тёмная Блум"..Тёмку свою оформила,фанфик выставлять начала,но - облом,конкретный и капитальный!Седня захожу-нету форума!У меня нервный тик и седой волос...Эх,Тёмные Силы...Ладно.Буду продвигать фанф тут!Любые вопросы и окликы по фанфу -в комментарии!Отвечу-100%!!!

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ С КРЫЛЬЯМИ БАБОЧКИ (часть 1)

…Она стояла перед ним, мрачно глядя ему в глаза. Блики пламени, порожденного его магией и танцующего вокруг, играли на её рыжих волосах. Трикс со смехом разбирались с остальными феями, не обращая внимания на странную тишину, царящую в огненном круге.
- Блум, сделай же что-нибудь!.. – полным отчаяния голосом крикнули извне огненной арены, и тутже донесся крик боли, потонувший в насмешливом смехе кого-то из ведьм.
- Да, сделай что-нибудь, Блум! – издеваясь, подхватила та же ведьма, вроде как Айси. – А то твои подружки превратятся в мороженое!
Он недовольно посмотрел в сторону веселящихся ведьм и снова перевел глаза на неё. Она выдержала его взгляд стойко, даже не дрогнув, когда кто-то из её подруг с душераздирающим криком упал на землю. Только голубые глаза и бледные как снег щеки странно блестели в неверном свете пламени.
- Так глупо попасться в столь очевидную ловушку, - прошептал он, однако его шепот все-таки долетел до неё. – Ты ведь знала, что здесь засада.
- Знала, - кивнула она.
- Тогда почему?..
Она промолчала, чуть заметно пожав плечами. Её крылья, несколько минут назад сияющие ярко и дерзко, померкли и будто потемнели изнутри. Он приблизился, в минутном порыве провел ладонью по её щеке.
- Это произойдет быстро и безболезненно, - тихо пообещал он.
- Как знаешь, - шелестящее откликнулась она.
О, Ведьмы-Прародительницы, лучше бы она его оттолкнула!
В ладони засияло голубое пламя. Он отошел на два шага назад, затем, чуть подумав, встал на шаг ближе. Она с безразличием наблюдала за ним. Только в голубых глазах плескалась боль.
- Эй, сестрицы, Балтор сейчас будет разбираться с Блум! – весело донеслось со стороны.
- Класс!!! – азартно подхватили оттуда же. – Эй, WinX, не хотите полюбоваться на смерть вашей подружки?
В ответ донеслись скорбные крики и стоны.
Он не выдержал.
- Прошу… Сопротивляйся.
Она снова покачала головой.
- Почему?..
Её ресницы медленно опустились и взметнулись ввысь, заставив сверкнуть бисер слез в свете огня. Он тяжело вздохнул.
- Я не хотел, чтобы все закончилось… именно так.
- Я знаю.
- Это моя вина…
- Наша, Балтор.
Он поднял на неё глаза, со смутным удивлением заметив, что видит её как в тумане. Щеки обожгло.
- Мы одно целое… - тихо прошептал он, вскидывая руку, покрытую колдовским огнем.
- Мы одно целое… - свистящим шепотом подхватила она, закрывая глаза и раскрывая свою волшебную сущность навстречу уже слетевшему с его пальцев огненному шару.
Извне огненной арены судорожно вскрикнули, кто-то зашелся в плаче. Трикс задорно засмеялись.
Она вздрогнула, широко раскрыв глаза, в которых на мгновение отразилась вся Волшебная Вселенная. Покачнулась. Медленно, будто нехотя накренилась вперед. Он успел сделать шаг вперед, принимая её себе на грудь и чувствуя, как судорожно, но тщетно пытается биться её сердце. Пламя их огненной темницы взметнулось вверх, скрывая от недовольно вскрикнувших ведьм и его, и её.
- Почему?.. – с болью прошипел он, чувствуя, как внутри что-то дернулось и оборвалось.
- Ты знаешь… - шепнули её губы; его шею обдало горячим воздухом – её последним дыханием. Он стиснул зубы, сдерживая крик.
- Я не хотел, чтобы все произошло именно так… - процедил он.
- Я знаю…
Пламя их временной арены медленно, прямо на глазах потухало …

