-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Последняя_Из_Династии

 -Интересы

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 3) Заброшенные_Города Хеллсинг_Фан enjoy_this
Читатель сообществ (Всего в списке: 2) Мир_мультяшек Live__ART

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.05.2008
Записей:
Комментариев:
Написано: 267

Sinned Ajeta


Sinned Ajeta

Ладно, предположим...

Среда, 19 Апреля 2017 г. 22:13 + в цитатник
До сегодняшнего дня на моем профиле на фикбуке было 72 работы. 68 - завершенных, еще 4 - в процессе.
Сейчас все работы в черновиках. Они будут вновь открыты в общем доступе по мере публикации на моем новом профиле на Wattpad - сайте, который я нашла, когда обнаружила воровство своих произведений некоей HeroAsel.
Так же решила сообщить, что мои работы публикуются на моем дневнике (которому без малого больше 10 лет) на ресурсе LiveInternet.
 
А так же на сайте fanfic.ru, где указаны мои контакты как автора.
УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА ВСЕМ ЧИТАТЕЛЯМ: если вы хотите поделиться моими работами на каких-то форумах или пабликах, ПОЖАЛУЙСТА, уведомьте сначала меня. Иначе, если я прознаю, все может вылиться в нехилый срач.
 
Несмотря на то, что мы действуем в сфере фанфикерства и фанартства, авторские права никто не отменял. Авторы не для того порою по несколько лет свои рассказы пишут, чтобы какая-то шмаль их нагло стырила и публиковала от своего имени.
 
Никнейм зарегестрирован:

Метки:  

Баста.

Воскресенье, 19 Марта 2017 г. 21:04 + в цитатник
До сегодняшнего дня на моем профиле на фикбуке было 72 работы. 68 - завершенных, еще 4 - в процессе.
С сегодняшнего дня не будет ни одного.
Знаете, стерпеть можно что угодно. Когда у меня нагло тырили из рассказов цитаты, я лишь улыбалась. Когда однажды из "Короны Небес" взяли в другой фанф половину главы, я офанарела - а это уже тогда был первый звоночек. Но сейчас, когда все чаще и чаще на чужих сайтах и чужих профилях я вижу свои рассказы, которые присваивают другие люди...
Достало.
Создается ощущение, что всем пофиг на графу "Публикация". Мля, если берете чужой рассказ, то пришлите ссылку и упомяните автора, а не публикуйте под своим ником!
Сегодня... Вот это - https://www.wattpad.com/user/HeroAsel - стало последней каплей.
Всё, мля. Баста.
Удачи, братцы. А я сваливаю.

Метки:  

НЕЖДАНЧИК.

Суббота, 13 Июня 2015 г. 14:25 + в цитатник
В колонках играет - (J Dash ft. Flo Rida) – WOP
Настроение сейчас - Бугагашеньки...

На фикбуке: Корона Небес = +666 отметок "Понравилось"...
Это наводит на мысли, знаете ли...


XvIQbzr5FGk (700x524, 148Kb)

Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Корона Небес. Глава 1: Вонгола и их "маленькие" проблемы.

Понедельник, 11 Мая 2015 г. 22:11 + в цитатник
В колонках играет - Morphine – Rope on Fire

Time, get it, get it
Time is just another God of the mind
Time, get it get it
Time is just another God of the mind
Time, never having an easy
You know this time it has never gone easy
Time, never having an easy
You'll never meet another like me...

 

Вонгола Ноно был в панике.
Нет, на его внешнем виде сие не отразилось никоим образом. Он по-прежнему улыбался, переводя спокойный взгляд с одного своего Хранителя на другого. Внешне дон Тимотео был прямо-таки олицетворением уверенности в себе. Но в глубине светлых глаз Девятого плескался страх.
Вонгола медленно умирала.
И ведь начиналось все так хорошо! Новый Вонгола Дэчимо был довольно-таки сильным, уверенным в себе, преуспевающим молодым человеком. Он оправдывал все надежды, активно участвовал во всех миссиях, поддерживал дружеские отношения со своими Хранителями… Проклятье, да он умудрился оказаться даже у Реборна на хорошем счету, что случалось крайне редко и воистину было достойно уважения и восхищения! Вся семья считала, что у Вонголы с таким предводителем будет превосходное будущее.
Все изменилось после Церемонии Наследования два года назад.
Маски… Люди носят много масок. Они тщательно скрывают своё истинное лицо, заменяя его фальшивым, способным скрыть всю подноготную. К Мафии это относится в первую очередь. Вот кто могут называться многоликими, так это стопроцентно мафиози. Даже актеры в театре не способны так мастерски скрывать свое истинное «Я» от посторонних.
И новый Вонгола Дэчимо, Альфонсо Даббио, оказался в этом плане истинным мафиози.
Альфонсо Даббио был внебрачным сыном Савады Емитсу и, следственно, прямым наследником Вонголы Примо. Когда его представили Девятому, тот сразу же разглядел громадный потенциал Альфонсо, его силу и ум. Тимотео моментально выдвинул на совете идею на назначение этого юноши новым Дэчимо, ослепленный блеском Альфонсо. Когда же Ноно напомнили, что наследницей уже, как бы, является Савада Тсунаеши, тот позволил себе слегка поморщиться и намекнуть, что, мол, девочке и так нехило досталось в связи с Конфликтом Колец, так что, если уж появилась такая возможность, почему бы не дать ей жить нормальной жизнью? Тем паче, что и сама Тсуна не хотела становиться Дэчимо и неоднократно это повторяла.
Реборну было поручено забрать кольцо Вонголы у Тсуны, а так же оповестить её Хранителей о том, что они вольны сохранить свой статус при желании. Альфонсо вызвался поехать в Намимори лично, чтобы познакомиться с последними, а так же высказать свое уважение – как им, так и бывшей Дэчимо. Сам же Ноно тогда подумал, что Даббио просто интересно взглянуть на ту, кой пророчили место следующей Вонголы.
Обратно Альфонсо вернулся вместе с Реборном и четырьмя Хранителями из шести – Гокудерой Хаято, Ямамото Такеши, Сасагавой Рехеем и Рокудо Мукуро. Тогда же новый Дэчимо сообщил, что кандидатуру Ламбо Бовино он отверг ввиду юного возраста Хранителя Грозы, а Хибари Кея просто кинул Реборну кольцо и молча ушел. Откровенно говоря, Ноно считал, что вся шестерка останется с Тсунаеши, но, видимо, Альфонсо нашел подход к Хранителям своей младшей сводной сестры, что только говорило в его пользу.
Надо признать, девочка восприняла всё… спокойно. Ну, сравнительно спокойно. Реборн неохотно поведал, что девушка была на грани нервного срыва после ухода парней. Однако сдержалась. И Тимотео невольно ощутил уважение к бывшей Дэчимо.
Итак, Альфонсо Даббио стал официальным кандидатом на пост Десятого Вонголы. Из своей семьи, Даббио, он пригласил двух старых знакомых, наделенных Пламенем. Теперь у него были все шесть Хранителей, и молодого человека представили союзным семьям и независимому отряду Вария.
Нельзя сказать, что все восприняли появление Альфонсо спокойно. Дино Коваллоне был в самом натуральном шоке. Весь совет он просидел немыслимо тихо, а по окончании просто встал и вышел, не обращая внимания ни на нового Дэчимо, ни на его Хранителей. Он вел себя так, словно вообще не знал четверых из них: равнодушно, нейтрально-вежливо… как чужой человек. Так же он отнесся и к Реборну.
Да, поведение Коваллоне Дэчимо сильно удивило Тимотео и его приближенных. Но самый настоящий фурор вызвал глава Варии.
Все знали, что Скайрини терпеть не мог Тсуну. Да что там, он красочно выходил из себя при едином упоминании одного только имени этой девушки. Так что Ноно вполне обоснованно считал, что Занзас, узнав о новом наследники семьи Вонгола, воспримет все более-менее благосклонно, однако тот, к всеобщему удивлению, вызверился. Причем, нехило так вызверился. Впервые на памяти Тимотео его приемный сын орал громче своего капитана, который тихо-смирно стоял в сторонке, опасаясь обращать на себя внимание Босса. Таким взбешенным Занзас не был даже восемь лет назад, при выяснении отношений с приемным отцом. Да что там – даже во время битвы с Тсуной! Наорав от всей души на всех присутствующих и, в частности, на бывших Хранителей Тсуны, Скайрини гордо удалился, напоследок хлопнув дверью так, что посыпалась побелка с потолка.
А потом от Варии пришло уведомление, что отныне их отряд подчиняется только приказам Девятого, да и то – за определенную плату.
Альфонсо поддерживал Тимотео, как мог, убеждал, что уж Даббио-то ни за что и никогда не отвернутся от Вонголы. И Вонгола Ноно в очередной раз ощутил благодарность небесам за то, что они послали его семье такого отличного наследника.
Но идиллия длилась недолго. Ровно два года – до Церемонии Наследования.
Едва Альфонсо объявили законным наследником, как образ пай-мальчика и надежды всей семьи рассыпался хрустальной пылью. Не было больше того обворожительного молодого человека, очаровавшего всю Вонголу и союзные семьи. Вместо него все с удивлением обнаружили черствого, чрезмерно самоуверенного, наглого юнца, который обожал красивую жизнь, любил хорошенько выпить и не мог жить без траты денег. Точнее, без траты громадных сумм денег.
Вонгола Ноно хорошо помнил, как буквально впал в ступор, в первый раз получив счет на немаленькую сумму из одного винного магазина. Весьма дорогостоящего винного магазина. На все его расспросы Альфонсо только отмахнулся, протянув, что имеет право слегка расслабиться.
И расслаблялся он на диво часто.
Вскоре дошло до того, что Даббио запустил свою обязательную работу с документацией, скинув оную на Гокудеру. На все миссии он отправлял Хранителей, сам же отсиживаясь в особняке Вонголы. Забросил он и тренировки с Реборном, а на все попытки репетитора вынудить того отправиться на учебный полигон, демонстрировал свое Пламя и едко усмехался, что, мол, и так сможет всех испепелить до состояния «горстка пепла», если его доведут. И при этом смотрел на аркобалено с красноречивым намеком во взгляде.
Но последней каплей в и без того переполненной чаше терпения как Тимотео, так и его приближенных, стало отношение Дэчимо к престижу Вонголы. На совещания Альфонсо не приходил, а если подобное и случалось, то пребывал он в крайне сильной стадии алкогольного опьянения или, что вообще всех вгоняло в ступор, заявлялся в сопровождении какой-нибудь миловидной путаны, что здорово подрывало в глазах союзных семей авторитет как нового Дэчимо, так и Вонголы в целом. Вскоре по Альянсу поползли довольно-таки крамольные слухи, сопровождаемые смешками.
Сбылась мечта многочисленных врагов Вонголы. Некогда сильная и преуспевающая мафиозная семья медленно гнила изнутри, разрушаемая новым наследником. И Вонгола тихо выла на все лады, понимая, что сама загнала себя в угол.
Когда Альфонсо по пьяни напал и почти убил главу одной союзный семьи (спасибо Ямамото, сумел оттащить невменяемого Дэчимо от полутрупа и вызвать скорую), Тимотео собрал в своем кабинете экстренное совещание, на котором присутствовали, помимо его Хранителей, Емитсу, Коваллоне с Реборном, а так же бывшие Хранители Тсуны. У Ноно даже мысли не возникло, что те могут потом сообщить обо всем Даббио: он уже давно видел нарастающие неприязнь и презрение в глазах молодых людей по отношению к новому Десятому. Те уже открыто сожалели о своей давней слепоте. Рокудо, так тот вообще шепотком предлагал спровадить Альфонсо на тот свет. На полном серьезе так предлагал.
Тема срочно собранного совещания была всего одна.
Найти Саваду Тсунаеши и вернуть её в Вонголу в качестве следующей главы.
Предложение было принято на ура. Однако сразу же обнаружилась загвоздочка. Небольшая такая, но весьма и весьма ощутимая.
Емитсу, разочаровавшийся в своем старшем сыне, уже пытался связаться с Тсуной. Отвести душу, так сказать, при общении с любимой дочерью. Но его ждал крайне неприятный сюрприз.
Савада Тсунаеши пропала.
Нана бодро сообщила своему мужу, что Тсу-чан уехала из Намимори спустя пару месяцев после своего «разжалования» с поста следующей Десятой. Причем, не одна уехала, а вместе с неизвестным «другом семьи», имя которого Нана по какой-то причине не запомнила, и… Хибари Кеей. Последнее особенно возмутило четверку Хранителей, хотя те и подозревали, что экс-Облако не стал принимать предложение Альфонсо именно из-за Тсуны. Куда именно уехала Савада-младшая и надолго ли, Емитсу не узнал, ибо его жена не спрашивала. Она просто была рада, что её девочку кто-то сумел растормошить и вывести из практически зомбированного состояния.
Итак, Савада Тсунаеши уехала. Кто её забрал и теперь опекал – неизвестно, утешало только то, что Хибари Кея, несмотря на своё показательно нейтральное отношение к Тсуне, в обиду бывшее своё Небо не даст, устроив, если понадобится, всем «желающим» массовый камикорос с последующим же массовым захоронением. Куда уехала оправившаяся бывшая Дэчимо – тоже неизвестно. Связей с домом не поддерживала, а телефон сменила…
Словно оборвала все ниточки, связывающие её с прошлым, мелькнула странная мысль у всех присутствующих.
Но Вонгола не являлась бы Вонголой, если бы не сражалась до конца. И Тимотео, воодушевленный впервые за очень долгое время загоревшимся в глазах своих соратников огнем, отдал приказ – тайно искать Саваду Тсунаеши, потенциальную Одиннадцатую. Десятой, увы, Тсуна уже не могла стать ни при каких условиях, ибо треклятая Церемония Наследования таки была проведена, а обратно ничего вернуть нельзя, как бы сильно не хотелось.
И поиски начались.
Поначалу казалось – все идет, как надо. Доверенные люди сообщали о том, что девушку видели в разных городах мира и даже предоставляли фотографии, коли такие имелись. Тимотео с едва заметной улыбкой вспоминал, как бывшие Хранители Тсуны буквально толпились около Реборна, разглядывающего очередную глянцево поблескивающую карточку. И как негромко и с нотками восторга в голосах трое из них перешептывались под одобряющее кфуфуфуканье четвертого: «Джудайме так идет эта блузка!», «ЭКСТРИМальная прическа у неё тут!», «А Тсуна все так же по-милому неуклюжа, гляньте-ка, как споткнулась!..», «Проклятье, этот чертов Хибари попал в кадр с Джудайме! Дайте ножницы, я его отрежу!».
Так продолжалось год. Год поисков, год безрезультатной слежки, год отчаянных надежд и горьких разочарований, когда Реборн возвращался из очередной страны и, надвигая шляпу на лицо, только отрицательно качал головой.
А потом девушка исчезла. Окончательно. И не было больше фотографий, и не толпились больше Хранители за спиной краем рта улыбающегося Реборна.
Был только отчет одного из агентов Австрии на столе, в котором скупо говорилось, что самолет, в котором летела Савада Тсунаеши, попал в авиакатастрофу. Половина пассажиров погибла, половина пропала без вести. Никто не выжил.
На Хранителей было больно смотреть. Еще больнее было, наверное, взирать на Емитсу и Реборна.
И Тимотео, читая снова и снова этот всеми богами проклятый отчет, с внезапной, пугающей ясностью понял – Вонгола обречена.
Девятый не знал, понял ли тогда Альфонсо, что происходило вокруг него. Горе-наследничек продолжал пить не по-божески, тратить деньги семьи налево и направо, гулять по борделям. Два его Хранителя из семьи Даббио тоже игнорировали подозрительное шевеление в рядах особо приближенных к Ноно людей. Может, он ничего и не заметил… А может, считал, что все это связано с появлением нескольких семей, которые сильно мешали жить не только Вонголе, но и многим её союзным семьям.
Семья Мельфиоре и семья Сиело. Две семьи, появившиеся словно из ниоткуда, поражающие своими возрастающей мощью и влиянием.
Семья Мельфиоре образовалась в результате союза двух небольших семей, а потому имела двух Боссов – Юни Джинглио Неро и Бьякурана Джессо. Эта семья ни на кого не лезла, зато все лезли на неё. Лезли – и огребали по полной программе, поскольку Мельфиоре, как оказалось, умели за себя постоять. Говорили даже, что у Мельфиоре есть свой особый отряд, как у Вонголы – Вария. Правда, только говорили, поскольку никто еще не сумел «поймать тех за руку», поговорить с ними и, чего уж тут, попробовать переманить на свою сторону. Семья Мельфиоре набирала силу и уже могла поспорить по авторитету с самой Вонголой. Данное обстоятельство нехило нервировало союзные семьи и Тимотео, однако пока что Мельфиоре не показывали зубов в сторону Вонголы.
А вот Сиело показывали.
Вонгола Ноно понятия не имел, по какой причине Сиело нападает на его людей, уничтожает небольшие союзные семьи, подчас вырезая те полностью, до единого человека. Иногда дону Тимотео казалось, что семьей Сиело двигает слепая, но до жути расчетливая ненависть к их семье. Сиело не шли на контакт, игнорировали предложения переговоров, уничтожали… Да, именно уничтожали всех посредников, агентов, киллеров Вонголы. Надо отметить, что в мире Мафии подобное не было чем-то удивительным, но Сиело поражали своей жестокостью. И, самое омерзительное, Вонголе до сих пор не удалось найти никакой информации про этих людей, ненавидящих столь открыто, неподкупно, безоговорочно.
Это вызывало невольное уважение.
Это повергало в трепет.
Это пугало.
Тимотео был в панике. Поэтому и отдал тот приказ, единственный приказ, который казался ему действительно обдуманным, хотя скорее это было просто необходимостью. Вынужденным шагом.
Вонгола Ноно приказал выйти на контакт с Мельфиоре и предложить им заключить союз.
Откровенно говоря, Тимотео сомневался, что те примут его предложение. Мельфиоре не стремились входить в Альянс, более того – они этого даже избегали. Однако ответ пришел.
Главы семьи Мельфиоре согласились. И даже предложили дату проведения переговоров.
Тимотео, не медля ни мгновения, согласился. И лишь после этого уведомил Альфонсо о том, что тот обязан присутствовать на переговорах. Добавив, что, в случае отказа либо выпендрежа притащит его лично.

 


Зал переговоров был безопасен. Несколько раз проверили все на наличие жучков и прочих подслушивающих устройств, на всякий пожарный установили скрытое наблюдение. Хранитель Тумана Ноно Вонголы сотворил завесу, исключающую подслушивание других туманников. В общем и целом, наверное, в данном особняке не было места более проверенного и надежного.
Тимотео многого ждал от этой встречи. И на многое надеялся.
Ровно в полдень прибыли Мельфиоре. К этому моменту в зале собралось десятое поколение в полном составе, девятое поколение, Внешний Советник, Реборн, Дино Коваллоне, как представитель союзной семьи, а так же вся Вария, которых буквально вынудили прибыть сюда. 
Ноно Вонгола часто видел фотографии этих двух молодых людей. Но даже его удивило то, как юна на самом деле Юни. По сравнению с этой малышкой, Тсуна, наверное, казалась почти, что великовозрастной. Милое лицо, широко открытые глаза, добрая улыбка… Таким не место в Мафии, с внезапной горечью подумалось Девятому. Совсем не место.
Слишком уж походила Юни на Тсунаеши.
Бьякуран же оказался почти ровесником Альфонсо, но, в отличие от горе-Дэчимо, был более… взрослым, что ли? Несмотря на лукавую улыбку и блеск глаз, он источал волю и силу, присущую настоящему Боссу. Немудрено, что под его командованием Мельфиоре поднялись до таких высот. Он-то уж наверняка не пьет, не гуляет и не угрожает тем, кто пытается его урезонить.
Хранители Джессо, более известные как Погребальные Венки, поражали воображение и казались выходцами из каких-то фантастических фильмов. Но даже их затмили Хранители Юни.
Семерка людей в темных облегающих одеяниях неподвижно замерла за спинкой кресла, в которое уселась девочка. Черные плащи до колен у мужчин, выше колен — у женщин. Высокие кожаные сапоги, перчатки на руках, серебряные цепочки, похожие на милитаристские украшения... и ленты. Абсолютно непрозрачные широкие ленты, скрывающие верхнюю часть лица от лба до кончика носа. У каждого Хранителя ленты были под цвет их элемента.
От семерки непонятных, отчего-то волнующих молодых людей веяло странной силой и уверенностью. Непоколебимой, поражающей воображение уверенностью. Тимотео постарался ощутить Пламя, исходящее от спутников Юни, но, видимо, их туманник это засек, и Ноно словно наткнулся на барьер. Судя по тихому шипению его Хранителя, а так же задумчивому хмыканью Рокудо, те тоже потерпели крах.
В мафии есть негласное правило: прежде, чем заключать союзы или договора, убедись, что твой оппонент не наврет тебе в три короба. Другими словами, правила своеобразного этикета всех мафиози требовали немного поговорить на инертные темы, дабы узнать противоположную сторону получше.
И разговор, естественно, пошел о тех семи господах, кои неподвижно замерли позади Юни.
Мельфиоре отшучивались. Мельфиоре юлили. Мельфиоре не хотели открывать всех своих секретов. И Тимотео их прекрасно понимал. Мало кому захочется откровенничать с теми, кто еще сравнительно недавно посылал своих киллеров для зачистки базы оппонентов.
Спустя полчаса хитроумных вопросов и уклончивых ответов, главе семерки это надоело. Ноно Вонгола едва заметно напрягся, когда из стройной шеренги сделала шаг вперед невысокая девушка, чья лента поражала насыщенностью цвета Неба. Наклонившись к Юни, она что-то негромко шепнула. Девочка-аркобалено нахмурилась, тихо уточнила сказанное у оппонентки и, получив подтверждающий кивок, повернулась к Бьякурану, кой тоже с интересом поглядывал на Небо Хранителей Юни.
- Бьякуран, Еши-сама, Небеса Тенгоку, согласна пойти навстречу Ноно Вонголе, - напрочь игнорируя Девятого, произнесла юная аркобалено странным голосом, обращаясь к Джессо.
Тимотео ощутил, как в груди странно ёкнуло. «Тенгоку». Значит, так зовет себя эта группа. Но, что более важно, - «Небеса». Почему «Небеса»? Вроде бы и нет ничего такого, смысл не меняется, но все же... Такое обращение звучало более... уважительно и благородно. Будто Юни признавала силу девушки в черном рядом с собой.
Как и Бьякуран, по всему видимому. Так как тот, минуту задумчиво помяв пальцами очередную зефирку (за эти полчаса он уже успел истребить около пятнадцати таких же), кивнул.
- Что ж, раз Еши согласна...
Вонгола и Дино пристально следили, как вперед выходят по одному Хранители Юни и медленно снимают свои повязки, демонстрируя лица.
Первым, снявшим ленту цвета элемента Грозы, оказался высокий светловолосый мужчина с аристократичными чертами лица. Он представился, как Электрический Гамма, и Вонголе Ноно оставалось только гадать, является ли это его вымышленным именем, либо же настоящим.
Далее ленту снял Солнце Тенгоку. Юноша среднего роста с рыжими волосами равнодушно кинул свое имя оппонентам — Ирие Шоичи, после чего вновь шагнул назад. Такое поведение Солнца показалось Тимотео несколько странным, ибо Солнце должен быть, по сути своей, самым ярким и эмоциональным среди Хранителей, но в чужой монастырь, как говорится...
А вот дальше пошли сюрпризы.
Хранителем Дождя оказался никто иной, как Базиль, ученик Емитсу, сбежавший практически сразу же после смещения Тсуны с поста потенциальной Десятой. Тогда мальчишка и Внешний Советник наговорили друг другу много лишнего, причем на повышенных тонах. Настолько повышенных, что весь особняк слушал, затаив дыхание. Надо сказать, что Емитсу потом долго убивался, но сделанного не воротишь, его ученик и возможный будущий Внешний Советник скрылся в неведомом направлении, и его поиски ничего не дали, так же, как и поиски Тсунаеши. И вот теперь этот самый пропавший без вести стоял напротив, аккуратно складывая свою ленту, и смотрел на бывшего учителя.
Следующей вперед вышла женщина с собранными в строгий пучок розоватыми волосами, из которых красноречиво торчала стальная шпилька. Красная лента, обозначающая Хранителя Урагана, оказалась в руках барышни, и Гокудера ошарашенно выдохнул, увидев свою старшую сестру, пропавшую во время задания пару лет назад. Реборн промолчал. Только смерил женщину странным взглядом, когда та качнулась назад, присоединяясь к остальным Тенгоку.
Еще одна девушка, Туман Тенгоку, вызвала шоковое состояние уже у другого Хранителя Вонголы — Рокудо Мукуро. Молодой мужчина неверяще смотрел на свою бывшую «марионетку», чье тело использовал когда-то, будучи пленником Вендиче. Хром Докуро только гордо вскинула голову и, подобно Бьянки, шагнула назад.
На Хранителя Облака Тенгоку все поглядывали уже с завидным подозрением. Особенно нервничали бывшие Хранители Тсунаеши, нутром чувствуя — то, что в рядах Тенгоку оказалось аж трое их знакомцев, навряд ли является случайностью. Их опасения оправдались, когда Облако стянул с себя ленту, обвел всех давно знакомым всем им презрительным взглядом льдисто-голубых глаз и протянул «Хибари Кея».
На Небо Тенгоку смотрели уже жадно, не отрывая глаз. Внутри все дрожало от предчувствия, от беспокойного ожидания.
Если здесь Хибари Кея, то, значит...
- Еши, сестренка, не тяни. Видишь, у них же сейчас сердечный приступ будет! - донесся до взбудораженного сознания Тимотео, буквально пожирающего глазами Хранительницу Неба Тенгоку, язвительный голос Бьякурана.
Небеса Тенгоку кивнула и одним движением стянула с себя ленту.
По помещению разнесся дружный выдох. Даже Вария выглядели ошарашенными, не смея отвести глаз от этого лица, некогда по-детски наивного, а сейчас настолько гордого, величественного, исполненного внутренней силой. Что уж говорить об остальных?
- Савада Тсунаеши, - та, которую так долго искали всеми силами Вонголы, кого считали мертвой уже полтора года, о ком с болью и отчаянием вспоминали все, кто её знал и искал, убрала в кармашек своего плаща ленту и вновь подняла глаза на замерших, подобно истуканам, оппонентов. - Небеса и глава семьи Тенгоку.

 

Примечания:


Даббио - с ит. "сомнение".
Сиело - с ит. "небо".
Тенгоку - с яп. "небеса".

Просьба не смешивать Сиело и Тенгоку вместе. Никакой связи между схожестью значений названий семей нет.

 

 

Пойми это,
Время - всего лишь очередной бог разума.
Пойми это,
Время - всего лишь очередной бог разума.
Время никогда легко не даётся,
Ты знаешь это время, оно не легко всем даётся,
Время никому легко не даётся.
Ты никогда не встретишь другого такого, как я. 

- Disturbed, "God of the Mind"


Метки:  

Понравилось: 1 пользователю

Аудио-запись: Woodkid - run boy run

Музыка

Четверг, 07 Мая 2015 г. 21:49 (ссылка) +поставить ссылку

Метки:  
Комментарии (0)Комментировать

"КОРОНА НЕБЕС" - уже скоро...

Четверг, 07 Мая 2015 г. 17:46 + в цитатник
В колонках играет - Mika Kobayashi – Exorcist Concerto First Movement Me & Creed
УЖЕ СКОРО начну выставлять главы "КОРОНЫ НЕБЕС"!

