-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Вичугский

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 05.11.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 563

Дворяне Карцевы – владельцы имения Репрево. Части 1-6

Четверг, 30 Января 2014 г. 20:43 + в цитатник

Вся статья одним файлом doc

Часть 1. Вместо предисловия

26 декабря 1994 года на кинешемском шоссе у Родников произошла трагедия: в автомобильной катастрофе погиб великий русский архитектор-реставратор, почётный академик, лауреат Государственной премии СССР, основатель музея-заповедника «Кижи» Александр Викторович Ополовников. Было ему 83 года.



А спешил он в город Юрьевец, где два года под его руководством осуществлялась реставрация деревянной церкви Рождества Богородицы 18-го века. 13 октября 1994 года храм сгорел в результате поджога. Он спешил увидеть пепелище своего труда… «Заснуть бы и не проснуться...», - нередко повторял своей дочери Александр Викторович, с горечью созерцая в начале 1990-х годов развал страны и утраты русской культуры… Похоронен академик Ополовников был в Москве на Кунцевском кладбище, а на месте гибели у Родников был установлен крест.



В тот роковой день в машине вместе с Ополовниковым ехала его дочь Елена, верная его помощница. Она, слава богу, осталась жива. Елена Александровна тоже получила профессию архитектора, в 1966 году с отличием закончив Московский архитектурный институт. После смерти отца, на основе его работ она написала несколько шикарных книг, посвящённых русскому деревянному зодчеству («Дерево и гармония», «Древний Обдорск и заполярные города-легенды», «Избяная литургия» и другие). Е. Ополовникова участвовала в разработке ряда проектов воссоздания утраченных памятников деревянной архитектуры (в частности, дворца царя Алексея Михайловича в селе Коломенском, восстановленного в Москве в 2007 году). В 2000 г. Елена Ополовникова стала Заслуженным работником культуры Российской Федерации, а в 2003 году –  профессором Международной Академии архитектуры. Умерла в 2011 году на 69 году жизни…



А первый визит дочери реставратора на Ивановщину состоялся в далёком 1971 году. 28-летняя Елена Ополовникова приехала с целью выявления памятников архитектуры. На вичугской земле Елена Александровна изучила, составив подробные паспорта, несколько памятников: амбар и церковь в Сорокино, Никольский храм в Углеце и усадьбу Карцева в Репрево. Ниже мы и воспользуемся описаниями и фотографиями, сделанными Ополовниковой более 40 лет назад…


Часть 2. Паспорт на памятник архитектуры

1. Наименование: усадьба Карцева Д. Д.

2. Адрес: с. Репрево, Федяевского с/с, Вичужского района, Ивановской обл.

3. Время сооружения: ориентировочно 1812 г. (по сведениям старожил).

4. Автор, строитель, заказчик: построена по заказу Карцева Д.Д. местными мастерами.

5. Расположение: в 12 км от Вичуги находится с. Репрево, на северо-востоке которого расположена усадьба. Подъезд к селу весьма сложен, автобусного сообщения из Вичуги нет, грунтовые дороги, ведущие из города в село, в плохом состоянии.

6. Исторические сведения: Карцев Д.Д. – последний владелец усадьбы был полковым врачом. По словам местных жителей, в частности, учителя и директора школы – Чудецкого П.И. – Карцев был женат на простой крестьянской девушке из д. Ильино, которая была похоронена в начале 10 гг. 20 в. на родовом кладбище в с. Углец, находящегося в 8 км от Репрево. Мать Карцева проживала в с. Вичуге. Владелец усадьбы умер накануне революции, оставив 3-х дочерей, одна из которых была учительницей, две других – мед. работниками. Накануне революции принадлежащий Карпову лес был продан фабриканту Кокореву. Система прудов перед усадьбой вырыта в 19 в. крепостными крестьянами. Предполагалось соединить прудами Репрево и Углец, чтобы ездить в церковь на лодке.



   После революции в усадьбе был сельский клуб. С 1934 г. – школа.
   Строительство дома относят к 1812 г., т.к. якобы есть кипарисовая икона, на которой написано: «Господину Карцеву от гр. Татищева на новоселье. 1812 г.»

7. Тип, планировочная структура, основные габариты:
   Дом представляет собой простой бревенчатый сруб – «шестистенку», обшитый снаружи досками. Второй этаж – мезонин – придаёт ему вид традиционных помещичьих усадеб начала 19 века. Общие наружные размеры первого этажа – 15,8 х 18,8 (по осям брёвен), второго – 6,85 х 16,0 м. С юго-востока к дому пристроено крыльцо, являющееся главным входом.

8. Конструктивная система, материалы и т.п.: здание полностью выполнено из дерева. Двускатная кровля слеговой конструкции покрыта листовым железом. Снаружи дом обшит тёсом и побелен. Здание опирается на кирпичный фундамент и цоколь. Размеры кирпича 28 х 9 х 13 см. Ширина стен (вместе с обшивкой) - 70 см. Толщина перегородок внутри здания – 10 см, несущих стен – 30 см.



9. Объёмно-пространственная композиция памятника и значение его в ландшафте: само здание, как и расположение его, подчёркивает интимный, провинциальный характер постройки – «вдали от шума городского». В решении её совершенно отсутствует торжественность и помпезность, характерные для богатых усадеб начала 19 в. Передний фасад ориентирован на большой пруд, окружённый ивами и кустарником. Композиция самого сооружения крайне проста – одноэтажный объём с мезонином дополнен боковым простым крыльцом, являющимся главным входом в дом. В композиции сооружения прослеживаются характерные черты архитектуры помещичьих усадеб начала 19 в. и частично – более раннего периода. Композиция дома, архитектурное решение внешнего образа и интерьера связаны с планировкой окружающей территории: центральные комнаты ориентированы на пруд, красивый нерегулярный парк тяготеет к жилым помещениям.



10. Декоративное убранство фасадов: выполнено полностью из дерева. Главный (юго-западный) фасад имел ранее балкон, который, возможно, опирался на колонны, образуя портик. О наличии в прошлом балкона свидетельствует дверь на втором этаже (в центре). В решении фасадов здания гармонично сочетаются черты русского народного зодчества (резьба на крыльце и окне центрального фасада) и классицизма: замковые (деревянные) камни над окнами, портик с балконом и т.д. В целом, усадьба относится к провинциальным сооружениям русского классицизма начала 19 в., полностью имитирующим «городскую» каменную архитектуру 19 в.

11. Интерьер памятника:
а) основные помещения, габариты, система взаимосвязи и т.п.:
интерьер памятника традиционен для барских усадеб того времени. Вход осуществляется с двух торцов: главный с юго-восточного, дополнительный – с северо-восточного. Последний является (по мнению автора) поздней пристройкой. Ранее этого входа не было. Главный вход ведёт в сени, далее в прихожую и затем в центральные комнаты, анфиладно расположенные относительно продольной оси здания. Их размеры (от юго-восточного фасада): 8,9 х 6,0, 6,7 х 5,6 и 5,9 х 5,6 м. В центре здания расположена старая деревянная лестница. Остальные помещения значительно перестроены.



б) характер художественного оформления архитектурных элементов: стены и потолки на момент обследования лепных украшений не имеют, на стыке стены и потолка – полукруглая выкружка и плоский неширокий карниз-полочка. Стены в настоящее время оштукатурены и покрашены масляной краской «под панель», чего, бесспорно, ранее не было. Оконные проёмы имеют прямоугольные простые наличники и деревянные переплёты. Сохранились старые высокие двустворчатые двери с узором в виде круга, заглублённого посередине на 2 см. Двери покрашены белой масляной краской. Перекрытия во всём здании плоские.
в), г), д), е) – монументальная и станковая живопись отсутствует, внутреннее убранство не сохранилось. Существующие кирпичные печи -  поздние.

12. Историческое и художественное значение: число сохранившихся к настоящему времени усадеб нач. 19 в. невелико, тем более их немного в Ивановской области. В связи с этим, а также с учётом художественной ценности сооружения как образца русского провинциального классицизма нач. 19 в., представляется целесообразным включение памятника в Свод и постановка его на учёт как произведения архитектуры.

13. Фиксация памятника: проведена в августе 1971 г. Материалы хранятся в Институте истории искусств Мин. культуры РСФСР, а также отделе культуры Ивановского исполкома (обмеры, фото, паспорт, чертежи).

14. Реставрационные работы: не проводились.

15. Состояние памятника: наружное состояние памятника удовлетворительное. Однако архитектурный облик сооружения искажён утратой балкона на главном фасаде и поздней перестройкой – с севера. Здание неоднократно ремонтировалось, что явилось причиной относительно хорошей сохранности его конструктивных элементов и фасадов, но привело к полному исчезновению первоначального интерьера сооружения.

16. Современное и перспективное использование: в настоящее время в здании – школа четырёхлетка. Изменений в назначении не предполагается.

17. Основная библиография: не выявлена. Упоминание о владелице усадьбы – жене Карцева Д.Д. – встречается в «Кратких статистических сведениях о приходских церквах». Справочная книга, Кострома, 1911 г., стр. 138.

18. Охрана памятника: как памятник архитектуры не охраняется.

19. Дополнительные сведения:
Рассматриваемая усадьба по внешнему виду напоминает усадьбу Пушкина А.С. в Болдино, о чём свидетельствуют фотоснимки – вырезки из газеты «Ленинское знамя», сохранившиеся у директора школы Чудецкого Павла Ивановича.

Дата составления паспорта
5 августа 1971 г.
Автор: Ополовникова Е.А.
Редактор: Власюк А.И.


Вот такое описание ныне, увы, утраченного памятника. После создания Иваново-Вознесенской губернии в 1918 году в Репрево из Углеца был перенесён волостной центр. Волостное правление, видимо, разместилось в усадьбе Карцева. В 1924 году Углецкая волость вошла в состав Вичугской волости, а в усадебном доме начал функционировать сначала клуб, а затем разместилась школа. Несмотря на то, что в 1971 году изменений в назначении здания не предполагалось, но уже в 1973 году школа была закрыта. В бывшем усадебном доме разместили библиотеку. А в роковые 90-е дом сгорел, вместе с библиотекой, надо полагать.

Кстати, легенда о канале – это явная выдумка и фантазия. 8-километровый канал от Репрево до Углеца для помещика средней руки – явно нереальная, разорительная задача. Кроме того, перепад высот даже в несколько метров мог потребовать значительно больших земляных работ, либо создание и содержание шлюзов и закачки воды в канал.

Длина «канала» всего около 300 метров и он ограничивается территорией усадьбы. Скорее всего – это был просто широкий ров, отделявший усадьбу от деревни и оживлённой в 19 веке дороги (из Кинешмы на Вичугу, Шую, Лух, Иваново, Москву).


Часть 3. Некрополь Карцевых в Углеце

В «Провинциальном некрополе», изданном в 1914 году, было упомянуто лишь одно надгробие с кладбища при Никольской церкви в Углеце – дворянина Дмитрия Дмитриевича Карцева, - да и то без дат.

Сейчас благодаря краеведческой работе отряда «Ника» Сошниковской средней школы на углецком кладбище обнаружены и расчищены три надгробия рода Карцевых: самого Дмитрия Карцева, его отца и матери. Перечислим их с датами рождения и смерти:
Карцов Дмитрий Степанович (родился 26 октября 1803 года – скончался 31 октября 1864 года).
Карцова Софья Сергеевна (родилась в 1809 году – скончалась 1 декабря 1883 года),
Карцов Дмитрий Дмитриевич (родился 26 октября 1834 года – скончался 15 апреля 1901 года).

Следует обратить внимание на вариативность написания фамилии Карцевых. В литературных источниках 19 века одно и тоже лицо упоминалось и как Карцев, и как Карцов. А в 18 веке также использовался вариант Корцов.



Известно, что в 1905 году на углецком кладбище была установлена деревянная часовня «на средства помещицы Карцевой и купчихи М.В. Коноваловой». Видимо, в память о Дмитрии Дмитриевиче Карцеве.

Мария Викторовна Коновалова принадлежала к роду вичугских фабрикантов, её прадед Иван Степанович Коновалов основал одну из фабрик в Бонячках (в советское время – баня №1). Один её брат, Николай Коновалов,  в 1881 году возродил фабрику в Сошниках, принадлежавшая когда-то роду Менгденов, а другой, Геннадий Коновалов, основал в 1901 году  прядильную фабрику в с. Богоявленское (фибровая фабрика г. Заволжска).

 

Часть 4. Род Карцевых

Теперь подробнее расскажем о костромской ветви дворян Карцевых.

В 1616 году Иван Борисович Карцев был жалован за Московское осадное сидение землями под Костромой. Род его закрепился на костромской земле и сильно разросся. У Ивана Борисовича был сын Тимофей, а у Тимофея было три сына, в том числе Василий. У Василия был сын Иван, а у последнего Степан.

Степан Иванович Карцев служил в лейб-гвардии, вышел в отставку в чине прапорщика. С 1779 года служил в Костроме судебным заседателем: сначала в городском Нижнем земском суде, затем в Совестном и Верхнем земском судах Костромского наместничества. В 1800 году имел чин коллежского советника. В Костроме владел одним из лучших домов в самом центре города, который с 1860-х годов и до настоящего времени используется как гостиница.



Брат Степана Николай Иванович Карцев был женат на Прасковье Михайловне Танеевой — родной сестре деда выдающегося русского композитора Сергея Ивановича Танеева. Сохранился её портрет кисти русского художника Николая Аргунова.



Николаю Карцеву принадлежало соседнее с Репревым имение Пешково с деревнями. Затем Пешковым владел его сын Николай Николаевич Карцев. Известно, что дети последнего Сергей Николаевич Карцев и Зоя Николаевна Ходнева в 1898 году передали пустошь с оригинальным названием Шмарки-Ошмарки в ведение железной дороги (возможно, для создания полустанка Пешково, которого при первоначальном строительстве дороги предусмотрено не было).

Сам Степан Иванович был женат дважды. Первая жена - Анна Кондратьевна Коптева, от которой он имел четверо детей: Марию, Павла, Александра, Петра. Вторая жена - Анна Васильевна Ратькова, от этого брака было шесть детей, среди них известны Василий и репревский Дмитрий.

Расскажем о некоторых братьях и племянниках Дмитрия Степановича.

Александр Степанович Карцев (1787-1838) –  один  из крупнейших  помещиков  Костромской  губернии, уездный предводитель дворянства. Был известен как меценат и театрал, содержавший в Костроме собственный театр, оркестр и два церковных хора, мужской и женский. С хорами он бывал даже в Петербурге. В Костроме, кроме огромного дома, доставшегося по наследству от отца, в 1823 году построил ещё один особняк, который позднее был куплен под Дом общественного собрания. В советское время здесь размещался Дом офицеров, ныне в здании находится Областной дом народного творчества.



Павел Степанович Карцев (р. 1785) – генерал-майор, георгиевский кавалер, рязанский губернатор в 1828-1830 г (за злоупотребление властью был снят с губернаторской должности). Ему принадлежала родовая усадьба Следово под Костромой, а также усадьба Бараново в Нерехтском уезде. Его сын – Николай Павлович Карцев (1820-1895) был сначала предводителем дворянства Нерехтского уезда, а затем предводителем костромского дворянства в 1865-72 гг. Женой Николая Павловича была Александра Фёдоровна Сумарокова (1830-1910). Она была попечительницей одной из старейших в России Григоровской женской гимназии в Костроме, в которой, между прочим, училась дочь владельца усадьбы Репрево.



Василий Степанович Карцев (р. 1793) –  избирался предводителем костромского дворянства. Ему принадлежала другая крупная костромская усадьба – Васильевское (ныне на территории г. Костромы). Его сын, Геннадий Васильевич Карцев (1826-1895), в 1868-69 году был одним из инициаторов строительства железной дороги от Иваново на Кострому (а не на Кинешму), то есть он был главным конкурентом вичугского фабриканта Александра Петровича Коновалова. Потерпев неудачу, позднее (в 1880-е годы) он всё же участвовал в строительстве дороги на Кострому, но уже от Ярославля через Нерехту. Правда, в результате, говорят, разорился…


Часть 5. Дмитрий Степанович Карцев

Как упомянуто выше, у Степана Ивановича Карцева было 10 детей, кроме того, у него было четыре родных брата (Иван, Василий, Фёдор и Николай) и три сестры (Авдотья, Александра и Надежда). Поэтому разобраться в хитросплетениях рода без точной родословной каждой ветви очень сложно. Известно, что Карцевы в конце 18 – начале 19 вв. активно покупали земли и усадьбы в Костромском и Кинешемском уездах. Дворяне Ратьковы, к которым принадлежала мать Дмитрия Степановича, также были помещиками Кинешемского уезда. Поэтому от кого Карцевым досталось Репрево, можно только гадать… Так как соседнее имение Пешково принадлежало брату Степана Ивановича, то, видимо, эти земли были во владении ещё их отца Ивана Васильевича, а после его смерти разделены между братьями.

Но возможны и другие варианты… Если дата смерти Дмитрия Карцева верна (1864 г.), то из того факта, что в 1861 году Репрево уже называлось имением Карцевой можно предположить, что оно могло быть получено Софьей Карцевой в качестве приданого…

Степан Карцев умер около 1809 года, то есть когда его сыну Дмитрию было около 6 лет. Как мальчик, который лишился отца, он, видимо, был принят в Пажеский корпус, самое элитное учебное заведение в Санкт-Петербурге. По крайней мере, в подходящие годы там учился некий Дмитрий Карцов.



Где-то в 1818 году несколько пажей, в том числе Д. Карцов, организовали тайное общество, членов которого другие воспитанники корпуса прозвали «квилками». У общества было даже собственное знамя и журнал. Возглавлял общество Александр Криницын, друг будущего декабриста Александра Бестужева.

В апреле 1820 года в Пажеском корпусе произошёл серьёзный инцидент, названный «арсеньевским бунтом». Члена общества Арсеньева за непослушание начальство решило наказать розгами. Экзекуция должна была происходить перед строем товарищей. Но в момент начала экзекуции «квилки», а затем и другие пажи стали отбивать товарища. Завязалась драка, в которой крепко досталось начальству. В результате, Криницын, как организатор бунта и тайного общества, был отчислен из Пажеского корпуса и разжалован в солдаты.

Возможно, после этого инцидента Дмитрия Карцова родные вынуждены были забрать домой из Пажеского корпуса. И лишь в 1822 году он сдал выпускные экзамены и был направлен в Лубенский гусарский полк.



Но пристрастие к тайным обществам у Д. Карцова осталось. Во время вынужденного пребывания вне Пажеского корпуса он, видимо, жил в Москве, где вступил в том же 1820 году в масонскую ложу «Александр тройственного благословения».

В 1822 году Александр I, предпринявший борьбу с масонством, обязал военных, состоящих в масонских ложах, выйти из них и взял с них в этом подписку. В том числе оказался и Дмитрий Карцов, поручик Лубенского гусарского полка.

Дмитрий Карцев ушёл в отставку в этом же звании поручика без повышения звания. Вероятнее всего, это могло произойти уже после декабрьских событий 1825 года. Хоть Карцев и не был явно причастен к декабристскому движению.

Из земель, которые принадлежали Дмитрию Степановичу Карцову, известно лишь о «5 деревнях» в Юрьевецком уезде (видимо, в районе села Бортницы к югу от Вичуги, которым владел его двоюродный брат), а также о деревнях Спиридово и Водомерово в Кинешемском уезде (в Заволжье).


Часть 6. Дмитрий Дмитриевич Карцев

Как сказано в материалах Елены Ополовниковой, по мнению старожилов, Дмитрий Карцев был полковым врачом. Но какого-либо подтверждения этой информации обнаружить не удалось. Единственный факт, который, возможно, подтверждает медицинское образование Карцева, это наличие некоего лекаря Дмитрия Карцева, упоминавшегося с 1859 года в «Российских медицинских списках». В последующие годы информация в таком виде (без указания отчества) повторялась без изменения в течение 30 лет. Это значит, что новые сведения на данное лицо больше не поступали. С годами количество «мёртвых душ» в ежегодном списке, видимо, увеличивалось, и в 1890 году было принято решение о подтверждении со стороны медиков своих прав присылкой специально заполненной карточки. Дмитрий Карцев этого не сделал и с 1893 года в списках медиков, «имеющих полное право на производство в России врачебной практики», уже не значился.



Если Дмитрий Карцев из списка наш, то это значит, что он в 25 лет получил медицинского образование (возможно, закончил Медицинский факультет Московского университета). Достоверно известно, что он «окончил курс в высшем учебном заведении».
В 1875 году Дмитрий Карцев хотел баллотироваться в Почётные мировые судьи Кинешемского уезда. А это значит, в это время он уже жил в родовой усадьбе Репрево, и вероятно, не служил. Возможно, занимался частной врачебной практикой. На такую мысль наводит и наличие на железной дороге небольшой Карцевской платформы.

Для того, чтобы баллотироваться в мировые судьи Кинешемского уезда, нужно было пройти поземельный ценз: кандидат должен был иметь не менее 500 десятин (то есть более 500 гектар). У Карцева в Кинешемском уезде было 505 десятин и, кроме того, 890 десятин в Макарьевском, Галичском и Юрьевецком уездах.

Но костромской губернатор исключил Карцева из списка лиц, имеющих право на избрание в мировые судьи по Кинешемскому уезду, так как выяснилось, что этими землями Дмитрий Карцев владел не единолично, а совместно с братьями (видимо, двоюродными).

В 1895 году Д. Карцев вновь баллотировался в Почётные мировые судьи. В этот раз имущественный ценз он прошёл, так как было «в его непосредственном владении более 500 десятин земли в разных уездах губернии». Но на выборах победили другие – дворяне Григоровы.

Утверждение старожилов, что «Карцев был женат на простой крестьянской девушке из д. Ильино», видимо, правда. Об этом свидетельствуют нижеследующие факты.

После смерти Дмитрия Дмитриевича Карцева в 1901 году его земельные владения в Кинешемском уезде в количестве 291,5 десятин унаследовали следующие лица: «Афонасьева Евдокия, Кинешемская мещанка, и почётные граждане Дмитрий, Мария и Софья Дмитриевы».

Дети Карцевы, видимо, родились вне брака, поэтому они не могли быть дворянами. Дмитрий Карцев их усыновил, а согласно российскому закону от 1891 года дети, усыновлённые дворянином, становились почётными гражданами. Это особая категория российских подданных, которые имели ряд льгот. Евдокия Афонасьева, видимо, тоже дочь Дмитрия Карцева. Просто она вышла замуж за мещанина, по мужу перейдя из сословия почётных граждан в сословие мещан.

Мужем Евдокии Афонасьевой, вероятно, был Василий Андронович Афонасьев (Афанасьев), кинешемский купец (он мог оставаться мещанином, но торговать по купеческому свидетельству). Его отец Андроник Афонасьев владел домом и, видимо, посудной лавкой в Кинешме и порошковым заводом в Заволжье, который сначала сгорел в 1891 году, затем был возобновлён в 1900 году и вновь сгорел в августе 1902 года. Сам Василий Афанасьев в 1911 году значится среди крупных землевладельцев Кинешемского уезда (с 529 десятинами).

А почему же среди наследников не оказалось жены Карцева? О жене Дмитрий Карцев позаботился заранее: ещё при жизни мужа госпожа Карцева стала обладательницей 140 десятин земли в районе её родной деревни Ильино.



Старожилы утверждали, что «владелец усадьбы умер накануне революции, оставив 3-х дочерей, одна из которых была учительницей, две других – медицинскими работниками».

Вполне возможно, что в воспоминаниях старожилов перепутаны отец и сын – ведь и тот и другой был Дмитрием Дмитриевичем.

О Дмитрии Дмитриевиче Карцеве-сыне известно следующее: в 1905 году он поступил во 2-й класс Кинешемского реального училища им. И.А. Коновалова, закончил его в 1913 году и поступил в Императорский Московский университет. Дальнейшая судьба неизвестна.

Документальных свидетельств о дочерях-медработниках найти не удалось, но если дочери действительно выбрали медицинскую стезю, то это косвенно дополнительно подтверждает, что их отец был врачом.
О дочери, которая стала учительницей, есть информация в «Алфавитном списке учащих начальных школ Кинешемского уезда за 1915-1916 учебный год»:

Карцева Софья Дмитриевна – с 1912 года учительница Бабинской земской школы Углецкой волости, родилась в 1888 году, в 1910 году закончила Костромскую Григоровскую женскую гимназию (попечительницей которой была её тётя), на момент составления списка – не замужем.

Школа, в которой работала дочь Карцева, находилась всего в 1-2 км от усадьбы Репрево.

По данным «Мемориала», четверо Карцевых, погибших во время Великой Отечественной войны, происходят из деревни Исуповской, находившейся в 1 км от Репрево:  Но возможно, отцы или деды павших воинов были крестьянами, которые просто взяли фамилию своего бывшего владельца.

Метки:  

Процитировано 1 раз



illabes   обратиться по имени Суббота, 01 Февраля 2014 г. 10:20 (ссылка)
Замечательная статья! Очень интересно! Процитирую, чтобы потом на досуге перечитать внимательно.
Ответить С цитатой В цитатник
Аноним   обратиться по имени Четверг, 08 Января 2015 г. 23:15 (ссылка)
Мне более,чем интересно,т.к моя родная бабушка-урожденная Карцева Надежда Ивановна(родилась в г.Кострома),Как я понимаю теперь,слишком много повидавшая после 1917г.,а потому рот-на замок навсегда ради жизни и благополучия потомков.Я,к великому моему сожалению,о предках имею самое смутное и отдаленное представление.
Ответить С цитатой В цитатник    |    Не показывать комментарий
 

Добавить комментарий:
Текст комментария: смайлики

Проверка орфографии: (найти ошибки)

Прикрепить картинку:

 Переводить URL в ссылку
 Подписаться на комментарии
 Подписать картинку