-Цитатник

# Photoshop # - (0)

http://forum.photoshop-art.ru/index.php http://www.forum.fotowedding.ru/viewforum.php?f=...

Роспись бутылочки контурами - (0)

Будем расписывать обыкновенную бутылочку акриловыми красками, чтобы получилась совсем не обыкнове...

Без заголовка - (0)

Браслет в стиле "Этно"   Для изготовления браслета в стиле «Этно&r...

Без заголовка - (4)

Сережки-елочки из проволоки Сережки-елочки из проволоки ...

Без заголовка - (0)

Mango Mer et littoral. Морская вышивка крестом. Mango Mer et littoral1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8...

 -Музыка

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Novelette

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 15.08.2006
Записей: 272
Комментариев: 5178
Написано: 14176

И на всяки случай , не упускай случай (с) Alex

Night Life♥♣
Other♥♣
Avatars/ice cream ♥♣


Дом или квартира?

Четверг, 26 Мая 2016 г. 10:23 + в цитатник

Где лучше жить? В доме или квартире. 

Нет, ну конечно лучше иметь свой дом. Потому что он твой. 
Хотя бы в плане перепланировки. 

Ну а на деле? Где самое выгодное проживание, в доме или квартире? (вода, отопление и т.д.)


 


Без заголовка

Вторник, 21 Июля 2015 г. 10:47 + в цитатник
Люблю молочные продукты, но аллергия на лактозу.
Что делать? быть в маленьких прыщах или отказаться от любимого.

Без заголовка

Среда, 08 Апреля 2015 г. 10:13 + в цитатник
Психотерапевт или Психиатор ?
К кому лучше обратиться?


Понравилось: 1 пользователю

Без заголовка

Четверг, 02 Апреля 2015 г. 09:45 + в цитатник

Заходим по ссылке, отписываемся

http://goo.gl/7XpOqN

flirt



Понравилось: 2 пользователям

отрывок. Б.Вербер - "Мы, боги"

Пятница, 23 Января 2015 г. 14:13 + в цитатник

- Все цифры, умноженные на 9, всегда дают число, сумма цифр которого также дает 9, - объясняет он. - 3 х 9 = 27, 2 + 7 = 9; 4 х 9 = 36, 3 + 6 = 9; 5 х 9 = 45, 4 + 5 = 9 и т.д. Так что, какую цифру ни выбрать, я всегда знаю, что в сумме получится 9. Если вычесть 5, останется 4. Поэтому, когда я прошу назвать страну, начинающуюся на соответствующую букву алфавита, это обязательно «д». А единственная страна в Европе, начинающаяся на «д» — это Дания (по-французски Danemark). А единственный фрукт, начинающийся на последнюю букву страны, - киви.

Так вот как все просто. Есть что-то разочаровывающее, когда фокус объяснен.

- Ты думаешь, что у тебя есть выбор, но ты не выбираешь. Ты лишь идешь по скрытым рельсам, с которых не можешь свернуть.

- Ты думаешь, что здесь мы тоже думаем, что выбор есть, а на самом деле его нет?

- Уверен, - отвечает иллюзионист. - Мы думаем, что играем, а в действительности мы лишь разыгрываем заранее написанный сценарий. Некоторые события из истории наших народов разве не напоминают другие, произошедшие на «Земле 1»?

- Амазонки относятся к мифологии, а не к истории.

- А может быть, они существовали и исчезли. История древних побежденных народов не известна. В этом и заключается точка зрения Олимпа. Называют победителей, а проигравших забывают. Учебники истории на «Земле 1» рассказывают только о победивших народах. К тому же во времена античности многие были неграмотны, истории передавались устно. И до нас дошли только рассказы тех, кто сохранил их в книгах. Так, мы знаем историю китайцев, греков, египтян и евреев, но не знаем историю хеттов, парфян или… амазонок. Все культуры, не имевшие письменности, оказались в неблагоприятном положении.

Это напоминает мне один из самых интересных отрывков «Энциклопедии». Память побежденных… Кто еще помнит про уничтоженные цивилизации? Возможно, заставляя нас снова сыграть уже написанную партию, боги дают почувствовать эту боль. Память побежденных.

История «Земли 1» мне, однако, кажется отличной от того, что происходит под сферой «Земли 18». Жорж Мельес развивает свою мысль.

- Ты не видишь общего между народом скарабеев и египтянами, например?

- Нет, это я подтолкнул их к строительству пирамид. Что касается их религии, то я чисто случайно взял за образец египетскую практику, описанную в «Энциклопедии» Эдмонда Уэллса.

В темноте я догадываюсь, что на губах Жоржа Мельеса появляется улыбка.

- Это ты так думаешь. А если твоя… случайность входит в план, который выше нашего понимания, но по которому мы действуем, так же, как ты считал себя свободным, но обязательно приходил к Дании и киви?

Сколько я ни раздумываю, я знаю, что если принимаю божественное решение в отношении моего народа, я принимаю его душой. Я не испытываю никакого влияния. Я являюсь богом, подвластным только своему свободному выбору. Если я воспроизвожу элементы «Земли 1», то потому, что только ее история мне известна и я о ней вспоминаю. То, что делаю, я делаю добровольно. Или из-за недостатка воображения.

И потом, не существует ста разных способов заставить народ развиваться… Он создает города, воюет, изобретает гончарное дело, строит корабли и памятники. И даже в отношении памятников не существует такого уж большого выбора. Есть храм Соломона в виде куба, пирамиды, такие как пирамида Хеопса, металлическая сфера в Париже, или Триумфальные ворота, как у римлян.

- Но такого народы, как крысы, насколько я знаю, не было.

- Ах что ты, был, - отвечает он совершенно спокойно. - Ассирийцы образовали индоевропейский народ, живший на территории Малой Азии, недалеко от современной Турции. Они уничтожили все другие народы и создали воинственную империю. Другие индоевропейские народы, месопотомцы, мидийцы, скифы, киммерийцы, фригийцы и лидийцы в конце концов победили ее, чтобы избавиться от агрессора.

Все эти названия мне что-то смутно напоминают. Судя по всему, Жорж Мельес хорошо знает историю забытых захватнических народов, которые не изобрели письменности и не оставили книг. Я тем не менее настаиваю:

- А люди-морские ежи Камиллы Клодель, они не похожи ни на что известное.

- Пока что не знаю. Этих животных, ставших символом, не всегда просто обнаружить. Но вот посмотри на людей-игуан, другой народ с пирамидами, они как будто случайно оказались на другом берегу океана, совсем как майя, тоже бывшие опытными строителями пирамид. Говорю тебе, Мишель, мы думаем, что играем, а на самом деле лишь участвуем в уже написанном сценарии.

Рауль молчит, довольный тем, что другой выражает его точку зрения.
Мата Хари, прислонившаяся к дереву рядом с нами, тоже хочет высказаться.

- На «Земле 18», - говорит она, - континенты не такой формы, как на «Земле 1». Эти географические различия совершенно меняют исходные данные. Народы, соседствующие друг с другом на «Земле 1», могут быть на «Земле 18» разделены океаном.

На это Жорж Мельес не находит, что ответить. Как и на возражение Фредди:

- Эти схожести являются плодом нашего воображения, всегда заставляющего сравнивать неизвестное с известным. Как тогда, когда мы были на Красной…

Мы вспоминаем это путешествие в космосе, когда мы были ангелами и хотели найти обитаемую планету. Мы нашли Красную, населенную четырьмя народами: зимянами, осенянами, летянами и веснянами. Сезоны продолжались там пятьдесят лет из-за оригинальной орбиты планеты, и во время каждого из них соответствующий народ получал преимущества над остальными. Особенно удивило нас то, что везде присутствовал еще один народ, занимавшийся, в основном, наукой и торговлей, релятивисты^ Его угнетали и преследовали по непонятным причинам. Они делали все, чтобы ассимилироваться и быть принятыми, но их всегда отвергали и они оставались чужими. Фредди сделал из этого умозаключение, что везде существует народ-форели (поскольку этих рыб запускают в фильтрационные водяные системы, чтобы они обнаружили следы загрязнения, к которому чрезвычайно чувствительны). Эти народы выполняют функцию детекторов опасностей, грозящих планете.

- Если все написано, - продолжает Жорж Мель-ес, - я хотел бы знать, какой сценарий уготовлен нам.

- Это напоминает мне реалити-шоу по телевидению, пользовавшиеся раньше таким успехом, - замечает Фредди Мейер. - Участники как будто действуют спонтанно, но в конце понимаешь, что все ситуации были придуманы заранее. Каждый раз, когда эти передачи продают за границу, обнаруживаются одни и те же архетипы: умиленная блондинка со скрываемым ребенком, надменный сноб, дежурный весельчак, неудачник, соблазнитель…

Ветер доносит нежный запах лаванды. Листья начинают шелестеть, а ночь становится не такой черной.

А если они правы? Если сценарий уже заранее написан? «Все начинается с романа и заканчивается им», - уже сказал мне Эдмонд Уэллс. Но я не могу перестать поражаться мыслью о том, что я просто пешка, игрушка в превосходящем нас измерении.

- Мои люди-дельфины никогда раньше не существовали в истории мира. Я не помню никого на «Земле 1», кто бы плавал верхом на дельфинах и лечился энергетическими полями тела.
- Подожди немного. Или твои люди-дельфины исчезнут, как в свое время исчезли на Земле, почему их и забыли, или мутируют и превратятся в другой народ. Но думаю, что если остановить сейчас игру «Игрек», твоих дельфинов не окажется ни в одной исторической книге.

Действительно, мое постоянное предпоследнее место не оставляет мне надежд на то, чтобы попасть в воспоминания будущих поколений. К тому же, редкие записи эпохи, в которой идет игра, хранят упоминания только о войнах и свадьбах монархов. Никого не интересует группа потерпевших кораблекрушение людей, высадившихся однажды на берег и передавших свои знания в области науки и искусства.


Мы проходим черную территорию и поднимаемся на плато. Там оказывается новая территория, красная, расстилающаяся перед нами, на сколько хватает глаз. Почва мягкая. Наши ноги погружаются в глинистую землю.

- После голубого черное. После черного красное, - замечает Фредди Мейер. - Мы поднимаемся к свету, следуя фазам получения философского камня.

Лес кончается, а дальше простирается огромное маковое поле. Все кругом красное, с карминным оттенком. В этот момент солнце освещает пурпурный пейзаж как будто огненной вспышкой.


Сны бывают разные.

Понедельник, 05 Января 2015 г. 13:14 + в цитатник

Конечно, мои сны всегда на грани фантастики. Фантастики и истребления человечества, новыми вирусами, модифицированными болезнями, сверх-естественной и человеческой силой, и прилегающие к этому необычной формы животных. Обычно во снах я пытаюсь от этого спрятаться, или убежать. Сон шел по инерции вперед, образуя новую череду событий. Сегодня, как и в очередной раз, нашествие людей с волчьим лицом при этом лица, кроме глаз и ушей вообще не различить было. Вижу, что они очень быстро приближаются, пытаюсь спрятаться в маленьком сарае. Причем в первую дверь уже не зайти было. Пытаюсь открыть другую, ломается ручка. Но в последний момент я успеваю зайти. Слышу, как стадо непонятных оборотней пробегает мимо этого сарая. К моей двери, подходит один из них, прислонившись с одной стороны, я прислоняюсь с другой. Не дышу. Замираю. И понимаю.

"Что это пройдет. Это все не реально."

После этого, я просыпаюсь. Во сне. И понимаю что это был сон. Но вокруг, все только и говорят об этих волках, сколько жизней они уже забрали. И даже в новостях об этом говорят. Опять череда, реальных событий. И тут ко мне подходит мужичек, когда рядом никого не оказывается и говорит.

"Не хочешь заглянуть в свое подсознание? Откуда все эти страхи идут"

И тут я просыпаюсь. Долго осознавая, что вообще происходит. И нахожусь ли я вообще у себя дома. В своей постели?. Было страшно. Мало ли я вообще потерялась где-нибудь и не проснулась, как обычно. /пересмотрела фильм "Начало" называется/

Снова засыпаю, медленно погружаясь в сон. Падаю в пропасть, но начинаю контролировать, что я упаду не на камни, а на мягкую подушечку.

Я в шоке.


Без заголовка

Воскресенье, 28 Декабря 2014 г. 15:29 + в цитатник
Важно не то, что мы видим. Куда важнее то, что мы чувствуем. Только прочувствованное и пережитое никогда не забывается, это и есть основная составляющая воспоминаний.

Эльчин Сафарли. Если бы ты знал...

Без заголовка

Среда, 01 Января 2014 г. 22:17 + в цитатник
Безопасность — по большей части предрассудок. В длительной перспективе избегать опасности не безопаснее, чем идти ей навстречу. Жизнь — либо дерзкое приключение, либо ничто.

Хелен Келлер

Без заголовка

Четверг, 17 Октября 2013 г. 13:12 + в цитатник

1. Жизнь взаймы. Эрих Мария Ремарк
Мужчина, его автомобиль, хрупкая девушка, умирающая от туберкулеза. Героиня тратит все деньги на платья Balenciaga, а герой очень хочет верить в лучшее. Ироничный и абсурдный финал переворачивает эту сентиментальную историю с ног на голову. Если верить в сомнительный тезис о том, что каждая девушка в 17 лет должна читать Ремарка, то пусть уж это будет “Жизнь взаймы”.

2. Портрет Дориана Грея. Оскар Уайльд

Прекрасный и капризный юноша Дориан не хочет стареть. Талантливый художник Бэзил пишет его портрет и, сам того не зная, в буквальном смысле передает на холсте его душу. Теперь Дориан навеки молод, а портрет стареет вместо него. Прекрасный мистический роман про наивный эгоизм юных, про аморальность красоты и про то, как на самом деле страшно никогда не меняться.

3. Повелитель мух. Уильям Голдинг

Жуткая книга про развлечения английских школьников на необитаемом острове. Маленькие мальчики проживают эволюцию наоборот, превращаясь, из цивилизованных детей в злых, диких зверушек, культивирующих страх и силу, способных на убийство. История про свободу, которая предполагает ответственность, и про то, что юность и невинность – вовсе не синонимы.

4. Ночь нежна. Френсис Скотт Фицджеральд
Дорогие машины, виллы на Лазурном берегу, шелковые платья – а счастья нет. Любовный треугольник с участием врача по имени Дик, его молодой невротической жены Николь и юной легкомысленной актрисы Розмэри – главный роман о любви, силе и слабости.

5. Бойня номер 5. Курт Воннегут
Подзаголовок романа – “Крестовый поход детей” – самое правильное определение Второй мировой войны. Это война, на которую пошли дети – 17-летние мальчики с отсутствующими мозгами. Главный герой совершает бесконечный перемещения во времени, вспоминая свой бессмысленный и совсем не героический поход против Мирового зла. В этой книге про войну – ни одной батальной сцены. Только глупость и абсурдность всей затеи глазами живого юноши.

6. Лолита. Владимир Набоков

Можно бесконечно спорить о том, что это было – грязное извращение или чистое чувство, провокация или исповедь. Все неважно. Прочитать эту книгу про взаимоотношения сорокалетнего Гумберта и его тринадцатилетней падчерицы стоит хотя бы для того, чтобы понять, почему все мы иногда ведем себя так странно, общаясь со взрослыми мужчинами.

7. Заводной апельсин. Энтони Берджесс

Бунтарская, культовая, жестокая и очень подростковая книга. Ее стоит прочитать, когда тебе 16, или не стоит читать вообще. Главный герой – юноша Алекс, хулиган, садист и жуткое чудовище насилует, убивает, говорит на странном сленге и неожиданно трансформируется в добропорядочного гражданина, сотрудника музыкального архива. Логики нет, есть только чудо, но вполне объяснимое – Берджесс начинал писать роман, думая, что умрет, а закончил, уже зная, что смертельный диагноз был ошибкой.

8. Легкое дыхание. Иван Бунин

Важный рассказ про гимназистку Олю Мещерскую, женственность и первый секс, влюбленного офицера и выстрел на вокзале. “Легкое дыхание” – это то важное качество девушек, которое заставляет мужчин сходить с ума от любви, а самих юных барышень – непростительно легкомысленно относиться к собственной жизни.

9. Превращение. Франц Кафка

Кафка – писатель сложный мрачный. Юной девушке полюбить его непросто. Но попробовать надо. Новелла “Превращение” – абсурдистский памфлет на тему человеческого одиночества. Молодой коммивояжер Грегор в одно прекрасное утро просыпается омерзительной сороконожкой, тараканом, жуком, мерзкой гадостью, на которую его родная семья даже взглянуть боится. Если оставить в стороне модернистские шалости автора, понимаешь, что это все про жизнь, про иллюзорность любви, про уродство и одиночество каждого.

10. Любовница французского лейтенанта. Джон Фаулз

Каждый день на берегу моря стоит молодая женщина в черном и смотрит на горизонт. Женщину зовут Сара и ходит слух, что она ждет обесчестившего ее любовника-моряка. Молодой мужчина собирается женится на юной очаровательной девушке. Но однажды видит женщину в черном, и все идет наперекосяк. Женится он или даст волю чувствам? Тебе решать. Гениальный Фаулз написал два варианта финала, чтобы показать, что совесть - это индивидуальный выбор.

11. Милый друг. Ги Де Мопассан
Классический французский роман с “антигероем” в главной роли. Молодой журналист Жорж Дюруа пытается пробиться в Париже. Он бездарен, жаден, труслив и безграмотен. Зато очень красив. Страшная история про то, как умные и талантливые женщины становится жертвами собственной слепоты. Этот роман – прививка от историй с альфонсами на всю жизнь.

13. Джен Эйр. Шарлота Бронте

Бедная, некрасивая гувернантка с железной волей – самый неожиданный персонаж для романа эпохи Викторианской Англии. Джен Эйр первая говорит мужчине о своей любви, но отказывается подчиняться капризам своего возлюбленного, выбирает независимость и настаивает на равных правах с мужчиной. Современники пришли в ужас от такого разврата, а молодые девушки до сих пор с удовольствием перечитывают историю сильной и бескомпромиссной любви.

14. Алые паруса. Александр Грин
Прекрасная, романтическая, с детства всем знакомая сказка про Ассоль, Грея и непоколебимую веру в мечту с простой и ясной моралью – любое чудо может случиться, если ты сам его совершишь. Для себя или для того, кого любишь.

15. Малыш. Аркадий и Борис Стругацкие
Пронзительная история космического Маугли, оставленного родителями на необитаемой планете. Как нетрудно догадаться, именно мы – те самые дикие малыши, брошенные поколением хиппи на произвол судьбы. “Они отправились в опасный свободный полет, да так ничего и не нашли” – многие московские мальчики и девочки, выращенные на пластинках Beatles и рассказах о Че Геваре, скажут тоже самое о своих родителях.

16. Настенька. Владимир Сорокин

Первый и главный рассказ сборника “Пир” о юной девушке, которую съели родители на ее шестнадцатый день рождения, - следует читать сразу после окончания школы, когда сердце еще томится тургеневской негой и бунинской печалью. Рассказ “Настенька” отличается от “Темных аллей” точно так же, как взрослая жизнь от детства. И уж если начинать взрослую жизнь, то с рассказа “Настенька”. Тогда дальше не страшно будет.

17. Что делать. Николай Чернышевский

Первый социалистический рассказ на русском языке посвящен, как это ни странно, не борьбе с царским режимом, а отношениям между мужчинами и женщинами. Молодые герои борются с ревностью и собственничеством, учатся уважать друг друга.

18. Бродяги драхмы. Джек Керуак

Вернувшиеся с войны двадцатилетние ветераны не нашли в Америке середины 40-х ни правды, ни достоинства – и принялись скитаться. Под звуки джаза в прокуренных клубах, под свист ветра сквозь щели товарных вагонов, под ломоту костей после ночевок на голой земле и, конечно, под бесконечные разговоры о христианстве, буддизме, коммунизме, анархизме – разговоры, в которых постепенно, по крупице, они открывали для себя смысл мироздания и смысл человеческой жизни.

19. Апрельское колдовство. Рей Брэдбери

Это очень простой и короткий рассказ о несчастной любви. На нескольких страницах один из самых искренних и лиричных писателей XX века доходчиво объясняет всем юным девушкам, что несчастная любовь – это самое волшебное, что может случиться с человеком.

20. Записки революционера. Петр Кропоткин

Революционер и анархист Петр Кропоткин рассказывает о своей жизни в Пажеском корпусе – военном учебном заведении для детей русской элиты. Эта книга о том, как человек может отстоять

21. Убежище. Дневник в письмах. Анна Франк

Дневник 15-летней девушки Анны, которая вместе с семьей скрывается в Амстердаме от фашистов, уже отправивших в концлагеря других евреев Голландии. Анна остроумно и метко пишет о себе, о сверстниках, о взрослых, о мире и о своих первых сексуальных мечтах, и этот дневник – удивительный документ, иллюстрирующий то, что происходит в голове у юной барышни, когда вокруг рушится мир. Анна не дожила до победы над фашизмом два месяца – ее все-таки нашли и отправили в концлагерь, зато ее дневник живет в переводах на многие языки мира.

22. Кэрри. Стивен Кинг
Первый роман великого писателя Кинга о несчастной девушке Кэрри Уайт, наделенной даром телекинеза. Подробная хроника жестокой, красивой и вполне оправданной мести за издевательства одноклассников пробирает до костей и, самое главное, выглядит гораздо адекватней, правдивей и реалистичней, чем, скажем, фильм “Догвиль” Ларса Фон Триера.

23. Пена дней. Борис Виан
Именно благодаря этому короткому роману сказочного французского мистификатора Виана мы знаем, что у девушек в груди цветут лилии, а музыкальные инструменты умеют смешивать коктейли. В мире, полном жестоких, ироничных, но всегда безупречно красивых метафор, хочется прожить всю жизнь. Мы и живем.

24. Нейромант. Уильям Гибсон
Один из изобретателей стиля киберпанк, популярный американский фантаст создал сумрачный, жестокий и великолепный мир будущего, опутанный сетями мегакорпораций, залитый неоновым светом и утопающий в бесконечном одиночестве. Самая романтическая книга наших хромированных дней о скитаниях вечных.

25. Над пропастью во ржи. Джером Дейвид Сэлинджер

История взросления юного эгоиста, максималиста и идеалиста Холдена Колфилда на многие лета останется самой известной и самой поучительной книгой о молодых. Именно такие мы все и есть: обидчивые, недобрые, запутавшиеся, дикие и бесконечно прекрасные, потому что искренние, наивные и ранимые.

26. Пока подружка в коме. Дуглас Коупленд

Автор популярной книжки “Поколение Х”, как известно, посчитал нас всех. Однако Коупленд – не только и не столько социальный писатель, он прежде всего гениальный лирик с налетом чистого безумия. “Когда подружка в коме” – полуфантастическая драма о любви и дружбе, полная тонких, ярчайших наблюдений. Именно после “Подружки…” кажется, будто Коупленд – вообще единственный на свете писатель, которые любит нас всерьез.

27. Ловушка для золушки. Себастьян Жапризо

Легкий замечательный детектив о юных французских дьяволицах, любящих белые наряды и открытые автомобили. Одно из самых великолепных произведений о поразительной девичьей вредности, подлости, и гадости, написанное с бесконечным восхищением.




Процитировано 2 раз
Понравилось: 1 пользователю

Вавилон

Вторник, 18 Июня 2013 г. 23:26 + в цитатник

 1) Город, где - по библейскому сказанию - люди пытались построить башню до небес, но попытка не удалась, так как разгневанный их дерзостью Господь смешал все языки и строители перестали понимать друг друга.

2) Употр. как символ большого города с его суетой, соблазнами и пороками.

Oбраз города чудес, города славы, превращенного в руины и отданного на посмеяние; выступает символом развращенного и падшего царства (сходный мотив встречается во многих традициях).
Также он является символом царства антихриста, уподобляясь в своем переносном значении Карфагену и противопоставляясь Небесному Иерусалиму и раю: «Как сделался Вавилон ужасом между народами!» (Иер. 51).
Согласно библейскому преданию, Бог разрушил планы людей, строивших в земле Сеннаар высокую, до небес, башню, и поэтому назван город был Вавилон, «ибо там Бог смешал языки всей земли» (Быт. 11). Этимология эта, возможно, происходит от слияния значений двух слов — «babel» («ворота бога», название вавилонского храма) и «balal» («перепутывать», «смешивать»).
В символической традиции множественность наделяется негативным смыслом, в противопоставление единому, и потому «Вавилон умножением языков к старым бедам прибавил еще худшие».
В эзотерической традиции Вавилон символизирует видимый или материальный мир, в котором имеет место инволюция и эволюция духа, или, другими словами, и его проникновение в материю и исхождение из нее.

otvet.mail.ru/question/27077506




Поиск сообщений в Novelette
Страницы: [10] 9 8 ..
.. 1 Календарь