Балтор резко вздрогнул, просыпаясь в холодном поту и садясь на кровати. Снова, в который раз за эти годы провел ладонью по лицу, стараясь скинуть оцепенение, вызванное кошмаром, преследующим его на протяжении уже трех лет.
И начавшихся в тот самый день, когда Блум застыла, прижавшись лицом к его шее в кругу огненной арены.
Балтор откинулся на подушки, ощущая, как с неохотой успокаивается сердце.
- Я не хотел, чтобы все произошло именно так, и ты это знаешь… - прошептал он, глядя на потолок. – Я не хотел быть твоим убийцей… Врагом, противником, соперником – да, но не убийцей…
- Балтор?..
Чародей вздрогнул, но незаметно, и с неохотой сел на кровати, мрачно разглядывая кокетливо мнущуюся на пороге его спальни Айси.
Когда WinX были повержены, а все измерения добровольно отдали свою магию Балтору и признали его как своим владыкой, как и самым могущественным чародеем в Волшебной Вселенной, Трикс отказались выбираться свой манор, оставшись с Балтором и аргументировав это тем, что ему понадобятся доверенные люди. И это притом, что с ТОГО САМОГО дня он их видеть не мог.
А уж считать их потенциальными любовницами – тем более.
- Я услышала шум в твоей спальне, - деланно нерешительно начала ведьма, вихляющей походкой приближаясь к его кровати и застывая статуей в его ногах. – Ну, и подумала… - одна лямка плохо скрываемой халатом прозрачной ночнушки будто ненароком сползла вниз по плечу. Айси похотливо закусила губу, пронзительно глядя на него.
Балтор поморщился.
- Тебе показалось. Уходи, - коротко приказал (да, именно приказал) он, исподлобья глядя на слегка удивившуюся ведьму.
- Но… - Айси убрала серебристый локон с лица, нерешительно сделав шаг назад.
- Ты не расслышала? – холодно поинтересовался Балтор, чуть приподнимая брови.
- Я… Как скажешь, - с отчетливым сожалением ответила Айси, поправляя лямку на плече и покидая его спальню. Балтор, мрачно посверлив ненавидящим взглядом дверь, которую ведьма захлопнула за собой преувеличенно громко, наложил на свою комнату чары. Теперь никто не мог до самого утра беспокоить его, заходя незваным в комнату, или слушать извне спальни его рассуждения.
Балтор снова откинулся на подушку, до боли изогнулся дугой, закусил губу, издал невнятный стон. Тело мгновенно пронзила слепящая вспышка боли.
Он находился в жуткой депрессии, по причине сопротивляющегося его власти королевства Эраклион, новый правитель которого, объявивший себя вдовцом после гибели Блум Скай, с завидным упорством повторял попытки отомстить за смерть любимой раз за разом. В этот временной период Балтор был как никогда близок к тому, чтобы уничтожить Эраклион, дабы избавиться он назойливого мстителя. Однако что-то внутри уговаривало его раз за разом оставить эту кощунственную мысль, принуждая решать проблему миром. Однако после очередного неудачного покушения Балтор не удержался: перенеся в свой замок взъерошенного Ская, он детально расписал ему то, как убил его подругу, немного приукрасив. Скай с криком боли кинулся было на Балтора, но, естественно, был отброшен назад. Попытка нанести удар по убийце Блум возобновлялась ещё несколько раз, но в очередной раз состыковавшись со стеной, Скай замер на полу, потеряв сознание. «Вот и все, - подумал тогда Балтор, поднимаясь со своего гротескного трона. – С мятежниками покончено…» Однако когда чародей почти что нанес последний удар, кто-то мягко отвел его руку в сторону, а потом ещё и дал легкий подзатыльник. Взбеленившийся Балтор был готов рвать и метать, он повернулся в сторону потенциального противника… и замер, встретившись взглядом со светящейся будто бы изнутри Блум. Фея укоризненно покачала головой, пожурила пальчиком побледневшего чародея и исчезла. После этого Балтор отправил бесчувственного Ская на его родной Эраклион и серьезно задумался над причиной подобных галлюцинаций.
У него не возникало ни малейших подозрений, что эта… «галлюцинация» была на самом деле призраком. Самым настоящим, из эктоплазмы и чистой космической энергии, о которой ходили легенды. Многие маги утверждали, что иногда становились свидетелями появления призраков и полтергейстов. На все вопросы заинтересованных они отвечали, что потусторонние сущности приходят в реальный мир только при своём желании, вызвать их насильно невозможно, и что они преследуют какие-то свои, одни им понятные цели. Цели, чаще всего связанные с их смертью или с незаконченными делами.
Но тогда почему же Блум не стала мстить?..
Балтор кое-как выровнял дыхание, обессилено упал на простыни, чувствуя озноб и слабость во всем теле. Подобное происходило с ним все чаще и чаще, будто что-то медленно тянуло из него все соки, выпивало саму жизнь. Балтор замечал, что каждым днём становится все слабее и слабее – не в магическом смысле, а в телесном. С каждым днем приступы боли крепчали, и если чародей мог по-прежнему одним жестом руки разметать город средней величины или воздвигнуть подобный ему, то после подобной демонстрации силы ему приходилось подолгу сидеть абсолютно неподвижно: каждое движение напоминало прикосновение раскаленного железа к коже. Иногда даже смотреть вперед казалось мучительной пыткой.
Порой Балтор ловил себя на кощунственной мысли, что Блум все же отомстила ему. И дело было даже не в том, что её призрак теперь преследовал чародея каждый миг его жизни, отнимая последние крохи спокойствия и при этом непостижимым образом даруя слабую надежду.
Просто в тот день, когда Блум обмякла у него на руках, Балтор и начал ощущать вспышки слабости и боли, которые медленно убивали нового властителя Волшебной Вселенной.
Балтор нашарил дрожащей рукой воздушную нить, вытащил из-под подушки маленький голубой кулон в виде сердца, бережно снятый в день последней схватки с шеи принцессы Домино. Приподняв кулон на уровень своих глаз, чародей вгляделся в мерцающую глубину сердца Пироса.
- Я знаю, что ты слышишь меня… - прошептал чародей, ощущая странную горечь во рту. – Если ты жаждешь моей смерти, не утруждайся… Я сам приду к тебе.
По комнате Балтора на какой-то миг распространился мягкий розовый запах.
«Идиот…» - коснулся слуха чародея ласково-укоризненный шелест. Чародей рывком сел на кровати, но его взгляд не отметил никакого движения или постороннего шума; только снаружи шуршал дождь, природный, не колдовской, так как первым правилом в списке поведения Сторми было «никаких наколдованных ливней». Волнуясь, Балтор создал магический светильник.
Холодное синевато-голубое пламя озарило комнату, прогнав из её углов все тени.
Комната была пуста.
- Послышалось… - со смесью облегчения и досады протянул Балтор, снова падая на кровать и закрывая глаза. В его судорожно сжатых пальцах таинственно мерцал в гаснущем свете волшебного светильника кулон с острова Пирос.
Но что-то говорило чародею, что ему отнюдь не послышалось…

В зале было как никогда душно. Чародею, сидящему на троне и скрытому от присутствующих пеленой невидимых чар, казалось, что он задыхается. Однако неприятные ощущения не могли помешать ему наблюдать за страстями, которые кипели прямо у него под носом.
Естественно, молодой «вдовствующий» король Эраклиона, очнувшись у себя во дворце в окружении друзей, не счел нужным воздать хвалу Создателю за чудесное спасение. Вместо этого разъяренный «милостью Владыки», король Скай молнией принесся сюда, в Магикс, где в тёмном дворце, воздвигнутом после победы над феями, уже который час дожидался аудиенции с «Владыкой», даже не подозревая, что оный уже давно сидит прямо перед ним, мрачно наблюдая за метаниями мятежного правителя Эраклиона. След в след за Скаем носилась и Диасперо, которая до сих пор лелеяла надежду стать супругой своенравного короля, и надежда эта после гибели Блум несколько окрепла. Спутники Ская, его друзья по команде, а теперь и его советники, угрюмо наблюдали за метаниями короля и его безуспешной воздыхательницы, изредка перебрасываясь малозначащими фразами.
- Я уничтожу его! – в очередной раз взвыл Скай Эраклионский, потрясая в воздухе кулаками.
«Мечтать не вредно, мальчик…» - мысленно усмехнулся Балтор, ничем не выдавая своего присутствия, удобно устроившись на с виду пустующем троне.
- Да что же с тобой такое?! – горестно воскликнула Диасперо, которая считалась в других измерениях главной пособницей «Владыки» и его фавориткой (вот только Балтор почему-то терпеть не мог её присутствия). – Взгляни вокруг! Вспомни прошлое! Он могущественен! Ты не сможешь даже поцарапать его!.. – эмоциональная блондинка повисла на руке у гневающегося на всех и вся короля.
«Что верно, то верно…» - с безразличием согласился Балтор, равнодушно наблюдая за чисто семейной ссорой, происходящей в его главном зале. К слову, Диасперо не раз после гибели Блум приходила к чародею с просьбами изготовить для неё ещё немного того эликсира, с помощью которого она когда-то приворожила объект своих мечтаний. Девушка до сих пор не могла понять, почему «Владыка» отказывал ей раз за разом, причем резко и в немного нецензурной форме.
Да и сам Балтор ломал над этим голову. Иногда.
- Я уничтожу его! – в ответ на такую трогательную заботу снова сотряс воздух в зале своим рыком Скай («Повторяетесь, друг мой...» - безразлично отметил Балтор). – Он убил её, понимаешь?! Убил, причем наверняка в неравной борьбе!.. А я… Я даже не знал, куда она с подругами направилась!.. Я даже не смог поддержать её, не смог её защитить!!..
«Вот те на!.. – Балтор инстинктивно накренился вперед, впиваясь взглядом в гневно-беспомощное лицо короля Эраклиона. – Она его не оповестила! И наверняка остальным сказала молчать, чтобы парень не совершил оплошность, двинувшись следом за ними… Какая трогательная забота! - у чародея дёрнулся уголок рта, но тут же застыл. – А вдруг… Вдруг дело не в этом эксцентричном юноше?..»
Диасперо горестно всплеснула руками, в тщетной надежде обернулась к молча внимающим горестным завываниям друга Специалистам. Те, как по команде, дружно пожали плечами, демонстрируя свою беспомощность.
- Она… Она наверняка была ведьмой! – внезапно срывающимся на фальцет голосом крикнула отвергнутая когда-то невеста, поворачиваясь к резко остановившемуся Скаю. – Да, она наверняка была ведьмой, тёмной, злой, жестокой, и только с виду мягкой и пушистой!!.. Иначе ты бы не любил её до сих пор, после её смерти!!!
Скай скрипнул зубами, делая шаг навстречу смертельно побледневшей девушке, сжал кулаки. Однако прежде, чем он смог раскрыть рот, со стороны пустующего трона донесся тихий, донельзя усталый голос:
- Она не была ведьмой.
Все замерли. На фоне темного трона медленно начали проявляться контуры человеческого тела. Миг – и на троне уже сидел Балтор, задумчиво подперев подбородок кулаком, на запястье которого переливался всеми оттенками голубого кулон, вызвавший невольную дрожь у присутствующих.
- Она не была ведьмой, - задумчиво повторил чародей, глядя будто бы сквозь дерзко оставшегося стоять Ская, в то время как остальные учтиво склонились в поклоне.
- Ты… - король был вне себя: голубые глаза источали смесь ненависти и презрения. – Убийца!..
Балтор невольно поморщился.
«Смело, мальчик. Очень смело… - мысленно одобрил чародей, пристально изучая чуть прищуренными глазами взбешенного правителя Эраклиона. – Только вот так глупо… Так глупо, что ты себе даже не представляешь, насколько…»
- Убийца, - спокойно согласился он, чуть пошевелив запястьем, с которого свисал играющий на свету кулон: по резко побледневшему лицу молодого «вдовствующего» короля пробежали голубые блики. – А ты слабак.
Тишина. Натянутая, как тетива на луке, и испуганная, как только что пойманная и посаженная в клетку птица.
- Что ты сказал?.. – тихим, не предвещающим ничего хорошего голосом с нервным смешком спросил Скай, делая медленный шаг к трону. – Кто я?!..
«Хотя нет. Ты ещё глупее, чем я думал…»
- Слабак, - охотно повторил Балтор, любуясь переливающимся кулоном. – И трус к тому же.
- Скай, не смей! – выкрикнул Ривен, но поздно: король Эраклиона уже с гортанным криком рванулся к противнику и попытался взять чародея за грудки. Наверное, он сам не понял, почему внезапно очутился на былой дистанции у самого подножия гротескного трона, причем в лежачем положении.
- Твои попытки вызывают лишь смех и сочувствие, - искренне посетовал Балтор, краем глаза наблюдая, как разгневанный король старается подняться с пола, отвергая помощь суетящейся тутже Диасперо. – Скажи, когда ты угомонишься?
- Когда ты отправишься в Преисподнюю! – дерзко выкрикнули срывающимся голосом в ответ.
«Даже так?..»
- Очень хорошо. Ну, отправлюсь я в Ад, - скучающе кивнул Балтор. – Ну, отомстишь. Ну, успокоится твоя душенька… - чародей резко накренился вперед, хищно заглядывая в недоумевающее лицо юноши. – А что будет дальше, ты подумал?
Тишина. Все такая же натянутая, испуганная, но уже со странным оттенком обреченности, какая бывает у смертника, когда он уже выдернул чеку гранаты, но в глубине души все ещё не смерился с неизбежностью смерти.
- Я уйду, - наконец нерешительно протянул Скай. – Уйду вслед за ней…
«Идиот!..» - мысленно рявкнул Балтор, внешне оставаясь дьявольски спокойным.
- А твое королевство? – деланно, - но как искусно деланно! - равнодушно поинтересовался чародей, перебирая пальцами серебристую нить кулона. – Бросишь его на произвол судьбы? А твои родители? Оставишь их страдать и лить слезы над твоей могилой?
- Тебе-то что?! – процедил сквозь зубы Скай, яростно отталкивая горестно взвывшую при этих словах Диасперо.
«Нет. Ты не просто идиот. Ты – идиот в квадрате!..»
- А тебе не кажется, что Блум бы этого не хотелось? – приподнял брови Балтор, медленно поворачиваясь лицом к Скаю.
Тишина. Не натянутая, не испуганная и даже не обреченная. Только полная глубокой ненависти.
- Не смей произносить её имя!!! – разнесся по залу яростный вопль Ская.
- Скай, милый, одумайся!.. – всхлипнула Диасперо, вновь повисая на локте короля. – Имя этой ведьмы недостойно звучать из твоих уст!..
- Ты!!.. – правитель Эраклиона перевел гневный взгляд со скрытого в тени трона на перепуганное лицо своей воздыхательницы. – Что тебе нужно от меня?! Я же говорил тебе, и не раз – я не любил тебя, не люблю, и никогда не полюблю! За всю свою жизнь я любил только Блум!!!
Диасперо залилась слезами.
- Ну, точно, она была ведьмой!.. – горестно выкрикнула принцесса, пряча лицо в ладонях. - Ведьмой, ведьмой, ведьмой!..
- Она не была ведьмой, - устало повторил Балтор, мгновенно прекратив истерику Диасперо; подумав, чародей негромко добавил: - Если бы она была ведьмой, то не отвергла бы моё предложение…
Тишина, в который раз за этот нелегкий разговор, накрыла зал. Балтору на какой-то миг даже показалось, что он слышит биение своего сердца. Первым очнулся Ривен.
- Что вы хотите сказать? Какое такое предложение? – напряженно поинтересовался Специалист, опасливо глядя то на искусно изображающего скуку чародея, то на застывшего изваянием Ская.
Маска ледяного равнодушия Балтора дала трещину. Чародей нахмурился, его пальца начали вертеть цепочку с кулоном гораздо активнее. У уголков рта мужчины появились складки.
- Это было давно… И эта история займёт много времени, - наконец неохотно ответил Балтор, глядя в одну точку пред собой.
- Мы никуда не торопимся, - процедил в ответ сквозь зубы Скай, резко складывая руки на груди.
«О, Ведьмы-Прародительницы… Нет, не они… Дай мне сил, Блум, молю тебя…»
- Это произошло три года назад, и многое с того момента стерлось из моей памяти, - негромко начал Балтор, сосредоточенно глядя на кулон, неестественно ярко сверкнувший за миг до того, как он начал рассказывать. – Поэтому не просите меня уточнять или припоминать какие-нибудь детали…
- Не беспокойся, у нас богатая фантазия, - «утешили» его голосом Ская.
Балтор усмехнулся.
- Не сомневаюсь, - чародей резко нахмурился, выпрямляясь на своем гротескном троне. – Итак, господа, прошу тишины! – властно пронеслось по залу. – Я начинаю…

