Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 347 сообщений
Cообщения с меткой

эльфика - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Суббота, 26 Августа 2017 г. 18:47 (ссылка)

Выбирай самую симпатичную тропинку, чтобы шагать радостно было, - и вперёд,к цели!
Радость жизни - вот твой единственный ориентир.

Эльфика
BestHDWallpapersPack289_17_bender777post-1024x576 (700x393, 100Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Суббота, 26 Августа 2017 г. 18:40 (ссылка)

qPTGXREwZrI (367x604, 25Kb)
Благоразумие - штука хорошая, но опасная. Она уберегает нас от опрометчивых шагов, но в то же время не пропускает и свежий ветер перемен.

Эльфика

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

СКАЗКА ПРО СОМНЕНИЯ

Суббота, 26 Августа 2017 г. 18:33 (ссылка)

kedrA_large (700x468, 111Kb)

Росток проклюнулся в субботу утром.

- Смотрите, новенький! – сказала роскошная Плакучая Ива. – В нашем обществе прибавление! Ну что ж, добро пожаловать!

- Только он какой-то странный, — качнула узкими зелеными листьями Драцена. – Я такого еще не видела. Что это за растение, интересно?

- Пусть подрастет, там видно будет, — сказал Дуб. – Если что, подправим.

Росток, воодушевленный столь доброжелательным приемом, стал быстро набирать силу, рос буквально не по дням, а по часам. И чем выше он становился, тем больше сомнений он вызывал у окружающих.

- Как-то слишком быстро он растет, — прокомментировала Осина. – Слышишь, малыш? Не надо так торопиться, у тебя еще слишком хрупкая сердцевина, ты можешь сломаться. Притормози, не спеши! Такое мое мнение.

Росток подумал и решил последовать совету. Теперь он рос гораздо медленнее, и Осина одобрительно шелестела листьями, глядя на малыша. Вскоре он выбросил первые веточки.

- Ну и куда ты размахался? – сурово спросил Кипарис. – Настоящее дерево должно быть стройным! Если будешь расти в разные стороны, из тебя в конце концов получится какая-нибудь кляпка-корявка, и будешь знать.

Росток не знал, как выглядит кляпка-корявка, но испугался и стал прижимать веточки к стволу. У него это получалось плоховато, но он старался. Кипарис был высокий, красивый, стройный, и уж наверное знал, что говорил.

- Не фонтан, конечно, но все-таки лучше, чем было, — оценил Кипарис, и Росток немного успокоился, продолжая тщательно следить, чтобы веточки не раскидывались.

- Ты толстеешь! – осуждающе сказала Береза. – Это недопустимо. Вот посмотри на меня, я – эталон! Недаром в народе говорят «стройная как березка». Ты давай-ка, сядь на диету! А то скоро поперек себя шире станешь. Все плеваться будут. Это мое личное мнение!

Росток очень забеспокоился и сел на диету: стал брать гораздо меньше питательных веществ из земли. Он перестал толстеть, но ствол его стал гораздо слабее.

- Ничего, ничего! – ободряла его Береза. – Красота требует жертв!

Между тем у Ростка уже появились листики.

- У тебя странные листья, — возмущенно всплескивала зеленой метелкой Пальма. – Слишком длинные, слишком жесткие, слишком острые. Неправильные листья! Вот посмотри на меня – мягкие, широкие, резные, просто загляденье! Ты давай, подтягивайся! Мое мнение — нельзя давать себе расслабиться, нужно трудиться над имиджем днем и ночью!

Росток стал сутками уговаривать листики расти по-другому, чтобы они становились широкими и плоскими, как у пальмы. Это было неудобно и даже больно, но ему удалось вытянуть свои длинные и узкие листья в какое-то подобие лопаточек.

А между тем окружающие очень полюбили высказываться по поводу Ростка – ведь он никогда никому не перечил и старательно выполнял все рекомендации. Соседям уже даже интересно было, что из него получится.

- Хорошо, что ты не отказываешься от мудрости старших, — поучал его старый Бук. – В молодости так просто наделать ошибок, и тогда тебе никогда не стать полезным деревом. А опыт старших – это сила! Взрослые плохому не научат, а от опрометчивых шагов оберегут. В общем, прислушивайся к нашему мнению – и не пропадешь!

Росток уже давно преодолел юный возраст, но местное сообщество никак не могло определить, какое же он дерево. Никогда такого не видели: деревце было приземистое, с кривеньким корявым стволиком, с узловатыми, причудливо изогнутыми ветками, усеянными какими-то недоразвитыми листиками, в общем, если честно, страшненькое такое деревце. Уродец. К такому мнению постепенно склонились все деревья: и Плакучая Ива, и Пальма, и Старый Бук, и Драцена, и все другие тоже.

Деревце и не пыталось сказать что-то в свое оправдание: оно ведь никогда не было другим, и ему казалось, что вот таким нелепым и корявым оно и было задумано природой. Конечно, высокомерные вздохи и показное сочувствие высоких и сильных собратьев его задевали, но – что поделаешь? Не всем быть красавцами, радовать глаз статью и мощью. Есть и ошибки природы, что ж поделаешь.

А однажды среди деревьев появились люди. Мужчина, женщина и девочка.

- Боже! Этот ботанический сад – просто чудо! – оживленно говорила женщина. – Как хорошо, что мы сюда пришли! Смотрите, какой чудный кипарис – как свечка!

- А бук-то, бук! – вторил ей мужчина. – Красавец! Богатырь! Дочура, посмотри!

- Ой… А это что за деревце? – вдруг остановилась женщина напротив уродца. – Странное какое-то, покореженное… Вроде бы как даже не настоящее.

- Нет, мамочка, оно живое! – сказала девочка, осторожно прикасаясь ладошкой к стволу.

- Дайте-ка я погляжу! – приблизился мужчина. – Вы знаете… Похоже, это изначально был ливанский кедр. Но что-то случилось, и он мутировал.

- Ну что ты, — усомнилась женщина. – Ливанский кедр – он же высокий, прямой, как струнка, и иголки у него, а не листики. А тут что-то непонятное.

- Я же говорю, мутировал, — стоял на своем мужчина. – Мало ли что могло случиться? В неблагоприятных условиях искажается природный облик любого существа, не только дерева.

- Но ты точно уверен? – все никак не могла поверить женщина.

- Да, я ж все-таки биолог, — улыбнулся мужчина. – Кора, ствол, расположение ветвей, да много признаков. Нет, точно кедр.

- Мама, папа, я нашла! – закричала девочка, которая тем временем достала из сумки ботанический атлас. – Вот он, ливанский кедр!

- М-даааа, — сокрушенно протянул мужчина, взглянув в атлас. – Эк тебя искорежило, бедняга…

- Похоже на деревце-бонсай, — огорченно сказала женщина. – Как будто ему расти свободно не давали.

- Смотри, деревце, какое ты по-настоящему, — сказала девочка и поднесла к нему развернутый атлас.

И деревце-бонсай, как его назвала женщина, увидело… себя. Оно вдруг каждой своей клеточкой, каждым изгибом ствола ощутило, что это – его Истинный Облик, и оно должно было вырасти именно таким!!! С высоченным прямым стволом, с раскидистыми ветвями, с длинными стрельчатыми иголочками…Но ему все время говорили «не так», «не туда», «неверно», и оно почему-то предпочло прислушиваться к чужому мнению, а не ощущать себя самим собой.

И когда люди ушли, деревце впервые, пожалуй, попробовало распрямиться во весь рост, насколько смогло, и пристально оглядело окружающих.

- А что, а что? – тревожно зашумели деревья. – Мы же тебя не заставляли, да? Мы просто советовали! А ты могло, между прочим, расти, как хочется, и не учитывать наши мнения.

- Да, я могло, — тихо сказало деревце-бонсай. – Но я выбрало другой путь – быть хорошим для всех. Мне казалось, что все вы, такие большие и умные, знаете лучше меня, каким мне расти и каким быть. Это моя ошибка. Теперь я знаю, что сомнения появляются, если собирать все мнения, а своего собственного не иметь. Я получило свой опыт, и теперь мне уже никогда не стать таким, каким я могло бы быть, если бы прислушивалось к себе. Но я вас не виню. Буду жить таким, какое есть

И деревья стыдливо затихли, потому что каждый втайне думал, что все-таки немножко виноват в том, что маленький ливанский кедр уже никогда не будет таким, каким его задумала природа.

А вскоре неподалеку проклюнулся новый Росток.

- Интересно, что это за растение? – по привычке начала Плакучая Ива. – Я такое еще не видела…

- Кем бы оно не было, я беру над ним шефство, — строго сказало деревце-бонсай. – И никому не дам руководить его ростом! Даже себе! Ты слышишь меня, Росток? Слушай свое сердце и расти так, как тебе будет казаться правильным! И сомнения никогда не искривят твой путь и твой ствол.

И новый Росток затрепетал, словно засмеялся, и во весь свой маленький рост потянулся наверх, к солнцу.

Автор: Эльфика

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Четверг, 24 Августа 2017 г. 09:44 (ссылка)

***
- У вас же нет будущего!
- Возможно и нет. Зато у нас есть НАСТОЯЩЕЕ! Следует быть благодарным судьбе за то, что она ДАЁТ, а не за то, что могла бы дать.

Эльфика
3842631 (700x420, 68Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Четверг, 24 Августа 2017 г. 09:32 (ссылка)

Цену себе устанавливаете ВЫ САМИ. И никто другой. Какую бы вы цену не поставили, остальные постепенно к этому привыкнут, и на каждую цену найдётся свой покупатель.

Эльфика
"Шляпница"
dqEk1pZ2jJE (700x586, 99Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

" Музей Холодной Войны" из садоводства «Дружба» — сказка от Эльфики

Четверг, 03 Августа 2017 г. 10:11 (ссылка)



 





 









Сказки от Эльфики .  


 


 " Музей Холодной Войны" из садоводства «Дружба» 


 



56485456_45978660_21156251_9946435_758024_369944_lines14web (500x21, 6Kb)




 Image result for бункер 42 фото


 


 


Кирилл и Денис в садоводстве «Дружба» жили по соседству: их участки разделял только забор, и из окон домов было видно дом соседа. Могли бы мужики дружить семьями и крепко помогать друг другу, рассадой обмениваться, соль одалживать, совместные пикники устраивать и на рыбалку вместе ходить, как добрые соседи. Но ничего такого не произошло: с самого начала они друг друга невзлюбили.


 


Дело было в том, что Кирилл был, что называется, почвенник и радел за все исконное, посконное и домотканное, доставшееся нам от пращуров и несущее в себе национальную идею. Он принципиально бродил по участку в просторной рубахе, холщовых штанах и калошах на босу ногу, а волосы перехватывал кожаным ремешком, как посадский мастеровой. Он даже требовал, чтобы называли его не новомодным именем Кирилл, а как встарь – Кирьян.


 


В то время как Денис был человеком западной ориентации, прогрессивным и продвинутым, и ратовал за технический прогресс и достижения цивилизации. В связи с этим он читал современные журналы, носил джинсы и ковбойскую шляпу и просил называть себя Дэн. Кирьян играл на баяне, Дэн в совершенстве освоил банджо. Кирьян по старинке закладывал в грядки навоз, Дэн предпочитал химические удобрения. Кирьян отдал ребятишек обучаться гончарному ремеслу и самбо, а Дэн своих – языкам и тхэквондо. В общем, по всем вопросам они были противоположностью, и каждый относился к другому со скрытой неприязнью. Можно сказать, промеж них исторически назревала холодная война.


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Почти_Что_Леди

"Солнышко, подвези до угла!"

Понедельник, 17 Апреля 2017 г. 21:57 (ссылка)

134102102_5978 (700x432, 258Kb)

Я бросила покупки на заднее сиденье своей верной «Хондочки» и уже собралась было сесть на свое водительское место, когда за спиной кто-то очень весело сказал:

- Солнышко, подвези до угла!

Я обернулась и пришла в некоторый ступор. Там стоял мужчина, которого я не смогла отнести ни к одному виду классификации. У меня собственный определитель, в нем совсем немного категорий: «Он», «Не он» и «Полный отстой». Еще есть один пункт вне категорий – «Муж», но муж сейчас вообще отсутствовал.

Так вот: этот странный мужчина тоже был вне категорий. Одет он был, на первый взгляд, невзрачно и даже бомжевато: серый свитер с растянутым воротом, простецкие джинсы, кроссовки… Но как-то уж очень этот ширпотреб ему шел и сидел на нем даже с некоторым шиком. Волосы с сильной проседью собраны в хвост. Богема, что ли? Да нет, не похоже, лицо открытое, приветливое, и в глазах плещется детская радость. И на наркомана не похож – радуется он просто так, от души, а не от своевременно принятой дозы…

Пока все эти мысли проносились в голове, я стояла с приоткрытым ртом, а он доброжелательно улыбался, терпеливо ожидая ответа.

Дальше
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

Тварь появилась в моей жизни не впервые, но на этот раз очень уж не вовремя...

Среда, 22 Марта 2017 г. 12:19 (ссылка)



 





 









Сказки от Эльфики .  Сказка  Тварь  



56485456_45978660_21156251_9946435_758024_369944_lines14web (500x21, 6Kb)






 



Тварь появилась в моей жизни не впервые, но на этот раз очень уж не вовремя. Я и так была сильно обесточена, обездвижена, измучена чередой неприятных и крайне стрессогенных событий и, можно сказать, жила «на автопилоте». Смерть близких людей, несбывшиеся ожидания, груз ответственности и давление слов «должна» и «обещала» – для меня оказалось слишком много. А при этом, надо заметить, мне приходилось постоянно «держать лицо», потому что оно (лицо) в нашем городе к тому времени было очень уж узнаваемое. К тому же мои проблемы – только мои и не должны обременять ни близких, ни посторонних. Это я четко усвоила еще в детстве.



Да, мне не нравится быть похожей на зомби (а кому бы понравилось?). Да, сил хватало только на выполнение самых важных дел, от которых не отвертеться. Да, постоянно хотелось залезть в норку, свернуться калачиком и уйти в спячку. Желательно, круглогодичную. Но не это было главной бедой. Самое ужасное было в том, что я перестала слышать Небо. Кто в теме, тот поймет. Кто не в теме, объясню: это как оказаться заблудившейся в глухой тайге, в одиночестве и без средств связи. Выжить можно, но сложно.



В таком состоянии я, как утопающий, хваталась за любую соломинку и очень старалась себе помочь. Хотя энергии катастрофически не хватало, она вся утекала в какую-то черную дыру, в брешь, пробитую в моей броне (ауре, защите, астральном теле – называйте как хотите).



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Пятница, 06 Января 2017 г. 18:26 (ссылка)

Пока не научишься баловать себя, никто тебя баловать и не подумает.

Эльфика
18063_yumor_buldog_otdyx_1600x1200_(www.GdeFon.ru) (700x525, 74Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Среда, 04 Января 2017 г. 19:40 (ссылка)

И кто тебе — лично тебе! – мешает жить в Мире Чудес?

Эльфика
6pUSbg04AV0 (558x394, 50Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Тартарочка

Сказка про призвание

Вторник, 27 Декабря 2016 г. 21:25 (ссылка)

Это цитата сообщения Ira_Shelesnjak Оригинальное сообщение






сказка от Эльфийки



 





 



Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.

К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».



сказка
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Суббота, 24 Декабря 2016 г. 19:57 (ссылка)

Жизнь можно изменить в любом возрасте.

Эльфика
3-137794_1_6 (604x423, 141Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Воскресенье, 18 Декабря 2016 г. 16:27 (ссылка)

Туман не страшный. Страшно то, что в нём прячется. Обычно это наши страхи, а особенно - страх перемен.

Эльфика, "Туманное будущее"
qAdqgPDy7fU (700x374, 42Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Пятница, 16 Декабря 2016 г. 18:32 (ссылка)

Не старайся быть похожей. Будь уникальной!

Эльфика
7ZYvvKvCucI (604x453, 39Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Понедельник, 12 Декабря 2016 г. 18:06 (ссылка)

Любовь к себе начинается с внешнего вида.
Когда для других одеваешься - это вроде как им подарок делаешь, а когда дома для себя одеваешься - то подарок себе.
Уважение к себе начинается с мелочей. Ведь мир отражает наше отношение к себе.

Эльфика
guJMUhNBSrU (604x401, 37Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

A «мадам Дано» ее прозвали за то, что все ее фразы неизменно начинались со слов: «Да, но…».

Понедельник, 28 Ноября 2016 г. 17:27 (ссылка)



 





 









Сказки от Эльфики .    Мадам Дано и ее любовь  



56485456_45978660_21156251_9946435_758024_369944_lines14web (500x21, 6Kb)




 



 



Мадам Дано была очень, очень серьезной дамой и убежденно всем доказывала, что жизнь трудна, а счастье недостижимо. Кстати, она носила совсем другую фамилию, а «мадам Дано» ее прозвали за то, что все ее фразы неизменно начинались со слов: «Да, но…». Например, на слова «хорошая нынче погодка!» она тут же отвечала: «Да, но уже к вечеру она может испортиться», на сообщение о чьей-то свадьбе, поджав губы, говорила: «Да, но сейчас молодые семьи так часто распадаются…», на пожелание доброго здоровья – «Да, но кто застрахован от болезней, ведь может и кирпич на голову упасть?».



Но однажды на вокзале она познакомилась с месье Дану. У них завязался разговор, и мадам Дано по привычке стала жаловаться на жизнь. Но месье Дану тоже получил свое прозвище не просто так: он был весельчак, балагур, любил жизнь и на все ее каверзы и препоны предпочитал не сердиться, а удивляться: «Да ну?».



- С тех пор, как умер мой муж, я совершенно одинока, — удрученно говорила мадам Дано.



- Да ну?! – удивлялся месье Дану. – Ни за что не поверю, что такая чудесная женщина может быть одинока! Я думаю, мужчины просто столбенеют от восторга и предпочитают восхищаться вами издалека.



- Да, но… — по привычке начала мадам Дано и замолчала: слова месье Дану показались ей не лишенными очарования.



Польщенная мадам Дано продолжала:



- Жизнь меня не баловала, постоянно ввергая в суровые испытания…



- Да ну?! – всплеснул руками месье Дану. – То-то я чувствую в вас необычайную внутреннюю силу! Вот это жизнь вас натренировала!



- Да, но… — мадам Дано прислушалась к себе и точно ощутила что-то непонятное – может быть, даже внутреннюю силу.



- И еще – я так скучно живу, — доверительно призналась она. – Дом… прогулка… магазин… и все!



- Да ну?! – изумился месье Дану. – Тогда наша встреча – это судьба! Ведь я работаю униформистом в цирке-шапито! Сегодня мы развернемся на площади, и уже вечером я приглашаю вас на представление! Надеюсь, вы любите цирк?



- Да, но мой возраст… — застеснялась мадам Дано.



- Да ну?! – изумился месье Дану. – О каком возрасте вы говорите? Цирк – это любовь на все времена! В молодости я был акробатом, затем – дрессировал слонов и тигров, а теперь вот униформист. Подумаешь, возраст!



- Да, но… — начала мадам Дано, но потом махнула рукой. Ей очень хотелось в цирк, ведь она там не была целых сто лет… – Ай, да ладно! В цирк так в цирк!



И вот вечером мадам Дано сидела в первом ряду, на приставном кресле, куда ее усадили по контрамарке, и вовсю хохотала и хлопала в ладоши, чувствуя себя маленькой девочкой. А один униформист в перерывах между номерами все время посылал ей воздушные поцелуи, и от этого сердце замирало и сладко ныло – совсем как в молодости!



После выступления они гуляли, пили кофе в маленьких кабачках, болтали о том-о сем, и то и дело слышалось: «Да, но…» — «Да ну?!», а потом смех. Мадам Дано за всю свою жизнь столько не смеялась! А смеялась она над собственными страхами, тревогами и излишней серьезностью. Жизнь ведь тоже, по сути, похожа на цирк…



… Через неделю цирк готовился уезжать.



- Как жаль, что вы нас уже покидаете… — огорченно проговорила мадам Дано, которая не пропустила ни одного представления и уже успела привыкнуть к цирку и – в чем она даже себе не хотела признаться! — к месье Дану.



- Да ну?! – тут же отозвался он. – Но это легко исправить! Поступайте в наш цирк, и мы вместе отправимся путешествовать по миру! Соглашайтесь же, будет весело!



- Да, но… что я буду там делать? Я ведь ничего такого не умею!



- Да ну?! Наверняка вы умеете считать и сможете продавать билеты! Короче, вы приняты на должность кассира, с соответствующим окладом и премиальными!



- Да, но униформисты наверняка не могут принимать такие решения, – усомнилась мадам Дано.



- Да ну?! Видите ли, униформист я для души, а вообще-то я директор этого цирка. В свободное от работы время! Так что быстренько домой за необходимыми вещами, нас ждет Большое Цирковое Путешествие!



… Если в ваш город приедет цирк-шапито, обязательно обратите внимание на кассиршу. Некоторые считают ее женой униформиста, а другие говорят, что она – мадам директорша. Но какое нам до этого дело? Эта пожилая дама распространяет вокруг себя веселье и хорошее настроение. Ее зовут мадам Зато. Это не настоящая фамилия, а прозвище, потому что на любые жизненные невзгоды и неудачи она смотрит с оптимизмом и всегда находит, что противопоставить им. Моросит дождик? Зато грибов будет море! Сломались дужки у очков? Зато получилось прелестное пенсне! Вся жизнь проходит на колесах? Зато у нее много друзей, радости и смеха, и можно делиться этим с людьми, которые приходят покупать билеты!



Может, вы не поверили, что все это чистая правда? Скажете: «Да, но…». Да ну, все равно не поверю, что вы такие зануды! Зато весело и вселяет надежду на чудо! Если, конечно, верить, что жизнь – это просто цирк, а цирк – любовь на все времена!



Автор: Эльфика





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Славянка78

"ПРИЗВАНИЕ"

Суббота, 12 Ноября 2016 г. 10:04 (ссылка)

Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.

К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».

Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Под_солнушка

Он был не похож на других... Эльфика

Понедельник, 07 Ноября 2016 г. 16:50 (ссылка)


 



Он был не похож на других. Сколько он себя помнил, люди в их деревушке относились к нему как-то странно – кто с опаской, кто со скрытой усмешкой, кто и вовсе старался обойти его стороной. И уж все без исключения избегали встречаться взглядом. Так было всегда, и он привык, поэтому не задумывался: а почему так?



Он и не стремился завоевать чье-то расположение. Он предпочитал уходить в лес, где разговаривал с деревьями и пересвистывался с лесными птицами, или играл в прятки с грибами, или шептался со старым папоротником. Часто он шел к реке – вода завораживала его, и если в нее долго смотреть, можно увидеть чудесные картины: большие города, быстрые повозки, сверкающих оперением птиц или неземной красы цветы.



 



Gilbert Williams (700x539, 112Kb)



Иллюстратор Gilbert Williams



 



Иногда он шел к холмам. Там жил смешной маленький народец, обитавший прямо внутри холмов. Народец был скрытный и осторожный, днем наверх не вылезал, зато по ночам жители холмов часто выходили посмотреть на звезды и попеть странные, причудливые песни. Он не лез к ним, хотя в темноте видел ничуть не хуже, чем днем. Просто сидел в сторонке и тоже смотрел на звезды. Постепенно народец привык к молчаливому мальчику и вскоре перестал его бояться. Жители холмов разговаривали на каком-то певучем, незнакомом языке, но он непостижимым образом понимал, о чем идет речь. Его речевой аппарат не мог бы воспроизвести их странный говор, но он в этом не нуждался – можно было и так общаться, без слов. Маленький народец холмов был первым, кто принял его как друга, не опасаясь смотреть в глаза. Жители холмов знали множество занимательных историй – о забытых кладах, о давно ушедших народах, о взаимосвязи всего сущего в Мироздании, и он впитывал в себя эти древние знания.



Когда мальчик подрос, его отдали в деревенскую школу, но там ему было скучно. Его учили каким-то странным вещам – он точно знал, что ему это в жизни не понадобится никогда, и поэтому его внутренняя сущность протестовала и не хотела впускать бесполезные знания. Он пытался рассказать то, что узнал от маленького народца, но его жестоко высмеял учитель, а дети потом долго дразнили. Он понял, что лучше помалкивать и делать вид, что ты такой же, как все. Это у него получалось – у него вообще все получалось. Казалось, что Мир только и ждет, когда он что-то пожелает – чтобы немедленно кинуться выполнять.



Став подростком, он понял, что родители, конечно, любят его, но иногда кидают на него осторожные взгляды, в которых читаются вопрос и тревога. Он ощущал, что родители не понимают, почему он не такой, как все, и тревожатся за его будущее: как он сможет приспособиться к жизни? Что его ждет потом? У него были хорошие, заботливые родители, но он точно знал: открыть им свой внутренний мир – значит навеки поселить в них страх и непонимание. И он ничего не говорил – опять же, старался быть как все.



Чем старше он становился, тем больше чувствовал, что ему тесно в рамках, куда его постоянно загоняли традиции деревенской жизни. Тело его росло, наливалось силой, он чувствовал, как кожа его временами словно бы трещит по швам, и так же трещала черепная коробка – словно в нее вливалось что-то сверх меры.



Но он не хотел ничего такого знать, он твердо говорил себе: я – как все, и Мир послушно вторил ему: «Конечно, ты как все».



А ночью опять шел к холмам, чтобы вдоволь наговориться о дальних странах и послушать причудливые истории и песни маленького народца, и не понять было, где сказка, а где быль, и волшебство присутствовало в каждом слове, в каждом событии. Наверное, если бы он спросил у народца холмов, кто он есть на самом деле, они бы ответили – мудрый это был народец и очень древний, — но он не спрашивал. Может, в глубине души боялся услышать ответ, а может – просто не догадывался.



…Однажды утром, на рассвете, когда край солнца уже высоко поднялся над горизонтом, он возвращался с холмов, все еще переполненный странными историями, лунным светом и мерцанием звезд. Картина, которая открылась ему, когда он вышел на луг, заставила его остановиться и замереть в восторге. На лугу танцевала девушка. Она была в простом белом платье, длинные волосы ее были украшены луговыми цветами, босые ноги, казалось, еле касались земли. Он узнал ее: первая красавица, разбившая не одно сердце своей недоступностью. Она нравилась и ему, но он даже близко не смел подойти – знал, что уж ему-то вообще не светит. Но сейчас она казалась совсем другой, почти родной – он услышал музыку, под которую она танцевала, и сорвался с места, чтобы присоединиться к ней. Но девушка вскрикнула и остановилась, в страхе прижав руки к груди.



— Что ты здесь делаешь? – холодно спросила она, справившись с собой.



— Я шел мимо, — смутился он, — и просто захотел потанцевать вместе. Я думал, вместе веселее…



— Мне и одной неплохо, — проговорила она, глядя ему прямо в глаза. Это его удивило – она не боялась его взгляда, не как другие деревенские.



— Я тоже люблю делать странные вещи, — робко сообщил он.



— Что такого странного я делала? – еще холоднее спросила она. – Всем известно, что танцы на рассвете, на утренней росе, сохраняют молодость и красоту. Вот и все. Ничего странного.



— Извини, — еще больше смешался он. – Я вовсе не хотел тебя обидеть. Я, пожалуй, пойду.



— Подожди, — остановила она его. Она медленно окинула его с ног до головы оценивающим взглядом, а потом неожиданно улыбнулась. – Так и быть, я потанцую с тобой. Но если ты меня на руках отнесешь до реки.



Он прикинул расстояние, поднял ее на руки – и побежал. Его переполняли непонятные чувства, от которых за спиной вырастали невидимые крылья, а тело наливалось невероятной мощью. Он мчался, как неудержимый ветер, и казалось, что он мог бы так мчаться вечно – всю жизнь. Только на берегу реки он остановился, но не спешил разжимать руки. Она смотрела на него удивленно, чуть приоткрыв полные губы, и ничего не говорила. И тогда он наклонился и поцеловал ее в эти приоткрытые губы. Она ответила на поцелуй, но потом быстро освободилась от его объятий, подошла к кромке воды и, наклонившись, омыла зарумянившееся лицо. Казалось, она принимает какое-то решение.



— Не ожидала, — насмешливо сказала она, повернувшись наконец к нему. – Оказывается, ты сильный. А в деревне тебя считают чуть ли не дурачком…



— Ерунда. Я – как все, — недовольно буркнул он.



— Да нет, не как все, — задумчиво глядя на него, проговорила она. – Есть в тебе что-то такое… особенное. Хочешь, вечером пойдем на танцы?



Он обомлел от неожиданности. Такая красавица, недотрога, мечта всех деревенских парней – и выбрала его?



— Ну что ты стоишь, как истукан? – поторопила она его. – Я разрешаю тебе ухаживать за мной, или ты не хочешь?



— Я… я… я сделаю все, чтобы тебе было хорошо, — в волнении сказал он.



— И будешь любить меня всегда? – чуть улыбаясь, спросила красавица.



— Обещаю, — выдохнул он.



Она удовлетворенно кивнула и взяла его за руку.



— Ну что ж, посмотрим, насколько ты хорош… — с сомнением сказала она.



Он готов был сделать все, чтобы развеять эти сомнения, чтобы доказать ей, что он лучше всех, сильнее всех, вернее всех.



Страсть обычно лишает разума, а он, не избалованный вниманием, потерял голову совсем. В деревне о них судачили – но он даже не вслушивался в эти разговоры. Он постоянно думал только о своей красавице, и мысль о ней была чиста, ярка и прекрасна. Он знал, что умеет любить, как никто другой – и это твердое знание придавало ему уверенность, что теперь она не захочет уйти никогда, ни к кому, никуда. Он делал ей дивные ожерелья из лесных ягод, добывал для нее дикий мед, ладил браслеты из причудливых корешков, пел ей песни и сочинял стихи.



— Ты и правда какой-то необыкновенный, — говорила ему красавица, и он верил в то, что действительно необыкновенный.



— Почему ты так часто пропадаешь в лесу? – спрашивала его девушка, и он начинал рассказывать ей о том, как здорово брать Силу у деревьев и играть в догонялки с белками, не замечая, что глаза ее прищуриваются, а взгляд становится все более недоверчивым.



— Ты такой фантазер, — говорила ему она, и непонятно было, одобрение это или осуждение.



Ему хотелось рассказать ей все истории, которые ему были известны, научить ее всему, что знает и умеет сам, открыться перед ней полностью – раскрыть ей душу, впустить ее в свой чудесный мир. Только она одна его понимала и принимала, только она одна была достойна прикоснуться к его сокровенному – к самой его сути.



Ослепленный своей любовью, он не замечал, что и она временами поглядывает на него с недоумением и опаской – как когда-то родители. А его душа пела, и песни эти сливались в многоголосье и слагались в прекрасный гимн Великой Любви.



Но ей так и не суждено было сложиться.



Однажды он решил, что пора познакомить ее с маленьким народцем холмов. Он верил, что она тоже полюбит смешной народец, и они смогут вместе слушать их древние легенды, валяясь на мягкой траве и глядя в звездное небо.



Она неожиданно легко согласилась уйти с ним ночью в холмы. Он понял это как знак доверия и очень обрадовался. В эту ночь они должны были стать еще ближе, и это ожидание наполняло его тихим радостным светом.



На закате они расположились на холме и наблюдали, как солнце плавно опускается за горизонт. Когда погас последний луч, а небо сменило сиреневую нежность сумерек на фиолетовую глубину ночи, на поверхности стали появляться подземные обитатели – маленький народец холмов. Они не торопились подходить – на холмах присутствовал новый человек, и к этому нужно было привыкнуть.



— Ну долго мы еще будем так сидеть? – капризно спросила красавица.



— Пожалуйста, говори потише, — попросил он. – Местные жители не любят шума. Смотри, как они испугались.



— Кто испугался? – непонимающе спросила девушка, оглядываясь по сторонам.



— Ну вот же, вот они! – показал он рукой в сторону своих маленьких приятелей.



— Да нет там никого, — с досадой сказала девушка. – Холм, трава, и все.



— Ну как же ты не видишь? – настаивал он. – Смотри, вот же они! Они маленькие, у них необычные одежды и очень мудрые глаза!



— Только трава и лунные блики, — отрезала красавица. – И перестань заниматься ерундой. Ты говорил, что сегодня случится что-то очень важное, что сделает нас ближе. Ну!



— Что «ну»? – не понял он.



— Так чего ж ты медлишь? – нахмурилась она.



— Я хотел, чтобы ты увидела мою тайную жизнь, — смешался он. – Познакомилась с моими маленькими друзьями… Услышала их дивные песни и странные сказки. Они очень интересные, поверь мне! И ты научилась бы понимать их язык…



— Замолчи! – закричала вдруг красавица, и народец холмов отпрянул, попрятался в свои норки.



— Никогда, никогда больше не смей нести чушь! Нет никакого народца! Есть холмы. Трава. Ночь. Мы есть! И все! А твоей ерунды нет, нет, нет! – она кричала все громче, лицо ее исказилось, кулачки сжались, и вдруг в призрачном свете Луны он понял, что сквозь ее красоту проступает какое-то совсем другой, очень неприятный образ. «Это ее Истинное Лицо», — вдруг догадался он.



— Ты просто ненормальный! – кричала она. – Нельзя жить придуманной жизнью, понял, ты, идиот??? Я хочу жить в богатом доме и рожать детей от здорового мужа. А ты… да пошел ты! Иди к своему народцу! Проваливай!



Он в полном оцепенении смотрел на эту беснующуюся ведьму и чувствовал, как с каждым ее словом, с каждым выкриком внутри него что-то закручивается, ворочается и разрастается. Это ощущение захватывало его все больше и больше, и он уже прислушивался не к ней, а к тому, что рождалось внутри. Оно быстро набухало, становилось все больше и распирало его, рвалось наружу.



Вся его жизнь трещала по швам, и сам он трещал по швам, и голова трещала по швам, и все это было по фигу, потому что его Великая Любовь оказалась Великим Обманом, а его красавица – не поняла его. Не разглядела… Не почувствовала.



— Я думала, что ты сильный! Настоящий! А ты – урод, сумасшедший, такой же, как все! – донеслось до него.



Это было уже слишком, через край.



— Неееееет!!!!! – раздался над холмами звериный рык. Он одним рывком вскочил на ноги, заставив ее умолкнуть на полуслове.



— Неееееет!!!!! – кричал он в черное небо, потрясая руками – она отпрянула и попятилась в ужасе.



— Неееееет!!!!! Я не такой, как все! – рычал он, разрывая ворот рубахи, который мешал дышать. И кожа тоже мешала дышать, и она начала трескаться, освобождая грудную клетку.



— Слышишь??? Я не такой, как все!!!! – раздирал он лицо криком, и кожа кусками отваливалась, обнажая его Истинное Лицо.



Она побежала вниз по склону холма, спотыкаясь и все время оглядываясь, но ему было уже все равно.



— Я не такой, как все!!!! – кричал он звездам, как будто они могли его услышать. – Я иной!!!! Слышите, вы????



И тут треснуло что-то в его черепной коробке, взорвалось звездопадом, и сознание отключилось.



Очнулся он от протяжной песни и от того, что кто-то гладил его – по голове, по рукам, по обнаженному торсу, и эти поглаживания были дружескими и теплыми.



Он открыл глаза и увидел над собой спокойную мягкость ночного неба, вокруг себя – зеленые холмы, а рядом с собой – маленький народец. Это они пели песню и гладили его. Они казались радостными и взволнованными. Когда он открыл глаза, среди народца пошло движение, и над самым ухом кто-то сказал скрипучим голосом: «С возвращением!».



Он повернул голову и увидел совсем уж древнего жителя холмов. Был он сморщенный и веселый, а в глазах его таилась вековая мудрость. «Эльф», — почему-то подумалось, откуда-то пришло такое знание.



Он с трудом разлепил пересохшие губы и хрипло спросил:



— Вы что, по-нашему заговорили?



— Да нет, это ты по-нашему заговорил, — усмехнулся старый эльф. – Ты вернулся, мы тебе рады.



— Что значит «вернулся»? – с трудом соображая, спросил он.



— Ты сбросил чужую шкуру. Теперь ты Тот, Кто Есть На Самом Деле.



— А кто я есть на самом деле? – наморщил лоб он.



— Ты – Див, вольный дух лесов и полей, — радостно сообщил эльф.



— Я – Див? – удивился он и бросил взгляд на свои руки. Это заставило его вскочить на ноги – народец еле успел брызнуть в стороны. Это были его – и не его руки. И сам он стал чуть не вдвое выше ростом – хотя и раньше был не маленький. А уж грудная клетка раздвинулась точно вдвое. Он ощупал свое лицо – и оно неузнаваемо изменилось. Он не видел себя, но почему-то знал, что теперь он по-настоящему силен и прекрасен.



— Подними голову, посмотри на Млечный Путь, — посоветовал старый эльф.



Он поднял глаза к звездному небу – и словно какая-то заслонка сдвинулась в голове, и туда потоком хлынули знания – о том, кто он, и откуда взялся, и почему совсем малышом оказался у тех, кого считал родителями, и отчего деревенские его побаивались и называли странным…



— Но почему я выглядел человеком? – задал он вопрос, который мучил его и требовал ответа.



— Чтобы выжить, малыш, чтобы выжить, — вздыхая, сказал ему старый эльф. – Ты наделен многими способностями, в том числе наводить морок на людей. Ты хотел быть как все – и до поры до времени у тебя это получалось.



— И что теперь? – напряженно спросил Див, разглядывая свои руки.



— Теперь тебе предстоит вспомнить все и выполнить свое Предназначение, — объяснил эльф. – Принять на себя ответственность за свою жизнь.



— В чем же Предназначение?



— А это тебе предстоит понять самому, малыш. Но ты не беспокойся: если ты понял, Кто Ты Есть На Самом Деле, весь Мир будет помогать тебе по первой твоей просьбе. Считай, что только теперь ты по-настоящему родился…



— А моя Великая Любовь? – печально спросил Див.



— А твоя Великая Любовь еще впереди, — сообщил эльф. – В этом мире много тебе подобных. И как только ты почувствуешь, что окончательно вернулся к себе – ты найдешь себе пару и продолжишь славный, древний род Дивов.



— Но я так любил ее… — вспомнил Див.



— Благослови ее – за то, что она дала тебе возможность вернуться к себе. Пусть даже через боль. Иногда уходят – тоже из любви.



— Что мне делать сейчас? – спросил Див.



— Для начала искупайся в речке, — вздохнув, посоветовал старый эльф. – Смой с себя остатки чужой шкуры. И чужой жизни заодно.



… Никого из людей не было в эту ночь на холмах. И поэтому никто не видел дивную процессию: величественно спускающегося с холмов к реке вольного духа лесов и полей — Дива, исполненного первобытной свободы, мощи и красоты, и сонмища сопровождающих его эльфов, танцующих в великой радости и поющих древнюю песнь Возвращения к Себе.



 



 



Эльфика



 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

СКРИПКА

Воскресенье, 16 Октября 2016 г. 18:29 (ссылка)

the_woman_and_the_violin_by_liowmolko (541x700, 105Kb)
Гармонию можно создавать по-разному. Он мог бы сотворить меня горной рекой или падающей звездой, на которую загадывают желание. Можно было бы сделать меня березкой или мимолетной радугой. Я могла бы стать набором красок «Невская палитра», чтобы впоследствии мановением кисти художника превратиться в пейзажи и этюды. Но Творец задумал меня скрипкой – он в тот период вообще увлекался звуками, тональностями, вибрациями и теорией струн.

Он работал надо мной долгое время, медленно и вдумчиво. Он гладил ладонью крутые изгибы моего корпуса, осторожно натягивал струны, чутко отстраивал их, добиваясь идеального звучания. Он создал и забраковал два десятка смычков, пока не получился тот, что подошел мне идеально. Наконец, он счел, что работа закончена.

Он тронул струну, и я отозвалась нежным, щемящим звуком. И тогда он вскинул смычок и заиграл. Я прижалась к его щеке и плечу, раскрывшись ему навстречу, и доверилась его рукам. И зазвучала музыка – две мелодии, звучащие в унисон: его любовь ко мне слилась с моей любовью к нему, переплелась в аккордах, создавая идеальную гармонию, до последней ноты, до последнего вздоха…

- Это была Мелодия Любви, — сказал он. – Запомни ее, девочка. Когда тебе будет грустно, плохо, не по себе – играй ее и вспоминай, что я всегда с тобой, и мы единое целое – Творец и Творение. Обращайся ко мне, я во всем тебе помогу.

- Да, — заливаясь счастливыми слезами, проговорила я. – Я буду помнить. Ничего прекраснее я и представить себе не могла.

- Ты лучшее, что я смог сделать, — сказал он. – Ты звучишь… уникально. В тебе нет ни тени фальши. И я знаю, где ты сможешь принести наибольшую пользу. Я отправлю тебя в мир, где накопилось слишком много искажений. Ты придешь в тот мир прекрасной женщиной, и ее тело очертаниями будет повторять тебя. Тонкая талия… крутые бедра… стройная длинная шея. А главное – чуткая, трепетная душа, настроенная на Божественную Гармонию.

- И в чем будет моя задача? – тихо спросила я.

- Просто звучать. Петь так, как ты пела сейчас в моих руках. Слышать неправильности и гармонизировать их, насколько ты сможешь. Когда пространство зазвучит в унисон с тобой – ты поймешь, что гармония восстановлена.

- А потом?
- А потом ты услышишь следующее искажение. И снова будешь искать гармонию. И так раз за разом.
- А что это – искажения?
- Искажения – это примерно вот так, — он нащупал нужные точки на моих струнах и дернул их изо всех сил.

Я вскрикнула – это оказалось ужасно больно. Тот визжащий звук, что издали струны, казалось, едва не расколол мой корпус пополам. Я дрожала и не могла прийти в себя, и ему пришлось положить сверху руку и погладить струны, чтобы исчезло ощущение ужасного диссонанса.

- Вот такие звуки наполняют тот несчастный мир, — сказал он. — И там есть разумная жизнь. Люди, которые страдают от дисгармонии.
- Как же они это выдерживают? – прошептала я.
- По-разному. В целом, приспособились, но последствия печальны. Они очень агрессивны, эмоционально не уравновешены, и жизнь их гораздо короче, чем могла бы быть.
- Бедные…
- Тебе там будет нелегко. Если ты откажешься, я пойму. Найду тебе другое применение.

Но я уже прониклась искренним сочувствием к неведомым существам, живущим в такой дисгармонии. И, раз уж мне все равно предстоит отделиться от Творца, то какая разница?

- Нет-нет. Не нужно ничего искать. Я согласна.
- Спасибо, милая. Я тебя для этого и создавал.
- А если я не справлюсь?
- Ничего не бойся. У тебя будет время научиться. Помни только одно: когда тебе будет больно, ты должна искать нужные ноты и аккорды, чтобы восстановить гармонию. Вот так… — и он снова дернул струны, наполнив мир болью, заставившей меня заплакать. Но на этот раз я сумела быстро найти нужное звучание, и заиграла так, будто это была моя последняя песня – до слез, до исступления, до самозабвения. До полной гармонии.

- Что это было? – спросила я, когда немного пришла в себя.
- Импровизация, — ответил он. – Очень хорошая импровизация! Ты безумно талантлива, девочка. Ты умеешь чувствовать, и ты не боишься боли.
- Боюсь, — призналась я. – Но я уже поняла: как я все исправлю, если не почувствую?
- Умница.

… Мой первый вскрик в теле маленького ребенка раздался, когда по глазам резанул непривычный, слишком яркий свет, а вслед за ним понеслись лающие и скрежещущие звуки, и с моим корпусом тоже обошлись довольно грубо, шлепая его, мотая туда-сюда и бросая на твердые поверхности. Я плакала, потому что это было страшно, непонятно… негармонично. Потом я впала в забытье, а когда очнулась, все уже оказалось не так уж плохо. Меня бережно держали на руках, и звучала мелодия любви, очень похожая на ту, которую подарил мне Творец. Мамина колыбельная. Можно закрыть глаза и отдаться звукам.
Теперь я была младенцем, человеческим существом, и к этому тоже пришлось долго привыкать. Но внутри я оставалась скрипкой, и во мне все время звучала Мелодия Любви, напоминавшая мне, кто меня сюда отправил и зачем.

К сожалению, пребывать в гармонии долго не пришлось: очень скоро я услышала и другие звуки, страшные и некрасивые. Мама и папа все время что-то делили, выясняли отношения, обменивались претензиями. Когда они ссорились, папа был полон страха и вины, — мама – праведного негодования и ненависти. Иногда роли менялись, но это не важно. Мне было так больно, что я не могла не вмешаться – я отважно становилась между ними и начинала звучать. Иногда мне удавалось восстановить гармонию, но были случаи, когда они шумели так громко, что совершенно не слышали тонкие, дрожащие звуки маленькой скрипки. Но я все равно старалась. Опыта и силенок у меня было маловато, поэтому после их «концертов» я часто болела. На какое-то время все забывали о собственной дисгармонии и объединялись вокруг меня и моего здоровья. На какое-то время гармония восстанавливалась, и я была благодарна – это давало мне возможность прийти в себя и снова настроиться.

Однажды у них случилось что-то совсем уж плохое, что почти стоило мне жизни. Я не помню, в чем было дело, но гром и молнии заполнили всю нашу маленькую квартиру, которую сотрясали совершенно дикие, яростные и необузданные звуки… мотив разрушения. Я испугалась, я была в смятении, и моя музыка была отражением моих эмоций. От страха я старалась играть как можно громче, чтобы заглушить эту неистовую Пляску Смерти, но получалось только хуже. Смычок летал, как бешеный, корпус мой содрогался, струны вибрировали в страшном напряжении. Я сосредоточилась на одном: любой ценой восстановить гармонию в семье, любой ценой! Цена оказалась слишком высока: я не выдержала. Сначала лопнула одна струна, за ней – две другие. Осталась последняя, но она продолжала звучать, пока не сломался смычок.

В больнице было много детей и мягких, улыбчивых людей в белых халатах. А еще там был карантин, и родителей ко мне не пускали. Зато ко мне приходил Творец. Днем меня лечили доктора, ночью – он. Он снял порванные струны, натянул другие и смастерил для меня новый смычок.

- Что такое со мной произошло? – спросила я.
- Ты надорвалась, девочка, — ответил он. – Слишком запущенная дисгармония, слишком сильные эмоции, слишком нежная душа и слишком большая самонадеянность.
- Самонадеянность?
- Ты была расстроена. Как ты хотела восстановить гармонию, если сама звучала негармонично? Можно сказать, ты пошла вразнос и этим очень навредила себе. Я тебя починил, но прошу: никогда больше так не делай. Сначала – настройка, затем – музыка. А сейчас давай позвучим вместе.

Я снова настраивалась на звуки Творца, ощущая себя частью Мироздания, хрупким, но важным инструментом в Оркестре Бытия.
- А можно мне не возвращаться к тем людям? К родителям? Боюсь, я не выдержу.
- Выдержишь. Ты получила опыт и стала умнее и сильнее. Тебе еще многому предстоит у них научиться. Они – твои первые Учителя. Скоро тебе придется покинуть их и звучать самостоятельно, и я хочу, чтобы ты была готова.

Через месяц меня выписали, и родители забрали меня домой. Они искренне радовались, что все обошлось, но я понимала, что они никак не связывают мою внезапную болезнь с их искаженными отношениями. Но я действительно стала умнее и сильнее и помнила, что они – мои первые Учителя, а мне еще много чего надо постичь и осознать. Например, верно оценивать свои силы, держать настройки, уметь дистанцироваться и многое другое.

Как и было предсказано, я выросла и покинула родительский дом, пустившись в самостоятельную жизнь. К этому времени я многое поняла и многому научилась. Например, я осознала, что иногда молчание – тоже часть музыки. И что не стоит привязываться к результату. Мое дело – звучать, но не пытаться перекрывать чужую музыку, даже если она мне не нравится. Не все стремятся к гармонии, и не каждый способен слышать мою музыку.

Конечно, я продолжала звучать. Это привлекало ко мне разных людей. Одни звучали со мной в унисон, и у нас получались великолепные дуэты и оркестровки, другие пребывали в диссонансе и инстинктивно тянулись ко мне, чтобы сменить настройки. Я радовалась и тем, и другим, потому что все они помогали мне выполнять мое предназначение. Редко, но бывало, что кто-то морщился, слыша мою музыку, и считал ее непонятной и даже неприятной. Я научилась относиться к этому спокойно, признавая их право на собственный выбор. Иногда на моем пути встречались Настройщики – люди, в которых Творцом был встроен камертон. Тут уже я старалась проводить с ними побольше времени, чтобы отстроить свои струнки души.

А потом меня постигла любовь. Она моментально вознесла на такие высокие вибрации, каких я еще не знала. Во мне ликовала любовь, и я выдавала такие невообразимые пассажи, что струны раскалялись и дымился смычок. Мой любимый не выдержал такого накала страстей и испарился (если честно, я даже не сразу это заметила). Та же участь постигла и второго, и третьего – они меня любили, они мной восхищались, они мной гордились и какое-то время пытались существовать в этом пламенном экстазе, но долго не выдерживали. Это было грустно, но по-другому я любить не умела. В какой-то-там-очередной-раз я обратилась к Творцу:

- Скажи, почему мне не удается найти себе постоянную пару? Что я делаю не так?
- Ты все делаешь так. Так, как чувствуешь. И да, твои мужчины быстро сгорают. Слишком сильно, слишком ярко, слишком страстно. Если ты хочешь, чтобы рядом был другой человек, стоит позаботиться о его комфорте. Снизить пафос, приглушить музыку…
- Но это такие ощущения! Такой полет! Такое вдохновение! Я ни за что не хочу расстаться с этим и ничего не хочу снижать и приглушать!
- Ну вот, ты и выбрала. Отметим: в любви тебе важен не партнер и даже не сама любовь, а высокие вибрации, которое это чувство дает. И музыка, которая звучит в этом полете.
- Да. Если нужно выбирать, то я – за полет смычка, восторг и свободное звучание – я же все-таки скрипка! Раз так, я готова отказаться от создания семьи. Но это же, наверное, неправильно?
- Увы, малышка, Творцы часто бывают одиноки. Вся их жизнь – великое служение, и им многим приходится поступаться, чтобы свободно распоряжаться своими крыльями, временем, жизнью. И чтобы пожертвовать всем этим, если надо — крыльями, временем, жизнью.
- Что ж, я готова на такую плату. Спасибо, что растолковал.

Любовь никуда не делась – я оказалась очень влюбчивая и изливала ее потоки на все сущее, от незнакомых людей до природных явлений. А вот личные привязанности отошли на задний план, потому что выбор был сделан, и сделан вполне осознанно. У меня было несколько близких людей, с которыми мы оказались созвучны и много общались, и это было счастье.

Я еще раз сорвала струны, когда пыталась остановить войну. Слишком сильно на меня подействовали кадры, которые все время показывали по телевизору. Там летели снаряды, рушились дома, гибли дети. Там было не понять, кто прав, кто виноват – все по-своему правы и по-своему виноваты. Я понимала, что Симфония Войны – это слишком масштабное произведение, явно не для юной скрипки, но не вмешаться не могла. Разумеется, это было самонадеянно и недальновидно: война меня буквально раздавила. Пройдя по ее дорогам (пусть и мысленно, посредством музыки), я получила разрыв струн, многочисленные трещины корпуса, а нижнюю и верхнюю деки насквозь прошила автоматная очередь. Три пули, три удара, три дыры в душе. Но я выжила.
Я снова лежала в широких ладонях Творца, а он осторожно разбирал меня на части, сокрушенно качая головой.

- Я тебя подвела, да?
- Не думай об этом. Ты не можешь меня подвести никогда и ни в чем. А вот себе ты сильно навредила…
- Но у меня ничего не получилось с этой войной. Она все равно продолжается, а я почти разрушена.
- Малышка, не все можно вынести в одиночку. Ты слишком хрупка, чтобы взвалить на себя ответственность за всю Вселенную. Твой душевный порыв заслуживает уважения, но ты ошиблась в методах. Симфонии Войны можно противопоставить только Симфонию Мира. Ищи единомышленников, подбирайте партитуру, сыгрывайтесь, репетируйте. Творите! Звучите! Наполняйте мир звуками гармонии!

Он гладил мое истерзанное, поцарапанное тело, пробегал чуткими пальцами по грифу.
- Творец, я могу тебе признаться: там было так страшно и так больно, что я расхотела жить. Совсем расхотела: я мечтала кануть в небытие, чтобы этот жуткий, жестокий, неправильный мир больше не имел ко мне отношения. Я хотела вернуться к тебе.
- Моя золотая девочка, что же они с тобой сделали…

Он сотворил новые детали взамен испорченных и утраченных, собрал корпус и приладил палисандровый гриф, заново покрыл меня светлым лаком и натянул струны. А когда я была полностью восстановлена, он, как бывало раньше, взял смычок и заиграл.

Все было странно: это была я и не я. Ощущение было, что я выросла, стала больше, шире и звучнее. Мой голос лился мощно и свободно, и мелодия возникала еще прежде, чем смычок касался струн. Мы играли все ту же Мелодию Любви, но теперь она была полна полифонии и скрытых смыслов, в которые умещались война и мир, приливы и отливы, ссоры и примирения, грозовые разряды и полный штиль… А я находилась в центре, как раз посередине, и улавливала простую и прекрасную тему – мелодию, которая была Музыкой Творца. Она теперь была частью меня, и мой корпус резонировал с ней.

- Мне больше не нужна боль, — с удивлением сказала я. – Я и без боли знаю, как звучать.
- Ты выросла. Боль нужна только на первых этапах, когда существо учится. Боль побуждает его двигаться вперед, чтобы искать гармонию. Ты постигла основы, ты научилась принимать боль и подниматься над ней. Ты стала совершенным инструментом в общем Оркестре. Моя нежная, трепетная девочка… Моя лучшая скрипка. Тебе надо жить. Тебе еще долго звучать.

И я звучу. Я люблю этот безумный мир, который не знает покоя и пока еще далек от всеобщей гармонии. Я не знаю, любит ли меня этот мир; слышит ли. Но я вновь и вновь играю свою победную песнь: имеющий уши да услышит. И я буду играть, пока жива, ища во всем гармонию, воспроизводя Мелодию Творца – до последней ноты, до последнего вздоха…

Автор: Эльфика

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Bliss_S

Волшебное утро

Суббота, 15 Октября 2016 г. 19:45 (ссылка)


73aaeb56a1ed3dee0d87948a428ada21 (604x418, 39Kb)



Волшебное утро – вот о чем я мечтаю… Когда я вдруг проснусь и пойму, что я – это вовсе не я, а самая настоящая фея!


 


Если бы я была феей, я бы просыпалась не по будильнику, а с первыми лучами солнышка.  Я бы вскакивала свежая и бодрая, потому что хорошо спала и видела волшебные сны, а не ту жуть, которая снится после просмотра сериалов по ТНТ и новостей по НТВ…


 


Да, и после пробуждения я бы хваталась первым делом не за кофе и сигарету, а балетной походкой подбегала бы к окну с приветом: «Здравствуй, мир! Здравствуйте, люди! Я – Фея, и я вас люблю!».

Метки:   Комментарии (5)КомментироватьВ цитатник или сообщество
dimjinale

Монастырский чай Здоровый сон

Среда, 14 Сентября 2016 г. 15:08 (ссылка)

bigimg (197x700, 84Kb)
После этого переходите к нарушениям сна, описанным в главе 3; вначале прочитайте о проблеме, а потом обратитесь к «Плану действий для измученных родителей».
После этого переходите к нарушениям сна, описанным в главе 3; вначале прочитайте о проблеме, а потом обратитесь к «Плану действий для измученных родителей».

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Sanananda

Тяжелая жизнь Маши Холодцовой — сказка от Эльфики

Пятница, 09 Сентября 2016 г. 11:34 (ссылка)




Утро было добрым. Оно вовремя включило солнце, отрегулировало температуру и разбудило птичек, которые тут же стали приветствовать его оживленным чириканьем. Затем Утро сбрызнуло цветы свежей росой и направило в окно Маши Холодцовой пучок солнечных лучиков – вместо букета. Оно бы и букет с удовольствием преподнесло, но подходящего гонца под рукой не оказалось. Доброе Утро легонько прикоснулось к будильнику: давай, мол, пора!



Маша Холодцова, не открывая глаз, несколько раз хлопнула рукой по ненавистному будильнику и уронила его на пол. Будильник поперхнулся и замолк на полутрели, а Маша чертыхнулась: не дай бог, придется в мастерскую нести, деньги платить, а потом забирать еще…



Доброе Утро приготовило Маше одну из своих самых лучезарных улыбок, но та, не открывая штор, мрачно пошлепала в ванную. Доброе Утро вздохнуло и устроилось на кухне, чтобы продолжить общение во время завтрака, но пообщаться снова не удалось: Маша с ненавистью давилась полезной, но до смерти надоевшей овсянкой и невкусным обезжиренный кефиром, и на Доброе Утро внимания не обращала. Ну то есть от слова «абсолютно».



По дороге на работу Доброе Утро попыталось развеселить Машу смешным анекдотом устами дядечки в маршрутке, разбудить в ней женщину через знакомство с приятным молодым человеком и дать подсказку от случайной бабушки, но Маша привычно отбрила всех:

Читать далее

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

Без заголовка

Суббота, 13 Августа 2016 г. 19:58 (ссылка)

- Умылись, значит, утром – полюбовались на свое отражение! Похвалили себя, по головке погладили, приятных слов наговорили…

- Что, вот так вот – сама себе?

- Ну да! А чего ждать, пока другие соберутся? Знаешь, как приятно, когда еще раннее утро, а ты уже вся в комплиментах?

Эльфика, "Утро Феи"
rSPhiXJVuRY (550x435, 51Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мезенцева_Светлана

УТРО ФЕИ

Суббота, 13 Августа 2016 г. 19:49 (ссылка)

Img2487 (468x700, 259Kb)
Три раза в неделю я встаю в четыре утра, чтобы к началу рабочего дня порадовать семейство свежей выпечкой. Семейство же мое состоит из пяти полноценных мужчин в возрасте от 10 до 75 лет – три сына, муж и свекр, проживающий с нами, поэтому свежая выпечка уничтожается быстро и качественно.

Итак, я встаю в четыре утра, тесто уже подошло, и я начинаю формовать булочки. Или пирожки. Или рогалики какие-нибудь, неважно что. Я завожу тесто с вечера, никаких «быстрых дрожжей», мука и масло высшего качества, все натуральное. Так меня учила мама. «Никаких суррогатов» и «у хорошей хозяйки всегда должна быть на столе СВЕЖАЯ выпечка». Све-жа-я. А вчерашняя выпечка свежей не бывает, поэтому я встаю в четыре утра.

Я делаю два противня свежей выпечки, чтобы хватило на два дня. По противню на день. Я чувствую себя преступницей, потому что завтра они будут есть вчерашнюю выпечку. Я плохая хозяйка, мама. Ты бы меня осудила, если бы была жива. Хотя я изо всех сил старалась тебя не огорчать. Я делаю все под твоим незримым оком и все еще жду похвалы. Ну хоть когда-нибудь, хоть сейчас, когда мне уже почти сорок, а старший сын успешно поступил в техникум. Но ты не похвалишь. Ты и при жизни меня не баловала, а уж сейчас — тем более. Прости меня, мама, я не оправдала твоих надежд…

Знаешь, как я стараюсь, мама? Я стремлюсь быть отличной хозяйкой, верной женой, заботливой матерью, почтительной снохой, ценным специалистом, и у меня все получается. Сейчас я допеку булочки, соберусь, надену свой с вечера отглаженный костюм и пойду на работу. Но перед этим я разбужу мужчин, накормлю их завтраком, провожу на работу, отправлю в школу, проверю, чтобы они ничего не забыли. А потом пойду на работу, да… И буду работать с 9 до 18, как я делаю пять дней в неделю. Если проводится какое-то субботнее мероприятие – тогда шесть дней. Без отгулов и доплаты. Наша директриса говорит, что у методистов рабочая неделя не нормирована, а доплачивать не предусмотрено. Ну я и молчу. Я никогда не могу для себя ничего потребовать. Я очень хороший исполнитель, мама. Хотя – что это я? Скромнее надо быть, девушка… Да и хороший ли вообще – это еще вопрос…

Вот ты знаешь, на днях мне сын сказал, искренне так, без обид: «Ох, мам, закончу техникум, пойду работать, сниму себе квартиру и буду с вами только по телефону общаться». Это он после того, как я ему запретила ехать с друзьями на дачу, на вечеринку какую-то. Но разве хорошая мать допустит несовершеннолетнего сына туда, где сплошные соблазны? Явно там будут девочки, и вино, не дай бог, и наркотики, а ему всего семнадцать! Я ему и сказала: «Вот когда будешь самостоятельный, тогда и вечеринки тебе, а пока – нет, нет и нет». Ну скажи, мама, разве я неправильно поступила? А он мне такое вот в ответ…

А вообще-то иногда я чувствую себя форменной Золушкой, которая должна все успевать, делать «на пять с плюсом» и при этом не сметь жаловаться. А так хочется все бросить – и на бал! Эх, и где же моя Крестная Фея?

- А вот тут! – послышалось с полки над вытяжкой. Я подняла голову – а там фея сидит, маленькая такая, в платьице-колокольчике, с тонкими ножками и прозрачными крылышками.

- Вот к чему приводит хронический недосып, — с упреком сказала ей я. – Феи уже мерещатся…

- Ничего я и не мерещусь, — обиделась она. – Я – твоя Кухонная Фея, я тут всегда сижу.

- Что-то я тебя раньше тут не видела, — возразила я. – Хотя на кухне полжизни провожу.

- Потому и не видела, что я не проявлялась. А не проявлялась потому что ты не звала. А про полжизни на кухне… Кто тебя заставляет-то?

- Как – «кто»? – удивилась я. – Жизнь и заставляет! Попробуй-ка такую ораву накормить! У мужа – гастрит, ему диетпитание нужно. Детей тоже повкуснее накормить хочется. У папы зубы плохие, ему – протертое и разваренное. Да еще эта выпечка трижды в неделю, будь она неладна!

- С такими «добрыми» пожеланиями в твоих булочках не только гастрит поселится, тут и до язвы недалеко, — заметила Кухонная Фея. – Ты зачем их печешь, если не хочется?

- Так мало ли чего мне не хочется? – снова удивилась я. – Есть такое слово – «надо»!

- Кому надо? – поинтересовалась Фея.

- Всем! – твердо сказала я. – В первую очередь – мне, потому что я – женщина, и на мне весь дом держится.

- Ой, ой, ой! – засмеялась Фея. – Весь дом на ней держится, во самомнение! Смотри, чтобы не раздавило!

- Не раздавит, — сердито сказала я. – Что ты тут насмехаешься, лучше бы за меня булочек напекла!

- А вот не буду, — нахально отказалась Фея и демонстративно сложила ручки на груди. – Не фейское это дело – булочки печь.

- А какое – фейское? – спросила я, поспешно возвращаясь к булочкам.

- Творить волшебство и радость, — сообщила она.

- Так сотвори же! Для меня, например.

- Да легко! А чего ты хочешь?

- На бал, — не задумываясь, брякнула я.

- Ой ли?

- Ну, не совсем на бал, — подумав, поправилась я. – Бал – не главное. Я хочу превратиться из Золушки в Принцессу.

- Домработницу найми, — хладнокровно посоветовала Фея.

- А еще волшебница! – ахнула я. – Да как ты можешь мне такое советовать? При живой хозяйке – и домработницу?

- Почему нет? – пожала хрупкими плечиками она. – А как ты намерена совмещать должности Принцессы и Золушки? В бальном платье и хрустальных туфельках будешь с половой тряпкой по углам ползать? Или во дворец пойдешь в своей рабочей одежде и с веником на всякий случай?

Я задумалась. Действительно, как-то не совмещалось…

- Но в сказке же Принц женился на Золушке? – неуверенно припомнила я.

- Ну так он ее не в горничные взял, а в жены! – подсказала Фея. – Стало быть, придется ей переодеться, выучить придворный этикет и вести совсем другую жизнь. Иначе так и останется на всю жизнь прислугой.

Я засунула булочки в духовку и уселась напротив феи. Мама, мамочка, что бы ты сказала, узнав, что твоя взрослая здравомыслящая дочь по ночам ведет неспешные беседы со сказочными персонажами? Точно, не одобрила бы!

- А кстати, долго ты еще намерена маме доказывать, что ты «хорошая дочь»? – немедленно спросила Фея. – У тебя же в голове из пяти мыслей четыре ожидают маминой оценки?

- Откуда ты знаешь? – смутилась я. – Мысли, что ли, читать умеешь?

- Ну разумеется! Я же Фея.

- Нескромно в чужие мысли лазить, — забеспокоилась я. – Мало ли у меня там что?

- Не беспокойся, все у тебя там стерильно и… скучно. Ты уж прости. Золушка хоть пела во время работы…

- Не могу я петь, когда дома все спят! – сердито ответила я. – И вообще, могу я хоть в утренние часы побыть в тишине?

- Можешь, — покладисто разрешила Фея. – Ты все можешь… Например, лечь в час, встать в четыре, и сразу за работу, которую вчера не доделала. Утро феи, одним словом!

- Да не знаю я, каким оно бывает, утро феи! – вздохнула я. – Вот каким бывает утро Золушки – это я тебе в подробностях расскажу. А про фей у меня информации нет. Может, поведаешь?

- Охотно, — кивнула она. – Итак, утро феи… Когда я просыпаюсь, я не сразу открываю глаза, а вспоминаю, что мне снилось. Если сон хороший – то еще раз удовольствие получаю. А если плохой – я его в хороший переделываю.

- А разве феям тоже снятся плохие сны? – заинтересовалась я.

- Конечно! А что, феи не люди, что ли? Только, в отличие от людей, мы не позволяем снам портить наше настроение!

- А если вообще ничего не снилось – только упала, и уже будильник звонит?

- Тогда я придумываю себе хороший сон! – мечтательно проговорила она. – Это как зарядка на день, понимаешь? Какой сон – такой и день! Так что утро – это время, когда можно придумать себе хороший день, во всех его подробностях!

- Ну ладно, а дальше?

- Теперь мне нужно призвать Вдохновение! Это просто: несколько глубоких вдохов-выдохов, и оно уже тут как тут! На выдохе отпускаю все ненужное и отработанное, на вдохе принимаю все нужное и свежее.

- Ух ты! Вот это надо бы попробовать. Вдохновение мне бы не помешало…

- Но это еще не все. Дальше я встряхиваю ручки, ножки, крылышки – это чтобы прогнать остатки сна и прийти в тонус. Две минуты интенсивных встряхиваний – и я готова к счастливому дню! Потом у меня водные процедуры. Я умываюсь исключительно росой! И тебе советую!

- Где ж я тебе в городской квартире росу-то найду? – горестно вздохнула я.

- В холодильнике! Замороженная вода по своим свойствам почти не уступает росе!

- Ага, понятно, — кивнула я. – Ну, воду-то заморозить недолго.

- И еще ее надо зарядить! Феи на нее всякие полезные наговоры делают. Например: «Вода-водица, милая сестрица, наливаю с любовью, заряжаю здоровьем».

- Здорово! – восхитилась я. – Сама придумала?

- А кто же мне еще придумает? Дарю, пользуйся! Хотя ты тоже можешь придумать заговоры, какие нравятся.

- Ну-ну, а потом?

- Умылись, значит, росой – полюбовались на свое отражение! Похвалили себя, по головке погладили, приятных слов наговорили…

- Что, вот так вот – сама себе?

- Ну да! А чего ждать, пока другие соберутся? Знаешь, как приятно, когда еще раннее утро, а ты уже вся в комплиментах?

- Даже не представляю, — призналась я. – Сама себе я ничего такого не говорю, а близкие что-то не торопятся. Они меня вообще по утрам как-то не замечают…

- Это потому что ты Золушка, — тут же объяснила она. – Была бы феей или там принцессой – сразу бы заметили.

