Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1541 сообщений
Cообщения с меткой

юность - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
dom24a

1980-2016 год. Нурхаят (светлый путь)

Понедельник, 27 Марта 2017 г. 21:53 (ссылка)

1980-2016 год. Нурхаят (светлый путь)

Я держу в руках, пожухлый от времени, небрежно оторванный много лет назад, от того, что тогда называлось «листинг», кусочек бумаги с обтрепанным перфорированных краем. На нем, выцветшей от времени, синей шариковой ручкой написано только одно слово: «Нурхаят».

Она умерла в этом году...



Как часто мы сетуем на недолговечность вещей, но совершенно не замечаем того, как вещи переживают людей, видимо, считая это естественным. И, чем старше становишься, тем заметнее и обиднее эта несправедливость. Смотришь на холодильник, стиральную машину, телевизор и думаешь - а ты, сукин сын, будешь жить тогда, когда меня уже не будет!

Везучий! Сволочь!

Иногда это настолько больно бьет, что просыпается какая-то ненависть к этим «живучим» вещам. Наверное, поэтому с такой радостью, люди несут на помойку вещи своего недавно почившего родственника, как бы мстя вещам, за то, что они пережили близкого и дорогого им человека.

Этот кусочек бумажки - единственное, что осталось от того, кого я любил, кем восхищался и перед кем благоговел. Я зол на него за то, что он пережил ее и чуть было в сердцах не разорвал его на части. Мне объясняют, что этого нельзя делать, что это - ПАМЯТЬ, но я не верю. Какая это к черту память! Память - во мне самом, в моей душе, в моем сознании. А это - так - кусочек бумажки, который мне совершенно не нужен. Я бы отдал миллионы таких кусочков за то, чтобы та, чье имя написано на нем, была жива. Я его ненавижу, я ему завидую, но выбросить... выбросить не могу. Да и потерять тоже. Время от времени достаю его из потаенного бумажника, гляжу... и вспоминаю, вспоминаю, вспоминаю...



Это было 27 мая 1980 года, когда Эта Страна готовилась к Позорной Олимпиаде-80, наша учеба была скомкана, чему мы, собственно говоря, были несказанно рады. Ведь как сумбурно мы ходили на лекции, так же сумбурно и сдавали экзамены. А некоторые преподаватели, оскорбленные нарушением учебного процесса и превращением студентов в подсобно-строительных рабочих, вообще ни о чем нас не спрашивали, а ставили, и зачеты, и экзамены «автоматом». Ведь всех студентов, и многих сотрудников, подрядили на строительство олимпийских объектов, к числу которых были приписаны довольно оригинальные. Например, наше мадийское общежитие, - рабочий городок образца 1928 года, построенный американцами, правда из советских материалов, из-за чего, всего лишь за полвека, оно насквозь прогнило и развалилось. Вот это «помойное ведро» мы и пытались привести в порядок, днем работая, а вечером - посещая лекции. Очень часто, когда работа замирала, поскольку, то не было стройматериалов, то техники, то начальства, я заходил в МАДИ, которое находилось в двух шагах, на вычислительный центр, чтобы разработать какую-нибудь очередную программу.

В тот яркий майский день я не спеша поднимался по главной лестнице нового корпуса, остекленной с двух сторон, напрострел. Недавний дождик до блеска вычистил давно немытые окна, поэтому вся лестница была залита солнечным светом. Даже, запачканные сотнями ног, ступени играли солнечными блестками.

На межэтажной площадке я ненадолго остановился, ощутив резкую боль в ступне, буквально час назад придавленную упавшим бетонным блоком. Выжидая, пока боль утихнет, я стоял, опустив глаза - рассматривая свою несчастную ступню и порванный ботинок.

Почувствовав облегчение, я повернулся, сделал шаг, поднял глаза, и увидел ЕЕ...

Ух! Внутри все полыхнуло... Время остановилось...

Высокая, стройная, с необыкновенно тонкими щиколотками, в полупрозрачном платье, она стояла на фоне ярко освещенного окна и, казалось, сама излучала свет. Черные, как смоль, волосы свободно спускались до пояса, а отдельные пряди разлетелись по плечам и искрились от попавших на них солнечных капель.

Я замер! Это было чудо. Это была мечта! Это была именно ТА! Мечта...



