-Подписка по e-mail

 

 -Поиск по дневнику

Поиск сообщений в Странная_зверушка

 -Статистика

Статистика LiveInternet.ru: показано количество хитов и посетителей
Создан: 21.04.2006
Записей: 1630
Комментариев: 3570
Написано: 8040

Я последний романтик ушедшего века -
Одинокая тень, потерявшая сон.
Не пытайся во мне разглядеть человека,
Не надейся услышать отчаянья стон.
Я другой. Никогда не бывать мне похожим
На стандартное, серое скопище лиц.
Не пройду я по жизни случайным прохожим,
Для меня не создали запретных границ.
Кто поймет? Да никто. Никому нету дела
Раз чужой - уходи, ты здесь лишний, ты враг.
Мы - толпа. Расстреляем спокойно и смело
Лишь за то, что ты мыслишь иначе, не так.
Иль прикинуться? Маска всегда под рукою
Есть и роль, и пустые, слепые слова.
Но, хоть это и больно - хочу быть собою,
Для костра своего собирая дрова. (Ajia)

А здесь я пишу сказку, если это кому интересно

Пост № 2: Страх

Понедельник, 02 Ноября 2009 г. 17:52 + в цитатник
Часть моей жизни - она в конуре с табличкой "страх".
Я боюсь практически всего - что случится и что не случится, что сложится и что не сложится...
Может быть это свойство характера и воспитания - быть такой. Или страх сам находит слабых... Не знаю...
От этого можно сойти с ума. Но вот как-то держусь и даже периодически забываю чего я боюсь :)
Но потом снова ситуация... Для других оно - плевое дело. А у меня тут же начинает проявляться пессимизм, кожа болит, голова закипает...
Я недавно слышала фразу, характеризующую мою жизнь - "Человек в жизни не воплощает свое счастье, а все свое время проводит в действиях, направленных на нейтрализацию несчастий".
Может быть тут и кроется мой страх. Я чувствую надвигающиеся несчастья и заранее сжимаюсь. Чтобы выжить.
Рубрики:  Думаю типа =)

Пост № раз: с каким цветом ты ассоциируешь себя и почему?

Четверг, 29 Октября 2009 г. 09:00 + в цитатник
Вот это сложный вопрос... Вроде бы и легкий по своей сути (чего уж легче - наобум выбрал яркий цвет и вперед, рассказ о себе любимом =))))) Но у меня много цветов. Иногда сочетаемых с моим характером, иногда нет :)
Ну если выбрать один... То на сегодня это - серый.
И сразу всплывает ассоциация - серый человек, серые будни...
Отчасти да, это про меня. Только это - взгляд со стороны. У меня много не сложилось, и многие воскликнут "как ты вообще живешь??". Но это с их, оранжево-малиново-желтой стороны.
А моя жизнь - она серая, со множеством оттенков. А вы знаете сколько оттенков у серого? Даже если посмотреть на карту цветов ниток для вышивания и вязания - очень много. И не все они по настроению - мрачные.
Один из красивых оттенков - жемчужно-серый. Особенно в нитках советского производства :) Это оттенок прозрачности, я даже не могу рассказать толком что им можно закрасить. Но точно усвоила одно - с каким-попало цветом он рядом быть не может. Либо они будут конфликтовать и жемчужно-серый вдруг превратится в цвет грязной белой тряпки, либо подавит близлежащие цвета своим совершенством...
А темно-асфальтовый. Он тоже серый, но очень-очень темный. Другая крайность цвета. Цвет покоя, незыблемости и чуточку консерватизма. Желтый, попав на него, может превратиться в разъедающее глаза пятно кислотного цвета. А припылено-бетылочно-зеленый просто потеряется в звучании темно-асфальтового...
Да и в жизни серый цвет, надо сказать, идет мало кому в одежде. Чтобы выглядеть в нем, необходимо лицо, полная противоположность всему серому :)
Вот наверное поэтому я и люблю серый. За его многогранность и сложность...
Хотя мне этот цвет принес и еще принесет очень много огорчений... Но привязанности не выбирают...
Рубрики:  Думаю типа =)

-

Суббота, 26 Сентября 2009 г. 00:41 + в цитатник
у меня хз сколько контактов в аське - уже сеянных-пересеянных. и собственно если не по делу, то всем на меня срать.
в гильдии, куда я ушла из Артели, я нафих никому не нужна.
у старых друзей редко есть что рассказать мне.
а новые - мягко говоря не удались...
и при этом мне уже 30...
ппц как я много успела в жизни о_О сама себе, блять, удивляюсь.
после выхода из отпуска буду ссориться.
Рубрики:  Думаю типа =)

вопрос жизни...

Среда, 09 Сентября 2009 г. 11:30 + в цитатник
Куда деть раздражение от действий и поступков людей, которое внешне сводится к улыбке и "да, я все понимаю", но внутренне тихо ковыряет и откладывается внутри осадком?..
Однажды сойду с ума :(
Рубрики:  Вырвалось...

о да......

Понедельник, 07 Сентября 2009 г. 13:06 + в цитатник
Rouge: Где-то вычитала, что лучшее средство от депрессии - много оранжевого цвета.
Rouge: Поставила на десктоп красивую, широкоформатную картинку с ядерным взрывом. Сколько оптимизма она мне принесет, интересно...
Рубрики:  Чужие мысли
Моя шкатулка

на тему правильности...

Вторник, 01 Сентября 2009 г. 10:14 + в цитатник
Вот еще один пример из жизни виртуальной. Как его расценить? И как расценить мое раздражение к этому человеку? Очередное проявление раздражающей "правильности"?..

Из другой гильдии в мою нынешнюю перешел человек. Причем перешел с каким-то конфликтом и формулировкой "там поменялось руководство, я в корне не согласен".
При этом в моей гильдии есть правило - все персонажи принимаются оптом. Никаких твинков на стороне.
И вчера выясняется, что у пришедшего к нам человека в старой гильдии остался твинк, который уже 71-го уровня (из 80 возможных)...
Ну и как на это смотреть?..
Я наверное действительно сумасшедше-раздражающая окружающих личность... Но когда я со сходной формулировкой уходила из своей старой гильдии, я вывела всех, даже очень мелких, твинков. Я д е й с т в и т е л ь н о ушла.
А что сделал тот человек? Недоушел? Или решил посидеть на 2 стульях на всякий?..
Рубрики:  Думаю типа =)

Вопрос

Пятница, 28 Августа 2009 г. 10:02 + в цитатник
Народ, кто знает такую вещь.
Мне подарили сувенир. Выглядит оно так - черная небольшая пирамида (вид как будто из кирпичей), а сверху на ней - большая птица. Птица в общем сделана как будто летящая, у нее в теле и в крыльях заложено чета для балансировки. И она как бы на эту пиармиду опирается клювом.
Ну вот такая в общем скульптурка, причем несколько подвижная. Ну это детали.
Главное - никто не знает, что сочетание пирамиды и летящей над ней птицы может значить? Чтот мне кажется - должно оно значить... Вот только не могу понять что...
Рубрики:  Разное

и хде... (с элементами цинизма и жестокости)

Четверг, 27 Августа 2009 г. 10:35 + в цитатник
Действительно... Где?..
Где те люди, среди которых я буду своей? Где мне не захочется рассказать им о всех своих недостатках и больной голове, с подсознательным желанием их всех отпугнуть. Где мне будет интересно и я что-то смогу предложить кому-то взамен.
Ну не может же быть такого, что их нет в реале... Ну ладно, они ходят по другим тропам, не там, где я.
Но в Интернете?.. В этом диком смешении стран, народностей, людей...
Мои личные контакты делятся сейчас на такие группы:
- те, с которыми я вежливо молчу, перекидываясь изредка парой фраз
- те, кто тут уже давно, но собственно все уже сказано и все, потолок, дальше двигаться некуда
- те, с кем я общаюсь, потому что они мне нужны и потому что это лучшие из всех "не своих"
- те, кому на меня начхать с высокой горки
- те, с которыми мне интересно только в определенные моменты их/моей жизни, после чего наступает либо желание их всех убить, либо вырубить аську, либо пустота и понимание, что если бы не одна, узкая по своей сути, ситуёвина, которая меня объединила с ними в один круг общения... а убери ее - и все, им не о чем со мной говорить...
- случайно забредшие хз зачем
- неопределенная категория, которые могут быть всеми вышеперечисленными в разное время.
И единственный верный с точки зрения мнения всея окружающей меня толпы вывод - сама такая. Сама виновата. Сама ничего не умеет. Сама не..., не...., не....
Рубрики:  Вырвалось...

.......................................................

Среда, 26 Августа 2009 г. 11:12 + в цитатник
Настроение сейчас - херовое, спасибо

Ну что у меня за скверная привычка...
Даже так - бля, что за нафих...
Что за мазохизм рассказывать людям, какая я плохая?.. Зачем мне это...
На прочность чтоли проверяю - выдержит ли это, и вот это, а потом вооот то еще сверху... Примет ли меня со всеми тараканами...
А потом сижу и жалею.
Бля, как я себя достала.
Рубрики:  Вырвалось...

Без заголовка

Вторник, 18 Августа 2009 г. 12:32 + в цитатник
Итак, город твоей души- Нью-йорк
imageНью-Йорк-мегаполис,жизнь в котором не прекращается даже ночью. Люди в нем как правило живут по законам большого города. В твоей душе, как и в Нью-Йорке нет места для дружбы или любви.А может быть у тебя в данный момент просто плохое настроение.
Пройти тест
Рубрики:  Я (тесты)

воскресенье, вечер...

Понедельник, 17 Августа 2009 г. 00:32 + в цитатник
Итак, чем же заканчивается очередная неделя...
Тихим раздражением на всю гильдию в ЭК2. И этом сейчас главная эмоция, которая меня переполняет.
Да, я знаю, что никто мне ничего не должен, что собственно всем на меня пофих и мир вообще штука жестокая.
Но они меня все б е с я т.
Вышла одна фихня для обновления всяких модификаторов. Мне пообещали помочь. Неделя прошла - большой мужской половой орган, а не помощь.
Думаю, что все же я опять дура. Опять выдумываю себе какие-то отношения, которых тупо нет. Ущербность в реале, что тут скажешь...
Подумаю. если раздражение не пропадет через недельку или даж меньше, уйду нах с гильдии. (Вот, сколько раз я думала эту фразу. И сколько раз мне кидали кусок чего-то хорошего, и я опять усаживалась на свое место. И щас хз найду ли в себе сил что-либо менять...)
В общем не знаю, что я хочу...
Хотя... Часть этого заключена в фразе "быть своей". Но этого уже не будет. Там, где я была своей - там уже все разрушено до основания... И моей рукой тоже...
Плин, заберите у меня эти блядские самокопательные мозги...
Рубрики:  Вырвалось...

Метки:  

кто?.. что?.. зачем? о_О

Вторник, 11 Августа 2009 г. 17:28 + в цитатник
.
 (500x342, 39Kb)

Без заголовка

Вторник, 11 Августа 2009 г. 12:00 + в цитатник
я вроде спокойный человек. и вообще не страдаю сильно невзвешенными серьезными действиями...
но плин сегодня меня серьезно посетило желание уволиться нахер с этого гондураса.
Рубрики:  Вырвалось...

Почитайте ее новеллы... Правда, почитайте...

Вторник, 11 Августа 2009 г. 00:57 + в цитатник
Дина Рубина

МАСТЕР—ТАРАБУКА

К открытию выставки все уже было готово...Он сидел в галерее, пил с Шерманом холодное пиво, принесенное из соседней забегаловки, и оглядывал картины на стенах.
Это была первая его серьезная выставка в стране. Прошел год после приезда — целый год, в течении которого он болтался по городам в поисках работы, по галереям в попытках заинтересовать хозяев своими картинами, по кибуцам и сельхозкооперативам, стараясь получить заказы на раскрашивание водонапорных башен.
Наконец, Шерман дал согласие выставить его работы к празднику Суккот на целых две недели. Время было хорошее, осеннее, туристическое — Митя строил планы и ждал от этой выставки некоего поворота судьбы.
— Осталось последнее, — сказал Шерман, прихлебывая пиво и отирая толстой пятерней пену с усов. — Cейчас приедет специалист по освещению...
— Я люблю, чтобы всем занимались профессионалы, — сказал он, помолчав. Казалось странным, что у этой пивной бочки, обсиженной бородавками, одна из самых эстетских и дорогих галерей в стране.
— Я не как некоторые: повесил картины и будь что будет, — добавил он... — последнее слово в экспозиции у меня говорит специалист по освещению.
Тут раздался грохот и в витрину галереи чуть не влетел мотоцикл. Юноша, примчавший на нем, — необычайно хрупкий рядом со своим блестящим черным быком, — снял шлем, тряхнул гривой волос и оказался девушкой. Это и был специалист по освещению.
Она вошла, улыбаясь широкой клоунской улыбкой, шлем свисал на ремне со сгиба тонкого локтя, как корзинка с ягодами.
Мгновенно стала командовать, спорить по экспозиции, перевесила три картины местами и при этом смеялась, смеялась.. — странная особа: ничего смешного Митя во всем этом не находил. Но была она очень хороша, впоследствии выяснилось — откуда в ней странное сочетание отрешенной восточности и западной деловитости.
Восточный "крой" внешности — длинные брови на узком смуглом лице, и особенное стремительное изящество походки она заимствовала от отца, иракского еврея, прибывшего в страну в конце пятидесятых годов. Прозрачные, чуть выпуклые серые глаза с россыпью золотых крапинок на радужке, были материнскими. Ее мать вывезли перед войной из Германии в Палестину дальновидные и богатые родители. Эта взрывчатая смесь породила пятерых шумных, резких в движениях, обуянных страстью к мгновенному переключению жизненных скоростей, горластых детей обоего пола. Семья содержала два больших магазина электротоваров — в Тель-Авиве и Яффо, и фирму по установке освещений разных объектов.
Впрочем, все это выяснилось позже.
Несколько споткнувшихся друг о друга взглядов, две-три фразы — исключительно по делу! (она действительно была классным специалистом: где-то убрала прямой свет, где-то направила его прямо на картину, где-то приглушила, где-то вдруг осветила пустой угол с одинокой плетенной корзиной, — и экспозиция выставки мгновенно приобрела респектабельный, неуловимо западный, дорогой вид...); ее клоунские складочки вокруг всегда смеющегося рта, точные и плавные взлеты-движения рук, унизанных дешевыми серебрянными браслетами, какими — целыми гроздьями — торгуют арабы на "шук пишпишим" — блошинном рынке в Яффо, и главное, его, Мити, неожиданное и несвойственное ему с женщинами, смущение ...— словом, минут через двадцать поняли оба, что влипли.
Так началась эта легкая забавная связь...

В то время он за гроши снимал мастерскую в старом арабском доме в районе Яффского порта, неподалеку от "шука пишпишим", — крикливого, пестрого, знойного, пропахшего корицей и кориандром, маслами и марихуаной, пропитанного запахами затхлых старых вещей, свезенных сюда эмигрантами разных стран и эпох, мерцающего из тьмы глубоких лавок зеленоватой медью, блошинного рынка, расползшегося разлапистым крабом по дюжине окрестных переулков.

Железные, крашеные ярко-синей масляной краской, ставни высоких мавританских окон после полудня защищали комнату от прямых лучей палящего солнца.
Она приходила часам к трем, легкой узкой ладонью выбивала по рассохшейся двери дробь, он открывал, они обнимались в дверях и проковыляв так несколько шагов, валились наощупь на широкий деревянный топчан, застланный пестрым восточным покрывалом, купленным по дешевке все на том же блошинном рынке...

...Она серьезно занята была в семейном бизнесе, но кроме того, мастерила замысловатые украшения из бусин старого тусклого коралла, меди и серебра, лепила из глины и обжигала потешные фигурки танцующих евреев, которые быстро распродавались в дорогих туристических галереях в Яффо, писала стихи и — потрясающе играла на тамбурине.
Это выяснилось в первый же день, когда, поблескивая в полутьме то влажной от пота спиной, то узким плечом, вдруг открывающим белое полукружье груди, она прохаживалась, осваиваясь в его мастерской. И увидела на полке, среди стеклянных банок, кистей, бутылочек с лаком, — тамбурин, купленный Митей по случаю здесь же, на блошинном рынке.
— О, тарабука!
Немедля уселась на стул в той позе, в какой садилась на мотоцикл, тонкими коленями обхватила бочонок с натянутой на него пергаментно сухой кожей, и легким хлопком сложенных пальцев извлекла одинокий звук, — пустынный и глухой. Этот, тянущий душу, оклик древнего пастуха несколько мгновений таял между ними...Вдруг дробь переката — с запястья на ладонь — рассыпалась по мастерской, как рассыпается по склону горы стадо овец; монотонно и упруго бормотали обе руки на натянутой коже, вперебивку, легкими звонкими шлепками ладоней одна за другой; затем, на подкладке нежного гула, который она создавала трепетанием пальцев левой руки, правая стала плести сложнейшие рванные ритмы, рука металась, билась, как бабочка в сачке, сновала рыбкой, зависала, вытягивая из шкуры невидимые нити замирающего звука, и в тот самый миг, когда он угасал, гулкий и ровный набат колокола вновь распахивал кулису пустыни, за которой обрушивался грохот волн о дамбу, а следом пробегало стадо степных скакунов, и запоздало, робко — скакали копытца заблудившегося жеребенка....

Приподнявшись на локте, он зачарованно смотрел на голого божка с тамбурином в коленях.
В полутьме она была похожа на мальчика-подростка. Несколько тонких солнечных лезвий от ставен пересекали ее плечи и грудь.
Выпуклые серо-золотые глаза стрекозы смотрели сквозь него, руки продолжали изнурительную пляску.
Нежный рокот, любовный морок-бормот плыл по сумеречной прохладе мастерской...
— Где ты научилась?! — спросил он, когда она опустила обе ладони на тамбурин, словно успокаивая разгоряченного коня...
— Митья, ты имеешь мастер-тарабуку! — сказала она, подняв палец и важно улыбаясь.
(Позже обмолвилась, что игре на этом инструменте обучил ее дядя, младший брат отца, тот, что в юности, в Багдаде, несколько лет сопровождал игрой на тамбурине выступления самой непревзойденной Надьи — знаменитой танцовщицы, на чей танец живота съезжались любоваться богатеи "со всего Бовеля").

...Крики чаек в порту долетали до окон мастерской. И часто им вторила дробь и синкопические гулкие удары.
Бывало, она пальцами и ладонями выколачивала на Митиной спине сложные ритмы, изображая губами и горлом звуки тамбурина. Это было щекотно и смешно.
Никогда и ни с кем до того он так заразительно и много не хохотал в постели.
— Смешно?— спрашивала она после каждого взрыва хохота. — Правда, смешно?
И он отвечал :
— Обхохочешься...

Они виделись чуть ли не каждый день, но ночевать она не оставалась. Строгий устав ее большого семейства, скорее, все-таки, восточного, соблюдался всеми детьми. Особенно приглядывал за порядком старший брат.
— Я рассказала про тебя Аврааму, — сказала она как-то. — Он был бы рад познакомиться с тобой...
Вот, хочет все испортить, подумал Митя с досадой, видали мы этих старших братьев-сватов, а вслух проговорил.
— ...как-нибудь, при случае...
— Митья? А что бы ты делал, если б я исчезла?
Он обнял ее, улыбнулся...
— Стал бы тебя звать.
— Как? — удивилась она.
— А вот так: — и он несколько раз ударил ладонью по тамбурину...

Помнится, тогда она пропала на неделю, и он не искал ее. Знал, что придет сама. И она пришла, как ни в чем не бывало, со своей клоунской гримаской в уголках растянутого рта. Сказала, что уезжала в Мадрид с Моти Глюком, помогать ему монтировать выставку в Музее современного искусства.
Митя почувствовал злое тянущее чувство в груди, — неужели ревную?— подумал, мысленно усмехнувшись. Но она в тот вечер особенно безумствовала, колотила по тамбурину, хохотала, хохотала...Смотрела на него серо-золотыми стрекозьими глазами:
— Митья, для тебя исполняет Мастер-тарабука! — и щекотно выстукивала на его спине сложнейшие ритмы:
— Смешно? Правда, смешно?
— Обхохочешься...

Месяца через три чудом, — а вернее, немыслимыми усилиями и челночной дипломатией двух его покровителей, — он заполучил годовой грант от Союза художников на поездку во Флоренцию.
Это было захлестнувшим его счастьем:Италия, музеи, картины великих мастеров и возможность писать, не задумываясь о куске хлеба...Последние недели перед отъездом он был так возбужден, так озабочен приготовлениями в дорогу, так боялся всего, что могло бы помешать сбывающейся мечте...С Мастер-тарабукой они почти не виделись... Встретились только перед самым отъездом, мельком...Он был рассеян, весел, небрежен...Хоть убей, даже не помнил — как расставались.
И уехал.

Италия смыла с него всю прошлую жизнь, все любови и дружбы, поглотила, провернула его, словно в мясорубке. Год пролетел — не ухватишься, но ему удалось зацепиться в одной дизайнерской фирме и остаться в одном из городков под Флоренцией еще на год...За это время у него были три связи — две пустяшные, одна задевшая настолько, что несколько раз всерьез задумывался — не жениться ли? Однако, Бог миловал, и два года спустя после отъезда он вернулся в Яффо...

Не сразу вспомнил о Мастер-тарабуке, и не сразу стал ее искать. Просто поначалу чего-то недоставало в морском воздухе этой местности — крикам чаек в порту не вторили гулкие удары тамбурина. Однажды, сидя в компании художников в портовом ресторанчике (здешние арабы подавали к жареной форели какой-то особенный кисловато терпкий соус), он обознался, приняв за нее какую-то девушку, входящую в двери, и по внезапному болезненному толчку в груди понял, что немедленно хочет увидеть ее, услышать ее смех, заглянуть в серо-золотые глаза стрекозы...
Он стал спрашивать о ней, разыскивать повсюду. Наконец, кто-то сказал, что она уехала в Швейцарию, живет в Цюрихе, замужем...
Конечно, он не стал горевать — какая чепуха, в самом деле!...Да и странно было бы ожидать, что она здесь тоскует по нему в одиночестве...Она забавно смеялась, это правда... "Митья, ты имеешь мастер-тарабуку!"...Дай Бог ей счастья...
Прошел еще год, он забыл о ней. Вернее, вспоминал только по праздникам, когда мальчишки выносили на улицы тамбурины и неумело били в них, стараясь "переколотить" один другого. Вот тогда некоторое сжатие...да нет, легчайший сквознячок нежно так пролетал по сердцу...нет, не мог он этого объяснить!...

Однажды сидел в мастерской у друга-скульптора.
Вдруг открылась дверь и вошла она — просто и буднично: в том же мотоциклетном шлеме, та же клоунская длинная улыбка, те же серо-золотые глаза. Он ахнул, оцепенел, вскочил ей навстречу, они крепко обнялись, поглядели друг на друга, расхохотались...Она совсем не изменилась. Да что ж ты — так и ездишь по всему миру на своем мотороллере? — смеясь, спросил он. — Нет, конечно, одолжила у брата на месяц, пока тут кручусь...
Вместе вышли на улицу. Ему нужно было ехать куда-то по делам, — неважно, он уже забыл обо всем. Сейчас важно было только то, что она вернулась.
И уже невозможно внятно объяснить самому себе — почему, почему он уехал без нее, почему жил без нее эти годы, и как же теперь загладить свою вину, как не отпустить ее, вот так прижать к себе, и уже не отпускать от себя ни на минуту!)
Она села к нему в машину "на минутку" и, заехав на задворки какого-то здания, он остановился, повернулся к ней, они подались друг к другу, затянув долгий нежный поцелуй стосковавшимися губами.
Наконец, она оторвалась и, уперев ладони в его грудь, долго пристально всматривалась в его лицо своими веселыми стрекозьими глазами.
Потом проговорила:
— Митья, у меня эйдс.

Он взмок мгновенно и обильно, словно его окатили фонтанные струи. Волна жара поднялась из желудка, руки и лицо покрылись гусиной кожей.

Первым желанием было — бежать, не оглядываясь, бросив ее вместе с машиной тут же, на задворках старого Яффо.
Страшным усилием воли он пригвоздил себя к сидению и даже не откинулся назад, не отодвинулся, не отвернулся.
Она стала рассказывать, горько улыбаясь, как отвернулись, отгородились от нее родные, как презирает ее старший брат, Авраам...Говорила просто, буднично, снимая легкой ладонью слезы, катящиеся по щекам...
— Вот куплю колокольчик на блошинном рынке, повешу на шею, буду ходить...
— Зачем — колокольчик? — машинально спросил он, почти не слыша, судорожно вспоминая, что с утра был у зубного врача и там, должно быть, ранка еще не затянулась...
— Колокольчик на шею и балахон с капюшоном на лицо...— повторила она. — Так прежде бродили по свету прокаженные...
— Ты не бойся, — сказала она, глядя на него прямо, — поцелуй не заразен. Ты же знаешь, заражаются через кровь или...
— Или,— слабо улыбнувшись повторил он. И опять вспомнил, что с утра был у зубного врача ...
— Я уверена, что ты чист...Все это случилось уже после тебя... Ты уехал, Митья, и не звонил...Я звала тебя. Я каждый день играла на тарабуке — мне казалось, что я выманю тебя оттуда...Никогда я не играла так прекрасно...
— Это... твой муж? — проговорил он наконец.
— Нет, — сказала она легко...— я живу с один парнем, беднягой, которого заразила, не зная еще, что больна...
Он заставил себя еще посидеть с ней рядом, не в силах прикоснуться к ней и умирая от ужаса...Заставил себя вновь и вновь выслушивать ее жалобы на семью...
— Только ты один, — говорила она, плача и улыбаясь своим клоунским ртом, — Только ты один не изменился в лице, когда узнал...
Наконец он дождался, когда она выйдет из машины, невероятным напряжением лицевых мышц удерживая на лице улыбку, помахал ей рукой, и когда она исчезла за углом, открыл дверцу машины и собрав всю слюну во рту, сплюнул на грязный мазутный асфальт. Ему показалось, что в слюне кровь. Он вышел, присел на корточки и долго с колотящимся сердцем всматривался в крошечную пенную лужицу...

Так начался изнурительный кошмар этих двух недель, в продолжение которых он пытался заставить себя решиться на проверку и одновременно уговорить, что здоров и ни в какой проверке не нуждается.
Чтобы избежать контактов с женщинами, объявил двум постоянным подружкам, что уезжает на ближайшие дни в Германию, а сам часами сидел в запертой, с закрытыми железными ставнями, мастерской. Бродил при свете лампы от картины к картине, а когда останавливался перед большим острым обломком старинного зеркала, подобранного у антикварной лавки, долго и тупо разглядывал свое, исполосованное солнечными лезвиями сквозь ставни, лицо. Часто взгляд его падал на тамбурин, запыленный с тех пор, как она играла на нем, тогда подходил и вяло шлепал ладонью по туго натянутой коже.
Он перестал спать и почти ничего не ел... Стал подсчитывать — сколько проживет еще, если заразился. И как быть — тянуть ли резину мгновенно осевшей жизни или уйти сразу, не успев стать парией и проклятьем для друзей и женщин. И как и у кого — не вызывая подозрений — узнать, насколько быстро проявятся признаки болезни?
Он резко похудел, и в один из этих тягостных тупых вечеров у него вдруг начался приступ астмы — первый приступ болезни, которая потом будет мучать его всю жизнь.
Начался этот приступ неожиданно — от взгляда все на тот же, покрытый пылью, тамбурин. Ему показалось, что пыль мешает ему дышать, забивается в горло и ноздри, оседает на легких, пробкой стоит в бронхах. Прокашлялся, пытаясь избавиться от незнакомого ощущения; но пыль преследовала его — она уже носилась по мастерской, шевелилась на полках, облачками поднималась при каждом шаге, при каждом движении.
Он закашлялся, снова и снова пытаясь прочистить горло, все чаще и чаще дыша, сипя, отплевывая слюну, пытаясь вдохнуть, протолкнуть воздух внутрь сквозь игольное ушко в горле...
Наконец, схватил проклятый тамбурин и, кулаком толкнув ставни, со всей силы выкинул его наружу. Тот ударился о камни забора напротив и покатился вниз по крутизне узкой улочки, запрыгал по ступеням, нагнал какого-то, испуганно отпрянувшего, туриста, покатился дальше...
Морской воздух криками чаек влился в мастерскую, влажно зашевелился в занавеске на двери, раскачал плетенный колпак на лампе под высоким потолком...

Наутро Митя уже сидел в коридоре отдельного флигеля во дворе клиники, дожидаясь своей очереди — на анализ крови.
И спустя несколько адовых дней, перемежающихся приступами удушья, которые он считал первыми признаками заражения и все-таки надеялся на что-то немыслимое, неизреченное, лишь ночами выдыхаемое им словом "..о-о-осподи!!" — (самыми страшными были ночи и мысли о необходимости и неотвратимости самоубийства), — он опять сидел в чертовом флигеле и ждал своей очереди. Его колотил озноб.
Всех, сидящих в очереди, вызывали попеременно в два кабинета. И судя по тому, что из одной двери люди выходили с обморочно счастливыми лицами, а из другой — как слепые и оглушенные рыбы, чуть ли не руками нащупывая дорогу к выходу, он понял, что в этих разных комнатах дают разные ответы.
Последние несколько минут, когда он ждал — в какую комнату его позовут, он никогда не забудет. Они станут мучить его в снах — эти две двери, открывающиеся попеременно. И его будут звать то в одну, то в другую, из них будут тянуться к нему страшные руки и тащить в разные стороны, и рвать на части...
... Наконец, из "хорошей" комнаты выглянула сестра и назвала его фамилию.
Он остался сидеть. Чайки кричали в ушах, монотонно гудел тамбурин.
Она снова назвала его фамилию и спросила — что, нет такого?
Тогда он поднял руку, вяло улыбаясь...

За все это время она не позвонила ни разу. Сначала он боялся, что не сможет скрыть ужаса и ненависти, если она предложит встретиться.
Потом оценил ее деликатность.
Потом подумал, что она уже уехала и — ощутил странную смесь облегчения и досады: как же так, не попрощаться, даже по телефону?! Не могут же они после всего вот так расстаться, не сказав друг другу последнего слова?

Наконец, раздался звонок.
— Митья, — услышал он ее забавный, с этими восточными низкими обертонами, такой милый, такой смешной, безопасный голос...— Я уезжаю...
— Когда?! — вскрикнул он. Сердце его вдруг забилось, как бывает при неожиданной и тяжкой вести. Вдруг, в одно мгновение он понял — чем она была в его жизни.
— Я звоню из аэропорта...Уже сдала чемодан, сейчас допью кофе и поднимусь в зал ожидания...
— Как же ты могла...
— Дорогой мой, молчи!...не надо этих слов. Ничего уже не надо. Я — сколько проживу — буду благодарна тебе за твое лицо тогда...Я ведь следила, внимательно следила... Все-таки, я не зря всю жизнь люблю тебя, Митья...

Он заметался по мастерской... Остановился перед полкой, на которой столько лет пылился ее тамбурин. Он видел ее серо-золотые плачущие глаза, ее клоунскую гримаску в углах рта...
— Гад! — сказал он своему отражению. — У, гадина!

Сбежал вниз, сел в машину и выжимая предельную скорость, — как когда-то она на своем мотоцикле, — помчался в аэропорт...
...Она уже прошла за барьер.
— Мастер-тарабука!!
Она оглянулась, всплеснула руками, засмеялась, засмеялась... Что-то сказала, затеребила какую-то блестящую штуку на шее.
— Я ни черта не слышу!! — крикнул он, боясь расплакаться. Они стояли у барьера, кричали через головы пассажиров, проходящих контроль.
— ...колокольчик..! Правда смешно?!
— если...все-таки..позвони мне!
— ..когда-нибудь...если буду...
Голоса их долетали сквозь гул толпы как замирающие звуки тамбурина.
Удар, хлопок, торопливая россыпь, остывающий звук.
Удаляющийся звон колокольчика...
Смешно...
Правда, смешно?
Обхохочешься...
Рубрики:  Чужие мысли
Пестрый сундучок

хз

Вторник, 11 Августа 2009 г. 00:54 + в цитатник
Настроение сейчас - хз

хз что даже написать...
опять же ничего хорошего не выйдет из под моих пальцев.
его там просто нет. хотя может и есть. только его надо долго-долго откапывать под слоем проблем, грязи, всякий фихни и такого...
за прошедший (после последней жалобы) период у меня было много всякого. но не было желания это все взять, и описать...
живу... так, просто так. бездумно и бессмысленно.
мама продолжает от меня требовать хз даже, сочувствия чтоли или эмоций, или решения всех проблем сразу...
а я не-хо-чу об этом всем думать.
да я и вообще ничего не хочу.
устала я...
что детство было напряжное, что ушкола, что учеба...
и вроде все легко, и вроде все было не хуже других...
но чувство, когда за спиной есть дом-опора, и чувство, когда за спиной есть бомба с детектором движения... знаете... это два разных чувства.
устала я... и это не то, от чего можно отмахнуться пустым советом "отдохни". это уже хроническое состояние организма.
будем жить. даже так - будем существовать пока существуется...
одно плохо... я начала надоедать людям.
не, ну конешно - сколько же можно ныть...
будем существовать...
Рубрики:  Вырвалось...

-

Среда, 05 Августа 2009 г. 00:25 + в цитатник
.
 (698x226, 84Kb)
Рубрики:  Пестрый сундучок

-

Среда, 05 Августа 2009 г. 00:24 + в цитатник
.
 (699x370, 128Kb)
Рубрики:  Пестрый сундучок

Гномушка

Вторник, 21 Июля 2009 г. 08:58 + в цитатник
Наконец-то хоть одно нормальное изображение гнома-девушки!
 (144x249, 6Kb)
Рубрики:  Моя шкатулка

-

Пятница, 17 Июля 2009 г. 12:33 + в цитатник
Господи, я не твой, ближних я не могу любить\"
(с) Ария

Эта фраза сейчас описывает мою жизнь...
Господи, как же меня бесят люди...
А еще я безгранично, до боли в мышцах, устала....
Рубрики:  Вырвалось...

ыыыыы

Понедельник, 06 Июля 2009 г. 15:57 + в цитатник
.
 (600x400, 54Kb)


Поиск сообщений в Странная_зверушка
Страницы: 63 ... 60 59 [58] 57 56 ..
.. 1 Календарь