- Ага, хорошо тебе говорить, — вздохнула я. – А мне с утра надо завтрак всем приготовить, накормить, собрать, проводить…

- Ах, бедная Золушка! И переодеться ей некогда! – всплеснула ручками она. – Да ты все свое время забила работой на других! А у тебя парни, между прочим, не маленькие! Могли бы уже по очереди завтрак готовить. Их пятеро – значит, каждый раз в неделю дежурит по кухне, а ты – только по выходным!

- Сказочная жизнь, — невольно усмехнулась я. – Фантастика!

- Ну так на то я и фея, чтобы все по-сказочному. Кстати, кончай ты с этой выпечкой! Мужа пожалей!

- В смысле? – опешила я.

- В смысле что гастрит у него как раз от твоих горячих булочек! Нельзя их в таком количестве и так часто поглощать! Это тебе не только любая фея скажет, но и любой диетолог!

- Но они же привыкли три раза в неделю…

- … и для них твои булочки превратились из праздника в рутину! – не дала мне закончить она. – А булочки должны быть праздником! Раз в месяц – это то, что надо!

Я представила себе такое «фейское» утро – без булочек, без готовки, без спешки, и тут же перед глазами возник суровый образ мамы, которая неодобрительно качала головой.

- Нет, то, что ты предлагаешь, это невозможно, — испугалась я. – Меня просто не поймут!

- Ну, тогда считай, что твоя карета уже превратилась в тыкву. На веки вечные! – пригрозила Фея. – Марш на кухню, и никакого тебе бала!

- Нет, нет! – торопливо замотала головой я. – Я хочу на бал, но…

- Золушку не пускала на бал мачеха, — проговорила Фея. – А кто не пускает на Бал Жизни тебя?

- Не знаю… Наверное, это я сама себя не пускаю. Я все время думаю: «Мама не одобрила бы!» — и принимаюсь за работу.

- Да ты сама себе мачеха! – ахнула Фея. – Что, у тебя была такая строгая мама?

- Да не то чтобы строгая… Просто вечно загруженная и озабоченная. Она нас с братом одна поднимала, когда папа нас бросил. Все время работала, ей не до нежностей было. Я тогда очень ее жалела и старалась не огорчать. Училась на «отлично» и по дому все делала, чтобы ее хоть немного разгрузить.

- У тебя доброе сердце, милая моя Золушка, — серьезно сказала Фея. – Но подумай сама: разве твоя мамочка желала тебе такой же тяжелой жизни? Она и трудилась, не покладая рук, чтобы ее дети были счастливы!

- Я об этом не думала, — созналась я. – Хотя мне кажется, что ты права!

- Ну так порадуй мамочку – стань счастливой, причем за двоих! За себя и за нее! По-моему, любой маме будет радостнее видеть дочь-принцессу, чем дочь-кухарку!

- А ты? Ты ведь тоже – Кухонная Фея?

- Потому что ты на кухне просто-таки живешь! А я, твоя Фея, должна быть рядом с тобой. Станешь Принцессой – буду Придворной Феей! Ну что, будем творить волшебство, или как? Кстати, булочки пора вынимать, я с трудом спасаю их от пригорания!

- Ой! – спохватилась я. – Я про них совсем забыла! Заболталась…

… Знаете, как я теперь провожу утро? Я просыпаюсь, но вставать не тороплюсь. Нежусь, вспоминаю свои сны и, если надо, переделываю их по своему вкусу. Я слышу, как на кухне льется вода, лязгают ложки, хлопает холодильник – это Дежурный Кормилец готовит завтрак. «Дежурный Кормилец» — это мой младшенький такую должность придумал, нам всем очень нравится! С кухни уже тянет вкусными запахами. А я еще лежу – ведь сейчас самое время придумать себе новый день! Потом я встаю и целых пять минут интенсивно встряхиваю все части тела. Попутно я заряжаюсь Вдохновением – на выдохе отпускаю, на вдохе – принимаю. Через пять минут я уже бодра, весела и вдохновенна. Я лечу на кухню, чтобы достать из холодильника несколько кубиков замороженной воды для умывания.

- Мам, какая ты красивая, прям сияешь вся! – говорит мне мой Дежурный Кормилец.

- А то! – отвечаю я. – Сон хороший приснился!

Ну, не столько приснился, сколько придумался, но я же сама себе фея, я теперь сама творю свою реальность. И когда просыпаюсь, и когда умываюсь, и когда дежурю по кухне – все делаю по-волшебному! У меня ведь есть собственная Придворная Фея, и она охотно делится со мной всякими волшебными премудростями.

Кстати, сына я тогда на вечеринку отпустила. Решила, что он уже взрослый и вполне разумный парень, а быть для него Злой Мачехой я больше не хочу! Пусть едет на свой Бал, и будь что будет. И знаете, ничего страшного не произошло! Съездил, вернулся, остался доволен, все живы и здоровы. Это потому что я предварительно потрудилась на славу – придумала ему Охранную Грамоту. Он об этом, конечно, ничего не знал, но метод-то сработал!

А я тем временем навожу красоту. Водичку для умывания я делаю не только заряженной, но еще и со всякими травками – шалфей, ромашка, чабрец… После умывания такой водицей у меня щечки – персик, ручки – бархат! Смотрю в зеркало – так и хочется себе что-нибудь приятное сказать. Я, конечно, в этом себе не отказываю, но в комплиментах у меня недостатка нет: мои мужчины не дают мне забыть о том, что я красива, желанна и любима.

Домашние дела мы распределили, и у меня оказалась куча свободного времени, которое я трачу на себя и на общение с моими любимыми. Прошу заметить – не на заботу, не на обслуживание, а именно на общение! Оказывается, я столько интересного пропустила, застряв у себя на кухне!!! Я и мужчин-то моих знала как-то однобоко, с точки зрения «кто что предпочитает». Вот оно, мышление горничной-кухарки! А с ними, между прочим, очень интересно поговорить на разные темы, и как я раньше не догадывалась?

А рабочий день у меня теперь очень даже нормированный. Я изучила трудовой кодекс, коллективный договор и теперь в общении с директрисой чувствую себя более чем уверенно, и мне кажется, что сама работа ко мне стала относиться гораздо уважительнее.

Думаете, все получилось легко и просто? Как бы не так! Пришлось преодолеть сопротивление близких, а особенно – свое. Ведь я за столько лет приучила их воспринимать меня Золушкой, а тут – Принцесса, даже не Принцесса – Фея! Конечно, им нужно было привыкнуть, но я дала им это время. Зато теперь они меня замечают, и, по-моему, их это очень вдохновляет! А уж когда раз в месяц я устраиваю Праздник Свежих Булочек, тут я вообще становлюсь королевой, а они – моими благодарными подданными. И мне устраивать такие праздники тоже в радость, потому что не по обязанности, а от души!

Да, я поехала на бал – на Бал Жизни! И я никогда не позволю своей карете снова превратиться в тыкву. Для этого у меня есть утренние минутки, которые я трачу на доброе волшебство. Я придумываю себе новый день, и каждый из них еще счастливее предыдущего. «Мама, — говорю я, — посмотри, какая я счастливая! Ты ведь этого хотела?». И сама себе отвечаю: «Конечно! Просто она не могла выразить это словами!».

Теперь вы знаете, как проходит Утро Феи, и, если хотите, можете попробовать его повторить.

Автор: Эльфика

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lira_lara

Вот вы знаете, что у каждого человека внутри есть небольшой паровой котел, в котором варятся разные эмоции?

Вторник, 26 Июля 2016 г. 20:07 (ссылка)



 





 










Сказки от Эльфики . 



ВЗРЫВ НА МАКАРОННОЙ ФАБРИКЕ 





56485456_45978660_21156251_9946435_758024_369944_lines14web (500x21, 6Kb)



 







Kristian Schuller



 



 


А вы знаете, что у каждого человека внутри есть небольшой паровой котел, в котором варятся разные эмоции? Когда их набирается слишком много, они начинают бурлить и кипеть, и тут-то нужно не прозевать и вовремя выпустить пар. Если же все-таки прозевали и не выпустили, есть опасность, что или корпус треснет, или крышку сорвет, в общем, рванет – мало не покажется. В этих целях у котла предусмотрены клапаны: когда давление становится слишком высоким, какой-нибудь клапан открывается, и через них со свистом выходят излишки пара.


 


Так вот: жила-была одна девочка. Как ее звали, я не помню, а прозвище у нее было смешное – Макарошка, потому что у нее были длинные тонкие ноги, как две макаронины, на голове прическа «взрыв на макаронной фабрике», и жила она, кстати, на макаронной фабрике. Почему именно там? Ах, вы же сами знаете, девочки порой выбирают себе такие странные места обитания!


 


Как и у любой девочки, у Макарошки имелся свой Паровой Котел, и в нем варились всякие эмоции. Но девочке они проблем и хлопот не доставляли: если честно, она их вовсе не замечала. Макарошка вечно везде носилась, ничем не морочилась, плакала от души, смеялась во весь голос, шалила и скакала, сколько душа пожелает, и давление в ее Паровом Котле всегда было нормальным.


 


Но вот однажды в ее жизни появился Наладчик.


 


Наладчика побаивались все агрегаты и механизмы, потому что он их постоянно регулировал. Только от желания Наладчика зависело, как, когда, в каком темпе и с какой производительностью будут работать те или иные агрегаты. А если ему что-то не нравилось, мог и вообще отключить или списать в утиль. Вот таким важным человеком был этот Наладчик!


 


В принципе, Макарошка Наладчику понравилась. Она была смешная, длинноногая и, главное, очень живая. Так-то Наладчик привык общаться с бездушными машинами, а тут – человеческое существо, к тому же вполне себе симпатичное. Впрочем, присмотревшись, Наладчик решил, что кое-что в Макарошке можно было бы и улучшить.


 


– Скажи, кто научил тебя носиться по жизни с такой страшной скоростью? – первым делом спросил он. — Разве ты не знаешь, что надо соизмерять свою скорость с возможностями окружающих?


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<эльфика - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda