-ћетки

arthur rimbaud cat ernest hemingway fabrizio cassetta fashion flower françois mauriac friedrich nietzsche guy de maupassant heinrich von kleist illustrators james fenimore cooper johann wolfgang goethe john galsworthy magazines postcards prosper mérimée pussy riot sylvia scheen victor hugo walter scott wildcats william faulkner william golding ƒостоевский ∆«Ћ александр герцен александр пушкин андрей белый артюр рембо белоснежка белые биографии вальтер скотт василий ключевский виктор гюго виссарион белинский воспоминани€ генрих гейне генрих фон клейст ги де мопассан даты джеймс фенимор купер джон голсуорси дикие кошки дневники журналы иллюстраторы иль€ глазунов иоганн вольфганг гете иртыш календарь коллажи кот бебер котоживопись котофото коты кошки лев гумилев лев толстой леонид гроссман литературные пам€тники марина цветаева мастера современной прозы мемуары милана михаил бакунин мой друг кошка мосты насекомые некрополь нобелевска€ преми€ обложки книг открытки павел мельников-печерский пам€тники петр пинкисевич письма природа проспер мериме рита райт-ковалева самоубийство саша черный семипалатинск сергей соловьев собрание сочинений софь€ толста€ стихомески уиль€м голдинг уиль€м фолкнер уличные фильмы фото фотографы франсуа мориак фридрих ницше художники цветы человек и кошка эрнест хемингуэй

 -ѕоиск по дневнику

люди, музыка, видео, фото
ѕоиск сообщений в ¬иктор_јлЄкин

 -ѕодписка по e-mail

 
ѕолучать сообщени€ дневника на почту.

 -—татистика

—татистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
ƒата регистрации: 14.08.2006
«аписей в дневнике:
 омментариев в дневнике:
Ќаписано сообщений: 9949
ѕопул€рные отчеты:
кто смотрел дневник по каким фразам приход€т

¬ладимир Ќабоков.  омментарии к "≈вгению ќнегину" јлександра ѕушкина

ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 20:33 + в цитатник

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/11/shulp-pr.html

ќпубликовано в журнале:
«Ќовый ћир» 1999, є11
–≈÷≈Ќ«»». ќЅ«ќ–џ
√леб Ўульп€ков

“ќ„Ќјя –»‘ћј   “ќЌ≈√»Ќ””

¬ладимир Ќабоков.  омментарий к роману ј. —. ѕушкина “≈вгений ќнегин”.
¬ступительна€ стать€, примечани€ ¬. —тарк. —ѕб., “»скусство” — Ќабоковский фонд, 1999, 928 стр.
¬ладимир Ќабоков.  омментарии к “≈вгению ќнегину” јлександра ѕушкина.
ѕод редакцией ј. Ќиколюкина. ћ., “»нтелвак”, 1999, 1008 стр.

ћою славу обеспечат „Ћолита” и „≈вгений ќнегин””, — предсказывал Ќабоков в 1966-м.

„то касаетс€ “Ћолиты”, то здесь все пон€тно: этим романом ¬. ¬. сделал себе прописку в мировой классике. Ќо почему “ќнегин”? ѕочему перевод и сугубо научный комментарий в четырех томах казалс€ ¬. ¬. векселем на крупную сумму гр€дущей славы, а не игровой материал, скажем, “јды”? или раскидистые мемуары “Speak, Memory”? или коллекци€ бабочек в американских колледжах?

ѕопробуем ответить на этот вопрос издалека.

Ќачнем с того, что ћосква и ѕитер почти синхронно выпустили по книге переводов набоковских штудий, как будто соревну€сь за право считатьс€ столицей “набоковедени€”.  ниги вышли с безусловным учетом того, что в 1999-м от –. ’. прогрессивное человечество справило юбилеи ј. —. и ¬. ¬. „то основные торжества были весной — летом этого года. „то на вступительных и выпускных экзаменах и ј. —., и ¬. ¬. брали все первые позиции, гарантиру€ реализацию тиража.

—равнительный анализ этих изданий приводит к следующим выводам. ѕитерский фолиант валь€жен по формату и верстке. ѕо отношению к английскому оригиналу он выгл€дит более полным, но в иных местах как-то совсем по-московски непунктуален в работе с русскими первоисточниками. Ќаоборот, в базарной ћоскве переводчики оказались по-питерски педантичны. ¬ столичный томик, однако, не вошли примечани€ к черновикам и вариантам “≈вгени€ ќнегина”, а также изыскани€ Ќабокова в области “ганнибаловедени€” и собственно текст пушкинского романа, факсимильно воспроизведенный питерцами по изданию 1837 года. ќбоим издани€м не слишком повезло с предислови€ми. ¬ питерском талмуде вступление подробно, однако довольно в€ло: ему не хватает набоковского экстремизма. ¬ московском томике предисловие сведено к трем страничкам, имеющим декоративный характер заставки.

”важаемые рецензенты русских переводов книги ¬. ¬. уже отмечали в печати проколы питерских толмачей. √лавным из них считалась небрежность по отношению к русским первоисточникам, так как в петербургской книге русские цитаты не привод€тс€, а совершенно спокойно перевод€тс€ с английского оригинала. ѕоэтому “∆урнал ѕечорина” превращаетс€ в “ƒневник ѕечорина”, давыдовский “–ешительный вечер гусара” звучит как вечер “решающий”, цитата из баратынской “‘инл€ндии”, которую ¬. ¬. приводит по редакции 1820 года, перевод€т по редакции 1827-го, в€земский “–азговор между издателем и классиком” превращаетс€ в “–азговор »здател€ с  лассиком”, “Ѕедный поэт” ћилонова дот€нут до “несчастного” — и так далее: кандидат гуманитарных наук, у которого есть врем€ и охота ловить блох, найдет массу такого рода неточностей.

ѕростой читатель этого, само собой, не заметит.

ѕростой читатель заметит, что московский перевод идеален: он утопает по уши в русской литературной реальности, звучит по-русски и никаких отголосков его иностранного происхождени€ там не услышать. ¬ случае с питерской книгой читатель заметит другое, а именно: тот легкий акцент, на котором говорит это издание, дистанцию, котора€ возникает в этой книге между классическим текстом и тем, кто его читает.

ѕарадокс: точечна€ питерска€ халтура удивительным образом сработала на руку самим комментари€м. ќна сделала их более, что ли, набоковскими. ≈ле заметный крен смысла, который бывает со вс€кой калькой, вдруг увеличил зазор между русским читателем и русской литературой.  лассика, выража€сь на затасканный шкловский манер, случайно оказалась остраненной. »з знака она превратилась в вещь — о чем не подозревали редакторы и чего, кстати, классике так не хватало.

„то сказал бы Ќабоков по этому поводу?

«а халтуру конечно же дал бы по шапке. Ќо эффект “свежего взгл€да” вр€д ли осталс€ бы незамеченным. –азве “јда” или “—мотри на арлекинов!” не суть апофеоз неточного перевода реальности на другой €зык? ≈е, так сказать, легкий крен, когда и Ћуга, и  алуга, и Ћуганск суть кровные двойники утраченного подлинника, а Ёстоти€ так напоминает собственный оригинал? “–осси€ должна будет поклонитьс€ мне в ножки (когда-нибудь) за все, что € сделал по отношению к ее небольшой по объему, но замечательной по качеству словесности”, — писал Ќабоков своей сестре ≈лене ¬ладимировне —икорской.

  тому времени его “кабинетный подвиг” по переводу и комментари€м “≈вгени€ ќнегина” зат€нулс€: с момента начала работы в 1949-м до выхода четырехтомника прошло п€тнадцать лет.

“¬ перерывах между другими работами, до –оссии не относ€щимис€, € находил своеобразный отдых в хождении по периферии „ќнегина”, в перелистывании случайных книг, в накоплении случайных заметок. ќтрывки из них, приводимые ниже, не имеют никаких прит€заний на какую-либо эрудицию и, может быть, содержат сведени€, давно обнародованные неведомыми авторами мною невиданных статей. ѕользу€сь классической интонацией, могу только сказать: мне было забавно эти заметки собирать; кому-нибудь, может быть, забавно их прочесть”, — не без кокетства комментировал ¬. ¬. свой чудовищно огромный труд, объем которого превышал объемы известных о ту пору по€снений к “≈вгению ќнегину”.

Ќаконец книга вышла. ≈е критику, котора€ разразилась на обоих континентах, можно разделить на две части. ѕерва€ — и меньша€ — приходилась на комментарии. ѕо этому пункту все сходились на том, что Ќабоков дал миру самую исчерпывающую информацию по поводу реалий и деталей “ќнегина”. Ћишь ”илсон съ€звил: странно, мол, что в комментари€х Ќабоков не указал пол и возраст медвед€, который приснилс€ “ать€не. ¬тора€ — и б б ольша€ — часть критики приходилась на перевод. ƒело в том, что ¬. ¬. перевел “ќнегина” без рифмы, сохран€€, однако, размер и строфику. –ади каждого слова ¬. ¬. перелопатил тонны словарной продукции, поэтому перевод справедливо поражает редкой въедливостью и крайним буквализмом. „то бросалось в глаза — особенно в глаза англо€зычной публики, по старой привычке ждавшей от “≈вгени€ ќнегина” мелодичности, о которой она была наслышана и которыми украшали наш роман его прежние переводчики мистер —полдинг, мисс –адин и мисс ƒейч? ѕоход€ раздав им всем на орехи, Ќабоков демонстративно отказалс€ от попытки передать пушкинскую мелодичность, поскольку отлично знал, что английский €зык превратит ее в раешную банальность. ¬ середине ’’ века он принимает, думаю, единственно правильное решение: дать почти подстрочник с комментари€ми.

¬ идеале он видел свою книгу в трех текстовых вариантах: 1) английский перевод; 2) комментарии и 3) русский текст в английской транслитерации.

»здатель отказалс€ от набоковского варианта, резонно объ€сн€€ свое решение тем, что книжный разворот не раст€нешь на три страницы. —разу же после выхода книги перевод был разгромлен в пух и прах крупнейшим пушкинистом и переводчиком Ёдмундом ”илсоном, который до сего момента был во вполне при€тельских отношени€х с ¬. ¬.

√лавное обвинение заключалось в том, что Ќабоков перевел “ќнегина” на экстраординарный €зык, который только отчасти напоминает английский. “Ќабоков перевел „ќнегина” с русского, но не на английский”, — поддакивал ”илсону биограф Ѕрайан Ѕойд; однако того факта, что первый том с переводом зачитывалс€ студентами до дыр, не скрывал.

ѕолемика зат€нулась на годы. Ѕывшие при€тели, как »ван Ќикифорович с »ван »ванычем, успели к тому времени стать закл€тыми врагами. Ќа стороне ”илсона были почти все западные пушкинисты. Ќабоков, как ƒон  ихот, упорно сражалс€ в одиночестве. ¬от один из характерных примеров того, как вы€сн€лись отношени€ между филологами.

¬ стихе “ƒостойна старых обезь€н” из VII строфы четвертой главы Ќабоков перевел “обезь€ну” через “sapajou” — что шло вразрез с традиционным переводом: “monkey”. „то за “sapajou”? ќткуда? «ачем?

Ќа обвинени€ ”илсона ¬. ¬. спокойно отвечал, что “обезь€на”, мол, имеет в русском €зыке два значени€: буквальное и переносное, которое, собственно, и обыгрывает јлександр —ергеевич. ћежду тем, продолжал ¬. ¬., слово “monkey” лишено в английском двойной игры, что выхолащивает строку ѕушкина в целом. ѕоэтому, добавл€л он, дл€ перевода потребовалось франко-английское “sapajou” (разновидность тропической обезь€ны, и где он только откопал ее!), одно из словарных значений которого соответствует русскому “старый дурень” или “странный тип”. “Ќо ведь читатель ничего об этом не знает!” — скажете вы вместе с ”илсоном. » будете правы. ѕросто — как всегда в случае с Ќабоковым — говорить о его творчестве надо с точки зрени€ тех законов, которые он устанавливает дл€ себ€ сам.

“Ќе с чем их сравнить, — писала по поводу комментариев Ѕерберова, — похожего в мировой литературе нет и не было, нет стандартов, которые помогли бы судить об этой работе. Ќабоков сам придумал свой метод и сам осуществил его, и сколько людей во всем мире найдетс€, которые были бы способны судить о результатах?” ƒавайте — хот€ бы из любопытства — сыграем роль этих людей. ѕопробуем судить о результатах.

»так, суд€ по результатам, этот метод таков, что “ќнегин” Ќабокова — то есть англо€зычный “ќнегин” середины ’’ века — оказываетс€ удивительным триединством: комментари€, перевода и русской транслитерации. ѕростой перевод казалс€ Ќабокову невозможным — особенно если речь заходила о ѕушкине. ѕростой перевод не удовлетвор€л умного читательского спроса, но лишь дезориентировал читател€, которому подсовывают раешник в стиле скверного Ѕайрона вместо великого поэта, соразмерного Ўекспиру.

ѕоэтому идеальный читатель “ќнегина” ’’ века виделс€ Ќабокову именно в таком положении: слева на столе дотошный перевод, справа комментарии, по центру — оригинал, набранный латинскими буквами.

 аждый вариант в отдельности тер€л без пары других смысл. „итать “ќнегина” как ”илсон — то есть как потребитель конечного продукта — было действительно невозможно, поскольку перевод Ќабокова сам по себе сразу же дезертирует на сторону оригинала, оставл€€ английский на вторых рол€х.

„итать комментарии без основного текста тогдашние интеллектуалы еще не умели: эпоха комментариев к несуществующим книгам была далеко впереди. Ќаконец, транслитераци€, прочитанна€ без первого и второго блюда, сводилась к мантрическому песнопению в духе ѕригова. Ќо. ¬месте все три варианта работали как слаженные шестеренки, дава€ единственную возможность западному читателю приблизитьс€ к оригиналу.

»так, Ќабоков интуитивно делает верный шаг (достойный, кстати, любого постмодернистского дискурса): он раскладывает “ќнегина” на составл€ющие. ќн препарирует его, вскрыва€ и классифициру€ “внутренности”: звук, содержание и контекст.

» — что самое интересное — “ќнегин” легко переносит эту операцию! «десь можно было бы завести разговор о его постмодернистской сущности — в конце концов, недаром “ќнегина” называли “энциклопедией”, а что такое энциклопеди€, как не набор выжимок, фрагментов и цитат? Ќо это тема дл€ отдельного разговора.

«амечательно сказала по поводу набоковского перевода одна западна€ и весьма учена€ дама, упоминаема€ Ѕойдом: “Ётот текст нечитабелен, но без него вам не пон€ть „ќнегина””. ¬есьма точное определение! ∆аль только студентов, которые приближались к “ќнегину” с таким напутствием. Ќаши читатели, напротив, с переводом набоковских изысканий оказались в пр€мом выигрыше. ѕомните? јхматова не советовала братьс€ за ѕушкина тому, кто не знает французского. “ак вот: комментарии ¬. ¬. играют на руку јнне јндреевне. “олько Ќабоков умудрилс€ выудить и рассмотреть под микроскопом такое количество пушкинских галлицизмов, рассе€нных там и с€м в тексте оригинала. Ќа примере французских текстов эпохи ѕушкина, оригинальных и переводных, — ѕарни, ћура, Ћамартина, Ѕатлера, ¬ольтера, Ёмерсона, Ћоуэлла, “омсона и проч. — ¬. ¬. продемонстрировал электрические пол€ западных вли€ний в корпусе “ќнегина”, что вводило роман в контекст мировой литературы, а отнюдь не принижало его значени€, как думали скверные советские исследователи. ѕодробно разбира€ центоны и кальки ѕушкина, ¬. ¬. лишь доказывал, насколько блест€ще тот справилс€ с чужим материалом, переписав его в мелодию собственной мысли. ¬ конечном итоге перевод и комментарии сводились к этому: к нагл€дной демонстрации работы пушкинской мысли в слове.

ќба€ние “ќнегина”, его странное, слегка отстраненное звучание — именно от галлицизмов, ото всех этих “счастливых талантов”, “кип€щей юности”, “огн€ нежданных эпиграмм”, “модных жен”, ото всех этих банальных штампов, которые вдруг начинают посверкивать на контрапункте с бытовыми детал€ми, выпукло выписанными поэтом, и его же аллитераци€ми. “ќбратите внимание на аллитерацию ло-ла-ла при описании ланит и пер-то-тре-пе-та, когда речь идет о перс€х. ћелодика оправдывает поэтическую банальность”, — поучает читател€ отча€нный счетчик звучаний ¬. ¬.

— другой стороны, никаких сантиментов: “ќчень сомнительно, чтобы „взор” мог быть „полон слез”, — комментирует ¬. ¬. одну из строк XXXVIII строфы главы третьей, не проща€ своему кумиру халтуры.

ƒействительно: критическа€ позици€ Ќабокова иногда режет слух читателю — тому, что привык относитьс€ к ѕушкину со школьным пиететом. “ут и там он поход€ одергивает ѕушкина: то у него рифма слаба, то образ слишком банален, то русский €зык хромает. Ќельз€, журит Ќабоков ѕушкина, пропускать мимо ушей фразу типа “ќн, не чита€ никогда, / »х почитал...” — или говорить “шампанской обливать бутылкой”, когда в нашем €зыке есть простое и пон€тное “запивать”!

ќ чем говорит такой подход? ќ том, что дл€ ¬. ¬. текст “ќнегина” был актуальной и живой тканью, с которой можно и должно работать. «амученный и зачумленный советскими пушкинистами (особенно досталось от ¬. ¬. Ќиколаю Ѕродскому: 35 €звительных ссылок), ѕушкин наконец-то выступает у Ќабокова как автор-собеседник, чье бесспорное величие еще не означает его онемени€. ѕросто надо уметь “раскрутить” автора на разговор.

»менно здесь ключ к разгадке многолетней — и маниакальной — работы Ќабокова над переводом и комментари€ми к “≈вгению ќнегину”. »менно здесь зашифрована сверхзадача, которую ставил перед собой ¬. ¬., занима€сь ѕушкиным. »менно отсюда можно объ€снить его фразу о том, что славу ему обеспечат “Ћолита” и “ќнегин”.

Ќабоков включил ѕушкина в контекст мировой литературы. Ќо с “ќнегиным” ¬. ¬. закрепл€л свою позицию и в классике отечественной. Ќабоковский “ќнегин” — без рифмы, со шлейфом по€снений, со всем буквализмом и дотошностью — оказывалс€ итогом русской литературы, которую закрывал Ќабоков собственной персоной. –усска€ литература начиналась ѕушкиным — “французом”, а заканчивал ее англоман — Ќабоков: так мен€лись лингвистические ориентиры с развитием отечественной словесности.

Ќи один комментатор не мог позволить себе автобиографические вольности того пор€дка, какие позвол€л себе ¬. ¬. в комментари€х к “ќнегину”, в контексте разговоров о пушкинском времени. “олько Ќабоков мог бросить по поводу пушкинского Ћетнего сада, что “мен€ тоже, спуст€ сто лет, водил туда гул€ть гувернер”, — и это оправданно, поскольку его работа (в отличие от работы ёри€ Ћотмана) ведетс€ в вертикальной плоскости: она св€зывает времена.

¬спомним √урзуф, пом€нутый Ќабоковым в св€зи с темой пушкинских “ножек”, — как расценивать этот дивный, но абсолютно неуместный провал в описание “татарской деревни... на прекрасном южном берегу  рыма, с его романтическими скалами и дернистыми террасами, темнеющими кипарисами и бледными минаретами, живописными хижинами и соснами на кручах, с нависающим надо всем этим изрезанным выступом высокого плато, который с мор€ кажетс€ горной гр€дой, но стоит приблизитьс€, как он превращаетс€ лишь в м€гко поднимающуюс€ к северу муравчатую равнину”? “ак и эдак, ненав€зчиво, но настойчиво Ќабоков вписывает себ€ в контекст русской классики. „то Ћетний сад! „то √урзуф! ¬з€ть хот€ бы имение Ѕатово, которое “позднее принадлежало моим деду с бабкой”, где, по гипотезе ¬. ¬., ѕушкин стрел€лс€ с –ылеевым — и где позже устраивал потешные дуэли сам Ќабоков со своим кузеном. Ёто ли не преемственность поколений? ƒа еще через голову советской –оссии. –абота€ над “ќнегиным”, Ќабоков именно собой собиралс€ завершить золотой век русской литературы, начатый ѕушкиным. “очной рифмы к слову “ќнегин” в русском €зыке нет, сказал он в начале книги. ѕосле выхода его комментариев можно сказать, что у ќнегина по€вилась точна€ — даже слишком точна€! — рифма в английском.

–ассужда€ об “ќнегине”, Ќабоков ведет бесконечный диалог с персонажами и временами — от  юхельбекера до социализма. Ёхо женского типа ќльги Ћариной он мимолетом находит в советском романе. Ќекрасов мелькает как автор “длинной и нудной, недостойной его истинного гени€ и, увы, бездарной поэмы „–усские женщины””. ѕо его описанию карточной игры можно и сегодн€ метать банк, особенно если учесть, что Ќабоков первым объ€снил нашим пушкинистам, что “кензельва” — это отнюдь не бессмысленное “quinze elle va”, а “quinze-et-le-va”: п€тнадцать плюс ставка.

ƒеталь — вот сама€ упр€ма€ вещь на свете, и здесь с Ќабоковым не поспоришь. ќт штрипок на панталонах до праздничного стола — все учтено писателем: поэтому наш обзор мы закончим на гастрономической ноте онегинского застоль€ с бифштексом. “≈вропейский бифштекс представл€л собой небольшой, толстый, темно-красный, сочный и нежный кусок м€са, особую часть вырезки, справа щедро окаймленной €нтарным жиром, и имел — если имел — мало общего с нашими американскими „стейками”, безвкусным м€сом нервных коров”.

“о же — на английском: “The European beefsteak used to be a small, thick, dark, ruddy, juicy, soft, special cut of tenderloin steak, with a generous edge of amber fat on the knife-side. It has a little, if anything, in common with our American ‘steaks’ — the tasteless meat of restless cattle”. ј вот как этот пассаж переведен в московской книге: “≈вропейский бифштекс — обычно небольшой, толстый, темный, рум€ный, сочный, м€гкий, специально отрезанный от филейной части кусок м€са с изр€дной кромкой €нтарного жира с отрезанной стороны. ќн мало — если вообще — похож на наш американский „стейк” — безвкусное м€со трудившейс€ без устали скотины”. »з двух вариантов перевода € выбираю первый.

 онечно же бифштекс не бывает “рум€ным” (ruddy), даже если словарь выдает это слово: он кровав, а потому темно-красен.  онечно же м€су к лицу быть “нежным”, а не “м€гким”, ведь “м€гкое м€со” — это советизм, о котором Ќабоков вр€д ли имел представление. » хот€ питерцы упустили игру слов tasteless и restless, “нервные” коровы мне нрав€тс€ больше, чем громоздкое “трудивша€с€ без устали скотина”.

“Ќервна€ корова” — это ведь так по-набоковски!

 (365x403, 32Kb)
–убрики:  Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ ј
Ќабоков


ѕроцитировано 1 раз

¬иктор_јлЄкин   обратитьс€ по имени ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 20:47 (ссылка)
–усский ∆урнал /  руг чтени€ /  нига на завтра
www.russ.ru/krug/kniga/19991013.html

"ёджин ”ан ƒжин", или  омментарий к  омментарию
»нна Ѕулкина

ƒата публикации: 13 ќкт€бр€ 1999

¬ладимир Ќабоков.  омментарии к "≈вгению ќнегину" јлександра ѕушкина. ѕер. с англ. под ред. ј.Ќ.Ќиколюкина. - ћ.: Ќѕ  "»нтелвак", 1999. - 1004 с., илл; тираж 11 600 экз.; ISBN 5-93264-001-4.

¬ладимир Ќабоков.  омментарий к роману ј.—.ѕушкина "≈вгений ќнегин". ѕер. с англ. под ред. ¬.ѕ.—тарка. - —ѕб.: »скусство-—ѕб., Ќабоковский фонд, 1998. - 928 с.; тираж 5000 экз.; ISBN 5-210-01490-8.

" омментарий к "≈вгению ќнегину"" стал чуть ли не последним из больших сочинений Ќабокова (на деле - самым большим!), пришедшим, как это прин€то говорить, к русскому читателю. ѕришествие было предупреждено: сначала публикацией в "ƒружбе народов" ( орней „уковский. ќнегин на чужбине // ƒЌ.- 1988, #4), затем, уже в 1989-м и 1996-м - выдержками в "«везде" и "Ќашем наследии". ѕричем перва€ стать€ в общем хоре републикаторской эйфории звучала обидным диссонансом (так что ≈лена „уковска€ посчитала своим долгом оправдатьс€ и за дедушку, и за Ќабокова, высказавшись в том духе, что, мол, дедушка вообще-то т€готел к диалектическим триадам, и если вначале поругалс€, то в конце концов об€зательно должен был похвалить. Ќо не успел). Ќа самом деле реакци€ „уковского почти совпадала - если не по тону, то по претензи€м - со скептической рецензией Ёдмунда ”илсона, ставшей, в свою очередь, причиной охлаждени€ многолетней дружбы. » тот, и другой главным образом брали под сомнение огромный свод западноевропейских источников (€кобы источников) пушкинских стихов. » оба были скорее правы, чем не правы. ’от€ стрел€ли мимо.

≈сли считать набоковский  омментарий комментарием к пушкинскому "ќнегину", то три четверти текста способны вызвать по меньшей мере недоумение. » наши издатели (и в ћоскве, и в ѕитере) что-то там пытались сокращать (фактически то, что имело непосредственное отношение собственно к переводу, - пассажи о возможност€х и невозможност€х английского €зыка, сравнение с другими переводами и т.д.). ¬ принципе истори€ с сокращени€ми не предполагает иных сюжетов, кроме чисто технических (это такой эвфемизм), во вс€ком случае московские издатели сократили все, что можно и нельз€, в том числе и занимавшие не так уж много места, но очевидно изъ€тию никоим образом не подлежавшие "ѕредисловие" и "¬ступление переводчика". Ќо в этом они были, по крайней мере, последовательны: если выдавать (читай: издавать)  омментарий за свод приложений к пушкинскому тексту, а не к английскому его переводу (как это мыслилось изначально Ќабоковым и как это выгл€дит в боллингеновском четырехтомнике), то с какой стати начинать с концептуальных дл€ переводчика разъ€снений, отчего он переводит так, а не иначе - прозой, а не стихами (дл€ Ќабокова здесь ключевой стала пушкинска€ фраза о Ўатобриане "...первый из французских писателей переводит ћильтона слово в слово и объ€вл€ет, что подстрочный перевод был бы верхом его искусства, если б только оный был возможен"), а затем в следующей статье объ€сн€ть своему английскому читателю подстрочной прозы, что есть такое онегинска€ строфа и на что это похоже из того, что ему (английскому читателю) может быть знакомо. ј заодно и ѕушкину было знакомо: здесь Ќабоков придерживаетс€ принципа вполне академического (хоть иногда и увлекаетс€) - приводит веро€тные французские источники и английские параллели с тем, чтобы объ€снить английскому своему читателю незнакомое через знакомое, непон€тное через пон€тное. “ак что вопрос не в том, прав он или не прав (т.е. имел ли в виду ѕушкин эти стихи, или не имел, или имел в виду другие), а зачем ему - переводчику и комментатору "ќнегина" - это нужно.

ј нужно это по двум причинам.

Ћюбой автор знает (предполагает) своего адресата. Ќабоков - все дес€ть лет, что писал свой  омментарий, - видел этого самого адресата - американского студента.  ажетс€, общий раздраженный тон  омментари€ (в свою очередь, раздражающий читател€ непредубежденного) происходит по преимуществу из специфической нелюбви к "адресату". (—р.: "...ќн чувствовал отвращение, когда плохо подготовленные студенты оскверн€ли его родной €зык. ”наследованные польский и украинский акценты, бессв€зный лепет американских студентов он воспринимал как личное оскорбление"1. ƒругое дело - имей Ќабоков перед собой, например, русского студента, - стал бы его тон более доброжелательным? Ќавр€д ли. ќднако больша€ часть разъ€снений, очевидно, выгл€дела бы иначе.

ƒруга€ причина - и главна€, как мне представл€етс€: мы имеем дело с комментарием переводчика - прежде всего. Ћюбой, кто переводил, знает, что —ловарь - это последн€€ книга, к которой обращаетс€ переводчик. √ораздо важнее определить общий лексический фон, выбрать стиль, определить не словарное, но точное историческое и стилистическое соответствие. ¬ этом смысле весь огромный свод английских стихов (ѕушкину, разумеетс€, неведомых), зачастую даже позднейших, их французские переводы, а также все переводы "ќнегина" на доступные этому переводчику €зыки суть работа профессионала, котора€ обычно выноситс€ за скобки. «десь она - работа переводчика - воспроизведена в полной мере, и это безумно интересно. Ќо, кажетс€, не "американскому студенту", и не "широкому кругу читателей, учащимс€ и преподавател€м", которым адресуют свои книги наши издатели, а другому профессионалу - филологу и переводчику. Ќо дл€ этого - единственно реального в нашей ситуации - набоковского читател€ и московска€, и питерска€ книжки абсолютно бесполезны. (’от€ амбициозна€ аннотаци€ питерского издани€ за€вл€ет, кроме всего прочего, что книга "рассчитана на специалиста"). ¬ самом деле: комментарий к переводу без этого самого перевода тер€ет маломальский смысл. “.е. какой-то смысл, конечно, остаетс€, но что дл€ мен€ абсолютна€ загадка - зачем питерскому издательству понадобилось прилагать к тексту факсимиле с "ќнегина" 1837 года? “ак оно, конечно, красивее и дороже получаетс€, но с таким же успехом можно было сканировать английский текст. ј уж русского "ќнегина" "специалист" как-нибудь раздобудет.

–аз уж речь зашла об издательском сюжете и нужно как-то сравнивать и оценивать небескорыстный подвиг "»нтелвака" и питерского "»скусства" (пополам с "Ќабоковским фондом"), придетс€ признать, что обое - р€бое. “.е. дорого и по большей части бессмысленно. ѕитерское - безусловно, полнее и по своду текстов - предпочтительнее. Ќо не по качеству перевода. »здание, "рассчитанное на специалиста", переводилось, похоже, впопыхах, никто из сборной команды переводчиков (включа€ "научного редактора") не потрудилс€ привести канонические переводы известных цитат: все они - от ¬ольтера до —тендал€, и от м-м де —таль до Ѕульвер-Ћиттона - воспроизвод€тс€ домодельным образом.

¬ принципе, коль уж мы стали говорить о "модных книжках" и т.н. "интеллектуальных бестселлерах", а заодно - об адресации такого рода изданий, здесь возникает два вопроса, и оба наболели. ќдин метафизический, другой практический. ¬опрос - как мысл€т себе наши "интеллектуальные издатели" своего адресата-читател€ - чиста€ метафизика, потому что занимают их совершенно другие материи. ≈сли б они имели что сказать по этому поводу, то ответ звучал бы приблизительно так: "ћасоны мы вам какие, что ли, дешевые книжки издавать?"

ѕомнитс€, лотмановский " омментарий к "ќнегину" стоил в свое врем€ 75 копеек, разошелс€ тиражом 400 тыс. экз. и выдержал два издани€. "Ўирокий круг читателей, учащиес€ и преподаватели", а также "специалисты" пользуютс€ им по сей день. „то же до новых - дорогих и "мультурных" - изданий того же Ћотмана, то они, похоже, украшают совсем другие полки.

ј вопрос практический звучит так: кто бы вз€лс€ объ€снить благородным грантовым организаци€м, спонсирующим по большей части наши "интеллектуальные бестселлеры", что имеет смысл инспектировать не соответствие издани€ как такового за€вленной смете, а соответствие этой самой сметы за€вленной благородной цели?

Ќо все это и скучно, и грустно - рассуждать о несуществующем адресате наших издателей, гораздо веселее говорить об авторской адресации, о  омментарии tel quel, а не о его издательских верси€х.

ќб одном очевидном адресате - американском студенте-троечнике - здесь уже говорилось. ћестами  омментарий (и это отмечали, похоже, все рецензенты) производит малопри€тное впечатление полного соответстви€ предмета - прагматике, т.е. "троечникам о троечниках". Ћюбимое слово этой книги "посредственность". Ќабоков с таким удовольствием расставл€ет "тройки" своим персонажам (в том числе и ѕушкину - через два раза на третий), что известна€ жалоба из письма ”илсону: "...€ сыт преподаванием, сыт преподаванием, сыт преподаванием" читаетс€ как своего рода диагноз. ќщущение такое, что все великие и невеликие писатели земли русской, французской, английской, немецкой и прочих разных земель сто€т здесь в очереди с зачетками, чтоб получить свое если не "посредственно", то "банально", и узнать наконец собственное место в р€ду "второстепенных", "третьестепенных" или просто никаких. –езоны того, кто их тут "построил", как однажды выразилс€ он сам, "из тех комментариев, что имеют человеческий интерес". „то же до студента-троечника, то определенный смысл в такой "оценочной" истории литературы безусловно есть. — небожител€ми, о которых "хорошо или ничего", как-то скучно. ’от€ развенчание - не единственный способ гальванизации.


Ќаконец, это "академическое" сочинение написано было человеком от литературы. ѕрофессорский тон предполагает прежде всего академическое беспристрастие, - "смерть автора", иными словами. „его не происходит, а происходит совсем наоборот. Ќабоков - главный персонаж этой книги, равно как и прочих своих книг, он здесь более чем узнаваем со всеми своими врагами, родственниками и детскими воспоминани€ми. — присущим своему раз и навсегда установленному возрасту подростковым нигилизмом он более всего озабочен тем, чтобы как следует "нат€нуть нос" "этим чижевским". “ак что имеет смысл вспомнить о другом адресате: статусной университетской славистике, отказавшей в свое врем€ автору "Ћолиты" в гарвардской кафедре. Ѕудто бы якобсон тогда высказалс€ в том духе, что "слон, мол, тоже крупное животное, так что ж ему теперь - учебник зоологии писать".

 ажетс€, все же самые благодарные адресаты этой книги - поклонники писател€ Ќабокова-—ирина. ќднажды было сказано (чуть ли не Ѕ.¬.“омашевским - одним из немногих персонажей  омментари€, о ком Ќабоков отзываетс€ с неизменным почтением, что у каждого пушкиниста ѕушкин похож на него самого. ѕушкин из набоковского  омментари€ более всего похож на писател€ —ирина. Ќе там, где он склонен "переоценивать" своих "посредственных и незначительных" при€телей (всех этих баратынских, в€земских, катениных и пр.), и не там, где он позвол€ет себе "в€лые строфы", бедные рифмы и банальные сравнени€. “ам он как раз, по выражению другого известного "оценщика", "недостоин сам себ€". Ќо в построении романа, его прихотливой структуры (которую  омментатор уподобл€ет "отраженному эху" или ƒаггеровой диораме, где "многообразие пространственного эффекта достигаетс€ сочетанием прозрачных и непрозрачных картин при пр€мом и отраженном свете, а также использованием экранов и заслонок в качестве приспособлений"). ѕушкин-—ирин увлечен путешестви€ми слов - из €зыка в €зык и из главы в главу: ср. замечательный комментарий к кругу чтени€ Ћенского (2,VI), заканчивающийс€ цитатой из м-м де —таль о значении "идеала" у  анта и далее: "—уществительное "идеал" станет последним словом последнего стихотворени€, за которым бедн€га Ћенский заснет в последний раз перед свой дуэлью в главе Ўестой. Ћюбопытно, что это слово - главное в последней строфе последней главы "≈ќ". „итатель —ирина оценит наблюдени€ над оттенками пурпура во французском и английском (по поводу пушкинского "багр€нца") с характерной оговоркой "у нас" - в смысле в английской поэзии. Ќаконец, все эти параллели, что "... не имеют никакого отношени€ к ѕушкину и касаютс€ только измученного переводчика", когда пушкинское "странно" вызывает ассоциации с кэролловской "јлисой", а “ать€на предстает одной из героинь ƒжейн ќстин, что на самом деле очень верно, хот€ оп€ть же "никакого отношени€" к пушкинскому источниковедению не имеет.

—облазнительно было бы, конечно, объ€вить набоковского "ёджина уан ƒжина" забавной параллелью нашумевшему "ќнегину - английскому пациенту", но, кажетс€, будет точнее сравнить его со стильными английскими экранизаци€ми ƒжейн ќстин. „то само по себе необ€зательно, но коль уж возник такой сюжет - искать необ€зательные английские параллели к русским стихам...

ѕримечани€:

1. ћорис Ѕишоп. Ќабоков в  орнельском университете // «везда. - є4, 1999. - —.153. ѕубликатор приводит там же реакцию Ќабокова: "ћой друг замечает, что на лекци€х о ѕушкине мне докучали несведущие студенты. ¬овсе нет. ј вот неадекватность системы научной лингвистики в  орнелле действительно докучала и раздражала".  ак бы там ни было, Ќабоков был раздраженным лектором.
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
¬иктор_јлЄкин   обратитьс€ по имени ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 20:52 (ссылка)
ѕќЅ≈ƒј » ѕќ–ј∆≈Ќ»≈ "ќЌ≈√»Ќ— ќ√ќ ѕ–ќ≈ “ј"

¬ладимиру Ќабокову - 101 год.

„то было взвешено на пушкинских весах?

јлександр ћул€рчик

Hј’ќƒя—№ в зените своей международной известности, на склоне лет, в 1970 году, ¬ладимир Ќабоков предприн€л наиболее полное издание своего сложившегос€ к этому моменту поэтического наследи€.   14 стихотворени€м, написанным в —Ўј, присоединились еще 39, сочиненные по-русски в межвоенные годы, когда пристанищем Ќабокова стали страны «ападной ≈вропы. —реди них имелс€ датированный еще 1930 годом и раньше не публиковавшийс€ "Ќеоконченный черновик", содержавший фразу, которую часто цитируют дл€ обосновани€ мысли о глубоком внутреннем т€готении Ќабокова к ѕушкину. "(...) ∆изнь и честь мою € взвесил // на пушкинских весах..." - в возникавшем при этом пон€тийном р€ду, однако же, отсутствовало слово "творчество" или любой из его синонимов.

 ќЌ“”–џ ƒ¬ќ…—“¬≈ЌЌќ—“»

ћимолетна€ обмолвка или вполне отчетлива€ позици€? „астное высказывание или взвешенное суждение на важную тему? ”читыва€ остроту ума Ќабокова и рационалистический в целом склад его поэзии, зна€, как четко рассчитывал он структуру своих произведений, как скрупулезно вывер€л тексты интервью и других выступлений, трудно усмотреть здесь небрежность или безотчетное движение пера. Ёто - показательный, но отдельно сто€щий пример. ¬ целом же вопрос об отношении Ќабокова к ѕушкину необходимо рассматривать с учетом общих контуров набоковского творчества, а также - когда речь идет о его англо€зычной фазе - в культурном контексте, св€зующем в XX веке –оссию и —оединенные Ўтаты јмерики.

ќбращение Ќабокова к личности и произведени€м ѕушкина в межвоенный, берлинско-парижский период своей жизни носило, за отдельными (впрочем, весьма существенными) исключени€ми, довольно-таки эпизодический характер. ¬ большей степени, чем когда-либо прежде, этот интерес сказалс€ в св€зи с работой над романом "ƒар", завершенной в €нваре 1938 г., и отмечавшимс€ в феврале 1937 г. столетием трагического исхода дуэли на „ерной речке. ¬ написанном по этому поводу очерке "ѕушкин, или ѕравда и правдоподобие" Ќабоков впервые и наиболее развернуто изложил свои мысли касательно ѕушкина, а также некоторых общеэтических положений. Ёссе 1937 года по праву может считатьс€ наиболее основательной концептуальной работой писател€. ќна несет на себе печать известной двойственности ее автора, давно уже устремившегос€ в сторону подчеркнутого эстетизма и вместе с тем не собирающегос€ полностью пренебрегать заветами русской реалистической классики, начина€ с ѕушкина.

ќтверга€ поверхностное "правдоподобие" (наблюдаемое, в частности, у сочинителей романтизированных биографий), Ќабоков выступил и против любой попытки рассматривать творчество незаур€дного художника в св€зи с его окружением, с социально-психологической средой, с "эпохой" - мысль, котора€ рефреном будет отзыватьс€ в его многочисленных позднейших деклараци€х.

¬ то же врем€ сердцевинные дл€ русской литературы и гуманитарной науки органические начала вынуждали автора эссе обратитьс€ с целью "воскресить не с романтическим правдоподобием, а единственно правдиво образ великого человека, умершего сто лет назад", к характеристике "пушкинского периода" как все-таки эпохи, "куда наше воображение еще может проникнуть без паспорта". ј далее Ќабоков вполне нормативно формулировал основополагающую дл€ реалистической эстетики истину, в соответствии с которой "то, что у нас зоветс€ искусством, есть, в сущности, не что иное, как живописна€ правда жизни (курсив мой. - ј.ћ.), надо уметь ее улавливать, вот и все". » тут же в тексте эссе возникали рельефные примеры трансформации объективной реальности в "маленькие шедевры"; происходило, собственно, то, что читатель находит у Ќабокова во множестве рассказов и в большинстве романов, написанных им по-русски до переезда в —оединенные Ўтаты.

ћного лет спуст€ на полпути между јмерикой и посто€нным жительством в Ўвейцарии писатель поведал в телеинтервью (июль 1962 г.), что его подход "к реальности ѕушкина" имел под собой вполне конкретную основу. "ƒело не столько в том, что мне нравитс€ ѕушкин, - конечно, € нежно люблю его, он величайший русский поэт, в этом нет сомнени€ (...)", - говорил Hабоков своим собеседникам. ќднако лично дл€ него путь к ѕушкину лежал через его собственные переводы. ѕереводами стихотворений и фрагментов более крупных произведений поэта он занималс€ до отъезда в —Ўј, некоторые образцы "ѕушкина по-французски" были включены им в очерк "ѕушкин, или ѕравда и правдоподобие". ќднако только в јмерике, мало знакомой с русской поэзией и с энтузиазмом воспринимавшей в годы ¬торой мировой войны почти все, приход€щее из –оссии, англо€зычные переводы Ќабокова могли рассчитывать на достойное внимание.

ƒо ¬торой мировой войны и ее окончани€ русска€ община в —Ўј была слишком малочисленна, чтобы оказывать воздействие на культурную жизнь страны. –осси€, однако, живо интересовала тех натурализовавшихс€ американцев, кто, принадлежа к первому и даже второму поколению эмигрантов, перенес в —Ўј специфически русские ферменты "духовности" и "интеллигентности". ѕомимо этой небольшой прослойки, в —Ўј имелось и некоторое количество "исконных" американцев, поместивших (вслед за автором "ƒес€ти дней, которые потр€сли мир") современную –оссию и ее культурное досто€ние в центр своих духовных интересов. —воего рода "патриархами" тут считались основатель леворадикальных журналов "ћэссиз" и "Ћиберейтор" ћ.»стмен. » - в еще большей степени - крупнейший американский критик и культуролог Ёдмунд ”илсон, который в глазах "молодых интеллектуалов" 30-40-х годов представал "моделью дл€ подражани€", образцом сочетани€ широкого филологического кругозора с точностью культурно-политической оценки "текущего момента".

"–усска€ тема" вошла в жизнь ”илсона еще в 20-е годы, укрепилась после поездки в ———– в 1935 г. и оставалась одной из стержневых линий его интеллектуальных изысканий вплоть до посмертно опубликованной книги "ќкно в –оссию на пользу иностранным читател€м" (1972). —лучилось так, что к ѕушкину ”илсон обратилс€ в преддверии юбилейных торжеств 1937 года (которые духовно сплотили не только русских вне зависимости от их местожительства, но и различные сегменты американской интеллектуальной среды, культивировавшей интерес к новой и старой –оссии). “ворец "≈вгени€ ќнегина" с тех пор долгие годы оставалс€ на стремнине интеллектуальных запросов ”илсона. ќн же послужил главным св€зующим звеном в непростых отношени€х американского критика с Ќабоковым.

¬≈–’ќ¬Ќџ…  ќћ»——ј– –”—— ќ…  ”Ћ№“”–џ

Ќеоднократно подступа€ к личности и творчеству ѕушкина в лекци€х, читанных в американских университетах (о чем сохранились лишь разрозненные, а иногда и косвенные свидетельства), Ќабоков так и не предложил тогда сколько-нибудь своеобычной трактовки "пушкинского феномена", котора€ нашла бы выражение в развернутом св€зном тексте. (Ёссе 1937 года представл€ет собой не более чем "введение в проблему".) ћожно с большой долей уверенности предположить, что свое отношение к магии пушкинского стиха и к роли ѕушкина в литературе своего времени Ќабоков стремилс€ выразить в переводе "≈вгени€ ќнегина" и сопутствующем ему комментарии, потребовавших от него - нар€ду с созданием "Ћолиты" и "ѕнина" - значительных усилий на прот€жении большей части 1950-х. ѕосле долгих издательских хлопот набоковский труд увидел свет в составе четырех томов в престижной "боллингеновской серии" (1964, второе издание - 1975).

  началу работы над "онегинским проектом" Ќабоков со все большей силой ощущал себ€ своего рода полномочным представителем - если не своего рода "верховным комиссаром"! - русской культуры в —оединенных Ўтатах. Ёмигрантска€ художественна€ интеллигенци€ в Ќью-…орке насчитывала тогда всего несколько дес€тков человек: они группировались вокруг "Ќового журнала" и журнала "Ќовоселье" (1942-1949), имели довольно узкую аудиторию и не поражали особыми свершени€ми.

„уждый вс€кому коллективизму, "соборности", писатель тем не менее в ходе своих наездов в литературную столицу —Ўј остро ощущает разреженность духовной атмосферы, в которой существовали соотечественники, недостаток общих высоких идеалов. “о же самое относилось, собственно, и ко многим американцам из среды творческой интеллигенции, подавленным идеологическими гонени€ми и все настойчивее нав€зывавшим свои ценности "массовым обществом".  ризису американского духа в "глухие п€тидес€тые" Ќабоков объективно противосто€л своей "Ћолитой" - романом, утверждавшим €вственные достоинства заокеанской цивилизации (увиденной, впрочем, глазами так и не вписавшегос€ в нее органично наблюдател€). “ой же цели просвещени€ и духовного "выпр€млени€" своего англо€зычного читател€ Ќабокова мог бы способствовать и пушкинский гений, нашедший выражение в наиболее характерном дл€ русского поэта произведении.

Ќадо сказать, что "≈вгени€ ќнегина" на английский переводили часто и с охотой. ќбилие поэтических переводов "романа в стихах" при всем разнообразии индивидуальностей их авторов позволило профессору университета штата »ндиана ƒ.’офстедтеру говорить в недавней статье об "изумительных художественных достижени€х", полученных на пути пушкинского шедевра к англоговор€щему читателю. »з этого круга он, однако, решительно исключает перевод, выполненный Ќабоковым, - "набоковского "ќнегина" дл€ мен€ попросту не существует". ћнение современного специалиста опираетс€ на традицию, складывавшуюс€ на прот€жении почти трети века. Ќачало было во многом положено нашумевшей статьей Ё.”илсона "—транный казус с ѕушкиным и Ќабоковым" (1965).

"Ќаиболее одиозный пример буквализма, доведенного до крайней степени (...)" - таким видитс€ сейчас набоковский перевод отечественному исследователю переводческого дела; именно так и едва ли не в унисон откликнулась по свежим следам публикации на переводческую часть "боллингеновского" четырехтомника американска€ литературна€ общественность. " райне неудачным" назвал набоковский перевод известный советолог и, кроме того, поэт –. онквест. "Ёто еще один печальный пример того, каким образом конкретный человек может быть слеп к собственным недостаткам", - писал известный славист ƒ.ћагаршак в попытке проникнуть в психологическую подоплеку случившегос€.

—ледует признать, что в "≈вгении ќнегине" Ќабоков (переводивший в 20-е годы "јлису в —тране чудес" и " ола Ѕрюньона", а в будущем - переводчик собственной "Ћолиты") на врем€ отошел от сложившихс€ у него, творческих установок. –аньше других эту эволюцию писател€ ощутил его соавтор по переводу "ћоцарта и —альери", собрат по части приверженности к русской литературе, а заодно и бескорыстный набоковский фактотум Ёдмонд ”илсон.

"ѕ”Ў »Ќ ѕ–≈¬ќ«Ќ≈—≈Ќ » ѕќ ќЋ≈ЅЋ≈Ќ"

¬ыражени€, сошедшие с пера ”илсона, оказались, однако, гораздо м€гче, нежели те, что адресовали позднее Ќабокову критики, когда новые переводы "≈вгени€ ќнегина" прочно вошли в литературный оборот. ”илсон назвал версию Ќабокова "неровной и иногда банальной" обилием "редких и малознакомых слов, подчас совершенно неуместных". Ќабоковский буквализм ”илсон первым отождествил с "машинным переводом", на который одно врем€ его энтузиасты возлагали столь неумеренные надежды. «атева€ не всегда выгодный дл€ себ€ спор о тонкост€х русской стилистики, об английской и русской просодии, критик выдвинул немало претензий и к Ќабокову-комментатору. ¬ыступление это придало новый импульс всестороннему обсуждению достоинств и недостатков "боллингеновского" четырехтомника. “ак, хорошо знавша€ Ќабокова еще по межвоенным временам и никогда не скрывавша€ своего восхищени€ его талантом Ќина Ѕерберова в статье 1970 г. уклончиво сослалась на своеобычие набоковского подхода: "(...) похожего в мировой литературе нет и не было, нет стандартов, которые помогли бы судить об этой работе". Ќо обронила при этом загадочную фразу: "ѕушкин превознесен и... поколеблен". „то же сто€ло за этими многозначительными словами, помимо (общего дл€ всех "русских американцев") неудовольстви€ утратой певучей прелести пушкинского стиха"?

—корее всего тем, что (на это впервые обратил внимание оп€ть-таки ”илсон) Ќабоков в своих комментари€х чрезмерно педалировал зависимость €зыковых оборотов и конкретных реалий "≈вгени€ ќнегина" от иноземных - в основном французских и английских - прототипов. ѕолучалось так, что не только отдельные скалькированные пон€ти€, но и характеры, ситуации и даже пейзаж были заимствованы ѕушкиным из иностранных книг. «а€вленный Ќабоковым еще во вступительной лекции в ”элсли-колледже (осень 1941 г.) несколько полемически звучавший тезис "ѕушкин - западно-европейский писатель" об€зывал его к настойчивому поиску франко-, англо-, германо€зычных параллелей к пушкинским мотивам и образам. ƒаже тогда, когда, по замечанию ј.ƒолинина, произведение, на которое ссылалс€ Ќабоков, "было написано длительное врем€ спуст€ после завершени€ "≈вгени€ ќнегина".

”казывать на западные реминисценции у ѕушкина подчас справедливо и уместно. » все же нередки факты отсылки Ќабоковым ради удовлетворени€ своей "необ€зательной любознательности" к тому, что находилось в довольно отдаленном соответствии с пушкинским текстом. “ак складывалась метода "интертекстуальности", безбрежного компаративизма, широко за€вивша€ о себе на «ападе в 70-80-е гг., а затем перекинувша€с€ на российскую филологическую почву, включа€ и значительную часть отечественной Ќабоковианы.

ѕожалуй, самым серьезным недочетом Ќабокова-комментатора ”илсон посчитал "ошибки в интерпретации" пушкинских произведений, взаимоотношений внутри "треугольника" ќнегин-Ћенский-ќльга. Ќо дело в том, что Ќабоков, при всей своей преданности "дивному духу" и "лучезарному вли€нию" великого поэта, фактически отказывалс€ видеть в геро€х "≈вгени€ ќнегина" живых людей, с которыми свыклись поколени€ русских читателей. ¬ыступа€ в качестве провозвестника постмодернизма почти в одно врем€ с —юзанн —онтаг, автором нашумевшей статьи "ѕротив интерпретации", писатель пр€мо за€вл€л, что вообще "не верит ни в какие истолковани€ и уже не в состо€нии терпеть неудачу или одерживать победу, ид€ по пути "интерпретации" как таковой". —вой метод анализа и комментировани€ художественного произведени€ Ќабоков назвал однажды "эклектической демократией", иначе говор€ - лишенным сколько-нибудь определенных критериев плюрализмом. —ам он, впрочем, дал своей книге публицистических и полемических выступлений название "“вердые мнени€" и на самом деле придерживалс€ таковых по широкому кругу вопросов. ќднажды в интервью 1971 г. он даже с вызовом назвал себ€ "вовсе не фривольной птичкой в €рких перь€х, а строгим моралистом, гонителем греха", тем самым прочертив и в теоретическом плане достаточно отчетливую линию преемственности между своими произведени€ми и традици€ми русской классики.

» вот вновь - после рассмотрени€ эссе "ѕушкин, или ѕравда и правдоподобие" - возникает вопрос: сложилась ли у Ќабокова на базе теперь уже комментари€ к "≈вгению ќнегину" собственна€ концепци€ "€влени€ ѕушкина"? ѕо мнению тех, кто по крайней мере признает наличие здесь проблемы, набоковский отказ от любых обобщений (что соответствовало принципам зарождавшегос€ в 1950-1960 гг. постмодернизма) помешал писателю объективно оценить предмет своего поклонени€.  ак отмечает ј.ƒолинин (охарактеризовавший "онегинский проект" в целом как "полупоражение"), Ќабоков преуспел в "высмеивании широко распространенных критических стереотипов (особенно в их вульгаризированном советском варианте), упрощавших звучание пушкинского романа, но сам он мало что мог предложить сверх справедливый и сокрушительной критики". »скренн€€ приверженность к "€сноглазому ѕушкину" (из стихотворени€ "ѕетербург", 1923) как к "колоссу, который держит на плечах всю поэзию нашей страны", к этому олицетворению видимой простоты, €сности и бесконечной подлинной глубины порой расходилась у Ќабокова с присущим его дару и прежде, но постепенно бравшим верх акцентом на манипулирование микромотивами и символами, многоэтажное пародирование, полупрозрачные заимствовани€ и т.д. ¬ свете этой общей перспективы отчетливо просматриваетс€ и определенна€ заданность "онегинского комментари€", ценного в первую очередь своей бесконечно богатой, изощренной конкретикой и проступающей через нее личностью самого автора.

— известной точки зрени€ в этом подходе не было ничего обескураживающего. "¬читыва€сь в набоковского ѕушкина, мы постигаем прежде всего самого Ќабокова", - афористично заметил в 1965 г.  л. Ѕраун, наход€сь тогда в €вном одиночестве среди своих американских коллег. Ќыне это мнение получает поддержку, к примеру, у Ќ.∆утовской, отмечающей, что набоковский комментарий "изобилует крайне резкими, безапелл€ционными оценками и суждени€ми, которые не столько помогают постичь сочинение ѕушкина, сколько характеризуют пристрасти€, взгл€ды и увлечени€ комментатора".

* * *

–азумеетс€, с выходом в свет "боллингеновского" четырехтомника освоение пушкинского наследи€ в —Ўј не остановилось. Ётот процесс и сейчас составл€ет заметную грань американо-русских общекультурных пересечений.  ак говорил тот же ”илсон, "классическа€ соразмерность" пушкинского таланта "мен€ет представление о –оссии англо€зычных читателей русских романов, убежденных, что все русские прозаики - неуравновешенные люди, а герои их книг - чуть ли не мань€ки...".

ѕерсонажи "≈вгени€ ќнегина", которых ¬.Ќабоков полагал обезличенными фишками, воспринимаютс€ в —Ўј живым воплощением разнообрази€ человеческой психологии и нравственного чувства. » если –осси€ лишь к году очередного пушкинского юбиле€ получила возможность ознакомлени€ с основной частью "онегинского проекта", то в —оединенных Ўтатах он давно уже стал вехой в истории освоени€ вершин русской культуры.
http://64.233.183.104/search?q=cache:u2LlwWGIkZIJ:...amp;hl=ru&ct=clnk&cd=1
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
¬иктор_јлЄкин   обратитьс€ по имени ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 20:56 (ссылка)
http://magazines.russ.ru/october/2000/1/panoram05-pr.html

ќпубликовано в журнале:
Ђќкт€брьї 2000, є1

Ћитературна€ критика

ћарк јЌ“ќЌќ¬

“еза Ч антитеза Ч синтез

Х
¬. ¬. Ќабоков.  ќћћ≈Ќ“ј–»»   У≈¬√≈Ќ»ё ќЌ≈√»Ќ”Ф. —ѕб, У»скусствоФ, Ќабоковский ‘онд, 1999. Ќаучный редактор ¬. ѕ. —тарк; перевод √. ƒашевского и др.


Х
 омментарии Ќабокова к У≈вгению ќнегинуФ давно уже стали легендой. Ќаконец они изданы по-русски. ¬ предисловии приведено суждение ≈. „уковской: Уƒл€ его критического метода вообще характерно строить свои статьи так: сперва с большим преувеличением развить и утвердить какую-то мысль, затем Ч другую, как бы противоположную ей, а в конце, в заключении, объединить их в совершенно €сном, хот€ и сложном синтезеФ. —тоит отметить, что дед ≈лены „уковской был в числе немногих русских ученых, положительно отнесшихс€ к труду Ќабокова.


—тиль набоковских комментариев, конечно же, донельз€ далек от тех безличности и бесстрасти€, которые считаютс€ признаками научности. ƒаже бесспорные в общем-то вещи он ухитр€етс€ сказать так субъективно, так по-своему, чтобы взбесить одних и восхитить других. ¬от характеристика У–услана и ЋюдмилыФ: У¬ этой поэтичной сказке говоритс€ о приключени€х галлоподобных рыцарей, дев и колдунов на фоне картонного  иеваФ. Ќо часто Ќабоков попросту высказывает дискуссионную или сомнительную (в глазах специалистов) мысль без-апелл€ционным, не терп€щим возражени€ тоном. —кажем: вражда УЅеседы любителей русского словаФ и УјрзамасаФ Уне имела никаких последствий дл€ русской литературы и отличалась дурными манерами с обеих сторонФ.  н€зь ¬€земский Ч Умалозначительный поэт, жестоко страдавший от вли€ни€ французского рифмоплета ЅеранжеФ. ¬ообще поэтов пушкинской пле€ды Ч ∆уковского, Ѕатюшкова, языкова,  атенина и в особенности Ѕаратынского Ч Ќабоков €вно недооценивает. »сключение делаетс€ дл€ √рибоедова,  рылова и позднего  юхельбекера (здесь очевидно вли€ние работ “ын€нова, на которого Ќабоков, €кобы в принципе не признававший советского литературоведени€, несколько раз уважительно ссылаетс€). ≈сть два-три случа€, когда Ќабоков сообщает читателю вещи €вно неверные: например, о самоубийстве ¬еневитинова или о синекуре  рылова в ѕубличной Ѕиблиотеке.


√ораздо больше примеров вторжени€ в ткань научного текста личной, писательской и человеческой ноты. —овершенно потр€сающий пример Ч примечание к строке Уи радуги на снег навод€тФ (про окна карет): Ућои воспоминани€ п€тидес€тилетней давности сохранили не столько сугробы с радужными отсветами двух боковых фонарей кареты, сколько стрельчатое мерцание за заиндевелым окошком уличных фонарей, рассеивающихс€ у кра€ стеклаФ. ƒаже высказыва€ вполне научную (и доселе не опровергнутую) версию о дуэли ѕушкина и –ылеева в Ѕатове между 6 и 9 ма€ 1820 года, Ќабоков не может удержатьс€ от воспоминаний о своих Употешных дуэл€х с кузеном в grand allee батовского паркаФ.


¬ той избыточности, с которой Ќабоков приводит одиннадцать примеров употреблени€ слова УпедантФ разными европейскими авторами (от ћонтен€ до јддисона) и все дл€ того, чтобы опровергнуть идиотскую мысль Ќ. Ћ. Ѕродского, что слово УпедантФ по отношению к ќнегину означает УдекабристФ (стоило ли труда?), чувствуетс€ не только пародийный педантизм, но и чисто писательское любование материалом. ¬ еще большей мере Ч в каталоге личных вещей Ѕруммел€, знаменитейшего Уденди лондонскогоФ. ¬ообще Ќабоков вс€чески стремитс€ найти иностранные источники и параллели (здесь €вна€ попытка реализовать свои преимущества и компенсировать ими главную слабость Ч отсутствие доступа к рукопис€м). ≈сли обнаруженный источник повли€ть на ѕушкина не мог (хот€ бы чисто хронологически), Ќабоков не скрывает огорчени€. ¬о врем€ антикосмополитической кампании мысль о том, что на сказки ѕушкина вли€ла не только јрина –одионовна, но и брать€ √римм, стоила ћ.  . јзадовскому больших непри€тностей. Ќабоков Ч космополит из космополитов. ¬с€кий фольклор, вс€ка€ этнографи€, вс€кое укорененное в быте, неиндивидуальное творчество вызывают у него презрение. У–усских комментаторов... опь€н€ет идеал Упростой женщины из народаФ, котора€ рассказывает старые сказки (увы, почерпнутые из дешевых италь€нских брошюр) Унашему народному поэтуФ Ч Укак будто истинный поэт может быть народным!ФФ Ч почти брюзгливо замечает он.


Ёто теза. јнтитеза: в собственно научной части своего труда Ч вне всех этих субъективных оценок и гениальных писательских излишеств Ч Ќабоков про€вл€ет не только научную истовость, но и удивительную интуицию. ¬ комментари€х научного редактора там и с€м можно встретить такую фразу: УЌе располага€ рукопис€ми, Ќабоков тем не менее сделал правильный вывод...Ф (хот€, конечно, и редактор Ч директор дома-музе€ Ќабокова Ч небеспристрастен). “ак или иначе ученые, морщась, вынуждены обращатьс€ к УненаучномуФ труду великого писател€. ќн делал то, чего не делал больше никто (до Ћотмана): тщательно высчитывал хронологию романа, рассто€ни€, которые приходилось преодолевать его геро€м, реконструировал топографию , воссоздавал культурно-бытовой контекст.


ѕожалуй, он слишком мало сказал о главном: о структуре пушкинского произведени€, о том, зачем УќнегинФ написан. ѕон€тно, что роман ѕушкина не был дл€ него Уэнциклопедией русской жизниФ,Ч тогда чем? ћожет быть, Ќабоков отчасти ответил на него структурой своих примечаний. Ётот текст, где на строгий каркас ученого комментари€ навешиваетс€ огромное количество личных воспоминаний, оценок, УненужныхФ сведений обо всех сторонах жизни,Ч не €вл€етс€ ли он в своем роде двойником комментируемой книги?


ћожет быть, именно здесь и лежит У€сный, хот€ и сложный синтезФ? » тогда комментарий к УќнегинуФ Ч еще один шедевр русской литературы, созданный по иронии судьбы на другом €зыке...
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
¬иктор_јлЄкин   обратитьс€ по имени ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 21:06 (ссылка)
http://www.paco.net/odessa/media/odessa/07-0899/04.htm

ƒвойной юбилей

ЌјЅќ ќ¬ „»“ј≈“ "ќЌ≈√»Ќј"

¬ нынешнем году мы отметили 200-летие јлександра ѕушкина и 100-летие ¬ладимира Ќабокова
Ќе могу не быть благодарным ≈.ћ.√олубовскому, уступившему мне право первой ночи с его экземпл€ром набоковского комментари€ к "≈вгению ќнегину". Ѕережно вытр€хнув угловато-девственную книжищу из супер-обложки и бегло ознакомившись с ее внутренним содержани ем, убедилс€ в том, что она не чета какой-нибудь "Ћолите", а в самом деле "вершина писательского творчества, лучший роман" ¬.¬.Ќабокова (цитата из статьи ћ.«олотоносова в "—толичных новост€х").

Ќабоковский " омментарий" - захватывающее чтение. —южет непредсказуем, жанр не типизирован.  ультурологическа€ энциклопеди€? »сторико-бытовые новеллы? “ак бесконечно разрастающийс€ справочный аппарат перешел в новое качество, которому еще не придумали опр еделени€. Ћично мне хочетс€ параллелизовать художественное пространство " омментари€" с... дневниковыми запис€ми ёри€ ќлеши, €вившегос€ на свет в том же магическом 99-ом году. ѕоскольку обоих авторов так легко перепутать. ƒогадайтесь, кто из них написал: "¬рем€ есть жидка€ —реда, в которой подрастает культура метафор".

Ќеверно, "англо€зычный Ќабоков проигрывает русскому —ирину в остроумии, непосредственности и динамике" (Ћ√" от 17.03.99): " омментарий" - поистине необъ€тный корпус блистательных миниатюр, иронических наблюдений, вышучиваний, исполненных с обворожительным и изысканностью и нахальством подлинным аристократом словесности.  ак и оригинальный текст, комментарии менее всего вид€тс€ "ума холодными наблюдени€ми". Ёто произведение высочайшего эмоционального накала, очень личное. ѕорой сквозь искр€щуюс€ мантилью ве селеньких афористичных метафор прогл€дывает кака€-то затаенна€ детска€ обида, а то и нескрываемое раздражение.

—верхзадача " омментари€", на мой взгл€д, заключалась вовсе не в заведомо безнадежной попытке объ€ть необъ€тное. ƒа, по-видимому, никакой сверхзадачи и не было. «а кадром различаетс€ просто азартный игрок, подогревающий собственный интерес к игре непреста нным усложнением ее правил. Ќабоков «јќ„Ќќ анализирует и интерпретирует пушкинские черновики, и почти всегда - удачно, на уровне интуиции, угадывани€, будто угадывание карты в "пестром фараоне". Ёто ли не пиршество духа?! ”спешно уточн€€ написание карточн ых терминов во второй главе, он словно бы сам выводит мелком колонки цифр на зеленом ломберном сукне...

Ќо и этого ѕарадоксов ƒругу недостаточно: не име€ на руках не только пушкинских рукописей, но нередко даже биографической и в целом библиографической ѕушкинианы, он пытаетс€ прозревать хронику жизни и творчества поэта (по р€ду объективных причин, наблюдае тс€ крен в сторону английских и отчасти французских первоисточников). Ќеверо€тно, но и на этом игровом поле немало стопроцентных попаданий, хот€ неминуемы и проколы. ѕодобные промахи не ускользнули от внимани€ научного редактора издани€ ¬.ѕ.—тарка, обнару жившего взаимоисключающие авторские ремарки.

¬прочем, чары набоковского текста так сильны и пронзительны, что противоречи€ тривиальной логики только умножают их наркотическое воздействие, разнообраз€т застолье литературных гурманов все новыми и новыми экзотическими блюдами. "я несколько углубилс€ в этот скучный и по сути бессмысленный вопрос поисков прототипа стилизованного литературного геро€ только дл€ того, чтобы еще раз подчеркнуть различи€ между реальностью искусства и нереальностью истории, - пишет Ќабоков. ¬с€ беда в том, что мемуаристы и историки (вне зависимости от степени их честности) €вл€ютс€ или художниками, фантастически преобразующими наблюдаемую жизнь, или посредственност€ми (более частный случай), бессознательно искажающими реальность, подгон€€ ее под свои банальные и примитивные представлени€".

Ћаконичное замечание, сделанное поход€, афористично и точно формулирует главную проблему историософии - вот он, неисс€каемый источник плодотворных идей: Ќабокову не жалко, у него на всех хватит. ћежду тем ¬ладимир ¬ладимирович и сам занимаетс€ атрибуцией литературных "первообразцов" (нарочито имитиру€ всю несерьезность собственных потуг): "окончательное мое впечатление, - издевательски подмигивает он читателю, - если ножки, воспетые в строфе XXXIII ("я помню море пред грозою... - ќ.√. и ј.—.), и имеют кон кретную хоз€йку, то одна из ножек принадлежит ≈катерине –аевской, а друга€ - ≈лизавете ¬оронцовой".

ќдесские герои и реалии придают " омментари€м" особую остроту - здесь и однозначное утверждение о любовной св€зи ¬оронцовой и –аевского, и козни "милорда", и кое-что еще. Ќо при этом "одесские строчки" "ѕутешестви€ ќнегина" препарируютс€ и подаютс€ к стол у мизерными порци€ми - как вс€кий деликатес. —купость щедрого комментатора объ€сн€етс€ практически полным отсутствием исходных продуктов: Ќабокову категорически заказан доступ к краеведческим полкам. ¬опреки мнению ¬.ѕ.—тарка, он не имеет возможности пере читать того же ».ѕ.Ћипранди.

"„ернова€ рукопись, отвергнутое чтение (2370, л.66), - пишет Ќабоков:

» черный гость родной земли...-
то есть африканец".
(ќ ћорали)

—транный комментарий, не правда ли? “ем паче, что мы видим отнюдь не "стилизованного литгеро€", а единственного, веро€тно, близкого ѕушкину в ќдессе человека, о котором довольно много известно Ћипранди и другим мемуаристам: "Ёто мавр, родом из “униса, был капитаном, т.е. шкипером коммерческого или своего судна". Ќет, не просто "африканец", но ћј¬–. Ќеизвестные (?) Ќабокову черновые же строки:

» ты ќтелло-ћорали...
» сумрачный корсар-араб... и т.д.

"” мен€ лежит к нему душа, - говорил ѕушкин, - кто знает, может быть, мой дед с его предком были близкой родней..."

≈динственным, пожалуй, первоисточником, относ€щимс€ к пушкинской ќдессе, послужил комментатору двухтомник –оберта Ћайелла "ѕутешествие по –оссии,  рыму,  авказу и √рузии", изданный в Ћондоне в 1825г. (ћежду тем там же вышла цела€ сери€ информативных описа ний "приморской √оморры" конца 1810-х - середины 1820-х гг.: ћ.’олдернесс, ƒж.”эбс-тера, Ё.’ендерсона, Ё.ћортона и др., с некоторыми Ќабоков по каким-то причинам не сумел ознакомитьс€).

»нформационный голод истощает исследовател€, не позвол€ет развернутьс€ во всю ширь. Ћайелл (май, 1822) определенно называет оперную примадонну - мадам  аталани, оговарива€ при этом, что она "родственница знаменитой  аталани". Ќабоков никак не использует э ти сведени€ в комментировании театральных строк. «амечание шотландского путешественника о  лубной зале в доме –ено он относит на счет коммерческого казино, помещавшегос€ в другом флигеле.  азусной оказываетс€ и атрибуци€ ресторации ќтона.

Ќебезупречным представл€етс€ пассаж в св€зи со строкой "» что чума? » где пожары" "¬ черновой рукописи (2370, л.67) стих звучит так:

» что  ортесы иль пожары...

—овершенно €сно, - заключает по этому поводу Ќабоков, - что "пожары" в окончательном тексте означают "революции", а совпушкинисты и не заметили".



»лл. ћ.ƒобужинского к "ќтрывкам из ѕутешестви€ ќнегина", 1936-1938


Ќе имею ни малейшего основани€ подозревать комментатора в предвз€тости, а тем более в шулерстве. ”беждаюсь, однако, что черновые варианты ему знакомы далеко не в полном объеме:

» нет ли где-нибудь пожара...
» где чума и где пожары...
» что война и что пожары...
» нет ли где-нибудь войны...
» нет ли где какой войны...
Ќеурожа€ иль войны...

Ќо даже если не брать все это в расчет, в приведенной Ќабоковым строке  ќ–“≈—џ (т.е. революционные испанские событи€, приведшие к вводу "миротворческих сил" в 1824 г. - это же просто сегодн€шний сценарий!) противопоставл€ютс€ ѕќ∆ј–јћ. "—обытийный подбор" двух строк из восьми вариантов категорически исключает по€вление синонимов в окончательной редакции. ѕоэтому мне ближе верси€ неуклюжих "совпушкинистов" о том, что "пожары" - это всего-навсего «ј—”’ј. ƒействительно, ѕќ-∆ј–џ: "жар", "жары", "летние жары" - довольно употребительные слова и словосочетани€ как в эпистол€ри€х, так и в газетных публикаци€х пушкинской эпохи, а семантика- сушь, засуха. » это событие, несомненно, значимо дл€ города, живущего хлебным экспортом.

—сыла€сь оп€ть-таки на Ћайелла, комментатор как будто сомневаетс€ в объективности ѕушкина, который в полемическом задоре - по поводу "кор€вых строчек" “уманского, - восклицает, что "степь нага€ там кругом". » снова впечатление таково, словно бы Ќабоков не видел черновых вариантов из первого советского академического издани€, на которое сам же ссылаетс€.

—казать вам правду! ƒело в том,
„то степь нага€ там кругом:
и ’”“ќ–ј...
 ой-где древа... » т.д.

—амый забавный набоковский комментарий - к строке "Ћишь на ходул€х пешеход". " ажетс€, € где-то читал, - иронизирует ¬ладимир ¬ладимирович, - что одесситы (которые по-русски говор€т куда хуже всех в –оссии) называют предназначенные дл€ распутицы дерев€нны е башмаки "ходул€ми" (то есть то, в чем ход€т!); однако € сомневаюсь, что ѕушкин мог без вс€кой нужды использовать такой вульгарный сленг. Ёто разрушило бы гиперболу, на которой построена вс€ строфа".

¬полне солидаризу€сь с этим выводом исследовател€, хочу отметить, что он со знанием дела мог судить об "одесском €зыке", поскольку его супруга, ¬ера ≈всеевна —лоним, была коренной одесситкой. (я предприн€л небольшое разыскание, которое засвидетельствовало , что ее дед, Ћев ћаркович —лоним, помощник прис€жного поверенного, с середины 1880-х до второй половины 1890-х состо€л членом консультационного бюро при ќдесском городском съезде мировых судей. ќтец, ¬ладимир («еев, ≈всеей) Ћьвович, также помощник прис€ж ного поверенного, был, кроме всего прочего, членом дирекции ќдесской общественной библиотеки по ул. “ираспольской, 35 - в 1910-е годы. »звестны и адреса, по которым в различные годы проживало семейство —лонимов - ”спенска€, 36, дом “имазини, затем ≈катери нинска€, 60, а далее - Ѕелинского, со сменной нумерацией, в св€зи с по€влением новых строений: начина€ с N 23 и вплоть до 32, в 1916 г. “ак что если кому-нибудь заблагорассудитс€, можно отметить этот факт пам€тным знаком).

¬се эти мои слишком смелые претензии к " омментарию", увер€ю вас, свидетельство ревнивой любви и ничего больше. ћожно, конечно, принимать игру набоковского ума за высокомерие и барственность (что он, вообще говор€, вправе себе позволить).  ажуща€с€ рафини рованность и надменность - просто-напросто скорлупа человека, обетованна€ земл€ которого, "как в детстве, видение света ночной лампы на томике у кровати" - путеводной звезды каждого дн€.

» как бы угловата, т€желовесна, непокорна, энергоемка ни была эта девственница - "ќнегинска€ энциклопеди€" переспать с ней - ни с чем не сравнимый праздник чистой, бескорыстной любви. Ќикогда не дот€нутьс€ до нее унифицированным, тиражным, пригоже-стоерос овым "детективам", убогим "фэнтэзи" с их дешевой фирменной косметикой, заглушающий амбрэ телесной и душевной нечистоплотности. Ќикогда не переболеть такой любовью - это хроническое...

ќлег √”Ѕј–№
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
¬иктор_јлЄкин   обратитьс€ по имени ѕонедельник, 23 ќкт€бр€ 2006 г. 21:09 (ссылка)
http://www.ishevelev.narod.ru/nabokov.htm

¬ладимир Ќабоков. У омментарии к У≈вгению ќнегинуФ јлександра ѕушкинаФ. ѕер. с англ.

ќдин классик пишет о другом Ц что может быть интересней? ѕеревод огромного труда Ќабокова, вышедшего в Ќью-…орке в 1964 году, по€вилс€ как раз к 100-летию со дн€ его рождени€ и к 200-летию со дн€ рождени€ ѕушкина. Ќо это та ложка, котора€ хороша не только к юбилейному обеду, а к каждодневному.

“олстенный труд включает более тыс€чи страниц и дес€тки тыс€ч открытий и неожиданностей из самых разных областей литературы и жизни. ћожет, мы и слышали, что ѕушкин много читал, но только после труда Ќабокова вы€сн€етс€, как много он читал. Ќаход€тс€ сотни соответствий строк ѕушкина его английским, французским, немецким предшественникам, писавшим то же и так же о том же. ƒругое дело, каким чудом русского €зыка перетворил общеевропейское поэтическое досто€ние ѕушкин.

„ита€ Ќабокова, узнаешь о множестве реалий русской жизни Ц от поездки на зимних сан€х до правил насто€щей дуэли. Ќедаром, кроме писательства, он занималс€ естественными науками, в частности, энтомологией Ц бегал с сачком по долинам и по взгорь€м и гордилс€ названным в его честь видом бабочки больше, чем всемирно знаменитой УЋолитойФ. “у же точность он проповедовал в самом неточном из человеческих дел Ц художественной прозе.

„ем кончаетс€ У≈вгений ќнегинФ? ќтказом ќнегину “ать€ны? ѕсихолог Ќабоков считает, что - наоборот. —лишком противоречит вздымающа€с€ от волнени€ грудь женщины, сбивчива€ речь Ц ее словам. ƒа там скрыт сюжетец почище УаннокаренинскогоФ! ќткрытие, что јрина –одионовна, водивша€ ѕушкину девушек, любила на старости лет УподдатьФ Ц тоже набоковское открытие (У¬ыпьем, добра€ подружка бедной юности моейФ Ц почему бы и не выпить, если хочетс€). ј кто относит письмо “ать€ны ќнегину? Ќ€нин внучок “ришка, который то подает сливки гост€м Ћариных в третьей главе, то заморозил пальчик в п€той главе и во всех хрестомати€х У–одной речиФ. ≈му и больно, и смешно, и мать грозит ему в окно.

Ћитература примечаний Ц особенна€. Ќабоковские примечани€ оттачивают глаз и тем сул€т массу собственных открытий, почище любого детектива.
ќтветить — цитатой ¬ цитатник
 омментировать   дневнику —траницы: [1] [Ќовые]
 

ƒобавить комментарий:
“екст комментари€: смайлики

ѕроверка орфографии: (найти ошибки)

ѕрикрепить картинку:

 ѕереводить URL в ссылку
 ѕодписатьс€ на комментарии
 ѕодписать картинку