Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 277 сообщений
Cообщения с меткой

язычники - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Сибирская_барышня

Кто такие язычники

Среда, 20 Апреля 2016 г. 10:16 (ссылка)




Историческая наука выстраивает картину прошлого, пользуясь материальными остатками древних культур, которые не всегда дают полную картину для достоверных заключений и выводов. В силу этого, существующая историческая картина мира полна мифов, которые преподносятся как действительные факты. Примером может служить миф о славянах — язычниках.



О язычестве известно немного. Когда-то территорию Евразии заселяли славянские племена, которые не имели собственной письменности и культуры. Они поклонялись природным силам, изображая их в виде идолов. И хотя к настоящему моменту появились новые факты, подтверждающие наличие высокой культуры у славян, миф о дикости идолопоклонников–язычников по-прежнему доминирует в исторической науке.



Между тем, предки оставили универсальный «ключ» для открытия истории: «В начале было Слово…». Эта фраза трактуется как угодно, но только не в прямом смысле: истоки прошлого надо искать в Слове.



Применим этот «ключ» к слову «язычник». Согласно правилам русского языка корнем здесь служит слово «язык». Язык – средство общения людей. Развитие языка — это появление письменности, символьное (знаковое) оформления устной речи. Получается, что «язычники» — это те, кто знает язык и имеет письменность. Этот вывод не имеет ничего общего с бытующим историческим мифом о язычниках-славянах.



Слово – Слава (переход букв а-о)



Славянами называли тех, кто славили Слово и умели его править, т.  е.  применять к слову правила кириллицы .

В этом смысле интересно появление слова «православие». Изначально, «православные» – это люди, которые умели «править» Слово. Значение, в котором используется это слово сегодня,  появилось уже позже.



Именно с помощью Слова наши предки создали иллюзорную историю, скрыв настоящую за сказками и мифами, в том числе, и мифами для взрослых (сделали они это по очень веским и объективным причинам). И без знания кириллицы, ее правил людям не разобраться в подлинности тех или иных исторических событий.



Кто же были эти люди, славящие и правящие Слово?

Ведическая Пасечная культура — основа мировых культур создавалась народом Пасеки 



Народ Пасеки — народ меда – демос мед – дем ос(ы) мед (осы меда = пчелы)

дем ос мед – народ ОС мед – народ Он Слово мед (в кириллице О=Он, С=Слово) –народ медового слова



«Дем» — это обратная сторона слова «мед»: дем/мед, или иначе, это проявление правила кириллицы о яви и нави слова,  его прямом и обратном прочтении. Только вместе эти две части слова дают полный образ слова: деммед.



Деммед — Демед — Демид(овы) — это образ народа Пасеки, который создал Ведическую Пасечную культуру:



Культура – культ у ра – ура к ульт – урауль(я)т – ура у льт – уральт — Урал т- Урал твердо (Т=Твердо) – Урал дверь то … (переход букв д-т)



Урал, Демидовы… Это не случайное совпадение в результате игры слов.  Народ меда или «Демидовы» — это пасечный образ, и он относится не только к роду уральских Демидовых, но и к  знаменитому роду Медичи. История Пасеки и ее народа такая же давняя, как история человечества.



Послесловие: Много споров возникает о происхождении слова «Русь»- «рус». Если прочитать имена букв кириллицы, которые его составляют, получится:



Русь — рус — Рцы у Слово — Смотри у Слово — Слово смотри



Как говорит Веди: «Кто у Слова, тот и ставит уСловия«. Будут ли сегодняшние потомки славян ставить условия? Только, если вернутся к практическим знаниям предков



Продолжение

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Trang

Иной взгляд. Хлысты, вертуны, телеши и скопцы- что сопровождало раннюю христианизацию Руси — Виртуальный Кореновск

Среда, 13 Апреля 2016 г. 18:03 (ссылка)
mykor.ru/blogs/blog-trang-a...-i-sk.html

Иной взгляд. Хлысты, вертуны, телеши и скопцы- что сопровождало раннюю христианизацию Руси После принятия Русью христианства, в толще народной жизни ещё долго сохранялись остатки язычества. Отчасти оно переродилось в безобидные деревенские обряды
#Интересное_виртуальныйкореновск
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Maya_Monahova

"Является ли Церковь языческой?"

Пятница, 25 Марта 2016 г. 23:19 (ссылка)


 






Является ли Церковь языческой?


Со времен своего становления церковь борется с влиянием язычества. Будучи приобщенной к своим еврейским корням, она была под угрозой гностицизма, фарисейства и слияния с языческими обрядами. Но в тех самых корнях, питаемых почвой Торы, было неотъемлемое противостояние идолопоклонству. Десять заповедей начинаются со слов: «Да не будет у тебя других богов перед лицом моим. …не поклоняйся им и не служи им».



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
евгения_фещенко

А. Ткачев. Ответы на вопросы. О еврейском народе, пророках и язычниках.

Среда, 13 Января 2016 г. 16:36 (ссылка)



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Александрийская библиотека или искренне лгущий Виталий Питанов.

Среда, 06 Января 2016 г. 19:46 (ссылка)

Александрийская библиотека или искренне лгущий Виталий Питанов.

Часть первая. Немного о причинах.

Прежде, чем перейти к сути, я хотел бы спросить читателей (особенно тех, кто причисляет себя к христианам): известно ли вам такое явление в христианстве, как "ложь во спасение" или же "благочестивый обман" (лат. pia fraus; итал. santo ingann). Наверняка, эту тему вам не преподавали в семинариях и не поднимали на проповедях. Между тем, это явление существовало и существует. В чем его суть? pia fraus - морально-теологическая концепция о допустимости сознательного обмана для «вящей славы Божьей» и спасения души .
Согласно этой концепции высшая цель компенсирует грех обмана во имя победы над более тяжким грехом неверия ( 1) Margaret Roberts. Saint Catherine of Siena and Her Times. 2) Атеистический словарь / Под общ. ред. М. П. Новикова. — 2-е изд., испр. и доп. — М., 1986. — С.60).

"Пример такого положения легко отыскать в правиле французских монахов XII века, которые восхваляли (и называли благочестивым обманом - pia fraus) ложь и вымыслы, которые они и другие монахи распространяли в мире, чтобы расположить верующие души к большему почитанию святых их орденов и к щедрым пожертвованиям, что слишком часто было следствием этого почитания" - писал Хуан Антонио Льоренте (испанский историк, католический священник, доктор канонического права, секретарь инквизиции в Мадриде).

Ярким примером применения pia fraus в истории являлась попытка выставить за подлинник подложный документ, именуемый "Константинов дар", применявшийся в грызне духовной и светской властей в Европе.

Методы сторонников мракобесия сейчас не столь топорные. Но "благочестивый обман" до сих пор стоит у них на вооружении, и применяется в тех случаях, когда они уверены, что подлинность их утверждений никто не будет проверять. А этого легко добиться другим принципом, во все времена применявшимся в единобожном мракобесии - религиозным антиинтеллектуализмом. В учебнике философии, разработанном кандидатом философских наук В. Г. Нецветаевым, среди характеристик этого явления имеются следующие фразы: "представители <...> религиозного антиинтеллектуализма полагают, что <....> на пути к Богу разум является помехой.Чтобы прийти к богу, нужно забыть все, что знал, забыть даже вообще, что может быть знание".

"Антиинтеллектуалисты намерены культивировать такую религиозность, в которой чувства преобладали бы над рассудочным началом. Они стремятся замкнуть религиозную жизнь в рамки эмоциональной сферы, сделать ее недоступной критике с позиций логического мышления. В современной русской религиозной философии мнение антиинтеллектуализма наиболее последовательно выражал Л. Шестов (1866 —1938). Определяющим моментом его учения является тезис о коренной противоположности и, даже, несовместимости веры и разума. Вера, с его точки зрения, — это особая, наиболее полная, высшая плоскость бытия человека, коренной поворот к новой жизни, в которой не действуют законы человеческого общежития, авторитет, разумные доводы" - писал Радугин Алексей Алексеевич (специалист по религиоведению и истории философии; доктор философских наук, профессор).

Казалось бы, течение, направленное на приоритет интеллекта, должно с блеском сокрушить подобное невежество, замешанное на фанатизме, но увы, разум, попавший в руки религиозного мракобесия, превращается в раба, вынужденного обеспечивать этому мракобесию должную опору и благосостояние. "В. С. Соловьев выражал в русской религиозной философии интеллектуалистскую тенденцию. Он стремился поставить разум на службу вере, дать возможность религии опереться на рациональное начало человеческого сознания, привлечь к обоснованию религиозного мировоззрения достижения науки и аппарат философии" - писал об этом явлении тот же Радугин.

Если кратко подытожить столь долгое вступление, то можно указать на следующее:

1) В религиях монотеистического типа всегда наличествует шовинизм и фанатизм, которые толкают людей на неблаговидные
18:37:09
поступки ради "угоды богу". Причем упомянутый фанатизм, зачастую, является базой монотеистического мировоззрения;

2) Несмотря на то, что монотеистическому мракобесию ближе всего догмы религиозного антиинтеллектуализма, для укрепления собственных позиций и создания иллюзии обоснованности своих убеждений, его адепты не чураются использовать разум;

3) Ложь при защите веры не считается в единобожном мракобесии грехом, поскольку оная оправдывается тем, что бережет человека от "греха неверия".

Теперь же мы перейдем к сути.

Часть вторая. Старый-старый спор.

Несколько лет назад, после выхода на экран фильма "Агора", фанатики-мракобесы получили чувствительный удар сразу по двум фронтам: с одной стороны пошатнулась их уверенность в сусально-сливочном образе всепобеждающего словом христианина, а с другой - резко сократилась аудитория, что повлекло за собой сокращение доходов и моральной поддержки. Естественно, тогда, апологеты клерикального мракобесия старались всячески "развенчать" как сам фильм, так и историю того периода. Качество "развенчаний" оставляло желать лучшего: им занимались в основном малосведущие блоггеры, серьезные же ученые предпочли быть осторожнее с данной темой."Критика" же велась на уровне лозунгов и имела демагогический характер. Самыми часто повторяющимися были:

1) «Александрийская библиотека погибла до христиан (от рук язычников) или после христиан (от рук мусульман). Но уж точно не во времена, когда христиане разрушили храмы Александрии и убили Ипатию. Как вообще можно обвинять христиан, если библиотека разрушалась до них – язычниками, после них – мусульманами?».

2) «Христиане разрушили только языческий храм Сераписа (Серапеум), а нигде не сказано, что библиотека была там. К тому же, нигде не сказано о разрушении даже храма Сераписа. И еще – нет свидетельств, что в разрушении храмов Александрии принимали участие христиане».

3) «Вообще христиане не уничтожили библиотеку, а всего лишь расхитили ее»

4) «Первоисточники вроде «Свиды» не могут быть объективными: они отстают от описываемых событий на пол тысячи лет».

5) «Вообще, Александрийская библиотека еще до описываемых событий была перевезена в Константинополь».

6) «Да и вообще, стоит ли называть библиотекой несколько разрозненных свитков?»

Как вы можете судить, аргументированностью эти лозунги не блещут. А самое смешное, что наиболее противоречащие друг другу, зачастую исходили от одних и тех же мракобесов.

Тогда я с удовольствием ознакомил апологетов мракобесия с теми первоисточниками, которые им следовало бы знать. Подробности вы можете прочесть в моей статье "Александрийская библиотека. История религиозного вандализма и попытки замести следы." А если кратко, то:

На первый аргумент я ответил следующим образом. С одной стороны, я указал мнение В. О. Большакова (главный научный сотрудник ИВР РАН, профессор, заслуженный деятель науки РФ, доктор исторических наук), который указал в своей книге "История Халифата" непричастность мусульман к уничтожению библиотеки (т.2). С другой стороны, я отметил, что сам факт преступления не отменяет того, что аналогичное преступление с той же жертвой могло быть совершено ранее и позже.

На второй аргумент мною были приведены цитаты таких авторов как Деревицкий А. Н.,(O начале историко-лит. занятий в Др. Греции, X., 1891) и Лурье С. Я.,(Архимед, М.-Л., 1945), свидетельствовавших о том, что библиотека мусейона была переправлена в храм Сераписа незадолго до момента его разрушения. Так же я процитировал Сократа Схоластика, подробно описывающего уничтожение храма Сераписа и свидетельствующего о том, что это сделали христиане. Вспомнил я и Руфина Аквилейского, так же свидетельствовавшего о христианских вандалах в Александрии и о гибели храма Сераписа. И еще я привел слова Орозия, свидетельствовавшего о разорении библиотеки. И напоследок я привел "Суду" ("Свиду"), согласно которой Теон, живший в 335-405 годах, был последним библиотекарем этой коллекции,
погибшей в 391 году.

Третий аргумент, основанный на одном из наиболее мягких переводов Орозия, я рассмотрел с точки зрения других переводчиков, предпочитающих переводить термин « exinanition» не как "хищение", а как "опустошение, уничтожение". Так же я отметил, со ссылкой на книгу Джеймса Брэдстрита Гриноу и Джорджа Лаймена Киттреджа «Слова и их история в английской речи», что в английском языке этот заимствованный из латыни термин сохранил еще и значение "поругание, унижение".

В ответ на четвертый аргумент я заметил, что мой, с позволения сказать, "оппонент" отрицает противные ему источники с аргументом, что они отстают на 500 лет от описываемых событий, но считает абсолютно достоверными источники, описывающие события тысячелетней давности (уничтожение библиотеки мусульманами), если они подтверждают его больную теорию. Потому аргумент о временном промежутке, как факторе опровергающем, нельзя считать состоятельным.

Пятый аргумент мракобесов, о перевозе библиотеки в Константинополь (они к тому времени уже забыли, что ранее подтверждали ее уничтожение), являлся грубым подлогом: о перевозе каких-либо свитков из Александрии в Константинополь в 4 веке имеется вполне конкретное свидетельство. А именно – император Юлиан II Отступник (331 – 363, император в период 361-363) доставил в Константинополь часть книг Александрийского патриарха Георгия Каппадокийского. И, хотя это событие не могло случиться позже 363 года, защитники клерикальной лжи грубо переносят эти события в год 391 и представил миру, как мирный переезд книг из Александрийской библиотеки. Причем, они даже ничуть не удивляются тому, что Орозий явно сожалеет об утрате книг, что было бы исключено, если бы свитки Александрийской библиотеки просто переехали в столицу восточной Римской империи.

И шестой заключительный аргумент, который и до времени спора, многократно после него всплывал у мракобесов - «Да и вообще, стоит ли называть библиотекой несколько разрозненных свитков?» На него я ответил следующим образом: указал, что "Суда" называет библиотеку библиотекой, а не иначе, и дополнил своим мнением.

"В Александрии некогда был маяк, считавшийся одним из чудес света. И на нем были поставлены удивительные механизмы в виде статуй. По разным рассказам, одна из них будто бы всегда указывала рукой на Солнце на всем пути его движения по небосводу и опускала руку, когда оно заходило. Другая отбивала каждый час днем и ночью. Была будто бы и такая статуя, которая указывала рукой на море, если на горизонте появлялся вражеский флот, и издавала предостерегающий крик, когда суда врагов подходили к гавани. Маяк давно разрушен. Но мне уже много лет интересно, что это были за статуи. Были ли они механизмами, всего лишь преобразующими работу человека, или являлись одними из первых автоматов в истории? Были они целиком механизмами или же преобразовывали в свои действия какие-либо природные факторы? На эти вопросы нет ответа. Быть может, описание этих статуй было в тех самых «нескольких разрозненных списках», уничтоженных христианами. И прочесть эти самые «немногие списки» мне было бы гораздо интереснее, чем видеть многочисленные «побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа» и «бог лишь един», выдернутые из разрозненных свитков куда более низкого пошиба".

Часть третья. Старое мракобесие в новой обертке.

Традиционно прошло несколько лет, покуда мои "оппоненты" учили список первоисточников, на которые можно сослаться (так же традиционно упуская из внимания содержание этих самых первоисточников). И вот - пафосный "разгром Скрытимира". Я намеренно не торопился с ответом, мне было очень интересно, кто возьмет на себя ответственность за публикацию откровенного подлога.

К этому интересному вопросу мы перейдем в конце. А для начала посмотрим, о чем вообще идет речь.

Первое, что бросается в глаза, это традиционный для клерикального мракобесия презумпционный характер статьи, отрицающий любые аргументы, если они
противоречат наивному стереотипу о благочестиво-мученической истории античного христианства. Статья содержит в себе много эмоциональных выпадов, ставящих под сомнение непредвзятость публикаторов. Это "и второсортные критики христианства", "и полуграмотные антихристианские падальщики", и "антихристианские критиканы школьного возраста". Будучи снабженными должной аргументацией, эти выпады были бы вполне простительны. Но, к сожалению, это - единственные слова, которые являлись честно изложенным мнением, все остальное - пустышка. Статья продолжает гнуть упомянутые выше линии: "библиотеку уничтожили до христиан и после христиан, но никак не христиане, а если и они, то это не считается", "все свидетельства об уничтожении библиотеки христианами - поздняя выдумка", "в 391 году была уничтожена не библиотека, а жалкие ее остатки, а значит преступления нет". И, в качестве крокодильих слез - лицемерные вздохи о том, что вандализм не имеет религии и о том, что да, бывало, что христианская паства ставила больше на количество нежели качество своих членов.

Ну, о том, что у вандализма нет религии - я соглашусь. Отмечу только, что у вандалов религия все-таки есть.

А вот о самой моей статье и ее критике поговорим отдельно. Аргументируя, я приводил такие источники, как Лурье, Деревицкий, Сократ Схоластик, Руфин Аквилейский, Орозий, "Суда", Большаков, письмо Юлиана к Экдикию и Порфирию Католику (о библиотеке Георгия). Что из этого было аргументированно раскритиковано апологетами мракобесия? НИЧЕГО.

О Деревицком, Лурье, Руффине, Орозии, "Суде" и Большакове мракобесы просто умолчали. И, с точки зрения манипуляции аудиторией, поступили продумано: ведь никто не кинулся проверять всю историю, а упоминание о вышеуказанных авторах и трудах дало бы непредвзятому читателю возможность искать (и находить!) конкретную информацию, которая была бы не в пользу мракобесов.

Слова Схоластика переиначили до неузнаваемости. Дескать Сократ Схоластик говорит о храме Митры. Хотя сам автор перечислял следующие храмы, подвергшиеся нападению : "...он срыл капище митрийское, разрушил храм Сераписа, выставил на позорище кровавые митрийские мистерии и показал все смешные нелепости обрядов Сераписа и других богов, приказав носить по торжищу изображения Приапа". Далее следует попытка объединить эти храмы в один , дескать речь может идти об одном храме, одного и того же божества, которое разные поклонники называли разными именами. Вот это - уже совсем непонятный шаг: ведь с одной стороны он не отрицает наличия в разоряемом храме искомой библиотеки, с другой - явно противоречит Схоластику, который так же перечислял в числе подвергшихся глумлению и культ Приапа.

Снова была попытка выдать библиотеку Георгия за Александрийскую. Юлиан Отступник писал приказы о нахождении собрания Георгия не позже 363 года, в то время, как Александрийскую библиотеку христиане уничтожили в 391, т.е. на тридцать лет позже того времени, когда в Константинополь могла отправиться затребованная императором коллекция. И здесь снова мракобесы сделали попытку объединить две библиотеки: дескать, занятое христианами здание храма уже в 360 году представлял из себя пустое заброшенное место. И вот здесь мы имеем грубейший подлог: слова "В этом городе было одно место, с давних времен запустевшее, брошенное и наполненное множеством нечистот" относятся к совершенно другому храму ("там в древности язычники, при совершении таинств богини Митры"), относятся к событиям около 360 года и находятся во второй главе третьего тома "Истории церкви", в то время, как свидетельство об уничтожении христианами храма Сераписа, в том же труде наличествует в главе 16 пятого тома, и относится к совершенно другому времени и совершенно другим событиям. Доказательством тому служит упоминание в 16 главе пятого тома епископа Феофила, который занимал должность с 385 года, т.е. на четверть века позже, чем умер главный герой второй главы третьего тома "Истории церкви" - Георгий. За эту четверть века
библиотека была восстановлена и функционировала, о чем имеется свидетельство "Суды".

Клерикальными мракобесами было применено еще три приема, призванных создать у аудитории иллюзию осведомленности автора в данном вопросе.

Во-первых, это упомянутая выше попытка представить историю с разрушением библиотеки поздней выдумкой (Э. Гиббон, А. Шекли). Во-вторых, были зацитированы слова из художественной литературы о жестокости христиан, после чего предпринята попытка уверить читателя, что ни о чем таком античные авторы на самом деле не писали, и христиане всегда были благостными мучениками в веночках из роз. А в третьих, было заявлено, что раз пара авторов не упоминала о разрушении библиотеки христианами, то его не могло быть.

Если же коснуться этих вопросов разумом, который не подвергся ущербу через удар лбом о купель во время крещения, то можно обнаружить интересные факты и несостыковки.

Во-первых, выше я привел источники, свидетельствующие о разрушении христианами храма Сераписа и уничтожении хранящихся там книг: Руфин (4-5 вв.), Сократ Схоластик (4-5 вв н.э), Орозий (4-5 вв) и Суда (10 век). Эти авторы были если не прямыми свидетелями, то (за исключением более поздней Суды) как минимум хронистами-современниками. Мракобесы, как было сказано выше, просто умолчали о них ради теории "поздней выдумки".

Во-вторых,коментируя роман Шекли "Гипатия", мракобесы заявляют: "Не зная, что эти строки были опубликованы в 1971 году, вполне можно было бы принять их за воспоминания непосредственного свидетеля событий". Хорошо, а что писали сами очевидцы?

Сократ Схоластик: " Опираясь на такое полномочие, Феофил употребил все, чтобы покрыть бесславием языческие таинства: он срыл капище митрийское, разрушил храм Сераписа, выставил на позорище кровавые митрийские мистерии и показал все смешные нелепости обрядов Сераписа и других богов, приказав носить по торжищу изображения Приапа. Видя это, александрийские язычники, а особенно люди, называвшиеся философами, не перенесли такого оскорбления и к прежним кровавым своим делам присовокупили еще большие; воспламененные одним чувством, все они, по сделанному условию, устремились на христиан и начали совершать убийства всякого рода. Тем же со своей стороны платили христиане, — и одно зло увеличивалось другим. Борьба продолжалась до тех пор, пока не прекратило ее пресыщение убийствами."

И это - слова христианина-современника, а не позднего романиста-фантаста. В христианстве действительно был позорный период убийств инакомыслящих, уничтожения святынь и книг, период повального фанатизма... Вот только очень важный вопрос: а закончился ли этот период? Это я предоставляю читателям решать самим.

А в третьих, о заявлении, дескать, раз ряд авторов, вроде Евнапия ничего не сообщил об этом событии, то его не было. Тут я не буду утомлять читателя новым подробным разбором. Просто приведу современную аналогию. Утверждать, что события не было только потому, что некоторые хронисты о нем умолчали равноценно тому, чтобы утверждать в наши дни, что того или иного события не было, если журнал "Charlie Hebdo" не выпустил по этому поводу тематических карикатур.

Что мы имеем, если подытожить? Умолчание о свидетельствах древних хронистов и работах более современных специалистов - раз. Подлог слов Схоластика - два. Попытку исказить древние свидетельства, чтобы выдать библиотеку Георгия за библиотеку мусейона - три. Попытку выставить разорение библиотеки современной выдумкой через упомянутое выше умолчание древних хронистов - четыре. Попытку искуственно облагородить облик древнего христианина через то же умолчание первоисточников - пять. Попытку свести все в эмоциональную плоскость, с целью невербального влияния на читателя, для создания у последнего негативного образа антиклерикала - шесть. Умолчание о сведениях, содержащихся в статье-исходнике, при том, что сама "критика" заявлена, как "ответ" конкретным авторам - семь. Лицемерные воздыхания о том, что вандализм не имеет религии
- восемь. Но есть еще один момент, который я приберег под финал статьи, как лучше всего свидетельствующий о том, как сторонники христианской апологетики работают с первоисточниками - либо через полную безграмотность и незнание оных, либо через принцип "благочестивого обмана", о котором рассказано выше.

Часть четвертая. Сорта публикаторов..

Так кто же взялся публиковать заведомо ложные сведения? Сначала это были смешные детские сообщества блогосферы - "рокортодокс", "инквизиторы галактики", и однотипные с ними маловнятные молодежные группировки, вроде "МПО Центр "Истина" (Дзержинск). А потом, не иначе как став такими же "инквизиторами галактики", данный "разгром" взялись публиковать сателлиты от православного храма в честь иконы "Умиление"(Н. Новгород) и Преображенского кафедрального собора г. Заславля. Первый коллектив известен пропагандой различных идей - от нежизнеспособных утопистов до пойманных на фальсификации прамонотеистов. Второй же коллектив выступает (часто - в агрессивной форме) в защиту "истинной веры" от "лжецов", очерняющих церковь публикацией ценников в церковных лавках. Казалось бы - смешно и ладно: от того, что коллектив двух церквей перешел на бластеры и космические корабли ради охоты на ведьм, никому хуже не стало.

Но вершиной стала публикация вышеуказанной статьи на сайте якобы "антисектантского" центра "Ставрос", имеющим пафосный лозунг "для искренне ищущих истину". Причем публикация была от имени непосредственно "ведущего сектоведа" Виталия Питанова. Может показаться, что мы имеем дело с чудовищной ошибкой специалиста, который весьма неосторожно взялся выкладывать на обозрение прочитанную им "по-диагонали" статью. Но можно высказаться и более жестко: Виталий Питанов НЕ является специалистом в области религии. И это подтверждается первым же абзацем принятой им на публикацию статьи. В ней есть такие строки, приведенные как некая цитата: " в 391 году Александрийскую библиотеку уничтожили «скоты под руководством епископа Кирилла»." Профессионал бы обязательно удивился - откуда в 391 году взяться епископу Кириллу, если в это время данную должность в Александрии занимал Теофил? Питанов же опубликовал все как есть. Эта ошибка простительна для любого малограмотного блоггера, но непростительная для человека, позиционирующего себя, как специалиста в вопросах религии, и постоянно работающего с людьми в сфере современных религиозных конфликтов. Можно высказаться и так. Я же выскажусь резче: Виталий Питанов не считает зазорным публиковать умышленно сфальсифицированные сведения.

И вот об этом - чуть подробнее. Как выглядит полная цитата из статьи, которую выложил сайт "для искренне ищущих истину"?

"Не смогли обойти стороной сию историю и главные любители исторических мифов – славянские неоязычники. Один из их известных блоггеров по кличке Скрытимир Волк в своей книге «Азбуке начинающего язычника» с гневом повествует о том, как в 391 году Александрийскую библиотеку уничтожили «скоты под руководством епископа Кирилла». Это положение, преподнесенное автором «Азбуки», сегодня разделяется практически всеми антихристианами. Более того, оно воспринимается в качестве неопровержимого исторического факта, доказывающего «преступный характер», темноту и невежество всего христианства в целом, не говоря уже о христианах IV века."

Прекрасно! Нет, я не шучу, это и в самом деле прекрасно! Мне вменяется в вину, что я распространил "миф" об уничтожении Александрийской библиотеки христианами потому, что выложил в "Азбуке" строки "о том, как в 391 году Александрийскую библиотеку уничтожили «скоты под руководством епископа Кирилла»".

А что на самом деле написано мною в книге "Азбука начинающего язычника"? Страница 270. Цитата первая - "ок. 391-391 года толпа христиан разгромила и разграбила под руководством епископа ТЕОФИЛА последнее уцелевшее отделение Александрийской библиотеки". О епископе Кирилле саказано там же. Что особенно показательно - на той же самой странице, которую мракобесы
взялись цитировать, но никогда не читали. Итак, "Азбука начинающего язычника", стр. 270: " В 415 году эти скоты схватили Ипатию - женщину философа, возглавлявшую кафедру в главном университете Александрии. Банда Кирилла предала язычницу мучительной смерти..."



1.
пита1 (700x532, 631Kb)

2.
азб019 (473x700, 505Kb)


Итак, налицо фальсификация, которую счел необходимой опубликовать под видом "истины" ведущий сектовед Виталий Питанов.

Кто-то заявит, что "известный российский сектовед, научный сотрудник Санкт-Петербургского православного института религиоведения" (пусть даже он технарь по образованию) не обязан читать книги неоязычников. И я уверен, что такие заявления последуют. Однако я спешу заметить, что как раз изучение подобного рода литературы входит в обязанность "сектоведов", а не безоглядная публикация искаженных цитат. Это раз. А во вторых, ЛЮБОЙ человек, хотя бы претендующий на эрудицию, обязан точно цитировать первоисточник, на который он ссылается, особенно если в ссылке имеется имя автора.

Итак, с "искренне ищущим истину сектоведом" все понятно. Но кто же тот самый авторитет по имени "Ян Лец", научная величина которого заставила самого Питанова поверить в научность его статьи и точность изложенной в ней информации? Кто же этот новый Лихачев?

А вот тут-то и наступает... ничего. Никаких сведений об ученом с таким именем не содержится. Ни монографий, ни ссылок на него в работах ученых. Даже блогосфера дает лишь обрывочные сведения об этом пользователе: активно публиковал обнаженку, выдавая ее за "языческую угрозу", под видом "научных статей" писал истеричные демагогичные посты со множеством орфографических ошибок и грозных фамилий вместо цитат и аргументации, неудачно пробовал натравить на семьи язычников полукриминальную гопоту, опускался до нецензурных оскорблений оппонентов и т.п. Грубо говоря - не выделялся из среды низкопошибных блоггеров. Но для Виталия Питанова, видимо, вышеперечисленные деяния оказались лучшей рекомендацией, что очень показательно для "искренне ищущих истину".

Быть может, кто-то из психиатров счел бы тему интересной, усмотрев у "ищущих истину" диагноз вроде "салонного слабоумия" по П.Б. Ганнушкину, допустимо, что для психологов статья клерикалов послужила бы очередным примером применения логических уловок, вроде "соломенного чучела" по Д. Халперн. Но лично мне изучение сектоведов не интересно. Куда больше я заинтересован в том, чтобы разоблачались фальсификации, вне зависимости от того, какой характер они имеют (политический, религиозный, личный) и от того, кто их создает - невнятные мистики или "искренне ищущие истину".

(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Макешь потешит

Четверг, 31 Декабря 2015 г. 12:01 (ссылка)

Ну, теперь время подошло к очередной части разбора клерикального вранья.
В очередной попытке "доказать", что родноверы-неоязычники не возрождают традиции предков, а, якобы, "выдумывают собственных божков", мракобесы пошли на очередной подлог. Дескать, "не было богини Мокоши", а было музжское божество Мокош, а то и просто - огненный змей. Доказательства? Да, вобщем-то, мракобесы немного их и наскребли. Некий Свинов (говорящая фамилия) утверждает, что ни в одной из хроник не говорится о женском поле Макоши, а "известно чешское божество влаги мужского рода Mokos, которому молились и приносили жертвы во время засухи".
Им же приводится статья Г. Базлова полная забавных перлов. Например:

"Мокошь упомянута в русских летописях и многочисленных поучениях против язычества. «Поучение духовным детям» в XVI веке так предостерегает:«Уклоняйся перед Богом невидимых: людей, молящихся Роду и рожаницам, Перуну, и Аполлону, и Мокоши, и Перегине, и ко всяким богам мерзким требам не приближайся» .

Ну разве из этого отрывка можно сделать вывод, что Макош – женщина? Вовсе, нет. Очевидно, что женщины тут упомянутые – это рожаницы и Перегиня (видимо, Берегиня).

«Того ради не подобает хрстіаном игръ бесовскых играти, иже ест плясаніе, гудба, песни мырскыя и жрътва идлъскаа, иже молятся огневи пре овином и вилам и Мокошіи и Симу и Ръглу и Перуну и Роду и Рожаници» («Слово о мздоимании» по списку XVI века).

Опять упоминаются рожаницы и вилы, безусловно, женщины. И из этого отрывка не следует, что Мокош – женщина.

В «Слове об идолах» XV века сохранилась запись о Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…». «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макош чтуть…»

В этом отрывке Макош упомянут наряду с какой-то славянской богиней, которую летописец, по аналогии с греческими богами называет Гекатой, то есть богиней Луны и чародейства. То есть Гекату «мажут», то есть мажут видимо жертвенной пищей, а так же её же - Гекату «творят», то есть изготавливают её идола. А Макош же, как-то отдельно чтут. Как мы видим, и из этого отрывка не следует, что Макош – женщина."

И под конец Базлов выдает утверждение:

"Во время учёбы в Тверском государственном ун-те, в конце 1980-х – начале 1990-х гг., и потом в течении 10-и лет работы преподавателем этнологии мы ежегодно, системно проводили этнографические экспедиции в сёла и деревни Тверской области для сбора этнографических материалов. Там мы коллекционировали предания о летающем огненном уже, огневом змее. И вот, от людей, видевших его живьём (многих людей) мы узнали, что этого змея зовут Мокуш. Впервые, это название встретилось в Молоковском районе Тверской области. Потом подтвердилось ещё несколько раз. Потом оно попалось в словаре Даля. Народ не делал предположений, научных гипотез, он просто знал, что Мокуш – это огненный летающий уж. "

Ну, что же, какие мы видим претензии?

От Свинова - "в летописях нигде не упомянут женский пол Макоши" и "Известно мужское божество с аналогичным именем"

От Базлова - "даны три конкретных источника, которые подтверждают, что Мокошь - мужского пола" и "мне самому рассказывали в экспедиции".

Предлагаю рассмотреть эти утверждения, и, от себя так же настаиваю на рассмотрении образов русской демонологии, имеющих схожее имя, и функции, аналогичные тем, которые входят в сферу деятельности богини Макоши.

Начнем. Оба автора утверждают, что нигде в старинных источниках не указан пол Макоши. При чем Базлов приводит аж три из них.

1) «Уклоняйся перед Богом невидимых: людей, молящихся Роду и рожаницам, Перуну, и Аполлону, и Мокоши, и Перегине, и ко всяким богам мерзким требам не приближайся» . («Поучение духовным детям» в XVI века)

2)«Того ради не подобает хрстіаном игръ бесовскых играти, иже ест плясаніе, гудба, песни мырскыя и жрътва идлъскаа, иже молятся огневи пре овином и вилам и Мокошіи и Симу и Ръглу и Перуну и Роду и Рожаници» («Слово о мздоимании» по списку XVI века).

3) В «Слове об идолах» XV века сохранилась запись о Макоши: «…тем же богам требу кладут и творять словенский язык: вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу…». «Мажють Екатию богыню, сию же деву творять и Макош чтуть…»

Кстати, хочу сразу отметить: что, так называемоме "Слово об идолах" (полное название "Слово святого Григория (Богословца) изобретено в толцех о том, како първое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали; то и ныне творят") приведено не точно
а) указан Новгородско-Софийский список 15 века, но не процитирован несколько отличающийся Паисиевский список (13 век), в котором сказано - "Тако и до Словенъ дойде се; [словити] начаша и требы класти роду и рожаницамъ. Переже бо того Перуна бога [и иных] [словили] и клали требу [(имъ и)] упыремъ и берегенямъ. По святемъ крещеньи Перуна отринуша, а по Христа Бога яшась. Но и нонепо украйнамъ молятся ему проклятому болвану Перуну [(перену)], и хорсу, и Мокоши, и Виламъ".

б) Новгородско-Софийский список процитирован с немаловажным искажением. В подлиннике он звучит так: "темъ же богомъ требу кладуть и творять и словеньскыи языкъ: виламъ, и Мокошьи, диве, Перуну, Хърсу, роду и рожаници, упиремъ и берегынямъ, и переплуту, и верьтячеся пьють ему въ розехъ, и огневи сварожицю молятся, и навьмь мовь творять, и въ тесте мосты делають, и колодязе, и ина многа." Ниже я объясню в чем прикол.

Кроме этих источников я могу привести произведение 11 века с долгим названием ("Се же изложено от многословесных книгь некымь христолюбьцемь, ревнителемь по правей вере на раздрушение льсти неприязнине, на укор творящимь таковая, на поучение правоверным и на причастье будущаго века послушающим книг сих святых и творящих делом повеления в оставление грехов"), где говорится "молять подъ овиномъ огневи. и виламъ и мокоши (и) симу. (и) реглу и перуну и волосу скотью богу, (и) роду и рожаницамъ..." и "в перуна и хорса и въ мокошь и в Сима и въ Рьгла..."

Еще укажем и "Слово св. отца нашего Иоанна Златоуста (XIII в.)": "начаша жрети молнии и грому, и солнцю и луне. А друзии Перену, Хоурсу, Виламъ и Мокоши, оупиремъ и берегынямъ, ихже нарицають тридевять сестрениць, а инии въ Сварожица вероують и въ Артемиду".

Есть еще и "Вопрос, что есть требокладение идольское (XIV век)": "А се второе Виламъ и Мокоше и да ище ся не на яве молять да отаи призываюче идоломольце бабы. Тоже творят не токмо хоудии люде, нъ и богатых моужии жены".

В опросниках 16 века спрашивается у прихожанок (что прошу отметить особо): "не ходила ли еси к Макоше?" Или же "не творила ли с бабами богомерзкие блуды <…> не молилась ли вилам и Мокоши?"

Ну, и сама ПВЛ сообщает: "Перуна деревѧна . а голова єго серебрѧна 5 . а оусъ золот̑ 6 . и Хоръса. и Дажьба҃ . и Стриба҃ . и Сѣмарьгла. и Мокошь . и жрѧхут имъ . наричуще бл҃гы ."



Итак, что же получается?


А получается очень интересная картина: в большинстве источников все боги перечислены в ДАТЕЛЬНОМ ПАДЕЖЕ, но при этом ясно отмечено различие по полу: имена богов мужского рода в дательном падеже при 2-м склонении заканчиваются на букву "У" (Хорсу, Перуну), а вот имя Мокошь, в дательном падеже имеет в окончании букву "и" (Мокоши), что возможно в русском языке только при женском роде (3-е склонение). Это встречается в семи случаях из вышеуказанных. Дважды встречается форма дательного падежа с окончанием "е", что свойственно для первого склонения, к которому может относиться как мужской так и женский род (т.е. изначальной формой было что-то вроде "Мокуша").

Дважды (в ПВЛ и "Слове христолюбца") имя "Мокошь" написано в именительном падеже, и древнерусская транскрипция сохранила в конце слова мягкий знак, который в указанном падеже у одушевленных существительных может быть только в третьем склонении (т.е. только в женском роде с нулевым окончанием)..

И все эти борцы антиязыческого фронта утверждают, что в летописях нигде не указан пол Макоши? Он указан в летописях самим русским языком (на уровне познаний 3-го класса, кстати). И вот ведь удивительный факт: нынче модно кричать, что в противовес "исконно-русскому" православию (с "богом израилевым"), родноверие "создано иностранными спецслужбами", хотя по факту получается, что как раз русский язык чужд и не знаком для антиязычника.

Но хватит отступлений, продолжим. Что еще понятно из летописей?

Во первых, в Новгородском списке "Слова об идолах" говорится "и Мокошьи, диве, Перуну, Хърсу", а не "вилам и Макоши и Диве, Перуну. Хърсу", как цитирует Базлов. Очень важно:в подлиннике отсутствует союз "и" меж именем "Мокошья"(в дат падеже др.рус транскрипции - "Мокошьи") и словом "дева" (в дат. падеже др.рус. транскрипции - "диве"). Запятая же, имеющая в современной транскрипции, появилась гораздо позже создания Новгородского списка (в шестнадцатом веке, на сто лет позже), потому, скорее всего фраза выглядела так: "и МокошьидивеПерунуХърсу", и имела значение "Мокошьи-деве, Перуну, Хорсу". Пол божества указан более чем явно.

В "Слове об идолах" (по цитате Базлова), есть слова: "и Макош чтуть". Глагол "чтут" ясно указывает на винительный падеж. А нулевое окончание с шипящими буквами ("мышь, рожь") в винительном падеже имеется только у женского рода.

И снова мы упираемся в глобальное незнание русского языка Свиновым и Базловым, а так же всем, рискующим их цитировать и репостить.

Встречается ли упоминание Макоши в мужском роде. Трижды, и все три случая весьма сомнительны.

О Макоши в мужском роде упоминает только одна из редакций "Сказания о мамаевом побоище", но в довольно комичной форме: "«Мамаи же царь… нача призывати боги своя: Перуна, Салманата, Мокоша, Раклия, Руса и великаго своего помощника Ахмета»". Но здесь небольшой казус. Дело в том, что никакого Мокоша не упоминается ни в основной редакции, ни в Киприановской редакции, ни в "Распространенной" редакции этого текста. Оная версия имеется только в «Поведании о Мамаевом побоище вел. кн. Дмитрия Ивановича Донского» в изложении Срезневского. Насколько этот момент достоверен - судить сложно. Тем паче, что в отрывке с мамаевой молитвой в одну кучу смешаны Салават и Перун, Гурс-Рус и Ахмет. И, какую бы редакцию мы не взяли, перед нами будет стоять всего лишь литературный прием, призванный подчеркнуть чуждость татар русским войскам.

О мужском чешском божестве Mokos пишет Мадлевская в своей "Русской мифологии", что довольно спорно. Во-первых - непонятно, откуда она взяла мужской пол, если абсолютно аналогичная информация у М. Гимбутас содержится о чешской БОГИНЕ. Во-вторых, та же М. Гимбутас, В. В. Иванов и В. Н. Топоров утверждают, слово "Mokos" имеет связь с индоевропейским корнем "Mokos" - прядение (!). И, если мне не изменяет память, то попытка усадить мужчину за женское дело приравнивалось к смертельному оскорблению или неимоверному унижению. По сути, оно бозначало смену статуса на более низший. Потому бог-покровитель пряжи - это, с точки зрения средневекового человека - нонсенс. Вернее, это для нас с вами - нонсенс, а средневековый человек мог и ножом по горлу полоснуть за такие "теории".

Отмечу еще ряд любопытных курьезов, позволяющих предположить, откуда с таким упорством растут сорные теории о Мокоше-мужчине.

".. токмо что идола Мокоса имели с воловьею главою." писал В.Н.Татищев,( "История Российская", т. 1. гл. 40, М., Л., 1962). Я отмечу только, что здесь речь идет об идоле (слово мужского рода), а не о божестве. Говорить о мужском поле Мокоши ссылаясь на Татищева - все равно, что говорить о женском поле Христа, основываясь на словах "икона Иисуса", где слово "икона" имеет женский род.

А вот "воловья голова" вывела меня очень интересную цепочку..

О "идоле" Mokossi с рогатой головой писал Георг Андреас Шлейзинг (под псевдонимом Теофил Вармунд (Theophilus Wahrmundus)) в своей «Древней и современной религии московитов» (Schleusing, 1698). Причем в его книге имеется иллюстрация карикатурного типа, указывающего как, по представлениям (подчеркну) христианина тех времен выглядели боги его отцов.

М.А. Корф отметил, что часть это книги взята из диссертации Михаэля ван Оппенбуша «Religio Moscovitarum» (защищена 16 июня 1660 г. в Страссбурге (Argentorati) при председательстве известного богослова Иоганна Конрада Даннауэра) и диссертации Ревельского пастора Иоганна Швабе «Цурковь Московскiи» (защищена 18 октября 1665 г. в Йене при председательстве профессора теологии Йенского университета Иоганна Эрнста Герхарда).

"фантастическая звероподобная визуализация" - пишет про эти гравюры И. А Осипов.

"Своего рода - графический каламбур" - смеялся Б.А. Рыбаков над различного рода рисованными измышлениями, зачастую принимаемых чуть ли не за рисунок с оригинала.

Я же считаю иначе: ни Шлейзинг, взявший свои сведения с диссертаций ван Оппенбуша и Швабе, ни сами Швабе и Оппенбуш не видели воочию славянских богов (считается, что список оных, перед тем, как снабдить иллюстрациями, был взят из сочинений Кромера), а иллюстрации писались частично в духе антиязыческих настроений ( ван Оппенбуш защищал свою работу при председательстве богослова Даннауэра, а Швабе сам являлся пастором), а частично - под влиянием "Лемегетона", ставшего популярным в среде европейских мистиков и теологов начала 16 века. Представления об облике славянских богов Шлейзинг, и предшествующие ему Швабе и ван Оппенбуш могли брать из описаний демонов и духов указанного труда (поскольку оные не подтверждены ни славянским фольклором, ни славянскими же поверьями). Что и породило последующие неточности при трактовки облика и функций Мокоши, вплоть до нынешней выдумки Юлией и Юрием Мизун "бога зверей Могожа".

Но к самой богине Мокоши тупиковые измышления средневековых мистиков отношения не имеют. А многочисленные эпитеты вроде "идол" или "божество" еще не являются (как было отмечено выше) показателями пола самого персонажа.

Но вернемся к аргументации Базлова.

Словарь Даля приводит поговорку "Бог не макеш, чем-нибудь да потешит." Но не совсем понятно, отчего "Макешь" в этом источнике названа мужским божеством. Ведь поскольку мы имеем дело с записанной поговоркой, то следует учитывать, что оная является устным народным творчеством, и значит, была, скорее всего, замечена впервые в устной форме. А мягкий знак (призванный в русском языке обозначать женский род, если встречается в существительных в именительном падеже единственного числа) в устной речи не проявляется после шипящих.Это если еще не рассматривать других вариантов. Потому что в имеющейся у меня книге "Пословицы русского народа. Сборник В. Даля" ("Государственное издательство художественной литературы", Москва, 1957 год), данная поговорка выглядит следующим образом: "Бог не макешь (или Мокошь, языческое божество), чем-нибудь да потешит" (стр. 37). Как видите, в этом варианте издания и мягкий знак в конце имени сохранен, и нет желанной многим отметки "муж." Разумеется, такой плюрализм не дает конкретных доказательств ни для одной из сторон. Потому перейдем к другим сведениям.

А как же некий летающий змей Мокуш? Даже если не касаться того, что информация автора не получила огласки в среде ученых, то можно отметить ряд любопытных моментов, которые, отчего-то, не были приняты Базловым во внимание. Наличие такого образа, как "летающий змей Мокош" ничего не отрицает. Ведь существует же несколько персонажей в славянской демонологии, носящих одно и то же имя. "Манья", например (по Власовой), это и нечисть в виде падающей звезды, и приведение в виде старухи. Кстати, у той же Власовой имеются два любопытных свидетельства:

1) "МОКОША, МОКУША — дух в облике женщины, появляющийся в доме, на подворье; знахарка, колдунья.

«Ох, мокуша остригла овец!» (Олон.)

Упоминания о мокоше, мокуше в материалах XIX―XX вв. ограничены несколькими районами России. Для жителей Вологодчины мокоша — женщина с большой головой и длинными руками. Появляясь в избе по ночам, мокоша прядет оставленную без благословения кудель (Волог., Новг., Онеж.) (на Ярославщине мокошей называли хлопотливого человека).
Наиболее подробно мокоша (мокуша) охарактеризована в поверьях Олонецкого края: «…когда шерсть из овцы сильно вылезет, „Ой, — говорят, — овцу-ту Мокуша остригла“. Иное спят, веретено урчит, говорят, Мокуша пряла, ходит она по домам, да по ночам шерсть прядет, да овец стрижет; выходя из дома, она о брусок, о полати-то, веретеном и щелкнет, случается, что когда она недовольна, остригает немного волос и у самих хозяев» <Буслаев, 1894>.

В XVI в. (и, по-видимому, в древней и средневековой Руси) мокушей именовали знахарку, колдунью: «В одном худом номоканунце XVI в. духовник спрашивает женщину: „Не ходила ли еси к Мокуше?“»<Гальковский, 1916>.

По своему облику и «занятиям» мокоша (мокуша) схожа с кикиморой, марой, мокрухой: это прежде всего «божество-пряха», от нее зависят судьбы обитателей дома.

Однако в поверьях мокоша более определенно, чем, например, кикимора, связана с овцеводством (она «метит» овец); связана она и с водой, влагой (отчего ее иногда и зовут мокрухой).

Само название мокоши позволяет соотнести ее с Мокошью, одним из верховных божеств восточнославянского пантеона. Изучая олонецкие поверья, Е. В. Барсов приходит к выводу, что, как и Мокошь, мокоша — «покровительница овцеводства, прядения и вообще бабьего хозяйства». Он полагает, что требы [жертвы] Мокоши (как и мокоше) заключались в том, что при стрижке овец в ножницах на ночь оставляли по клоку шерсти <Барсов, 1894>.

В. В. Иванов считает мокошу трансформацией женского восточнославянского божества Мокоши (выделяя в этих названиях тот же корень, что и словах «мокрый», «мокнуть») и предполагает, что соответствующий женский образ является общеславянским, сопоставимым с образом Матери Сырой Земли <Иванов, 1976>. Отмечается также возможная связь с Maksim Oyun, «прядение», ср. обряд, именуемый «мокрида», во время которого, принося жертву Параскеве Пятнице, в колодец бросали кудель и пряжу <Иванов, Топоров, 1982>.

Мокошь, по-видимому, «женское воплощение водной стихии» <Иванов, 1976> (а точнее — земли в единстве с водой); она распоряжается влагой, плодородием, увеличением стад, «бабьим» домашним хозяйством; жизнью, судьбами людей.

Достаточно точно охарактеризовать взаимосвязь образов прядущей в доме мокуши и верховного божества Мокоши пока трудно. Вполне вероятно, что мокуша поверий XIX―XX вв. — это не «выродившаяся» Мокошь, но женское божество, ведающее жизнью, плодородием, представления о котором (наряду с почитанием Матери-Земли) существовали издревле. Эти представления могли послужить и основой для формирования в I тысячелетии н. э. образа верховного женского божества Мокоши (трансформировавшегося затем в образы Параскевы Пятницы, Покровы, Богородицы) и основой для формирования представлений о целом ряде женских мифологических персонажей (русалка, кикимора, мокруха, удельница), облики и «занятия» которых во многом похожи".

2) "МОКРУХА — дух в облике женщины, появляющийся в доме.

Мокруха упоминается в поверьях Новгородчины и Вологодчины. По своему облику и характеристикам она схожа с мокошей, кикиморой, Марой. Это дух, который появляется в избе по ночам. Мокруха любит прясть. И в названии, и в описаниях мокрухи подчеркивается ее связь с водой: по поверьям, она всегда оставляет мокрое пятно на том месте, где посидела."

Отмечу, что ВО ВСЕХ свидетельствах Мокуша и Мокруха - персонажи женского рода.

Итак, что мы имеем в итоге? Со стороны язычников - древнюю богиню Макошь (Мокошь, Мокушу), а со стороны антиязыческой прослойки - незнание образов народных поверий, древних хроник и поучений, а до кучи - еще и незнание русского языка на уровне второго класса.

У кого-то из вас возникнет вопрос: отчего я критикую статью Базлова (который и "этнограф", и "фольклорист", и "основатель русского рукопашного боя" и вообще - некий авторитет в среде не очень языческой молодежи), но пишу про антиязычников? На это меня сподвигли два фактора: во-первых, ни один язычник не будет ни при каких условиях намеренно искажать традицию своего народа, как это сделал Базлов; а во вторых, статья этого языческого "гуру" весьма активно используется в антиязыческой среде, в том числе - и знаменитым центром "Ставрос" во главе с Виталием Питановым. И, замечу, что ставросанутые, в попытке обороть ненавистное им язычество, согласились подписаться даже под незнанием основ русского языка, только ради создания иллюзии "раскритикованности язычества". А потому - я не ошибся в объекте выпадов.

А напоследок спрошу: кто-то еще сомневается, что антиязыческие взгляды - это лакмусовая бумажка, которая сигнализирует о безграмотности помноженной на мракобесный шовинизм?
(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Несуществующие боги неоязычников

Воскресенье, 27 Декабря 2015 г. 18:35 (ссылка)

Нет-нет, речь пойдет не о придуманных писателями 19-20 веков Зимцерлах, Злебогах, Святоборах и Крышенях.

Эта тема давно разобрана и закрыта.

Просто наши немного прыщавые друзья из антиязыческого лагеря сделали смешную попытку в очередной раз доказать, что язычество - примитивная религия. И в качестве нового "чудо-оружия" избрали утверждение, что у славян был очень бедный бессистемный пантеон, а большинство богов - вообще выдумка.

И в качестве доказательств они привели аж целых три (!) цитаты. Я позволю себе выложить их здесь.

1) "Но есть божества сомнительной достоверности. В статье “о идолех Владимировых” упоминаются: Позвизд, Ладо, Лель и Полель, Услад или Ослад. В поучении в понеделок Св. Духа упомянуты боги Лада и Лоло. В “исповеди каждаго чина по десятословию” упомянуты Лада и Лель. Доказано, чтобожества Лада не существовало. О Позвизде, Усладе, Леле и Полеле упоминается в памятниках не раньше 17 века, к каковому времени о древнем язычестве и языческих богах не сохранилось никакого представления. Древняя Русь таких богов не знала. Имена указанных богов – это измышление наших книжников позднейшего времени".
(Гальковский Н. М., Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси).

2) "Многочисленные попытки увидеть в славянской мифологической системе подобие античной модели предпринимались со времен Яна Длугоша с его знаменитой «Historia Polonica» (XV в.) вплоть до Ломоносова и Татищева. Иногда результатами подобного «домысления» фактов славянской мифологии становились искусственно созданные мифологические персонажи, в реальных традициях не существовавшие (образцами т. н. «кабинетной мифологии» являются Лель, Лада, Коляда, Курент и пр.)
В качестве характерного примера использования образов, по терминологии автора, "кабинетной мифологии" в русской художественной литературе можно привести строку А.С. Пушкина из "Евгения Онегина"

"Легла. Над нею вьется Лель..."

Ю.М. Лотман дает к этой строке следующий комментарий:

"Лель - искусственное божество, введенное в русский Олимп писателями XVIII в. на основании припевов-выкриков, в основном свадебной поэзии: "Люли, лель, лелё". Припевы эти воспринимались как призывание, звательные формы собственного имени. Из этого делался вывод, что Лель - славянский Амур, божество любви"".
(Данилевский И. Н. Языческие традиции и христианство в Древней Руси)

3) "В популярной и научной литературе нередко фигурируют имена других божеств: Ярило, Купала, Лель, Лад, Овсень, Коледа. "Но более серьезное критическое изучение источников заставляет современных историков и этнографов с большим сомнением отнеслись к этим именам. Они не засвидетельствованы ни в одном древнем памятнике, но этимология многих из них ясна: Купала - это олицетворение летнего праздника солнцестояния, приуроченного к церковному дню Иоанна Крестителя (крестить - купать); Лель - из игрового хороводного припева ("люли - лель"); Лад - "возлюбленный" или "супруг"; Ярило - от древнеславянского "яр" - весна (отсюда "яровой хлеб"); Коляда - олицетворение зимнего праздника и обряда колядования".
(Фроянов И. Я., Начало христианства на Руси).

Ну, для начала хотелось бы поздравить оппонирующую нам сторону: три полноценных цитаты - это уже прогресс, ибо раньше мракобесы предпочитали скромно не цитировать незнакомый источник, и все ссылки на оный сводили к угрожающему бряцанью регалиями автора, которые сами, кстати, вряд ли когда-нибудь получат.

Так вот, я больше скажу - Сергей Федорович Платонов свидетельствовал, что в его время у славян пытались отобрать и раздать другим народам богов, которые в летописях указаны, как русские: Перуна приписывали балтам, а Макошь - финно-уграм. Впрочем, эти попытки давно уже были раскритикованы (идея финно-угорской Макоши признана несостоятельной ввиду того, что доказывалась она исключительно на основе этнонима и гидронима, в то время как у славян речь идет конкретно о божестве с именем, производным от корня "мокрая". Имя и образ же Перуна считается прямым наследием индоевропейского архетипа, где установить какой народ был "передающим" - невозможно).

К чему я это сказал? Да просто, меня повеселила попытка мракобесов продемонстрировать их гипотетическое образование, но явившая миру их весьма ограниченные познания. Иначе ссылок на первоисточники (пусть даже и давно раскритикованные и признанные несостоятельными) у них было бы больше.

Условно можно разделить утверждения "критиков" на два направления.

Первое - "боги, как поздние измышления книжников и сторонников кабинетной мифологи", второе - "боги, как олицетворения праздников."

Отдельно хотелось бы отметить и подход к вопросу язычества у Данилевского, Гальковского и Фроянова. Во-первых - не подкрепленные доказательствами утверждения, во вторых - отвратительная работа с первоисточниками. Складывается впечатление, что авторы ставили целью не рассказать о язычестве, а убедить читателя в его гипотетической примитивности ради своих личных мотивов. Но об этом мы поговорим ниже.

Для начала рассмотрим позицию Гальковского, поскольку по качеству доказательств оная стоит особняком от версий Данилевского и Фроянова.

В статье “о идолех Владимировых” упоминаются: Позвизд, Ладо, Лель и Полель, Услад или Ослад. В поучении в понеделок Св. Духа упомянуты боги Лада и Лоло. В “исповеди каждаго чина по десятословию” упомянуты Лада и Лель. Доказано, чтобожества Лада не существовало. О Позвизде, Усладе, Леле и Полеле упоминается в памятниках не раньше 17 века, к каковому времени о древнем язычестве и языческих богах не сохранилось никакого представления. Древняя Русь таких богов не знала. Имена указанных богов – это измышление наших книжников позднейшего времени".
(Гальковский Н. М., Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси).

Все бы хорошо, но есть ряд "но"...

а) "Доказано, что божества Лада не существовало." Кем и на основе чего доказано? Пустое утверждение, призванное убедить читателя принять на веру, не утруждаясь доказательствами.

б) "О Позвизде, Усладе, Леле и Полеле упоминается в памятниках не раньше 17 века". Услада трогать не будем - это действительно неправильное прочтение хроники, где описывались золотые усы Перуна.

Ну, возьмем такой пример как Позвист. Под источниками 17 века Гальковский имел ввиду Густынскую летопись и Киевский синопсис (назвав, кстати, книжником-измышлителем и автора последнего - архимандрита Иннокентия Гизеля). НО! Длугош упоминает Позвиста еще в 15 веке. Есть, разумеется версия, что Длугош просто выдумал это божество, но об этом чуть ниже. Здесь же хотелось бы отметить, что в критике язычества ученый способен допустить значительную неточность, которую нынешние малообразованные мракобесы радостно повторят.

Далее о Позвисте. Кто вообще упоминает это имя и в каком контексте?

Первое - согласно словарю Брокгауза и Ефрона, а так же работам многочисленных критиков разного пошиба, Позвиста-бога раньше других упоминал Ян Длугошь в своей "Хронике Польши" (15 век). Я знаком с работами Длугоша далеко не полностью, потому тут вынужден сослаться на мнение других, поскольку сам я встречал у Длугоша только имя Позвизда Владимировича (книга 2), о котором речь пойдет ниже.

Вторыми бога ветра Позвизда упоминали Мацей Меховский в "Польской хронике" 1519 года и Мартин Кромер в книге "О происхождении и деяниях поляков" 1555 года.

Третье упоминание - Густынская летопись 1623-1627 года называет Позвиздом одного из сыновей Владимра Святославовича.

Возникает вопрос - а был ли Позвизд богом, не имеем ли мы дело с попыткой обожествить известного в древности человека? Ну, во-первых, не мною замечено, что обожествлялись люди, как минимум известные, сумевшие впечатлить народ до акта канонизации. Про Позвиста Владимировича же известно только то, что у него были владения на Волыни. И возникает вопрос обратный - а не могло ли случиться так, что княжьего сына назвали в честь бога? Оказывается - могли. Берестяные грамоты Новгорода имеют такие имена как Волос (грамота 604), Марена (грамота 798), а в Старой Руссе бытовало имя Ярило (грамота 10).

Четвертое - украинская песня-сказка (А. Шишацкий Иллич. О памятниках местной народности // Черниговские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1855. № 16. С. 133-136)

Эй вы слуги мойи вирныйи!
Не єсть се бог наш Посвыстач бог настоящи,
Що въун своєйи буры не втышив,
Да наши корабли и такъуй сыли потопыв;
Десь наш Бог Посвыстач спав,
Чи в Макуши гуляв...

Важно оговорить подлинность этих источников. 15 и 16 век - время возникновения моды на славянскую древность, которая толкала многих исследователей как на профессиональные изучения, так и на приписки. С другой стороны, эти исследования встречали различного рода сопротивление от сторонников иных убеждений - от профессионалов до салонных славянофобов, что и обуславливало качество критики. Каждая сторона норовила привнести в исследования собственные симпатии, а зачастую - еще и политические или религиозные убеждения. А страдали от этого в первую очередь сами первоисточники и их содержание, а от этого - и вся история славян. Подобная ситуация сохранилась и до наших дней практически в неизменном виде. И сейчас не предвзято стараются работать с первоисточниками очень немногие, а сторона, избравшая смыслом своей жизни клерикализм лишена честных людей полностью.

Так что является подлинным и бесспорным? Упоминания имени Позвиста в летописях и традиция давать людям имена богов, зафиксированная в берестяных грамотах.

Что пишут о Хронике Длугоша?А Брюкнер считал богов Длугоша выдумкой. А вот Иванов В.В. и Топоров В.Н. считали, что "несмотря на многие неточности и вымысел, список Длугоша отражает мифологическую реальность"

Что пишут об украинской песне?
Исследователи 19 века Н.И. Костомаров и А.Н. Пыпин считали ее подделкой, и с ними согласен современный историк А. Топорков. Подлинной ее считали этнограф 19 века П.А. Кулиш, и современный историк Д. Дудко.

Мнения о Позвисте разделились. Примерно 50/50 (если вспомнить Густынскую летопись и берестяные грамоты, то процентное соотношение меняется). Но наши прышавые антиязычники предпочли не освещать для читателей другую сторону вопроса. Им важно, чтобы не было у русских бога, кроме "бога израилева".

Ну, о других богах поговорим отдельно, а сейчас я хотел бы обратить ваше внимание на сами теории, относительно "подлинной сути".

а) Боги - "это припевы-выкрики"

Примеры припевов - "люли-люли" и "ой, дид-ладо" или "ладо-ладо" известны. (По измышлению сторонника знаменитой теории о "русах-сирийцах" Толстого Н. И., припев типа "ой-лели-лель" этимологически восходит к слову "аллилуйя".) Но с чего вдруг появилась версия, что это ТОЛЬКО припев, ТОЛЬКО песенные выкрики? Неужели нет примеров, когда припевом служило конкретное имя конкретного бога или его любимца? А вот тут у наших "критиков язычества" сработало врожденное лицемерие, ибо песни (религиозного характера, отмечу), в которых припевом служит упоминание божества или воззвание к оному, имеются в... христианстве! В церковном песнопении имеется такая система: акафист (молитвословие) состоит из 12 икосов (пространное восхваление, куплет) и 12 кондаков (краткое восхваление, припев), которые чередуются с икосами. Так что же, теперь можно уже считать бессмысленными припевами выкриками различные "Богоносе Власие", "помилуй мя, Боже, помилуй мя" и "Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас"?

Еще отмечу, что в ряде песен, этим "припевам" отведена совсем иная роль, о чем наши "критики язычества" не знали ввиду типичной им безграмотности, либо умолчали, ввиду столь же типичного для них лицемерия.

Например "око Лады", выходящее из воды и несущее праздник, упомянуто в песне, записанной на Станиславщине в Галиции. Причем упомянуто совсем рядом с именем "Перун".

"Гей, око Лада, Леле Ладове, Гей, око Ладове, ніч пропадає, Бо око Лада з води виходить, Ладове свято нам приносить. Гей, Ладо! А ти, Перуне, Дай дочекати Ладі Купала".

Так же внезапно, эти "выкрики-припевы" обретают вполне конкретный облик и воплощаются людьми на праздниках, как например Леля (ляля), которую Толстой считал "аллилуей". В "Ляльник" (5 мая по новому стилю) ей посвящали целый праздник, где самую красивую девушку, называли Лялей, сажали на трон и славили песнями, а сама девушка одаривала всех венками. Такой обряд описал у белорусов Древлянский, аналог его был зафиксирован в Кременецком уезде на Волыни.

Кстати, о самой песне:

"Дай нам жито да пшеницу,

Ляля, Ляля, наша Ляля!

В огороде, сеножати,

Ляля, Ляля, наша Ляля!

Ровны гряды, ровны зряды,

Ляля, Ляля, наша Ляля!"

Как-то получается, что припев здесь - не бессмысленный набор слогов, а конкретное имя с эпитетом "наша". И припев этот завершает обращение, которое несет каждая предшествующая ему строка.

Отдельно укажу любопытный момент... Толстой утверждает, что выкрик "лели" - производное от любимого им "аллилуйя". Так вот, можно было бы Ишу свести к Исайе, Лелю - к аллилуйе, а Ладу - скромно затереть, но Ян из Михочина в своей Ченстоховской рукописи (1423) прямо говорит об этих "иссайях" и "аллилуйях": "сходятся старухи, женщины и девушки, но не в храм, не на молитву, а на пляски; не к богу взывать, но к дьяволу: Issaya, Lado, Hely, laya. Если таковые не покаются, то пойдут вместе с lassa, Lado на вечные муки". Удивительно, не правда ли? С чего вдруг во времена "давно победившего христианства", хорошо знакомый с основными молитвами христианин, называет воззванием к дьяволу наиболее близкую к "Исайя-Аллилуя" песню? "Некомпетентность хрониста"? Об этом мы поговорим ниже. А факт - рекомендую запомнить.

Языческие боги - всего лишь песенные "припевы-выкрики"? Не больше, чем упомянутые в кондаках имена христианских святых.

б) "Боги - "это персонификация праздника"

Речь идет, как я понимаю о Коляде, Купало, Овсене и Ярило. Допустимо, что под это дело попытаются списать и Лелю, а в перспективе - весь языческий пантеон. Чтоб не конкурировал с израильским.

Итак, есть несколько справедливых вопросов к разносчикам теории "персонификации"

Первый: если есть персонификации праздника, то почему нам ничего неизвестно например, о персонификации современных банкетов (об этаком Бухлячке), столь любимых в "православном" государстве?
Ах, да - это же современность! ну, да ладно, обратимся к древности. Есть такой праздник, как "обрезание господне" (14 января). Почему по селам не водили ряженного "Обрезка" или "Обрезанка"? Почему неизвестны песни, прославляющие его или имеющие в припеве клич"режу-режу-обрезаю" (по аналогии с известными "сею, сею, засеваю")? Почему поклонение (с приложением к "святому препуцию" (крайней плоти Христа) известен только в католичестве, хотя само обрезание празднуется в православии?

Хорошо, второй вопрос и еще один пример: Успение Богородицы. Отчего же в этот праздник, ей проводился только торопливый молебен, а затем начинался совершенно иной праздник - Дожинки, где женщины катались по полю, заклиная "Жнивку", гденаряжался и уносился в избу последний сноп, а часть колосьев в поле оставлялась "на бородку" (да не той принадлежащую, что в православии упомянута, а конкретным мужским персонажам, занявшим в эпоху двоеверия место языческих богов)?
Ах, да, это же христианские праздники, там же все иначе!

Ну, тогда вопрос третий и новый пример: конкретный нехристианский праздник Свистопляска. Хоть он посвящен не столь древнему "хлыновскому побоищу", его празднование многие исследователи считают "языческим". В нем мы имеем ярмарку, изготовление игрушек-свистулек, пляски, кулачные бои, угощения, бросание в ров глиняных шариков.... И ВСЕ! Где персонификация праздника? Где "Свистун" или "Свистопляс" явление которого подтвердило бы шаткую теорию о персонификации праздников, которую "измышлители" назвали бы языческим божеством?
Его нет.
И на предыдущие вопросы с примерами так же нет внятного ответа. Как нет истины и в теории о "персонификации праздников, которые названы богами".

А теперь, пожалуй, самое главное - какие есть подтверждения о том, что Лада, Леля, Коляда, Купала, Ярило и Овсень, действительно упоминались?

Поговорим и об этом.

Стоит рассмотреть данный вопрос с разных сторон. Во-первых, упоминался ли в летописях или песнях данный персонаж? Во-вторых, имелся ли аналогичный персонаж с аналогичным именем у ближайших соседей славян? И в третьих, имелся ли у индоевропейцев архетип подобного божества? В первом случае можно смело утверждать, что такое божество было у славян, во-втором случае факт существования данного божества у славян скорее подтвержден, нежели опровергнут, а третий случай гарантирует лишь вероятность наличия данного персонажа у славян. При отсутствии всех трех факторов божество можно смело считать поздней выдумкой. При наличии боле одного - можно считать доказанным существование этого бога у славян.

Итак
Лада. Про ее называют богиней-матерью, покровительницей брака, любви и порядка.
Архетип данного божества у индоевропейцев имелся, и от него пошли такие богини, как Кибела, Маат, Анахит, Деметра, Хатор, Фригг, Нерта и мн. др, отвечающие за порядок, материнство, плодородию и гармонию.

Аналогичное божество - греческая Лето (Λητώ), она же в дориской форме - Лато, или в римской - Латона. Помимо созвучного имени, есть еще схожесть функций (богиня-богородица, богиня-мать), а так же предания, согласно которым ее можно считать заимствованной греками у северных соседей (в т.ч. и предков славян). А именно: Аристотель писал, что богиня пришла из страны гипербореев, а Геродот и Плиний повествовали о традиции передачи гипербореями пожертвований божествам острова Делос (Аполлону, Артемиде, и их матери - Лето). Словарь Брокгауза и Ефрона содержит теорию (без ссылки на автора), согласно которой мать Диоскуров Леда (Λήδα, Λήδη) сопоставлена с богиней Лето. Там же содержится любопытная ссылка на встречающееся в ликийских надписях слово "Λαδα" (Лада),со значением "женщина" или "госпожа". У литовцев так же есть богиня счастья и порядка, называемая двойным именем, созвучным Ладе - Лайма-Далия (впрочем, в данном случае аналогия имен спорная).

О почитании некого женского божества славянами писал ал-Масуди.

Георгий Младший, св. Григорий, св. Григорий Феолог, и мн др. Борис Рыбаков приводит в пример писание "Станислава Урбанчика, о почитании некого "божка Alado". Божеством Ладу называют "Провинциальный статус вкратце" (1420 г), Ченстоховская рукопись (1423) и "Истиная повесть об основании монастыря на Лысой горе" (16 век).

Итак, факт наличия у славян божества Лада можно считать доказанным.

Далее.

Леля. Почитается, как богиня детства и молодых растений.

Архетип богини-девочки породил культы Кумири-Деви, Гебы, Коры.

О культе рожаниц писали: Св. Григорий, автор "Вопрошения Кирикова", автор "Вопроса, что есть требокладение идольское", устав препп. Саввы, и мн. др.

О богине Дзидзилели (Диди-Лели) свидетельствовал Длугош. О Лели - "Истиная повесть об основании монастыря на Лысой горе".

Выше я писал об обрядах почитания Лели на Украине и в Белорусии.

Было ли у славян божество Леля? Скорее да, чем нет. И даже если звали ее не Лелей (Лялей), то культа богини-девочки ни один вменяемый исследователь отрицать не торопится.

Коляда. Спорное божество. Считается воплощением зимнего солнцеворота, божеством-дарителем и покровителем праздников.

Про солярные архетипы можно написать отдельно целую книгу. Про архетип божества-дарителя, приезжающего на зимние праздники, так же сказано много и многими.

Потому здесь мы не будем заострять внимания. Чествовалась ли Коляда у славян?

По свидетельству Снегирева "Под Москвой существовал обычай называть сочельник "колядой" и в ночь на Рождество возить в санях девушку, одетую поверх зимней одежды в рубашку. Её и выдавали за коляду."

П. Бессонов приводит белорусские песни, в которых Коляда - персонаж, способный прилететь с благословеньем, приехать на возу с подарками, и именуется при этом "Божьей Колядой".

Божеством ("идолом" и "бесом") называет Коляду Густынская летопись, которая указывает и дату его чествований.

Ну, я думаю, все вы помните замечание Н.В. Гоголя на эту тему: "Говорят, что был когда-то болван Коляда, которого принимали за бога, и что будто оттого пошли и колядки. Кто его знает? Не нам, простым людям, об этом толковать. Прошлый год отец Осип запретил было колядовать по хуторам, говоря, что будто сим народ угождает сатане. "

Существовало ли такое божество, как Коляда? С очень большой долей вероятности - да.

Купало

Считается солнечным божеством.

Как уже говорилось - солярные архетипы - тема для целой книги, потому их касаться не будем.

А вот какие боги или герои со схожими именами и функциями были распространены у индоевропейцев? Ну, например - Аполлон. Сын той самой "гиперборейской" (по Аристотелю) Лето-Лады, и божество, которому гипербореи (по Геродоту и Плинию) передают на Делос дары. Алкей и Пиндар прямо говорят о том, что Апполон улетает к гипербореям на отдых. Исходя из этого, многие исследователи видят в Апполоне божество заимствованное, подобно Лето, у северных соседей.

Богом Купало называет и Густынская летопись (17 век), Суздальский летописец (1754), "Исповедь каждого чина по десятисловию" (18 век).

В белорусских песнях, записанных П. Бессоновым, "златоглавый" Купало сидит у плота и просит у "Бога" погоды, зимует и "летует" по разным местам.

В песнях приводимых Рожновой "Купаленка"приезжает на семидесяти тележках, привозя здоровье и подарки.

Было ли божество Купало у славян? Да. И его культ был настолько живуч, что для удачной примазки, праздник Иоанна Крестителя (именуемого Купателем - βαπτιστής) был установлен на на время, когда почитался бог Купало.

Овсень. Почитается, как бог праздников, зари и урожая.

У латышей почитался покровитель коней и новогоднего огня Усиньш, а в Индии - богиня зари Ушас.

Обряды, связанные с его прославлением часто называются "Авсеня кликать" (т.е. призывать), в чем можно углядеть форму обращения к божеству.

В русских фольклорных песнях он "ходит по всем", говорит правду про всех, где бывает, дарит подарки или наказывает.

Существовал ли такой бог у славян? С большой долей вероятности - да.

Ярило - бог солнца, плодородия и зачатия.

Божество настолько древнее, что производные образы его архетипа сохранили у разных народов. Это этрусский Марис,который позже стал римским Марсом и сменил функции. Это хетто-лувийский Ярри и скандинавский Фрейр.

На праздники славяне наряжались в Ярило - в Воронежской области его изображал человек с бубенчиками и в колпаке, а в Белорусии - девушка на белом коне. Места его ритуалов называли "Ярилиной плешью"

Ярило в закличках просят отомкнуть весну и выпустить росы.

В присловьях он вздевает зиму на вилы.
В охотничьем заговоре "белый муж Жубрило" загоняет дичь.

Во времена синкретизма (двоеверия), Ярило под именем Егория-Юрия-Георгия - выпускал весну, выгонял траву, сберегал скот и кормил волков (по Г. Д. Рыженкову), отмыкал небо, солнце и звезды (С.В. Максимов).

Имя "Ярило" содержит берестяная грамота 10 из Старой Руссы.

О Яриле повествует "Житие Тихона Задонского" (18 век) и Суздальский летописец Ананий Федоров (18 век). Об аналогичном божестве балто-славянских народов - Яровите сообщают Эббон (12 век) и Давид Хитреус (16 век).

Был ли бог Ярило у славян? Уверенно - да.

Мне скажут, что древние свидетельства "некомпетентны"? Вот ведь удивительный факт: древние хронисты, заставшие языческие обряды (как показывает история, тысячелетние традиции невозможно убить повсеместно всего за пятьсот-шестьсот лет) и имеющие возможность сравнить оные как с христианством, так и с близкими им языческими временами, внезапно оказываются "некомпетентными", "измыслителями", "кабинетными мифологами" и т.п. в глазах современных мракобесов, которых от языческих времен отделяет срок в два-три раза больший, нежели летописцев, исповедников и пр свидетелей. О чем это говорит? Может быть о большей честности древних хронистов, может - о меньшей честности современных мракобесов... Но лично мне кажется, что людям, изучающим язычество по антиязыческим поучениям, библии и паре черепков, лежащих в личном КАБИНЕТЕ, не стоит огульно записывать в "некомпетентные" своих предшественников, которые видели языческие обряды воочию.

А если подытожить?

Боги упоминались лишь в поздних хрониках? Иногда встречаются хроники гораздо более ранние, нежели те, на которые кивают "антиязычники". И то, если дело касается конкретных имен. Об образах почитаемых богов свидетельствуют порой хроники и 10 века. Имени могло и не быть, имя могло быть поздним эпитетом, а вот божество - существовало, и существовали его культы.
Боги - это персонификации праздников? Отчего-то многие другие праздники не имеют персонификаций и сам процесс появления образа из известного праздника покуда не зафиксирован. Потому - персонификациями праздников боги не являются.
Боги - всего лишь бессмысленные песенные припевы? Не более чем имена святых в кондаках христианских песнопений.

Не стоит спорить, что различные Вышени и Крышени, Злебоги, Зимцерлы и Святоборы - действительно выдумка, и выдумка доказанная. Но оная не опровергает существования культов прочих языческих богов.

Отчего же мракобесы стремятся так рьяно переврать историю, в тщетных попытках доказать, что богов и их культов - не было? Да очень просто: после того, как была найдена гробница легионера Пантиры (1859 год, Бингербрюк), которого в иудаизме называют настоящим отцом Иисуса, многим стало понятно, что вся многовековая история с единым богом, распятым на кресте за "избранный народ" - не более чем фальсификация. И теперь его сторонники стремятся прикрыть свое многовековое мракобесие, в один момент оказавшееся пустышкой. Оттого и перевирают источники.
(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Не язычники, а татары.

Пятница, 25 Декабря 2015 г. 19:37 (ссылка)

kovHoRQz7a0 (604x453, 40Kb)
Ну, раз вы читаете эту статью, таймер дошел до даты. И Перед вами - обещанный мной разбор очередного моего "разгрома" от огнебольствующих мракобесов.

Разумеется, можно было бы сделать его кратким - в один абзац, в пару цитат, просто списком первоисточников, с которыми стоит ознакомиться людям, пишущим о 14 веке в периоде Русской истории. Это сэкономило бы время - мое и читателей, но так же уравняло бы меня с антиязыческим лагерем, который первоисточники знает исключительно по их реестру и кратким цитатам. Рассмотрение же темы полностью, как ничто иное позволит оценить безграмотность клерикально-мракобесных кругов. Потому - изложение будет долгим. Начнем.

Часть вторая. Не язычники, а татары.

Разбирая свои фотографии с новгородского музея, я отметил один интересный экспонат... Исходя из содержания этой берестяной грамоты (№ 317), язычество было сильно еще в 14 веке. А судя по сохранившейся до сих пор вони от паленого седалища, язычники 14 века уделывали мракобесов в диспутах не хуже нас нынешних.

"слезы проливаются перед Богом. За то гнев Божий на вас мечет, язычники. Так что покайтесь в том беззаконии! А на то дело окаянное немногих попускает; а [вам] бы их хотя бы не стесняться"

Наличие этого экспоната и мой сопроводительный коментарий вызвали новую волну попоболи у кружка "μωροί δια Χριστόν". И как итог меня "раскритиковали" двумя малосвязными аргументами: в одном говорилось, что язычниками называли в 14 веке татар, а другой критик утверждал, что "употребляется тут это слово чисто как художественный христианский образ, и обозначаются им безбожные, безнравственные люди впринципе, а не поклонники Перуна"

Как говорится - "не дай Господь, чтобы прозвучали эти страшные слова на букву "я" и на букву "с". LOL

Ну, да начнем.Для удобства разобьем разбор источников (да-да, мои дорогие мракобесы, есть такое страшное слово, имеющее еще более страшное для вас значение) на две части: "язычниками называли татар" и "в 14 веке не было язычников, православие победило!"

Начнем с татар.

Помимо такой смешной книги, как быдлия, имеется еще ряд первоисточников по истории наших предков, который исследователи условно объединяют в категорию "Воинские повести древней Руси". И большую часть из них я читал, поскольку я не трачу драгоценное время на сомнительного рода религию и ее защиту.

Так вот, если их прочитать (да-да, мракобесики, есть еще и такое страшное слово в лексиконе язычников), то получится интересная картина. К татарам применяли перечисленные ниже эпитеты:

Лаврентьевская летопись (14 век):


Таурмены

Печенеги

"народы, о которых Мефодий, епископ Патарский, сообщает, что они вышли из пустыни Етриевской"

Безбожные (5 раза)

Поганые (3 раза)

Иносказательно - "а пророк так говорит: "Боже, пришли язычники в наследие твое, осквернили церковь святую твою, Иерусалим превратили в хранилище овощей,"

Окаянные

Иноплеменники (2 раза)

Проклятые

Злые

Кровопийцы (2 раза)


Тверская летопись (16 век):


Народы неизвестные

Безбожные (5 раза)

Моавитяне

Таурмены

Печенеги

Сыроядцы

Окаянные

Поганые (5 раза)

Иноплеменники


Повесть о разорении Рязани Батыем (конец 16 века)


Безбожные (9 раза)

Нечестивцы (5 раза)

Лживые

Немилосердные

Поганые

Враги христианства (2)

Окаянные

Зловерные

Отступники

Преступные

Агаряне

Внуки рода Измаиля


Повесть о сражении на реке Пьяне (14-15 век)


Поганые (3 раза)

Иноплеменники


Повесть о битве на реке воже (ок. 15 века)


Поганые (2 раза)

Ратные

Враги ("победил врагов своих")

Окаянные

Половцы

Нечестивые

Измаильтяне

Задонщина (14-15 вв)

Поганые (27 раз)

Басурмане

Хинове (5 раза)

Безбожные


Пространная летописная повесть о куликовской битве (14-15 век)


Измаильтяне (4 раза)

Поганые (10 раз)

Нечестивые (6 раза)

Окаянные (3 раза)

"Старый злодей Мамай"

Трехглавые звери-сыроядцы

Измаильтянские племена

Царство, творящее беззаконие

Безбожные (3 раза)

Мрачные сыроядцы ("...мрачного сыроядца Мамая")

Агаряне (3 раза)

Супостаты

Враги наши

Сыроядцы (2 раза)

Дьяволы во плоти

Половцы

Сыновья агарянские

Иноплеменники

Содомляне (2 раза)

Беззаконные


Сказание о мамевом побоище (15 век):


Поганые (24 раз)

Безбожные (15 раз)

Агаряне (3 раза)

Дикие

Агаряне (2 раза)

Язычники (2 раза)+ дважды - о попытках призвать богов, один раз - Перуна, Ираклия, Салавата и Гурса, Магомета

Идолопоклонники

Иконоборцы

Злые преследователи христиан

"Восточному и великому царям царю Мамаю"

"Восточный царь" (Мамай)

Половцы (6 раза)

Злобные враги

Нечестивые (3 раза)

Измаильтяне

Злые сыроядцы

Амаликитяне

Печенеги (2 раза)


Повесть о нашествии Тохтамыша (14 век)


Поганые (2 раза)

Злые


Повесть о стоянии на Угре (15 век)


Басурмане (2 раза)

Так вот, даже если объединить из всех летописей все косвенные намеки на многобожие и прямые обращения "поганые" и "язычники", то получится, что из 227 слов и словосочетаний, характеризующих татар, язычниками (условно. Позже поясню) их называют только 82 раза, т.е. лишь в трети случаев. Конкретно же язычниками (без полунамеков) они названы лишь четырежды - в "Сказании о мамаевом побоище". Так что получается, что в лучшем случае, содержание грамоты № 317 могло относиться к татарам с вероятностью лишь 1/3, а в худшем - 1/50.