"Корона Небес" - проект-фанфик по фэндому "Katekyo Hitman Reborn". Написан по заявке "Новая судьба Тсуны". Был начат, откровенно говоря, еще в прошлом году, и на данный момент идет работа над 33-ей главой рассказа, а количество страниц (если верить тому же фикбуку, так как у меня каждая глава печатается отдельным файлом) перевалило уже за 200 ( )... Но я хотела напечатать как можно больше перед тем, как начать выставлять тут, на дневнике.
Жанр (преимущественно) - джен, четко прослеживается ангст, сильные элементы драмы.
Пейринг - Занзас/fem!Тсунаеши, пусть и неявный.
Как это водится, финты ушами от меня и зигзаги сюжета включены.
Гарантирую конец в стиле "To be continued"

Краткое саммари:

Получив то письмо, ты должна была радоваться. Прыгать до потолка, источая счастье. Но то письмо принесло только боль, разочарование, отчаяние, одиночество... и страх. Страх снова стать Никчемной Тсуной. Оставшись одна, брошенная друзьями, преданная, найдешь ли ты силы в себе вновь подняться и идти вперед? Сможешь ли ты изменить судьбу и стать ею — той самой королевой, которую так ждут Небеса?


По сути, проект уже продвигается к концу. и, если прикинуть, то печатать мне осталось максимум глав 4-5...
kRox_uKya1Q (700x466, 43Kb)

Метки:  

На всякий пожарный...

Четверг, 07 Мая 2015 г. 17:34 + в цитатник
Так-с.
У меня какие-то троблы с фикбуком.
Ничего не имею против данного сайта, прекрасный ресурс и великолепная база, но - в последнее время у меня он начал дурить при открытии. Так что, если в какой-то момент он окончательно накроется, начну выставлять все работы конкретно тут.
Пока что все периодически в норме *тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить...*
Позже попробую еще раз зайти...

Метки:  

А НАЧАЛОСЬ ВСЕ С ТОГО, ЧТО Я УМЕР.

Пятница, 09 Января 2015 г. 21:27 + в цитатник
Фэндом: BleachРейтинг: G
Жанры: Драма, POV, AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика
Размер: Мини, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
"А началось все с того, что я умер.

Да, вот так вот просто - взял и умер. Не по своей воле, конечно, но факта это не меняет."



Публикация на других ресурсах:
НИГДЕ И НИКОГДА.

Примечания автора:
Работа "А все началось с того, что я умер" будет выполнена в двух вариантах. Это - первый, так сказать, "легкий".

Чур, тапками не кидаться, грязью не поливать.

========== А началось все с того, что я умер. ==========

А началось все с того, что я умер.

Да, вот так вот просто - взял и умер. Не по своей воле, конечно, но факта это не меняет.

Когда речь заходит о сражениях, то все почему-то сразу же представляют себе этакую эпическую битву. Могучие герои, благородная цель, сверкающие мечи, поверженный враг на коленях...

Шиш. Прям под нос.

Сражения, в каких бы я ни участвовал, всегда начинались по чьей-то глупости и всегда заканчивались только после того, как я давал всем по мозгам. Ну, не всем, тут я приврал, но главным говнюкам (и, периодически, главным добрякам тоже) головомойку устраивал. Естественно, популярности мне сие не добавляло. Не среди "биг боссов", по крайней мере. Всем как-то даже наплевать было на то, что я тут из кожи вон лез, лишь бы эти кретиноиды не угрохали весь Генсей. Нет, в Сейретее и Хуэко Мундо пусть цапались бы, сколько душеньке угодно... Но Мир Живых-то тут при чем?! На Айзена именно у нас разборки устраивать?!

В общем, все произошло именно после того, как я примерно в таком ключе и высказался. И прямо Главнокомандующему в лицо.

Наверное, услышать о себе так много нового Ямамото не планировал. Но - услышал. И, что самое главное, оскорбился.

А потом я умер.

"Спасибо", причем немыслимо горячее и сердечное, тут следует сказать Сай Фонг. Эта барышня меня с первого дня не взлюбила, едва узнала, что я у её ненаглядной Йороичи-самы ученик намбер уан, уникальный и неподражаемый. Уж не знаю, что за пчела её ужалила, но ужалила она сию девицу капитально. Антипатия ко мне была прямо-таки ощутимой. Я такого даже со стороны Бьякуи не чувствовал, а уж этот-то аристократ меня прямо-таки "обожал". Всеми фибрами души "обожал".

В общем, после одной встречи с Сай Фонг я и умер. Тихо, почти мирно, прямо в Генсее, на глазах у ошалевшего отца. Нет, мой старик, конечно, возмущался. Сильно так возмущался, с характерными метафорами и эпитетами. Но это никого не проняло. Поскольку, как я понял, план у этих шизанутых был уже давно готов.

Правила у всех синигами просты и банальны до слёз. Умер? Умер. Тогда за шкирку его - и в Сейретей.

И меня тоже - за шкирку и в Сейретей.

Ой, как Гинрюсай мне обрадовался! И по его улыбке доброго, любящего дедушки я понял, что попал.

На меня собирались скинуть отряд. Вполне ожидаемо. Но, конечно же, простому синигами, в частности - недо-синигами, отряд не доверят. Значит, что? Правильно - в Академию его!

И меня попытались засунуть в эту треклятую Академию.

Ключевое слово тут - попытались.

С учителями у меня сразу же установились отношения по типу "ненавижу до гробовой доски". Причем, что самое удивительное, я ничего против преподов не имел. Стариканы преподавали в Академии суровые, строгие, в общем, самое то для такого сорвиголовы, как я. Однако уже на второй день моих посещений их занятий, вся хваленая выдержка учителей полетела в тартарары. Ямамото аж пару раз меня на разбор полетов вызывал. По теме "Какого Айзена ты устраиваешь революцию в образовательном процессе?"

А я че? Я ниче. Никто не виноват, что на момент моей добровольно-принудительной смерти я заканчивал педагогический университет и готовился стать учителем в одной старшей школе. И никто не виноват, что у меня на момент поступления в Академию был свой собственный взгляд на то, как нужно вести предмет.

А о том, что у меня гадливый характер, по-моему, весь Готей и так прекрасно знал.

В общем, в Академии меня продержали не три года, не год, а пару месяцев. Потом пинком под пятую точку выпроводили на аттестацию, убедились, что я могу поддерживать материализацию занпакто и назначили в отряд.

В отряд Хирако.

Ну, что могу сказать о тех поистине золотых днях? Было весело. Нам с Хирако, насчет остальных - понятия не имею. Плакали все. И "наши", и не "наши". Так горько плакали, что Ямамото срочно перевел меня в другой отряд, но и там не заладилось. И в следующем тоже. И в том, в который меня перевели потом...

Продержался я рекордное количество времени - аж три месяца! - в 13-ом Отряде. Укитаке-сан честно меня выгораживал, Рукия усердно пыталась выбить из меня дурь, накопившуюся за мое времяпребывание в отряде Хирако. Однако и их забота воздействия не возымела: спустя ровно три месяца я покинул 13-ый Отряд, напугав былых товарищей напоследок словами "I`ll be back".

Стоит отметить, что к этому моменту Ямамото уже жалел, что некогда отдал приказ меня втихую грохнуть. Он-то рассчитывал, что я тихо-смирно возглавлю какой-то отряд, стану истинным капитаном, опорой и надёжей Готея, а там, чего доброго, и вовсе новый клан в Сейретее появится...

Знатно я старикана обломал, знатно.

В общем, боком вышла Главнокомандующему моя смерть. Ни в каком отряде я не состою, боевых заданий не получаю, в стычках не участвую. Мой отец недавно разбираться приходил, так едва вошел ко мне в дом, как посмотрел на мою довольную паскудную рожу - так и заржал. В лучших традициях клана Шиба заржал. Потрепал по голове (каюсь, чуть было ему руку не сломал, не терплю фамильярности даже со стороны непосредственного родителя), громогласно одобрил и удалился, благословив на дальнейшее мотание нервов синигамской элите.

Я искренне надеялся, что про меня забудут. Живу я тихо, в Руконгае, преподаю в местной школе (если эту хибару можно так назвать). Спокойная, размеренная жизнь...

Но пару дней назад в Сейретей заявились квинси.

И теперь я сижу на пороге своего дома и терпеливо жду. В том, что за мной припрутся некто в черном шикахушо, я даже не сомневаюсь. Припрутся. На одно колено встанут, протянут сообщение от Ямамото и выскажут надежду, что я встану в первых рядах синигами, когда начнется очередная война.

Хотелось бы мне ответить отрицательно и нецензурно, но Зангетсу меня не простят. Оба. Эти двое за последнее время здорово спелись, теперь чуть что - мозги промывают мне напару. Как в тех американских фильмах: хороший коп и плохой коп. И угадайте, кто какую роль себе выбрал?

- Куросаки-сан, мы принесли вам сообщение от Ямамото-самы! - раздается за спиной подобострастное. Почти одновременно со взрывом где-то в Готее раздается. И мне ничего не остается, кроме как вымученно вздохнуть, вытряхнуть пепел из трубки и, взяв в руки клинки, подняться.

Н-да, а ведь была надежда...

В конце концов, все так хорошо начиналось.

Метки:  

Понравилось: 3 пользователям

ИСПОВЕДЬ.

Пятница, 09 Января 2015 г. 21:17 + в цитатник
В колонках играет - Disurbed - Leave It Alone
Фэндом: BleachРейтинг: G
Жанры: Ангст, Драма, Философия, POV, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
"Зачем? Зачем... Зачем, зачем, зачем... Не знаю. Наверное, я устал. Наверное, у меня больше не было сил продолжать эту непонятную игру. Наверное, я просто захотел показать, что больше не являюсь тем героем, которого во мне по-прежнему пытался разглядеть Готей-13. Наверное."

Публикация на других ресурсах:
НИГДЕ И НИКОГДА.

Примечания автора:
Первоначально это должна была быть более "хардкорная" версия рассказа "А началось все с того, что я умер", но в процессе вышло совершенно иное. Просьба не кидаться тапками и не ругаться.

========== Исповедь. ==========

- Опять "нет"?

Медленно подняв голову, смотрю мутным взглядом на оппонента. На сей раз очередь Кучики Бьякуи. Мой давний то ли враг, то ли друг, то ли случайный знакомый неподвижно стоит в пяти шагах от меня, отделенный стальными прутьями от моей скромной персоны. Они боятся меня, хоть и стараются прикрыться высокими словами, древними традициями... Боятся до одури, до икоты.

Но Бьякуя не боится. Этого нет ни в его лице, ни в его взгляде, ни в его голосе, ни - тем паче - в его реацу. Да, я вижу реацу. Не напрягаясь. Раньше не мог, теперь вижу.

Мне многое открылось с тех пор, как я умер.



Это было странно.... Странно - но предсказуемо. Даже слишком предсказуемо. Странно, что я не заметил этого раньше.

То, что у Готея были на меня виды, я понял сразу же, едва Укитаке-сан вручил мне удостоверение Временно Исполняющего Обязанности Синигами. Точнее, в тот самый миг, когда я убедился - безделушка ничего не стоит. Простая подвеска с жуткой символикой.

Возникал вопрос - а зачем? Зачем тогда надо было мне её давать?

Ответ дошел до меня не сразу. Но - дошел. И, раз мелькнув в моей голове, пустил корни.

Готей-13 видел во мне оружие.

Они могли прикрываться сколько угодно высокими фразами и возвышенными речами на тему "Мы соратники, мы союзники, мы друзья". Поздно. Я увидел все то, что они пытались скрыть. Увидел, но промолчал.

Наверное, зря промолчал.

В какой момент все полетелело в тартарары? Когда Готей решил, что пора перестать скрывать свои истинные намерения? После победы над Айзеном? Когда я вернул себе силы синигами и вновь взял занпакто в руки? Когда же?..

Впрочем, неважно. Уже совсем неважно.

Им нужно было получить меня. Любой ценой. И Ямамото поступил так, как подсказывала ему его изощренная логика былого вояки с тысячелетним стажем: он пустил в ход Сай Фонг. Элитную, хорошо обученную убийцу. Капитан 2-го Отряда давно косо на меня поглядывала, так что приняла задание на "ура". И выполнила его - блестяще.

Забавно. Откровенно говоря, я представлял себе свою смерть несколько иначе. Кровавая битва, сотни Пустых, боль во всем теле... Даже после того, как угрозы в лице Айзена Соуске больше не было, я не верил в то, что умру своей, естественной смертью. И как вышло на самом деле?

Я даже ничего не почувствовал, если честно. Легкий укол в шею, стремительно приближающаяся земля, легкий смешок над головой...

И вот я - перед верхушкой Сейретея, коя в полном составе капитанов и лейтенантов собралась в зале заседаний.

Я не знаю, на что они рассчитывали. Не знаю, почему их глаза были полны такой сверхъестественной уверенности. Не знал тогда - не знаю и теперь.

Моё "Нет" сильно удивило капитанов и, особенно, Гинрюсая Ямамото.

Я думал, что меня оставят в покое. Думал, что одного этого слова будет вполне достаточно.

Каким же наивным я был в те времена.

Сказать, что мой ответ разъярил Ямамото - это не сказать ничего. Слишком много планов я порушил своим отказом, слишком большие надежды, возложенные на мои плечи, канули в Лету. Но меня слышали все капитаны и их лейтенанты, так что сделать вид, что ничего не произошло, Главнокомандующий не мог. Поэтому он перешел к плану "Б".

Он стал принуждать меня возглавить один из Отрядов.

Это было похоже... Даже не знаю. Наверное, так себя чувствует человек, на которого давит шантажист. Меня преследовали днем и ночью, мешали осесть где-то в одном месте, гоняли практически по всему Руконгаю. Преследования не остановились даже, когда я ушел за пределы Руконгая, в дикие, никем еще не обжитые леса.

Вскоре меня стала вся эта кутерьма раздражать.

Это был молодой офицер. Буйный сорвиголова, который решил, что сможет со мной сладить. Глядя на ретивого юнца, я тогда еще подумал, что он чем-то похож на меня молодого.

В тот день я впервые убил.

Я не оправдываюсь. Ни в коей мере. Кровь того мальчика на моих руках. Я осознал это, когда тело синигами упало к моим ногам и застыло в луже крови, а широко распахнутые зеленые глаза слепо уставились в кобальтово-синие небеса. Понял, что теперь скрыться не смогу.

Только не от себя самого.

Меня повязали там же. Мальчик оказался одним из людей Хирако, поэтому ответ я держал перед ним. Синдзи не стал ни кричать, ни кидаться на меня с занпакто. Он просто подошел, посмотрел мне в глаза и задал только один вопрос. Вопрос, отозвавшийся острой болью в моей груди.

"Зачем, Ичиго?"

Зачем? Зачем... Зачем, зачем, зачем... Не знаю. Наверное, я устал. Наверное, у меня больше не было сил продолжать эту непонятную игру. Наверное, я просто захотел показать, что больше не являюсь тем героем, которого во мне по-прежнему пытался разглядеть Готей-13.

Наверное.

Суда не было, хотя я и ждал его. Ямамото не хотел терять игрушку, которую так долго старался обрести. Вместо прилюдной казни меня заперли в Храме Раскаяния. И теперь каждый день ко мне приходил кто-то из капитанов. Но не Хирако.

Хирако еще в том дремучем лесу сказал, что больше не хочет меня видеть. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Добавив, что я больше не тот Куросаки Ичиго, которого он знал.

Признаю - он прав.

Сколько я уже сижу тут? Год? Два? Три? Или уже сотню лет? Моя семья, наверное, давно получила перерождение... Хорошо. Мне стало бы крайне отвратно увидеть кого-то из них, находясь за решеткой. Да и им бы не понравилось узнать, что я стал убийцей.

Убийца, хах... Что ж, рано или поздно, но это должно было произойти.

Наверное...



- Ты так и будешь молчать? - голос Бьякуи выводит меня из размышлений. Интересно, сколько я так просидел, неподвижно, глядя чуть левее благородного Кучики? Скорее всего, минут десять, не меньше.

По Бьякуе сложно судить. У него всегда одно и то же выражение лица.

- Ты ведь понимаешь, Куросаки Ичиго, что у тебя нет другого выхода? - размеренно, монотонно.

Обыденно.

Ну, почему же нет другого выхода? Мне ничего не стоит проделать аккуратную брешь в стене. И никто меня не остановит. Даже Бьякуя.

Но я не собираюсь этого делать. Я заслужил заточение. Заслужил одиночество.

Жаль только, что хваленая верхушка Готея этого никак понять не может.

- Ты понимаешь, что мы можем продолжать это вечно?

Понимаю. Лучше, чем кто бы то ни было.

А что насчет вас, Бьякуя? Вы это понимаете?

- Зачем мучать себя? - мне кажется, или в доселе бесстрастном голосе Кучики что-то меняется? - Зачем и дальше упорствовать?

"Зачем". Терпеть не могу это слово. Порождает слишком много мыслей в голове. Неприятных мыслей.

К примеру, зачем я сунулся тогда, много лет назад, в Сейретей? Зачем я привлек к себе внимание Готея? Зачем показался на глаза Айзену? Зачем вмешался в ход войны Сейретея и Хуэко Мундо?

...Зачем, зачем, зачем...

Наверное, надо было плыть по течению.

Бьякуя молчит и смотрит мне в глаза. Долго и неотрывно, словно пытается увидеть в них то, что сокрыто от других. Он не знает, что точно так же делают и другие капитаны. А может, это еще одна часть их прессинга, фрагмент их игры. Я не знаю.

Я уже давно ничего не знаю.

Не хочу знать.

Наконец, кивнув своим мыслям, Бьякуя разворачивается. Он собирается уходить. Как и обычно: молча, так сказать, по-английски.

Хах.

Нет, не как обычно...

- Мне жаль, - это даже не шепот, это шелест. Тихий шелест иссохшей травы, которую колышет слабый ветер.

"Жаль"... Не ожидал от тебя, Бьякуя. От тебя, аристократа, всегда презиравшего молодого рыжеволосого паренька со свободолюбивым сердцем, без царя в голове и с отсутствием инстинкта самосохранения. Не ожидал...

Наверное, именно поэтому мне становится немного легче от этих слов.

Когда слышится звук закрывшейся двери и все вновь поглощает тишина, я позволяю себе откинуться назад, прижимаясь спиной к отрезвляюще холодной стене, и прикрыть глаза.

Завтра придет Кёраку-сан. А он большой любитель поболтать. Стоит морально подготовиться.

Наверное.

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 25.

Понедельник, 29 Декабря 2014 г. 16:41 + в цитатник
В колонках играет - Chappel – Break Through
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.



========== 25. ==========

Здесь было спокойно. Всегда. Даже если где-то бушевало пламя войны и гибли люди. Почему, спросите вы? На этот вопрос сложно дать ответ. Просто здесь не могло быть иначе.
Однако с недавних пор здесь было несколько... шумно. Не постоянно, вовсе нет. Но - периодически. Раз в год, если точнее.
Когда тут появлялся Куросаки Ичиго.
Вот и сейчас вышеобозначенный наворачивал круги по залу. Длинные полы кроваво-красного вафуку волочились следом, издавая тихий шелестящий звук. В рассеянном свете солнца, проходящем сквозь полупрозрачные шторы, корона на его голове таинственно мерцала. Молодой человек, на данный момент официально исполняющий обязанности Эммы Дай-О, верховного Судии Джигоку, был недоволен, а потому эмоционально насыщенно выговаривал своему оппоненту, фигура которого смутно угадывалась сквозь плотный белый занавес в центре зала, скрывающий масштабный трон.
- Ты чем думал? - яростно зашипел Ичиго, резко поворачиваясь и буквально прожигая фигуру оппонента разъяренным взглядом полыхающих расплавленным золотом глаз. - Чем думал, спрашиваю?!.. И не надо так лыбиться! - как ему удалось распознать, что его до сих пор молчащий собеседник улыбается, Эмма и сам бы не смог объяснить: он просто знал это. - Ты мне всю жизнь сломал!.. - правитель Джигоку замер, подумал. - Ладно, не всю. И не жизнь... Но, тем не менее!
- Так было нужно, - негромкий голос, раздавшийся из-за занавеса, казалось, наполнил собой все помещение. Куросаки только хмыкнул.
- Да знаю я, - протянул молодой человек. - Но блин! Четыре Мира?!.. Серьёзно? А потом что, еще и Генсей приплетёшь?!.. - не выдержав, молодой Эмма снова начал наворачивать круги по залу; звуки его шагов порождали эхо. - А не жирно, нет? Не слипнется кое-что, а? - Ичиго с откровенным подозрением уставился на занавес, из-за которого снова послышался смешок: похоже, его собеседник получал невообразимое удовольствие, слушая гневный монолог гостя. - Я, едрить тебя за ногу, и на три-то Мира едва управу нашел, да и то - некачественную... Как думаешь, на сколько меня так хватит, а? Год в одном Измерении, а что в трех других творится будет без меня?!
- У тебя будет помощь. Любая, какую пожелаешь, - спокойный голос неведомого собеседника поневоле успокаивал, заставляя испытывать непонятное умиротворение. Однако Ичиго был тут уже не в первый раз, а в шестой, а потому у него давно выработался этакий иммунитет, что позволило молодому человеку едко усмехнуться.
- Я надеюсь. Это ведь в твоих интересах, не в моих. Я бы с радостью всех послал еще шесть лет назад, - Куросаки помолчал. - Мне пришлось заплатить такую цену, что ты мне по гроб жизни обязан... И мне плевать, что она у тебя вечная! - с этими словами Ичиго отвернулся от странно притихшей фигуры в центре зала, скрытой за занавесом, замолчал.
В спину ему донесся тяжелый вздох.
- Прости... Но ты был единственным, кто подходил...
Куросаки горько усмехнулся. "Единственным", как же... Так он и поверил...
Нет, конечно, ему все объяснили, когда он попал сюда в первый раз. Правда, объяснять пришлось пять раз, поскольку отупевший от впечатлений мозг рыжеволосого молодого мужчины просто-напросто отказывался усваивать такое большое количество информации. Весьма сложной информации, которую обычные люди с уверенностью прозвали бы фантастикой.
В первую очередь, Ичиго разъяснили, чем же являлось то самое НЕЧТО, благодаря которому он и стал, собственно, не живым. Узнай он что-то подобное еще пару дней назад, до своей гибели, он бы смеялся до икоты! Но в тот день он собственными глазами видел янтарную вспышку, рассеивающуюся по небосводу Генсея, а потому поверил сразу же.
А именно - узнал Ичиго о том, что умер он по воле не абы кого, а самого Короля Духов.
Нельзя сказать, что такая новость не вызвала у него реакции. О, еще как вызвала! Стражи Короля были в самом натуральном шоке, когда, после пяти минут сосредоточенного молчания, Ичиго открыл рот и начал в буквальном смысле поливать грязью и их, и Его Величество, и все Измерения разом. Нет, он потом, конечно, извинился. Но с таким видом, что становилось ясно: будь его воля - Король бы еще долго узнавал о себе много нового.
Следующим было посвящение Ичиго в причину, по которой, собственно, его и грохнули по указу Его Величества. Посвящали один раз, а вот убеждали в том, что сие правда - трижды. Ичиго юморил по-черному, всячески мешая процессу, и явно наслаждался покрасневшими от гнева лицами Стражей. От головомойки его (ну, или Стражей, что тоже вероятно) спас тихий смех, донесшийся со стороны занавеса: похоже, Королю Духов нравился своенравный мальчишка, а потому отрывать голову фавориту Его Величества Стражи не рискнули.
В общем-то, все оказалось немного - по мнению Ичиго - банально. Все дело было в том, что Король Духов, несмотря на свой статус и феноменальные возможности, являлся отнюдь не всемогущим сверхсуществом. С каждым прожитым тысячелетием, если вообще не веком, сил у вседержителя Миров оставалось все меньше и меньше, присматривать за Измерениями становилось все сложнее, а потому Королю требовалось как можно больше отдыха. В такие моменты, понимая, что еще немного - и он тупо отключится, Король Духов погружался в сон, скрепя сердце и оставляя судьбу Миров на их непосредственных жителей. Обычно ничего страшного за время "тихого часа" Его Величества не происходило.
Однако события последних лет убедили Короля в обратном.
Ичиго, вспомнив о былом разговоре, цинично усмехнулся и протянул:
- Откровенно говоря, лично я думаю, что ты уже стыд потерял, со своими-то предъявами. Мало того, что я вместо тебя разгребал всю эту кашу с Айзеном, которую ты благополучно продрых... - фигура за занавесом вскинула голову, и Ичиго хмыкнул, ощутив волну эманаций - смесь возмущения, стыда и вины. - Да ладно, ладно. Успокойся, тебе нельзя слишком много волноваться. И укутайся ты там, думаешь, я не заметил, что ты снова мёрзнешь?
Из-за занавеса раздался полный облегчения смешок.
- Твоя забота делает меня несказанно счастливым.
- Да конечно... - Куросаки вздохнул, прикрывая глаза и вновь вспоминая тот разговор...

- ...ТЫ - ЧТО?!
- К Его Величеству надо обращаться - "Вы", - тут же вклинился один из Стражей, но Куросаки смерил его взбешенным взглядом.
- Да мне фиолетово! Пусть объяснит по-человечески, зачем он все это сделал?! Я не предмет какой, что бы меня вот так вот нагло выкидывать из моего собственного тела!
Из-за занавеса раздался тихий, полный скорби вздох. Стражники замерли сусликами, боясь пошевелиться.
- Оставьте нас, - шелестяще произнес Король Духов; его фигура слегка шевельнулась за тканью.
- Но, Ваше Величество!.. Он опасен!
- Я верю ему, - непререкаемо, пусть и негромко.
Стражи, переглядываясь, покинули зал, при этом обойдя Ичиго чуть ли не за метр-полтора. Куросаки подозрительно проследил за тем, как последний из Стражей уходит, после чего вновь перевел взгляд на занавес посреди зала. Словно ощутив это, фигура за полупрозрачным пологом ткани призывно махнула рукой. Ичиго не пошевелился. Король Духов, повторно вздохнув, решил-таки прибегнуть к помощи голоса:
- Подойди.
Откровенно говоря, Ичиго совсем не хотелось приближаться к этому непонятному существу, именуемому среди Синигами не иначе, как "Король Духов". Он до сих пор хорошо помнил последнее сражение с Айзеном и слова Соуске, обращенные к Урохаре. Синигами-отступник называл Короля Духов "вещью", не считая живым существом, и это хорошо отложилось в памяти молодого человека.
Приблизившись, Ичиго остановился в шаге от едва заметно колыхающейся белоснежной ткани. Существо за этим тонким пологом сильно походило на человека, но преграда мешала разглядеть его получше. Да и сам Ичиго не имел ни малейшего желания видеть Короля.
Вот только последний решил иначе.
- Отодвинь полог, - от шелестящего шепота у Куросаки аж мурашки по спине пробежали.
- Эм... Нет, спасибо, - попытался откосить от столь сомнительной чести Ичиго, но Король повторил:
- Отодвинь.
Сглотнув, бывший Временный Синигами нерешительно провел рукой, убирая со своего пути ткань. Оная оказалась почти невесомой. Отодвинув полог, Ичиго посмотрел на Короля - и замер.
Белоснежная кожа. Немыслимо длинные иссиня-черные волосы. Черные, почти демонические глаза с яркими льдисто-голубыми зрачками. Лицо - почти идеально, да что там - "почти"! Снежно-белое вафуку с золотой вышивкой... Король Духов походил на одну из прекрасных фарфоровых кукол, которыми грезила его сестрёнка, Юдзу. Казалось, что достаточно просто дунуть на него - и это произведение искусства, которое даже человеком в кавычках назвать-то стыдно, рассыпется прахом.
..."Вещь", да?...
Пока Ичиго потрясенно щелкал клювом, Король Духов, в свою очередь, разглядывал его.
- Ты красивый, - с какой-то детской непосредственностью, безапелляционно заявил Его Величество, едва заметно улыбаясь уголками изящных, идеально очерченных губ. - Гораздо красивее большинства представителей Благородных Семей Сейретея.
Ичиго недоверчиво хмыкнул.
- Эм, спасибо, конечно, но вряд ли это поможет мне избавиться от комплексов.
Смех Короля тоже... был каким-то ирреальным.
- Ты хотел знать, почему я забрал тебя из твоего Мира? - Его Величество склонил голову набок; черные локоны заскользили по шелку вафуку.
- Да, было бы неплохо.
- Я делаю так уже не в первый раз, Ичиго. Когда у меня не остается другого выхода, я выбираю из числа живых чистую, благородную Душу - и забираю её. В последний раз я забрал Гинрюсая Ямамото.
- Старика? - ошарашенно моргнул Ичиго; Король Духов едва заметно кивнул.
- Да. Мне нужно было, что бы среди Синигами появился тот, кто сможет объединить их, сплотить. Ты даже не представляешь, что творилось в те времена. Если бы я так не поступил, Общество Душ и Мир Живых не смогли бы устоять.
- Почему это? - Куросаки нахмурился. - Разве ты не присматриваешь за этими двумя Измерениями?
Король Духов печально улыбнулся.
- Я слабею, Ичиго. Чем дольше я существую, тем меньше силы во мне остаётся. Чем меньше силы - тем больше вероятность того, что какой-то Мир исчезнет. Такое уже бывало, и не раз. У меня не было времени среагировать... Не было сил... - Его Величество помолчал. - Сейчас я слаб, как никогда. Даже тысячелетний сон после последнего Отбора* не помог мне восстановить мои силы полностью.
- Ну-у... И чего ты от меня хочешь? - странно, вроде бы и величием проникся, и красотой впечатлился, а воспринимать это странное существо, как верховного вседержителя он не может.
Король Духов поднял на него свои демонические глаза. Льдисто-голубые зрачки словно светились изнутри.
- Ты станешь моим Регентом.
От неожиданности Ичиго аж отшатнулся.
- Ась?
- Регентом, - повторил Король, поднялся с трона. Ичиго отстранено отметил, что Его Величество ненамного, но все же выше него. - Я пробужу твои силы полностью. Все силы, - Куросаки не понял, к чему его собеседник это произнес, но переспрашивать не стал. - Это не сложно, ты и так их практически разбудил. За тебя будут бороться несколько Измерений, и их будущее зависит только от того решения, которое ты примешь. Я уже не могу следить за тем, что происходит в них, слишком многие Миры сейчас нуждаются в постоянном присмотре. Ты станешь ключевой фигурой...
- Почему именно я?
Король Духов немного помолчал, внимательно разглядывая стоящего напротив мрачного молодого человека. Ичиго вздрогнул, когда его щеки коснулись тонкие пальцы, провели по ней.
Пальцы Короля Духов были холоднее льда.
- А почему нет, Ичиго? - грустная улыбка Его Величества не вязалась со странным взглядом этих демонических глаз.
Куросаки не решился как-то ответить...

- Ты хорошо придумал с фальшивой войной, - Король, это было видно по движениям головы, покивал. - Квинси не примут мира с Синигами.
- Ты специально их такими создал, да? - хмыкнул Ичиго.
- Я сотворил их, как отражение Богов Смерти. Они должны были видеть друг в друге братьев и сестер, во всем помогать друг другу, держаться вместе... - Его Величество вздохнул. - Но утопия невозможна меж теми, кто столь сильно различается.
- Ясно. Расизм, значит, - Куросаки покачал головой, оглядывая тронный зал. В общем-то, это помещение залом, как таковым, не являлось: вместо стен тут были ажурные тонкие перекладины из странного серебристого металла, пересекающиеся между собой, завешанные изнутри чем-то полупрозрачным. По сути, при желании Король мог спокойно покинуть свой зал, просто откинув ткань одной из "стен" - дальше начинался широкий балкон. Вот только за балконом не было больше ничего. Только чистое небо, затянутое внизу густыми белыми облаками.
Ичиго уже давно не мог отвязаться от мысли, что этот тронный зал напоминает ему клетку.
- У меня есть для тебя новости, Ичиго, - голос Короля сразу же показался Куросаки странным. Была в нем какая-то... натянутость, что ли? Словно Его Величество немного нервничал.
- Плохие или хорошие? - Ичиго ничего не мог с собой поделать: не ёрничать в общении с власть имущими у него, похоже, никогда не получится.
- Это зависит от тебя.
Так. Интуиция подала тревожный звоночек. Ичиго нахмурился.
Если уж Его Величество начал темнить...
- Ну и?
Перед тем, как ответить, Король Духов как-то странно замялся.
- Рядом с занавесом, - непонятно произнес он наконец, указывая рукой куда-то вниз. Куросаки, нахмурившись еще сильнее, прошел к занавешенному трону Короля, около которого оказался небольшой сверток. Подняв его и отметив, что тот довольно-таки легкий, Ичиго кинул подозрительный взгляд в сторону скрытой от него полупрозрачной тканью полога фигуры.
- И что это? - параноидально осведомился Эмма.
- Открой.
Куросаки дернул уголком рта, медленно развернул сверток. Присмотрелся к его содержимому - и из дрогнувших рук Эммы выскользнул белоснежный плащ с ромбом на "спине".
Пустым ромбом.
- Ты издеваешься, что ли?.. - слабым голосом поинтересовался Ичиго у Короля; когда тот не ответил, Эмма рванул ткань полога в сторону и впился негодующим взглядом в белоснежное улыбающееся лицо Его Величества. - И чего это ты лыбишься, а?!
- Прости, - Король едва заметно пожал плечами. - Но мне почему-то гораздо легче, когда ты находишься рядом.
- "Легче", говоришь... "Легче"?! - от рыка Ичиго обычно и Гриммджо шлангом начинал притворяться, этаким дрожащим шлангом, но Короля это только позабавило. - На мне и так четыре Измерения по твоей милости! А ты еще и статус Нулевика мне предлагаешь?! Это за какие же такие заслуги, позволь узнать?!
- Ну, например, за первый в истории Синигами компактный Бан-Кай, - выдержке Его Величества можно было только позавидовать. Черной завистью.
Ичиго с мученическим стоном спрятал лицо в ладонях.
- Ты меня повторно убить хочешь, да? Только уже чужими руками? - просипел он. - Ты хоть представляешь, что в Сейретее, Хуэко Мундо, Джигоку и Шатен Берейхе начнется, когда они об этом узнают?..
- Мне не нужен полноценный год, - торопливо произнес Король, утешающе проводя рукой по рыжим вихрам прозревающего ужасное будущее Ичиго. - Достаточно одного месяца.
- Месяца? - Куросаки приподнял голову.
- Да. Одного месяца, - Его Величество улыбнулся снова и тут же припечатал: - Каждого Цикла.
- Каждого... Цикла?.. - глаза Ичиго округлились. - Ты хоть представляешь, как другие на это отреагируют?!
- Ну, полагаю, ты сумеешь их убедить, - ласково улыбнулся ему Король.
У Ичиго дернулось веко.
- Т-ты... Ты!..
Его Величество чуть приподнял тонкие брови, но узнать, кем же его считает Куросаки, ему так и не довелось: по округе разнесся характерный треск, и сквозь тонкую ткань, заменяющую стены, стало видно гигантскую черепушку, любопытно заглядывающую в тронный зал Короля Духов. Отыскав взглядом золотых глаз своего Эмму, Страж Джигоку заурчал, намекая, что в гостях хорошо, а в Аду таки лучше.
Ичиго мрачно дернул уголком рта, быстро нагнулся, поднимая плащ Нулевика с пола и, не говоря ни слова, напялил его на себя. Кроваво-красное вафуку моментально почернело, но сменяться обычной формой Синигами не спешило: похоже, месяц в Измерении Короля Духов такого не требовал.
- Это Сэна, - ткнул пальцем в сторону любопытно заглядывающего внутрь Стража Ичиго. - Один из моих Стражей. И объяснять Сэне, почему их Эмма остаётся гостить у тебя аж на месяц, ты будешь сам! А я пошел свой личный летучий остров искать, - с этими словами Куросаки бодрым шагом покинул тронный зал, напоследок громогласно хлопнув дверьми.
Король Духов вздохнул, посмотрев ему вслед, поднялся с трона и, с сомнением глянув на так же недоверчиво рассматривающего его Стража, направился на балкон - объяснять.


*Имеется в виду то, что Ямамото попал в Сейретей после того, как стал свидетелем янтарной вспышки.

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 24.

Понедельник, 29 Декабря 2014 г. 16:38 + в цитатник
Автор:Sinned Ajeta (http://ficbook.net/authors/Sinned+Ajeta)

Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.


========== 24. ==========

Ичиго безбоязненно смотрел на сестру, в данный момент совершенно не контролирующую свои действия. Реацу Карин, столь щедро выплескиваемая наружу, резонировала с его собственной Реацу. Переплетаясь потоками, их совместная мощь постепенно разрушала реальность, созданную Юкио, что было только на руку Куросаки.
Рыжеволосый молодой человек не без оснований полагал, что, обнаружив пропажу своего Эммы, Джигоку придет в неописуемую ярость. Прекрасно зная характер сего Измерения, Ичиго ничего хорошего от подобного не ожидал. Тем более, что Стражи понятия не имеют, кто же конкретно стырил их любимого правителя, а потому нагрянут во все известные им Миры, то есть, в Сейретей и в Хуэко Мундо (Шатен Берейх отпадал, поскольку Ичиго не успел рассказать ни Какуто, ни Сэне об изменении последовательности Циклов). Последствия у такого "похода в гости" могли оказаться самые, что ни на есть катастрофические. Как там Какуто шесть лет назад говорил?.. Ах да, Джигоку превратит все в выжженную пустыню.
И ведь действительно превратит.
Реальность Юкио странно дрогнула. Ичиго, на миг оторвавшись от созерцания перекошенного злобой и непониманием личика сестрицы, вслушался - и вздрогнул.
Зря он надеялся, что Джигоку нагрянет с проверкой только в Общество Душ и в Мир Пустых. Нет, Ад решил пойти дальше - заглянуть на огонек еще и в Генсей. А для Мира Живых это воистину смерти подобно: Ичиго прекрасно помнил, как чуть было не начался распад Измерения из-за сломанных им же Врат Ада. Допускать такое повторно он не мог.
- Верните меня назад, - повторил он, вновь поворачиваясь к Карин и Гиннджо (последний уже почти, что вжался спиной в "стену" реальности Юкио, с неподдельным ужасом глядя на сестру Ичиго).
Карин скрипнула зубами так, что Ичиго аж со своего места услышал.
- Что, так быстро по застенкам Готея соскучился?! - буквально прошипела она; её Реацу взбудораженно взметнулась ввысь. - Садо-мазохистом, что ли, там заделался?!
- Не ори, - глаза Куросаки сверкнули ярче.
- А что мне еще остается?! - несмотря на просьбу брата, Карин, напротив, кричала уже в полный голос. - Я не понимаю, Ичи! Они истязали тебя, мучили, изучали, как какую-то подопытную крысу - а ты хочешь вернуться?! Это не похоже на тебя, брат!
- Не ори! - Ичиго тоже пришлось повысить голос. Вздохнув, он поднялся со "стула", тот, заискрившись, тут же исчез под напором адской смеси из Реацу обоих Куросаки. - У меня нет выхода. Да и у вас, собственно, тоже.
- Нет, есть! - в глазах Карин мелькнула безумная надежда. - Есть! Моя "Пелена" скроет тебя от Синигами, пока мы не убедим Урохару-сана сотворить тебе особый Геккай! После этого ни один паршивый Божок Смерти тебя не засечёт!
- Дело не в этом, - Ичиго поморщился: ощущение присутствия Джигоку становилось с каждой минутой все сильнее.
- А в чем тогда?!.. Гиннджо, скажи ему! - девушка, отчаявшись, повернулась к лидеру Подчиняющих Души, но тот только вжался еще больше в "стену" реальности Юкио, уже и не зная, кого ему бояться больше - все-таки Карин или же её противоестественно спокойного братца? - Ичи, я просто хочу, что бы ты был здесь! С нами! Со своей семьей! Ты хоть представляешь, каково нам сейчас? Каково мне, Юдзу, нашему старику?! Юдзу постоянно плачет, отец перестал улыбаться и шутить... Это все похоже на кошмарный сон, понимаешь?! - голос девушки окончательно сорвался на фальцет; Карин мотнула головой, зажмурилась. - Я просто... Просто хочу снова быть со своим братом - вот и все...
- Ичиго, да имей же ты совесть! - вклинился в разговор Гиннджо. - Посмотри на свою сестру! Она столько вытерпела ради тебя, а ты ей такой удар под дых! - Подчиняющий посмотрел на мрачнеющего с каждым мигом Куросаки-старшего. - Я тебя совсем не узнаю, Ичиго. Неужели Синигами удалось тебя так изменить?..
Ичиго странно дернул головой, словно от вспышки ярости, повел ею по кругу. Глаза молодого человека фосфоресцировали так, что искрящееся искусственное Измерение казалось просто угасающим по сравнению с ними. Куросаки как-то обреченно вздохнул, снова посмотрел на Карин и... сел прямо на "пол".
- Ладно, - неожиданно равнодушно пожал он плечами. - Остаюсь здесь.
Карин неверяще подняла голову.
- П-правда?
- Ага. Считайте, что вы меня убедили, - Ичиго подтверждающе кивнул, но тут его красивое лицо исказила какая-то жестокая гримаса. - Вот только и за последствия вы будете отвечать сами.
Прежде, чем Гиннджо и Карин успели хотя бы переглянуться, Реацу Куросаки, стелющаяся по "полу" и "стенам" реальности, внезапно исчезла - и их накрыло.
*
Небеса буквально трещали по швам, источая кроваво-алое сияние. Стражи пытались проникнуть в Измерения, толпясь у трещины, протягивая вперед костяные руки и периодически оглашая окрестности мученическим ревом.
*
Синигами метались по Готею и Руконгаю, призывая Плюсов сохранять спокойствие и укрыться в своих домах, обещая, что все образумится. Тем слабо верилось в такие сомнительные обещания, особенно с учетом трескающихся, как лед под напором весны, небес над головами.
Экстренно собранный Совет Капитанов ничего не дал - предводители Готея просто-напросто не знали причин столь внезапного вторжения Джигоку в их мир. Кто-то выдвинул версию, что надо бы как-то связаться с Ичиго, но её тут же отмели - за банальной невозможностью. Тогда кто-то (хотя, почему "кто-то" - Сай Фонг, кто же еще) заявил, что это наверняка дело рук непосредственно капитана 3го Отряда, однако на неё так глянули, что женщина моментально заткнулась, предпочтя не отсвечивать.
Ямамото задумчиво жевал губами: выход из этой ситуации был только один - снятие печатей с Соукиоку, но все же, все же... Главнокомандующему хотелось верить, что все как-то образуется. Что это вовсе не конец Общества Душ.
*
Оставшиеся Эспада яростно обсуждали, что же делать, периодически срываясь на грязный уличный мат. В частности, срывался Гриммджо - нервы у кошака в последнее время и так были ни к чёрту, а тут уж и совсем, как говорится, полетели. Терцера судорожно обдумывала план действий. Пока же она отдала приказ Нумеросам собрать всех адьюкосов и арранкаров в Лас Ночес, что бы их случайно не прибило вследствие творящегося в Хуэко Мундо произвола.
Ролан, как один из главных и негласных фракционов Владыки, был мрачнее тучи. Ничего поделать в такой ситуации арранкары не могли - не в отсутствие Владыки, так что им приходилось только ждать дальнейшего развития событий.
Ждать - и надеяться на лучшее.
*
"Дверь" в искусственную реальность Юкио открылась снова, пропуская внутрь непосредственного создателя оной в сопровождении нового действующего лица. Юкио брыкался и пытался вырваться, но хватка у Ишшина была ого-го какой, а лишаться уха, за которое его цепко удерживал сурово сдвинувший брови врач, мальчишке не хотелось. Оказавшись внутри, Форарльберна быстрым речитативом произнес:
- Вот, вот они, Ишшин-сан, как вы и просили - провёл, только пустите, пожалуйста, мне им еще слышать!..
Куросаки-старший, хмыкнув, великодушно разжал пальцы, и юный Подчиняющий, охая, уселся прямо на "пол", потирая драгоценный орган восприятия, от столь жестокого обращения покрасневший и увеличившийся в размерах чуть ли не вдвое. Некоторое время врач понаблюдал за ним.
- На будущее, мальчик - никогда не груби взрослым и никуда их не посылай, иначе есть огромный риск самому направиться в эти неведомые дали, - с этими словами напутствия, он повернулся к Карин и Гиннджо - и замер, не в силах отвести глаз от рыжеволосого молодого человека, по-хозяйски расположившегося на "полу" в десяти шагах от него. Ичиго медленно повернулся к нему.
- О, привет, пап, - радушно улыбнулся он родителю.
Куросаки-старший прерывисто вдохнул, опасливо приблизился. Украдкой ущипнул себя за руку, стремясь убедиться, что сие - не галлюцинация, и только поморщившись от боли, осознал, что сидящий перед ним парень реален. Ну, по крайней мере, в той степени, в которой может быть реален Плюс.
Или не Плюс?
Кидаться на Ичиго со слезами радости мужчина не стал. Вместо этого, еще раз вздохнув, Синигами кое-как улыбнулся одеревеневшими губами.
- Здравствуй, сын, - негромко произнес он. - Могу я узнать, что тут происходит?
- Можешь, - Ичиго пофигистично пожал плечами, выразительно уставился на все еще всхлипывающую Карин. - Полагаю, снаружи уже началось? - он не стал уточнять, что же именно должно было начаться в Генсее, но его отец идиотом никогда не был (хоть и старался таковым казаться, во избежание всяческих неприятных ситуаций), так что быстро просёк, о чем говорит его шесть лет назад почивший сын.
- Да. Они уже начали проникать в Генсей, - кивнул Ишшин. - Правда, я не понимаю, по какой причине...
- Ну, тут все очень просто, - Ичиго вновь пожал плечами. - Шесть лет назад я умер. После смерти за меня началась делёжка между Сейретеем, Хуэко Мундо и Джигоку, - брови как Ишшина, так и присутствующего тут же Гиннджо взметнулись ввысь. - Дабы не настал всеми долгожданный Конец Света, я придумал Цикл - год тут, год там, год у третьих. Все просто, - Ичиго пару мгновений помолчал, сверля нехорошим взглядом Гиннджо и Карин. - Блин, в который же раз я это уже рассказываю?..
- Но... Почему тогда Синигами молчали? - непонимающе спросил Ишшин; уложить полученную информацию в голове было довольно-таки проблематично, однако он старался.
- А что бы это изменило? - взгляд Куросаки-младшего, до этого момента жесткий и насмешливый, стал грустным. - Я бы все равно не смог прийти в Генсей. Исследования Куросутчи показали, что моя Реацу после смерти только возросла. Заявись я в Каракуру - и Пустые бы прилетели к нам со всей Японии, еще бы и с материка припожаловали, - рыжеволосый молодой человек помолчал. - Я просто хотел защитить вас.
Ишшин тяжело вздохнул, прикрыл глаза.
- Вот как... - губы мужчины тронула слабая улыбка. - Что ж, это достойно. Ничего иного от своего сына я и не ожидал, - Синигами с гордостью посмотрел на Ичиго, несмело улыбнувшегося в ответ. - Но тогда с какой стати Стражи Джигоку разорвали ткань мироздания?
Взгляд Ичиго вновь стал колким.
- О, тут тоже все очень просто! - молодой человек вновь перевел взгляд на Подчиняющего и Карин. - Сегодня - первый день Цикла Джигоку. Я там штатным Эммой заделался, так что, когда я исчез прямо у них из-под носа, они сильно удивились и обиделись.
- Вон оно как... - Ишшин тихо присвистнул и почесал в затылке. - А как тебя вообще угораздило исчезнуть-то?
- А вот за это отдельное спасибо Карин и Гиннджо-куну! Нет, Карин-то я понимаю, но... - Ичиго, не выдержав, помассировал виски. - Проклятье, ощущение такое же, как шесть лет назад... Такая же хреновая ситуация.
Куросаки-старший задумчиво посмотрел сначала на сына, потом на всхлипывающую дочь. Видеть Карин в таком состоянии было как-то дико, но, в общем и целом, Синигами свою дочь понимал. Удивительным было то, что Карин-чан вообще узнала о том, что её старший брат не стал ужином какого-то Пустого - но его девочка всегда была упёртой, как и братец, кстати, так что, если подумать...
- Если ты вернешься в Джигоку, они уйдут? - деловито поинтересовался экс-капитан 10го Отряда у своего сына. Тот пожал плечами.
- Теоретически должны, но вот на практике... Глянь, - Ичиго красноречиво развел руки в сторону. - Вафуку должно быть красным. Красным, как кровь. Но оно белое, как у только-только умерших Плюсов! Я не думаю, что могу открыть проход в Джигоку самостоятельно.
- А если тебя поднести в этим гигантским черепушкам?
Куросаки-младший помолчал, размышляя.
- Может выгореть. Вопрос только в том, как мы это сделаем? Психология Стражей устроена таким образом, что они будут уничтожать все, что приближается к ним ближе, чем на километр.
Ишшин хмыкнул.
- Суровые ребята, ничего не скажешь... А если по воздуху?
- Можно. В любом случае, стоит рискнуть, - Ичиго поднялся, и Ишшин с удивлением заметил, что его сын уже с него ростом. - Но есть одна проблемка.
- Какая?
Вместо ответа Ичиго деликатно ткнул пальцем (Ишшин аж вздрогнул, увидев, что его правая рука покрыта какой-то иссиня-черной броней, а левая - так вообще золотисто-костяная) в сторону мрачно взирающей на них Карин. Девушка уже не плакала.
Но и на то, что она отпустит своего брата просто так, похоже не было.
*
Рюкен нервно поглядывал в сторону стоящего рядом с ним молодого человека с янтарно-рыжими волосами до плеч, которыми играл ветер. Находиться рядом с ним было довольно-таки странно, особенно с учетом того, что сам Ишшин еще час назад был свято убежден - его сына кто-то в Хуэко Мундо сожрал, его больше не существует ни среди Живых, ни среди Мертвых. Однако Куросаки Ичиго находился тут, стоял в двух шагах от квинси, немигающе глядя на кроваво-алую трещину в небесах и на толпящихся с той стороны гигантов.
Когда Ишшин позвонил ему, Исида-старший был готов уже сам ругаться. Странные существа, активно пытающиеся прорваться в Генсей, с грехом пополам, но были таки им опознаны, как Стражи Джигоку, или Воля Ада - существа, охраняющие Адские Врата и следящие за грешниками там же. Каким боком они попали в Генсей и что им, собственно, нужно, сам квинси не знал, так что на звонок друга-недруга ответил только с одной целью - выведать об этом у него самого. Однако же, вместо подробной консультации он услышал достаточно наглое "Ты мне нужен!", подкрепленное "Прямо сейчас, не стой столбом!!!". Отыскав же бар, адрес которого ему поспешно продиктовал невыносимый Синигами, Рюкен резко ощутил потребность выпить чего-нибудь крепкого.
Поскольку помимо Ишшина у самого бара его встретил и тот, кого Исида-старший никак не ожидал тут увидеть, - Куросаки Ичиго.
Сейчас они поднимались на особенно большой ступени Хиренкьяку, направляясь прямо к кроваво-алой расщелине между Измерениями. Поначалу Исида-старший всерьёз опасался, что Рейши для создания такой ступени не хватит, но Ичиго просто молча подошел поближе - и Хиренкьяку появилась под их ногами сама собой. Помимо Рюкена и Ичиго подняться в воздух к трещине вызвался еще и Ишшин. Группа людей, в которых квинси опознал так называемых Подчиняющих Души, да еще и заплаканная Куросаки Карин молча наблюдали, как Хиренкьяку поднимается все выше и выше.
- Что вы намерены делать? - Рюкен обращался сразу к обоим Куросаки, но ответил только Ичиго:
- Мне нужно приблизиться как можно ближе к трещине.
- Не боишься, что тебя убьют? Снова? - осторожно осведомился Исида-старший. Его рыжеволосый оппонент только качнул головой.
- Нет. Меня они не тронут.
- Стражи Ада опасны и непредсказуемы, - выбирая выражения, начал квинси. - И, если им нужно вернуть обратно грешника...
- Исида, ты с ума спрыгнул? - возмущенно взревел сзади Ишшин. - Ты с чего это решил, что мой сын - заключенный Джигоку?!
Рюкен покосился на него.
- Тогда с какой стати они ворвались в Генсей?
- Что бы вернуть меня, - мирно ответил Ичиго. - Но не как грешника.
- Не понимаю, - был вынужден признать Исида-старший.
Сзади довольно хохотнули.
- А чего тут понимать? Мой сын еще такой молодой - а уже Эмма! Весь в отца, да, Ичиго? - с этими словами Ишшин весело похлопал сына по плечу; тот полу-смущенно, полу-виновато посмотрел на ошарашенного квинси и вновь сконцентрировался на расщелине между Измерениями.
- Эмма? Который Эмма Дай-О? - неверяще переспросил Рюкен.
- Ага! - лицо Куросаки-старшего светилось гордостью. - Умница он у меня, да?
- Но как такое возможно? - взгляд Рюкена метнулся к лицу Ичиго. - Как?!
- Исида-сан, пожалуйста, - тот же почти аристократически поморщился. - Спросите лучше у Ис... У Урью, он вам все расскажет.
Чем ближе они поднимались к трещине в небесах, тем напряженнее становились мелькающие на той стороне Стражи. В конце концов, один из них, решив, что хорошего понемножку и на них и так уже достаточно насмотрелись, вытянул руку в их сторону, намереваясь схватить наглецов и раздавить. Рюкена и Ишшина буквально оглушило возмущенным рёвом Стража, а вот Ичиго ничего, как стоял себе смирно, так и продолжал стоять. Когда гигантская лапища оказалась к нему достаточно близко, молодой человек безбоязненно протянул руку и едва ощутимо (по мнению Рюкена) хлопнул по ближайшему к нему пальцу Воли Ада со словами:
- Довольно, Тсуна. Вы и так тут всех порядочно испугали.
Страж застыл, опасаясь пошевелиться. Рюкена и Ишшина вновь накрыло, но уже не рёвом, а воркующим позывным. Лапища гиганта осторожно вывернулась ладонью к верху, будто предлагая Куросаки-младшему взойти на неё. Однако Ичиго медлил. Обернувшись, Ичиго посмотрел на своего отца.
- Я постараюсь прислать вам весточку из Джигоку, - произнес он. - Там многие пытаются себе всячески срок скостить, думаю, желающих поработать гонцами найдется немало.
- А это не вызовет еще одно незапланированное открытие Врат? - скептически приподнял одну бровь Ишшин, но его сын качнул головой.
- Если это - с позволения Эммы, Джигоку даже пикать не станет. Карин успокой, передай, что через год начнется Цикл Хуэко Мундо. Если договоритесь с Урохарой по поводу Гарганты, то я буду вас ждать. Тогда все подробно и расскажу, - помявшись, Куросаки-младший все же ступил на ладонь Стража, взволнованно заурчавшего при этом. Мгновение ничего не происходило, а потом вафуку молодого человека словно налилось кровью, став насыщенно-красным. Облегченно выдохнув, Ичиго уже собирался дать "Тсуне" команду отбывать, когда его окликнули:
- Сын! - Ишшин выглядел крайне серьёзным, глядя на своего отпрыска. - Я совсем забыл спросить... У тебя там точно все хорошо?
Ичиго, помедлив, кивнул. Черты лица Ишшина смягчились.
- Вот и чудно, - облегченно протянул врач. - Я передам Юдзу привет от тебя. Не пропадай надолго, хорошо?
Эмма Дай-О кивнул, мягко улыбнулся и похлопал Стража по большому пальцу. Тот медленно и крайне осторожно затащил руку со своим правителем внутрь трещины. По небесам скользнула льдисто-голубая вспышка - и прореха между Измерениями исчезла, будто её никогда и не было.
Рюкен внимательно посмотрел на размеренно дышащего Куросаки-старшего.
- Ты как? В норме? - пытаясь казаться равнодушным, спросил он.
- Я в порядке, Исида. Спасибо за то, что помог.
- Не сделай я этого, от Генсея ничего бы не осталось.
- Это верно. Братва у моего сынка крутая, - хмыкнул Ишшин. - Ладно, давай спускаться. А то мне еще наказание для Карин придумать надо. Но - не слишком уж жесткое, так, домашний арест лет этак на N-цать, а там посмотрим...
Рюкен мысленно усмехнулся, приказывая Хиренкьяку опускаться вниз. Ему тоже предстояла беседа со своим чадом на тему "Что такое конспирация и почему разводить её против отца - не всегда хорошо".

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 23.

Понедельник, 29 Декабря 2014 г. 16:35 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.


========== 23. ==========

Куросаки Ишшин заметно постарел за эти пять лет. Если раньше это был веселый мужик* бальзаковского возраста, готовый подшутить всегда и везде, то теперь люди видели вечно хмурого, судя по нездоровому оттенку кожи, больного мужчину. Ишшин больше не улыбался, не шутил. После смерти сына, так и оставшейся неясной, а потому уже отчасти пугающей, врач частной клиники "Куросаки" словно замкнулся в себе. Поначалу он вообще не выходил из своего дома: все покупки совершали его дочки. Одна из которых, Юдзу, почти что всегда ходила с красными от слёз глазами, а вторая, Карин, совсем будто с цепи сорвалась - чуть что, сразу же лезла в драку, неважно, был ли перед ней её сверстник или же матёрый бандюган. Все соседи поговаривали - внезапная гибель Ичиго при невыясненных обстоятельствах сломила дух семьи Куросаки.
В чем-то они, несомненно, были правы.
Рюкен молча рассматривал лицо старого друга-недруга. Раньше они не особо много общались, особенно, если учитывать, что произошло между этими двумя в прошлом. Нет, при случайной встрече они не спешили сцепиться поскорее, как две дворовые шавки, но Рюкена всегда отчасти раздражало вечно шутовское поведение Куросаки-старшего, так что сам квинси стремился свести все общение с шумным врачом к минимуму. Однако, когда он встретился с Ишшином на кладбище, то не смог поначалу даже узнать былого соперника: осунувшееся лицо, потухшие глаза, отсутствие улыбки... Куросаки-старший неподвижно стоял напротив сравнительно свежей могилы, комкая в руках пачку сигарет. Судя по звонкому хрусту, та уже была практически пустой.
- Куросаки, - знакомый голос заставил Ишшина вздрогнуть. Рюкен ожидал, что, увидев его, врач сразу же расплывётся в улыбке, но тот лишь скользнул равнодушным взглядом по нему и вновь отвернулся к надгробию.
- А. Привет, Исида, - устало откликнулся он на сомнительное приветствие. - А я вот тут... К сыну зашел, - и мужчина кивнул на могилу перед собой.
Поравнявшись со старым знакомым, Рюкен взглянул на надпись - "Куросаки Ичиго". Ах, да, его же тут похоронили... А он-то думал, что мальчика кремировали.
- Мне жаль, - Рюкен не знал, сколько уже раз такое говорили Ишшину. Возможно, что чуть ли не сто раз на дню. Но промолчать в такой ситуации он не мог.
- Спасибо, - Куросаки все же вытащил из помятой донельзя пачки оставшуюся сигарету, неловко прикурил. - Никогда бы не подумал, что все вот так вот закончится... Мой сын - и умер, хех! - бывший капитан Готея выпустил в пасмурное небо струю дыма. - Смеялся бы до слёз, скажи мне кто такое раньше.
- Твой сын был очень крепким, - негромко отметил Рюкен, припоминая рыжеволосого молодого человека, который ошивался рядом с его сыном. Или, напротив, это Урью рядом с ним ошивался? Сейчас уже и не поймешь...
- О, да! - по губам Ишшина скользнула былая улыбка, но тут же потухла. - Кто бы мог подумать, что он так нелепо умрет?
Рюкен помолчал. Окружающая обстановка сильно угнетала. По крайней мере, его.
- У тебя есть дочери, - мягко произнес квинси, надеясь, что его фраза не вызовет у Ишшина вспышку ярости. Эти Синигами, они ж вообще странные, по всякому могут отреагировать...
- Да. Дочки. Карин и Юдзу, - кивнул Куросаки. - Юдзу постоянно плачет. При нас с Карин держится, а остается одна - плачет. Карин же вообще... Срыв у неё, что ли? Пропадает где-то постоянно. Ну, не где-то... - тут Ишшин едко усмехнулся. - Я знаю, куда она мотается, сам туда пару раз заходил. Еще Ичиго живым был, он туда тоже мотался. Ну, вот я и зашел поговорить с главнюком того места, так сказать, все точки над "ё" расставить. Ох, и влетело же мне потом от сынка!.. - врач улыбнулся и прикрыл глаза. Исида же отметил про себя, что его отношения с родным сыном не так уж и плохи. По крайней мере, Урью никогда не делал попыток прибить отца за какую-то мелочь. Ишшин же тем временем продолжил:
- Сегодня вот тоже убежала туда... Вся взбудораженная, давно её такой не видел. Твердила постоянно - "Сегодня, уже сегодня"... Сильно на ней смерть Ичиго сказалась, - голос Ишшина дрогнул, когда он произнес имя погибшего сына.
Рюкен помолчал.
- Он может быть в Сейретее, - предположил квинси, но Ишшин резко мотнул головой.
- Мне бы сказали. Там есть люди, которым я могу доверять. Если бы Ичиго оказался в Сейретее, мне был сразу же сообщили... А тут - тишина.
- Значит... - квинси не решился закончить мысль, но врач только кивнул.
- Значит.
Рюкен не смог как-то возразить на это. Да и что он мог сказать? Но все же, все же... Осознавать, что Куросаки Ичиго постигла судьба его матери, судьба жертвы Пустого**, заставляла его испытывать нечто вроде боли.
- Он был сильным, - наконец тяжело произнес квинси.
Ишшин сквозь силу, но явно гордо усмехнулся.
- Еще бы! Он ведь сын своей матери, в конце концов...
Прежде, чем Исида смог что-то сказать, по его телу пробежала странная волна. Такое чувство возникает, когда на тебя выливают ведро воды, и не просто холодной, а ледяной! Настолько, что ты даже можешь ощутить кубики льда. Встрепенувшись, Рюкен недоумевающе посмотрел на своего собеседника: Ишшин тоже выглядел взбудораженным. Вот только в отличие от квинси, Синигами, похоже, догадывался, в чем тут дело. Вскинув голову, экс-капитан Готея начал пристально всматриваться в небеса, странно прищурившись.
- Что это было? - решился спросить Рюкен, ощущая себя как минимум паршиво от того, что приходится консультироваться у Бога Смерти.
- Это-то? - хмыкнул Куросаки, продолжая рассматривать небо. - Бывало у меня такое. Самолично встречался с теми, от кого такие эманации исходят... И, скажу я тебе, Исида, это крайне хреново, если кто-то из них... - Синигами резко умолк, его глаза широко раскрылись. Мужчина уставился в одну точку, безмолвно шевеля губами, но до квинси таки долетел отрывок фразы:
- Да ладно?!..
Нахмурившись, заинтригованный такой реакцией Ишшина Рюкен устремил свой взгляд на небо, присмотрелся - и оторопел.
Пасмурную пелену словно разрывала пополам кривая, изломанная трещина, сочащаяся кроваво-алым. Несколько секунд ничего не происходило, однако уже в последующее мгновение трещина резко пошла вширь, издавая характерный для рвущейся ткани звук. Когда разлом стал достаточно широким, в его кроваво-алом нутре мелькнуло нечто золотистое, после чего в измерение Генсея медленно начало просовываться нечто, которому сам Рюкен так и не смог подобрать названия.
Квинси стоял, не в силах пошевелиться от подобного зрелища. А вот Синигами оказался вполне себе "в силах". Дернувшись, как от удара, Куросаки процедил что-то сквозь зубы. Исида еще успел расслышать:
- "Сегодня"... "Сегодня", значит? Неужели же это они?!.. - но тут Ишшин сорвался с места и, не реагируя на окрики квинси, убежал в неведомом направлении.
Рюкен пару мгновений ошарашенно смотрел ему вслед, после чего вновь перевел взгляд на странное нечто, неторопливо, прямо-таки с черепашьей скоростью пробирающееся в Мир Живых. В этот самый миг существо странно дёрнуло тем, что заменяло ему голову, и издало вибрирующий звук, полный гнева и...
...Отчаяния?
*
Ичиго устало присел на "стул", вполне отдавая себе отчет, что тот может исчезнуть в любой момент. Человек, создавший это Измерение, отличался гадливостью характера, а потому мог и позволить себе немного подшутить в несколько жестоком ключе. Однако "стул" не исчез. Похоже, его старые знакомые не желали хоть в чем-то оскорблять насильно притащенного из другого Мира гостя, а потому вели себя тихо-смирно.
Что для Подчиняющих Души было достаточно неестественным.
- Ну, привет, - Куросаки заставил себя улыбнуться; помолчав, он добавил, уже заметно потеплевшим голосом: - А ты здорово вымахала за эти шесть*** лет, Карин. И волосы отрастила - дай Боже!
Его сестра, смутно порозовев, улыбнулась.
- Спасибо, Ичи, - она провела рукой по действительно сильно отросшим волосам. - У тебя тоже волосы сильно отросли... А в остальном ты ничуть не изменился.
Ичиго усмехнулся. Ну да, все правильно. Синигами стареют иначе, нежели люди; арранкары вообще живут чуть ли не тысячи лет (если их одни занпактоносящие не грохнут); Стражи Ада - те вообще бессмертны. Так что глупо было бы думать, что за жалкие шесть лет его внешность хоть как-то изменится. За исключением волос, конечно, волосы - это другое.
Но его сестра этого не знала. Да и откуда ей, по сути, было знать такое?
Карин и впрямь сильно изменилась за прошедшие годы. Вытянулась, стала более женственной. Волосы, как уже и было упомянуто, выросли аж ниже копчика. Сейчас Карин заделала их в высокий хвост. Косметикой его своенравная сестрица пользоваться, судя по всему, так и не научилась, зато стиль одежды у неё кардинально поменялся: вместо девочки-пацанки перед Ичиго стояла не то, что бы "бизнес", но все же леди. Заметив, что брат с интересом рассматривает её, Карин смущенно усмехнулась. Но уже в следующее мгновение её губы предательски дрогнули, и Ичиго даже пикнуть не успел, как одна из его младших сестёр оказалась у него буквально на шее.
- Я ведь знала... Всегда знала... - всхлипывая, произнесла Карин. - Рукия не говорила, Ренджи не говорил - а я все равно знала... Они забрали тебя и запрятали, так ведь? Из-за твоей силы. Потому, что боялись. Тебя мучили? - девушка резко отстранилась, обхватила ладонями лицо брата, вглядываясь в него. - Заперли в каких-то лабораториях****? Изучали?!
- Ч-что?.. - Ичиго удивленно моргнул, что было трактовано его сестрой по-своему.
- Да, я знаю! Знаю... Мы следили за всеми Синигами, которые появлялись в Каракуре. Гиннджо согласился помочь, он ведь тоже за тебя переживал. Из разговоров Синигами мы узнали, что раз в год тебя переводят куда-то... В другое Измерение, вроде бы. У нас ушло почти шесть лет, что бы все подготовить - но это того стоило! - Карин радостно улыбнулась. - Теперь все хорошо, Ичи! Теперь все хорошо... - и девушка вновь сжала брата в объятиях, частично перекрывая тому доступ к кислороду.
- Ну, ну, Карин-чан! - голос, раздавшийся в этой искусственной реальности, заставил Ичиго скрипнуть зубами; с его обладателем он был хорошо знаком. В свое время они сильно поцапались, поскольку оный, с позволения сказать, человек хотел в наглую использовать Куросаки, буквально выпить из него все силы, но был вовремя раскрыт, вследствие чего получил хорошую трёпку*****. Как ни странно, после этого у них сложились вполне дружеские отношения, и среди Подчиняющих Души Ичиго стал почти, что своим.
Почти.
Гиннджо с улыбкой смотрел на сцену воссоединения сестры с братом. Если он и заметил взгляд маньяка-убийцы со впечатляющим стажем Ичиго, адресованный непосредственно ему, то предпочел сделать вид, что частично ослеп.
- Ты же ему дышать не даешь! - шутливо произнес предводитель Подчиняющих. - Мы же его не для того вытащили из лап Синигами, что бы ты его задушила, верно?
Карин, коротко рассмеявшись, отпустила брата, вновь позволяя ему дышать полной грудью. Однако Куросаки такой неожиданной заботе со стороны Подчиняющего не обрадовался.
- Что все это значит, Гиннджо? - мрачно осведомился он, кидая на мужчину отнюдь не теплые взгляды. Тот незаметно поежился.
- Только то, что рассказала тебе твоя сестра, - Гиннджо указал на сияющую Карин. - Мы убили массу времени и сил на то, что бы найти необходимые заклятья и все подготовить к твоему освобождению. Юкио создал это Измерение, блокирующее твою Реацу, так что Синигами тебя тут не найдут, пока мы не найдем способ сделать тебя... эм... Материальным. Мы-то Подчиняющие, мы видеть Духов можем, а вот твоя сестра Юдзу и твой отец навряд ли таким могут похвастать, - Подчиняющий вновь улыбнулся, но выражение лица Ичиго не смягчилось, молодой человек по-прежнему смотрел на него с мало понятной мужчине жаждой убийства.
- Я принесу тебе что-нибудь поесть! - Карин же, похоже, состояния брата не замечала. - Сильные Души, если мне память не изменяет, могут чувствовать голод, правда же?..
- Верните меня назад.
Карин застыла на месте, словно скованная по рукам и ногам этими словами, кои произнес её брат. Медленно обернулась.
Ичиго смотрел на них с Гиннджо мрачным взглядом. От молодого человека исходили довольно-таки странные эманации: судя по искрам, пробегающим по очертаниям предметов в искусственном Измерении, Юкио не удавалось поглотить своими способностями всё влияние Реацу Куросаки-старшего. Но не это больше всего поразило Карин.
Глаза Ичиго. Они сияли в полумраке подобно двум звездам. Только одна звезда была льдисто-голубой, а вторая казалась каплей расплавленного золота.
- Ч-что... Что ты сейчас сказал?
Гиннджо нервно оглянулся на Карин: та широко раскрытыми глазами смотрела на старшего брата. Вокруг неё, пока что малозаметные, клубились завихрения белоснежной Реацу с льдисто-голубыми вкраплениями. Мужчина сглотнул.
Вот этого-то он и опасался.
*
...Карин присоединилась к Подчиняющим шесть лет назад. Начинала она поистине "сырым материалом", но вскоре Гиннджо заметил - а девочка-то сильна. Так сильна, что в обозримом будущем вполне могла бросить ему вызов. Будучи по натуре собственником и не собираясь уступать право сильнейшего, предводитель Подчиняющих решил отнять её силы раньше, чем это произойдет. Однако Карин оказалась достойной сестрой своего старшего брата: в битве она легко одолела оппонента, и остальные Подчиняющие, подумав, заявили, что готовы признать девушку своим лидером. Однако Карин-чан не была нужна власть над Одарёнными******. Она предложила Гиннджо сделку: она не лезет на его "трон", а он помогает ей отыскать Духа её брата. Девушка категорически не верила в то, что "Ичи" мог стать жертвой какого-то Пустого, а значит, тут имели место интриги Синигами. Выслушав её доводы и - чего уж тут - признав их, Подчиняющий, помявшись, согласился - и поиски Куросаки Ичиго начались.
За шесть лет Карин показала себя поистине незаменимой. Её способности оказались действенными как для защиты, так и для атаки, что среди Подчиняющих встречалось крайне редко. Гиннджо прислушивался к мнению девушки, старался ей угодить и, памятуя о взрывном темпераменте барышни, избегал злить её. Поскольку в выбешенном состоянии Карин становилась натуральным берсерком и не успокаивалась, пока её противник не становился перед ней на колени. Из-за характера и уникальных способностей хозяйки, её силы получили имя "Валькирия".
Чем меньше времени оставалось до финального этапа, знаменующих окончание поисков Куросаки Ичиго, тем раздражительнее и опаснее становилась его сестра. На момент, когда у Подчиняющих было все готово, девушка уже всем своим видом напоминала бомбу замедленного действия, и "перерезать красный провод" могло только присутствие её брата, вытащенного из лапок Синигами. А потому сейчас Гиннджо опасался только одного - как бы не вывести из себя эту юную леди с замашками киллера.
По счастью, ему это не удалось.
А вот Куросаки Ичиго - вполне...
*
Гирико Куцудзава отвлекся от протирания стакана, когда дверь в бар открылась. Приподняв голову, Подчиняющий встретился взглядом с мрачными глазами вошедшего и заставил себя улыбнуться. Именно, что заставил - посетитель бара никогда не жаловал этого человека, но показывать свою антипатию не стремился, поскольку в результате этого вполне мог заполучить нехилого такого врага, почти что смертоносного.
И речь шла вовсе не об этом посетителе, а о его дочери.
- Добрый вечер, Куросаки-сан, - вежливо поздоровался одноглазый бармен, после чего вопросительно указал на бутылки мини-бара. - Не желаете ли выпить?
Ишшин никоим образом не отреагировал на предложение Подчиняющего. Острый взгляд мужчины скользнул по помещению и безошибочно остановился на дальней двери. Кацудзава нахмурился.
- Куросаки-сан?
- Они там, верно? - Ишшин чуть прищурился, не сводя глаз с двери. - Моя дочь, Гиннджо и... - врач немного и, по мнению Гирико, как-то странновато помедлил. - Юкио? Эти трое там, ведь так?
Гирико дернул уголком рта. Такая осведомленность гостя ему всегда не ахти как нравилась.
- Прошу вас, Куросаки-сан, - добавив в голос как можно больше скуки, произнес Подчиняющий. - Гиннджо-сан и Карин-чан тренируются, а Юкио поддерживает искусственное Измерение, где проходит тренировка. Не стоит им сейчас мешать...
"А заодно, и лезть в это дело," - добавил он про себя, однако Ишшин, помедлив, направился ко двери с целеустремленностью танкера.
- Мне нужно поговорить с ними, - безапелляционно заявил он.
Подчиняющий, вздохнув, поспешил загородить врачу путь.
- Пожалуйста, Куросаки-сан, поймите, - попытался достучаться он до мужчины. - Карин-чан очень не любит, когда её отвлекают, особенно в такие моменты. Вы же её отец, должны бы знать. Поэтому я убедительно прошу вас... - Подчиняющий не договорил, встретившись взглядом с глазами Ишшина. Сглотнув, мужчина медленно отступил, освобождая дорогу. Куросаки-старший странно хмыкнул и, больше на него не реагируя, беспрепятственно прошел ко двери, открыв её, шагнул внутрь.
Кацудзава же медленно вернулся за стойку, на, как говорится, автопилоте взял стакан и чистую тряпку и вновь принялся протирать уже поскрипывающее от такой экзекуции стекло.
Попутно пытаясь выкинуть из головы воспоминания о неоново полыхающих льдисто-голубым глазах их посетителя.


*Ну, мужик же!
**А что еще могли подумать родственники Ичиго-куна, не получив подробных новостей о молодом человеке?
***С началом Цикла Джигоку пошел уже шестой год, как Ичиго-кун отошел в иные миры.
****Нет, это не отсыл к "Черной Цепи".
*****Имеется ввиду история с Х-зекуцией. Только кардинальное отличие заключается в том, что Ичиго вовремя раскрыл план Гиннджо и успел надавать тому по шее раньше, чем они начали приводить свой план в исполнение.
******Одаренные - те же Подчиняющие, немного другое название. У Кубо такого нет, ибо - инициатива автора.

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 22.

Понедельник, 29 Декабря 2014 г. 16:33 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.



========== 22. ==========

Синигами сбились с ног, причем уже в третий раз. Сначала - разыскивая пропавшего без вести капитана 3го Отряда, потом - готовясь к атаке Квинси, коя могла произойти в любой момент, а теперь - пытаясь разместить прибывающих невесть откуда Плюсов. Хотя, почему же "невесть откуда"? Теперь-то Совет Капитанов знал точно, что у Квинси есть свое, так сказать, персональное измерение, и зовется оно Шатен Берейх. Как оный Берейх появился, с помощью какой силы, никто из Синигами, даже вездесущий Куросутчи, не знал, а потому все ожидали объяснений от Куросаки. Ожидали, впрочем, совершенно зря: Ичиго, едва появившись в Сейретее, сразу же сорвался в Шумпо, не желая становиться объектом пристального внимания сослуживцев. Даже рванувший следом капитан Кучики ничего не добился, отстав от рыжего Синигами уже на третьем повороте, а потому пребывал на данный момент в крайне отвратном настроении.
Появился Ичиго эффектно. Он вывалился хрен-пойми-откуда прямо во время экстренно созванного Совета Капитанов. Экстренно созванного, кстати говоря, как по причине исчезновения одной рыжеволосой личности, так и по причине быстро утекающих драгоценных часов Цикла Сейретея. Собственно, после того, как Куросаки узнал о том, что быть в Готее-13 ему осталось всего ничего, каких-то два жалких часа, он и ломанулся улаживать последние дела сломя голову. Перед этим, однако же, успев кинуть остальным капитанам, пребывающим в шоке от такого поворота событий, что с минуты на минуту откроется проход из Измерения Квинси, именуемого Шатен Берейхом, (шок на лицах присутствующих) и в Готей прибудут уцелевшие Плюсы из опустевших поселений, а в их "карусель Циклов" добавился еще один "коняшка" в "лице" того же самого Измерения Квинси (приступ у Ямамото). На все вопросы сослуживцев Куросаки бросил интригующее "Потом".
В данный момент Ичиго проводил последний инструктаж своего Отряда. Его бойцы, понимая, что капитан уходит на два года, собрались в своих бараках, не желая пропускать напутственную речь "патрона", а заодно - и грядущую истерику у их лейтенанта Изуру Киры, который каждый раз воспринимал уход капитана чуть ли не как личную трагедию. Окончания инструктажа Куросаки все капитаны ожидали с жадным нетерпением, понимая, что за эти восемь часов отсутствия рыжего Синигами в Сейретее произошло нечто из ряда вон выходящее. Особенно жаждал пообщаться со своенравным капитаном 3го Отряда Ямамото, который уже принял убойную дозу валерьянки (по настоянию Уноханы) и был готов ко всему.
Ну, как оказалось, почти ко всему.
Когда Ичиго закончил рассказывать, в помещении, где проводился Совет Капитанов, воцарилась небывалая доселе тишина. Лица присутствующих отражали этакую смесь шока, недоверия и облегчения. Шока - поскольку оказалось, что квинси гораздо больше, чем они могли представить. Недоверия - из-за наличия неожиданного для всех Шатен Берейха, где находилась резиденция Императора Квинси. И облегчения - когда Синигами узнали, что полноценной войны не будет. Правда, очень быстро к этим трем чувствам добавилось еще одно.
А именно - возмущение.
- Как я понял, Император Квинси, Яхве Юба, вынудил тебя включить Шатен Берейх в Цикл, - Гинрюсай негодующе пожевал губами, нахмурив кустистые брови.
- Да, - не став вдаваться в излишние подробности, подтвердил Куросаки.
- Но ты сумел выторговать наиболее приемлемые условия для Сейретея...
- Ха! - Сай Фонг всем своим видом демонстрировала недоверие к рассказу Куросаки. - В таком случае, почему он не вынудил Квинси заключить с нами мир? Если он был им так нужен, то они бы согласились, не задумываясь!
Некоторые капитаны согласно покивали, но Ямамото одним взглядом пресёк все поддакивания. Глубокомысленно кхекнув, Главнокомандующий уставился на Куросаки, предоставив тому самому разбираться.
- Да потому, неверующая ты моя, - нежная улыбка Нильского крокодила на лице Ичиго смотрелась жутковато, - что в таком случае Квинси бы наплевали на всё с высокой колокольни. Да, я им нужен - но не до такой степени, что бы отказывать себе, любимым, в маленьком удовольствии немного помотать нам нервы. Да и, кроме того, даже вынуди я их - к чему бы это привело?
- Ну, не знаю, - ядовито протянула Сай Фонг. - Может, к избежанию войны?
- Или к её неизбежному началу? - прищурился Куросаки, перестав улыбаться. - Подумай сама. Рано или поздно недовольные таким миром найдутся - и в Шатен Берейхе, и в Готее-13. Да ты и сама готова уже сейчас идти рвать квинси на британский флаг! - Сай Фонг скривилась, но убеждать всех в обратном не стала. - А уж как много таких же личностей в Шатен Берейхе, ты себе даже не представляешь, - Ичиго обвел взглядом заметно призадумавшихся присутствующих. - Я, конечно, понимаю, что худой мир лучше хорошей войны, но в том-то и дело - эта видимость военных действий и есть наш "худой мир". Не сумей я договориться с Императором, то уже завтра по Готею-13 прошлась бы волна террористических актов, которая унесла бы сотни, если не тысячи жизней Плюсов! Вам оно надо?
- Все, все, - Ямамото несколько раз ударил своим посохом в пол, видя, что Сай Фонг уже готова чуть ли не кинуться с кулаками на рыжеволосого оппонента. - Никто не винит тебя, Ичиго. Ты все сделал правильно.
- Но, Главнокомандующий!.. - взвилась капитан 2го Отряда, но тут же притихла под мрачным взглядом совсем не старческих глаз капитана 1го Отряда.
- Все правильно, - членораздельно повторил Ямамото. - Тем более, что от раненного тобой квинси, Ичиго, мы узнали очень много нового, - Гинрюсай нахохлился, став похожим на старого филина.
- Хм? Раненного? - одна бровь Куросаки взметнулась ввысь. - Я думал, что всех там порешил.
- А ты и порешил. По крайней мере, если будут в Шатен Берейхе спрашивать, - заговорщицки посмотрел на молодого капитана Ямамото. - И знаете, новость о том, что среди Квинси появилась элита, так называемые Штерн Риттеры... стала лично для меня немного неожиданной.
- Император говорил, что они и раньше были, - негромко вставил Ичиго.
- Были, - не стал спорить Яма-джи. - Но не такие сильные и жестокие по отношению к Синигами. В основном, их задачей была защита мирных квинси. Да и назывались они как-то по-другому... Не Штерн Риттеры, иначе... Как же это? Эх, склероз...
- Шварц Риттеры, - тихо произнес странно погрустневший капитан 3го Отряда; стоящий напротив него Бьякуя нахмурился, заметив это, но промолчал.
- Да, да, именно! - кивнул просветлевший лицом Ямамото. - Шварц Риттеры! Отменные воины, должен я сказать, всегда следовали кодексу чести. Полагаю, нынешние Штерн Риттеры по поводу оного не особо заморачиваются.
- И когда наступает Цикл Шатен Берейха? - Хитсугая передернул плечами.
- После вашего.
- То есть, ты сейчас к ним сразу, что ли? - в голосе Гинрюсая мелькнуло недовольство. Сильное недовольство.
Ичиго отрицательно мотнул головой.
- Император тоже так подумал, - усмехнулся он. - Но я предложил ему самому с Джигоку этот вопрос обсудить, и он поменял свое решение. В Шатен Берейх я "перееду" после вашего последующего Цикла. Кроме того, надо предупредить Стражей Ада и арранкаров, что ход Циклов немного поменялся, иначе начнут возбухать.
- Теперь уже три года без капитана 3го Отряда, хех, - Куораку невесело улыбнулся. - Бедный Кира-кун, как я ему сочувствую. Кстати, как он отреагировал? - заинтересованно посмотрел он в сторону Куросаки.
Тот усмехнулся.
- Ну, как отреагировал... Выпал в осадок.
- Истерики были? - деловито осведомилась Унохана.
- Нет, ограничился сильной бледностью и заиканием. Я его утешил, что буду периодически во время Цикла Шатен Берейха наведываться.
- А не боишься, что тебя могут причислить к врагам и атаковать? - с намеком поинтересовался на своего рыжего приятеля Кенпачи. Тот ответил мрачным взглядом.
- Насколько я тебя знаю, ты меня в любом случае атакуешь, - буркнул Ичиго себе под нос.
Как ни странно, но громовой хохот Зараки сумел-таки несколько разрядить обстановку на Совете.
*
Небеса разорвало с характерным трескучим звуком. В образовавшуюся трещину между мирами любознательно заглянула гигантская золоченая черепушка одного из Стражей. Внимательно осмотревшись, Воля Ада удовлетворенно угукнул и, помедлив, осторожно просунул в Сейретей свою горилловидную руку, на ладони которой, на всякий пожарный удерживаясь за гигантский палец Стража, с явным трудом стояла небольшая фигурка.
Когда ладонь Стража достигла скалы Соукиоку, Какуто вовсе не поспешил сойти на твердую землю. Окинув пристальным взглядом своего единственного глаза собравшихся тут же Синигами, грешник чарующе улыбнулся. Надо отметить, что теперь выглядел он несколько иначе, чем в последний свой визит в Сейретей: вместо сероватой рваной робы заклейменного грехом на молодом человеке красовался темный балахон. Кроваво-красные цепи, правда, так и остались красоваться на руке и шее Какуто, однако блондина сие никоим образом не смущало.
- Прошу прощения, - вежливо обратился к ближайшему к нему Синигами грешник. - Могу я узнать, где наш Эмма?
Боец Готея красноречиво приподнял одну бровь. Не то, что бы он не понял, о ком говорит гость их Измерения, но все же отдавать любимца всего Готея по первому требованию никто не намеревался. Какуто моментально просек ход мыслей служивого. Его улыбка стала еще шире и, как следствие, еще пакостнее.
- Я имею ввиду, Куросаки Ичиго, - пояснил грешник.
Синигами красноречиво посмотрел на часы - сравнительно недавнее приобретение Сейретея. Выразительно постучал пальцем по их поверхности.
- Еще десять минут он принадлежит нам, - деликатно уведомил грешника Проводник Душ. - Не имеете права.
- Вай, так мы пришли раньше срока? - Какуто казался действительно смущенным. - Нехорошо, ох, нехорошо...
- Ничего страшного, бывает, - ледяным голосом приободрил гостя Синигами, вновь устремляя взгляд в никуда. - Через десять минут Куросаки-сан прибудет сюда.
- Мы на это очень надеемся, - Какуто мило улыбнулся. - Иначе нам придется разметать ваш мир на молекулы. Правда же, Сэна*-кун? - с этими словами грешник задрал голову наверх, вопросительно глядя на черепушку в кроваво-алом "проеме".
Страж Ада громогласно заворчал, подтверждая сказанное заклейменным грехом.
*
- Меня не будет два года.
- Я знаю, Куросаки-сан.
- Ребят гоняй. По программе Йороичи, я её на столе оставил. Будут что-то вякать - записывай все в мельчайших подробностях на листочек и, когда прибуду из Хуэко Мундо, принеси оный мне. И имена не забудь.
- А... Это же донос, Куросаки-сан!
- Ну и что? Не хотят по-хорошему, будет как обычно. То есть, ногой в челюсть с разворота.
- Эм... Но это как-то...
- Это нормально, Кира. Для меня, - смешок, - нормально. Кстати, будут возбухать, так и передай. Прямо слово в слово.
- Д-да, Куросаки-сан.
- Я оставил планирование в верхнем ящике рабочего стола. Там все есть, и даты, и рекомендации. Печать капитана?.. - выжидательная пауза.
- У меня, Куросаки-сан.
- Молодец. А теперь прибавим-ка ходу, а то Какуто психануть может. А для Готея его психоз выльется, как минимум, в половину разрушенных зданий.
- Хех, смешная шутка, Куросаки-сан.
- Это вовсе не шутка, Кира. Это - констатация факта.
*
- Эмма Дай-О! - радостно раскинул руки в стороны для объятий Какуто; его единственный глаз прямо-таки лучился радостью от встречи.
Куросаки же красиво перекосило.
- Ой, да ладно! - скривился без пяти минут Судия Джигоку, уворачиваясь от обнимашек грешника. - Будто я не знаю, как ты на самом деле "рад" меня видеть!
- Вообще-то, действительно рад, - Какуто мягко улыбнулся, но больше попыток пообжиматься с Царем Ада делать не стал. - Без тебя в Джигоку - тоска смертная. Стражи бродят, грешники стенают, пламя горит, новые заключенные поступают. Кстати, там та-а-акая очередь столпилась - ты себе даже не представляешь!
- Ясно, - Ичиго хмыкнул. - Опять два первых месяца на чистом кофеине.
- Кроме того, напоминаю - в твоем присутствии мне становится невообразимо хорошо, - Какуто деликатно проигнорировал едкое замечание Эммы. - Я себя прямо-таки на все сто чувствую!
- Лет, что ли? - ехидно фыркнул Куросаки и выжидательно уставился на черный рукав своей формы Синигами. Какуто, заметив это, покорно заткнулся, тоже своим глазом буквально-таки пожирая одежду на рыжеволосом Боге Смерти.
На памяти Киры, присутствовавшего тут же, такое происходило уже второй раз. В конце предыдущего Цикла такие изменения во внешнем облике капитана его нехило напугали, как, впрочем, и остальных "провожающих". Теперь же Синигами во все глаза смотрели на одежду Куросаки, опасаясь пропустить момент.
Который наступил тютелька в тютельку, ровно в полночь.
По черному одеянию Синигами словно волна прошла. Этакая черно-голубая, с белыми вкраплениями. Следом за ней - золотая, настолько яркая, что некоторые Синигами, не в силах выдержать, зажмурились, но остальные стоически терпели. Сразу же после своеобразного светопреставления стали заметны значительные перемены во внешнем облике Ичиго: вместо черной формы Бога Смерти Куросаки оказался облаченным в кроваво-красное традиционное японское одеяние - вафуку, расписанное по подолу древними колдовскими иероглифами. Для полноты картины не хватало только короны Эммы, но её, во избежание каких-либо малоприятных инцидентов, всегда держали у трона Эммы, под присмотром двух особо больших Стражей.
Встряхнувшись, Куросаки придирчиво осмотрел себя, сдул с рукава несуществующую пылинку и повернулся к Кире и другим Синигами, которые, как по команде, подались назад. Да и как не податься, когда на тебя смотрят полыхающие распаленным золотом глаза на мертвенно-бледном лице?
- Что, такой жуткий? - даже голос Ичиго изменился, став более глубоким и каким-то многогранным.
- Не то слово, - протянул кто-то из толпы "провожающих", на него тут же зашикали.
Ичиго самодовольно усмехнулся. Становясь Эммой, он начинал на многое смотреть иначе, а потому и страх союзников воспринимался им уже иначе.
- Увидимся через два года, Кира, - Изуру поежился под взглядом светящихся золотых глаз, но не попятился, как остальные.
- Да, Куросаки-сан. Мы будем вас ждать, - поклонился он.
Кивнув, Куросаки Ичиго степенно взошел на аж подрагивающую от нетерпения ладонь Стража и легонько похлопал по его большому пальцу. Воля Ада полу-удовлетворенно, полу-восхищенно (видимо, оказанной ему честью) начал поднимать руку, аккуратно просовывая её обратно в прореху между Измерениями. Когда они оказались почти, что на "границе" миров, Ичиго обернулся, окинул пристальным взглядом золотых глаз Сейретей в последний раз...
Темные небеса Сейретея вновь приобрели свой естественный, так сказать, "заштопанный" вид. Кира Изуру, едва слышно вздохнув, подал своим сослуживцам знак, и Синигами направились обратно в бараки.
*
- Уже пора?
- Рано. Подожди еще минуту.
- Но мы можем упустить момент!
- Не можем. Все рассчитано по секундам. Как только он... Сейчас! Давай!
- Эх, была ни была!..
*
Страж замер, будто зацепившись за что-то. Какуто непонимающе уставился на него, предварительно опасливо стрельнув глазом на Эмму, сохраняющего на лице потрясающе равнодушное ко всему и вся выражение.
- Сэна-кун? Сэна-кун, что такое? - взволнованно спросил грешник: находиться в этаком "подвешенном" состоянии между Измерениями было не ахти, как приятно. Да и не безопасно, к тому же.
Страж Джигоку странно заворчал, попытался дернуть головой, но у него не получилось. Какуто ситуация нравилась все меньше, и меньше.
- Ч-что... Прошу прощения, Эмма, сейчас мы все... - Какуто повернулся к Судие Джигоку, льстиво улыбнулся, но почти тут же ошарашенно вытаращил свой глаз: - Ичиго, ты чего?!
Куросаки недоумевающе уставился на него в ответ.
- В смысле?
- Твоя одежда... Вафуку - она же выцветает! - грешник побледнел, сравнившись цветом лица с цветом своих волос. - Это что, из-за долгого отрыва от Джигоку?..
- Я... Я понятия не имею... - Ичиго же растерянно рассматривал свое облачение, и впрямь теряющее цвет: вместо насыщенного кроваво-красного вафуку становилось снежно-белым. Совсем как одежда только-только умерших, новоиспеченных Плюсов, попавших в Дангай.
Нехорошее ощущение кольнуло подобно игле, Ичиго вскинул голову, всматриваясь в Стража.
- На нем печати! Ему не дают пройти в Джигоку! - благодаря способностям Эммы, Ичиго мог ясно видеть подобные вещи, а потому различить тускло светящиеся иероглифы особых чар не составило для него никакого труда.
- Синигами? - скрипнул зубами Какуто.
- Нет. Это не Кидо, я уверен, - Ичиго прищурился, нервно сжимая и разжимая кулаки: ему ой как не нравилось странное онемение, начавшее распространяться по его телу. - Слишком похоже на... Да, на церковные заклинания!
- Что? Но кому могло... - Какуто не договорил, ошарашенный донельзя тем зрелищем, которое предстало его глазу в последующий момент.
Ичиго резко подался вперед, жадно хватая ртом подобие воздуха, существующее в Междумирье. Так, словно ему дали под дых. А в следующий миг прямо под ногами у Эммы появилось нечто темное, будто разъедающее реальность по кусочкам. Куросаки только побледнел, увидев это, после чего камнем ухнул прямо в черное пространство, растекающееся у него под ногами. Поглотив свою жертву, черное нечто стремительно "заросло", а Стража, до сих пор пытающегося сделать хоть малейшее движение...
...Выкинуло, как пинком под пятую точку, в реальность Джигоку.
Какуто медленно обвел взглядом собравшихся для торжественной встречи своего Эммы Стражей. Те толпились вокруг собрата, переводя непонимающий взгляд с его ладони, на которой застыл статуей грешник, на Сэну, и обратно. Все глаза присутствующих Стражей в конце концов устремились на пребывающего в молчании грешника: будучи связанными друг с другом, они уже узнали от Сэны, что произошло, и хотели услышать объяснение уже от Какуто.
Одноглазый грешник же не спешил отвечать на невысказанный вопрос. Сделав глубокий вдох, мужчина медленно выдохнул. Ярость переполняла его душу.
- Мне вот интересно, - вкрадчиво произнес он, исподлобья осматривая толкающихся Стражей. - Мне одному так обидно, что у нас какие-то мрази Ичиго-куна стащили?
Обидно было не только ему одному. И дружный, полный ярости рёв Стражей уверил грешника в этом на все сто.
*
Вопреки всему, он не испугался. И не удивился. Только в голове бились стайкой пойманных в клетку и испуганных птиц вопросы.
Как? Как они узнали? От кого? И зачем им все это?
Черное пространство вокруг заискрилось, меняясь. Вот из темноты появились очертания помещения, вот материализовались стулья и стол. Хо, а вот и дверь. Интересно, кто же будет тот самоубийца, который решится зайти сюда первым? И появится ли вообще такой сорвиголова?
Сорвиголова действительно появился. Вот только это оказался не вполне ожидаемый Куросаки человек.
- Здравствуй, Ичиго. Давно не виделись, - от звуков знакомого голоса Ичиго подался назад, рискуя упасть. Широко раскрытыми глазами рыжеволосый молодой мужчина смотрел на человека перед собой.
- Ты?!


*Автор понимает, что у Стражей Джигоку имен быть не может в принципе, но кто мешает нам пофантазировать? Кроме того, надо же Ичиго их как-то различать? ^^*

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 21.

Понедельник, 29 Декабря 2014 г. 16:22 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.


========== 21. ==========

К немалому удивлению Ичиго, на площади перед дворцом Императора было безлюдно. А ведь он на полном серьёзе ожидал, что тут соберётся целая толпень, как минимум, в полсотни квинси, алчущих его крови. Однако, если Яхве и посылал за своими Штерн Риттерами, то он явно успел отозвать их обратно.
Юграм молча взмахнул рукой: из его рукава выскользнула цепочка с амулетом, характерным для всех квинси - пятиконечной звездой в круге. Дав Синигами в последний раз окинуть площадь взглядом, советник Императора открыл проход между пластами Измерений. Однако уйти по-английски Ичиго не удалось.
- Я удивлен, что вы ничем не выдали нашего знакомства, - негромко произнесли за его спиной слегка озадаченным голосом; обернувшись, Куросаки увидел, как едва приметно изогнулись брови блондина.
- Я могу сказать то же самое, - капитан Готея усмехнулся. - Не похоже, что бы Яхве знал о нашей давней встрече. Ты не сообщил ему специально? - Куросаки определенно не собирался "Вы"-кать.
Штерн Риттер "В" позволил себе едва заметно улыбнуться.
- Скорее, тут имел место случай.
- О, все ясно, - Ичиго пожал плечами, начал отворачиваться, однако ему снова не позволили просто уйти.
- Как вы узнали о моем присутствии, Куросаки Ичиго? - судя по интонациям, данный вопрос сильно беспокоил советника Императора. - Даже Штерн Риттер "А" не смог отыскать меня. Но вам удалось. Уже дважды, - взгляд Юграма стал острым.
Ичиго позволил себе улыбнуться, благо Хашвальт не видел его лица.
- Ты присутствовал на нашем разговоре с Его Величеством с самого начала, - с едва заметной насмешкой в голосе произнес он. - А значит, знаешь, что у меня много сюрпризов.
Юграм напрягся.
- Это так. То, что вы являетесь ключевой фигурой сразу трех Измерений... Я был удивлен, - неохотно признался советник, на что последовал едкий смешок.
- Удивлен? А мне-то показалось, что ты был в шоке. Фантазия, видимо, разыгралось, - однако, независимо от слов, весь вид Ичиго говорил об обратном.
Хашвальт немного помолчал, пристально разглядывая стоящего к нему спиной капитана Готея.
- Знаете, вы очень странный Синигами, - задумчиво протянул Юграм: его взгляд стал изучающим. - И, похоже, квинси вы тоже будете достаточно странным...
Куросаки хмыкнул.
- Это значит, что теперь ты не спустишь с меня глаз, так?
- Вы очень проницательны, Куросаки Ичиго, - глаза Хашвальта едва заметно сузились.
- Чудно. Значит, мы на равных, - очаровательно улыбнувшись недоуменно моргнувшему советнику Императора, Куросаки шагнул в проход. Тот, полыхнув льдисто-голубым, моментально закрылся.
Немного постояв на площади перед дворцом, Юграм поджал губы и круто развернулся, намереваясь вернуться в тронный зал.
Его не покидало странное ощущение, что он обзавелся... кем? Опасным врагом? Равнодушным знакомым? Или будущим другом, если благоприятно сложатся обстоятельства?
Вот ведь. Мало ему было проблем с Исидой Урью, так теперь еще и над этим голову ломай...
*
Император был пьян... Ну, хорошо, не пьян. Но старательно приближался к этой отметке, что случалось с ним крайне редко. Поначалу Хашвальт грешным делом подумал, что тут все дело в заключенной договоренности с Куросаки, но Яхве встретил его настолько счастливой улыбкой, что все такие мысли моментально отпали. Оглядевшись и не обнаружив Штерн Риттера "А", Юграм просканировал местность и нашел оного в саду дворца вместе с дочерью.
Что ж, одной проблемой меньше.
- Ну, и как он тебе? - испытующе уставился на свою "правую руку" Император. Юграм едва заметно поджал губы.
- Мальчиками не интересуюсь, - холодно обронил он, вызвав приступ веселого смеха у своего владыки.
- Ой, уморил! - отмахнулся от вечно серьёзного сподвижника Юба, наливая себе еще чашку глинтвейна. - Но мальчик молодец, молоде-е-ец... И себе хорошо постелил, и нас не обделил. Ты ведь понимаешь, сколько всего мы сможем сделать, если он не станет нам мешать? - несмотря на уже приметные пьяные интонации, взгляд у Императора был абсолютно трезвым. Отметив это про себя, Хашвальт качнул головой.
- Простите, Ваше Величество, но я не вижу особенных плюсов в том, что он станет частью Вандер Рейха.
- А ты подумай хорошенько, - снисходительно усмехнулся Яхве. - Припомни-ка, какие он там нам условия выдвинул, а?
Штерн Риттер "В" поджал губы. Да уж, этот разговор ему надолго запомнился...

...- Да нет, собачьтесь сколько влезет.
- Собачиться... сколько влезет? - недоверчиво повторил Яхве и, дождавшись утвердительного кивка, медленно произнес: - Но тогда... Я не понимаю...
- А чего тут понимать? - на сей раз усмешка у Синигами вышла отчасти жестокой. - Я уже говорил: вы - кровники. Для вас сражаться друг с другом вполне естественно. Даже нам с Исидой потребовалось столкнуться с шизанутой кучей Пустых, что бы понять, что сражение вместе, без грызни, гораздо продуктивнее, чем постоянное соперничество. Однако нам, как бы, было проще - Каракура одна, она большая, а штатный Синигами там слегка... - Ичиго выразительно покрутил пальцем у виска. - Поэтому-то мы быстренько решили все наши противоречия. У вас же ситуация совсем иного характера. Ваш Вандер Рейх... Эм, я правильно сказал, Исида? - Синигами быстро глянул в сторону Урью и, получив утвердительный кивок, продолжил: - В общем, что ваш Вандер Рейх, что Готей-13 - организации масштабные и милитаристические, вам мир противопоказан, иначе загниёте. А такого ни Синигами, ни Квинси не надо, верно?
- Ну, да... - Яхве честно старался обработать полученную информацию, но от него явно что-то ускользало. Куросаки только вздохнул.
- Так как я - Владыка Хуэко Мундо, а потому откровенных наездов на своих подданных не потерплю, махач против Лас Ночес отпадает и у вас, и у Синигами. Нет, Пустых можете выкашивать пачками, я не против, - предугадав вопрос Баха, быстро произнес Ичиго. - Но на арранкаров и адьюкосов не лезть!
- Но тогда...
Ичиго улыбнулся. Криво и с намеком.
Так же, как пять лет назад на скале Соукиоку, когда вправлял мозги представителям-вербовщикам трех Измерений.
- Вы можете плеваться ядом друг в друга, строить интриги, устраивать диверсии, даже периодически махаться кулачками - но полномасштабной войны между Сейретеем и Шатен Берейхом я не потерплю, - взгляд Синигами стал немыслимо жестким. Нет, не так. Он стал жестоким. Настолько жестоким, что Яхве мимолетно ощутил присутствие страха в своей душе. - Если начнется настоящая грызня, с последствиями в виде расчленёнки мирного населения или показательного убийства подавляющего числа Синигами... Я устрою вам посещение Ада. Всем. Бесплатно, так сказать, с экскурсией по достопримечательностям.
Бах, вздрогнув, тем не менее попытался усмехнуться, а вот лицо Исиды резко перекосилось и буквально побелело, цветом сравнившись с его униформой. Отметив, что парень еще явно не умеет контролировать эмоции, как следует, Яхве сконцентрировался на рыжеволосом оппоненте.
- То есть, формально, войну никто не отменяет, так? - подбирая слова, уточнил он.
- Абсолютно никто.
- И ты мешать нам при всех этих... интригах и диверсиях не будешь?
- Если они не унесут с собой жизни ни в чем не повинных людей, либо капитанов, - чхать я на них хотел.
Юба судорожно размышлял. По сути, данное условие ему подходило, как нельзя лучше. Не то, что бы он был в восторге, но, с другой стороны, Штерн Риттеров пока что было мало. Одаренных квинси до такой степени, что бы восполнить пробелы в их рядах, еще - увы и ах - не находилось. Да и полной информации о нынешних Синигами они от пленников так и не получили. Если уж говорить начистоту, то объявлять войну в открытую Вандер Рейх был не готов. Совсем не готов. Сейчас сил Квинси хватит только на то, что бы оставить Отряды без капитанов и, дай Белые Звезды, выпилить Главнокомандующего. Поднявшаяся паника среди Синигами позволит Квинси установить свои правила и, если очень уж подфартит, даже подмять под себя часть Руконгая. Но все же, все же...
Недостаток информации заставлял Императора и его Штерн Риттеров сомневаться в стопроцентном успехе данной военной кампании.
Пожевав губами (и неприятно напомнив этим Ичиго Главнокомандующего), Яхве пронзительно глянул на своего собеседника.
- Хорошо! А что с условиями?
- Все очень просто. Во-первых, Цикл Шатен Берейха будет идти сразу же после Цикла Сейретея.
- То есть, начиная с завтрашнего дня, ты - наш? - неверяще распахнул глаза Бах.
Ичиго мило улыбнулся.
- Да ради Короля Духов, - вежливо произнес он с видом пай-мальчика и тут же припечатал: - Вот только Джигоку все сами объясняйте.
Перспектива беседы со Стражами Джигоку Яхве радужной отнюдь не показалась. Император непонятно хмыкнул, раздумывая.
- Ну... Ладно, значит, через три года. Подождем, не беда! Дальше.
- Во-вторых, я имею право присутствовать на всех ваших военных собраниях, а так же могу оспаривать твои, старик, решения.
- Это несложно устроить, Ичиго. Ты бы так и так участвовал в политике Шатен Берейха, - Юба ностальгично улыбнулся. - Гюстав же участвовал...
Куросаки чуть недовольно дернул уголком рта. Столь частые сравнения с Гюставом его явно не радовали.
- Замечательно. А в-третьих, - тут взгляд Куросаки стал колким, - я беру семью Исида под свой патронаж. И, если кто-то захочет на них переть тараном, то и дело он будет иметь со мной. И ты, старик, в таком случае даже вякать против не станешь.
Улыбка Яхве показалась ошарашенному таким условием Урью чем-то из ряда вон выходящим. Помедлив, Юба кивнул.
- Я с радостью приму этот твой ультиматум, Ичиго, - умиротворенно произнес он. - Я даже рад, что семья Урью будет под твоей защитой. В последнее время среди квинси много... недовольных их присутствием в Шатен Берейхе. Полагаю, несколько показательных наказаний особо негодующих будут моим подданным на пользу. Еще что-то?
- Ничего, - Ичиго демонстративно развел руки в стороны. - В остальном я буду подчиняться правилам этого Измерения.
- Ты меня радуешь, - оскалился Яхве. - Нет, правда - радуешь! Полагаю, теперь тебе надо вернуться в Сейретей? Юграм!
Исида вздрогнул, когда в паре шагов от него показался советник Императора. Не уделив никакого внимания вероятному наследнику престола, Хашвальт степенно поклонился властителю Квинси, после чего перевел пристальный взгляд на рыжеволосого Синигами. Несколько мгновений они молча глядели друг на друга, не говоря ни слова. Яхве хмыкнул.
- Позволь представить тебе, Ичиго, это - Юграм Хашвальт, мой советник и Штерн Риттер "В", - деликатно подтолкнул он к общению двух мужчин, поскольку пауза, по его мнению, уже затягивалась, да и приобретала довольно-таки угрожающий характер.
- Очень приятно, - малоэмоционально произнес Куросаки, продолжая сверлить блондина напротив тяжелым взглядом. Юграм галантно поклонился, предпочтя промолчать.
- Юграм, пожалуйста, проводи нашего друга. И открой ему проход в Сейретей.
- Прошу, идите за мной, - Хашвальт, сохраняя нейтрально-равнодушное ко всему и вся выражение лица, развернулся и прошествовал по направлению к дверям. Ичиго, дернув уголком рта, проследовал за ним. Поравнявшись с Исидой, он шепнул "Ну прям Бькуя номер два, не находишь?", что вызвало у Урью определенные проблемы с молчанием. Кажется, смешок был слышен даже Императору, но, даже если и так, то тот никоим образом не показал, что его услышал. Как и Штерн Риттер "В", однако тот вообще в большинстве случаев ни на что не реагировал.
Уже на пороге Ичиго неожиданно встрепенулся и обернулся.
- Ах, да! Пленников верните, - ненавязчиво порекомендовал он, после чего, подумав хорошенько, немного исправился: - Ну, тех, кто еще жив.
Императору ничего не оставалось, кроме как согласно кивнуть.
Хотя, сейчас он был готов выполнить любую прихоть своенравного мальчишки...

Император снова выпил, откинул голову назад, уставившись в украшенный росписью потолок зала.
- Если опустить детали, то он нам японским языком сказал - можете гадить Сейретею по полной программе, я только "за", - Яхве оскалился. - Юграм, ты себе даже представить не можешь, как этот мальчишка напоминает мне Гюстава! Тот тоже частенько так поступал. Не из гадливости, вовсе нет, этого в нем никогда не было. Просто, если он видел, что по-другому нельзя, то мог и слегка попустительствовать набиванию чьей-то наглой рожи. А тут та же самая ситуация, - властитель Квинси взглянул на советника и, отметив качественное недогоняние ситуации на лице оного, со вздохом пояснил: - Глобальной войны, как мы и планировали, не будет.
- Но...
- Но - и мира от нас в ультимативной форме тоже не потребовали. Недовольных в любом случае быть не должно: хочешь драться - иди и дерись, только не убивай, интриги - пожалуйста, хоть десять, устроить парочку террактов... Ну, насчет этого надо поразмыслить, но тоже вполне вероятно. Мы теперь даже о себе можем заявить в открытую - Синигами на нас не попрут.
- Сомневаюсь, Ваше Величество, - скептически изогнул одну бровь Хашвальт, но Император от него отмахнулся.
- Не попрут! Вот увидишь, мальчик все так устроит, что... Коварная он бестия, хотя... - Юграм приготовился выслушать очередное сравнение Куросаки с Гюставом фон Шварцем, но вместо этого услышал нечто иное. - Хотя, все порядочные герои втихоря мечтают хотя бы часок побыть злодеями. А мальчик чуть ли не каждодневно из себя этакого рыцаря в сияющих доспехах строит.
- Ваше Величество, вы пьяны, - с легким сомнением произнес Штерн Ритетр "В".
- Ничуть. Глинтвейн не настолько крепкая вещь, что бы хотя бы похмелье у меня вызвать. Вот бражка - другое дело, - глаза Императора заволокло ностальгической дымкой. - Вот помню, как-то раз мы с Гюставом...
Юграм позволил себе нахмуриться.
- Ваше Величество, - деликатно встрял он в разглагольствования Яхве. - Позвольте узнать, как, спустя три года, вы объясните прибытие Синигами в Шатен Берейх своим подданным? И зачем он вам вообще нужен, скажите на милость?
Император ответил не сразу. Глотнув еще глинтвейна и посмаковав его пару минут, он улыбнулся.
- Так и скажу - вот вам, господа, последний из фон Шварцев, приказываю его любить и жаловать. А кто не будет любить и жаловать, тому Хайлиг Пфайль в зубы!
- Но никто не поверит, что он происходит от фон Шварцев, - нахмурился еще сильнее Хашвальт. - Слишком многие видели его сегодня, все уже знают, что он - Синигами.
- Юграм, что ты, как маленький! - уже полу-пьяно возмутился Юба. - Сунешь им под нос родословную Ичиго, они и успокоятся.
- У нас нет родословной Куросаки Ичиго, - терпеливо заметил Штерн Риттер "В".
- Нет, - согласился Император. - Но есть родословная семьи Куросаки, заканчивающаяся именем его матери. И ты, Юграм, возьмешь чернила, перо и аккуратно прочертишь еще одну ветвь, под которой напишешь имя Ичиго. Главное, родовое имя отца не вписывай. Ни к чему нам засвечивать родство мальчика с одним из Благородных Кланов Сейретея.
Хашвальт понял, что все его доводы (читай, доводы разума) тут бессмысленны и беспомощны.
- Слушаюсь, Ваше Величество, - советник Императора поклонился своему сюзерену. - А что касательно самого присутствия Куросаки Ичиго? Он нам так необходим?
Император снова помолчал.
- Он - последний фон Шварц, - веско произнес Юба.
- Простите, но... это ничего не значит.
- Юграм, ты помнишь, кем были члены семьи фон Шварц? - вкрадчивый голос Яхве Хашвальту не очень понравился, но он все же ответил:
- Да, Ваше Величество. Их называли опорой Императора и ставили всем в пример, как квинси, преданных своему делу и воле властителя.
- Преданных своему делу... - Бах невесело усмехнулся. - Это еще мягко сказано. Фон Шварц являлись лучшими из лучших. Самыми надежными товарищами, которые только у меня были. Никогда не предадут, никогда не усомнятся. Элита расы Квинси. А их родоначальник, Гюстав фон Шварц, возглавлял всех Шварц Риттеров и в те времена был моим советником, - Яхве бросил взгляд в сторону напрягшегося Хашвальта, хмыкнул. - Не переживай. Ичиго предстоит очень многому научиться, что бы претендовать на твое место... Но я пригласил его не за этим.
- А зачем тогда, Ваше Величество?
- Исида Урью, Штерн Риттер "А". Ты ведь знаешь, как сильно его "любят" остальные, так ведь?
- ...Да, Ваше Величество. У вашего преемника много врагов как среди Штерн Риттеров, так и среди простых квинси.
- Именно, - красноречиво приподнял брови Император. - И ему нужна защита. Ему и его семье, особенно новому поколению семьи Исида.
- С этим могут справиться и лояльные Штерн Риттеры.
- Нет защитников лучших, нежели Шварц Риттеры! - резко произнес Яхве. - Нет, не было и не будет! Если бы не они, я бы сейчас тут не сидел и не напивался! И Ичиго станет первым Шварц Риттером со времен двухсотлетней бойни, - чашка треснула в руке Императора. - Хочет он того, или нет.

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 20.

Вторник, 16 Декабря 2014 г. 20:53 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.


========== 20. ==========

- Она ведь любила тебя. Всегда любила.
- Знаю. Не слепой.
- Но тогда почему?..
- Потому что.
- Умеешь ты отвечать на вопросы... - невеселый смешок.
Аои перебегала от куста к кусту, прячась от юркой черной цепи. Оружие же Ичиго, столь резко и неожиданно переквалифицировавшееся в партнера по играм, с ехидным перезвоном ползло следом, выполняя роль ручной змейки-поисковика. Сам Куросаки внимательно следил за процессом, готовый, чуть что, сразу же призвать заигравшуюся цепь обратно.
Исида так и не смог понять, как Синигами управляет своим орудием. Однако у него сложилось странное впечатление, что черная цепь обладает собственным разумом.
- Как ты это делаешь? - помявшись, спросил квинси, кивнув на шелестящую в кустах цепочку: Аои с задорным смехом пыталась её поймать, но пока что - тщетно.
- Никак, - мрачно ответил его оппонент.
- То есть, она сама?..
- Да.
- Но...
- Мы говорили про Иное, - безапелляционным тоном пресёк все расспросы Ичиго.
Урью едва слышно вздохнул.
- Когда ты погиб пять лет назад на том шоссе, Орихиме-чан сама не своя ходила. Татцуки отчаялась что-либо сделать, постоянно нам жаловалась, когда посторонних не было рядом. Орихиме-чан ничего не ела, могла не спать сутками, забросила учебу в университете, а ведь она там одной из лучших была, сам знаешь!.. В общем, тогда я попытался её отвлечь. Цветы, прогулки, разговоры - о чем угодно, кроме тебя, - Урью виновато глянул на былого товарища, но тот безэмоционально наблюдал за игрой Аои с его цепью, и, похоже, угрызения совести собеседника ему были глубоко до фени. - Я всерьёз опасался, что Орихиме-чан может на себя руки наложить, а ведь это верный способ оказаться в числе Пустых. Постепенно мне удалось вытащить её из этой трясины депрессии, она снова заинтересовалась жизнью, стала смеяться и внешне, казалось бы, была в полном порядке... Но я нутром чувствовал, что это все временно, что такого "заряда энергии" не хватит надолго. И тогда, решившись, я сделал ей предложение.
Исида помолчал, опасаясь глядеть на оппонента. В течение минуты в саду слышался только бодрый топот, звон цепи и смех девочки. Аои спряталась за дерево и оттуда, хихикая, наблюдала, как цепь Ичиго, активно притворяясь "дурочкой", вертит острием туда-сюда, словно потеряв подружку из виду.
- Нет, все-таки, как ты это делаешь? - не выдержал снова Исида: поведение цепи его нервировало.
- Тупой? - инертно осведомился Куросаки. - Сказал же, это не я. Это все он. Просто девочке приятно сделать хочет.
- "Он"? - Урью во все глаза уставился на оппонента; тот дернул уголком рта.
- Он.
- А разве не "она"?..
- Нет. Он, - и прежде, чем Штерн Риттер "А" смог задать новый вопрос не по теме, снова перевел разговор в нужное русло: - А как твой отец отреагировал? Насколько я знаю, Исида-сан не очень-то поощряет твое своеволие.
- Рюкен... То есть, отец ничего против не имел. Он сам сказал, что Орихиме-чан ему глубоко симпатична, и он искренне рад, что его непутевый сын наконец-то сделал что-то стоящее, - Исида усмехнулся, но попытка как-то разрядить ситуацию не проканала, от Ичиго по-прежнему исходили мрачные волны. - Спустя девять месяцев родилась Аои...
- И Иное?..
- С рождением нашей дочери Орихиме-чан стало легче. Намного легче, - помолчав, Урью добавил: - Правда, она немного жалела, что не родился мальчик. Угадай, как она хотела его назвать? - квинси с невеселым смешком покосился на Синигами.
Тот не оценил.
- Дальше.
- В общем, к тому моменту я уже был среди Штерн Риттеров. Знаешь, я всегда думал, что, если внезапно окажется, что помимо меня есть и другие квинси, то будет... Ну, здорово, что ли?.. Однако, оказавшись во дворце, да еще и на должности Штерн Риттера "А", я осознал, какие интриги тут плетутся и как, на самом деле, тяжело жить среди своих собратьев, - Исида замолчал, потом неохотно добавил: - Да еще и эта военная подготовка...
Смешок, раздавшийся рядом, оказался для него неожиданностью.
- Да ладно? - Ичиго наконец-то посмотрел на Урью, но в его янтарно-карих глазах квинси с удивлением не обнаружил ни единого намека на злость или ненависть. - Забыл, что ли, нашу первую встречу и во что она вылилась?
- Мы постоянно учились в одном классе... - ошарашенно пробормотал Урью, пораженный видом совершенно не злящегося на него Синигами.
- Это да. Но со мной ты впервые заговорил только в тот день. Иначе я бы тебя не терял в толпе, - Куросаки усмехнулся: черная цепь, словно ощутив перемену в настроении хозяина, метнулась к нему, Ичиго провел костистыми пальцами левой руки по звеньям. Подбежавшая следом Аои тоже начала безбоязненно гладить цепочку, улыбаясь, когда та издавала тихий перезвон.
- Но, все же... - Исида же банальным образом выпал в осадок, глядя на то, как его дочь играется с оружием рыжего, не испытывая совершенно никакого страха перед "злым дяденькой-Синигами", сородичами которого, кстати, малютку пугали чуть ли не с рождения.
- Иное сейчас счастлива? - помедлив, спросил Ичиго.
- Я делаю для этого все, что могу, - уверенно кивнул Урью.
- Хорошо. Я опасался, что для неё моя смерть могла стать нехилым таким ударом, - Куросаки на миг прикрыл глаза. - Молодец, что не оставил её.
- Ты... не злишься? - осмелился задать мучающий его вопрос вслух Исида.
Ичиго, едва заметно вздрогнув, удивленно уставился на него.
- Злюсь? С чего бы?
- Но Орихиме-чан всегда любила тебя... И не скрывала: всегда рядом с тобой, все для тебя... И ты это знал, - в голосе квинси послышался легкий упрёк. - Неужели совсем не... обидно?
Улыбка Синигами-полукровки стала для него неожиданностью.
- Исида, - мягко произнес Ичиго, заставив тонкие брови Штерн Риттера "А" взметнуться ввысь. - Ты идиот.
- Не понял?
- У меня две младшие сестры, Исида, - из мягкой улыбка Куросаки плавно перешла в насмешливую. - А Татцуки и Иное я знаю чуть ли не с малолетства, - Синигами потянулся, хрустнув позвонками и костяными пластинами на левой части туловища. - А теперь скажи мне, мог ли я воспринимать этих двух красавиц как-то иначе, нежели еще одних сестер? - ехидный взгляд Куросаки не давал возможности как-то усомниться в его словах.
- Но... Орихиме-чан... Она же так надеялась!
- А что мне надо было сделать? Припечатать её словами "Звиняй, но ты меня не заводишь"? - Синигами покачал головой. - О, спасибо, Аои, - девочка довольно улыбнулась, всучив Куросаки какой-то цветок. - В общем, я рад. Иное жива, здорова, у неё заботливый, - полу-угрожающий, мол, только попробуй не оправдать оказанное доверие, взгляд, - и любящий муж, хорошая дочка...
- И сын... Скоро родится, - тихо произнес Урью, мило краснея.
Куросаки молча смерил его изучающим взглядом.
- Хм, - спустя минуту молчания выдал он, после чего продолжил: - Короче, я рад, что у неё все в порядке.
Урью, несмело улыбнувшись, уставился на свои руки в белых перчатках. На душе стало немного легче.
- Но это твоего решения не изменит, - утверждающе произнес он. - Ты все равно сейчас пойдешь к Императору, скажешь ему свое веское "Фи" и перебьешь половину Штерн Риттеров, которые попытаются тебя схватить, - квинси горько усмехнулся. - И это станет началом новой войны.
Молчание рядом только ухудшило его предчувствия.
- Что ж, раз уж все так далеко зашло... Дай хоть Аои отошлю, пока ты не начал, - Штерн Риттер тяжело поднялся на ноги (все это время он сидел рядом с Синигами, прямо на земле), отряхнулся.
- В смысле? - в голосе капитана Готея мелькнуло недоумение.
- Ты хочешь, что бы моя дочь стала свидетельницей гибели своего отца? - фыркнул себе под нос Урью. - Хоть ты и... Гм... - квинси кинул взгляд в сторону что-то напевающей Аои, быстро перебрал в уме все более-менее цензурные выражения, подходящие к данной ситуации. - Не совсем хороший человек, но вряд ли до такой степени.
- Исида, - Куросаки обреченно вздохнул. - Ты действительно идиот.
- Что? - у Урью дернулось веко. - Думаешь, я позволю тебе начать бойню в моем присутствии и ничего не сделаю? Мне казалось, ты неплохо меня знаешь!
- А мне казалось, ты знаешь меня, - Синигами тоже поднялся; цепь с его правой руки, вздрогнув и звякнув всеми звеньями, стремительно метнулась к хозяину.
- Знаю, - Штерн Риттер нахмурился.
- В том-то и дело, что ни... - быстрый взгляд Синигами в сторону Аои. - Ни шиша ты не знаешь! Аои, милая, - Куросаки, вновь перевоплотившись в саму белоснежность и пушистость*, наклонился к улыбающейся ему девочке. - Мне и твоему папе пора идти.
- Правда? - дочка Исиды искренне огорчилась. - А ты еще придешь, дядя Ичи?
Урью отвел взгляд. Видеть расстроенную дочь ему никогда не нравилось.
- Ну, кто знает, - Ичиго пожал плечами. - Может, и увидимся.
- Обещаешь? - радостно распахнулись темно-серые глаза малютки.
- Обещаю.
- Тогда, до свидания! - Аои сделала недурственный книксен, помахала ладошкой звенящей цепи. - Пока-пока, цепочка-чан!
Куросаки странно улыбнулся.
- Его зовут Зангетсу, - мягко поправил он девочку, показывая на черную цепь. Урью вздрогнув, во все глаза уставился на цепь, оплетающую правую руку Синигами.
Зангетсу... Его занпакто? Теперь это - цепь? Но как?!..
- О... Прошу прощения, - Аои смущенно улыбнулась. - Пока-пока, Зангетсу-кун!
*
Император встретил их таким мрачным взглядом и так сурово сдвинутыми бровями, что у Исиды не осталось никаких сомнений - он знает, каким будет ответ Куросаки. Наверняка снаружи уже стоят шеренги Штерн Риттеров, предвкушающих скорую расправу над наглецом-Синигами. Скрепя сердце, Урью незаметно отстал от былого товарища (хотя, судя по презрительно-насмешливому хмыку***, для Ичиго его маневры "незаметными" отнюдь не были). Становиться первой преградой для старого товарища и, чего уж тут, самого близкого друга Штерн Риттеру "А" совсем не хотелось, но Куросаки был прав - он квинси, и сделает все на благо своей расы.
Даже, если это означает собственноручно убить того, кому некогда верил больше, чем кому бы то ни было.
Куросаки безбоязненно прошел к самому трону, встал перед Императором, нахально уперев руки в бока. На миг он отвел фосфоресцирующие в полумраке зала льдисто-голубым глаза, окинул помещение пристальным взглядом и ехидно усмехнулся.
- Так и знал, что устроишь слежку! - Ичиго как-то снисходительно посмотрел на помрачневшего еще больше Императора. - Что, своим умом додуматься не мог, обязательно надо было своего подслушника посылать?
Урью едва заметно нахмурился, но ничего не сказал. Сам он, как ни прискорбно, слежки не заметил.
- Мне нужно было удостовериться, - угрюмо произнес Яхве: от его былого прекрасного настроения не осталось и следа.
- Ну и, удостоверился? - хмыкнул Синигами.
Юба скорбно поджал губы.
- Я надеялся, что ты согласишься...
- А я и соглашусь.
Брови Императора стремительно взлетели ввысь, в потухших было глазах мелькнула живая искорка. Урью догадался-таки вернуть челюсть на законное её место только тогда, когда она начала уже побаливать.
Куросаки... соглашается на предложение Императора? Но почему? Он же сам говорил, что в гробу видел бытие среди квинси - а тут на тебе! Урью был вынужден признать: если раньше ему удавалось хоть как-то предугадать действия Куросаки, то теперь ход мыслей этого рыжеволосого недоразумения окончательно стал для него тайной за семью печатями.
- Согласишься?! - Яхве подался вперед.
- А то. Но с парочкой условий.
Появившаяся было на лице Императора улыбка быстро потухла. Хекнув, Бах вновь обмяк на троне, мрачно глядя на оппонента.
- "Парочка условий", н-да? Дай-ка угадаю! Никакого противостояния Сейретею, сосуществование бок о бок с Синигами, Мирный Договор сроком на вечность... Так, что ли?
- Да нет, собачьтесь сколько влезет, - пофигистично пожал плечами Куросаки.
Глаза Яхве распахнулись до допустимого предела. Исида снова вернул себе челюсть на место, на сей раз при помощи руки. На миг он услышал сдавленный вздох, но, обернувшись и быстро просканировав местность, Урью решил, что ему послышалось - согласно его ощущениям, во всем дворце не было практически ни души.
А вот Куросаки, казалось, искренне наслаждался ситуацией. По крайней мере, ехидства в его взгляде хватило бы на десять Йороичи-сан, если не на двадцать.


*Автор извиняется перед читателями за косноязычие.
**Это Ичиго-кун, он может ^.^

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 19.

Вторник, 16 Декабря 2014 г. 20:20 + в цитатник
В колонках играет - Wardruna - Fehu
Настроение сейчас - а-ля "Шоб я сдохла"...

Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.


========== 19. ==========

Ямамото мрачно сверлил взглядом кобальтово-синие небеса. Настроение у него было препаршивым, причем - в точности, как и ситуация, в которой они оказались.
Мало того, что капитан Куросаки еще не вернулся из своего импровизированного Крестового Похода, мало того, что на границе Руконгая было замечено несколько фигур в бело-синем, так еще и Цикл Ичиго подходил сегодня к концу. Если говорить точнее, то он кончался через десять часов, и Гинрюсаю было самым банальным образом страшно подумать о том, что ожидало Готей-13 по их истечению.
Так уж исторически сложилось, что, по истечению Цикла Сейретея, Джигоку приходил за своим Эммой самолично. Другими словами, ночные небеса красиво раздирало, словно хлипкую ткань, и в образовавшуюся кроваво-алую прореху между Мирами этак ненавязчиво просовывалась пара гигантских черепушек. В прошлый раз такое зрелище вызвало самую настоящую панику среди мирного населения, и успокоить истерящих Плюсов смогло только обращение непосредственно Ичиго, который заверил жителей Руконгая, что все пучком и незваные гости скоро отбудут. Вместе с ним.
Однако в этот раз все грозило сложиться несколько иначе. Если Стражи Джигоку не найдут в Сейретее своего Эмму, то они вполне могут и обидеться. Капитально так обидеться. С последствиями в виде нехилых разрушений и многочисленных человеческих жертв.
Представив себе такое зрелище, Ямамото передернул плечами. Чуть обернувшись, встретился взглядом со своим тихо-мирно подошедшим лейтенантом. Тот склонился в уважительном поклоне.
- Ну, как там наш военнопленный?
- Уже лучше. Унохана-сан делает все возможное, что бы он пришел в себя как можно скорее.
- Хорошо, - Главнокомандующий отвернулся. - Нам крайне важно получить от него информацию.
- О замыслах Квинси?
- Нет, - капитан 1го Отряда нахмурил кустистые брови. - Нам надо узнать, как можно попасть в их Измерение. Иначе мы окажемся между молотом и наковальней.
- Куросаки-сан не допустит этого, - мягко произнес его лейтенант; Ямамото устало прикрыл глаза.
- Я не сомневаюсь в Ичиго. Но лучше, как говорится, перебдеть.
*
Сад во дворце Императора Квинси, как сие ни парадоксально, особым шиком-блеском не отличался. По сути, это был небольшой участок посреди громадной постройки, отданный "на растерзание" растениям. Очевидно, среди квинси даже садовников не было: цветы росли, как придется, шикарные заросли роз соседствовали прямо с папоротниками, никаких клумб или специальных украшений.
В общем, сразу видно, что хозяина дворца больше интересовали военные дела и, соответственно, помещения такого же характера, нежели его сад.
Исида со смешанным чувством смотрел на усевшегося прямо на траву в позе лотоса Синигами. С одной стороны, раньше бы он отдал все, что бы увидеть нечто подобное, поскольку медитирующий Куросаки Ичиго - нечто из ряда вон выходящее. Однако, с другой стороны, сейчас Урью понимал, насколько сильно изменился его товарищ, а значит, могли нехило поменяться и его привычки. Поэтому, вместо того, что бы старательно сохранять каменное выражение лица и сдерживать смех, Штерн Риттер "А" молча и отчасти настороженно недоумевал.
За всю дорогу в сад Куросаки не произнес ни слова, а сам Урью опасался его расспрашивать, памятуя о взвинченном состоянии товарища. Поэтому Исиде оставалось только гадать, о чем же говорили Император и Синигами? Причем приходилось учитывать все варианты - очень уж озверевшим вышел из тронного зала рыжеволосый капитан Готея.
И Исиде с неохотой приходилось признать: догадки его нехило так пугали.
- Э-эм... Куросаки, - таки решился привлечь внимание размеренно и глубоко дышащего Синигами Урью. - Ты как?
Ответ пришел не сразу.
- Уже лучше, - все еще натянутым голосом произнес Ичиго, не открывая глаз. - Но все еще зол, как чёрт.
- Похоже, у вас там весьма серьезный разговор был, да? - нервно улыбнулся Штерн Риттер "А".
Ичиго процедил нечто нелицеприятное сквозь плотно сжатые зубы, однако матом не разразился, что было принято Исидой как хороший знак.
- Куросаки, что вообще происходит? - добавив в голос побольше уверенности и праведного недовольства, прямо спросил квинси. - Почему ты здесь? И что еще за намеки касательно Хуэко Мундо делал Яхве?
Откровенно говоря, вот тут Урью нехило рисковал. Куросаки вполне мог вспылить по-новой, выведенный из себя такими расспросами. Но, видимо, Фортуна сегодня была на стороне преемника Императора: немного поворчав себе под нос, Ичиго соизволил приоткрыть глаза. Уставившись в одну точку перед собой, молодой рыжеволосый человек начал медленно говорить:
- Пять лет назад я умер. Точнее, не совсем так. Не умер. Меня убили, - Исида дернулся при этих словах, сумел промолчать, но от Куросаки это не укрылось. - Знаю, знаю! Меня не так-то просто хотя бы поцарапать. Но то... То НЕЧТО, которое отправило меня в Дангай... В общем, ОНО смогло меня убить в считанные секунды. Я даже не успел среагировать! Что ж, надо думать, насколько я знаю, ОНО имеет богатый опыт в таких делах... - Ичиго странно усмехнулся. - После смерти мною заинтересовался не только Сейретей, как могло бы ожидаться. Появились еще два претендента на мою душу.
- Еще два? - не удержался-таки Исида. Ичиго кивнул.
- Да. Одним из них был Хуэко Мундо...
Урью, подумав, едва приметно кивнул. Ну да. Если вспомнить то существо, в которое Куросаки обратился во время битвы с Улькиоррой Шиффером... Естественно, что арранкары заинтересовались в приобретении такого "кадра".
- ...А вторым оказался Джигоку.
Оба-на! Урью, не удержавшись, отшатнулся, во все глаза глядя на Куросаки, и только едкая усмешка рыжего смогла его образумить и устыдить.
- Расслабься, людей я по ночам не резал, среди грешников не числюсь, - в своей излюбленной манере, насмешливо успокоил очкарика Ичиго и, посерьёзнев, продолжил: - Аду от меня нужно нечто иное. За меня началась натуральная тяжба. Что бы грызня вербовщиков не переросла в глобальную межмировую войну, я придумал одну интересную штуку. Цикл. Год в одном Измерении, год в другом, год в третьем - и так по кругу. Этакая карусель: всадник один, только лошади меняются... - Куросаки помолчал. - Сейчас подходит к концу Цикл Сейретея. Следующий - Цикл Джигоку. Но дело не в этом... Не совсем в этом.
- А в чем? - уложить в уме все рассказанное оказалось непросто, но Исида дал себе слово разобраться во всем позднее. Однако теперь, хотя бы, стало ясно, почему Рукия и Ренджи не рассказывали ничего друзьям и семье Ичиго. Просто не хотели травить их души - что в такой ситуации те могли поделать? Ну, Сейретей-то ладно, попасть туда еще можно... Но вот Хуэко Мундо и - особенно - Джигоку...
Куросаки выдержал небольшую паузу, во время которой Урью - он готов был поклясться в этом! - явственно услышал забовный скрежет.
- Ваш шизанутый Император выразил скромное пожелание поучаствовать в Цикле, - ядовито и кра-айне нехорошо улыбаясь, протянул Ичиго. - Выдвинул, так сказать, кандидатуру Шатен Берейха в качестве четвертой лошадки на карусель.
Урью чуть воздухом не поперхнулся. Штерн Риттер "А" широко раскрытыми глазами смотрел на по-прежнему сидящего в позе лотоса на земле угрюмого парня.
Яхве хочет... получить Ичиго в Шатен Берейх?
- Но... Но зачем?! - в голосе квинси явственно звучали нотки паники.
Куросаки хмыкнул.
- Он хочет сделать меня Штерн Риттером, - мрачно уведомил он былого товарища. - Из числа так называемых "особо приближенных к Престолу".
- Но у Рейха уже есть Штерн Риттер "I"! - праведно возмутился Урью.
- А ему пофиг! - фыркнул рыжий, скрестив руки на груди. - Что, по его наглой роже не заметил, что ли?
- Не смей говорить об Императоре в таком тоне, Куросаки! - по привычке повысил голос Штерн Риттер "А", но тут же растерянно произнес: - Но... Но Синигами не может стать Штерн Риттером! Арранкар - еще ладно, инциденты уже бывали, но Синигами...
- А вот тут загвоздочка, - наглая лыба Куросаки заставила квинси занервничать еще сильнее. - Оказывается, я не Синигами. Не полностью, точнее говоря. Я, вашего Императора за одно место, полукровка! И кровь во мне течет поистине Штерн Риттерская, раз уж Яхве даже наличие сущности Синигами не останавливает. Проклятье! - Ичиго "тч"-кнул в сторону, нахохлившись и став похожим на этакого энгри бёрда*. - Не было печали, гены подкачали, блин!..
Несколько минут Исида молча рассматривал оппонента, пытаясь найти признаки, по которым рыжего можно было бы уличить во лжи. Однако тех - увы и ах - не наблюдалось. Куросаки говорил самую, что ни на есть вящую правду.
- Если подумать... - негромко протянул Урью. - Синигами бы никогда не проник в Шатен Берейх. На это способны только квинси.
- Ага, - мрачно откликнулся Куросаки. - Ваш главнюк тоже на это акцент делал.
- И твоя Реацу при жизни... Была слишком странной для Синигами.
- Вот об этом он не говорил, но со стороны виднее.
- Что ты будешь делать?
Ичиго молча поднялся. Отвечать на такой глупый вопрос не хотелось. Исида, по лицу Куросаки предугадав, что тот скажет, слегка побледнел.
- Ты ведь понимаешь, что произойдет в таком случае?! - даже не пытаясь скрыть панику в голосе, громко спросил он у мрачного капитана Готея. - Наш Император не из тех, кто, услышав в ответ "Нет", пофигистично пожмёт плечами со словами "Ну и ладно"! Яхве привык получать то, что хочет!
- Что ж, разок обломается, ему полезно, - дернул плечом Синигами.
- Тебе что, нужна полномасштабная война против всех квинси?!
- А что, вы на Сейретей уже не полезете, нет?
- Здесь другое!
- Да нет, Исида, тут то же самое! - Ичиго резко повернулся к лучнику; цепь моментально размоталась на его руке и начала буквально вить узоры вокруг своего хозяина. - Ваша раса и Синигами давно уже враждуют, с незапамятных времён. Мой отказ ничего не изменит, только вынудит вас действовать - но не через N-цать лет, как вы намеревались, а сейчас! И, пока мой Цикл в Сейретее еще не закончился, я сделаю все, что бы ослабить вашу братию, - Куросаки даже не пытался как-то замаскировать угрозу.
- Ты не посмеешь, - Исида побледнел еще больше, но отступать не собирался.
- Мне не нужна война, Исида, - качнул головой Ичиго. - Совсем не нужна. Но, рано или поздно, ваши лучники нагрянут в Сейретей и начнётся кровавая бойня. А если я соглашусь на предложение Яхве, готов поспорить, он еще и так все подстроит, что бы нападение на Готей-13 произошло во время Цикла Шатен Берейха - и у меня не будет другого выбора, понимаешь? Я вместе с вами стану убивать тех, с кем раньше сражался бок о бок... А теперь скажи мне, Исида Урью, - Штерн Риттер "А" ощутил, как по его коже будто мороз прошел; Куросаки никогда раньше не называл его полным именем. - Я похож на того, кто будет совершать натуральное братоубийство по приказу?
- А я? - лучнику понадобилась вся его смелость - и вся злость, что бы посмотреть прямо в полыхающие льдисто-голубым глаза Синигами-полукровки. - Я, по-твоему, такая же скотина?!
- Ты будешь убивать, если твой Император прикажет! Ты - квинси, Исида!
- Ты тоже, Куросаки! Ты тоже - квинси!
- Но я еще и Синигами!!!
Треск кустов неподалеку стал неожиданностью для обоих. Но если Исида не успел даже дернуться, то вот Куросаки среагировал моментально. Черная цепь, все это время медленно и текуче скользящая вокруг хозяина, резко ожила и черно-голубой молнией метнулась к шуршащим кустам...
...Что бы остановить своё острие прямо перед лицом маленькой черноволосой девочки в бело-синем платье.
У Урью сердце буквально в пятки упало. Попутно словно в кусок льда обратившись от сковавшего его ужаса.
- Аои? - севшим голосом спросил он. - Ч-что... Что ты тут делаешь?!
Девочка, испуганно глядящая на поблескивающее прямо перед её курносым носиком острие цепи, всхлипнула.
- Я... Я тут всегда играю... Пожалуйста, не злись, папочка...
- Я вовсе не... - Исида вздрогнул, уставился на неподвижного Синигами рядом с собой. - К-куросаки! Не пугай её, ты!..
Но Ичиго, похоже, уже и сам понял, что производит не ахти какое приятное впечатление. Цепь, издавая приятный перезвон, медленно отдалилась от подрагивающей малютки, вновь обвив правую руку Синигами. Сам рыжеволосый полукровка, склонив голову набок, внимательно разглядывал малютку. Особенно его заинтересовал один маленький, на первый взгляд даже не заметный атрибут.
Исида, поймав на себе какой-то равнодушный взгляд Куросаки, покрылся холодным потом.
- Я... Я все объясню...
- Надеюсь, - голос Ичиго словно был пропитан арктическим холодом. - Сдается мне, ты не был до конца со мной откровенен в нашу последнюю встречу, да, Исида? Или ты фамилию жены взял?
- Нет. Это она...
- Ясно, - Ичиго вновь перевел взгляд на топчущуюся на месте растерянную девочку, скользнул глазами по заколкам в виде цветов в её иссиня-черных волосах. - Исида Орихиме, значит. Похоже, многое произошло за эти пять лет, - прикрыв глаза на мгновение, Ичиго неожиданно тепло и открыто улыбнулся девочке и присел на корточки, доверительно заглядывая ей в глаза. - Привет! Меня зовут Ичиго, а тебя?
Урью прерывисто вздохнул, глядя, как его дочь Аои несмело приближается к Синигами и называет себя.
Ему не оторвали голову сразу - уже хорошо...


*По крайней мере, выражение лица - один в один.

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 18.

Вторник, 16 Декабря 2014 г. 20:00 + в цитатник
Автор:Sinned Ajeta (http://ficbook.net/authors/Sinned+Ajeta)

Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.



========== 18. ==========

Семья фон Шварц* была сильнейшей среди родословных Квинси. Сильные, быстрые и умелые бойцы, украшение и гордость расы, опора Императора. Наравне с кланом Исида, возглавляющим японские семьи квинси, фон Шварц защищали своего правителя до последнего вздоха и слыли среди Синигами и Пустых жестокими и безжалостными воинами.
Когда, тысячу лет назад, Главнокомандующий Готея-13 сошелся в битве с Императором, фон Шварц прикрывали своего властелина, а потом и вовсе, рискуя собственными жизнями, смогли-таки унести тело Императора с поля боя, потеряв при этом половину родичей, но не позволив врагу осквернить своего владыку. Уже тогда представителей этой благородной семьи оставалось мало, поэтому многие квинси взялись оберегать отпрысков легендарных Шварц Риттеров** - так прозвали членов семьи фон Шварц среди лучников.
Спустя восемьсот лет Синигами решили перебить всех оставшихся Квинси, и семья фон Шварц без колебаний бросилась на помощь своим сородичам. Однако Богов Смерти было слишком много. Фон Шварц не могли противостоять превосходящим силам противника, а потому трех юных наследников рода отослали как можно дальше от поля битвы, кое-как заглушив с помощью мощных Гинто исходящую от них, ни с чем иным не сравнимую, Реацу, присущую только Шварц Риттерам. Главную ветвь рода фон Шварц Синигами безжалостно изничтожили, как и прочие "ответвления". Взятые же в плен квинси ничего не рассказали об уцелевших наследниках, а потому Боги Смерти не стали преследовать трех последних Шварц Риттеров, полагая, что их попросту уже нет в живых.
Шли годы, сменялись династии. Семьи фон Шварц, как таковой, уже не было, да и сами квинси уменьшались в количестве. Три семьи, образованные от представителей некогда могущественного рода фон Шварц, поменяли свои родовые имена - но по-прежнему считались сильнейшими среди уцелевших квинси. Однако, в ходе регулярных зачисток Синигами, а так же из-за постоянно ведущейся борьбы с Пустыми, даже эти семьи становились все более малочисленными.
В конце концов, осталась только одна семья, несущая в своих венах чистую кровь рода фон Шварц. Спустя же несколько лет - только один её представитель.
Куросаки*** Масаки.
*
Яхве искал какие-либо изменения на лице молодого человека, сидящего напротив него, однако все было тщетно. Ичиго слишком хорошо на сей раз контролировал собственные эмоции. Синигами молча разглядывал чашку с непонятной выпивкой в руке.
Император откинулся назад.
- Теперь ты знаешь, чья кровь течет в твоих жилах, - задумчиво произнес он, не сводя пристального взгляда со своего дальнего родича. - Фон Шварц, как и все квинси, брали начало от моего рода, так что, если опустить формальности и отвергнуть всякие предрассудки, то ты - мой прямой потомок. А если и совсем начать страдать косноязычием, то и вовсе - наипремейший из них, - Бах невесело усмехнулся; воспоминания о самых, пожалуй, преданных из всех его сподвижников и, чего уж тут, ближайших родственников, больно кольнули.
- Какими они были? - голос молодого капитана Готея казался абсолютно безжизненным; только хорошенько прислушавшись можно было различить призрачные оттенки грусти.
- Упёртыми, - Яхве усмехнулся, уже немного оживленнее. - Если уж брались отстаивать свою точку зрения, то ни за что не отступали! Помню, как однажды хорошенько повздорил с Гюставом... Ох, и отменная же драка была! - Император, припомнив события почти тысячелетней давности, коротко рассмеялся. - Но, надо признать, он так и не согласился тогда с моими словами. Гюстав часто говорил: "Можешь болтать, что хочешь, вот только мне все это по барабану. Как хочу - так и поступаю!". Вспыльчивый был мужик, но на него всегда можно было положиться. Он погиб, когда фон Шварц вытаскивали меня после схватки с Гинрюсаем Ямамото. Кинулся Синигами наперерез, прикрывая меня... - Яхве помолчал. - Ты похож на него, Ичиго. Сильно похож, - неожиданно крайне серьезно произнес он, немигающе глядя на Синигами. - Тот же взгляд, та же улыбка... та же упёртость! Если бы не молодость и не некоторые различия во внешнем облике, то... - Юба пробурчал себе что-то под нос и замолк.
- Кровь Квинси, значит, - Куросаки поднес чашку к губам, но так и не отхлебнул. - Но, в таком случае, во мне бы не пробудилась мощь Синигами. Что-то не сходится в твоем рассказе, старик, - сказал - и вздрогнул.
Точно. Старик.
Его Зангетсу был точной копией Яхве Юбы!
Бах отметил изменившийся, ставший более пристальным и недоверчивым взгляд Ичиго, но никак это не откомментировал. Видимо, посчитал, что такой переменой послужило заявление молодого человека.
- А вот насчет этого... - Яхве помолчал, отхлебнул напитка, посмаковал его. - В общем, подробностей я тебе не скажу, поскольку тут уже дело чисто твоё, так сказать, семейное, - заметив мелькнувшую во взгляде оппонента угрозу, Император Квинси порекомендовал: - Но - поспрашивал бы ты у папочки своего, что да как, мальчик мой.
Ичиго дернул уголком рта, пригубил из чашки... и чуть было не выплюнул её содержимое. Да ему же чистый спирт налили!.. Ну ладно, не чистый, и не спирт, но это явно была выпивка из разряда "Для взрослых". Не то, что бы Ичиго в своей жизни никогда не выпивал. Просто, наглядевшись один раз на последствия качественной попойки у 11го Отряда, он зарёкся напиваться до состояния "Хрю-хрю", а потому все крепкие спиртные напитки предпочитал обходить стороной.
Вот только Император этого не знал, посему и налил "внучку" крепенького, так сказать, для более бодрого соображения думалки.
- Кстати говоря, я приятно удивлен, - неожиданно добродушно улыбнулся Яхве. - Ты был совершенно спокоен, попав в Шатен Берейх. А ведь для Синигами это - запретная территория. Неужели совсем не удивился?
Куросаки тихо хмыкнул, втихую пытаясь сцедить уже отпитую выпивку обратно в чашку.
"Удивился"? Да он охренел, когда осознал, что его угораздило проникнуть в какое-то совершенно левое измерение! И чуть ли в осадок не выпал, поняв, что оное ему совершенно не знакомо, а значит, подходит под разряд "Еще не гуляли, а потому и не знаем". Из ступора его тогда вывел злорадный хохот того самого плюгавого типчика, которого он преследовал. Отчего-то худощавый квинси решил, что уж теперь, на, так сказать, своей территории, он в два счёта разберется с наглым Божком Смерти. Несколько метких ударов цепи и парочка хуков слева быстро убедили его в обратном.
Яхве уважительно прицокнул языком.
- Что ж, свой секрет я тебе рассказал, - мужчина развел руками, демонстрируя, что теперь-то у него никаких заныканных карт не имеется. - И потому с нетерпением жду твоего.
Ичиго, помедлив, таки решился сглотнуть. Глотку словно обожгло, но выпивка прошла без помех, рвотных позывных, по счастью, не возникло. Отставив чашку в сторону, Куросаки повернулся к терпеливо ожидающему Императору, задумался.
Стоит ли рассказывать все, как есть? Начистоту, так сказать? Или все же оставить парочку особо интересных моментов за кадром? Вряд ли его непосредственному начальству (на данный, по крайней мере, момент) понравится такое своеволие одного из капитанов. Хотя, в Сейретее все знали про Цикл. Если эти крысавцы похищали Плюсов и Синигами, то вполне могли уже и сами все пронюхать, в частности - от последних. Однако в глазах Яхве плескался слишком уж живой интерес, что заставило Ичиго усомниться в данной версии. Похоже, бойцы молчали, как рыба об лёд... Или же квинси просто не знали, о чем конкретно стоит спрашивать, что тоже было вероятным.
Ну, в любом случае, даже узнав о подоплёке происходящего в Сейретее, Хуэко Мундо и Джигоку - ну что Квинси могут поделать? Вмешаться в ход Цикла? Интересно, за каким-таким предметом, под названием "фиг", они будут это делать? Он не представляет для них совершенно никакого интереса, Император у них в наличии - слава Королю Духов - имеется, да еще и Исида, если верить рассказу Юбы, вполне себе так тянет на этакого Пресветлого Принца... Штерн Риттеров, как понял Ичиго, у них тоже до фени, а полукровку тут вряд ли станут терпеть, нацисты беломундирные...
Определившись, Ичиго приподнял уголки рта в слабом намёке на улыбку и начал рассказывать.
*
Исиде не нравилось то, что сейчас творилось в Шатен Берейхе.
Все квинси буквально на ушах стояли. Разговоров только и было, что о каком-то наглом, но сильном донельзя Синигами, невесть как прорвавшемся в Шатен Берейх. Урью потребовалась пара минут, что бы сообразить, кто же это может быть? В тот миг, когда он понял, кто же стал нежданным гостем всего Шатен Берейха, Штерн Риттер "А" красиво сбледнул с лица, пошатнулся и сорвался в Хиренкьяку, направившись ко дворцу Императора.
На входе во дворец его честно предупредили: Его Величество сейчас толковать изволит с наглым вторженцем. Или избивать ногами, на что львиная доля присутствующих искренне уповала. Урью только дернул уголком рта: он прекрасно знал Куросаки, а потому мог с уверенностью сказать - если дворец все еще стоит, а не лежит в руинах, значит рыжая катастрофа пришла с миром. Относительным, правда, и только до первого оскала со стороны оппонента, но все же - с миром. А потому, игнорируя панические завывания Штерн Риттеров, Урью смело открыл двери дворца и ворвался внутрь.
На то, что бы найти пресловутый тронный зал, ему потребовалось без малого пять минут. Он уже успел подумать, что заблудился (в конце концов, несмотря на свой сомнительный статус Штерн Риттера "А", а значит, Принца всех квинси, Исида бывал во дворце Шатен Берейха редко), когда впереди показались масштабные узорчатые ворота с символикой расы Квинси. Облегченно выдохнув, Урью кинулся к ним, потянул на себя, открывая двери...
...И пошатнулся, чуть не оглушенный негодующим воплем:
- ...НА ХРЕНА?!
Урью удивленно застыл в дверном проеме, заинтриговано разглядывая открывшуюся ему картину. На троне, вальяжно развалившись, удобно устроился Император - судя по широченной улыбке а-ля "Чеширский Кот", он был доволен донельзя, что случалось с ним крайне редко. Прямо же перед ним, так сказать, во всей своей красе, стоял Куросаки, вокруг которого с умопомрачительной скоростью наворачивала круги черная цепь, такая же взбешенная, как и её хозяин. Бледность лица Ичиго не ахти как понравилась Исиде: в годы совместной работы с этим полоумным, Штерн Риттер "А" успел уяснить, что бледнел рыжий только в состоянии крайнего гнева. Широко раскрытые глаза Синигами отражали крайнюю степень как ужаса, так и ярости, да еще и светились, подобно двум сверхновым звездам.
Зрелище, надо это признать, потрясающее.
- О, Урью! - Яхве заметил новое действующее лицо и приветливо махнул рукой, предлагая своему преемнику войти. - Ты как раз вовремя. Полагаю, вы с Ичиго уже знакомы? - мимолетный взгляд Императора ясно дал понять, что правитель Квинси все знает об их некогда совместных охотах на Пустых.
- Д-да... - Урью, незаметно сглотнув, нашел в себе силы пройти внутрь зала. - К-куросаки... Что ты тут делаешь?
Ичиго с трудом отвёл взгляд от так и лучащегося добродушием и дружелюбием лица Яхве, посмотрел на Исиду.
- А. Привет, - малоэмоционально отреагировал он на появление давнего знакомого и вновь сконцентрировал все свое внимание на главном оппоненте. - Нет, ты мне еще раз скажи - что все это значит, старик? Вот на хрена тебе все это?!
Исиду красиво перекосило, стоило ему услышать, как разговаривает Куросаки с Императором, но вот того, казалось, ни в коей мере подобное хамоватое поведение Синигами не смущало. Яхве продолжал мило улыбаться, глядя прямо в полыхающие (буквально) глаза молодого человека напротив.
- А чем тебе не нравится мое предложение? - похоже, действительно удивился Бах. - Это решает очень многие проблемы. К примеру, мои квинси больше не будут хозяйничать в твоем Хуэко Мундо... - Урью дернулся при этих словах, подозрительно уставился на Ичиго, но устраивать допрос прямо здесь и сейчас не рискнул ввиду наличия Императора. - А если мы помозгуем как следует, то найдем плюсы и для Сейретея!
- Это какие же, [ крайне нецензурное слово ], плюсы?! - оскалился Куросаки; Исида едва заметно побледнел, заметив, что у его старого товарища теперь заметно выделяются клыки. - Вы ж кровники, мать вашу! Для вас война - это святое! И не думаю, что мое вмешательство сможет предотвратить ваш глобальный махач!
- Ну, откровенно говоря, я тоже в этом сомневаюсь, - согласно кивнул Яхве, вызвав у своего оппонента странное, но крайне эмоционально насыщенное шипение. - Однако, я уверен, что ты сможешь найти выход из положения.
- Я?! - искренне то ли ужаснулся, то ли удивился Синигами.
- Ну да, - Яхве пожал плечами. - Ты же у нас ключевая фигура, - и, прежде, чем Ичиго сумел выдавить из себя что-то более цензурное, нежели те обрывки фраз, кои он выдавал на данный момент, Император Квинси повернулся к настороженно прислушивающемуся к ним Исиде. - Урью, будь добр, устрой Ичиго небольшую экскурсию по дворцу. Я уверен, ему это будет очень полезно.
*
Когда за их спинами захлопнулись двери, Исида рискнул посмотреть на былого боевого товарища. Тот стоял с неестественно прямой спиной, глядя в одну точку перед собой. На его лице красноречиво играли желваки, но Синигами молчал, что не могло не радовать.
- Ну... - Урью ощущал себя до ужаса неуютно, да и вряд ли бы кому-то было комфортно, находись он рядом с таким же смертельно опасным существом. - И что бы ты хотел... увидеть в первую очередь?
Ответ его немало удивил:
- У вас тут есть сад?
- Сад?.. - не понял Урью, за что был вознагражден горящим взглядом.
- Сад, полисадник, оранжерея, огород, в конце концов! - прорычал Синигами, после чего сделал глубокий вдох, стараясь взять себя в руки.
- Ну... Есть...
- Чудно. Веди меня туда.
- Но... зачем?
- Мозги включи, - дернул уголком рта Синигами. - Успокоиться мне надо.
- Тогда, может... - попытался предложить нечто свое Урью, но заткнулся, стоило Куросаки перевести на него неоновый взгляд.
- Так. Тут два варианта. Либо ты ведешь меня в этот ваш треклятый сад, либо... - тут Куросаки сделал красноречивую паузу.
- Либо? - аккуратно подтолкнул его Урью, на всякий пожарный отодвигаясь.
- Либо я кого-нибудь убиваю. Медленно и с особой жестокостью. Прямо у тебя на глазах.
Урью молча пожевал губами. Такие перспективы его отнюдь не радовали. Особенно, если учитывать эмоционально взвинченное состояние Куросаки.
Убьет ведь. На самом деле убьет.
- Идем в сад.
*
Убедившись с помощью сканирования Реацу, что Ичиго в сопровождении Урью отдаляется от тронного зала, Яхве позволил себе медленно выдохнуть. Все эти несколько минут он провел в напряжении крайней степени: слишком уж резким оказался, по его мнению, переход Ичиго от спокойствия к почти, что безумной ярости. Ну, что сказать... Кто ж знал, что мальчик так отреагирует на его предложение?
А ведь и правда, весьма удобные перспективы открывались. Если бы Ичиго согласился, это помогло бы Юбе осуществить свой давний план, который Император лелеял с того момента, как начал восстанавливаться после схватки с Ямамото тысячелетней давности... и как узнал о смерти почти всех квинси из семьи фон Шварц. Тем более, что Куросаки был крайне силен и соответствовал всем ожиданиям Баха.
Сейчас давить на мальчика не стоило - очередная вспышка ярости у полукровки-Синигами могла стать причиной разрушения если не всего дворца, то уж большей его половины, как пить дать. Ичиго надо было успокоиться и взвесить все "за" и "против"... И Яхве очень надеялся, что не по годам расчетливый и рассудительный парень сумеет увидеть больше плюсов, нежели минусов его предложения.
Но, все же, стоило немного подстраховаться.
- Юграм! - негромко позвал Император.
Шелест за спиной оповестил прародителя всех квинси, что его советник уже тут.
- Это было опасно, Ваше Величество, - произнесли из-за спинки трона голосом Хашвальта. Едва заметно подрагивающим голосом: похоже, советник тоже проникся зрелищем разъяренного Синигами.
Юба усмехнулся.
- Мальчик, конечно, оторви-сорвиголова, но не до такой степени. Нападать на меня он бы не стал, - пренебрежительно отмахнулся Император. - Проследуй за ним и за Урью. Ни во что не вмешивайся, только слушай, смотри и запоминай. И не вздумай попадаться им на глаза! Особенно - на глаза Ичиго.
За троном на секунду воцарилось странное молчание. После чего Юграм с каким-то сомнением в голосе протянул:
- Это будет не так уж и просто...
- А ты постарайся. Мне нужно знать, какой ответ даст мне мальчик до того, как он снова переступит порог тронного зала. Если согласится - то, как говорят люди, все в шоколаде. А если нет... - Юба замолчал, но ход его мыслей и так был вполне ясен.
- Мне предупредить Штерн Риттеров, что бы они собрались у дворца? - деликатно осведомился Штерн Риттер "В", но Яхве отрицательно мотнул головой.
- Нет! Еще нет. Посмотрим, как будут развиваться события. Иди.
Порыв воздуха, мимолетное ощущение чужой Реацу - и вот Император в зале один. Несколько мгновений Бах сидел на троне неподвижно. Потом он молча поднял свою чашку, плеснул в неё еще глинтвейна и залпом выпил, даже не поморщившись. Выдохнув, Император покачал головой, ностальгично улыбнувшись.
- Но как же похож... - с едва заметной болью произнес Яхве, снова наполнил чашку. - Как же он похож на тебя, Гюстав!..


*Шварц - schwarz - с немецкого "черный".
**Шварц Риттер - Schwarz Retter - с немецкого "Черный Спаситель".
***Куросаки, если я не ошибаюсь, означает с японского "Темный" или "Черный".

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 17.

Среда, 19 Ноября 2014 г. 20:22 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.



========== 17. ==========

Всех арранкаров уже увели в Лас Ночес. На месте недавнего побоища оставался только Ролан, один из Нумеросов, прямо-таки по-собачьи преданных своему Владыке (по мнению Ямамото), раненный в стычке арранкар... ну, и трупы, куда ж они денутся? Квинси, жестоко покромсанные цепью Куросаки, валялись вокруг, и Главнокомандующий с удивлением насчитал почти десяток бойцов. Некоторые, судя по лицам, перед смертью корчились в жуткой агонии: похоже, цепь, заменявшая Ичиго занпакто, обладала каким-то ядовитым покрытием, о котором прочие Синигами понятия не имели. Еще раз окинув пристальным взглядом "полянку", Гинрюсай выжидающе уставился на Ролана.
- Ну и? - мрачно поинтересовался он у арранкара, даже не пытаясь скрыть крайнюю стадию недовольства, однако тот даже не дернулся. - Где он?
- Один из врагов сумел ускользнуть во время сражения, - размеренно и на удивление спокойно произнес Нумерос. - Владыка кинулся за ним в погоню.
- С фига ли? - вскинул одну кустистую бровь Главнокомандующий.
Ролан только пожал плечами.
- Владыка был очень зол.
Ямамото хмыкнул. Вот уж чему-чему, а этому он склонен верить, причем всецело. Слишком уж красноречивым был страх на лице Киры, когда тот, запинаясь, передавал ему короткое сообщение своего капитана.
- В какую сторону? - Главнокомандующий чуть посторонился, пропуская бригаду 12го Отряда. Наспех собранную бригаду, надо признать. Весть о том, что Квинси, оказывается, вовсю хозяйничают в Хуэко Мундо, вывела всех капитанов из и без того вовсю шатающегося душевного равновесия в считанные минуты. По Готею пронесся истерический визг сирены, Плюсам настойчиво порекомендовали не высовываться, после чего небольшое количество Синигами во главе с переполошенным Ямамото рвануло в Хуэко Мундо. Среди желающих поучаствовать в битве с невесть как воскресшими лучниками оказался и Куросутчи Маюри, но тем двигали вполне понятные научные помыслы - найти, прибить, препарировать. Так же тут наблюдался Кучики Бьякуя со своим неизменным сопровождающим, Абараи Ренджи. Неподалеку топтался с растерянным видом Кира Изуру, малодушно сваливший все обязанности на 3го Офицера.
Ролан странно качнул головой.
- Они... уже не в Хуэко Мундо, - немного нерешительно произнес он, вполне осознавая, что от такой вести может получить и по дурной головушке.
Не получил. Гинрюсай кое-как сдержался. Хотя, судя по нехорошо поблескивающим глазам, ему и хотелось заехать несговорчивому арранкару по уху своей палкой. Останавливало Главнокомандующего только то, что, вернувшись, Куросаки может озлобиться уже на него.
А последствия, судя по тому, что наблюдалось вокруг, у гнева Ичиго были на грани катастрофических.
- А где же?
- Квинси открыл что-то вроде прохода. Ушел туда от погони. Но Владыка последовал за ним.
- Через проход квинси?
- Нет. Тот проход закрылся.
У Ямамото вспорхнули выше уже обе брови.
- А?..
- Владыка создал свой проход, - безэмоционально сообщил ему Ролан, по выражению лица переплюнув даже печально известного Улькиорру Шиффера.
- Создал? - вклинился в степенный разговор старого Синигами и Нумероса втихую подслушивающий Куросутчи. - Сам создал проход? Такой же, как и у квинси?
Ролан косо глянул на забавно припрыгивающего от нетерпения синелицего капитана и степенно кивнул.
- Да. Владыка создал проход и ушел следом за квинси.
Маюри издал странный звук - то ли хихикнул, то ли всхлипнул. Забормотав себе под нос, отвернулся от подозрительно разглядывающего его Главнокомандующего и словно отключился от всего происходящего. Ямамото, хмыкнув, дал себе слово вытрясти из синелицего все, что тот успеет надумать. Правда, потом. Когда Цикл Ичиго подойдет к концу и можно будет не опасаться гнева рыжеволосого молодого человека.
Кстати, о Цикле...
- Сейчас Куросаки Ичиго принадлежит Сейретею, - повернувшись к арранкару, сварливо оповестил того Ямамото; Нумерос напрягся. - Вы не имели права призывать его на помощь.
- Владыка говорил об этом. Но ситуация, - Ролан красноречиво посмотрел на трупы квинси, - была из ряда вон выходящей.
- И, тем не менее...
- Владыка предусмотрел такую вашу реакцию. Так как Хуэко Мундо вмешалось в ход Цикла, принадлежащего Сейретею, то мы безропотно уступаем вам один день из Цикла нашего измерения. В следующий раз Владыка прибудет в Готей-13 на день раньше.
Главнокомандующий хмыкнул, пытаясь не выдать своего довольства. На самом деле, то, что произошло сегодня, несло Сейретею только пользу. Никаких убытков Готей-13 не претерпел, напротив - они получили шанс получше узнать будущего врага. Так что Совет Капитанов во главе с Ямамото вполне могли закрыть глаза на произошедшее. Однако то, что придумал Ичиго, служило Синигами ма-аленьким бонусом, так сказать, подарочным.
И Гинрюсай вовсе не собирался отказываться от такой халявы.
- Прекрасно. В таком случае, счет закрыт. Надеюсь, вы не против, если мы заберем этих красавцев и хорошенько обо всем подумаем? - с этими словами Главнокомандующий несильно пнул ближайшее к нему тело квинси...
И сильно удивился, услышав сдавленный стон.
- Хм, - глубокомысленно выдал Ямамото и жестом подозвал бойцов Уноханы, взятых с их экспедицией на всякий пожарный. - Нежданчик, однако... Так что, вы не против? - еще раз спросил он у Ролана.
Тот пожал плечами, всем своим видом показывая, что Хуэко Мундо в его лице не возражает.
*
Яхве с интересом смотрел на тяжело дышащего Опье, бесформенной кучей валяющегося у подножия его трона. Тот уже не напоминал того высокомерного, ухоженного донельзя солдата, каким уходил еще утром на поиски рекрутов в Хуэко Мундо. У предводителя подразделения "Ягдарме"отсутствовала правая рука по локоть, одна нога была жутко изломана в нескольких местах, судя по виду, вследствие нескольких ударов чем-то тяжелым, белая униформа в некоторых местах пропиталась кровью, а лицо утратило тот холеный вид, коим могло некогда похвастать. Командора хорошо отделали.
С этой мыслью Яхве неторопливо перевел изучающий взгляд с изувеченного солдата на его мучителя.
Куросаки Ичиго, в свою очередь, взирал на него с усталым отвращением вкупе с яростью. Молодого человека не смущало то, что он стоял в кольце вооруженных луками квинси, вовсе нет. Откровенно говоря, сам Яхве сомневался, что те смогут ему что-то сделать. Однако рисковать не собирался, едва заметным жестом отдав бойцам приказ "Не нападать".
Синигами здорово смутил Императора. И дело тут вовсе не во внешнем виде молодого человека. У парня действительно не было занпакто - зато вокруг его стройной фигуры стремительно наматывало круги нечто черное, мерцающее льдисто-голубым. Присмотревшись, Император с удивлением понял, что это цепь. Тонкая, черная цепь, прямо-таки исходящая Реацу. Руки Куросаки вообще являлись отдельной темой для разговора: таких конечностей Бах еще не видел ни у кого и никогда. Создавалось ощущение, что перед ним стоял вовсе не Синигами, а какое-то иное существо, как говорится, из разряда "За гранью фантастики".
- Я рад видеть тебя, Куросаки Ичиго! - стремясь придать голосу как можно больше дружелюбия и, по возможности, родственной теплоты, громко произнес Яхве. - Для меня большая радость наконец-то увидеть тебя собственными глазами!
Прежде, чем ответить, Ичиго помолчал, кидая угрюмые взгляды то на Императора, то на окруживших его квинси.
- Не могу сказать, что это взаимно, - голос у юнца оказался на удивление приятным, не свойственным столь молодому человеку. - Полагаю, я говорю сейчас с правителем квинси?
- С Императором, если точнее, - снисходительно поправил молодого человека Юба. - Но, в целом, ты угадал. Я - Яхве Юба.
- Чудно. Тогда скажу прямо, - взгляд Ичиго стал жестким. - Не лезьте в Хуэко Мундо.
На миг у Яхве возникло довольно-таки странное ощущение. Чувство этакого дежавю. Императору потребовалось несколько секунд, что бы вспомнить.
"Не лезьте, куда не надо".
Все интереснее и интереснее.
- Почему Синигами так волнует судьба паршивых арранкаров? - усмехнулся Бах. Глаза Ичиго словно зажглись изнутри льдисто-голубым неоновым светом. У трона же наметилось некое шевеление: Опье кое-как повернул голову к своему Императору и, чуть ли не давясь кровью, с заметным трудом произнес:
- В-владык-ка... Он - Вл-ладыка-а...
Взгляд Императора стал колким. Вот те на! Опье стоило верить, вряд ли бы Командор решился дать ложную информацию, особенно сейчас, находясь в таком незавидном положении. Скорее уж, для него это - единственный шанс доказать, что он еще может принести пользу, что его рано списывать со счетов. В конце концов, будущее у потерпевших поражение Штерн Риттеров только одно.
Смерть.
- Это правда? - решил уточнить непосредственно у Куросаки Яхве. Тот промолчал. Только зловеще сузились фосфоресцирующий глаза. Настолько зловеще, что Юба сразу же понял: правда. Перед ним и впрямь стоит Владыка Хуэко Мундо собственной персоной.
И вот тут-то появлялись вопросы, которых раньше и не намечалось.
- Насколько я понимаю, это просто-напросто невозможно - что бы Синигами был одновременно и Владыкой Хуэко Мундо. Если память мне не изменяет, таким мог похвастать лишь Айзен Соуске, но он являлся отступником и кровным врагом всех Синигами.
- А вы удивительно осведомлены, Вашество, - скривился Ичиго.
- Интересно, а прочие Боги Смерти знают, какую роль ты играешь в Хуэко Мундо? - испытывающе прищурился Яхве.
Куросаки промолчал. Но улыбнулся он при этом так, что необходимость в ответе, как в таковом, тут же отпала.
- Занятно, - Яхве помолчал и, помедлив, поднялся со своего трона. - Хотя, возможно, Синигами имеют с твоего властвования над масконосящими какую-то свою выгоду... - Император быстро взглянул на Ичиго: тот сделал мину кирпичом. - А-а, понятно... Еще занятнее. Откровенно говоря, я даже не знаю, что еще можно в таком случае предположить. Разве что, ты сам пошел на все это... - Яхве медленно обошел хрипящего Опье и замер буквально в двух шагах от Ичиго: ближе подойти он не мог из-за бешено наверстывающей круги вокруг хозяина цепи. - Но тут возникает вопрос - а зачем? - и Бах требовательно уставился на оппонента.
Куросаки хрустнул пальцами левой руки, нехорошо глянул на Императора. Несколько минут они играли в гляделки, после чего Яхве, удовлетворенно усмехнувшись, внезапно рявкнул во всю мощь своих легких:
- ПОШЛИ ВОН!
Квинси, вздрогнув, растерянно переглянулись, но перечить своему непосредственному правителю не решились. Один за другим, они медленно начали покидать тронный зал, каждые пять секунд оглядываясь на Императора - а вдруг передумает? Однако Бах остановил их только один раз и вовсе не для того, на что они надеялись. Окликнув своих бойцов, Бах презрительно кивнул на корчащегося Опье:
- И этого заберите. В Лазарет, пусть его подлатают.
Куросаки мрачно наблюдал, как лучники уносят его несостоявшуюся жертву. Еле-еле живой Командор опасался встречаться с Синигами глазами, старательно отводя взгляд в сторону.
- Удивлен, что ты его не убил, - поделился своими мыслями с капитаном Готея Яхве, от которого не скрылся откровенно кровожадный взор Ичиго. Тот лишь хмыкнул.
- Все равно убью. Когда-нибудь, пусть и не сегодня, но - убью.
- Так сильно "понравился"? - понимающе улыбнулся краем рта Бах.
- Вы себе даже представить не можете, насколько, Вашество, - Куросаки же был сама серьёзность. - Итак, по какой же причине вы не стали меня расстреливать изо всех орудий, предпочтя разговор тет-а-тет?
Юба хмыкнул, мысленно довольно оскалившись. Наглый мальчишка нравился ему все больше и больше.
- А может, для начала уберешь свое ювелирное украшение? - деликатно намекнул он, красноречиво глядя на непрерывно звенящую преграду между ними. - Нервирует, однако.
Ичиго усмехнулся, но едва приметно дернул рукой. Цепь резко замерла, издав перезвон и дав полюбоваться своими звеньями любопытно прицокнувшему языком Яхве, после чего покорно обмотала правую руку хозяина, и впрямь став украшением. Юба, пользуясь моментом, быстро накренился вперед, разглядывая её получше.
- Потрясающе! - негромко произнес он, блестя глазами. - Впервые вижу такую смертоносную красоту!.. Хотя, глупо было бы ожидать чего-то иного от их потомков...
Куросаки помимо воли нахмурился. Оброненная как будто бы случайно фраза его не обманула: Император Квинси этак призрачно на что-то намекал, и самым паршивым было то, что все эти намеки порождали непонятные, болезненные ощущения в душе. Однако, если судить по хитрой полу-улыбке его оппонента, раскрывать свои карты тот не собирался. Не за банальное спасибо.
И еще... Кого-то этот Император ему напоминал. И очень, очень сильно.
- А разъяснить? - решил-таки поиграть по правилам квинси-интригана Ичиго.
Полу-улыбка Яхве переросла в улыбку.
- Скажи мне, Ичиго, мальчик мой, - от такого обращения у Куросаки нехорошо засосало под ложечкой. - Ты знаешь, кто ты?
Яхве едва успел отскочить в сторону - с такой скоростью стеганула черная цепь по тому месту, где он стоял еще мгновение назад! Лицо же Ичиго не изменилось. Разве что глаза стали сиять еще ярче, чем раньше.
- Прошу прощения. Не люблю подобных намеков, - "виновато покаялся" Куросаки, однако было заметно: парень жалеет лишь об одном - что не успел хотя бы задеть оппонента.
- О, ничего страшного. Но, тем не менее, вопрос остается в силе, - Юба мягко улыбнулся. - Ты знаешь, кто ты, Ичиго?
Куросаки не ответил, предпочтя гордо промолчать. Однако ответа и не требовалось.
Как же Яхве нравилось его лицо! Не в смысле красоты, хотя чем-чем, а уж этим Создатель его блудного сына не обидел. Императору уже давно осточертели маловыразительные мины окружающих, как у Урью или Юграма... Особенно - как у Юграма! Находясь среди таких людей, Юба ощущал себя, как среди восковых статуй: никаких эмоций, никаких переживаний, разве что - презрение или высокомерие. Здесь же - совсем другое дело! Хватало одного взгляда, что бы понять, что на душе у этого строптивца, пусть даже тот и честно старался сие скрыть.
Вот и сейчас. Ичиго был в ярости, которую, тем не менее, прекрасно контролировал. Немного выбит из колеи из-за поведения оппонента. Сосредоточен донельзя.
И растерян.
- Я расскажу, - Яхве рискнул приблизиться: цепь не шевельнулась, странно застыв позвякивающей аркой над своим хозяином. - Все расскажу. Но, как говорится, предлагаю - баш на баш. Я тебе свой секрет, - глаза Императора потемнели. - А ты мне - свой.
Ичиго, по обыкновению, не произнес ни слова.
Только цепь, помедлив, снова обвила его правую руку.
*
- Год уже на исходе.
- Да. Я заметил.
- Ну и?
- Все проверено. По несколько раз. Ни одной загвоздки, ни одного просчета.
- А с квинси тогда что было? Не просчет, по-твоему?
- Да, но... Мы же смогли вовремя среагировать!
- На ваше счастье... Итак?
- Все готово. Мы можем начинать.

Метки:  

Слегка в шоке...

Среда, 19 Ноября 2014 г. 20:11 + в цитатник
В колонках играет - Wardruna - Hagal
Не-не, я реально... слегка в шоке. Это ж как читают-то люди, а?
Автор есть автор. У каждого автора есть погрешности при написании. Как говорится, только профи пишут без ошибок, да и у них раз на раз не приходится.
На фикбуке есть особая функция, думаю, все знают - называется "публичная бета". Совершил определенного рода действия, нажал - и автор получает уведомление, мол, так и так, туточки у вас ошибочка, исправьте-с. Собственно, мне порою столько уведомлений приходило, что я буквально ненавидела большую часть читателей (что примечательно, самые внимательные - это незарегестрированные пользователи).
Так что,повторюсь, я слегка в шоке...
Недавно села перечитывать "Меж Трех Огней" - и схватилась за голову! Столько ляпов, мамонька родная! Да я еще и в блокноте тогда писала, проверяла наспех, период такой был... Но читатели-то, читатели! Могли бы и отметить...

P.S.: нет, я не бухчу. И не ворчу. И вообще, я белая, мягкая и пушистая.
МЕМ (512x253, 26Kb)

Метки:  

МЕЖ ТРЕХ ОГНЕЙ. 16.

Среда, 19 Ноября 2014 г. 20:03 + в цитатник
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго; Кучики Рукия, Абараи Ренджи и все прочие
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC, Нецензурная лексика
Размер: Макси, 105 страниц
Кол-во частей: 25
Статус: закончен

Описание:
Что делать, если после смерти на тебя претендуют и Общество Душ, и Хуэко Мундо, и Ад? И, отказав одной из сторон, ты рискуешь развязать немыслимую по масштабам и последствиям войну между тремя измерениями, которая почти наверняка сулит погибель Миру Живых? Куросаки Ичиго предстоит найти выход из сложившегося положения, а, найдя, отвечать за последствия. Ибо не все стороны, замешанные в "инциденте", согласны со сложившимся положением вещей...


Примечания автора:
Данная шиза родилась вследствие просмотра четвертого полнометражного фильма Bleach.



========== 16. ==========

Год прошел незаметно, но насыщенно.
За это время пропали населения еще двух поселений. Несмотря на все попытки Синигами, нехорошие слухи таки поползли среди Плюсов, и очень скоро старейшины поселений Руконгая ввели комендантский час. Некоторые обращались за помощью к Синигами, и, что не могло не удивить большинство капитанов и непосредственно Главнокомандующего, - именно к главе 3го Отряда. По этой причине Ичиго организовал патрули, которые обходили местность поселений в ночное время суток. На какое-то время паника приутихла.
А потом, по истечении нескольких месяцев, пропал и один из патрулей.
Закрывать глаза на подобное было уже нельзя. Совет Капитанов, собравшись в очередной раз, решил-таки ввести военное положение. Тем паче, что приближалось окончание Цикла, и Куросаки всерьез опасался, как бы беда не нагрянула в Сейретей во время его отсутствия. В конце концов, в таком случае он не сможет вмешаться в ход событий, тем более, что следующим измерением, в котором Ичиго предстояло остаться на год, становился Джигоку - а оттуда Стражи своего обожаемого Эмму* не выпустят ни под каким предлогом, даже если тот красочные истерики закатывать будет.
Если Квинси и заметили, что на их выходки отреагировали, то открыто выступать даже и не подумали. Однако то тут, то там продолжали втихую исчезать Плюсы, а порою и Синигами, истерия мирного населения набирала обороты, да и среди бойцов начались нехорошие разговорчики. Неумолимо приближающееся окончание Цикла только усугубляло ситуацию: жители Руконгая отчего-то видели вероятного спасителя именно в Куросаки, а потому нервничали все сильнее с каждым днем.
Ситуация накалялась.
Последней каплей стало прибытие одного визитера буквально накануне окончания Цикла - за какие-то несколько дней до смены Ичиго измерения...
*
Кире не нравилось все происходящее. Ой как не нравилось. Молодой Синигами, нервно сжимая эфес своего занпакто, переводил взгляд, в котором отчетливо различалась паника, со своего капитана на его посетителя, и обратно.
Последний прибыл пару часов назад, так сказать, втихую, всячески стараясь не попадаться на глаза другим Синигами, нагрянул прямо к лейтенанту 3го Отряда и тихо-скромно попросил аудиенции с его капитаном. Поначалу Изуру не хотел даже подпускать столь сомнительную личность (да еще и кутающуюся в плащ, дабы скрыть свое лицо) к кабинету Куросаки, но тот, ругнувшись, откинул капюшон и повторил свою просьбу. Пока что - просто просьбу, однако, судя по нехорошему блеску в глазах, он был готов перенести сию просьбу в разряд требований, даже если для этого придётся избить несговорчивого Синигами до полусмерти. Еще пару минут помявшись, Кира все же проводил визитера к капитану.
Реакция Куросаки на полуночного гостя оказалась более эмоционально насыщенной, нежели у его лейтенанта. К примеру, чего только стоил тот ядреный матершинник, кой раздался в кабинете начальника 3го Отряда!
Да и как мог Ичиго по другому отреагировать на того, кого чаял увидеть только через два года? Ну, или, приняв к сведению скорое окончание Цикла в Сейретее, через один год?
- Что-то я не вкуриваю... - Синигами (ну, на данный момент, по крайней мере) мрачно посмотрел на преклонившего перед ним одно колено Ролана. - Какого хрена ты тут позабыл? Или давно Кидо по мозгам не получал? Так я Хинамори-чан позвать могу, она в этом деле спец - и ей приятно, и тебе полезно! - капитан 3го Отряда "тч"-кнул в сторону, демонстративно отвернулся от потупившегося вассала. - Итак, что тебе нужно?
Ролан осмелился приподнять голову, бросил на своего Владыку взгляд побитой любимым хозяином собаки.
- Мой Владыка, у нас возникли проблемы... - начал было он, но Куросаки странно зашипел, не отрывая гневного взгляда от вполне Генсейского календаря на стене, где были зачеркнуты красными крестиками почти все даты. Арранкар моментально заткнулся, к немалому удивлению пристально наблюдающего за происходящим Киры, съежился, втянул голову в плечи.
- Кажется, пять лет назад мы ситуацию разрулили, нет? - дернул Куросаки уголком рта, нервно постукивая костяными золотистыми пальцами по поверхности своего рабочего стола. - И, если мне память не изменяет, я ясно тогда вам дал понять - до окончания действующих двух Циклов вы ко мне ни ногой! Ни-ни! Иначе рубану с плеча вот этим! - Ичиго красноречиво дернул правой рукой: цепь, многослойным браслетом обматывающая сию конечность, зазвенела, как живая. - Вроде бы все было понятно. Никаких просьб, никаких попыток затянуть меня обратно на вашу территорию с целью воспользоваться мною, как Владыкой, никаких полуночных походов в гости!!! - голос капитана резко повысился, но Ичиго тут же одернул себя, памятуя, который сейчас час. - В следующий раз я пометку прямо на трон прикреплю, что б склероз вас больше не мучал.
Ролан, всю эту тираду молча простоявший на одном колене перед беснующимся Владыкой, вновь несмело приподнял голову.
- Мы все прекрасно помним, Владыка... - негромко произнес он каким-то безжизненным голосом: похоже, обычно Ичиго так не отрывался на своих подданных, так что зрелище произвело на арранкара неизгладимое впечатление. - Но дело и правда... Мы не можем разобраться с этим самостоятельно...
- Сказал тот, у кого уровень силы планомерно поднимается до уровня Дэсимы Эспады, - ехидно хмыкнул Куросаки, но включать "Mad Overlode`s Mode" снова не стал. - Ладно, что там у вас случилось? Выкладывай, пока во мне снова Синигами не заговорил.
Находящийся все еще под впечатлением от недавней словесной трёпки, Ролан что-то тихо произнес, не решаясь высказаться в полный голос. Кире не удалось услышать ни слова, но вот то, что произошло дальше...
Ичиго неожиданно для лейтенанта 3го Отряда оказался прямо перед коленопреклоненным арранкаром, навис над ним, немигающе глядя в резко побледневшее лицо своего вассала. Кира запоздало осознал, что вжимается спиной в стену: такой ужас он испытал, увидев своего обычно спокойного и даже в чем-то пофигистичного капитана в подобном состоянии! Черты лица Ичиго заострились, стали хищными, ужесточившиеся глаза неоново сияли льдисто-голубым в полумраке комнаты. Уголки рта опустились еще ниже, чем обычно. В том человеке, который сейчас стоял в нескольких шагах от Киры, последний совершенно не узнавал своего капитана - слишком чужеродным было это существо!
- Повтори-ка, - голос такого Куросаки Ичиго внушал не меньший ужас, нежели его внешний облик.
Бледный, как смерть, Ролан покорно повторил, все так же тихо и явно запинаясь. От арранкара волнами исход животный страх.
Кадык Куросаки несколько раз дернулся, но Синигами промолчал. Только жутковато повел головой, словно заставляя себя успокоиться. Мгновение капитан 3го Отряда не шевелился: выражение хищного зверя на его лице медленно исчезало, вновь сменяясь привычным Кире, вот только глаза молодого рыжеволосого человека по-прежнему сияли ярче, чем светильник в кабинете. Ичиго глубоко вдохнул, прерывисто выдохнул. После чего, развернувшись на пятках, быстро направился к выходу. Нумерос, поспешно вскочив на ноги, кинулся вдогонку.
- Куросаки-сан?.. Куросаки-сан, постойте! - Изуру кое-как "отлип" от стены, бросился следом за вышедшим из кабинета капитаном. - Куда вы?! - в голосе лейтенанта слышалась неподдельная паника.
- В Хуэко Мундо, - последовал на это незамедлительный ответ все тем же, доводящим до нервной дрожи голосом; внутреннее состояние Ичиго по-прежнему было запредельно выбешенным.
- Но... Но вы не можете! - забыв, который час, истерически выкрикнул Кира, стараясь нагнать своего капитана. - Сейчас такое время... Совет Капитанов не одобрит!
- Могу! - от бравого рыка Куросаки какой-то Синигами, выглянувший из своей комнаты на шум, резко рванул обратно, перепуганный донельзя. - И имею полное право!
- Но как же Совет Капитанов?! Как они отреагируют?!
- Поймут и простят!
Изуру сглотнул, понимая, что переубедить своевольного капитана ему не удастся. Не в одиночку и только не тогда, когда тот в таком состоянии.
- Как мне хоть объяснить им ваш внезапный уход?! - отчаянно крикнул он в спину Ичиго и аж споткнулся, когда тот резко остановился и обернулся. Ролан поспешно сиганул в сторону, дабы не врезаться в своего Владыку. Глаза рыжеволосого Синигами сияли ярче, чем полная луна в темных небесах.
- Квинси, - процедил он сквозь зубы, заставив Изуру покрыться холодным потом и даже шагнуть назад - столько злости было в этом обычно спокойном голосе. - Квинси сейчас в Хуэко Мундо. И - ЭТИ - УРОДЫ - ВЕРБУЮТ - МОИХ - АРРАНКАРОВ!
*
В неровной шеренге было шесть арранкаров. Не густо, но Опье тешил себя мыслью, что в будущем им удастся найти больше рекрутов. Конечно, Квинси знали, что в данный момент все наиболее сильные арранкары подтягиваются к Лас Ночес, дабы присягнуть этому их новому Владыке, а потому они и нападали только на одиночек. Атаковать небольшие группы масконосящих "Ягдарме" не решались, опасаясь, что это может привлечь внимание неизвестного Владыки, а в данной ситуации пристальное внимание со стороны, особенно такого непонятного врага, Белым Монахам** было абсолютно ни к чему.
Некоторые арранкары пытались возмущаться, но получали по зубам и затыкались. Опье еще раз прошел мимо шеренги и, едва приметно улыбнувшись, соизволил дать краткие пояснения, по какой же причине эти масконосящие были собраны здесь:
- Вам предоставляется уникальная возможность! - зычный, хотя и несколько противный голос Командора разнесся над пустыней. - Вы можете вступить в ряды Штерн Риттеров и посвятить свои жалкие жизни служению великому Императору! - остановившись, Опье внимательно взглянул на мрачные лица арранкаров. - Это весьма почетная миссия. Вам оказана немыслимая честь! Гордитесь этим!
- У нас уже есть сюзерен, - донесся из шеренги негромкий, но уверенный голос. - И мы не собираемся предавать его!
Командор позволил себе снисходительно усмехнуться. "Сюзерен", значит? Кто бы мог подумать, что эти жалкие твари знают такие высокие слова!
- Прошу принять к сведению, что предложение, так сказать, одноразовое. Другими словами, уговаривать вас никто не будет, - квинси обернулся, подавая знак своим бойцам: те послушно сузили кольцо, окружавшее арранкаров. - Так что, на вашем месте я бы хорошенько подумал и принял правильное решение.
Арранкары тихо зашушукались. Было видно, что присоединяться к каким-то левым, пусть и тоже облаченным в белое типам у них нет никакого желания. Вероятнее всего, они просто "на скорую руку" составляли план, как бы смотаться от греха подальше. Однако Командор не собирался давать им и малейшего шанса на спасение.
В конце концов, он получил четкие рекомендации, одно из которых гласило: "Отказ равносилен смерти".
- Ну-с? Ваш ответ? - решив немного поиграть в благородство, поинтересовался квинси.
Один из арранкаров, скорее всего, тот самый, что вякал об их вассалитете, гордо вскинул голову.
- Мы отказываемся!
- Печально, - малоэмоционально откликнулся на это Опье и лениво взмахнул рукой.
Арранкары отшатнулись от своего товарища, плечо которого словно раздробило ярко-голубой вспышкой. Тот же, стиснув зубы, упал на колени, зажимая здоровой рукой кровоточащую рану. В непокорных глазах масконосящего горела ненависть.
- И вот надо оно вам? - презрительно скривился Опье, поправляя очки. - Так глупо и бесполезно сдохнуть? И из-за чего? Из-за верности какому-то Владыке! Ну и где он, скажите на милость? Разве пришел он к вам на выручку? Нет! Он наверняка отсиживается в Лас Ночес, пока вы тут умираете!
- Пасть захлопни, говнюк!.. - процедил сквозь зубы раненный арранкар, сверля Командора ненавидящим взглядом. - Тебе не понять, гнида, что он значит для нас!..
Квинси усмехнулся.
- Это да, - высокомерно кивнул он и вновь взмахнул рукой...
Точнее, попытался взмахнуть. И не совсем рукой - скорее, тем, что от неё осталось.
Опье пару мгновений задумчиво смотрел на исходящий фонтаном алых брызг обрубок, после чего поспешно использовал Блют. Судя по ошарашенным лицам его бойцов, те тоже умудрились проморгать момент, когда их лидеру было нанесено такое увечье - и такое оскорбление. Командор дернул уголком рта и перевел взгляд на раненного им арранкара.
Но наткнулся глазами на другого масконосящего. Ему, к слову, незнакомого - с темно-синими вьющимися волосами до плеч и крайне, до немыслимого выводящим Опье из и без того пошатнувшегося душевного равновесия, решительным выражением на чересчур утонченном для такого отродья лице. Новый персонаж загородил собой раненного собрата, сверля квинси нехорошим взглядом.
- Позвольте узнать, - несмотря на милую улыбку, Опье не смог скрыть озлобленных ноток в голосе. - Это ваших рук дело? - и квинси деликатно указал на свой обрубок.
Синеволосый арранкар не ответил. Только зловеще прищурился. Ответ же пришел...
- Нет, не его.
...Откуда-то сверху?
Опье вскинул голову и встретился взглядом с мрачным молодым человеком, зависшим в воздухе в трех метрах над ним. Кто-то из арранкаров ошарашенно выдохнул, благоговейно произнес:
- Владыка!..
Квинси, хорошенько разглядев непонятно откуда взявшееся новое действующее лицо, дернул уголком рта, ощущая непередаваемую гамму чувств: удивление, злость, непонятное умиление от тупости этих масконосящих. Снисходительно хмыкнув, пренебрежительно произнес:
- "Владыка", говорите?.. Вы меня разочаровываете. Это всего-навсего Синигами.
Рыжеволосый молодой человек, стоящий на "воздушной ступени", прищурился и согласно кивнул.
- Верно. Но тебе не стоило так говорить, - глаза Бога Смерти полыхнули льдисто-голубым, юноша странно улыбнулся - и только тут Опье осознал еще кое-что, то, что упустил ранее.
Среди гаммы эмоций, кои он испытывал в данный момент, было еще одно, которое для каждого уважающего себя Штерн Риттера считалось недопустимым.
Страх.


*Кстати, да - реально обожаемого.
**Если я не ошибаюсь, слово "Квинси" переводится с японского, как "Белый Монах".

Метки:  

Поиск сообщений в Последняя_Из_Династии
Страницы: [7] 6 5 4 3 2 1 Календарь