Осень. Он любил это время года. Время, когда все одевалось в теплые золотые тона, а кругом кружились в восхитительном вальсе сброшенные готовящимися к зимней спячке деревьями разноцветные листья. Время, когда небо чаще всего было покрыто мрачными серыми тучами, только делающими прекраснее природу своим угрюмым видом. Но даже если случалось чудо, и из-за тяжелой пелены на небе выглядывало солнце, все вокруг преображалось, искрилось всеми оттенками золотого, источало непонятную и непостижимую энергию. Он любил это время, когда все вокруг с легкой грустью готовилось умереть.
А она любила весну, когда все пробуждалось, одевалось в яркие одежды, распускалось, дразня окружающий мир и уходящую вдаль зимнюю пору своими цветами и оттенками. Она любила время, когда все то, что медленно умирало осенью, вновь распускалось и оживало, ещё более прекрасное и восхитительное, нежели раньше.
В то время как он казался вестником осени, она всем своим видом напоминала вечно юную богиню весны. Прекрасную, живую, непостоянную, чудесную богиню…
Даже теперь, когда вокруг, мягко кружась в воздухе, ложились у её ног медленно потухающие золотые и красные листья, она была ангелом, отпущенным на какое-то время весной на землю. Вода опасливо прикасалась к кончикам её туфель, ласково и нежно, словно извиняясь за подобное святотатство.
Ему ужасно хотелось подойти к ней и, дурачась, закрыть ей глаза ладонями. Но это было бы непоправимой ошибкой. В первую очередь, потому что за ней могли наблюдать спрятавшиеся где-нибудь неподалеку WinX или Специалисты (хотя нет, наврядли, она же обещала, что придет сюда, на озеро, абсолютно одна, и сама мысль о несоблюдении ею условий встречи казалась кощунственной). А во вторую очередь, потому что…
Он ужасно боялся сделать первый шаг сам.
- Сюрприз, - наконец негромко произнес он: воплощение самого шарма, мягкая улыбка, иронично прищуренные глаза, независимый внешне, но скованный внутри.
- Глупый, - мягко откликнулась она, не спеша оборачиваться: нежность и ласка, и, судя по голову, усмешка на губах, мягкая и почему-то грустная.
Он изогнул бровь.
- Глупый? Кто глупый – я или сюрприз? – со смешком решил уточнить он, неслышно приближаясь и замирая рядом; да, так и есть, нежная, но при этом и горькая усмешка чуть заметно легла на её губы.
- Вы оба, - она наконец повернулась к нему, открыв глаза: в их голубом омуте, где он мгновенно утонул без шанса на спасение, плескались горечь и боль.
Он напрягся.
- Что случилось? – как-то зловеще прозвучал в неестественной тишине его вопрос.
Она чуть склонила голову набок. Огненно-рыжая прядь опустилась на её лицо, и он, не удержавшись, мягко убрал её, словно невзначай коснувшись тыльной стороной ладони её щеки. Она улыбнулась одними глазами – на губах по-прежнему играла горькая усмешка.
- Случилось, - негромко согласилась она, немного отстраняясь от него: в его серебристо-голубых глазах появилась тревога. – Я обдумала твое предложение.
- И?..
- Нет.
Он почувствовал себя так, словно провалился в глубокую проталину, прямо в ледяную воду. Осень, царящая вокруг, резко потеряла свои краски, тепло и прелесть. Он медленно, будто в кошмарном сне, покачал головой.
- Не верю…
- Прости.
- Не говори так…
- Ты знал с самого начала, что именно я скажу тебе здесь и сейчас. Поэтому не надо, - она покачала головой, закусив губу: в её глазах стояли слезы. – Не надо делать из этого трагедию.
Он снова хотел покачать головой, но резко замер; кровь отхлынула от его лица. Как ни прискорбно, но он внезапно понял, что действительно знал с самого начала, что именно разнесется над водами озера в этот день. Знал, как будет сформулирован ответ. Знал, как будет реагировать. Знал, что будет дальше.
И все же, все же… Где-то в груди теплилась надежда на счастливый конец. Как в тех романах, которыми Дарси и Сторми завалили его логово.
Но там были романы, а тут была жизнь.
И эта жизнь сама писала правила, а они… Они просто слепо им следовали.
- Это твоё окончательное решение? – услышал он свой сухой безжизненный голос, мертвым шелестом распространившийся над озером.
Вместо ответа – незаметный кивок и одиноко прочертившая свой мимолетный путь по щеке слезинка.
- Тогда скажи, почему?
Она чуть понурила голову. В глубине души он знал, что причина в её друзьях, в этом мальчишке Скае, в гибели её мира, в истории её родителей. Но он хотел услышать это из её уст, услышать своими ушами. Увидеть плеск боли в её голубых глазах, убедиться своими собственными глазами.
И понять, что, возможно, и у него был шанс занять свое законное место в её жизни – место не врага, а кого-то иного. Понять, что это щемление в груди и щипание в глазах не напрасны.
- То, что ты делал в последние месяцы… То, как ты побеждал нас… Побеждал меня, - глухо начала она, резко поднимая голову. – Это было благородно. Правда, это было благородно. Никаких лишних жертв, никакой невинной крови. Только наши сражения, в которые других принимать нельзя. Ты даже урезонивал Трикс, когда они входили во вкус, силой уводил их с поля боя… Но когда я поняла причину…
Он медленно кивнул. Да, это правда. Он придал их схваткам столь благородный вид только когда понял, что его неспособность причинить ей вред вовсе не следствие его слабости, неважно, телесной или духовной. Он просто не мог причинить ей вред. И все это, потому что он…
- Я знаю, что нужна тебе, - её ладонь коснулась его щеки, обожгла приятным живым теплом; он прикрыл глаза. – Я нужна тебе, и не только потому что мы - одно целое… Но, - тепло ладони соскользнуло вниз и исчезло, заставив его содрогнуться, словно от боли: он уже понял, то она скажет. – Но им я нужнее, Балтор, - горечь, звучащая в её шелковом голосе была настоящей, и это приносило слабое утешение.
Он мотнул головой, показывая, что тему можно не развивать.
Теперь их сражения будут настоящими. Никаких поблажек, никакого благородства. И причина даже не в том, что он будет мстить, просто…
Просто теперь у них выхода не было, как такового.
- Прости, - негромко произнесла она, разворачиваясь и исчезая среди деревьев. Мгновение – и шелест её легких шагов затих.
Правильно, подумал он, до боли стискивая кулаки и скользя взглядом по водной глади. Такой ровной, такой тёмной…
Но разве он много просил? Разве мало обещал? Всего лишь, чтобы она была с ним, разделила его жизнь, положила конец его одиночеству…
По глади озера пробежала рябь: тёмные воды будто посмеивалась над ним. Не выдержав, швырнул в середину озера огненный ком, заставив воду недовольно зашипеть от соприкосновения с огнем. В воздух поднялось облако пара. Некоторое время он наблюдал за ним, не сведя взгляда даже тогда, когда оно растворилось.
А затем он просто упал на колени и замер истуканом, безразлично наблюдая, как вода касается её колен, впитываясь в материю штанов. Вода трогала его колени опасливо и нерешительно. Вода боялась его гнева.
Но гнева не было, как такового.
Равно, как и выбора…

Балтор чувствовал себя выжатым лимоном. Он убил все свое красноречие, когда рассказывал своим «слушателям» про отказ Блум от его предложения. Однако такие усилия у него вызвала вовсе не правдоподобность и реалистичность описываемых событий, а то, что он старательно пытался рассказать произошедшее три года назад сухо и равнодушно. Чтобы скрыть от «слушателей» тот ад, который вспыхнул в его душе, когда он начал свой рассказ…
Скай мрачно смотрел на него: за все это время он ни разу не пошевелился, будто на самом деле превратившись в статую. Диасперо стояла рядом с ним, обхватив себя за плечи: Балтор вяло отметил, что из всех, как говорили в других измерениях, «фавориток» именно она стала первой, кто узнал его маленький секрет. Специалисты угрюмо стояли позади правителя Эраклиона, не смея поднять глаза на «Владыку». Балтор сильно подозревал, что они опасались, что в их глазах он увидит ненависть.
«Ну и пусть, - внезапно с каким-то остервенением осознал Балтор, судорожно стискивая в пальцах цепочку кулона. – Пусть ненавидят, презирают, хотят убить!.. Я все рассказал, всю правду, всю подноготную… Моя вина лишь в том, что я оказался по ту сторону баррикад от неё…»
Разумеется, те картины, которые всплывали в его подсознании, не могли не изменить безразличного лица чародея, когда он рассказывал свой небольшой секрет. Специалисты, Скай и Диасперо прекрасно видели, как по лицу чародея то и дело пробегала тень, а слова произносились отрывисто и резко, будто Балтор выталкивал их из себя. Чародей словно отрывал их от своей души, раскрывая прошлое и вновь переживая его.
И Скай, который внимательно вслушивался в каждое слово рассказчика, не мог не заметить, какая боль сквозила в голосе Балтора. И, хотя разум юноши отчаянно сопротивлялся, сердцем король Эраклиона уже понял, что хладнокровный жестокий чародей, сидящий сейчас на троне и мучительно вглядывающийся в мерцающую сердцевину кулона, испытывал к его любимой отнюдь не ненависть…
И чем яснее он это осознавал, тем сильнее разгоралась жажда мести в его душе.
- Через некоторое время я и Трикс заманили WinX в ловушку, где я и… - Балтор запнулся. – И убил Блум. Она даже не сопротивлялась. После этого остальные феи потеряли свои силы… Я и раньше подозревал, что их способности напрямую связаны с Огнем Дракона Блум, ведь те, кто может управлять им, способны наделять частицей Пламени и тех, кто им хоть мало-мальски дорог. Но в тот день я получил четкие доказательства. Трикс хотели покончить со всеми феями в один день, но я запретил им. Отправил ваших несравненных защитниц Магикса и Волшебной Вселенной в Алфею… Насколько я понимаю, они до сих пор не могут преобразиться? – Балтор перевел пустой взгляд с кулона на пасмурные лица «слушателей».
Брендон кивнул.
- Да. Они не могут… - выдавил он из себя, покосившись на Ская.
- Ну, оно и понятно, - сухо отметил чародей, вновь поворачивая голову в другую сторону и ловя глазами голубые блики кулона. – Теперь они никогда не смогут преобразиться… А если и преобразятся, то снова опадут на первый уровень – станут обычными феями, никаких Чармиксов, никаких Энчантиксов… - Балтор безразлично поднял брови, скосив глаза на Ская. – Без Блум они ничего не стоят.
- С чего ты это взял? – Скай прищурился, рывком вырывая руку из пальцев Диасперо, которая старалась пробудить в своем потенциальном женихе хоть чуточку благоразумия. – Они и до Блум могли превращаться в фей!
- Но только с появлением Блум их силы начали крепнуть, - внезапно вмешался в разговор Хелия, до сих пор сосредоточенно сохраняющий молчание; Скай удивленно повернулся к другу. – Скай, он прав. Только при Блум девочки начали так резво и успешно продвигаться по магической стезе…
- Ты на чьей стороне?.. – настороженно поинтересовался Скай.
- Он нейтральный, - усмехнулся Балтор, но тутже вновь потемнел лицом. – Не волнуйтесь. Если у ваших подружек были зачатки хоть каких-то сил, то со временем они восстановят былую мощь. А пока что… - чародей резко поднялся с трона: голубой кулон, сверкнув всем на прощание, исчез в его рукаве; Скай скрипнул зубами. – Я прошу вас покинуть мой дворец. Покинуть добровольно, - последнее слово Балтор выделил, заметив нехороший блеск в глазах Ская. – Иначе вы покинете его ногами вперед.
Диасперо судорожно всхлипнула, потянула Ская за рукав. Тот даже не пошатнулся.
- Я доберусь до тебя, - мрачно пообещал он, глядя в холодные глаза противника.
- Многие такое говорили. И где они сейчас? – жестко усмехнулся чародей.
Скай снова скрипнул зубами. Вырвав рукав из пальцев Диасперо, он резко развернулся и быстрым чеканным шагом покинул главный зал. Вслед за ним потянулись и Специалисты, не забыв, впрочем, дружно, хоть и без особой охоты поклониться в знак почтения. Диасперо же замешкалась. Её золотисто-карие глаза вопросительно глянули на чародея, будто испрашивая разрешения. Тот устало вздохнул.
- Ну?.. – вымученно кинул он, демонстративно поворачиваясь к принцессе спиной.
- Балтор, я насчет эликсира… - робко донеслось из-за его спины.
Чародей мысленно взвыл, прокляв все и вся.
- Пшла вон!!! – сотряс воздух в зале его громовой рык; Диасперо, испуганно пискнув, молнией выбежала из зала. За её спиной глухо грохнули, закрываясь, черные ворота.
Балтор вымученно вздохнул, пригладил волосы. Бросил взгляд в сторону высокого узкого окна, сквозь разноцветные стекла которого пробивались лучи заходящего солнца.
- Только не надо нотаций, - мрачно произнес чародей, приподнимая брови и призрачно улыбаясь уголками рта.
Призрак рыжеволосой девушки с красивыми крыльями бабочки, сияющими изнутри нежно-голубым светом, укоризненно покачал головой.

- Чай, кофе, какао, капучино? Только быстрее выбирайте, пожалуйста, - язвительно бросила через плечо Дарси, насмешливо изогнув бровь. Диасперо, угрюмо сидящая за хрустальным столиком с резными ножками, только вздохнула.
- Кофе. Желательно с коньяком, - уныло произнесла она, пасмурно глада снизу вверх на Ведьму Внушения. Та вздернула и вторую бровь.
- Даже так? – протянула она, щелкая пальцами: кофейный сервиз, терпеливо дожидавшийся своего часа на столике, разлетелся в разные стороны и развил впечатляющую деятельность. – Принцесса все ещё страдает из-за неразделенной любви?
Диасперо только вздохнула.
- Угу… А Балтор все ещё посылает меня, когда я заикаюсь про эликсир, - уныло подтвердила она. Перед её носом с хрустальным звоном приземлилась полная до краёв чашечка кофе с коньяком. Дарси, осторожно принимая левитирующую перед её лицом чашку с капучино, уселась на свободный стул напротив страдающей принцессы.
- Ну, ну, - ободряюще протянула она. – Балтор не такая скотина, какой кажется, - Дарси улыбнулась. – Он ещё хуже.
- Ха, ха, ха, - оценила попытку развеселить её Диасперо. – О-очень смешно, - чашка с кофе на столике перед ней нетерпеливо подпрыгнула, напоминая девушке, кто здесь заказ делал; Диасперо пришлось взять чашку в руки, пока все содержимое оной не оказалось на столе. – И почему он так реагирует? Я же просто хочу получить малюю-ю-юсенькую дозу приворотного эликсира, чтобы наладить свою личную жизнь…
- Твоя малюю-ю-юсенькая доза приворотного эликсира готовится около месяца, понимаешь? – коварно подмигнула собеседнице (а, учитывая, что Трикс и Диасперо общались уже свыше трех лет, можно смело говорить – и подруге тоже) Ведьма Внушения. – Думаешь, ему охота время свое драгоценное тратить на какие-то там заказы каких-то там принцесс с какого-то там Эраклиона?
- Но ему же выгода!.. – отчаянно возразила Дарси Диасперо. – Если мне удастся приворожить Ская, то он оставит Балтора в покое!..
- О чем сплетничаем, подружки? – ехидно осведомились со стороны: в комнату, довольно-таки уютную, надо отметить, ввалились мокрые с ног до головы Айси и Сторми. К слову, дожди шли в эту пору на Магиксе нескончаемые, так что Сторми не нужно было даже колдовать, дабы хоть как-то приподнять свое настроение – для этого было достаточно просто выглянуть в окно. Девушки скинули дождевики и оккупировали свободные два стульчика по бокам от Диасперо и Дарси.
- О-о, кофе с коньяком!.. – мечтательно прикрыла глаза потянувшая кофейный аромат носиком Сторми и щелкнула пальцами, обращаясь к кофейному сервизу: - Эй, официант, мне того же! И коньяка не жалей!
Сервиз уныло звякнул, принимаясь за приготовление заказа.
- Мне чаю. Горького, с белым шоколадом, - дополнила заказ Айси, после чего, послушав покорное «дзинь» сервиза, подперла подбородок рукой и пытливо взглянула на Диасперо. – Ну, так что? Он снова послал тебя?
Принцесса уныло вздохнула.
- Да. Так и сказал – «Пшла вон»… - подтвердила она.
Трикс переглянулись.
- Н-да, нервишки у нашего готичного в последнее время ни к черту, - задумчиво протянула Айси, принимая подлетевшую чашку с чаем и пиалу с мелко колотым белым шоколадом. – Так и норовит кого-нибудь обматерить…
- Может, ему отпуск нужен, а? – Сторми уже потягивала с блаженным видом приготовленный сервизом кофе.
- Думаете, поможет? – скептически уточнила Дарси, приподнимая брови.
– Учитывая, что подобное настроение у Балтора длится уже несколько месяцев… - пожала плечами Айси, отправляя в рот кусочек шоколада.
- Причем, если кто заметил, с ТОГО САМОГО дня, - подняла вверх палец Сторми.
- С какого «того самого» дня? – заинтересовалась Диасперо, наклоняясь вперед.
Трикс снова переглянулись, уже как-то уныло.
- Три месяца назад была третья годовщина смерти Блум, - неохотно призналась Айси.
- В тот день была не то, чтобы чудовищная, но… Скажем так, погодка не из приятных, - подхватила Сторми.
- Тогда-то Балтор и начал вести себя как… Как не знаю кто, - закончила Дарси: с сожалением заглянув в опустевшую чашку, он прищелкнула пальцами. Сервиз уныло звякнул, принимая очередной заказ к сведению.
Диасперо задумчиво помычала, прищурившись. Трикс заинтригованно посмотрели на неё.
- Что?.. – вкрадчиво поинтересовалась Айси, нутром почуяв, что сейчас разговор войдет в интересное русло.
- А вы знаете, что незадолго до смерти Блум Балтор пытался переманить её на свою сторону? – также вкрадчиво вопросила Диасперо, призрачно улыбаясь, как матерая сплетница и стерва в придачу. Трикс одновременно вздернули брови, и светловолосая принцесса поняла, что смогла их удивить.
- Откуда знаешь? – почему-то шепотом спросила Сторми, наклоняясь вперед, как, впрочем, и её сестры, глазки которых маслянисто заблестели.
- Он сам рассказал. Только что, - свистяще ответила Диасперо.
Трикс сдержанно, но при этом гадковато захихикали.
- Подробности!.. – в голос потребовали они.
Диасперо чарующе улыбнулась улыбкой кобры перед броском и наклонилась вперед ещё сильнее.
Звон сервиза, который осуществил повторный заказ, ведьмы и принцесса-фея деликатно проигнорировали.

Балтор задумчиво наблюдал за тем, как шепчутся его «фаворитки», склонившись над столом и изредка гадко посмеиваясь – когда неразборчиво тихо, а когда и отчетливо громко. По тонким губам чародея то и дело пробегала злорадная улыбка.
- Ну, ты посмотри, - негромко произнес он, обращаясь к призрачно мерцающей голубым в темноте зала Блум. – Сплетничают.
Призрак Блум чуть склонил голову, присматриваясь к громко засмеявшимся в этот миг девицам в колдовском мареве, известном как «Окно Реальности». Некоторое время она сосредоточенно наблюдала за шепчущимися девушками, затем повернула голову к чародею: тот, в отличие от неё, наблюдал за девицами в «Окне» с сугубо научным интересом. Перехватив взгляд призрака, он улыбнулся краешками рта.
- Позволь я проучу их? – деликатно поинтересовался он, кивая на мерцающее марево перед собой.
Блум мягко сверкнула сияющими в темноте крыльями. Балтор широко улыбнулся, шутливо поклонился потусторонней сущности, с которой имел честь общаться уже три месяца, и зловеще навис над «Окном». На лице чародея играли блики сотворенного им волшебства.
- Девочки, - почти нежно произнес, обращаясь к разумеется не слышащим его ведьмам и принцессе в «Окне». – Сплетни наша газета не печатает. Только чистые факты.
Призрак Блум с интересом наблюдал за ним.

Продолжение следует...


Понравилось: 1 пользователю

Профессор Авалон

Пятница, 22 Августа 2008 г. 11:42 + в цитатник
Никто бы не подумал,что этот милый мужчина с обширными познаниями в области философии магии на самом деле типичный агент Даркара и его основной шпион в Алфее...
 (538x699, 64Kb)

Тёмная Блум

Вторник, 12 Августа 2008 г. 12:21 + в цитатник
Хотя и не совсем цельный персонаж,но все же...
 (538x699, 73Kb)
Кстати,я фанатка Тёмной Блум *воровато оглядывается* Только Айси и Сторми,а тем более Балтеру - ни-ни!..

 (123x120, 5Kb)
И ещё - собственного,так сказать,приготовлдения!
 (319x593, 24Kb)

Лорд Даркар

Пятница, 08 Августа 2008 г. 12:55 + в цитатник
Примечательный и главный злодей второго сезона.
 (538x699, 68Kb)

Трикс...

Пятница, 08 Августа 2008 г. 12:22 + в цитатник
Трикс - Айси, Дарси и Сторми - три могущественные ведьмы.Ранее они обучались в Облачной Башне,но потом,когда открыто начали выступать,их исключили и запертили появляться в школе ведьм.После этого Трикс начали воевать с WinX.После победы последних,ведьм сослаи в "оздоровительный мега-добрый лагерь".Там наши умницы-красавицы просидели немного:некоему Лорду Даркару потребовался персонал для выполнения деверсионных заданий,а Темный Феникс высвободил девочек из концлагеря.Всучив красоткам по магической бижютерии,Лорд отправил их охотиться за четырьмы частями Кодекса.Трикс успешно выполняли задание,но в конце концов Даркар предал их.После этого Трикс были сосланы в измерение Омега,где они нашли замороженного "готичного парня" - чародея по имени Балтор/Вальтер (смотря у кого какой перевод.Вместе они выбрались из измерения и начали активно покорять измерения,изредка цепляясь с WinX.Попутно красавицы-ведьмы пытались завоевать сердце хладнокровного чародея,однако их тут ожидал конкретный облом с большой буквы.Теперь ожидается финальная битва с WinX и дальнейшая судьба наших сестриц под вопросом...
1.
 (538x699, 65Kb)
2.

 (538x699, 64Kb)
3.

 (538x699, 63Kb)

Итак...

Вторник, 05 Августа 2008 г. 12:21 + в цитатник
...Я получила свой днев!И,как натуральная хозяйка,попрошу ознакомиться со списком правил:
1. Не флудить! Все мысли,предложения и отзывы оставлять в комментариях,пжалста!
2. Не оскорблять - не люблю этого,и знающие сие подтвердят!
3. Читать с интересом!
 (699x466, 34Kb)

Дневник Записки_Дарси

Вторник, 05 Августа 2008 г. 12:13 + в цитатник
Люблю очень многое, но выставлять на сим дневнике буду только что-нибудь о W.I.T.C.H. или WinX.


Поиск сообщений в Записки_Дарси
Страницы: [1] Календарь