Можно, конечно, пойти навстречу нашим мракобесным читателям, и провести индивидуальную статистику для каждой летописи. И что мы получим?

В Лаврентьевской летописи татары названы погаными лишь в трех случаях из 19 (15%). уступая "безбожным". В Тверской летописи - 5 случаев из 17 (30%), сравнявшись с "безбожными". В Повести о разорении Рязани Батыем - 1 случай из 25 (4%). В Повести о сражении на реке Пьяне - да, 3 случая из 4 (75%). В Повести о битве на реке Воже - 2 из 8 (12%). В Задонщине - 27 случаев из 34 (ок 80%). В Пространной летописной повести о куликовской битве - 10 раз из 45 (22%). В Сказании о мамевом побоище - 28 из 69 (41%). В Повести о нашествии Тохтамыша - 2 из 3 (66%). В Повести о стоянии на Угре - 0 (!) из 2. Как видите, лишь в четырех первоисточниках татары более трети раз названы погаными и язычниками. В других случаях цифры более скромны - вплоть до ноля.

Так вот, теперь о тождестве слов "поганый" и "язычник". Совершенно верно - оно было утрачено уже ко времени монголо-татарского нашествия, и слово "поганый" приобрело совершенно иное значение, хорошо подчеркнутое словарями. В словаре Ожегова и Шведова в по этому поводу сказано:

1. полн. ф. Не употребляемый в пищу вследствие
ядовитости, нечистоты. П. гриб.
2. палн. ф. Предназначенный для отбросов,
нечистот (разг). Поганое ведро.
3. Очень плохой, отвратительный (прост.).
Поганое настроение.
4. полн. ф. Нечистый с религиозной точки зрения
[первонач. нехристианский, языческий] (устар.). Поганая пища. Орды поганых
(сущ.). II сущ. поганость, -и, ж. (к 3 знач.).

А у Ефремова -

1. прил. разг.
1) Предназначенный для нечистот, отбросов.
2) перен. Отвратительный, дурной (по своему качеству, виду и т.п.).
2. прил. разг.
Несъедобный, ядовитый.
3. прил. устар.
1) Нехристианский, языческий.
2) Запрещенный верованием, обычаем и т.п.; нечистый.

Прошу заметить - религиозные значения отмечены, как устаревшие, и отправлены в самый конец.

Псковские летописи (14 век) так же содержат любопытный казус, который говорит о том, что слово "поганый" стало просто словом, несущим негатив, нежели, определяющим религию человека. В них говорится о вражеском войске - "останок собравшейся поганой латыни". Это при том, что латинская вера известна на Руси, если судить по ПВЛ, аж с 10 века.

Из этой частиразбора можно сделать очевидный вывод: "критик", считающий, что в грамоте 317 речь идет о татарах, пожертвовал знанием первоисточников в угоду коллективному мракобесию.

Казалось бы, другой "критик", с его утверждением "употребляется тут это слово чисто как художественный христианский образ, и обозначаются им безбожные, безнравственные люди впринципе, а не поклонники Перуна", должен прыгать от радости - ведь я, вроде как подтвердил его теорию.

Но, изучение первоисточников имеет такую прелесть, как комплексный подход. Это значит, что сведения проверяются сведениями, а первоисточники - первоисточниками.

Отметим теперь следующее: Новогород избежал нашествия татар, потому в его летописях оно описано гораздо более скупо нежели в хрониках юга Руси. Новгородскую республику гораздо больше волновало происходящее на севере и западе, а так же - в своих владениях - "пятинах". Скупость источников этого региона относительно ключевых событий южных земель отмечали еще С. Н. Азбелев в своей статье "Новгород и Куликовская битва" и В.А. Кучкин в статье "Монголо-татарское иго в освещении древнерусских книжников". Потому, берестяные грамоты, относящиеся к бытовой переписке, скорее отражают события северных земель, и к татарам отношения не имеют. Соответственно, должны были существовать другие социумы или этносы, которых обиженный до истерики церковник в грамоте № 317 называет "погаными" и шлет на них проклятья. А теперь вопрос: БЫЛИ ЛИ В 14 ВЕКЕ ВО ВЛАДЕНИЯХ НОВГОРОДА ЯЗЫЧНИКИ, ВЛИЯНИЕ КОТОРЫХ ТРЕБОВАЛО БЫ ОТ ХРИСТИАНСКИХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ОСОБЫХ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ? А вот тут начинается самое интересное:

"История Русской церкви" (Том 3. Отдел 2 ГЛАВА III) со ссылкой на "Грамоту архиепископа Макария", повествует: «В грамоте, укоряя местных пастырей Церкви за их крайнее нерадение о своих духовных детях, архиепископ предписывал первым, чтобы они, как только придет к ним Илия, собирали в своих приходах всех православных христиан и приказывали им всем вместе, тщательно и единодушно, по всем чудским и ижорским местам, в селах, деревнях и лесах разорять и истреблять огнем языческие мольбища, дерева и камни, а арбуев с их учениками приводить к священноиноку Илии для наставлений и убеждений. Потом, когда в каких-либо уездах и погостах будут истреблены языческие мольбища, священники вместе с Илиею совершали бы в церквах соборные молебствия, освящали воду и, соединив ее с тою, которая принесена из Новгорода, объезжали свои приходы и кропили этою святою водою всех жителей от мала до велика и самые их жилища. В то же время поучали бы, вразумляли и убеждали как арбуев, так и их последователей оставить прежние языческие дела и жить во всем по-христиански и тех арбуев, которые принесут покаяние, исправляли бы сами по правилам святых апостолов и святых отцов, а о тех, которые останутся упорными и непослушными, извещали бы боярских детей, которые обязаны брать их и препровождать в Новгород на суд владыки и гражданской власти. Мера архиепископа Макария имела успех: Илия объехал многие погосты и уезды и всюду истребил языческие обычаи, восстановил правоверие и некоторых, еще не крещенных, крестил. А в следующем году по повелению владыки он снова посетил эти места для утверждения в них веры и объехал все остальные уезды, в которых прежде не был, и там также истребил язычество и обратил к христианству. Но этот успех был кратковременный: едва исполнилось двенадцать-тринадцать лет, как новый архиепископ Новгородский Феодосий достоверно узнал, что финские племена, к которым посылал Макарий своего иеромонаха, опять держатся прежних языческих суеверий и обычаев под руководством арбуев, и счел нужным написать окружную грамоту к духовенству Вотской пятины такого же содержания, как была Макариева, послал туда софийского соборного священника Никифора и двух детей боярских и велел им поступить для истребления язычества точно так же, как прежде заповедано было Илии. Не знаем, надолго ли и теперь предприятие увенчалось успехом.»

В разных источниках уточняется дата - около 1534 года. Там же уточняется и область деятельности Илии - "Вотская и Ижорская земля", "Чудской, Ореховецкий, Ижорский уезд".

Так что вот. Первая часть разбора прекрасно дополняет вторую.
Если подвести итоги: слово "поганый" из грамоты № 317 могло обозначать татар с вероятностью менее 1/3 и ТОЛЬКО при условии, что документ найден на территории, подвергшейся монголо-татарскому нашествию; но, поскольку найдена грамота в Новгороде, то бессильные проклятья "поганым" от ее автора, скорее направлены на язычников финно-угорских племен, чья крепость в вере потребовала от архиепископа (примерно в то же время, что и писалась грамота) дважды посылать отряды крестителей в их землю, да и то - без особой надежды на успех.

Язычество в Новгородщине было силой еще в 16 веке. Впрочем, это и является причиной страдания для современных мракобесов, которые пришли в свою веру с надеждой на получение особого статуса, а теперь вынуждены агрессией и истериками маскировать свое разочарование и свою безграмотность.
(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Без заголовка

Пятница, 25 Декабря 2015 г. 10:06 (ссылка)

Небольшой цикл плакатов, наглядно объясняющих на конкретных примерах почему родноверие (неоязычество) - проект зарубежных спецслужб и врагов России.

1.
1 проект (700x489, 266Kb)

2.
2проект (700x489, 214Kb)

3.
3проект (700x489, 165Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Языческие руки христианской Параскевы.

Четверг, 24 Декабря 2015 г. 11:35 (ссылка)

svnKqnXdfQo (453x604, 39Kb)
Как же много значит неоязычник Скрытимир для обычного клерикального мракобеса! Аж до того, что мне в личку кидаются ссылки со словами "а вот тут мы тебя раскритиковали, полюбуйся". Ну, была бы КРИТИКА, я бы ее сам заметил, без всяких дополнительных попыток донести ее до меня. А различного рода вопли типа "бох накажет! А не накажет - так я страшный пост напишу!" - это далеко не критика.
Впрочем, интереса ради посмотрел. Долго смеялся. Оказывается, ряд людей до сих пор уверен, что чтение библии передает читателю воздушно-капельным путем знания в таких областях, как история, теология, философия, этнография, лингвистика. И на этом основании делаются весьма смешные утверждения. Собственно, смеха ради, я, пожалуй, и предоставлю вашему вниманию эту "критику" и реальное положение дел. Но, поскольку ценности исходники не имеют, а время я предпочитаю тратить на более важные дела, то эти разборы я разбил на несколько частей и установил публикацию по таймеру.

Итак, часть первая. Языческие руки христианской Параскевы.
Было отмечено на основе скульптуры из новгородского музея, что у нее руки приподняты вверх, точно так же, как у женского божества в языческих мотивах вышитых полотенец.



Эти слова вызвали неимоверное жжение в поясничной области у мракобесов. Оказалось, что "Параскева держала в правой руке меч, а в левой город (или крест и Евангелие), а вовсе не воздевала руки в молитве, как Оранта. Это типичный иконографический образ" и что "мотив воздетых рук появился в христианстве задолго до христианизации Руси". Остальная критика свелась к обсуждению кулинарных талантов моей жены. Видимо, изможденными постом (или постами?)) ) мракобесы видят в языческой кулинарии угрозу такого же плана, как и в гонениях Диоклетиана.

Ну, начнем, пожалуй.

а) Во-первых, очень интересно, откуда мракобесы выискали "типичный иконографический образ" Параскевы с мечом и городом? Эти атрибуты стандартно отдавались св. Николаю. На иконах же у Параскевы стандартно крест и свиток. Попытка отвечать за христианские традиции при полном не знании оных - это так же отличительная черта клерикального мракобесия. Интереса ради, я попытался узнать, откуда пошло столь любопытное мнение. И результат просто выбил меня в десятиминутку смеха: оказывается, нашему "специалисту"-критику некто привел пример атрибутики в воздетых руках на образе св. Николая, но лютая попоболь помешала ему услышать сказанное до конца, после чего в "разгром" меня и попал перл о Параскеве с мечом и городом.

б) Во-вторых. "Христианский образ до крещения Руси". Я больше скажу: образ божества с поднятыми руками (руками держащими нечто) возник даже задолго до христианства. Чего наши чтецы быдлии так же не знали.
А археологи тем не менее отслеживают его примерно с 1600 г.до н. э. (пример - критская богиня со змеями). Причем, прошу обратить внимание, было найдено две богини со змеями - большая и малая. Первая держит змей в опущенных руках, вторая в поднятых.

Еще есть изображение скифской богини, держащей в руках по водоплавающей птице (1850-1550 г.до н.э.)

Скифская бляшка ("богиня в калафе") из Куль-Оба (4 в до н.э.) изображает женщину, держащую в одной поднятой руке меч, в другой - голову.

Или - беотийская амфора 680 г. до н.э., на которой в окружении двух волков изображена богиня с поднятыми руками.

Если же отталкиваться от того, что руки богини могут быть не только подняты, но и опущены, то помимо Крита, можно вспомнить и Чатал-Хююк с его изображением богини со львами (7 тыс. лет до н.э.) или распространенные по всему Средиземноморью в античности изображения Кибелы (чьи руки либо опущены ко львам, либо же одна из рук гладит зверя, а вторая держит культовый предмет, лежащий на спине второго животного) и мн. др.

Если подытожить: культовые изображения богини, чьи руки держат ее атрибуты или культовых животных (часто соотносимых исследователями с ее сыновьями) встречаются в Европе с 7 тысячелетия до н.э., когда монотеизмом и не пахло. Руки богини могут быть подняты и опущены, что трактуется рядом исследователей (вспомнить того же Рыбакова), как знак различия двух разных божеств, выполняющих разные аспекты одной и той же работы. Этот образ был распространен по всей Европе и частично - Азии. Отголоски его можно встретить в русских вышивках, где некая богиня держит в поднятых или опущенных руках птиц, либо же узду коней (с наездниками или же без лных). Причем, насколько я могу судить, изображений богини с живыми существами на данный момент найдено больше, нежели изображений ее с неживыми предметами (вроде женщины из Куль-Оба), потому можно предположить, что культ богини-матери "с сыновьями" был более развит и живуч, нежели культ, в котором богиня просто держала свои атрибуты.

И вот, мы подходим к самому главному - истерике мракобесов на тему того, что "язычники сперли христианский образ для своих божков". Во первых, если сопоставить вышеуказанные даты со временем возникновения христианства или породившего его иудаизма, то получится, что образ богини-матери примерно на 7 тыс лет древнее. А во-вторых, именно в языческом своем варианте (богиня с животными) он сохранился и в русских вышивках вплоть до недавнего времени, изображения же Параскевы как раз относится к другому типу - богиня с атрибутами. Образу менее древнему, но так же языческому.
Так что впору тут уже говорить о том, что именно христианская традиция слизала для своих нужд языческий образ, будучи не в состоянии дойти до чего-то сопоставимого самостоятельно. О том, как народ переносил "идольские" традиции на образ Параскевы уже писали Чичеров, Можаровский, Святский ("народ молится перед этим идолом"). Мадлевская и Максимов свидетельствовали о языческом почитании Параскевы (в т.ч. и жертвоприношениях) в христианском уже мире. Лавров описывал уже обряд "вождения Пятницы", где оную изображала обычная женщина.
О тождестве образов языческой Мокоши и Параскевы-Пятницы писали многие ислледователи - Рыбаков, Белова, Иванов, Топоров. Сопоставление дат говорит о древности образа, идущего еще от языческих времен. И только клерикальные мракобесы все еще тщатся доказать, что "язычники все слизали у христианства" - не теориями прамонотеизма от любителя галлюцинаций Лэнга, так рукоблудием на христианский символ в руках языческого божества.
(с) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Скрытимир Волк. Выступление в ЛитО "Мгинские мосты"

Пятница, 23 Октября 2015 г. 18:45 (ссылка)

Смотреть видео в полной версии
Смотреть это видео

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Скрытимир Волк. Выступление в ЛитО "Мгинские мосты"

Пятница, 23 Октября 2015 г. 18:41 (ссылка)

Выступление в Лито https://www.youtube.com/embed/0ZuC8K-nn9k

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Святослав и уродство.

Пятница, 07 Августа 2015 г. 10:30 (ссылка)

Ну, что же, как и обещал - рассмотрим снова, как клерикальные круги создают собственные мифы под видом"разоблачения неоязыческой лжи".

Сегодня мы обратим внимание на князя Святослава Игоревича и приписываемые ему слова "вера христианская - уродство есть".

Итак, чуть больше года назад один известный своим враньем клерикал выдал следующее:

1) Князь Святослав не говорил этих слов.

2) Эти слова принадлежат летописцу, который процитировал аналогичный отрывок из библии.

3) Юродство же - не ущербность, а духовно-аскетический подвиг во имя бога.

4) Сам князь Святослав был бы рад креститься, но до судорог боялся насмешек своей дружины.

5) и вообще, кого эти тупые неоязычники выбрали кумиром? Князя боящегося насмешек и проигравшего все последние свои битвы?

Для начала, хотелось бы отметить, что целью данного человека, исходя из его писанины, было не отыскать правду, не исправить чью-то ошибку (пусть и неоязыческую), а просто - намеренно создать о язычниках мнение, далекое от действительности и очернить великого полководца древности, который разделял языческие убеждения. Именно эта цель как нельзя кстати, проглядывает из его истерики - дескать "неоязыческий кумир" и битвы-то продул и насмешек боялся. Если бы человек был чуть менее предвзят, то не старался бы создать негативный образ таким примитивным приемом ("насмешки!"), а если бы был более профессиональный (с чего это я вдруг стал требовать профессионализма от человека, ставшего жертвой библейской идеологии?), то он бы сам задался очень интересными вопросами. Например, почему войско русов, поклявшееся умереть или победить, внезапно, в количестве 22-х тысяч, вернулось в город, прекратив битву, а во время переговоров о мире оное получило от "выигравшей" Византии и право беспрепятственно уйти с оружием, и хлебное снабжение, за одно только обещание больше не воевать. Мифы о "победе" и "буре" выглядят последней попыткой ромеев сохранить лицо после сокрушительного поражения под Доростолом. Но это я уже рассматривал в другой теме. Потому внимания заострять на этом не будем. В конце концов, я не ставлю своей целью поднимать уровень познаний у мракобесов, хотя бы потому, что это бесполезно.

Сейчас мы вернемся к тем самым словам, ради которых этот обзор и был затеян. Рассмотрим их и ситуацию со всех сторон.

1) Говорил ли сам Святослав эту фразу?

Нет. И Глупо было бы утверждать обратное.

Это текст Лаврентьевской летописи. И прошу его запомнить. Мы еще не раз вернемся к нему, чтобы древний летописец свидетельствовал против современных мракобесов.

живѧше же Ѡльга съ сн҃мъ своимъ 10 Ст҃ославомъ . и оучашеть и мт҃и крс̑титисѧ . и не бѣжаше 11 того 12 ни [во] А оуши приимати 13. но аще кто хотѧше крс̑титисѧ не бранѧху но ругахусѧ тому невѣрнъıмъ бо вѣра хреӕ҃ньска оуродьство єсть . не 14 смъıслиша бо ни Бразумѣша во тьмѣ ходѧщии . и не вѣдѧть славъı Гс̑нѧ ѡдобьлѣша 15 бо ср҃ца ихъ . оушюма 16тѧжько слъıшати [а] В ѡчима видѣти . реч̑ бо Соломанъ дѣлатели Г нечс̑тивъıхъ дѣлатель 17 ѿ разума понеже звахъ въı и не послушасте мене . прострохъ словеса и не внимасте . но ѿмѣтасте моӕ свѣтъı . моихъ же ѡбличении не внимасте . възненавидѣша бо прмдрс̑ть . а страха Гс̑нѧ не изволиша . ни 18 хотѧху моихъ внимати свѣтъ . подражаху 19 же мои ѡбличеньӕ . ӕкоже бо Ѡльга часто гаш҃еть 20. азъ сн҃у мои 21 Ба҃ познахъ и радуюсѧ . аще тъı познаєши и 22радоватисѧ почнешь 23. ѡнъ же не внимаше того 24 гл҃ѧ . како азъ хочю инъ законъ приӕти єдинъ . а дружина [моа] Д сему смѣӕтисѧ начнуть 25. ѡна же нарече 26 єму аще тъı крс̑тишисѧ вси имуть то же створити 27. ѡнже не послуша мт҃ре . творѧше 28 норовъı поганьскиӕ

Перевод:

Живяше же Олга съ сыномъ своимъ Святославом, и учашет его мати креститися, и не брежаше того, ни въ уши внимаше, но аще кто хотяше волею креститися, не браняху, но ругахуся тому. «Невѣрнымъ бо вѣра крестьяньская уродьство есть »; «Не смыслиша бо, ни разумѣша въ тмѣ ходящии», и не видѣша славы Господня. «Одобелѣша бо сердца ихъ, и ушима бо тяшько слышати, очима видѣти». Рече бо Соломонъ: «Дѣла нечестивых далече от разума»: «Понеже звахъ вы, и не послушасте, и прострох словеса, и не разумѣсте, но отмѣтасте моя свѣты и моихъ же обличений не внимасте»; «Възненавидѣша бо премудрость, а страха Господня не изволиша, ни хотяху моихъ внимати свѣтъ, подражаху же моя обличения». Якоже бо Олга часто глаголаше: «Азъ, сыну, Бога познах и радуюся, аще и ты познаеши Бога, то радоватися начнеши». Онъ же не внимаше того, глаголя: «Како азъ хочю инъ законъ одинъ язъ приняти? А дружина моя сему смѣяти начнут». Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имут то же створити». Онъ же не послуша матери и творяше норовы поганьскыя.


Итак, первое, что мы говорим прямо: Святослав не говорил данной фразы. Она действительно принадлежит хронисту. Но при этом возникает очень интересный вопрос:

2) Выражала ли эта фраз, сказанная летописцем, отношение Святослава к христианам?

С большой долей вероятности - да. Во первых, сам летописец счел уместным вставить ее в отрывок, описывающий убеждения Святослава.

Во-вторых, другие отрывки из того же абзаца подтверждают негативное отношение князя к христианству. Причем не только в вопросах личного крещения, но и в отношении любого другого человека, решившего креститься: "аще кто хотяше волею креститися, не браняху, но ругахуся тому", " Онъ же не послуша матери и творяше норовы поганьскыя"

Итак, князь сам не принимал христианство, следовал языческим обычаям вопреки постоянному давлению со стороны матери, и считал уместным ругать христиан. Пусть не той цитатой про "уродство есть", но, судя по свидетельству летописца, фразами близкими по смыслу. И этот ответ снова порождает вопрос:

3) Какой смысл имеет понятие "юродство"?

Да, во времена, когда христианство на Руси уже достаточно окрепло (примерно, как трутовый гриб на древесном стволе), юродство действительно считалось одним из богоугодных духовно-аскетических "подвигов", где сам юродивый намеренно изображал из себя помешанного ради "обличения мира" (http://www.pravmir.ru/svyatye-duraki/). Но... отчего же сам летописец намеренно сформулировал свою фразу так, что слово "юродство" приняло совершенно имной, негативный смысл? «Невѣрнымъ бо вѣра крестьяньская уродьство есть » Ведь вряд ли "неверные" воспринимали его как некий "подвиг", иначе не имели бы такого негативного отношения к христианству вообще. "аще кто хотяше волею креститися, не браняху, но ругахуся тому" Видимо, существовал еще один смысл слова, и именно его передавал нам летописец.

"Юродивые - психически неполноценные лица, которых часть верующих считает «ясновидцами» и «прорицателями». Сообщает нам "Большой толковый словарь по культурологии".. (2003.), повторяет его мнение и автор статьи из "Энциклопедии социологии" (2009).
В английском языке для юродивых принят термин " (persons) of unbalanced mind", т.е. "(личность) страдающая умственным расстройством".("Англо-русски словарь по социологии" 2011). В немецком же к ним применяется термин " Geistesgestorte" - "душевно расстроенный". В греческих христианских текстах есть фраза " ημέις μωροί δια Χριστόν", которая дословно переводится :"Мы - дураки Христа ради", где слово "μωρός" прямо обозначает - "дурак"

Архимандрит Павлос Пападопулос прямо свидетельствовал в своей статье "Христа ради юродивые – образцы морали и пастырства":

"Слово «морос» («μωρός») происходит от глагола “морено” («μωραίνω»), что означало «впадать в детство, глупеть, вести себя, как глупец” [14]. В древнегреческом языке термин “морос” (“мория” равнозначно “глупости”) [15] предшествует слову “салос” («σαλός») – “юродивый” <...>.В словаре греческого языка термин “салос” этимологически происходит от глагола “салево”, что означает “сдвинуть с места”, “сдвинуться с места”, “беспокойно двигаться”, “что-то делать, чтобы сдвинуть с места”, “потрясти”. Производный от “салево” – термин “салия”, что означает “бунт”, “беспокойство” и “неустойчивое движение”. Сохранился и второй тип глагола “сдвинуться с места”, глагол “сало-о” и “салево “с тем же значением. Поэтому “салос” означает: “человек, неспокойный умом, глупый, впавший в детство.” Таким образом, этимологически можно подтвердить греческое происхождение этого слова. "

Правда, сам архимандрит, хоть и честно указал на негативный смысл слов "морос" (дурак), и "салос" (буйный, неустойчивый, подверженный смятению - т.е. буйнопомешанный), он все же постарался смягчить информацию путем сведения все на некое "впадение в детство" и "угодную богу детскую невинность"

А какой смысл в русском языке вкладывается в слово "юродство"?

"урод - род. п. -а, др.-русск. уродъ "слабоумный, юродивый", ст.-слав. родъ (Супр.), (Рs. Sin.), с отрицанием o от род; см. Мi. ЕW 280; Брандт, РФВ 23, 97. Согласно Мейе (МSL 14, 343; Et. 232), родственно оск.-умбр. аn-; см. также Педерсен (Kelt. Gr. 1, 45), который предполагает связь чередования гласных с и.-е. *n. Сюда же цслав. рожда . См. рожа." (Этимологический словарь русского языка. М Фасмер)

Упомянуто "уродство" и в былинах.

"Доехали‑приехали во Киев‑град,
Да стали по Киеву уродствовати,
Да лук, чеснок весь повырвали,
Белую капусту повыломали,
Да старых‑то старух обезвичили,
Молодых молодиц в соромы‑де довели,
Красных девиц а опозорили."
(Чурило Пленкович у князя Владимира. Онежские былины, записанные А. Ф. Гильфердингом летом 1871 года. Изд. 4‑е. В 3‑х тт. М. – Л., 1951, т. 3. №223.)
Здесь уродством уже названы разбой, вандализм и надругательство.

В наше время уродом называют человека, родившегося с физическими и умственными отклонениями (Ефремова, Ожегов). А в бранном смысле - бесчеловечную мразь .

Так что получается? А получается, что в глазах Святослава и его ближников юродство не было каким-то духовным подвигом, но являлось видом отвратительного слабоумия, неполноценности, поводом для насмешек от полноценных - язычников. И именно это всячески подчеркивал в своем тексте летописец. И именно это упустили из виду наши клерикальные друзья, обычно находчивые, как сучий зад по весне.

И остается только спросить:

4) Какой смысл вкладывал князь в слова о насмешках?

"Како азъ хочю инъ законъ одинъ язъ приняти? А дружина моя сему смѣяти начнут"

По мнению таких видных (в своих кругах) блогеров, как Бабенко и Овчинников, князь предстает мелким жалким существом, которое радо бы креститься, но, беспомощно оглядываясь на дружину, шепотом вздыхает "не поймут".

А как вам такая картина? Святослав, сжимая кулаки нависает над сжавшейся в углу Ольгой и, вращая налитыми кровью глазами кричит на весь терем: "Ты что мне предложить вздумала?! Креститься?! Да меня дружина не поймет!" А суровые побратимы, стоя в сторонке, чтобы под руку не попасть, согласно кивают головами - "что это за уродство нашему князю предлагается? Да еще кем!? Бабой!"

И в самом деле, в Лаврентьевской летописи отсутствуют знаки препинания, способные передать эмоции князя. Восклицательный знак, например, был введен лишь в 15 веке (через полтысячи лет со смерти Святослава),, многоточие - в 19 веке, а смайлики - так вообще в конце двадцатого-начале двадцать первого века. Потому трудно по одной фразе сказать, какие эмоции князь в нее вкладывал. Клерикальные брехуны не рассматривают вариантов, отличных от их заблуждений: Святослав должен быть жалким, и точка. Иначе жалкими будут выглядеть они, с их мелочной антиязыческой клеветой.

Но я не из христарадной братии, а потому попытаюсь разобрать фразу по контексту летописи.

Что мы пишет о князе летописец?

" аще кто хотяше волею креститися, не браняху, но ругахуся тому"

С какими отрывками библии он сравнивает эмоции князя?

"«Невѣрнымъ бо вѣра крестьяньская уродьство есть »"


"«Възненавидѣша бо премудрость, а страха Господня не изволиша, ни хотяху моихъ внимати"

Повторим еще раз - (прямо сказано) ругал, (по летописным аналогиям) считал жалким уродством, не принимал, не хотел о нем слышать.

Т.е. получается, что не было столь желанной для клерикалов трусливой суеты, а была ВОЛЯ правителя и полководца. Высказанная с оглядкой на пример единоверцев из дружины, возможно - побратимов. Которые, быть может и согласились бы разделить с князем "уродство", но исключительно потому, что князь для рати - авторитет ( Она же рече ему: «Аще ты крестишися, вси имут то же створити»).

А скорее всего - нет. Быть может Ольга выдавала желаемое за действительное. Ведь, судя по реакции князя, крещение для его окружения было полным аналогом современного "опускания" в нынешней уголовной среде (когда путем насильственного полового акта человек навсегда переносится в низшую "касту", аналогичную по правам с "неприкасаемыми" или париями Индии).

Итак, подведем итоги:

Самой фразы, "вера христианская - юродство есть" Святослав не говорил, но летописец счел уместным применить оную для описания отношения князя к упомянутой вере, при этом "юродство" обозначало не "подвиг", а умственные отклонения. Лаврентьевская летопись ясно показывает негативное отношение князя к христианству, доходящее, помимо личного неприятия, до ругани других крестившихся. Фраза Святослава о том, что над крестившимся князем будет насмехаться дружина, была высказана не как оправдание душевной слабости, а как выражение презрения к религии, которую сам летописец назвал "уродством".

(С) Скрытимир

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Остаться человеком

Вторник, 04 Августа 2015 г. 22:32 (ссылка)

Остаться человеком.

Внимание: альтернативная реальность. Автор, разумеется, не ставит перед собой цели оскорблять чувства или разжигать вражду, но полностью осуждает ИГИЛ и аналогичные ему объединения - как существовавшие в древности, так и современные.

1.
У каждого человека свои фобии. Полковник Угоняев терпеть не мог запаха жареного мяса. Кто-то из бывших сослуживцев удивлялся, отчего офицер чурается ездить на шашлыки, традиционно устраиваемые по каждому поводу. А друзья понимали... Полковнику стоило закрыть глаза, чтобы снова стать молодым лейтехой по кличке " Угоняй" и снова оказаться в горах Чечни... Тогда вонь жаркого сопровождала каждый шаг. Заживо горящие солдаты в обрушившихся домах, паленая требуха после артобстрела и бомбежки, оскаленные лица "чехов", тычущих раскаленными шомполами в глаза федералов - вчерашних призывников... Шашлык - национальное блюдо горных сепаратистов. Вся Чечня превратилась тогда в огромный мангал. Мангал для солдатины...



Сегодня они снова ушли ни с чем, но шашлычная вонь, доносимая ветерком с другого берега Волхова, словно разведчик, сообщала: враг не намерен отступать.

Утренний туман пробирал до костей даже в бушлате: августовская ночь на берегу реки никогда не была теплой. А всего через час, когда солнце сгонит росу, станет невыносимо душно.


Дед Богумил, кряхтя, присел рядом с полковником и положил на колени охотничью "сайгу".

- Ушли, звери...

- Ненадолго - Угоняй закурил, просто наслаждаясь недолгими минутами покоя - фанатики не уходят. Соберутся силами, да полезут на наш берег. Лучше бы, дед, вам такого не видеть....

- Страшно, что-ли?

- Убивать всегда страшно. А потом - привыкаешь. Черствеешь. Вроде как и не в людей стреляешь. А тут дело другое.... Я таких в Чечне видал....

Полковник выдохнул табачный дым и, чуть помолчав, продолжил:

- Прут, чуть ли не во весь рост под огнем. Рожи оскалены, на бороде пена... Как обдолбавшиеся: ранишь такого, а он кишки в ладонь - и все равно прет. А может и под наркотой, кто знает... Нам анализ в бою проводить недосуг... У меня солдаты с ума сходили, когда такими трупами вокруг все завалено было. А уж если дорвутся до позиций или населенного пункта - все... Иные хоть безоружных не трогают, стариков, детей да женщин. А эти прямо под пулями ножи достают, да над пленными изгаляться начинают. Глаза выкалывают, пальцы режут, кишки пускают. Им это по кайфу. Будто людьми сами давно быть перестали.

- Плохо...

- Да, плохо. У меня почти вся часть необстрелянная, положиться не на кого. А уж на твоих ополченцев, дед, глядеть больно. Не сдюжат.

- Кто не чаял сдюжить - давно уж, сынок, бежали. Сколько этих сволочей?

- Полк да рота, вроде. Рота ИГИЛа да наши, федералы....

Последнее признание далось с судорогой в горле. На том берегу около тысячи ребят сейчас балагурят на русском языке, мечтают скорее дембельнуться, матерят уставщину... Сколько-то из них было друзьями ребят его собственного полка... А скоро они, бок о бок с ИГИЛовскими ублюдками будут крошить Новгород.

- Вот видишь, - дед Богумил похлопал его по колену, - твоих полк, да моих, считай, пять тысяч. Отобьемся.

- Как выйдет, дед, как выйдет. Карателями командует Добрынин, у него солдаты не воевавшие, но их много. А вот от ИГИЛа здесь Пычахтай. Сам его не видел, но по сводкам, это его уроды вырезали три города в Сирии.

- Ну...

- Да не в этом дело, дед!

Угоняй зло вскочил:

- Ну, положим мы этих, а дальше что? Против всей России воевать? Эта тварь в президентском кресле на госуровне дала прибежище всему Исламскому Государству! Они теперь и в чинах ив армии! Этих положим - новых пошлют! Да не своих, не мусликов, а наших же, русских, из тех, кого запугали! Сколько мы своих крошить будем?! Всю Русь прикажешь пострелять?!

Богумил снисходительно наблюдал за вспышкой полковника, а тот говорил, точно стремясь выговориться за все время:

- А отобьемся - что мы будем? Евросоюзу на поклон прикажешь идти? Или на глине Волхова хлеб для всей области растить?! Передохнем мы от своей победы!

- Сынок, - тихо позвал дед, и полковник поперхнулся словами.

- Сынок, ты думаешь, мы всего этого не знали, когда клич кидали, да на собрании решали вооружаться? И среди нас были паникеры, да сомневающиеся. Но их почти и не слышно было. Мы ж в этой толерастии не один десяток лет живем, видим все. Мы ж, по старой памяти, как Союз помним, все в нелегалах людей да братьев увидеть пытались, а они себя новыми почуяли, добро за слабость приняли. Мы им и мечети в центре разрешили строить - молись, брат, не жалко. И молчали, когда они наших ребят с рабочих мест повытесняли - живи, Абдул, тебе в кишлаке тяжелее приходилось. А они за моду взяли сильничать... Да мне ли тебе говорить? Ты же сам местный! Ходят, задирают наших... Кого задерут - толпой бить начинают, а наши - тише мышек стоят. Коли девка красивая, так облапают, ссильничают, аль просто словами, как дерьмом изгваздают! "Эй, рюсский билят! Сюда ходи, да!" Храмы наши похабить да жечь норовят... Как обряды свои справляют да свадьбы - по окружающим стрельба из травматов. Мы уж и не рады, а нам правительство - "Терпи. Терпи коза, а то мамой станешь! Сильничают дочку - терпи. Сына калечат - терпи! Дом грабят, храм жгут - терпи! Это они братскую любовь так выражают!" Может их чинуши нашим чинушам что и выражают, а мы лишь зверий оскал их видим! И милиция уж давно под ними! Нигде - ни нам жизни, ни на них управы! А мы поняли тогда, как о беде услышали, что эти - еще тихие были! А как армии ихние с автоматами придут - мы вообще за рабов у них станем, да дети наши им рабов рожать будут! Все мы знали, что и столица уж пред ними склонилась, и многие города запугали. А все равно - хотим хоть дни мы людьми пожить. Да людской смертью и помереть. А не так, как ты рассказывал - под ножом да без глаз.

- Да уж, столица... Уже десятки лет там русских-то и не было... ИГИЛ всем - братья. А презик наш по телевизору верещал - "общечеловеческие ценности", "Россия хочет принять братьев", "много у нас ничейной земли", "нарушение принципов толерантности является бесчеловечным актом и будет пресекаться во всех случаях". А знаешь дед, что последние слова значат?

- А ну-ка?

- Что тот, кто взглядов президента не разделяет, тот у него враг государства, богатый, бедный, нищий - без разницы. Кто беспределу противник - тот господину президенту Владимиру Краснову - враг. Считай, заявил, что будет без разбора казнить оппозицию.

- Так а ты, полковник, чего свой полк поднял?

- Тебе не понять, дед.

Угоняй сел и размолол пальцами новую сигарету, точно забыв про нее.

- Тебе не понять, дед. Я всю чеченскую прошел. И первую и вторую. За то воевал, чтобы нелюдь на наши улицы не прорвалась. Сколько ребят схоронил - считать сбился. А покуда воевал - нечисть под видом мирных гостей к нам пришла. А вот теперь - силу почуяла, да и террористическое государство позвала, правительство наше прижав... Нельзя так. Я же России присягал... Мне с террористами заодно воевать...

Он махнул рукой, не найдя слов.

- Товарищ полковник!

Запыхавшийся вестовой вытянулся перед офицером.

- Вольно. Что случилось?

- Тащ полковник... Вы сами взгляните!

Вестовой протянул бинокль.

Волхов делит Новгород на две части. И половину его, стратегически ущербную, пришлось оставить, отступив на левый берег. Правый берег остался ИГИЛ и федералам. На него Угоняй и навел бинокль. Рядом подслеповато щурился дед Богумил, тоже стараясь разглядеть происходившее.
А посмотреть было на что.

Два дня назад Угоняев приказал взорвать все мосты через Волхов, а на самых опасных участках - выставить два имеющихся в его распоряжении БМП. И вот теперь, прямо под прицелом их орудий, на соседнем берегу реки стояли сотни человек мирного населения, бутафорски разнаряженные в фески и халаты.
Рядом скалился боевик ИГИЛ.

Ребята давно уже плевать хотели на чужие имена, а потому давали вражеским полевым командирам позорные клички, схожие с их национальными именами - "Камаз Помоев", "Парад Уродов", ""Рекорд Надоев"... Сейчас, рядом с невеселой толпой стоял "Поджог Сараев". А недалеко от него - сам Добрынин.

"Показушничает! Снайперов, дескать, не боюсь!" - отметил Угоняй.

А "Сараев" уже кричал в мегафон:

- Русские! Смотрите! Эти люди - ваши сограждане! Они приняли нашу веру и сами вступили в хранимое Всевышним Государство! Мы ничего им не сделали! Они сами оценили силу ислама и стали частью этой силы! Мы ждем и вас в наших рядах! Дастархан для вас уже готов!

- В самом деле - не дурите! - подал голос и Добрынин, - вы что, в русских что-ли стрелять собрались?

Левый берег молчал. Молчали окопы и доты. Молчали здания, превращенные в крепости. Молчали блокпосты и БМП на берегу. Но Угоняй знал - все видят происходящее. Видят и молча запоминают.

- Братушки!

Из ряженой толпы внезапно выскочил бородатый мужик. Срывая нелепую феску он упал на колени перед самой водой и закричал, размазывая по лицу грязь и слезы:

- Братушки! Простите! У меня двое детей! Они взяли их! Мы не сами... Мы не хотим... Мы, как вы, веруем!

- А-а! Свинья! Джаляб! Кутакбаш! - разъяренный "Поджог" ударил кричавшего ногой по лицу.

Откуда-то с Угоняевых позиций сработал снайпер. Боевик дернулся и упал, так и не стерев с лица оскал ненависти. Добрынин шустро нырнул за угол. За спинами толпы закричали на тюркском наречии, раздались хлопки одиночных выстрелов и люди побежали с берега, поневоле прикрывая собой боевиков.

- Ну, что?- Угоняй повернулся к бойцам - все видели?

- Так точно, товарищ полковник - ответил за всех тощий боец, зло играя желваками.

- Если кто хочет к ИГИЛ на дастархан - не держу, идите!

- Товарищ полковник..! - возмущенно загудели солдаты.

- Хорош людей обижать! - осадил Угоняя Богумил - сам видишь - никто город и веру на поругание не отдаст.

- Тогда готовьтесь: раз комедия не удалась, завтра штурм будет.

Поправив портупею, полковник направился в сторону штаба.

- Дежурьте, сынки - кивнул бойцам Богумил, и так же отправился к своим.

В Новгороде люди, проведав что Добрыня идет крестить их, собрали вече и поклялись все не пустить в город и не дать идолов опровергнуть. И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли на него с оружием, и хотя Добрыня прельщением и ласковыми словами увещевал их, однако они и слышать не хотели и выставили 2 камнеметательных орудия великих со множеством камений, поставили на мосту, как на самых настоящих врагов своих. Высший же над жрецами славян Богомил, из-за сладкоречивости нареченный Соловей, строго запретил люду покоряться. Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, учили людей, насколько могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, как апостол сказал, явится безумием и обманом. И так пребывали два дня, несколько сот окрестив. Тогда тысяцкий новгородский Угоняй, ездя всюду, вопил: "Лучше нам помереть, нежели богов наших отдать на поругание". (Иоакимовская летопись).

2.
Стены старого дома, переоборудованного спешно под штаб, быстро пропитались куревом.

Угоняев устало отложил карту города. Мало людей. Его тысяче не перекрыть всех ключевых точек, а ведь ребятам надо еще и смену давать. Хорошо хоть, ополченцы взяли на себя внутреннее патрулирование. Да и то, с этих патрулей толку... Жена домой позовет, мусор вынести - уже бегут. Сами дураки - пост бросают, так бабы гражданские еще дурнее - будто и не война, а тусовка у мужиков доминошная.

Задумываться в военное время - роскошь непозволительная. Но Угоняй позволял себе такое, когда был уверен, что сделано все, от него зависящее. И сейчас он стремился, точно два кадра, наложить друг на друга лица. Лицо первое - искаженное судорогой злобы в нечеловеческую маску. "Поджог Сараев". Лицо второе - настороженное, просящее и ....верящее в него. Лицо девушки...

Двадцать лет назад... Когда горное гнездо безымянной банды было зачищено, командир дал добро на отдых в нейтральном ауле. Угоняев навсегда запомнил, как они, окровавленные, потные и провонявшие порохом, вступали в цветущий сад, где маленькие домики терялись среди множества деревьев, а все звуки были плотно замешаны на гудении пчел. Один боец полушутя все спрашивал товарищей - не погиб ли он сегодня: слишком непривычно было оказаться среди войны в маленьком раю. Угоняй видел другие аулы, где превратившиеся в крыс жители травили колодцы, снабжали боевиков оружием, ставили на дорогах федералов растяжки, подсаживали его солдат на наркоту. Все его существо кричало - не верить. Но здесь командовал не он. А старший по званию отчего-то рискнул довериться этому аулу.

Лейтенант Угоняев тогда просто позволил себе сеть под яблоню и слушать. Не хотелось ни есть, ни пить, ни даже курить. Куда важнее было сейчас, до судорог, до слез, - слушать пчел, глядеть на уже осыпающиеся лепестки яблонь и вдыхать их аромат. Сколько он тогда так сидел - сам не помнит, время исчезло. Очнулся он только тогда, когда почуял движение. Рядом стояла молодая девушка, почти совсем девочка. Ничуть не боясь ни чужого лица, ни калаша на коленях, она протянула Угоняеву кувшин с холодным молоком и о чем-то попросила на своем языке. Лейтеха вопросительно обернулся на сидящего рядом сержанта. Тот без слов понял просьбу и перевел:

- "Пожалуйста, прогоните всех бандитов. Иначе они когда-нибудь придут сюда. Не будет ни яблонь, ни мамы, ни меня."

И только тогда Угоняй понял, что лицо Чечни, это не оскаленное бородатое лицо фанатика. Тогда сама чеченская земля смотрела на него через глаза этой девушки и просила защитить ее. Защитить от сыновей, которые, точно одержимые иблисом, превратились в зверье. В нелюдей.

Долго еще спрашивали тогда особисты - отчего Угоняй не берет пленных? Никогда? А ему не нужны были пленные, как не нужны были той горной земле выродки. Никогда.

- Товарищ полковник!

Дежурный вбежал без стука. Угоняй быстро очнулся.

- Что?

- Пойман разведчик!

- Сюда веди!

Разведчиком оказался местный. Нет, не русский - либо армянин, либо азер. Даже не понять по заплывшему жирными складками лицу. Угоняй помнил его. Неделю назад тот, торгуя на рынке, угодливо просил "гаспадына палковныка" купить с его точки мандаринов и со всей словоохотливостью материл пригретый президентом ИГИЛ. Видимо, мнение свое он пересмотрел. Или - продал. Угоняев обернулся к конвоирам:

- С чем взяли?

Один молча протянул командиру папку.

- Твою же ты мать!

На простой туристической карте Новгорода были от руки нарисованы все укрепления и даже подписано время смены караула.

- Еще не все, тащ полковник, - подал голос охранник - у него на мобиле каждый блок пост заснят оказался.

- Эй, свинья, прикажи своим шакалам отпустить меня! И пусть мобильник вернут! И деньги! - подал голос арестованный.

В деньги Угоняй не верил, да и визги пропустил мимо ушей.

- Как его взяли?

- Пробовал через овраг проползти, пузо на "егозе" застряло. По возне его и услышали.

- Эй, билят русский! Ты меня слышишь, да? - разъярился арестант - Ты чито, по русски не понимаешь? Выпустить меня прикажи! И деньги пусть вернут! Они мои деньги забрали!

- Рот закрой - вежливо попросил Угоняй, и это добило торгаша.

- Ти! Да ти знаешь, с кем связался?! - визжал с нарастающим акцентом арестант - не отпустишь меня - все ми тебя резать придем! Ти не знаешь, свинья, сколько за меня поднимется! Да ми твой жоп рвать всей братвой будем! Да ты...

Один из конвойных прикладом напомнил о вежливости, и визг захлебнулся.

- Увести в карцер.

Пытавшемуся что-то лопотать на своем языке шпиону выдали ускоряющего пинка и выволокли за дверь.

- За-ши-бись...

Угоняй поднял трубку телефона:

- Ростовцев? Быстро по всем постам краткий инструктаж о задержании. И пусть будут внимательнее, если жить хотят побольше.

Трубка легла на рычаги.

- Тащ полковник..! - заглянул в дверь часовой

- Чего?

- Тут к вам посетители. Делегация...

- Какая еще?

- С рынка, похоже...

- Ну, запускай.

В дверь вошли два убеленных сединами аксакала и вежливо сняли папахи.

- Садитесь - кивнул им на свободные стулья Угоняй.

- Пусть скажет нам господин полковник, здорова ли его жена, счастливы ли его дети? - почти без акцента начал обряд вежливости один из гостей.

- Пусть небо дарует вам тоже самое счастье, что имеет моя семья - соблюл вежливый тон полковник, и тут же свернул велеречие - Чего вам?

Старики переглянулись.

- Нам сказали, что ваши солдаты арестовали сегодня Рустама из нашей общины. Мы просим отпустить его.

- Вещдоки ему тоже вернуть? - поинтересовался Угоняй.

- Пусть пойдет вам на пользу, что удалось добыть - вежливо склонил голову другой старик. - мы просим только за Рустама.

"Вором кличем, шельма. Но тон вежливый блюдет" - догадался полковник. Вслух же сказал:

- Вашего Рустама задержали при попытке пересечь охраняемый периметр. При нем обнаружили сведения, которые он нес врагу. Отпустить его я не могу, пока вся эта каша не прекратится.

Старики снова переглянулись, надели папахи на головы и поднялись.

- Всевышний награждает разумных. Неразумным же он дает урок - заявил один на прощание, глядя прямо в глаза полковнику.

- Скатертью дорога.

Дверь захлопнулась.

- Угрожать, сволочи, вздумали...

Угоняй достал новую сигарету и закурил. В голову уже нарабатывалась схема профилактической проверки всех азиатов, оставшихся в осажденной части Новгорода. Дело намечалось муторное, с "песнями" и "танцами". Но от этого - не менее необходимое. Сигарета успела догореть до фильтра, когда Угоняй уже прикинул, что и как. Осталось только отдать приказ.

Окурок с тихим звоном упал в консервную банку, уже полную его собратьев.

И тут в районе Кремля захлопали выстрели.

- Что за..?

Одиночные сменились очередями. Причем лупили "любители": вместо уставных 3-4 патрона, "калаши" стрелков выплевывали за раз пол-обоймы.

- Тревога!!! - Угоняй выскочил за дверь, на ходу расстегивая кобуру.

У здания уже гомонили встревоженные бойцы.

- Смирно!

Рявк команды разом отбросил тревогу, смятение и желание строить догадки. Солдаты вытянулись, тревожно скашивая глаза в сторону Кремля.

- Готовность! По приказу выдвигаемся...

Приказывать не пришлось: стрельба затихла так же внезапно, как и началась.

К КПП подбежал задыхающийся Богумил.

- Сынок..! Там..!

Через секунду рядом оказался еще и патрульный сержант:

- Разрешите доложить!

- Докладывай. Можешь от себя.

- Так точно! Нерусская диаспора резню начала. Сразу, как отмашку кто дал. Без разбора всех под нож пускали. Ополченцы с ними перестрелку затеяли, да все и полегли. Мы на выстрелы подоспели, подкрепление вызвали, да и зачистили площадь.

За простым рассказом скрывалось такое, от чего у бывалого полковника были готовы встать дыбом немногочисленные седые волосы.

- Что значит - зачистили?

Патрульный вытянулся по струнке и доложил уже по уставу:

- Всех лиц с оружием разоружили и взяли под арест. Огневые точки подавлены. Оказывавших сопротивление уничтожили.

- Сколько положили?

- Пока не знаю, товарищ полковник. Нерусских - почитай сотню. И еще полторы - под арестом на площади.

- Подробный отчет мне, быстро!

- Есть!

- А ты, дед - обернулся Угоняев к задыхающемуся Богумилу - со мной пройдешь. Расскажешь мне, отчего твои ополченцы сами в драку полезли, вместо того, чтобы моих звать. а заодно и задание получишь.

Зрелище бойни впечатляло. Тела лежали везде - на проходах, под обрушившимися палатками, среди дорогих шмоток и дешевых фруктов. На краю площади, под прицелами автоматов на земле скорчились сто пятьдесят три человека. Бойцов бил мандраж, и Угоняй даже не сомневался, что некоторые из арестованных уже получили "попытку к бегству".

- ...Так все и было, сынок! - горько закончил свой рассказ Богумил. - разве ж русский человек будет стоять просто так, когда его семью режут? Тут же не ополчение было, просто люди безоружные по рынку ходили. Их и начали резать....

"Тридцать восемь гражданских убито, четырнадцать ранено" - вспомнил отчет Угоняй.

Они прошли мимо убитой женщины. Угоняй вздрогнул от застывшей на ее лице боли напополам с непониманием. Убили ее не пулей. Тварей даже не остановила беременность жертвы. Ей просто загнали между ног трубу от палаточного каркаса.

- Все, как ты рассказывал, сынок..! - всхлипнул Богумил, торопливо накрывая умершей лицо. - все я слышал, да все казалось, что лишь от пришлых такое увижу. Мы ж с этими сколько лет рядом жили! И покупали у них, и видели, как они строят, да улицы метут, а так... И ведь все сразу началось, как по сигналу...

Полковник вспомнил слова делегатов диаспоры и зубы сжались ненавистью: "опоздал ты, полкаша, со своей профилактикой. Вот она - уже случилась".

- Наш патруль отбить попытался с рынка людей... Лезли в проходы, вырывали из рук, да прямо под перекрестный огонь и попадали. Уже потом, как всех гражданских тут дорезали, так наши их издали обстреливать начали... А те в ответ ...

"Пятнадцать ополченцев убито, трое ранено" - сухие строки отчета снова всплыли перед сухими глазами Угоняева.

- А там уж ваши подоспели, грамотно разделали мерзавцев.

"Четверо солдат убиты, семеро - ранены".

- Тут им капец и пришел...

"Семьдесят семь убито, двадцать один ранен, сто пятьдесят три - разоружены и арестованы."

Угоняй подошел к пленным.

- Командиров живыми взяли?

- Вот этот приказы отдавал! - кивнул боец на рослого кавказца.

Тот исподлобья оглядывал площадь, но руки держал за головой, не решаясь провоцировать русских.

- Поднять этого.

Бойцы так рьяно исполнили приказ, что пленник вскрикнул и разразился горскими ругательствами.

Угоняев с любопытством хищника наблюдал за ним.

- Что, горный козлик, воевать захотелось?

Горец презрительно повернул голову к полковнику и процедил сквозь зубы:

- Всевышний видел нашу заслугу. Он воздаст нам за нее.

"Тертый калач! Не кричит, не требует, не угрожает! Не чета Рустаму! Кажись - в поле командовал раньше!" - догадался Угоняев.

- Что дальше планируешь делать, вояка?

- Если всевышний снова призовет меня к бою - буду славить его имя пулями, гяур. Если же он захочет дать мне награду - он призовет меня в скором времени для личной беседы.

"Допрашивать бесполезно: идейный" - Угоняев махнул рукой, приказывая увести.

- Саид! Саид!

Пленник обернулся и на лице его растеклась радость. Угоняй поглядел в ту же сторону.

К ним бежала девочка. Сколько ей было лет? Четырнадцать? Тринадцать? Кто его разберет. Она целенаправленно бежала к арестанту, выкрикивая его имя и совершенно не обращала внимания на автоматы конвоя. Правой рукой она придерживала у живота котенка.

Угоняй увидел, что солдаты растерялись, настолько здесь не к месту была эта девочка, пусть даже она и бежала к своему родичу. А у самого полковника вдруг до боли сжалось сердце. Перед глазами завертелись одновременно растерянность на лицах солдат, радость на морде бандита, рука девочки, придерживающая у живота котенка...

- Снайпер! Цель! - еще кричал Угоняй, а рука уже сама выбросила два коротких жеста.

Девочка споткнулась. Кашлянула. Из разжавшихся рук на асфальт упал рыжий котенок и обиженно мяукнул. Еще секунда - и его хозяйка сложилась пополам и упала рядом с ним. Зверек отбежал в сторону и, остановившись, обернулся, точно спрашивая - "за что?"

Угоняй видел, как на лицах солдат растекается ненависть. Ненависть к нему.

"Сука! Мясник! Поехавший солдафон!"

Эти крики звучали пока еще только в головах, но через минуту они зазвучат вслух, а за ними зазвучат выстрелы.

Угоняй не думал об этом. Быстро подбежал к девочке и, наклонившись, откинул полу ее куртки.

"Все" - расслабляющей волной мысль ударила по всем суставам. И вслед за ней последовала вторая:

"Не ошибся. И успел".

Полковник встал, чуть заметно шатаясь: сказывалось нервное напряжение. После чего указал на солдатам на труп девочки:

- Вопросы?

Наверное, прозвучало слишком резко для необходимого уверенного тона, но на большее Угоняев уже не был способен.

Солдаты молча отвернулись: вопросов не было. "Пояс шахида" на девочке все расставил по своим местам.

"И ведь не просто так котенка держала, готовилась контакты замкнуть. А арматуры да гвоздей в поясе хватило бы на всех - и командиры бы погибли, и солдат бы покрошило!" - скакали ненужные мысли.

Угоняй не оправдывался перед собой. Он уже переживал подобное. Просто снова и снова казалось нелепым, что маленькие девочки готовы просто так убивать и умирать за чужие идеалы, вместо того, чтобы самим жить и дарить жизнь детям...

- Змей! - внезапно закричал тот самый пленный Саид - Ты знаешь кого ты убил? Сам Пачахтай лично вырежет тебе печень!

Он впервые за все время потерял самообладание. Угоняй же восстановил самообладание в полной мере.

- Ну-ка - расскажи!

- Гяур, это была Забира, дочь самого Пачахтая! И моя младшая жена!

- Забира Пачахтатична, значит... И не жалко было ему зятя да дочь слать под пули?

- Собака? Что ты знаешь о воинах?! - гордо выпрямился Саид. - за ее смерть, ты ответишь как убийца...

- А ну-ка, постой - прервал его Угоняев - значит, если бы она подорвалась сама, да поубивала тут ребят - она не убийца, верно?

Сайда прорвало:

- Ты собака! Вы все - черви под ногами истинно верующих! Давить вас - наш святой долг перед ним! Лишь убивающий вас заслуживает солнечного тепла да права на вдох..!

Короткая очередь прервала его крики.

- Виноват, товарищ полковник - кивнул Угоняеву один боец - надоела мне эта гнида.

Офицер лишь пожал плечами...


3.
- Это все?

Перед полковником лежали два десятка калашниковых, с десяток пистолетов, гранаты, ножи... отдельными кучками были сложены комплектующие для мин и наркота.

- Все, что нашли, сынок.

Дед Богумил пинком отправил пакет с плюшками гашиша прямо в лужу.

Еще после бойни Угоняй дал задание ополченцам - прошерстить все дома южан. Не важно - армян, азеров, "чехов", таджиков, узбеков... После кремлевской бойни доверять было уже нельзя никому. Шерстили ополченцы, знавшие лучше солдат, кто где из подозреваемых проживает. Но к каждой группе был в обязательном порядке приставлен военный. Результаты были налицо.

- Было сопротивление?

- Небольшое. До стрельбы не дошло. Что делать дальше, сынок?

- Ополченцев по постам расставь.

- А арестанты?

- Тех, у которых чисто было - отпустим. А тех, кто в бойне участвовал и тех, у которых вы оружие нашли...

Угоняй замолчал. Дед Богумил понял его без слов, кивнул, и ушел.

Народ же оной стороны, рассвирепев, дом Добрынин разорил, имение разграбил, жену и некоторых родственников его избил. (Иоакимовская летопись).


4.
...Скоро сентябрь. Сегодня его предпоследняя ночь. Темная, будто чернилами изгваздалась. А сон все не торопится.

Угоняй вышел из кабинета.

- Что, боец, мнешься? До ветру хочешь? Так давай, я тут постою.

- Никак нет, товарищ полковник.

- А чего дергаешься? Да ты говори по простому: день сегодня у всех нервный был.

- Да вот, тащ полковник, все девчонка та из головы не идет...

- Младшая жена Саида? Да, жалко ее. И жизни-то не видела: почитай из садика сразу под мужика положили, а потом на смерть отправили.

- Я, тащ полковник, все думаю - отчего так? Ведь не могла она не понимать, на что идет.

- Тебя как зовут? - Угоняй присел на стул в коридоре.

- Рядовой Хвостов.

- А мать тебя тоже по уставу зовет?

- Богданом...

- Так вот, Богдан. У них в их священном писании так и сказано, как Саид сегодня верещал: кто иной веры - тот и не человек вовсе. Меж собой они честные да манерные, а вот иноверца обмануть, убить, или еще чего подлое учинить - у них и не грех вовсе, все их богом прощается. Но это на одной странице. Перелистни их писание чуть дальше - будут там слова о милости, смирении да честности. На все случаи жизни книжка: и на подлость оправдания найдутся, и на честность благословления.

- Так а как же сами они с такой кашей в голове живут?

- Знаешь Богдан... - Угоняй закурил - а я не знаю. Вот не знаю, и все. Никто и никогда не сможет быть уверен, что правильно объяснит нам, отчего честный становится подлым, радушный - убийцей, человек - нелюдью. Знаю только, что это - сплошь и рядом. И знаю, что нельзя на бесчеловечность глаза закрывать. Иначе до того момента дозакрываешься, когда бесчеловечность тебе эти самые глазки ножиком выковыряет. А еще точно знаю, что не нация, не вера определяет людское скотство, а одни только человеческие поступки. Беда лишь в том, что иногда самые гнусности та или иная группа людей объявляет эталоном своей веры или главными национальными чертами. Оппозицию вырезают, а терпилы и не то стерпят. Быть может и у ЭТИХ с самого начала в почете были честь, милость и доблесть, да кто его знает, где наперекосяк все пошло.

Угоняй помолчал, собираясь мыслями, и закончил:

- Я так думаю, боец. Быть честным, милостивым, доблестным - для низкой души это накладно и тяжело: удовольствиями жертвовать приходится, крысиной выгодой да безнаказанностью. Почета за праведность мало, выгоды - вообще никакой. Вот и думает всякая сволота, что для бога своего равноценно будет, если, вместо личной доблести да чести, просто инакомыслящих убивать. Это же проще, хоть и бесчестно. Проще да почетнее. И удовольствием своим крысиным жертвовать не нужно. Так через людскую халяву и скотинеют. И народы и веры. А так все или не так - уж не могу тебе, Богдан сказать.

- Простите, товарищ полковник.

- Не бери в голову всего этого, малыш. Завтра, быть может, у тебя будет одна забота - стрелять "куда-то туда" и надеяться выжить. Тут будет не до гамлетовских философий.

- Так точно, товарищ полковник.

Угоняев поднялся со стула и ушел к себе в кабинет. Сна, по-прежнему не было ни в одном глазу.

Полковник снова взглянул на карту и отметил одно не сделанное дело. Рука сама легла на телефонную трубку.

- Ростовцев? Прикажи гарнизону складов Перыни оставить позицию и передислоцироваться в Новогород. Там позицию не удержим, только ребят за кирзу положим.

- Есть, товарищ полковник.


4.
- Стоять! Оружие медленно на землю!

Десяток бойцов, ослепленные прожектором, медленно опустили оружие на землю, подчиняясь голосу невидимого часового с блокпоста.

- Кто такие?

- Гарнизон с Перыни.

- Почему не на месте?

- Согласно приказу передислоцироваться в Новгород прибыли на место назначения.

- Кто у вас командир?

- Командир скоро будет. А старший разведзвена сержант Айгюлев - я.

- Какой еще Айгюлев..?! Ну-ка быстро на землю, без фокусов!

Звено подчинилось без возражений. На посту же произошла перепалка.

- Ты совсем трехнулся? Айгюлев - наш боец!

- Я таких наших сегодня на площади видел!

- Да не кипишись ты! Наш, говорю! Был в Перыне такой боец! Я его с ленинаканской тягомотины знаю! Да, нерусский, но наш! Мы с ним под пулями вместе ходили!

- Доложить надо..!

- Ну, так доложи!

- Эй, вы долго еще нас морозить будете? - подал голос Айгюлев - Славка, ты там что-ли?

- Ваха, погоди малехо. Сейчас я дождусь, пока напарник дубовый ответа на запрос дождется, да и запустим вас. Сколько вас там, кстати?

- Тут десять, да еще сотня сзади идет. Весь Перыньский гарнизон.

На посту послышалась возня и новый голос окликнул гостей:

- Айгюлев кто?

- Я.

- Пароль?

- На ухо скажу. Орать его что-ли прикажешь?

- Ну, подходи, только один.

Айгюлев демонстративно медленно поднялся и подошел к доту.

- Пароль?

- Ракета, мать вашу. Отзыв?

- За мать ответишь, чурка. Вымпел.

Боец вышел из укрытия и стал отодвигать с дороги спираль Бруно.

- Быстро давайте. ИГИЛовцы рядом быть могут.

- Даже не представляешь, насколько рядом, шакал. - ухмыльнулся Айгюлев, доставая штык-нож...


5.
Видимо, все-таки удалось незаметно уснуть.

Угоняев проснулся от яростного вопля:

- Сука!

Крик тут же прервался бульканьем. И по всему дому затрещали выстрелы.

Тело само работало, не давая голове запаниковать. Ствол из кобуры, снять с предохранителя, с ноги распахнуть дверь и тут же упасть на колено, убирая грудь с уровня огня.

В коридоре от над телом рядового Хвостова уже распрямлялась бородатая тварь. "Макаров" дважды хлопну, посылая "уставные" пули в центр груди ИГИЛовца. Тот скорчился, но, судя по стонам, остался жив.

"Бронник! В голову работай!" - мелькнул в голове приказ.

И следующего фанатика встретили уже две пули в лицо.

"Перезарядить!"

Не получилось. Кто-то навалился сзади и умудрился выбить оружие. Недолгая возня и... все закончилось.

Угоняев был крепко связан.

"Капец повоевали!" - танцевали в голове искрящиеся злостью мысли.

Над ним склонилось бородатое лицо в бандане.

- Ти, камандыр, да?

Угоняев плюнул. Бородач утерся с улыбкой: он знал себе цену.

- Пачахтай! - окликнули сзади, и банданная харя обернулась. Последовал короткий обмен фразами на чужом языке.

"Вот и свиделись с этой мразью. Жаль, его не успел кончить!" - с сожалением отметил Угоняев.

А командир уже снова глядел на него. И уже не улыбался.

- Твои шакалы положили девять моих бойцов! Девять воинов всевышнего! Ты знаешь им цену? Нет, пес, ты не знаешь. Я знаю!

Он пролаял команду и полковника рывком подняли.

-Шевелись, тварь.

- Да пошел ты...

ИГИЛовец ударил его прикладом в живот.

Дальше соображалось с трудом. Угоняй чувствовал, что его куда-то волокут, слышал далекую стрельбу и близкую перебранку конвоиров. Очнулся он лишь упав на дно лодки. Один боевик яростно дергал пускач мотора, второй не спускал глаз с полковника и еще одного пленника. Чуть повернув голову, Угоняев увидел, что вторым связанным в этой лодке лежит дед Богумил.

- Вот и отвоевались...

- Молчать, свинья - ИГИЛовец сразмаху пнул офицера, но сам чуть не выпал за борт.

Мотор заурчал, отводя лодку от берега.

В городе не стихала стрельба. Короткие автоматные очереди перемешивались с длинными пулеметными трелями и взрывами гранат. Угоняев там не был, но уже мог представить происходящее: ИГИЛ резал его полк. Кого-то удалось снять тихо, кто-то успевал поднять тревогу. Но необстрелянные бойцы, лишенные командиров уже не оказывали толкового сопротивления. Кто-то погибал сразу, кто-то старался стрелять "куда-то туда", а кто-то, шепча "сдохните суки", целенаправленно ловил на мушку фанатиков. Солдат резали ножами на постах. Выскочивших на открытое пространство - отстреливали. Закрывшихся в помещении - глушили гранатами. И все равно - они пытались сопротивляться...


6.
...- Все, Пачахтай. Что дальше?

- Дальше держим оборону здесь и ждем подхода Добрынина.

- Есть.

- Постой. Много наших положили гяуры?

Боец замялся, боясь своего ответа.

- Ну!

- Тридцать девять наших убито, и еще четверо ранено.

Пачахтай разразился бранью и замахнулся на бойца прикладом. Проклятые свиньи почти ополовинили его отряд, а сам он вынужден сидеть в осаде вместо шакала Угоняева, дожидаясь подмоги от Добрынина! Это при том, что сам отряд выполнил только половину задачи - захватил штаб и отправил на другой берег командиров. Вырезать весь гарнизон Угоняева не получилось. Ситуация выходила из-под контроля.

Боец что-то лепетал в свое оправдание, и Пачахтай все же ударил его.

- Иди на пост, собачий сын!

Теперь предстояло держаться и уповать на Всевышнего.


7.
Слухи всегда летели быстрее новостей. Одной нелепости хватало, чтобы побеждающая армия в панике разбежалась. Другой нелепице удавалось вынудить к сдаче целые гарнизоны. Но в этот раз слухи сыграли обратную роль. Лишенные командиров ополченцы и остатки угоняева полка знали только одно: твари на улицах, и уже не надо бояться их прихода, их надо гасить, если дорога жизнь. А еще они знали, что твари - смертны.

Единственное тихое место - бывший штаб, был моментально распознан, как захваченный врагом объект, и тысячи нестройной толпы кинулись на штурм. Без руководства, без подготовки, без нормального оружия. Люди даже не знали, живы ли еще командиры, и там ли находятся. Но всем казалось, что все будет в порядке, если просто отбить штаб.

Позицию боевиков обстреливали охотничьи ружья и солдатские АК. В окна летели бутылки с горючкой и немногие оставшиеся гранаты. Полусотня ИГИЛ не торопилась объясняться со своим богом за земную жизнь, а потому - не жалела патронов. Ополченцы сполна платили кровью за бесполезный уже опыт: лезли без прикрытия в атаку, бежали в полный рост через простреливаемое пространство, не успевали поменять позицию. И все равно - они атаковали.

И тут грянуло... Горели рушащиеся дома на набережной Волхова. Горели бесполезные БМП, на которые так надеялся Угоняев. Горели люди. А под прикрытием танкового огня к берегу приставали десантные катера, из которых выбегали солдаты Добрынина. Они разбивались на группы, занимали позиции, прикрывали следующие группы, и плотным огнем отгоняли ополчение от разгромленного штаба. Иногда то один, то другой солдат замирали, или споткнувшись - больше не поднимались. Но редко, слишком редко. Даже не для победы, но хотя бы ради достойного сопротивления. Они были русскими. Но зачищая для ИГИЛ русский город от своих соотечественников, сомнениями не терзались. Потом кто-то из них сопьется, кто-то будет валить все на присягу да приказ, кто-то оскотинеет до самого дна своей души, кто-то покончит жизнь самоубийством. Но это будет потом, а сейчас они отстреливали мечущихся новгородцев, будто мишени на учениях. А летевшие в ответ пули милостиво затыкали слабый писк совести.

Люди были готовы драться до конца. Вместе с полковником Угоняевым - за будущее города. Без него - просто против бородатого зверья ИГИЛа. Они лезли на ножи диверсантов, шли прямо под пули, летевшие из штаба, рвали врага голыми руками там, где кончались патроны. Но вместе с домами, казавшимися им эталонами вечности, рушилась и надежда. А танки с другого берега все стреляли и стреляли. Прикрыв десант, они перенесли огонь на соседние дома. И каждый взрыв снаряда внутри стен сопровождался многоголосым криком боли. Угоняев давно приказал оставить жилье на берегу, опасаясь именно такого варианта. Но людям как-то верилось, что не дойдет до такого, что уж жилье-то точно не пострадает. Иллюзия-дома крепости рушилась вместе с домом. А сволочи, прикрытые броней, все продолжали стрельбу. Быть может им, не видящим лиц своих жертв, все казалось забавной компьютерной игрой в "танчики."

Спотыкаясь о трупы соратников, ополченцы откатились от штаба...


8.
Утренний туман провонял пороховой гарью. Сгоняемые на берег люди кашляли. Многие растирали по лицам пятна сажи. В основном тут были женщины, старики и дети. Бородатое зверье зачастую просто расстреливало боеспособных мужчин, которых находило. Даже не рассматривая, есть ли на них следы недавнего боя. Толпа уже не помышляла о сопротивлении. Что-то надломилось в людях этой ночью. Сгинуло что-то, заставлявшее их быть людьми. Сломленные же, они готовы были равнодушно принять любую участь. Расстрел, так расстрел. Концлагерь, так концлагерь. Даже без всяких "лишь бы". Просто людей уже не стало.

Добрынин зло прохаживался перед этим стадным строем, поглаживая окровавленную повязку на голове: во время высадки полковник задел головой крышку танкового люка. Со стороны кровавый бинт на русой голове мог смотреться даже героически. В былинном духе.

- Ну, что? Досопротивлялись? - отрывистые фразы полковника без толку бичевали покорную толпу - в кого стреляли, твари? В своих же стреляли, в русских! Да еще бойцов ИГИЛа разозлили! Как я теперь их успокаивать должен, когда вы их десятками покрошили?

Из штаба вышли пошатываясь пятеро последних боевиков из сотни Пачахтая. Сам командир шел чуть позади их. Люди смотрели. Быстро погас мелькнувший в душах многих протест: всего шесть человек, казалось бы, отделяли их от победы, шесть недобитков, которым жить оставались минуты..! Впрочем, кого бы тут обманывать? Без Угоняева да против танков ни о какой победе речи не шло.

- Кого защитить думали? - продолжал разоряться Добрынин - ради кого вы моих ребят с две дюжины поубивали? Что вас могло защитить-то?

Два солдата подвели к нему дрожащего помятого человека.

- Тащ полковник! Вот, в карцере у них был заперт.

- Ты кто такой? - вперился в приведенного Добрынин.

- Стоян Воробьев... Разрешите доложить... Мэр Новгорода... Вольно... - лепетал человечек, сотрясаясь всем пухлым телом.

- Какое, сука, "вольно"? Ты кем тут командуешь?! - взревел полковник.

- Простите, товарищ генерал - прошептал Воробьев. На его штанах уже расплывалось мокрое пятно.

- Ты кто? Ты мэр тут? - орал свеженазначенный "генерал" - какого хрена ты тут бунт вооруженный допустил?! Тебя президент для того в кресло сажал?

- Я пытался... - чуть слышно стонал Воробьев - Но, поймите, я не военный, а у них - ружья... Меня заперли в подвале...

- Верно, сука гражданская. Ты в своем кресле только тем был озабочен, чтобы руки не тряслись, когда на лапу брал!

- Так точно, товарищ...

- Я тебе не товарищ! - снова взревел Добрынин.

- Да, господин... Как скажете...

- Так - могучая рука полковника указующе махнула на Стояна - если ты мэр, то и принимай командование своим стадом! Мне еще зачисткой руководить. Проследишь, чтобы нам всяческую помощь оказывали. Понятно?

- Да...

- А если нет, то я тебя, сучка, по закону военного времени... Понял?

- Так точно...

- Бегом марш!

И встрепанный мэр торопливо побежал к новгородцам...

Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышленый и храбрый, приготовил ладьи, избрав от ростовцев 500 мужей, ночью переправился выше града на другую сторону и вошел во град, и никто ему не препятствовал, ибо все видевшие приняли их за своих воинов. Он же дошел до двора Угоняева, оного и других старших мужей взял и тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же стороны оной, услышав сие, собрались до 5000, напали на Путяту, и была между ними сеча злая. Некие пришли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан грабили. Наконец на рассвете Добрыня со всеми кто был при нем приспел и повелел у берега некие дома зажечь, чем люди более всего устрашены были, побежали огонь тушить; и тотчас прекратилась сеча, и тогда старшие мужи, придя к Добрыне, просили мира. (Иоакимовская летопись)


9.
От Новгорода ждали примера. Имя этого города было на слуху. Многие другие города, затаив дыхание, вслушивались в происходящее. Многие боялись ИГИЛ, многие не доверяли армии, всегда бывшей защитницей президента Краснова. Все ждали, что даст Новгород. Казалось, город, как былинный богатырь, распахнет их ворота и, смеясь, кинет на землю головы вражеских ханов, показав, что враг тоже смертен. И, верилось, что потом он посмотрит прямо в души голубоглазым своим взглядом, отряхнет с корзна кровь и ласково скажет: "что же вы припозднились? Пойдемте - Русь нас кличет!" И они бы пошли. Пошли, чтобы раз и навсегда утопить в море и в крови вражью нелюдь, готовую ради своего мертвого бога мертвить души живых людей.

Но Новгород пал. И пламя бунта погасло, так и не разгоревшись. Люди затаили свой выбор. Быть может - надеясь, что когда-нибудь он снова пригодится. Но рождались дети, не видевшие свободы. У них рождались внуки, знавшие только наследие рабства. А выбор, подобно забытым доспехам, ржавел в душах стариков.

Города покорились, и толстопузый президент хвастался перед мировым сообществом победой толерантности над оппозиционным сепаратизмом. Пока что - первой победы. Не все города приняли рабство. и танковые колонны федералов месили грязь дорог, ведущих к Мурому, а спецотряды ИГИЛ крались к ополчившемуся Мценску. Партизанское же движение в Ореховецкой области станет наследуемой традицией, покуда две карательные экспедиции Ильина и Макариева не зальют напалмом бунтарские хутора...

Казалось бы, навсегда будут распределены роли - кому быть защитником отечества, а кому - его врагом.

Вот только далекий потомок, перечитывая старые хроники, раз за разом будет себя спрашивать - почему целые города и волости восставали против самой человечной религии? Почему сепаратисты не щадили себя, хотя не имели даже надежды на победу? Зачем вообще самой человеколюбивой вере пришлось гнать на бунтарей огромные армии, если одной человечностью можно склонять целые народы? Исконно-сепаратистская жестокость, косность умов второсортных людей, одержимость силами иблиса - всего этого окажется недостаточно, чтобы объяснить, почему десятки тысяч русских людей восставали против решения великого президента Краснова, почему они стремились уничтожить милосердных миссионеров ИГИЛ.

И именно пример русских людей, обеспечивших потомкам эти сомнения и является

ПОЛНОЙ И БЕЗОГОВОРОЧНОЙ... ПОБЕДОЙ.

Победой задержавшейся в веках, застрявшей в болотине умственного и духовного рабства, посаженной под замок ретивыми стражами мракобесия, но все равно - победой, вооружившей русских людей против самого лживого и бесчеловечного врага их страны.

Но все это - просто альтернативная реальность, не так ли?

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Вокруг света: Этническая загадка: калаши - пакистанский народ со славянской внешностью

Пятница, 29 Мая 2015 г. 12:00 (ссылка)


У любого путешественника, отправившегося в Пакистан, при виде калашей (местной народности, насчитывающей от силы 6 тысяч человек) возникает когнитивный диссонанс. В самом сердце исламского мира удалось выжить и сохранить свои традиции язычникам, которые к тому же выглядят сплошь как наши Аленки да Иваны. Они считают себя наследниками Александра Македонского и уверены, что их род будет существовать до тех пор, пока местные женщины будут носить национальные платья.

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/FEIhNkYwb0s/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Волчье_Порубежье

Ярилин день 2015. Усть-Ижора.

Вторник, 19 Мая 2015 г. 12:49 (ссылка)

Ярилин день 2015. Усть-Ижора.




В Усть-Ижоре волчий род снова проводил Ярилин день.



Были и запланированные мероприятия: шествие с Ярилой-всадником, вопрошание о благах для русской земли, посиделки с пирогами и чаем.



Огромная благодарность представителю конного клуба «Усть-Ижора» Елизавете, которая, приняв посильное участие в мероприятиях, здорово расширила программу фотосессией и уроком верховой езды для Дарислава.



Так же благодарим Андрея и Игоря за помощь при обрядах.



Не меньшая благодарность и богам, которые, вопреки уверенным прогнозам погоды, дали теплый день без дождя.



Особенно было приятно доверие местных жителей, один из которых просил нас помолиться за него. Что так же было включено в программу обрядов.



Остальное можете видеть по фото:



Это сами обряды.


1.
yarden1 (700x653, 434Kb)

2.
yarden2 (700x524, 379Kb)

3.
yarden3 (700x524, 399Kb)

4.
yarden4 (700x655, 517Kb)

5.
yarden5 (700x524, 418Kb)

6.
yarden6 (700x552, 396Kb)

7.
yarden7 (700x524, 306Kb)

8.
yarden8 (700x524, 388Kb)

9.
yarden9 (524x700, 296Kb)

10.
yarden10 (524x700, 280Kb)

11.
yarden11 (700x524, 379Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Сибирская_барышня

Как рождаются мифы

Четверг, 02 Апреля 2015 г. 07:50 (ссылка)




Кириллическая азбука — это отражение знаний наших предков о мире. Буква «Буки», например, почиталась буквой Бога. В знак признания значимости этой буквы, её запрещалось использовать на письме и в речи. 



Например, слово «Азбуки» без буквы «Б» выглядит так:



Азбуки – азуки



Если выполнить взаимопереход  букв а-я, у-и-ы, то получится следующее:



азуки  — язики — языки



Может быть, когда-то миф о язычниках-безбожниках именно таким образом и возник: из слова исключили букву Бога?



Только вдумайтесь, есть слово «Азбука», из него «удаляют» божественное начало – букву «Б», и вот уже возникает образ людей, не ведающих Бога, а вместе с этим и миф о язычестве. И со временем этот миф становится фактом истории.



Но согласитесь, создать миф, удалив только одну букву из слова, под силу  людям, которые прекрасно знают свое дело,  свой предмет, в данном случае — русский язык.



Мифы,  как и сказки  — народное творчество,  пасечное творчество:



миф — мет- мёд (переходы букв и-е-ё, ф-т-д)



Кириллица создавалась для детей, для того, чтобы обучать их грамоте, и все ее правила, с одной стороны, строги, а с другой, похожи на детскую игру... Читать полностью



 


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
СОБРАННЫЕ_ЗНАНИЯ

То что от нас скрывали ! Сидоров Г.А

Вторник, 25 Марта 2015 г. 00:33 (ссылка)


https://www.youtube.com/watch?v=i0bPN8RNe3I



То что от нас скрывали !  Сидоров Георгий Алексеевич 


 


Об эзотерических аспектах реальности,


Георгий Сидоров - автор серии книг "Хронолого-эзотерический анализ развития современной цивилизации". В своих книгах он учит самостоятельно мыслить и понимать, что хронологические процессы на планете Земля - управляемы 


И управляются они не только посредством религии, идеологии и экономических рычагов воздействия, но и более серьёзными силами, использующими методы из области психологии и Тайного знания...


В семинаре -мифы и сказки,масоны и жречество,религия дуализма,кто такие язычники,устройство человека,муж и жена,эгрегор сатаны,чернобог,инглинги,бояре кто они,магия,тайна строений древних,альмеки и майя,сдвиг полюсов,атлантида и ариана,вся правда о потопе и многое другое..

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Maya_Monahova

Река меняет направление… Или «пока не войдет полнота язычников»… (Рим.11:25)

Пятница, 06 Февраля 2015 г. 21:13 (ссылка)


Всем шалом!1614



Разговаривал со своим другом по телефону (02.02.15, вторник), и в момент разговора увидел разворачивающееся видение. Затем, когда через некоторое время после окончания разговора, вспомнил про это видение, то последовательно увидел в духе еще ряд различных подробностей.



Вначале увидел широкую полноводную реку. В одном из мест она как бы раздваивалась на две части, на два русла, на два направления. Спустя короткое время я понял, что эта река — это Река Жизни (Йез.47 гл.), которая течет от престола Всевышнего. Я увидел эту реку как огромный поток: поток благодати, сверхъестественного присутствия, чудес, знамений и т.п. В том месте, где эта река разветвлялась на два русла, была такая, как огромная заслонка. Эта заслонка так перекрывала поток реки, что практически весь этот поток воды направлялся в левое русло по ходу движения. При этом правое русло фактически обмелело. Воды там почти не было. Периодически из-под заслонки вырывались отдельные струи и небольшие ручейки. На протяжении всего этого русла, насколько было видно, были всего лишь небольшие лужицы в самых глубоких его местах. Местами русло пересохло вообще, а местами было немного влажно. Небольших лужиц было очень мало.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<язычники - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda