-Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Fading_Time

 -Подписка по e-mail

 

 -Сообщества

Читатель сообществ (Всего в списке: 1) PunkRock

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.12.2007
Записей:
Комментариев:
Написано: 149

Ариститотель. Риторика. Отрывок из труда.

Дневник

Вторник, 27 Апреля 2010 г. 16:20 + в цитатник

 

 

aristotle (388x500, 41 Kb)
     
 Три элемента, из которых слагается  речь. - Три рода слушателей.  - Три
рода  риторических   речей.  -   Предмет  речей   совещательных,   судебных,
эпидиктических. -Время, которое имеет  в виду  каждый из трех  родов речи. -
Цель каждого рода речи. - Необходимость знать посылки каждого рода речи.
     Есть три вида риторики, потому  что есть столько же  родов  слушателей.
Речь слагается из трех  элементов: из самого оратора, из предмета, о котором
он говорит, и из лица, к которому он обращается; оно-то и есть конечная цель
всего  (я разумею  слушателя). Слушатель бывает  или  простым зрителем,  или
судьей, и при том  судьей или того, что уже совершилось,  или  же того,  что
должно совершиться. Примером человека, рассуждающего о том, что должно быть,
может служить член народного собрания, а рассуждающего о том, что  уже было,
-  член  судилища;  человек,  обращающий  внимание  [только]   на  дарование
[оратора],  есть простой зритель. Таким образом, естественными являются  три
рода  риторических  речей:  совещательные,  судебные и  эпидиктические. Дело
речей совещательных - склонять или отклонять, потому  что как  люди, которым
приходится совещаться  в частной  жизни, так  и  ораторы,  произносящие речи
публично, делают одно из двух [или склоняют, или отклоняют].
     Что  касается  судебных речей,  то  дело их -обвинять  или оправдывать,
потому что тяжущиеся всегда делают непременно одно что-нибудь из  двух  [или
обвиняют, или оправдываются].
     Дело  эпидиктической речи - хвалить или порицать. Что касается времени,
которое  имеет в виду каждый из указанных родов речи, то человек, совещаясь,
имеет в  виду будущее: отклоняя от чего-нибудь или склоняя к чему-нибудь, он
дает советы относительно  будущего. Человек тяжущийся имеет дело с прошедшим
временем,  потому что всегда  по  поводу событий,  уже  совершившихся,  один
обвиняет, а другой защищается. Для эпидиктического оратора  наиболее  важным
представляется  настоящее время,  потому что  всякий произносит  похвалу или
хулу по поводу чего-нибудь существующего; впрочем,  ораторы часто сверх того
пользуются и  другими временами, вспоминая прошедшее или строя предположения
относительно будущего. У  каждого из этих родов речей различная  цель, и так
как есть  три  рода речей, то существуют  и  три различные цели: у человека,
дающего совет, цель - польза и вред:  один  дает совет,  побуждая к лучшему,
другой  отговаривает, отклоняя  от  худшего;  остальные соображения, как-то:
справедливое  и  несправедливое, прекрасное и постыдное,  - здесь на  втором
плане.
     Для  тяжущихся  целью служит справедливое  и несправедливое,  но  и они
присоединяют к этому другие соображения.
     Для людей,  произносящих  хвалу или  хулу, целью  служит  прекрасное  и
постыдное; но сюда также привносятся прочие соображения.
     Доказательством  того, что  для  каждого рода речей  существует  именно
названная нами цель, служит  то обстоятельство,  что относительно  остальных
пунктов  в  некоторых случаях  и  не  спорят; например, тяжущийся  иногда не
оспаривает  того, что такой-то факт имел  действительно место, или что  этот
факт действительно причинил вред но он никогда не согласится,  что  совершил
несправедливое  дело,  потому  что  в  таком случае [то  есть  в  случае его
сознания] не нужно было бы никакого суда.
     Подобно  этому  и ораторы,  подающие советы,  в остальном  часто делают
уступки, но никогда не сознаются, что советуют  бесполезное или отклоняют от
полезного; например, они часто  не  обращают  никакого внимания  на  то, что
несправедливо  порабощать себе соседей или  таких людей, которые не  сделали
нам ничего дурного. Точно так же и  ораторы, произносящие хвалу или хулу, не
смотрят на  то, сделал  ли этот  человек что-нибудь полезное или вредное, но
даже часто ставят  ему в заслугу,  что, презрев свою собственную  пользу, он
совершил что-нибудь прекрасное;  например,  восхваляют Ахилла за то, что  он
оказал помощь своему другу Патроклу, зная,  что ему самому суждено при  этом
умереть,  между  тем как  у  него  была  полная  возможность жить.  Для него
подобная  смерть представляется чем-то  более  прекрасным,  а  жизнь  чем-то
полезным.
     Из сказанного  очевидно,  что прежде  всего  необходимо  знать  посылки
каждого из указанных родов речей в отдельности,  потому  что доказательства,
вероятности и  признаки  -посылки риторики.  Ведь, вообще говоря,  силлогизм
составляется  из  посылок,  а   энтимема  есть  силлогизм,  составленный  из
названных нами  посылок. Так как не могло совершиться в прошедшем и не может
совершиться  в будущем что-нибудь невозможное, а  [всегда совершается  лишь]
возможное, и так как не  могло совершиться в прошедшем что-нибудь не бывшее,
точно так же, как не  может быть в будущем совершено что-нибудь  такое, чего
не  будет, то  необходимо оратору  как подающему советы, так и произносящему
судебные  или эпидиктические  речи,  иметь  наготове посылки о  возможном  и
невозможном, о том, было ли что-нибудь, или не было, будет или не будет.
     Кроме того, так как все ораторы, как произносящие хвалу или хулу, так и
уговаривающие или  отговаривающие, а также  и обвиняющие или оправдывающиеся
не только стремятся  доказать что-нибудь, но и стараются  показать великость
или ничтожество добра или зла, прекрасного или постыдного, справедливого или
несправедливого,  рассматривая при  этом  предметы  безотносительно сами  по
себе,  или сопоставляя их один с другим, - ввиду всего  этого очевидно,  что
нужно  иметь   наготове  посылки  как  общего,   так  и  частного  характера
относительно великости и ничтожества  и  относительно большего  и  меньшего,
например, относительно  того, что можно назвать  большим или меньшим благом,
или  большим или меньшим преступлением,  или  более  или  менее справедливым
деянием; точно так же и относительно остальных предметов.
     Итак, мы  сказали, относительно чего необходимо иметь наготове посылки.
После этого следует разобрать [предмет] каждого  из указанных [родов речи] в
отдельности:  чего  касаются  совещательные,  эпидиктические  и,  в-третьих,
судебные речи.
Рубрики:  Литература

Метки:  

 Страницы: [1]