-Рубрики

 -Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в -Моро-

 -Сообщества

Участник сообществ (Всего в списке: 2) Зона_Х Paraplans
Читатель сообществ (Всего в списке: 1) Джесс_Хольм

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 06.07.2006
Записей:
Комментариев:
Написано: 960

Встреча у Цитадели (из цикла "Город")...

Дневник

Пятница, 27 Июля 2007 г. 03:31 + в цитатник
В колонках играет - Тэм - Неспетая Баллада Лютика...
Настроение сейчас - творческое...

Скажите… вы когда-нибудь мечтали о смерти? Нет-нет, к пьяному тамбовскому демону отправьте все эти вечные депрессии, жалобы и печальные стоны!.. Воитель мечтает умереть в безумном упоении схватки, легендарный герой – на пике славы, тогда, когда бушующая толпа возносит его на пьедестал и венчает лавровым венком, хором скандируя его имя… Что может быть прекраснее в вашей «идеальной» жизни, чем ее не менее идеальное завершение?...
В нашем Городе не одна сотня самых разнообразных уголков, где можно с честью (а порой – и совершенно без нее) распрощаться с жизнью. Рано или поздно леди Смерть изволит являться в гости на бокал вина, задушевную беседу, богатое угощенье даже к нам, тем, кого уже давно перестали называть «людьми». Правда, в нашем случае все действительно ограничивается беседой; Ведьма из Запретной Рощи тихо скрипит, что сия прелестная леди заходит к ней в гости каждый месяц, рассказывая последние сплетни и новости так называемого «старого, доброго мира»… но ей как-то не принято верить. Факт остается фактом – те, кто нужен Городу, остаются в нем до тех пор, пока не разжимается его холодная хватка…
Зато простые, более смертные и менее интересные люди, попавшие сюда волею чудес, проклятий и благословений подвластны чарующей леди намного более, чем может показаться на первый, второй и даже третий взгляд. Но уйдя однажды с ней, они неизбежно возвращаются обратно; не сюда – так в свой родной, такой родной после нашего прекрасного Города мир. С нами немного сложнее; ударь ножом по венам, намыль веревку, шагни с обрыва… и очнешься опять, и вместо «Ночи, улицы, фонаря, аптеки» не менее символичная и неизменная ограда нашего Кладбища, где однажды - впервые – уже открывал глаза каждый из нас. Как я уже говорил, Город не хочет нас отпускать, и леди Смерть преданно служит ему…
Но есть, есть одно место, которое повергает в страх… или нет, в смертельный (идеальнейший каламбур!) ужас любого, кто всего лишь задумывается о нем. Что простые люди, что мы, зайди туда.. мы уже не вернемся никогда, ни в этот вечный Город, ни к себе, на далекую и столь недостижимую родину. Шагнувшего туда человека ждет – как говорят – Ничто, вечность холода и мрака, по сравнению с которой наше нынешнее обиталище кажется небесным, ярким и чудеснейшим даром…
Как это ни парадоксально, меня единственного там терпят – и даже, пожалуй, уважают. У меня столько масок, сколько необходимо, и столько смеха и шуток, дьявольских песен, издевательских каламбуров, что как признается Ориэль, мной запросто можно было бы отравиться..
Черная Цитадель, так зовется это славное место. Название – безвкусный, стандартный штамп, ознаменовавший отсутствие всякого воображения у того, кто впервые так назвал это сумрачное, темно-серое здание, купающееся в истинной, черной, клубящейся Тьме. А обитатели его – дьяволицы. И дьяволы. Ну, во всяком случае, так они сами себя называют…
…Я медленно сполз по холодной каменной стене, устроившись поудобнее. Достал сигареты и чиркнул старой, проверенной не раз зажигалкой. Дымок поплыл к небесам, затянутым сплошной черной-черной, грозовой пеленой – да, даже небо здесь темнее, намного, намного темнее, чем над самим Городом… был бы здест мой брат, он непременно сложил бы об этом балладу, а может быть, даже две…
…Мои размышления прервала появившаяся в небе черная тень, медленно планирующая вниз с верхних этажей Цитадели. Я меланхолично окинул взглядом окрестности: несколько поникших, серых, голых, мертвых деревьев, выжженная трава и неизменно-темное, почти черное небо. Молча затянулся привычным сигаретным дымом…
- Выбрось к черту эту отраву… - мягкий стук сапогов о землю, характерный, прохладный, плавный голос. Не узнать невозможно.
- Я тебе успела сказать не один десяток раз, что этот проклятый дым пахнет отвратительнее Сайлемских костров… а ты продолжаешь и продолжаешь, - она укоризненно покачала головой. – Когда-нибудь я окончательно рассержусь и искренне отплачу тебе за все эти бесчисленные попытки меня отравить…
- Не рассердишься, Ориэль.. – я медленно затянулся в последний раз и щелчком пальца выбросил дотлевающую сигарету прочь. – Избавишься от меня – и следующие три вечности тебе придется печально – и готично – скучать в своей Цитадели, пока не придет еще один безумец, обладающий достаточным актерским талантом, чтобы доказать твоим друзьям, что он совершенно очарован и что никакой души в нем нет и быть не может…
Она прервала мою речь, бережно коснувшись рукой моего лба. Внимательно посмотрела мне в глаза (своими ярко-зелеными, с вертикальными зрачками!).
- Опять бредишь? – слегка встревоженный голос, окрашенный легкими тонами иронии и сарказма. Дьяволицы, они всегда дьяволицы, в конце-то концов… - Последний врач-психоаналитик, которого я помню, на пьяную голову полез к нам в Цитадель лет десять назад, наверное… же-есткий.. – медленно протянула она. – Невку-усный…
- Он умер, как подобает мужчине, - фыркнул я. – А местным обитателям уже никакой психоаналитик не поможет, да и мне в том числе. Знаешь, как старая Ведьма косеет, когда на картах видит рядом со мной такую красивую, крылатую Посланницу Смерти? Которая ходит рядом последние двести лет, и все почему-то никак меня не соберет.. то есть не заберет.. ну, и не соберет, конечно, по кусочкам-то…
Дьяволицы, они чрезвычайно своеобразны. Они – вампиры, они – суккубы, они – ведьмы и чернокнижницы. Дьяволы – точно то же самое, только – инкубы, но жертвам, попадающим к ним.. в руки – нисколько не легче, а может, даже тяжелее. Говорят, где-то в глубинах Цитадели живет совершенно спятивший от одиночества дьявол, нетрадицонной ориентации… вот это уже – на редкость ужасная и неприятная смерть.
- Явиться мне, что ли, твоему окружению, показаться, чтобы зря не волновались… - внимательный взгляд ее был устремлен на темное-темное небо. Она чуть заметно нахмурилась, прищелкнула изящными, тонкими пальцами, и среди неприветливой семьи облаков наметился просвет, в который хлынул яркий-яркий лунный свет. В этом серебристом свете она еще больше напоминала статую из черного и белого мрамора: точеные, практически идеальные черты лица, длинные, до пояса, черные волосы, черный, чисто «готический» костюм в стиле претензий на садо-мазо (как она однажды призналась, ограбленный продавец потом пытался приклеить челюсть на место где-то полчаса… не получилось. Оторвали качественно…)..
- А ведь через неделю начинается Карнавал… - медленно протянул я. – Один раз в целый век бывает подобное празднество. И «быть или не быть» - не может быть вопросом, как порой кажется мне… даже твое ужасающее племя выйдет из Цитадели, чтобы присоединиться ко всем остальным, с остервенением отмечающим наступление нового века. Можешь считать это официальным предложением…
- ..Чтобы шокировать и без того запуганных жителей?.. – чуть ли не мурлыкнула она. Затем продолжила уже намного более спокойным тоном.
- Это идея, которая действительно достойна быть воплощенной в жизнь.. да, думаю, это вполне возможно. Но до Карнавала еще… целая неделя. Четверть луны – это бездонная пропасть времени… проклятого времени. Времени, которое все не кончается и не кончается….
- Да, почтенная, да… - согласился я. – Наше время не кончается… и не закончится, как не закончится Город. А вечность, это.. в сущности, так долго….

Метки:  

Легенда о рыцаре.

Дневник

Вторник, 05 Июня 2007 г. 00:31 + в цитатник
В колонках играет - Кино - Электричка
Настроение сейчас - задумчивое...


Как говорят, так было много-много лет назад. Где-то вдалеке, в тех краях, где миром правит солнце, ссорились и мирились люди, творили и разрушали, рождались и умирали. Восставали из пепла империи, заключались союзы, мировые религии появлялись и исчезали, забытые навсегда неблагодарными потомками. Заговоры, убийства, второе пришествие Мессии…
Многое было и прошло, многое еще не пришло, но здесь это не имело ни малейшей ценности. Кто-то из великих говорил, что слеза ребенка дороже, чем целый бескрайний мир… но оборони он свою слезу здесь – она была бы не более ценной, чем пыль под ногами. Таков наш Город.
Так вот, говорят, что так было много-много лет назад. Мне трудно судить об этом, я сам здесь присутствую не так уж и долго, но стоит мне задуматься – и мое сердце актера пронзает холодом. Тяжело даже зрителю, а каково тогда исполнителю роли?..
Сегодня, как и вчера, улучив минутку между двумя постановками, я опять пришел сюда. Пришел, чтобы снова созерцать пантомиму, повторяющуюся неизменно день за днем, год за годом. Всю вечность…
На кладбище тихо. Даже старожилы не могут припомнить, чтобы замогильное спокойствие этого места нарушалось криком залетной птицы, пением бродячего музыканта, веселыми голосами мальчишек. Да и откуда здесь, черт побери, бродячие музыканты…
Медленно, в танце скользят в воздухе осенние листья. Усталый человек лет тридцати пяти – сорока, одетый в старые, проржавевшие рыцарские доспехи, бережно касается тяжелых, скрипучих кладбищенских ворот. Так же медленно идет вперед, между ровных рядов одноликих, безжизненных памятников.
На щите его – сломанная роза, перевернутый крест, разбитый на части хрусталь изящного бокала. В разных мирах его называли разными именами: Рыцарь Печального Образа, Ланселот Озерный, Сонный Рыцарь. Здесь его называют просто – Молчаливый. Он никогда не говорит ни слова, ограничиваясь короткими и четкими жестами. Он редко появляется на бешеных празднествах весны или осени, а когда появляется, всегда стоит где-то, напоминающий большую, безжизненную статую.
Я внимательно наблюдал за тем, как он идет вперед. Как проходит мимо очередной могилы, направляясь дальше, дальше…
Пока, наконец, не останавливается возле старой, заржавевшей двери. Скрип несмазанных петель… дверь закрывается за его спиной.
Хотя я стоял достаточно далеко, на меня повеяло замогильным холодом. Тишиной. И мертвым ветром…
Мертвым ветром чужих окраин. Говорят, здесь хранится прошлое Рыцаря. Здесь – все его долги, все образы старых и новых дорог, где успело его пронести. День за днем, год за годом он снова и снова приходит сюда, странствуя в собственном сознании и пытаясь найти единственный ключ, единственный знак, приковывающий его к этому Городу. Он пытается найти фатальную ошибку, однажды совершенную им где-то там, под чужими звездами, одинаково враждебными и людям, и зверям.
Старая ведьма, живущая в глубине Заповедного парка, утверждает, что ошибки нет, что Рыцарь заблудился в собственных страхах, страданиях, бедах, победах и поражениях… в чем-то она, безусловно, права. Но Рыцарь каждый раз слушает ее с тихой улыбкой и печально качает головой. Он знает, что поиски его не напрасны. Рано или поздно он найдет, исправит, вырвется…
Вот только длится это уже не один месяц, не один год, не одно столетие. Сотни премьер и представлений отгремели на сцене моего Театра, но он все искал, ищет и, пожалуй, однажды найдет.. а может быть, и не найдет?.. Ответ на этот вопрос знает один только ветер…

Метки:  

 Страницы: [1]