Она держала в руках громадную колоду перфокарт - отличный повод познакомиться для, пусть и не очень опытного, но все же программиста. И я не преминул этим воспользоваться. А уже через пару минут мы разговаривали, как старые знакомые. Наше стремление друг к другу явно было обоюдным. Но она торопилась - ей надо было уходить на лекцию. Я взял верхнюю перфокарту из ее колоды и, перевернув ее, написал свое имя и телефон. Она ответила, что телефона у нее нет, поскольку она живет в общежитии на Пятого года, но я запросто найду ее там. А поскольку мне никогда не запомнить ее сложного нерусского имени, оторвала клочок от своей распечатки и быстренько нацарапала: «Нурхаят». Добавив, при этом, что в переводе это означает «Ясная дорога» или «Светлый путь». Ей было невдомек, что ее имя я запомнил в один момент и на всю жизнь, но, ни я, ни она, и представить себе не могли тогда, что этт клочок бумаги переживет ее... А может быть и меня?

Она сунула мне в руку эту записку, сказав, что учится здесь в аспирантуре на кафедре этажом выше...

Вот это удар.

У меня померкло в глазах... Аспирант!

Весь мой юношеский запал, все мое стремление к ней, сникло, сьежилось. Мне стало отвратительно холодно, страшно и, одновременно, очень одиноко. Как бывает, когда в темноте оказываешься в совершенно незнакомом месте, не зная куда идти и никого-никого рядом.

Я чувствовал в разговоре, что она меня постарше. Но я принял ее за студентку, может старшекурсницу, а может просто - запоздалую - ведь она нацкадр.

Разница в возрасте меня никоим образом не смущала. Но разница в социальном статусе - да! Студентик-третьекурсник и аспирант третьего года обучения, без пяти минут кандидат наук...



Кто я? Мальчик!

И кто она?

Какая из нас пара?

Школьник и училка! Ведь многие лекции у нас читали аспиранты.

Ужаснула мысль: «Да она смеяться надо мною будет» и засела в голове болезненной занозой. Все! Тормоз! Я забуксовал, и в мыслях, и в словах. Ноги отяжелели настолько, что я не мог сдвинутся с места. Горло высохло так, что слова застряли в нем, и я не сказал того, что хотел, а главное - что должен был сказать.

Она, видимо, не поняла причины моего ступора, улыбнулась и ушла, плавно покачиваясь.

Мне надо было кинуться за ней, но...

Я возвращался на работу пьяный от счастья и отрезвленный горем одновременно.

О! Если бы мы встретились на улице, в кафе, в театре, на вокзале, в поезде, самолете, безо всяких там перфокарт, программ и кандидатских диссертаций. Не студент и аспирантка, а просто - мужчина и женщина, для которых нет ни возрастных, ни социальных границ, а есть только желание - быть вместе, всегда, все время, смотреть друг на друга, разговаривать друг с другом, не думая о том, кто он и кто она. Все было бы иначе. Но наша встреча произошла в этом проклятом институте, рядом с ее профилирующей кафедрой. У меня не хватило духа сказать ей о своих чувствах, как не хватает духа школьнику объясниться в любви своей учительнице. Тринадцать лет обучения вбили в мои хилые мозги два полюса «учитель» и «ученик». Один - Бог, другой - гавно. И все - переступить эту черту я не мог, не решался, боялся, не смел, и, в конце концов, так и не смог...



Вот и все - я так ничего и не сказал. Мы на всю жизнь остались друзьями. Время шло, жизнь колобродила, все больше и больше отдаляя нас друг от друга. И когда я, через несколько лет, стал дипломированным инженером, а она - так и не стала кандидатом наук, что собственно говоря уравняло нас в социальном плане, между нами уже была преграда совершенно иного плана - и, к сожалению, ни одна.

Наши жизни разошлись и разошлись навсегда.

Потом мы не виделись почти двадцать пять лет, общаясь только по телефону. Три тысячи километров, государственные границы, жены, мужья, дети, работа - все это стояло между нами плотной стеной. Но за год до того, как она умерла, я все-таки, набравшись смелости, сказал ей о своих чувствах. Она как-то замолчала, а я, не видя выражения ее лица, не понимал, что происходит, поэтому затаил дыхание и ждал... ждал... ждал... зачем и чего - сам не понимаю, было уже поздно, но я все-таки ждал. Ждал, как юноша,- с замиранием сердца, порывистым дыханием, пылающими щеками...

Она ответила предельно просто - «и я тоже». Но мне послышалось: где же ты был, идиот, тогда! Тогда, раньше. Почему ты молчал? Хотя может я вру сам себе, а может и нет.

Говорить что-либо еще было бессмысленно. Жизнь прожита и прожита порознь. Словами ошибок не исправить. Цветы запоздалые, как у классика. Вспомнилось, что я ни разу не дарил ей цветов.

А теперь еще и смерть стала у нас на пути....

Я не дарил цветов ей живой, не подарю их и мертвой - мне уже не по силам добраться до Алма-Аты.

Теперь мы разлучены навек.

Хотя - как сказать.

Она стала той землей, по которой я хожу, тем воздухом, которым я дышу, и поэтому, погружая руки в волжский теплый песок, я чувствую прикосновение ее необыкновенно длинных и тонких смуглых пальцев, с коричневыми прожилочками, которыми я так восхищался, и которые так боготворил. А вдыхая свежий утренний воздух я чувствую сладость поцелуя...

которого у нас НИКОГДА НЕ БЫЛО!!!!!

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ира_Ивановна

Разговор с юностью...

Среда, 22 Марта 2017 г. 09:13 (ссылка)


Я тебя вспоминаю солидной и важной,
с толстой мордочкой, в капоре серого пуха...
Говорила ты басом, немного протяжно.
Отвечала, как правило, вежливо-сухо.
Дома ты становилась другою немножко,
в полосатой своей бумазейной пижаме
улыбаясь, хихикала, мучила кошку,
приставала с вопросами разными к маме....

До чего я порой уставала, бывало,
от несчетных твоих "почему" и "откуда",
говорила: - А ну, помолчи! - и не знала,
что жалеть о твоем красноречии буду.
Верно, так уж устроено сердце людское.
Мне казалось, я очень нуждаюсь в покое,
а сейчас вот, когда это время далеко,
мне не горестно, нет, но чуть-чуть одиноко.

Иногда мне хотелось бы теплого слова,
иногда мне бы маленькой ласки хотелось,
Но к родителям юность сурова,
ей совсем не к лицу проявлять мягкотелость.
У нее есть на все очень твердые взгляды,
есть на все "почему" и "откуда" ответы.
Я такой же была... Так, наверное, надо.

А потом... до чего кратковременно это!
Скоро жить начинаем мы как бы сначала;
понимаем, что сложно живется на свете,
что любимых мы любим плохо и мало
и что, в сущности, мы те же самые дети.
Предстают по-другому все наши поступки...

Помню я, по одной из московских улиц
мама, мама моя в старой плюшевой шубке
одиноко шагает, слегка сутулясь.
Мне догнать бы её, проводить до трамвая, -
до чего бы, я знаю, была она рада.
Ах, как часто теперь я о ней вспоминаю....
Юность вечно спешит. Так, наверное, надо?!

Вероника Тушнова













Elements for Collages #8 (142) (670x128, 99Kb)

0_9c78b_b08106dc_S (15x17, 0Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Uncle_Sasha

Поддержим юное дарование!

Среда, 15 Марта 2017 г. 23:54 (ссылка)


Владимиру 18 лет, у него нет музыкального образования, он самостоятельно постигает азы музыки.



И уже добился ощутимых результатов. Овладев нотной грамотой, он увлёкся сочинением музыки.



Свои зарисовки Владимир сам же аранжирует, используя синтезатор и звуковую программу.



Расписывает партии для инструментов, а затем сводит отдельные дорожки в единый трек.



Ниже представлена запись, в которой  некоторые фрагменты из его композиций



сведены в одну звуковую дорожку. Это дебют, пожелаем дальнейших успехов юному композитору!



У Владимира, на мой взгляд, удивительно кинематографическое видение музыки.



Так и хочется назвать это саундтреком к фильму, которого ещё нет.



  

Фото для размещения (700x466, 100Kb)



Владимир Трикоз - Первые Шаги

Метки:   Комментарии (15)КомментироватьВ цитатник или сообщество
dom24a

1978 г. Поваленное дерево

Суббота, 11 Марта 2017 г. 22:49 (ссылка)

1978 г. Поваленное дерево
В молодости я несколько летних периодов провел в геодезической партии. Интересное и увлекательное занятие для молодого парня. Пусть мы и не ездили никуда дальше московской области, но, тем не менее, занятие это было достаточно авантюрное, сопряженное, пусть и с небольшим, но все-таки, риском, поэтому необычайно нравилось и полностью захватывало меня. Не в пример тоскливому, осточертевшему за десять лет учебы, сидению за письменным столом и заучиванию, никому не нужных, уроков. Это была работа, настоящая, ответственная работа, поскольку по нашим чертежам пойдут строители, которые должны знать с чем они встретятся на своем пути. И в то же время эту работу нельзя было назвать тяжелой, ведь по молодости и неопытности, мне была поручена самая легкая ее часть - таскать инструменты и устанавливать теодолитную рейку.

Замеры делал старый опытный геодезический волк, начинавший свою трудовую деятельность еще после войны, когда нормального мужика невозможно было встретить - одни инвалиды, да старичье. Поэтому тогда всеми его подручными были молодые девки, набранные из, опустевших от всеобщей мобилизации, деревень.



Нам он рассказывал такой анекдот:

Провешивали они линию электропередач в горьковской (ныне нижегородской) области. Причем в заволжской ее части, где стоял когда-то былинный град Китеж, делали деревянные ложки да плошки, а народ, как говорится, жил в лесу - молился колесу. То есть был ужасно дик и совершенно нецивилизован.

Он смотрел в трубку, а бывшие школьницы таскали по кочкам и ухабам рейки да вели записи. Им, конечно, было очень интересно самим посмотреть в теодолит - для них эта подзорная труба была таким же чудом, как для нас межзвездный лайнер из фантастического фильма. Как-то он дал одной дурехе поглазеть и та была ошарашена тем, что видит перевернутое изображение. Это было выше ее умственных способностей. Мир кверху ногами! Как это? Стою на ногах, а вижу перевернутое дерево? А он, со смехом, добавил, что это очень хорошо - когда я на вас гляжу - юбки-то с вас сваливаются...

Поразительно!

Он сам того не ожидал, но через, буквально полчаса, все работницы скрепили веточками, да булавочками между ног юбки, наподобии брюк, да и еще, для вящей безопасности, придерживали их руками - не дай бог на голову свалятся. Ведь нижнего белья, ни у женщин, ни у мужчин, тогда в тех краях и в помине не было.

Когда до него дошло, что он круто переиграл, принимая этих дикарок за людей, то попытался разъяснить им, что все это шутка - позвал всех к теодолиту и показал то, что в него видно. Позировал сначала сам, но у него были брюки, поэтому такая демонстрация выглядела неубедительно. Поэтому потом он вытащил из девичей толпы упирающуюся малявку, присевшую и вытянувшую руки по швам практически до самого подола своей недлинной юбки. Несмотря на свой малый рост, она оказалась лихой девицей и не просто отпустила руки от юбки, а даже, смеясь, расставила их в стороны. Дескать, смотрите, девушки,- юбки на голову не скатываются! Просто картинка вверх ногами!

Они посмотрели-посмотрели, все поняли, но юбок, кроме малявки, не развязали...



Наша партия была довольно малочисленной, только четверо - водитель, геодезист и двое нас - помощников, один другого моложе. Мне - девятнадцать, а Кольке, который осенью должен был уйти в армию - восемнадцать. Поэтому, по понятиям, вся тяжелая и грязная работа ложилась на нас. Ветки рубить, костер разводить, картошку чистить, воду таскать, да дорогу расчищать - все мы, все мы...

А ездили мы на военном «Козле», ГАЗ-69 с большими полукруглыми крыльями, на которых очень здорово было кататься. По молодости, глупости и неопытности этот автомобильчик казался нам вездеходом. Хотя, по второму сезону, я уже в этом сильно сомневался, а вот Колька-первогодок был настолько им восхищен, что слишком сильно переоценивал его возможности.

И вот подъехали мы к какой-то речушке, неподалеку от Хотькова. Как у большинства рек, один берег у нее был низкий, другой - высокий. Мы были со стороны низкого. Водитель тормознулся метрах в двадцати от воды и самого молодого, то есть Кольку, выгнал на разведку. Колька, чертыхаясь, скинул сапоги, поскольку кирзовая гадость промокала насквозь, а высушить ее потом было непосильной задачей, и, с перекошенной рожей, босиком, полез в ледяную воду. Маленькая речка это вам не Волга и не Ока - даже жарким летом такая выше шестнадцати градусов не прогревается. Колька перешел речку вброд и вода доходила ему только до середины щиколотки. То есть - до смешного мелко. Одного этот кретин не сказал, что дно было грязно-песчаное и под его ногами расползалось-разезжалось. Так что шел он, с трудом удерживая себя.

Мы доехали ровно до середины реки... и забуксовали. Трактор «Беларусь» со своими двухметровыми колесами, в этом месте, форсировал бы реку как не фиг делать, а газик с его микроскопическими колесиками, конечно, застрял. Застрял так, что, ни тпру, ни ну. Водитель грязно выругался и сказал мне, чтобы я отцеплял лебедку - будем тащиться. Но я заартачился (уж очень не хотелось мне лезть в эту холодную воду), ответив, что Колька и так уже мокрый - пускай он раскручивает лебедку. И то, правда, заметил Геодезист.

Колька схватил трос и прыжками помчался наверх, скрывшись в кустах. Через минуту-другую раздался его великолепный свист. Ох, свистун он был непревзойденный! Значит - прикрепил.

Водитель включил лебедку, передачу... газик дернулся... трос натянулся... передок автомобиля приподнялся... Казалось - вот-вот и мы сорвемся с места, как вдруг раздался страшный треск и что-то громадное-темное пронеслось мимо, шлепнулось, обдав нас целым водопадом бызг!

Е-мое!

Это было дерево, к которому Колька прикрепил трос. Оно, как выяснилось, росло на самом склоне и было, то что говорится, только тронь. Водитель, с матерной руганью, прямо в ботинках выскочил из машины чтобы оттрепать Кольку за уши, как провинившегося мальчишку. На что Геодезист справедливо заметил ему, что всю ответственную работу надо делать самому. И нечего самых юных и неопытных винить за собственную лень. Еще до этого, я заметил, что наш Геодезист был необычайно уравновешен и спокоен, в отличие от водителя, который был нервозен и резок в общении. От него практически в полуметре упал толстенный ствол весом несколько тонн, способный раздавить нашу машину, как спичечный коробок, а он - философствует. Нам круто повезло, что это была сосна, у которых всегда небольшая крона на самом верху и мало веток по стволу. Рядом с нами упал ствол, а крона шлепнулась за нашей машиной, прямо на берег, не стукнув и не оцарапав машины. Никакого вреда, кроме испуга.

Водитель побуйствовал-побуйствовал и отправился искать дерево подальше и покрепче.



Минут через десять мы уже стояли на крутом берегу. Нам повезло, что упавшее дерево не перегородило проезд, а то бы нам пришлось его еще и пилить, а было оно, как я сказал, довольно толстым.

Тогда я спросил Кольку - почему он выбрал именно это дерево, растущее на краю, подмытого весенним паводком, берега.

- Да оно самое первое было - не смущаясь ответил Колька - а далеко идти не хотелось, ведь сапоги-то я, в спешке, у вас не попросил и босой помчался. Все ноги исколол.

- Повезло, дураку,- вставил Геодезист,- и сам уцелел, и никого не убил.

Мы все, хором, как-то косо, ухмыльнулись и поехали дальше - работать.

Ровно сорок лет прошло с этого случая. Геодезист и Водитель давным-давно умерли, а как сложилась судьба Кольки я не знаю.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Donnarossa

Любительское видео о перекрытии Ангары в створе Усть Илимской ГЭС в 1969

Понедельник, 28 Февраля 2017 г. 00:33 (ссылка)

Это цитата сообщения Ангарск Оригинальное сообщение







Нас судьба разбросала по свету,

Но любви не помеха она.

Хоть меня в родном городе нету,

Но ты в сердце запал навсегда.


Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Trillian_McMillan

Ален Делон

Понедельник, 27 Февраля 2017 г. 18:51 (ссылка)

Пост Странник-52 навеял на меня воспоминания о юности и тогдашних любовях. А ведь было всё очень даже и неплохо! Конечно, бог меня не наградил какой бы то ни было выдающейся внешностью, я была так себе, без форм, к тому же избавившаяся к шестнадцати годам от очков с толстенными стеклами и поэтому постоянно щурящаяся и красноглазая от линз, поэтому, чтобы завоевать хоть кого-то, в ход приходилось пускать тяжелую артиллерию, а именно головной мозг. И плюс к этому я была неисправимым визуалом, так что фраза "мужчина должен быть слегка красивей обезьяны" - это не про меня. Первой любовью (если это можно было так назвать) был молодой человек, похожий на Джареда Лето, то есть не бог весть какой красавец, но интересный, он красил волосы в полосатый бело-черный цвет, носил вареные джинсы и бряцал всякими браслетиками и цепочками, что тогда было очень модно. Джаред мне достался легко, потому что был прост как медный грош. Я его "купила" музыкой. Но речь сейчас не о нём, а о том, об кого я обломала зубки. Этот мой "неудачный случай" был похож на Алена Делона. Честно-честно! Такие же фиолетовые глаза, густые темные волосы и грустный взгляд. Жил он недалеко, его где-то откопала моя подруга и познакомила со мной. Я ничего о нем не знала, только имя и фамилию и то, что он тоже учился в медицинском, только в другом. И как я его не старалась заинтересовать, ничего у меня не получалось, такое впечатление, что он ставил невидимый барьер. Мы встречались в одной компании, виделись на улице, здоровались, болтали, он называл меня Заяц. Не знаю, почему. Может быть в его глазах я выглядела мелким мягкотелым грызуном с красными глазами, а может быть он так всех девушек называл, чтобы не перепутать невзначай имя. В общем, Заяц - и всё. Закончилось всё распитием алкогольных напитков. Пьянствовали мы втроем - я, он и его друг Антон, который учился с ним в одной группе и мечтал стать психиатром. Антон был крупным, брутальным брюнетом с волосатыми руками и добрыми глазами, он все время старался ухаживать за мной, тогда как Ален Делон снова поставил барьер. Сейчас вспоминаю и думаю - вот дура-то была! Надо было хватать за жабры этого Антона, а не ловить эфемерного журавля в небе. Тот вечер закончился ничем, так как Антона не хотела я, а меня не хотел Ален Делон. И разбрелись мы, пьяные в дулю, по своим норам. Позже я узнала, что, оказывается, я абсолютно не подходила под делоновские стандарты красоты. Он был зациклен на крупных девицах славянского типа, с густыми светлыми волосами, голубыми глазами, белой кожей и сиськами пятого размера. Наверное, вы догадались, что я была полной противоположностью? После этого мы не виделись, затем я вышла замуж за Димона, потом развелась и снова переехала к маме. Прошло время, и вот однажды шла я по улице, и около меня тормознула машина. Гляжу - Ален Делон! Но... совсем даже уже и не Делон, а какой-то тощий мужик с поредевшими волосами, поблекшими голубыми глазами и длинным носом. Садись, говорит, Заяц, подвезу. Пока ехали, поболтали, оказалось, что работает он врачом-диетологом. В тот момент я не пожалела, что я не толстая. Вот был бы он по-прежнему похож на Алена Делона, а я была бы толстая, я бы записалась к нему на прием, он бы прописал мне мудреную диету, я бы неукоснительно выполняла все его предписания, похудела бы, стала красивой, и в один прекрасный момент пришла бы к нему на прием с бутылкой дорогущего коньяка, и... Но он превратился в Алена Делона, похожего на штопанные портки. Поэтому я не пожалела, что не толстая и спокойно вышла из машины, не делая ни одного намека на заинтересованность, хотя с его стороны она и была. Больше мы не встречались. Какой же вывод из всего этого? А их два. Во-первых, на всякую хитрую гайку найдется болт с винтом, а во-вторых, дорого яичко к христову дню.

Метки:   Комментарии (64)КомментироватьВ цитатник или сообщество
sasha_psih

Клип: Galat - Молодость Погубит Нас » Версус Баттл (Versus Battle)

Вторник, 31 Января 2017 г. 13:05 (ссылка)
vbatle.ru/311-klip-galat-mo...t-nas.html


Вслед за несколькими анонсами в твиттере и тизером, Галат наконец представил свой новый клип, снятый по мотивам композиции «Молодость Погубит Нас». Выпущена работа в преддверии старта концертного

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<юность - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda