Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 442 сообщений
Cообщения с меткой

спецоперации - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_aillarionov

Как Кремль делал «Новороссию»

Понедельник, 23 Августа 2016 г. 00:46 (ссылка)


https://www.youtube.com/watch?v=LSi2pT1d8Ho&index=1&list=PL5GCD7uy_x0fIi9flO-Stf4lczDSKDaaK

27 февраля 2014 г.:
Глазьев: Мне кажется, что вопросы по референдуму сформулированы неудачно. Это не только мое мнение.
Аксенов: Просто тут же коллеги работают, тут высадилось же групп пять. То есть как бы ваших соотечественников, там с разных организаций, которые привезли в том числе и готовые материалы, согласованные как бы с Госдумой с точки зрения возможности принятия Госдумой соответствующих нормативов...

28 февраля 2014 г.:
Затулин: Хочу сказать по другим регионам. Мы профинансировали Харьков, профинансировали Одессу. Сейчас я уже казакам выплатил деньги, которые им 10 человек обещали...
Глазьев: Ты говоришь выплатили. А кто выплатил?
Затулин: Выплатил я.

1 марта 2014 г.:
Глазьев: А Запорожье что молчит? Куда они подевались? Мы точно знаем, что у него полторы тысячи людей. Где они? Где казаки? Я имею поручение всех поднимать, поднимать народ. Народ должен собраться на площади, потребовать обратиться к России за помощью против бандеровцев.
Специально обученные люди должны бандеровцев вышибить из здания облсовета, а затем должны собрать облсовет, создать орган исполнительной власти. Исполком областной. Ему передать исполнительную власть, подчинить милицию этой новой исполнительной власти.
У меня прямое поручение руководства поднимать людей на Украине.
Значит, надо выводить на улицы, вот как в Харькове, по образцу, и как можно быстрее... Потому что ты видишь президент уже указ подписал, уже пошла операция, тут уже военные выдвигаются. Чего же они там сидят?

Глазьев: Надо забирать этот облсовет, собирать его в кучу, заставлять его принимать решения... В Харькове уже взяли облсовет, в Донецке взяли облсовет. Нужно брать облсовет и собирать депутатов! И не расходиться!
Надо принимать и идти на решительные действия. Так, как сделали в Харькове и Донецке. Там уже облсоветы забрали наши ребята.
Кирил: Все понял...

Глазьев: нам очень важно, чтобы были обращения людей к Путину. Массовые обращения непосредственно к нему, с просьбой защитить, к России...
Плюс решение облсовета, что он не признает легитимной киевскую власть, что эта власть преступная и т.д.
Надо тоже объяснить депутатам, что они обязаны в этой ситуации прийти и проголосовать. Кто не пришел и не проголосовал – тот предатель, бандеровец, фашист и так далее со всеми последствиями.
Надо соответственно брать все эти здания под контроль.
Денис: Значит, приглашаем депутатов и заставляем их голосовать?
Глазьев: Да, да, да... Вы их просто привозите... Кто там колеблется, просто брать за шкирку и привозить.
Денис: Хорошо, я понял.

http://aillarionov.livejournal.com/942889.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

75-я годовщина подрыва ДнепроГЭС

Суббота, 20 Августа 2016 г. 05:00 (ссылка)


Взорванная НКВД ДнепроГЭС, 1941 год


https://www.youtube.com/watch?v=fiKXUJ0gBqc

Подрыв Днепрогэса 18 августа 1941 года

https://www.youtube.com/watch?v=9cjItPTmgf4

Станция была заминирована заранее (до начала августа) 157 полком НКВД. Использовалось более 20 тонн взрывчатки – аммонала, руководил операцией инженер-полковник Эпов Борис Александрович.

18 августа 1941 две дивизии Вермахта (9-я и 14-я) подошли к Запорожью, красная армия (18-я, 9-я армия с прикрепленными отдельными частями) была полностью деморализована и после первых стычек начала отступление, командование дало приказ на подрыв ДнепроГЭСа.

Около 20:15 прозвучал взрыв на станции и был образован пролом свыше 165 м, который спровоцировал волну высотой около 30 метров, которая смыла прибрежную городскую полосу, волна докатилась до о. Хортицы и дошла до соседних городов – Никополя и Марганца. Волны унесли свыше тысячи жизней мирного населения, уничтожили Запорожскую флотилию, бесчисленное количество людей оставили без крыш над головой, части германского Вермахта лишь наблюдали в бинокли за разыгравшейся драмой гибели сотен тысяч людей. Армейское командование, про подрыв не было предупреждено. В результате взрыва плотины погибли те советские солдаты, которые в этот момент переправлялись по плотине, плюс было затоплено еще занятое в тот момент советскими войсками Запорожье, были затоплены значительные части советских войск, которые находились ниже по течению, отрезаные водой войска вынуждены были сдаться в плен.



Оценка количества жертв различными исследователями колеблется от 20 000 человек (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо).

В плавневой зоне острова Хортицы и Днепровских плавнях на десятки километров к Никополю и дальше стояли на позициях военные части. Взрыв плотины резко поднял уровень воды в нижнем течении Днепра, где в это время началась переправа отходивших под Николаевом войск 2-го кавалерийского корпуса, 18-й и 9-й армий. Эти войска были "отрезаны" при переправе, частью пополнили число группировки войск, попавших в окружение и плен, а частью сумели переправиться в неимоверно тяжелых условиях, бросив артиллерию и военное снаряжение.
Рассказывали, что погибло в плавнях тогда приблизительно 20000 красноармейцев - сколько именно никто и не думал считать[5]. Кроме войск, погибло в плавнях десятки тысяч голов скота и много людей, которые на тот момент были там на работе.

Вот как описывают это событие очевидцы:
"И вдруг дрогнула земля. Мишка посмотрел на запад и ахнул: там, где-то у Днепра беззвучно вырастал, поднимался огромный, агромаднейший чёрный гриб... Плотина! Взорвали плотину!
— Мама, открой шире рот!!
— Что?
— Открой! Шире! Рот!
И рвануло! Ох, как рвануло! Гордость наша, любовь наша, красавец наш Днепрогэс, Днiпрельстан ти наш рiдний, какой же болью в наших сердцах отозвалась твоя боль, твоя смертельная рана, что ой как не скоро зарубцуется! А сколько же ещё впереди таких ран?"[6]

"…18-го августа….когда я добиралась до пристани, то видела, что вся Дубовая Роща и прибрежные дома были залиты днепровской водой, потому что в ночь под 17-е наши взорвали плотину (перемычку) ДнепроГЭСа, и вода хлынула сильным валом и снесла все на своем пути. А в плавнях ниже города оставалось много скота и людей. В городе стояла зловещая тишина и опустение, с часу на час ждали немцев – народ по случаю устроил грабеж мельниц и магазинов. Власть опомнилась и через пару дней в городе был восстановлен порядок" [7].
Марк Трояновский [8]: "Неожиданно 17-го утром в районе Днепрогэса появились немцы. Почти все работники политуправления были брошены на помощь в части, охраняющие подступы к плотине. Разрывы мин и снарядов. У въезда на плотину установлен броневик и полковые пушки. Через плотину отправляют пополнение, причем без винтовок...

Вскоре мы были свидетелями, как это пополнение побежало обратно. Выстрелами его начали гнать в бой снова. А еще через час всем без винтовок разрешено было уйти. Такая неразбериха расслабляла и стойкие части. Мы немного поснимали все эти безобразия у плотины. Сняли вспыхнувший на том берегу громадный пожар у военного завода.

Все под обстрелом, никто точно не знает где что. Пока мы решали, куда ехать, улицы города начали подвергаться интенсивному обстрелу. Мины и артиллерия. Неприятель рядом, на том берегу. Было жутко смотреть, как метались женщины, не зная как быть. Они живут на том берегу, работая на этом. Утром, как ни в чем не бывало, пошли на работу. Все было нормально, ходили трамваи. А теперь на той стороне градом сыплются снаряды. Пылают большие жилые дома. Люди в отчаянии.

Наступила тревожная ночь с 17 на 18 августа. На том берегу пылали пожары. Политотдел готовил машины для эвакуации. Штаб переезжает ночью. Ждали ночью прихода наших танков. А вдруг что-нибудь будет интересное!!!

Ночь провели у машин на улице. Раздалось несколько больших взрывов. Не знали, что это. Думали разрывы тяжелых снарядов. Ночью часов в 12 узнаем жуткую новость – плотина Днепрогэса и ж.д. мост взорваны. Взорваны без особой нужды, преждевременно, когда на том берегу остались наши части. Говорят, что сейчас ищут виновников. А сделали это как будто работники НКВД, спаниковали" [9].

В течение дня [30] я несколько раз по телефону проверял положение дела на Днепрогэсе. Вечером, примерно часов в пять, я позвонил секретарю обкома. Он мне сообщил, что на правом берегу у плотины появились немецкие танки и плотину взорвали… Поздно ночью я был в ЦК и доложил И. В. Сталину, что плотина Днепрогэса взорвана. Он ответил, что вовремя сделали и тем самым остановили продвижение немцев на этом участке фронта" [31].

Заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-полковник А.В.Хрулёв [32] позже также подтвердил, что санкцию на взрыв ДнепроГЭСа давали в Москве: "В период с 2 по 4 августа 1941 года непосредственно штабу тыла поручили доставку самолетами саперов и взрывчатки в Запорожье"[33].

Немцы впоследствии также подтвердили разрушение машинного зала работниками станции. В мемуарах Шпеера, который с сентября 1930 года был руководителем военного строительства Рейха, а с февраля 1942-го – имперским министром вооружения, сообщается: "…Посетил я и взорванную русскими электростанцию в Запорожье. В ней, после того, как крупная строительная часть сумела заделать брешь в плотине, были установлены немецкие турбины. При своем отступлении русские вывели из строя оборудование очень простым и примечательным образом: переключением распределителя смазки при полном режиме работы турбин. Лишенные смазки, машины раскалились и буквально пожрали сами себя, превратившись в груду непригодного металлолома. Весьма эффективное средство разрушения и всего — простым поворотом рукоятки одним человеком!"[4].



Но турбины не были главной целью уничтожения. Следовало взорвать саму плотину. Немецкие войска были еще на правом берегу Днепра, в районе Никополя и Кривого Рога. О планируемом взрыве Днепровской дамбы никто не был предупрежден ни на самой дамбе, по которой в том времени двигались военные транспорты и войска, которые отходили на левый берег Днепра, ни населения и учреждения города Запорожье – километров 10-12 от гидроэлектростанции вниз по течению Днепра. Так же не были предупреждены военные части, расположенные вниз от Запорожья в днепровских плавнях, хотя телефонное соединение в то время на Левобережье функционировало нормально.

Изучение имеющихся документов 157-го полка войск НКВД по охране особо важных предприятий промышленности, охранявшего и оборонявшего Днепрогэс до последней минуты, позволяет с точностью до часов установить время подрыва плотины: 20.00-20.30 18 августа 1941 года.
Именно в это время Днепрогэс, Днепровские плотины, железнодорожный мост через Днепр были взорваны.


ДнепроГЭС, 1942

РАССЕКРЕЧЕННЫЕ СОВЕТСКИЕ ДАННЫЕ:
В ответ на Ваше письмо No. 19760/09-38 от 17.08.2011 г. о предоставлении информации сообщаем следующее.

1. "Подрыв ДнепроГЭСа организован органами НКВД, что привело к гибели 100 тысяч человек". Согласно боевым донесением от 19 августа штаба Южного фронта Верховному Главнокомандующему подрыв плотины ДнепроГЭСа был осуществлен начальником Отдела военно-инженерного управления штаба Южного фронта подполковником О.Петровським и представителем Генштаба, начальником отдельного научно-исследовательского военно-инженерного института (г. Москва) военным инженером 1-го ранга Б.Еповым [Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации. – Ф.228. – Оп.754. – Спр.60. – Арк.95]. Они действовали согласно распоряжениям Генштаба Красной армии, получив разрешение в случае крайней необходимости взорвать плотину.

Определить точное число погибших практически невозможно, имеющиеся источники позволяют оценить лишь приблизительные потери воюющих сторон. Известно о вероятной гибели 1500 немецких солдат [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941 / / Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. – М.: ЗНУ, 2010. – Вип.XXИХ. – С.200].

С советской стороны в зоне поражения наводнением находилась большая часть из 200 тыс. ополченцев области, стрелковая дивизия (один из ее полков оставался на о. Хортица), полк НКВД, два артиллерийских полка, а также более мелкие подразделения. Личный состав этих частей суммарно насчитывает более 20 тыс. бойцов. Кроме того, в ночь на 18 августа в широкой полосе от Никополя до Каховки и Херсона начался отход на левый берег двух общевойсковых армий и кавалерийского корпуса. Это еще 12 дивизий (150-170 тыс. солдат и офицеров). Кроме военных, от внезапного наводнения пострадали жители низинных улиц Запорожья, сел на обоих берегах Днепра, беженцы. Ориентировочная цифра людей в зоне поражения – 450 тыс. человек. Исходя из этих данных, численность погибших красноармейцев, ополченцев и гражданского населения с советской стороны в исторических исследованиях оценивается от 20-30 тысяч (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо) [Мороко В.Н. Днепрогэс: черный августа 1941//Научные работы исторического факультета Запорожского национального университета. - М.: ЗНУ, 2010. - Вип.XXИХ. – С.201; Руммо А.В. Скажите людям правду // Социологические исследования. - Москва, 1990. – No.9. – С.128]. Кстати, толчком к исследованию вопроса для А. Руммо был и личный мотив: его дед был среди советских граждан, погибших тогда на о. Хортица. Итак, подрыв ДнепроГЭСа было осуществлено уполномоченными Генштабом Красной Армии военными инженерами. Оценка количества жертв различными исследователями колеблется от 20 000 человек (Ф. Пигидо, В. Мороко) до 75-100 тысяч (А. Руммо).

ЭПОВ Борис Александрович
Родился 31 октября 1900 года. Инженер-полковник. Окончил Казанские Военно-Инженерные Курсы (последующем 4-я Инженерная школа) в 1919 году, Военно-Инженерную Академию - в 1937 году. Кандидат технических наук. Автор многих научных работ по взрывному делу. Лауреат Сталинской (впоследствии Государственной) премии за 1942-1943 годы (вместе с П.Г. Радевич и Н.И. Ивановым). В Красной Армии с 1919 года (командир взвода прожекторной роты Запасного Инженерного батальона, затем служил в инженерном батальоне 13 стрелковой дивизии Южного фронта, в 1-м учебном Инженерный батальон в минно-подрывной роте). С 1927 года старший техник минно-подрывной лаборатории Научно-Испытательного Инженерно-Технического (НИИТ) Полигона в Нахабино. С 1939 года по 1941 год – на преподавательской работе в Военно-Инженерной Академии. Участник Советско-Финской войны 1939-1940 годов. В первые дни Великой Отечественной войны выехал в Ленинград с целью испытания дистанционного управления противотанковых миннозаградительных средств. С середины июля 1941 года участвовал в рекогносцировке и проектировании системы инженерных заграждений на подступах к Москве. С 1946 по 1950 руководитель спецлаборатории Удара и взрыва. С 1950 по 1955 - начальник кафедры взрывного дела и заграждений Военно-Инженерной Академии.


Вот что вспоминает об этих днях Борис Александрович:
"14 августа меня вызвал начальник инженерных войск генерал Л.З. Котляр и предложил дать соображения о выводе из строя Днепровской ГЭС путем разрушения плотины, моста через аванкамеру и машинного зала и необходимых для этого материалах, а также приказал вылететь утром специальным самолетом в Запорожье для подготовки намеченных разрушений, придав мне двух младших лейтенантов и дав необходимые указания начальнику инженерных войск Южного фронта полковнику Шифрину [34]. Прибыв в Запорожье и убедившись, что другим самолетом необходимые материалы доставлены и находятся на аэродроме, я явился к начинжу фронта и находившемуся в Запорожье члену военного совета фронта Т. Коломийцу, а затем приступил с помощью упомянутых младших лейтенантов и выделенного одного батальона к подготовке выполнения полученного задания. Начальник ДнепроЭнерго в это время занимался подготовкой и эвакуацией генераторов станции. Охрану подготовительных работ вел полк НКВД.Прибывший вместе с начинжем Шифриным начальник штаба фронта генерал Харитонов дал указание выполнить разрушение после того, как немцы выйдут на правый берег Днепра. Правом на выполнение задания будет отход охранного полка НКВД и специально выделенного для связи подполковника А.Ф.Петровского [35].К концу дня 18 августа немцы вышли на правый берег Днепра и начали обстрел левого берега; полк НКВД также отошел на левый берег и командир полка, отходя вместе со связным подполковником Петровским, дали команду на приведение в исполнение разрушения, что мною совместно с приданными младшими лейтенантами и было выполнено. В результате взрыва в теле плотины было вырвано около 100 метров по ее длине (из общей длины плотины равной 600м).Докладывать об исполнении разрушения пришлось начальнику политотдела фронта генералу Запорожец, так как весь состав Военного Совета фронта находился в войсках и в штабе фронта.Запорожец был старшим из офицерского состава; но он находился в паническом настроении, так как располагался со штабом фронта на левом берегу, тогда как немцы уже достигли правого берега, и, кроме того, он не был в курсе постановления ГОКО о выводе Днепрогэса из строя. Поэтому его реакцией было: "Сдать оружие". Досужий адъютант, отобрав у меня револьвер и не зная, что со мной делать, ввиду поступившего уже распоряжения о передислокации штаба вглубь обороны, передал меня в ведение фронтового СМЕРШ’а (органы ОГПУ в войсках во время войны). СМЕРШ, конечно, также не зная о распоряжении ГОКО, предъявил мне обвинение в измене Родине и в течение десяти дней допытывался у меня – чье вредительское задание я выполнял; а затем, поняв истинное положение дела, не знал, как ему выйти из создавшегося казуса. В это время генерал Котляр попал на прием к товарищу Сталину и доложил ему об этом случае; Сталин тут же вечером дал указание НКВД, а утром в 6 часов я уже был освобожден из-под ареста; начальник фронтового СМЕРШ’а принес мне извинения и принял меры к приведению меня в порядок и передаче в штаб инженерных войск фронта, а оттуда я самолетом вернулся 20 сентября в Москву [36].


Немцы у плотины ДнепроГЭС. 1941

Восстановление немцами ДнепроГЭС

https://www.youtube.com/watch?v=N_cA-3FTYxY


Восстановленная немцами плотина ДнепроГЭС. Авг. 1942


Восстановленная немцами плотина ДнепроГЭС. 1943 г.
http://bessmertnybarak.ru/article/podryv_dneproges/
http://holocaustrevisionism.blogspot.ru/2013/05/100-000.html

http://aillarionov.livejournal.com/942318.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Ударная группировка нацелена на Беларусь?

Четверг, 18 Августа 2016 г. 13:11 (ссылка)


Р.Пухов. Наша карта Африки

Где же находится нынешняя российская "карта Африки"? В то время как западные СМИ и аналитики терзаются судьбой "Сувалкинского коридора" в Литве, Россия в последние полтора года последовательно монтирует внушительную военную группировку на всей протяженности границы с Украиной.
На севере этой границы в 2015 г. воссоздана 1-я гвардейская танковая армия, в состав которой помимо "элитных" подмосковных 2-й гвардейской Таманской мотострелковой и 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизий включена также 6-я танковая бригада в Нижнем Новгороде, а самое главное – новая 144-я мотострелковая дивизия, формирование которой начато в 2016 г. в районе Смоленска и Ельни...
Южнее – из Нижнего Новгорода в Воронеж было передвинуто управление создаваемой практически заново 20-й общевойсковой армии. Ее ядром теперь становится возрождаемая (после расформирования в 2009 г.) 10-я гвардейская танковая дивизия со штабом в Богучаре...
Наконец, в Ростовской области, с 1989 г. практически лишенной общевойсковых частей, начато создание 150-й мотострелковой дивизии в Новочеркасске...
Смысл всех этих мероприятий очевиден – на границе с Украиной (где еще три года назад вовсе не было войск) российской стороной создаются три серьезные группировки, способные в случае необходимости на севере нанести стремительный удар в направлении Киева (до которого от российской границы через Чернигов 270 км), а южнее – создать две мощные "клешни" для охвата и стратегического окружения основной группировки украинской армии на Левобережье Украины, и без того скованной на линии фронта с самопровозглашенными республиками в Донбассе. http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/07/15/649326-nasha-karta-afriki

То, что мы имеем дело с ярким примером "активных мероприятий", – это понятно.
То, что "Сувалкский коридор" находится не в Литве, а в Польше (хотя и недалеко от Литвы), – тоже.
Но особенно замечательная лапша получилась про "смоленско-ельнинский плацдарм" для "стремительного удара по Украине"!
Из района Смоленска и Ельни (района дислокации 144-й дивизии) до границ Украины добираться не очень просто и не очень быстро (расстояние – не менее 500 км).
Не меньше дистанция от Смоленска до границ стран Балтии.
А вот до границы Беларуси – всего лишь рукой подать, по прекрасному Минскому шоссе какие-то 100 км.



Любопытно, да?
На центральном участке т.н. "украинского фронта" – одна, причем пока еще "возрождаемая", танковая дивизия – в Богучаре. В перспективе – 20-я общевойсковая армия, "создаваемая практически заново".
На его южном участке – одна (пока еще "создающаяся") 150-я мотострелковая дивизия – в Новочеркасске.

А вот на северном участке т.н. "украинского фронта" (т.е. на самом деле на "белорусском фронте"), плотно сидящем на Минском шоссе, – уже готовая танковая армия (1-я гвардейская), включающая в себя уже отмобилизованные две элитные дивизии – Кантемировскую танковую и Таманскую мотострелковую, а также Нижегородскую танковую бригаду плюс формирующуюся 144-ю Смоленскую мотострелковую дивизию.

Вопрос на засыпку – куда запланировано нанесение главного "стремительного удара"?

http://aillarionov.livejournal.com/942043.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

Стрельба в Мюнхене: до 15 погибших

Пятница, 23 Июля 2016 г. 03:37 (ссылка)
infopolk.ru/1/U/events/8106...00fc74687c

Стрельба в Мюнхене: до 15 погибших


Полиция Мюнхена сообщает о проведении спецоперации в районе Моозах у торгового центра OEZ, где, по предварительным данным, погибли 15 человек ...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
m65v

В Вологодской области задержана группа из 13 радикальных исламистов » Новости со всего мира

Воскресенье, 03 Июля 2016 г. 14:04 (ссылка)
mirnews.su/v-rossii/3411-v-...istov.html


В Вологодской области в ходе спецоперации задержана группа из 13 радикальных исламистов, подозреваемых в переправке средств боевикам в Сирию. В Вологодской области в ходе спецоперации задержана

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Гродненская провокация

Четверг, 23 Июня 2016 г. 12:23 (ссылка)

А.Кречетников. Загадка 22 июня

До самого начала войны и в первые часы после него Иосиф Сталин в возможность германского нападения не верил. О том, что немцы переходят границу и бомбят советские города, он узнал около 4 утра 22 июня от начальника генштаба Георгия Жукова. Согласно жуковским "Воспоминаниям и размышлениям", вождь не отреагировал на услышанное, а лишь тяжело дышал в трубку, и после длинной паузы ограничился тем, что велел Жукову и наркому обороны Семену Тимошенко ехать на совещание в Кремль. В подготовленной, но не произнесенной речи на пленуме ЦК КПСС в мае 1956 года Жуков утверждал, что Сталин запретил открывать огонь по неприятелю.

Одновременно Сталин в мае-июне тайно перебросил к западной границе 939 эшелонов с войсками и техникой, под видом учебных сборов призвал из запаса 801 тысячу резервистов, а 19 июня секретным приказом реорганизовал приграничные военные округа во фронты, что делалось всегда и исключительно за несколько дней до начала боевых действий. "Переброска войск была спланирована с расчетом завершения сосредоточения с 1 июня по 10 июля 1941 г. На расположение войск оказал влияние наступательный характер планируемых действий", – говорится в опубликованной минобороны РФ в 1992 году коллективной монографии "1941 год – уроки и выводы".


Возникает законный вопрос: в чем причина трагедии 22 июня? Обычно называются "ошибки" и "просчеты" советского руководства. Но при внимательном рассмотрении некоторые из них оказываются не наивными заблуждениями, а следствием продуманных мероприятий с целью подготовки упреждающего удара и последующих наступательных действий – Владимир Данилов, историк.


"Внезапность была, но только тактическая. Опередил нас Гитлер!" – заявил в 1970-х годах Вячеслав Молотов писателю Ивану Стаднюку. "Беда заключалась не в отсутствии у нас планов – планы были! – а в том, что внезапно изменившаяся обстановка не позволила их выполнять", – сообщал маршал Александр Василевский в статье, написанной в 20-летию Победы, но увидевшей свет лишь в начале 90-х. Не "изменник Резун", а президент Академии военных наук генерал армии Махмуд Гареев указывал: "Если бы планы оборонительных операций были, то совсем по-другому располагались бы группировки сил и средств, по-другому строилось бы управление и эшелонирование материальных запасов. Но этого не было сделано в приграничных военных округах".

"Основной просчет Сталина и его вина заключались не в том, что страна не подготовилась к обороне (она к ней и не готовилась), а в том, что не удалось точно определить момент. Упреждающий удар спас бы нашему Отечеству миллионы жизней и, возможно, привел бы намного раньше к тем же политическим результатам, к которым страна разоренная, голодная, потерявшая цвет нации, пришла в 1945 году", – полагал директор Института истории РАН академик Андрей Сахаров.

Ясно сознавая неизбежность столкновения с Германией, руководство СССР до 22 июня 1941 года не видело себя в роли жертвы, не гадало с замирающим сердцем "нападут – не нападут", а напряженно работало над тем, чтобы начать войну в благоприятный момент и провести ее "малой кровью на чужой территории". С этим согласно большинство исследователей. Разница в деталях, датах и, главным образом, в моральных оценках. Тем не менее не все тайны, окружающие 22 июня 1941 года, раскрыты через 75 лет.

В этот трагический день, накануне и сразу вслед за ним, творились удивительные вещи, не укладывающиеся ни в логику подготовки к обороне, ни в логику подготовки к наступлению. Основанного на документах и свидетельствах участников событий объяснения им нет, и вряд ли оно появится. Есть лишь более или менее правдоподобные догадки и версии.

Сон Сталина

Около полуночи 22 июня, согласовав и разрешив Тимошенко и Жукову отправить в приграничные округа за их подписями противоречивый документ, известный как "Директива №1", вождь уехал из Кремля на Ближнюю дачу. Когда Жуков позвонил с сообщением о нападении, охранник заявил, что Сталин спит и не велел будить себя, так что начальнику генштаба пришлось на него прикрикнуть.

Широко распространенное мнение, что СССР ждал нападения врага, а уж потом планировал наступление, не учитывает, что в этом случае стратегическая инициатива отдавалась бы в руки противника, а советские войска ставились в заведомо невыгодные условия – Иван Мельтюхов, историк

Суббота 21 июня прошла в невероятном напряжении. С границы потоком шли доклады о том, что с немецкой стороны доносится приближающийся рев моторов. После того, как в 13:00 германским солдатам зачитали перед строем приказ фюрера, два или три перебежчика-коммуниста переплыли Буг, чтобы предупредить "камараден": сегодня ночью начнется. Кстати, еще одна загадка состоит в том, что нам ничего не известно об этих людях, которые должны были бы стать в СССР и ГДР героями. Сталин провел день в Кремле в обществе Тимошенко, Жукова, Молотова, Берии, Маленкова и Мехлиса, анализируя поступающую информацию и обсуждая, как быть.


Допустим, он сомневался в получаемых данных и так и не предпринял конкретных шагов. Но как можно было лечь спать, не дождавшись развязки, когда счет шел на часы? Тем более, человеку, имевшему привычку даже в будничной спокойной обстановке работать до рассвета и спать до обеда?

План и директива

В штабах советских войск на западном направлении до дивизий включительно имелись детальные и ясные планы прикрытия, которые хранились в "красных пакетах" и подлежали исполнению по получении соответствующего приказа наркома обороны. Планы прикрытия отличаются от стратегических военных планов. Это комплекс мер по обеспечению мобилизации, сосредоточения и развертывания основных сил при возникновении угрозы упреждающего удара неприятеля (занятие личным составом укреплений, выдвижение артиллерии на танкоопасные направления, подъем частей авиации и ПВО, активизация разведки). Введение в действие плана прикрытия – еще не война, но боевая тревога. В ходе полуторачасового совещания, начавшегося в 20:50 21 июня, Сталин не разрешил Тимошенко и Жукову сделать этот необходимый и очевидный шаг.

Директива совершенно сбивала с толку войска на границе – Константин Плешаков, историк

Взамен в приграничные округа была направлена знаменитая "Директива №1", в которой, в частности, говорилось: "В течение 22-23 июня возможно внезапное нападение немцев. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия […] одновременно быть в полной боевой готовности встретить возможный удар […] других мероприятий без особого распоряжения не проводить".

Каким образом можно "встретить удар", не проводя мероприятий, предусмотренных планом прикрытия? Как отличить провокацию от нападения? По мнению впервые опубликовавшего документ историка Михаила Некрича, он явился плодом компромисса между Тимошенко и Жуковым, отчаянно требовавшими сделать хоть что-нибудь, и Сталиным, не желавшим ничего предпринимать.

Запоздалая мобилизация

Невероятно, но факт: всеобщая мобилизация в СССР была объявлена не в день начала войны, а лишь 23 июня, при том, что каждый час задержки давал противнику дополнительные преимущества. Соответствующая телеграмма наркома обороны поступила на Центральный телеграф в 16:40 22 июня, хотя с раннего утра более актуальной задачи у руководства государства, пожалуй, не было. При этом короткий, всего из трех предложений, текст, написанный сухим канцелярским языком, не содержал ни слова о вероломном нападении, защите родины и священном долге, словно речь шла о рутинном призыве.

Театрально-концертный вечер

Командование Западного особого военного округа (к тому времени фактически Западного фронта) во главе с генералом армии Дмитрием Павловым провело вечер субботы в минском Доме офицеров на представлении оперетты "Свадьба в Малиновке". Мемуарная литература подтверждает, что явление было массовым и повсеместным. Трудно предположить, чтобы большие командиры в той атмосфере дружно подались развлекаться без указания сверху.


Имеются многочисленные свидетельства об отмене 20-21 июня ранее отданных приказов о повышении боевой готовности, неожиданном объявлении выходных дней, отправке противовоздушной артиллерии на учебные сборы. Зенитные дивизионы 4-й армии и 6-го механизированного корпуса Западного ОВО встретили войну на полигоне в 120 км восточнее Минска.

Распоряжения войскам о высылке артиллерии на полигоны и другие нелепые в той обстановке указания вызывали полное недоумениемаршал Константин Рокоссовский

"На воскресенье в полку объявили выходной. Все обрадовались: три месяца не отдыхали. Вечером в субботу командование, летчики и техники уехали к семьям", вспоминал бывший пилот 13-го бомбардировочного авиаполка Павел Цупко. Командир одной из трех авиадивизий ЗапОВО Николай Белов 20 июня получил приказ командующего ВВС округа привести дивизию в боевую готовность, отменить отпуска и увольнения, рассредоточить технику, а в 16:00 21 июня последовала его отмена.

"Сталин стремился самим состоянием и поведением войск приграничных округов дать понять, что у нас царит спокойствие, если не беспечность. В итоге мы, вместо того, чтобы умелыми дезинформационными действиями ввести агрессора в заблуждение относительно боевой готовности наших войск, реально снизили ее до крайне низкой степени", – недоумевал бывший начальник оперативного отдела штаба 13-й армии Сергей Иванов.

Злополучный полк

Но самая невероятная история приключилась в 122-м истребительном авиаполку, прикрывавшем Гродно. В пятницу 20 июня в часть приехали высокие чины из Москвы и Минска, а в 6 вечера в субботу личному составу объявили приказ: снять с истребителей И-16 и отправить на склад вооружение и боекомплекты. Распоряжение было настолько диким и необъяснимым, что летчики заговорили об измене, но их заставили замолчать.

Излишне говорить, что наутро 122-й авиаполк подвергся полному разгрому.

Группировка советских ВВС на западном направлении насчитывала 111 авиаполков, в том числе 52 истребительных. Почему именно этот привлек такое внимание?

Что случилось?

"Сталин вопреки очевидным фактам считал, что это еще не война, а провокация отдельных недисциплинированных частей немецкой армии", – заявил Никита Хрущев в докладе на XX съезде КПСС. Навязчивая мысль о какой-то провокации, видимо, и впрямь присутствовала в уме Сталина. Он развивал ее и в "Директиве №1", и на первом после начала вторжения совещании в Кремле, открывшемся в 05:45 22 июня. До 06:30 он не давал разрешения открыть ответный огонь, пока Молотов не сообщил, что Германия официально объявила войну СССР.


Ныне покойный петербургский историк Игорь Бунич утверждал, что за несколько дней до начала войны Гитлер направил Сталину секретное личное послание с предупреждением, что некие англофильствующие генералы могут попытаться спровоцировать конфликт между СССР и Германией. Сталин якобы удовлетворенно заметил Берии, что у нас, мол, такое невозможно, мы в своей армии порядок навели. Правда, обнаружить документ в германских или советских архивах не удалось.

Израильский исследователь Габриэль Городецкий объясняет действия Сталина паническим страхом и желанием любой ценой не дать Гитлеру повода для агрессии.

Сталин действительно гнал от себя всякую мысль, но не о войне (ни о чем другом он уже и не думал), а о том, что Гитлер в самый последний момент сумеет опередить его – Марк Солонин, историк.

"Сталин гнал прочь любую мысль о войне, он потерял инициативу и был практически парализован", – пишет Городецкий. Оппоненты возражают, что Сталин не боялся в ноябре 1940 года устами Молотова жестко требовать у Берлина Финляндию, Южную Буковину и базу в Дарданеллах, а в начале апреля 1941-го заключить взбесивший Гитлера и при этом не имевший практического смысла договор с Югославией. Демонстрацией же оборонительных приготовлений спровоцировать потенциального противника нельзя, а можно заставить лишний раз задуматься.


"Имея дело с опасным врагом, следует, наверное, показывать ему, прежде всего, свою готовность к отпору. Если бы мы продемонстрировали Гитлеру нашу подлинную мощь, он, возможно, воздержался бы от войны с СССР в тот момент", – полагал многоопытный штабист Сергей Иванов, впоследствии дослужившийся до генерала армии.


По версии Александра Осокина, Сталин, напротив, намеренно подталкивал Германию к нападению, чтобы предстать в глазах мира жертвой агрессии и получить американскую помощь.

Критики указывают, что игра в этом случае выходила уж больно опасная, ленд-лиз не имел в глазах Сталина самодовлеющего значения, и Рузвельт руководствовался не детсадовским принципом "кто начал?", а интересами национальной безопасности США.

Стреляй первым

Еще одну гипотезу выдвинули историки Кейстут Закорецкий и Марк Солонин. За первые три недели июня Тимошенко и Жуков встречались со Сталиным семь раз. По словам Жукова, они призывали немедленно привести войска в какое-то непонятное "состояние полной готовности к войне" (подготовка и так велась непрерывно и на пределе сил), а, по мнению ряда современных исследователей – нанести упреждающий удар, не дожидаясь завершения стратегического развертывания.


Правда удивительнее вымысла, потому что вымысел должен держаться в пределах вероятного, а правда – нет. Марк Твен

Закорецкий и Солонин считают, что перед лицом очевидных агрессивных намерений Берлина Сталин таки прислушался к военным. Предположительно на совещании 18 июня с участием Тимошенко, Жукова, Молотова и Маленкова было решено начать превентивную войну не когда-нибудь, а 22 июня, в самый длинный в году световой день. Только не на рассвете, а позже.


Войне с Финляндией предшествовал "майнильский инцидент". По мнению исследователей, война с Германией тоже должна была начаться с провокации – налета нескольких купленных у немцев "Юнкерсов" и "Дорнье" на Гродно. В час, когда жители позавтракают и выйдут на улицы и в парки отдохнуть после трудовой недели. Пропагандистский эффект был бы оглушительный, а пожертвовать в высших интересах несколькими десятками гражданских лиц Сталин вполне мог.


Версия довольно логично объясняет практически все.

И отказ Сталина поверить, что немцы ударят практически одновременно (таких совпадений просто не бывает, а что Гитлер намеревается делать в последующие дни, уже неважно).

И сон в ночь на 22 июня (в ответственный день нужна ясная голова).

И начало мобилизации в понедельник (указ заготовили заранее, а переделать в неразберихе первого утра войны не озаботились).

И разоружение базировавшихся под Гродно истребителей (чтобы кого-то из "стервятников" ненароком не сбили над советской территорией).


Нарочитое благодушие делало еще более вопиющим фашистское коварство. Бомбы должны были обрушиться на мирный советский город среди полного благополучия. Вопреки общепринятому мнению, демонстрация адресовалась не немцам, а своим гражданам. Становится понятным и нежелание Сталина смазать эффект, раньше времени введя в действие план прикрытия.


К несчастью для СССР, агрессия оказалась настоящей.

Впрочем, и это лишь гипотеза, что подчеркивают сами авторы.
http://www.bbc.com/russian/features/2016/06/160622_war_start_mysteries?ocid=socialflow_facebook

http://aillarionov.livejournal.com/933451.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

Порошенко себя подстраховал

Среда, 16 Июня 2016 г. 00:03 (ссылка)
infopolk.ru/1/U/articles/78...00fc74687c


Силы спецоперации – новый вид войск, который вдруг решили создать на Украине. Идея прямо скажем, не нова, во многих странах мира используют ССО
...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ivapet

Спецслужбы Казахстана задержали всех разыскиваемых террористов Политикус InfoPolk.ru

Воскресенье, 12 Июня 2016 г. 14:08 (ссылка)
infopolk.ru/1/U/events/7834...9efd14bb02

Спецслужбы Казахстана задержали всех разыскиваемых террористов


В ходе проводимой на западе Казахстана в городе Актобе спецоперации задержаны все трое ранее объявленных в розыск террористов ...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

D.Satter. How Putin Became President

Суббота, 11 Июня 2016 г. 20:02 (ссылка)


https://www.youtube.com/watch?v=oBD3LzbGrYU

In the summer of 1999, the Yeltsin era was coming to an end and those at the pinnacle of power feared for their freedom and even their lives. There were the first signs of an economic recovery, but ordinary citizens were still living in poverty and waiting months to be paid. The Yeltsin entourage, which was widely hated for its role in pillaging the country, was increasingly isolated. According to Russians and Westerners with access to the Kremlin leadership, the leading members of the Yeltsin “family”—Tatyana Dyachenko, the President’s daughter, Boris Berezovsky, the country’s richest man and her close adviser, and Valentin Yumashev, a member of the Security Council and Dyachenko’s future husband—lived in fear of a cruel reckoning. Many ordinary citizens were convinced they would never surrender power.

During the 12 days from September 4-16, however, everything changed. Four Russian apartment buildings were blown up in Moscow, Buinaksk, and Volgodonsk. The controversies that wracked the country over corruption and privatization were suddenly forgotten. Eight years of post-Soviet Russian history was telescoped into the shocking images of bodies being carried out of the rubble of bombed apartment buildings.

Putin, the newly appointed Prime Minister, expressed perfectly the desire of the country for revenge. On September 24, Putin said, “We will pursue the terrorists everywhere. If they are in an airport, then in an airport, and, forgive me, if we catch them in the toilet, then we’ll rub them out (mochit) in the toilet…. The question is closed once and for all.”

Russian officials said there was a “Chechen trail” in the bombings. The wording was unusual, not proof but a “trail.” The Chechens insisted that they had nothing to do with the bombings and no proof of their involvement was ever adduced. But Russian forces were already fighting Chechen rebels in Dagestan, and the country was looking desperately for someone to blame. Russians were opposed to further involvement in Chechnya but, in the wake of the apartment bombings, they were now ready for a new Chechen war.

But were the bombings what they were depicted to be? In fact, the mystery of who bombed the Russian apartment houses in 1999 has not been solved to this day. And to the extent that there is evidence as to the perpetrators, it points not to Chechen terrorists but to the Kremlin leadership and the FSB.

Russia in the spring of 1999 was a nation traumatized by impoverishment and criminalization under Yeltsin and far from certain that the presidential elections set for June 2000 would take place. Yeltsin’s popularity rating stood at 2 percent, that of his newly appointed Prime Minister and heir apparent, Vladimir Putin, was also 2 percent. It was regarded as nearly inconceivable that anyone connected with Yeltsin could win a free election. But there was a widespread fear that Yeltsin would find a pretext for declaring a state of emergency so that the elections would not take place.

On June 6, Jan Blomgren, the Moscow correspondent for the Swedish newspaper, Svenska Dagbladet, reported that a faction in the Kremlin was seriously weighing “terror bombings that could be blamed on the Chechens.”1 On July 22, Alexander Zhilin, a military journalist, in the July 22 issue of Moskovskaya Pravda, quoted “trustworthy sources in the Kremlin,” that persons close to Dyachenko were planning to use terror attacks in Moscow to discredit Yuri Luzhkov, the mayor of Moscow, who had emerged as one of Yeltsin’s most serious political opponents. The plan was referred to as “Storm in Moscow” and was to include attacks on the headquarters of the FSB, MVD and Federation Council, kidnappings by Chechen rebels and a war between criminal gangs. All of this was intended to create the impression that Luzhkov had lost control over the city.2

During this fateful summer when Moscow was awash with rumors, I was friendly with a Russian political operative who was well connected to the higher levels of Russian power. When I met him, he told me about the growing fear in the Kremlin about the possibility of losing power and the indications that Moscow would be the scene of a huge provocation. He said that the issue was the security of Yeltsin and his family in the case of a handover of power. He said that if there was no agreement on terms, “they will blow up half of Moscow.”

I sensed the uneasiness but did not know how to assess the prediction of my friend. I had no illusions about Yeltsin and his cronies but it was hard to imagine that a man who came to power as a result of a peaceful anti-communist revolution with massive public support would be willing to murder his own people to hold onto power. Developing events, however, were to change my mind.

At 9:40 p.m. on September 4, a truck bomb exploded in Buinaksk, Dagestan’s second-largest city. It destroyed a five story apartment building, which housed soldiers from the 136th Motor Rifle Brigade.
The events in Buinaksk, although major, did not stun the nation because Dagestan was a war zone. On September 9, however, the terrorists struck again, this time in Moscow. Shortly after midnight, a bomb exploded in the basement of a building at 19 Guryanova Street in a working class area in the southeast part of the city. The central section of the building was obliterated, leaving the left and right stairwells standing on each side of a gaping hole. Fires raged for hours under the rubble. “It’s like hell underneath,” one rescuer said. “Even if they survived the blast, they would have been burned alive.”3 In the end 94 persons were killed and 164 injured. Russian officials blamed the bombing on Chechen terrorists seeking revenge for their “defeat” in Dagestan. The Moscow FSB announced that items removed from the scene showed traces of TNT and hexogen, a powerful military explosive.

On September 13, four days after the explosion on Guryanov Street, there was an explosion at five o’clock in the morning at 6 Kashirskoye Highway in Moscow that flattened a nine-story brick apartment building, transforming it into a pile of rubble. The explosion took place at a time when almost all of the residents were asleep. Muscovites awoke to graphic television footage showing emergency workers feverishly going through the debris. The death toll was eventually established at 119 with 200 injured.
The Russian capital was now seized by fear. Every one of the city’s 30,000 residential building was ordered to be checked for explosives and residents organized round-the-clock patrols. There were thousands of calls to the police reporting suspicious activity.

On September 16, the terror spread. With the funerals of the Moscow victims still going on, a truck bomb exploded in Volgodonsk in southern Russia. The blast ripped off the facade of a nine-story apartment building. The dead bodies of 18 persons, including two children, were pulled from the rubble. Eighty-nine persons were hospitalized. The explosion, like that on Kashirskoye Highway, took place at five in the morning. The psychological shock was so great that afterward hundreds of people were unwilling to sleep in their homes and insisted on spending the night outdoors. The bomb left a crater 3.5 meters in depth and 13-15 meters in diameter. Parts of the GAZ-53 vehicle that carried the bomb were dispersed over a radius of 1.5 kilometers.

The Volgodonsk bombing appeared to mean that there would now be attempts to bomb apartment buildings in cities outside of Moscow. This expectation was soon borne out, but with surprising consequences. At 8:30 p.m., on September 22, Alexei Kartofelnikov returned home to his apartment in Ryazan, a city 120 miles southeast of Moscow after a weekend at his dacha. He noticed a white Lada parked in front of the building at 14/16 Novoselov Street with a male passenger in the back seat. The last two numbers on the car’s license plates were covered with pieces of paper that had “62,” the code for Ryazan, written on them. Kartofelnikov went up to his apartment and called the police. His daughter, Yulia, a 23-year-old medical intern, went out onto the balcony and watched as a man emerged from the basement, checked his watch and got into the car where there were two persons.

When the police arrived, Yulia insisted that they check the basement. The basement had been used as a toilet by local derelicts so they were far from enthusiastic. But the police finally went down the steps. They ran back up shouting, “There’s a bomb.” The building was soon engulfed in chaos. Police began going door to door telling residents to leave. People took babies out of bathtub, grabbed documents and threw on overcoats. Those too ill or weak to leave the building were left behind.

As residents watched on the street, the police, including Yuri Tkachenko, the head of the local bomb squad, entered the basement. Tkachenko, disconnected a detonator and timing device and then tested three sacks of a white crystalline substance with an MO-2 portable gas analyzer. The contents of the sacks tested positive for hexogen, the same substance used in the previous apartment bombings. There now was no question but that someone had tried to blow up the building.

The sacks were taken out of the basement at around 1:30 a.m. and driven away by the FSB. The FSB agents forgot to take away the highly professional military detonator, however, which was left in the hands of the bomb squad. They photographed it the next day.

On the basis of descriptions by Kartofelnikov, his daughter and a neighbor, the police prepared identi-kit portraits of the suspects. In the meantime, the railroad stations and airport were cordoned off and roads leading out of the city were blocked.

As morning broke, the white Lada was found abandoned in a parking lot. A short time later, a call to Moscow was made from a public telephone in Ryazan, and the operator, who connected the call, caught a fragment of the conversation. The caller said there was no way to get out of town undetected. The voice on the other end replied, “Split up and each of you make your own way out.” The operator reported the call to the police and they traced the number. To their surprise, the number belonged not to Chechen terrorists but to the FSB. The terrorists were soon arrested and to the stupefaction of the police, produced FSBidentification. The FSB called and ordered them released.

The FSB now had no choice but to offer some type of explanation. On Friday, September 24, the FSB director Nikolai Patrushev came out of a Kremlin meeting and announced that the evacuation of the building had been part of a training exercise.

Patrushev’s statement was in direct contradiction to what the authorities had been saying for two days. On the morning of September 24, Alexander Sergeev, the head of the Ryazan FSB, appeared on television and congratulated residents on being saved from a terrorist attack. Vladimir Rushailo, the Interior Minister, announced on national television that an attempted terrorist act had been foiled. But now Patrushev said the incident was a test. The sacks found by the bomb squad contained sugar and the reading that indicated that they contained hexogen was an error. Patrushev said that there were similar exercises in other cities but only in Ryazan did the people react promptly. He complimented the residents on their vigilance.

The strange “training exercise” provoked anger in Ryazan where people had spent the night on the street. Journalists now raised the possibility that all the bombings—the four successful bombings and the failed bombing in Ryazan—had been the work of the FSB. Society, however, proved incapable of reacting in an organized fashion. The day after the supposedly fake bomb in Ryazan was discovered, Russian aircraft began bombing the Grozny Airport, and on October 1 Russian troops moved across the border launching the second Chechen war.

Russians refer to Hitler’s “treacherous attack” on the Soviet Union, and it was anger over the treachery that helped to mobilize the population in the first days of World War II. The apartment bombings played a similar role. For the vast majority of Russians, the Chechens, by bombing the buildings in Buinaksk, Moscow and Volgodonsk, had carried the war to the Russian people and now had to be made to pay a price. The Ryazan episode was disturbing but it slipped from consciousness, temporarily forgotten amid the rush of fast moving events.

Five years earlier, the first Chechen war had begun with the slaughter of Russian troops trapped in their tanks in the narrow streets of Grozny on New Year’s night, 1994–95. This time, the invasion of Chechnya was carried out methodically and seemingly with success. In the wake of the apparently successful Russian revenge attack, Putin’s popularity soared. In August, 2 percent of the population favored Putin for the presidency. By September, his popularity was 4 percent. In October, it reached 21 percent. In November, Putin was favored for the presidency by 45 percent of the population, far more than any other candidate. It was now clear that there would be no need to introduce emergency rule and postpone the elections. Putin would be able to win the election on his own with the help of a new war.

On September 14, the day after first Moscow bombing, Putin said that the security services were certain of the participation of Osama Bin Laden in the bombings. Nikolai Patrushev, the director of the FSB, said that the organizers of the bombings were “international terrorists dug in in Chechnya with the connivance of the official powers in Grozny…” These statements had some effect in leading the West to tie the apartment bombings to international Islamic terrorists.

More important, however, was the sheer difficulty of accepting the idea that any regime would murder hundreds of its own citizens to terrify the nation and hold on to power. This refusal to believe the unbelievable, however, came at a cost. It crippled Western and in particular U.S. policy toward Russia, rendering it naive and ineffectual. From the moment Putin took power the West was dealing with Russia on the basis of a picture of the country that had no relation to reality.

In December 1999, Russia held parliamentary elections and the groundswell of support for Putin and the new war in Chechnya transformed the political landscape. The “Unity” Party, which was created on the advice of Berezovsky and had no platform besides support for Putin, achieved a striking political success. If, under Yeltsin, a powerful President was confronted by an oppositional parliament, now the pro-Putin forces achieved a firm majority in Parliament and there was no longer a political base for opposition.
On New Year’s Eve, Yeltsin resigned and Putin, who only months before had been almost completely unknown, was appointed acting President in a Kremlin ceremony and given the nuclear codes. Putin then issued a decree granting Yeltsin lifelong immunity from prosecution.

With the help of the September bombings, the anger of the population was redirected from the criminal oligarchy that had pillaged the country to the Chechens. The election took place on March 26, 2000. Putin eschewed serious campaigning and avoided even explaining where he stood on the major issues facing the country. Despite this, he won with 54 percent of the vote.

The strange events that made possible Putin’s rise to power were not an anomaly. In fact, the bombings were the logical culmination of the history of the previous eight years. Russia’s transition from communism to capitalism in the 1990s led to an upheaval that destroyed the moral orientation of the population. Under communism, Russia was organized on the basis of false values, but a moral code of sorts did exist. In the post-Soviet era, the idea that there was such a thing as right and wrong was all but jettisoned, and a new hierarchy emerged in which the gangster was king.

The criminal takeover of Russia under Yeltsin unfolded with a seemingly tragic inevitability. The transformation of economic structures was dramatic but it took place without the most important pre-condition for civilized capitalism: the rule of law.

On January 2, 1992, the reform government led by Deputy Prime Minister Yegor Gaidar abruptly freed prices. In ten months, prices rose 25 to 30 times. By April, almost all the money in people’s savings accounts—money saved for decades—had disappeared.

Officially, privatization started in 1992 with the distribution to the population of vouchers. Each voucher, denominated at 10,000 rubles, supposedly represented a citizen’s share of the national wealth. Factories were converted into joint stock companies and citizens were invited to exchange their vouchers for shares in any enterprise…

By some estimates, a third of Russia’s industry passed into their hands for vouchers worth $1.2 billion. As for the rest of the population, in most cases their investments in voucher funds or shares of their own factory produced nothing…

The prices for which enterprises were sold stunned Russian society; 324 factories were sold at an average price of less than $4 million each. The Chelyabinsk Metallurgical Combine went for $3.73 million. The Murmansk Trawler Fleet, which consisted of a hundred ships, was sold for $2.5 million. On September 9, 1994, the bulletin, “Independent Strategy,” wrote:

The greater part of the basic productive funds of Russia are being sold for somewhere around $5 billion. Even if one considers that in Russia the price of the basic means of production is equal to her gross domestic product [in the West, it usually is at least 2.6 times higher] … in effect, 300 to 400 billion dollars; the sum realized in privatization is minimal. For this reason, the agency recommends English investors not to miss the chance and to take part in the purchase of Russian enterprises.”4

In late 1994, the Russian government launched the “loans for shares” program which made possible the creation in Russia of companies comparable in size to the largest American corporations.

Under the program, the government mortgaged shares in the most desirable non-privatized enterprises in return for loans. Once an enterprise had been mortgaged, the proprietary bank was free to exploit it, and when the government failed to repay the bank loans, which given the state’s revenue shortage was always the case, the enterprise became the property of the bank that provided the original loan.

The loans for shares auctions resembled a play. A previously unknown firm would offer a bid that was almost identical to the starting price set by the bank that organized the bidding. The organizing bank could then, after ruling out other bids on various pretexts, offer a bid that was slightly higher than that of its “competitor.” The organizing bank thereby effectively set the price at which the enterprise it was buying would be sold.

Loans for shares completed the process of creating a class of super-rich oligarchs by allowing them to acquire the nation’s assets at almost no cost. The scheme, however, provided very little in badly needed revenue to the government. In 1995, for example, the total revenue from the mortgage auctions of 21 of Russia’s most profitable enterprises was $691.4 million and 400 billion rubles, a fraction of the real value of what had been the crown jewels of the Soviet economy…

The economic disaster was accompanied by a demographic catastrophe. In the years 1990–94 male life expectancy fell by more than six years. In 1998, it was 57 years, the lowest in the industrial world. Female life expectancy fell from 76 to 70. Child mortality doubled. The almost vertical rise in the death rate was nearly unprecedented for a country that was not at . At first, Western demographers did not believe the figures. During the 1990s, the Russian population overall fell by 750,000 a year.

The government during these years, having received very little from privatization, regularly spent more than it had. In a bid to narrow the deficit, it began issuing short term government obligations (GKOs). These were denominated in rubles and usually had a three- to six-month term. The market grew from $3 billion at the end of 1994 to $47.6 billion in 1996 and $64.7 billion in 1997. As the government’s financial position worsened, however, the rate of interest rose, sometimes exceeding 200 per cent. By mid-1998, the government was spending $1 billion a week simply to pay on its obligations. Faced with an overwhelming financial crisis, on August 17, the government devalued the currency, defaulted on $40 billion worth of treasury bills and halted the repayment of commercial debt. Prices rose sharply and the nascent middle class was destroyed.

The 1998 collapse was a shock for Russian society. People returned from summer vacations to find that the cash machines of their banks were locked. Currency exchange points posted new ruble-dollar exchange rates every hour. People began to scoop up everything in the stores, including salt, sugar, matches, and flour. Many small businesses collapsed, and there was a rash of contract killings of borrowers who could not repay their debts. Living standards fell by an estimated 40 percent.

In 1998, in the wake of the Russian financial crisis, Yeltsin nominated Yevgeny Primakov, the former head of the Foreign Intelligence Service, to be Prime Minister. The crisis had destroyed much of the support Yeltsin still had, and the appointment of Primakov was a compromise with the political opposition after the Duma twice voted down Yeltsin’s attempt to reappoint the former Prime Minister, Viktor Chernomyrdin, to the post, causing a sharp decline in the economy. Primakov, however, was not content with the political status quo. Once appointed, he authorized an investigation of the Yeltsin family and of some of the oligarchs, starting with Berezovsky.

In the fall of 1997, Carla del Ponte, the Swiss Prosecutor General, was given police reports showing that Russian organized crime controlled more than 300 firms in Switzerland and that a Swiss businessman of Albanian origin, Behgjet Pacolli, who headed Mabetex, the construction company that was doing reconstruction work on the Kremlin, was providing unexplained funds to Yeltsin and his daughters. In September 1998, these documents were forwarded to Russian Prosecutor General Yuri Skuratov. On January 22, 1999, the office of Mabetex was raided in Lugano, and records were discovered that showed payments of $600,000 on the credit cards of Yeltsin’s daughters. It also seemed that Pacolli had paid kickbacks to Pavel Borodin, the director of the presidential administration, for the contracts to work on the Kremlin. Skuratov, meanwhile, intensified his investigation into the activities of Berezovsky. On February 2 and 4, heavily armed FSB agents raided Aeroflot and the private security firm Atoll, which was also associated with Berezovsky.

The investigation of Dyachenko and Berezovsky was a direct challenge to the regime. It came, moreover, at a time when Yeltsin was reportedly suffering blackouts and periods of disorientation and many important decisions were being made by Dyachenko.

The Yeltsin entourage was not slow to react. The FSB under then-Director Vladimir Putin secretly filmed Skuratov in a sauna engaging in sex with two prostitutes. The film was shown on the state television channel, RTR in primetime, and Skuratov was forced to resign. An arrest order against Berezovsky was revoked.

The elimination of Skuratov, however, could not eliminate the long-term threat to the Yeltsin “family,” in the event of a future loss of power. Yeltsin’s health was deteriorating rapidly. Sensing Yeltsin’s weakness, the opposition in the State Duma scheduled a vote on impeachment. For months, Yeltsin had absented himself from the daily political struggle and avoided decisions. On May 12, the day before the opening of the hearings, however, he fired Primakov and installed the Interior Minister, Sergei Stepashin, as acting Premier. Yeltsin’s readiness to fire Primakov, the most popular politician in the country, was taken as a sign to the deputies that, his health notwithstanding, in the event of impeachment he was ready to suppress the parliament by force.

The impeachment vote failed, but Yuri Luzhkov began to organize opposition to Yeltsin in anticipation of the 2000 elections. He recruited Primakov for his Fatherland-All Russia movement and said that if Primakov ran for President, he would support him.

At first, members of the Yeltsin entourage hoped that Stepashin would be able to defeat Primakov in an election. It soon became clear, however, that Stepashin did not relish attacking Yeltsin’s opponents, and there were reports that he rejected schemes for introducing a state of emergency and cancelling the Presidential elections out of fear of igniting a civil war. Among the schemes being discussed by insiders was “Storm in Moscow,” which was reported by Moskovskaya Pravda. On August 5, however, with the political crisis at its peak, a Chechen Islamist force invaded Dagestan.

The invasion of Dagestan was suspicious from the start. In late spring, with an attack expected, the authorities withdrew Russian internal troops that were stationed on the border. A high-ranking Russian police official later said that if the internal forces had not been withdrawn, the invasion would not have been possible.

When a force of 1,200 armed men commanded by the Chechen leader Shamil Basaev entered Dagestan from Chechnya, they encountered no serious resistance. On August 23, they withdrew, again without encountering resistance. A Russian commander told a reporter for Timemagazine that he had Basaev in his sights but was ordered to hold his fire. “We could have wiped him out then and there,” he said, “but the bosses in Moscow wanted him alive.”

On August 9, Stepashin was dismissed and Putin was named the new Prime Minister. The prospects of the all but unknown Putin, like those of anyone associated with Yeltsin, appeared negligible. But between September 4–16, the apartment buildings in Moscow, Buinaksk, and Volgodonsk were blown up, completely changing the course of political events.
http://www.hudson.org/research/12507-how-putin-became-president

http://aillarionov.livejournal.com/931935.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Кампания «Резервный фонд близок к исчерпанию» продолжается

Среда, 08 Июня 2016 г. 22:57 (ссылка)



Вот лишь некоторые сообщения последних дней:

Резервный фонд за май снизился на 13,4% — до 2,551 трлн руб.
http://www.kommersant.ru/doc/3002148

Е. Альбац- Правильно я понимаю, что резервный фонд он истекает в начале 2017 года. А вопрос ФНБ зависит от того, поменяют закон осенью или нет. Просто Олег Вьюгин мне давал интервью для журнала "The New Times", и он ровно об этом говорит. Правильно я понимаю, что кубышка практически истекает в начале 2017 года.
Е. Гурвич- Если цены на нефть не поднимутся вдруг до прежних высот, то да. Резервный фонд в начале будущего года закончится.
http://echo.msk.ru/programs/albac/1778558-echo/

Средства в Резервном фонде могут закончиться уже в следующем году, полагают экономисты, опрошенные РБК... 14 из 32 экономистов и аналитиков, опрошенных РБК, полагают, что средства Резервного фонда закончатся в 2017 году. На начало 2016 года в нем было 3,6 трлн руб., к 1 июня уже только 2,6 трлн руб.
http://www.rbc.ru/finances/07/06/2016/5756b4d49a79477b03b63913?from=newsfeed

Но, при этом, денег нет.
http://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2016/06/10/644914-azart-deneg

Как уже отмечалось, т.н. "исчерпание Резервного фонда" не представляет какой-либо серьезной экономической проблемы. Резервный фонд – это лишь часть международных резервов страны (наряду с Фондом национального благосостояния, а также с другими резервами, не относящимися ни к РФ, ни к ФНБ). Конкретное распределение всех золотовалютных резервов страны между их отдельными частями (счетами, фондами) есть результат субъективных бюрократических решений суверена, существенных для причастных к этому чиновников Минфина и Центрального банка, но по большому счету неважных ни для граждан страны, ни для профессионального экономического сообщества. Более того, Резервный фонд – это лишь относительно небольшая часть всех международных резервов России (на 1 июня 2016 г. – менее 10% от их общего объема). Даже в том случае, если Резервный фонд будет разделен на части, будет полностью использован (исчерпан), закрыт, объединен с Фондом национального благосостояния, влит в другие фонды, вновь включен во все международные резервы, никакого особого экономического смысла (ни кризиса, ни катастрофы, ни великой победы) в этом не будет.
http://aillarionov.livejournal.com/930762.html

Показатель, какой действительно имеет существенный смысл для понимания степени стабильности валютно-финансовой системы, – это общий объем международных резервов, а также его динамика. Международные резервы России за последние 13 месяцев выросли на 38,5 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. В случае увеличения бюджетного дефицита до 5% ВВП и финансирования его исключительно за счет международных резервов (без дальнейшего пополнения) их хватит примерно на 7 лет.

С 1 мая 2015 г. по 1 июня 2016 г. основные элементы золотовалютных резервов денежных властей России изменились следующим образом:

- объем Резервного фонда уменьшился на 37,8 млрд.дол.;
- объем Фонда национального благосостояния уменьшился на 3,3 млрд.дол.;
- объем монетарного золота увеличился на 9,6 млрд.дол.;
- объем валютных резервов, не включаемых в РФ и ФНБ, увеличился на 63,2 млрд.дол.;
- объем всех международных резервов увеличился на 31,7 млрд.дол.

Трудно избавиться от ощущения, что кампания "Резервный фонд близок к исчерпанию" ведется в целях переключения общественного внимания на несуществующую "проблему" от реальных вызовов для нашей страны экономического, правового, политического характера: катастрофического падения доходов граждан, объема потребительских покупок, уровня жизни в ходе нынешней российской рецессии; от тотального разрушения в нашей стране правопорядка; от беспрецедентного наращивания Кремлем военных расходов, трат на спецслужбы и пропагандистскую машину; от нарастающей конфронтации с окружающим миром, чреватой новыми военными конфликтами.

П.С.
Дополнительным, хотя и несколько неожиданным, подтверждением несостоятельности популяризируемого сейчас утверждения "Денег нет" стало подписание на днях В.Путиным и Б.Нетаньяху соглашения о выплате пенсий тем нынешним гражданам Израиля, кто уехал из РСФСР до 1992 года и кто никогда не имел российского гражданства. На эти цели из государственного бюджета России предусмотрено выделение 5,4 млрд.руб.

Особую пикантность данной истории придают два факта:
- для пенсионеров, являющихся гражданами России и проживающими на территории России, денег, как известно, не нашлось, а для пенсионеров – граждан Израиля, никогда не являвшихся гражданами России и не проживающими на территории России по крайней мере в последние 24 года, деньги были найдены;
- для пенсионеров, являющихся гражданами России, не нашлось около 1000 рублей в месяц на одного человека (что составляет 8%-ную индексацию средней российской пенсии); для пенсионеров-граждан Израиля обнаружились около 6 тыс.руб. в месяц на одного человека.

Понятно, что указанное соглашение было одобрено В.Путиным не потому, что он особенно тронут благосостоянием бывших соотечественников, не менее четверти века проживающих за границей. Причиной подписания соглашения стали новые договоренности о геополитическом сотрудничестве с Израилем, за которые Кремлю пришлось расплачиваться в том числе и дополнительным пенсионным обеспечением для израильтян российско-советского происхождения.

Таким образом, в разгар проведения кампании "Денег нет" было получено новое подтверждение того, что в российском бюджете деньги есть, но их расходование происходит в соответствии не с гуманитарно-социальными, а с военно-геополитическими приоритетами Кремля.


http://aillarionov.livejournal.com/931092.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Денег нет? Деньги есть!

Четверг, 02 Июня 2016 г. 23:45 (ссылка)

Меня спрашивают: "А стоило ли вообще обращать внимание на заявление С.Гуриева про "близость Резервного фонда к исчерпанию"? Мол, это мелкий вопрос, не заслуживающий внимания".
Попробую пояснить, почему полагаю, что внимания вопрос заслуживает.

Как известно, 24 мая во время поездки Дмитрия Анатольевича в Крым одна из пенсионерок обратилась к нему с криком-мольбой: "Невозможно прожить, цены бешеные, неправильную индексацию нам рассчитывают! Что ж такое восемь тысяч, это мизер, ноги об нас будут вытирать! Вы же обещали индексацию, где она?!" На что последовала облетевшая мир фраза: "Просто денег нет сейчас. Найдем деньги – сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, вам всего доброго, хорошего настроения и здоровья", – бодро произнес Дмитрий Медведев, засунув руку в карман, и на этой оптимистичной ноте общение с народом поспешил закруглить".

Три дня спустя, 27 мая, позицию Дмитрия Анатольевича с академической солидностью поддержал Сергей Маратович: "...возможности Министерства финансов и Центрального банка ограничены. Резервный фонд близок к исчерпанию".

"Эхо Москвы", разместившее ответы Сергея Маратовича на вопросы читателей, точно выделило главный месседж его выступления в виде кричащего заголовка: "Резервный фонд близок к исчерпанию", вынеся именно это утверждение на верхнюю рекламную полосу своего сайта.

Через несколько дней, 31 мая, в ответе автору этих строк Сергей Маратович так обосновывал правоту Дмитрия Анатольевича и свою: "При этом дефицит бюджета 2016 года (рассчитанного в предположении, что средняя цена на нефть в течение 2016 года составит 50 долларов за баррель)... ...простая экстраполяция текущих тенденций подсказывает, что если расходы не будут сокращены, а цены на нефть не повысятся, то Резервный фонд будет исчерпан летом 2017 года".

Несколько часов спустя в поддержку Дмитрия Анатольевича выступила Евгения Марковна, воспользовавшаяся "подсказкой" Сергея Маратовича, накануне появившейся на сайте ЭМ:
"Слушайте, вот, обрушились все на Медведева – мне его искренне жалко. Он честно сказал: "Денег нет". Он-то хорошо знает, что в Фонде национального благосостояния и в Резервном фонде там что-то такое там, примерно 8 триллионов рублей. Что для покрытия дефицита бюджета (что неизбежно)... Дефицит бюджета, даже если цена на нефть будет… Бюджет сверстан на цену нефти 50 долларов за баррель, да? Даже если средняя погода будет 50 долларов за баррель… Но выборы, поэтому всё равно дефицит будет. Там половину или около того придется отдать на покрытие дефицита бюджета.
Он понимает, денег нету никаких, да?"

Мы видим, как на наших глазах была проведена молниеносная, эффектная и, судя по числу лайков и репостов, вполне успешная кампания по убеждению миллионной аудитории "Эха Москвы" в том, что:
- у государства нет денег,
- а Дмитрий Анатольевич – честный человек.

Однако... у российского государства есть деньги.

Пока внимание либеральной общественности совместными усилиями Дмитрия Анатольевича, Сергея Маратовича, Евгении Марковны небезуспешно привлекали к несуществующей проблеме "близости исчерпания Резервного фонда" (составляющего сейчас менее одной десятой всех международных резервов) они, эти резервы, продолжали расти. За пять месяцев 2016 г. они увеличились на 21 млрд.дол. и на 27 мая 2016 г. составили 389 млрд.дол. О величине, структуре, динамике международных резервов более подробно сказано в тексте Десять небольших проблем.

Кроме того, имеющиеся у государства немалые деньги Кремль продолжал успешно тратить.
В частности, на военные цели.

Государственные расходы по статье "Национальная оборона" в 2010-2016 гг.








































































Статьи 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 янв.-апр. (в годовом измерении)
В млрд. руб. 1276 1516 1812 2104 2479 3181 3667
В % ко всем расходам федерального бюджета 12,6 13,9 14,1 15,8 16,7 20,4 23,8
В % к ВВП 2,8 2,5 2,7 3,0 3,2 3,9 4,6
Темп прироста в постоянных ценах в % к предыдущему году -1,2 11,9 12,2 9,0 5,8 13,7 6,3
Индекс роста в % к 2010 г. 100,0 111,9 125,6 136,9 144,9 164,7 175,1
Справочно: индекс роста ВВП к 2010 г. 100,0 104,3 107,8 109,3 110,0 106,1 105,4
Источник: Минфин России и расчеты ИЭА по данным Минфина России.

По данным таблицы видно, что за последние годы военные расходы (в годовом измерении) были увеличены:
- с 1,3 до 3,7 трлн. руб.;
- с 12,6% до 23,8% от всех государственных расходов;
- с 2,8% до 4,6% ВВП;
- на 75% в постоянных ценах.
Для сравнения: за то же время российский ВВП в постоянных ценах вырос лишь на 5,4%.

То есть у нынешних кремлевских руководителей не нашлось нескольких сот рублей для индексации ничтожных пенсий.
Зато у них нашлись (например, в 2015 г.) три триллиона сто восемьдесят один миллиард триста шестьдесят семь миллионов рублей на войну. А в 2016 году военные расходы составят более 25 тысяч рублей на каждого российского жителя.

И с такими гигантскими ресурсами Путин и Медведев не смогли найти средств на повышение пенсий?
Обещанная восьмипроцентная индексация пенсий (около полутриллиона рублей) составляет для бюджета примерно такую же сумму, на сколько в этом году были фактически увеличены военные расходы.
То есть индексацию пенсий можно было безболезненно провести при неувеличении прошлогодних (уже огромных) военных расходов и без каких-либо нарушений макроэкономических показателей.

Иными словами, проблема не в том, что у российского государства нет денег, а резервный фонд близок к исчерпанию.
У российского государства есть деньги. И у него есть резервы.
Причем и те и другие продолжают увеличиваться.
Проблема в том, на какие именно приоритеты бодрые кремлевские руководители хотят тратить и на самом деле тратят общенациональные финансовые ресурсы.
Не на индексацию пенсий сорока с лишним миллионов пожилых российских граждан.
А на рост расходов на войну.
Мы знаем, какой выбор сделали бодрые лидеры.
И кто их в этом поддерживает. И кто пытается их оправдать.

Сейчас у Кремля есть почти четыре триллиона рублей на войну.
Шестнадцать триллионов в федеральном бюджете.
Почти тридцать триллионов рублей в бюджете расширенного правительства.
И еще 389 млрд.дол. золотовалютных резервов.

Но при этом у него не нашлось полутриллиона рублей на ничтожную индексацию крошечных пенсий нищих соотечественников.

Зато у него есть Сергей Маратович, рассказывающий доверчивым читателям, что "Резервный фонд близок к исчерпанию".
И Евгения Марковна, убеждающая слушателей ЭМ, что Медведев, заявивший несчастной пенсионерке: "Денег нет", – это честный человек.

http://aillarionov.livejournal.com/930862.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

National Review: попала ли Великобритания в ловушку Путина, преследуя Буковского?

Пятница, 14 Мая 2016 г. 01:12 (ссылка)

Владимир Буковский, обвиненный британской прокуратурой в хранении детской порнографии и подавший встречный иск о клевете, объявил голодовку, требуя ускорить рассмотрение его иска. О Буковском и его деле рассказывает американский политолог Клэр Берлински.

Владимир Буковский — как и Александр Солженицын и Андрей Сахаров — стал символом почти невероятной смелости и стойкости перед лицом советского тоталитаризма. Родившийся в 1942 году Буковский — основатель диссидентского движения 1960–1970-х. В двадцать лет он был впервые арестован за хранение "антисоветской литературы". В декабре 1965 года Буковский участвовал в организации митинга на Пушкинской площади — первой оппозиционной акции за четыре десятилетия. За свои усилия он был вознагражден двадцатью годами в советских тюрьмах, лагерях и психушках.

В 1971 году Буковскому удалось переправить на Запад больше 150 страниц документов, свидетельствовавших об использовании советской властью психиатрических больниц, чтобы заставить оппонентов молчать. Благодаря этому Запад узнал, что обычная практика КГБ — объявлять диссидентов душевнобольными, чтобы избежать позорных публичных судов и дискредитировать любую оппозицию режиму, представив ее как порождение больного рассудка. В 1976 году после многомесячных торгов между советским и американским государствами Буковского обменяли на генсека Коммунистической партии Чили Луиса Корвалана. С тех пор он живет в Англии, в Кембридже.

Он остается активным и открытым противником советской системы и ее наследников, которые, по его мнению, не избавились от опасных элементов советского режима. В 1992 году он предупреждал, насколько опасно позволять бывшим коммунистам играть ведущие роли в управлении постсоветской Россией:

"Мы не смогли решительно покончить с советской системой, и теперь мы в опасности: в наш мир может интегрироваться новый монстр. Он может уже не называться коммунизмом, но он сохранил многие его опасные черты. Пока трибунал типа Нюрнбергского не вынесет приговор по всем преступлениям, совершенным коммунизмом, он не умер, и война не окончена".

В 1994 году Буковский предупреждал, что Ельцин стал заложником российских спецслужб. По его мнению, восстановление власти КГБ уже тогда стало неизбежным. Он был прав. Критикой России Буковский не ограничивался: он открыто осуждал западных политиков за излишнее легковерие или даже сомнительные связи с Советским Союзом и его наследниками.

В 2004 году Буковский вместе с Гарри Каспаровым, Владимиром Кара-Мурзой и Борисом Немцовым основал так называемый Комитет-2008. Целью комитета были честные и свободные выборы в 2008 году, на которых должен был быть выбран тот, кто сменит Владимира Путина. Что произошло вместо этого, хорошо известно.

Буковский пытался выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2008 года, но Центризбирком по формальным причинам его не зарегистрировал. В 2013 году он опубликовал сборник интервью на русском языке, где описывал Путина и его команду как "наследников Лаврентия Берии" — последнего и самого развращенного главу сталинской секретной службы. Когда Кремль вторгся в Украину и аннексировал Крым, Буковский выразил надежду, что западные санкции покончат с режимом.

17 марта 2015 года Буковский дал показания под присягой на многократно откладывавшемся расследовании по делу об убийстве в Лондоне в 2006 году бывшего офицера КГБ Александра Литвиненко. В 2000-м Литвиненко бежал в Великобританию, оказавшись в опасности после того, как выступил против войны в Чечне. Литвиненко обвинил российские спецслужбы во взрывах жилых домов, унесших почти триста жизней, в трех российских городах. В результате этой серии взрывов Россия втянулась в Вторую чеченскую войну. Многие считают, что это были провокации, организованные ФСБ, чтобы повысить популярность Путина и добиться общественной поддержки новой полномасштабной войны.

Литвиненко обвинял Путина и в том, что он приказал убить журналистку Анну Политковскую. Он также утверждал, что ранее ему было приказано убить бизнесмена Бориса Березовского, который так же, как и он сам, стал жестким критиком путинского режима. (23 марта 2013 года телохранитель Березовского нашел его в запертой ванной в его доме в Англии мертвым, с удавкой на шее. Полиция считает его смерть "необъясненной".)

Наконец, в июле 2006 года атака Литвиненко на Путина достигла кульминации: он опубликовал на сайте Chechenpress статью, где обвинил президента России в педофилии:
"Оказалось, что Путина не взяли во внешнюю разведку из-за того, что было установлено, что он страдает педофилией. Как рассказали знающие люди, об этом его половом недуге узнали не сразу, а незадолго до окончания Краснознаменного института имени Андропова. Естественно, что времени на изучение Путина было недостаточно, а доложить на самый верх о том, что кадровики недосмотрели и в недрах советской разведки завелся педофил, руководство КАИ побоялось. Как принято в спецслужбах, под благовидным предлогом от командировки в ФРГ Путина отвели и вернули его туда, откуда он прибыл в Ленинградское УКГБ: как говорится, дело с концом".

В ноябре 2006 года Литвиненко был отравлен смертельной дозой радиоактивного полония-210, который агенты ФСБ добавили в его чай в лондонском отеле. Через 23 дня он умер.

Буковский был близким другом Литвиненко. В 2015 году на расследовании по делу о его смерти Буковский сказал, что Литвиненко звонил ему "двадцать, тридцать раз в день, иногда даже ночью".

Судья спросил его:
— Известно ли вам о каких-либо угрозах, которые он получал, находясь в Соединенном Королевстве"?
— Да, определенно. Были постоянные угрозы.
— В ваших свидетельских показаниях вы упоминаете телефонный звонок, который он получил, когда находился у вас в гостях в Кембридже?
— Да.
— Можете рассказать, что вы знаете об этом звонке?
— Это было году в 2002-м, я думаю, вскоре после его побега. Он был в Кембридже у меня в гостях со своим сыном. Сыну тогда было лет восемь. Мы гуляли, это было весной. Гуляем по Кембриджу, прекрасные виды, птицы поют, и вдруг ему звонят по телефону. Он ответил и помрачнел. По тому, что он говорил, я понял, что это была какая-то угроза. Когда разговор закончился, я спросил его, что это было. Он ответил, что это какие-то бывшие коллеги с Лубянки, которые сказали ему: "Чувствуешь себя в безопасности в Британии? Тогда вспомни Троцкого". Все это было, пока мы гуляли по улицам Кембриджа.
— И это упоминание о Троцком вы восприняли как угрозу?
— Да, конечно. Троцкий был убит в Мексике, кажется, в 1940 году.
— Троцкий тоже был эмигрантом, так ведь?
— Да, и его убили агенты НКВД по приказу Сталина. Тогда это называлось НКВД, а не КГБ.
— Саша [Литвиненко] это тоже понял?
— Да, конечно.


Олег Гордиевский был главой резидентуры КГБ в Лондоне. В 1974 по 1985 год он тайно работал на британскую разведку. В июле 2006 года Буковский и Гордиевский вместе написали письмо в редакцию The Times. Они предупреждали, что Путин протолкнул через Думу два новых закона:

"Во-первых, речь идет о законе, позволяющем ему использовать спецслужбы в качестве ''эскадронов смерти'' для ликвидации ''экстремистов'' за рубежом (в том числе и в нашей стране). Во-вторых, принята поправка к действующему закону о борьбе с ''экстремизмом'', сильно расширяющая определение этой ''преступной деятельности'': теперь, среди прочего, проявлениями экстремизма считаются ''клеветнические'' высказывания о путинской администрации.
Таким образом, созданы все условия для того, чтобы любой критик путинского режима, живущий в Великобритании, особенно если он участвует в кампании против геноцида, развязанного Россией в Чечне, мог непосредственно познакомиться с отравленным зонтиком [авторы намекают на убийство болгарского диссидента Георгия Маркова в Лондоне в 1978 г., для которого использовался зонтик с отравленной иглой — прим. пер.]. Как заявил российский министр обороны Сергей Иванов, ''черный список'' людей, подлежащих ликвидации, уже составлен" (цитата в переводе сайта inosmi.ru. — Открытая Россия).

Через несколько месяцев после этой публикации журналистка, писательница и правозащитница Анна Политковская, известная противница Путина и второй чеченской войны, была убита. И в том же году убили Литвиненко. Ссылаясь на это письмо, судья, проводивший расследование по делу Литвиненко, спросил Буковского:
— Думаете ли вы, что именно это случилось с Сашей?
— Именно так.


Показания продолжались:
— Изменилось ли что-либо в том, как российские власти, спецслужбы и прочие стали обращаться с диссидентами, после того как Путин стал президентом?
— Да. Появление Владимира Путина мы восприняли не просто как появление какого-то подполковника. Это определенно был приход к власти КГБ как института, и, поскольку я пристально слежу за событиями, мы знали это заранее, как только Ельцин объявил его кандидатом в президенты, преемником, мы знали, что имеем дело с приходом КГБ к власти.
— Что это означало для политических оппонентов и диссидентов?
— Для политических оппонентов и диссидентов это означает репрессии и даже убийства. Для Запада это означает рост агрессивности, попытку восстановить бывшую советскую сферу влияния, особенно в Восточной Европе и в бывших советских республиках. Мы об этом узнали сразу же.


Свидетельство Буковского закончилось таким диалогом:
— Есть ли у вас сомнения в том, что режим президента Путина пользовался и будет пользоваться правом, предоставленным ему законом, для уничтожения своих противников?
— Им пользовались, пользуются и будут пользоваться, пока жив Путин.
— Есть ли у вас сомнения в том, кто ответственен за убийство Саши Литвиненко?
— Никаких сомнений.


Расследование пришло к выводу, что Кремль "почти определенно" приказал убить Литвиненко. Премьер-министр Дэвид Кэмерон заморозил активы подозреваемых в качестве наказания за "абсолютно ужасающее" преступление и угрожал дальнейшими санкциями против России.

У Буковского уже тогда было слабое здоровье. Он был серьезно болен с 2014 года, когда редкая инфекция повредила его сердечные клапаны.

27 апреля 2015 года, через месяц с небольшим после его свидетельских показаний, Королевская прокуратура сделала очень неожиданное публичное заявление:

Владимиру Буковскому будет предъявлено обвинение в хранении непристойных изображений детей
Королевская прокуратура подтвердила обвинение 72-летнего Владимира Буковского по пяти случаям изготовления непристойных изображений детей, пяти случаям хранения непристойных изображений детей и одному случаю хранения запрещенного изображения.

Главный королевский прокурор по Восточной Англии Дженни Хопкинс сказала: "В результате расследования, проведенного полицией Кембриджшира, мы пришли к заключению, что есть существенные доказательства, и что в интересах общества мы должны предъявить Владимиру Буковскому обвинение в предполагаемом изготовлении и хранении непристойных изображений детей".

В интервью The Guardian Буковский сказал: "Я категорически отрицаю изготовление каких-либо непристойных или запрещенных фотографий, псевдофотографий или видео с детьми. Собственно, я вообще не общался ни с какими детьми уже много лет. Эти шокирующие обвинения были сделаны тогда, когда я тяжело болен и мои шансы выжить остаются неопределенными. Тем не менее я собираюсь защищаться по всем статьям обвинения".

Буковский уверен, что путинские оперативники разместили на его компьютере, как он говорит, около двадцати тысяч непристойных детских изображений, а затем донесли об этом британской полиции через Европол.

На судебное заседание 5 мая 2015 года, на которое его вызвали, Буковский прийти не смог. У него было множественное поражение внутренних органов. Его доставили в мюнхенскую клинику для срочной операции на сердце, после которой его держали в медикаментозной коме. Операция прошла удачно, но он оставался в больнице еще четыре месяца. В августе 2015 года Буковский в инвалидной коляске явился на судебное заседание и объявил, что невиновен по всем статьям обвинения. Его освободили без каких-либо условий. Суд по его делу должен состояться 16 мая.

Вскоре после предъявления обвинения Буковский подал на Королевскую прокуратуру в суд за клевету. Он обвиняет ее в "ложном и злонамеренном" нанесении вреда его репутации и злоупотреблении властью. Прокуратура, по его утверждению, вышла далеко за рамки своих обязанностей, сделав порочащие его заявления, не подтвержденные какими-либо доказательствами. Эти утверждения, как он отмечает, были широко растиражированы, в особенности путинским изданиями.

Буковский пишет в своем иске:
"Меня оклеветали, и у меня нет других средств, кроме этого иска.
Все 72 года жизни моя нравственная репутация была безупречна. И она была разрушена за один день, когда обвинения Королевской прокуратуры получили всемирную огласку.
Дискредитирующие обвинения сексуального характера, такие, как обвинение в ''педофилии'', — возможно, самое грязное оружие, какое можно использовать в общественной жизни. Такие обвинения затрагивают самые интимные аспекты жизни человека. Лишь у очень немногих есть информация из первых рук, которая позволяет судить об обоснованности таких обвинений. У многих людей сексуальные домогательства в отношении детей вызывают сильные эмоции. А для значительной части читателей — в связи с этой темой больше, чем в связи с любой другой, — принцип ''нет дыма без огня'' берет верх над принципом ''невиновен, пока не доказана виновность''.
С учетом этого для широко известного человека, такого, как я, пресс-релиз с такими обвинениями намного хуже, чем само обвинение в преступлении. Честно говоря, меня не беспокоит риск попасть в тюрьму. Я уже провел двенадцать лет в советских тюрьмах, не совершив никаких преступлений, и я не ожидаю, что проживу еще долго, поэтому для меня не так уж важно, проведу ли я последние несколько недель своей жизни в тюрьме. Однако по-настоящему для меня важно защитить свою репутацию. Пресс-релиз Королевской прокуратуры — не просто сообщение (справедливое или несправедливое, точное или неточное) о том, что произошло или может произойти в уголовном суде. Этот пресс-релиз уже повредил мне больше, чем может повредить любой гипотетический приговор".

Выдвинутые против него уголовные обвинения, как он отмечает, не включают буквально "изготовление непристойных фотографий". Слово "изготовление" (making) предполагает, что его обвинили в присутствии или соучастии в принуждении ребенка к участию в непристойной съемке. Но, согласно британскому закону, под "изготовлением" может подразумеваться и скачивание готовых изображений из интернета, а это человек может сделать неумышленно, открыв документ или электронное письмо, зараженное вирусом. Но, как утверждает Буковский, невозможно ожидать, что это будет знать читатель.

"В определенной степени я могу и буду защищать свою репутацию, опровергая обвинения в суде, но лишь в очень ограниченной степени. Заявление Королевской прокуратуры дезинформирует. В нем содержатся еще более грязные и разрушающие репутацию обвинения помимо тех, которые фактически выдвинуты в суде. Одно из последствий этого — то, что у меня не будет возможности опровергнуть эти обвинения в судебном процессе. Единственное оставшееся мне средство — иск о клевете".

Далее он указывает, что обвинение в "хранении непристойных изображений" вредит репутации намного меньше, чем обвинении в "сексуальных домогательствах в отношении реальных конкретных детей". Первое, говорит он, "может быть смешным, второе чудовищно". Большинство читателей мгновенно поймет, что разместить изображения на диске компьютера жертвы — детская игра для изощренных кремлевских хакеров. Но использование слова "изготовление" вместо слова "хренение", которое упоминается в официальном уголовном обвинении, заставляет читателей во всем мире представлять, будто эти обвинения могут быть правдой.

"Такая публикация может повлечь чудовищные последствия для репутации человека, — пишет он. — Заявление было опубликовано тогда, когда я уже был тяжело болен. В тот момент было маловероятно — и уж точно нельзя было быть в этом уверенным, — что я выживу и смогу быть в достаточно хорошей форме, чтобы ответить на обвинения, предстать перед уголовным судом или выдвинуть этот иск".

Если изображения были, как утверждает Буковский, подброшены на диск его компьютера Кремлем, очевидно, что не было цели убить его. Природа сама готова была об этом позаботиться. Цель была показать любому, кто хотел бы пойти по пути Буковского, что наказание для тех, кто бросит вызов Кремлю, — хуже, чем смерть. Это наказание — превратиться в глазах истории в человека, которому лучше вообще было бы не жить. Такие обвинения оставят на репутации любого человека несмываемое пятно. Они ставят под сомнение всю жизнь Буковского, его свидетельства и его наследие.

Дело о клевете, которое будет слушаться в Высоком суде, откладывалось уже три раза по необъяснимым причинам. Буковский уверен, что это делают, чтобы избавить прокуратуру от неудобного положения. Он опасается, что умрет, не дождавшись восстановления своего доброго имени. Российские государственные СМИ, которые с радостью повторяли и перепечатывали уголовные обвинения, как он предсказывает, проигнорируют вердикт, когда он будет вынесен. И поэтому он решился на голодовку. Это не первая его голодовка, но впервые он протестует против действий западного государства. Предыдущая его голодовка была четыре десятилетия назад, еще при Брежневе. Он будет голодать, по его словам, "пока Высокий суд наконец не найдет время выслушать его жалобу".

Но что, если голодовка убьет его? Он, похоже, предпочитает умереть таким образом, чем позволить Кремлю сказать последнее слово.

"Я не боюсь этого, — сказал он в интервью The Guardian. — Как можно бояться неизбежного? Это не бессмысленная смерть. Это смерть, имеющая свою цель. И я в любом случае уже стар".

3 мая ему ответили отказом на просьбу об ускорении судебного процесса о клевете. Судья, хотя этого от него никто не требовал, наложил общий запрет на разглашение всей информации об иске, свидетельствах, аргументах, судебном заседании, его собственном решении и самом запрете на разглашение.

В петиции, адресованной в британское министерство юстиции, около шести тысяч "бывших советских политзаключенных, их родственников и потомков" просят "всех справедливых и беспристрастных людей Великобритании оказать давление на британское правительство и Королевскую прокуратуру, потребовав немедленного независимого пересмотра дела Буковского".

"Мы считаем Буковского человеком гигантской моральной величины, — написано в петиции. — Представьте, какой трагедией будет, если Буковский умрет, прежде чем его дело будет рассмотрено".

Оригинал статьи: Клэр Берлински, "Попала ли Британия в ловушку Путина, преследуя российского диссидента?", National Review, 11 мая.
https://openrussia.org/post/view/14970/

http://aillarionov.livejournal.com/925749.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Гамбит Тимошенко

Среда, 06 Апреля 2016 г. 10:20 (ссылка)



То, что два крупных украинских макрорегиона – Крым и Донбасс (на территории которых расположены четыре административных региона страны – АР Крым, г. Севастополь, Донецкая и Луганская области) – были запланированы к сдаче агрессору еще до начала самой кремлевской агрессии против Украины, было обсуждено в тексте Почему были сданы Крым и Донбасс? Ниже следуют несколько расчетов, иллюстрирующих логику авторов этого плана, приобретшего свои окончательные черты, очевидно, в 2009-14 годах.

Из девяти голосований в ходе национальных (президентских и парламентских) выборов в 2002-12 гг. политические силы, представлявшие "прозападный" вектор развития страны, смогли получить большинство голосов избирателей только в двух случаях – в ходе третьего голосования на президентских выборах 2004 г., а также на парламентских выборах 2012 г. (отмечены оранжевым цветом). Продолжение голосований в Украине в пределах ее международно признанных границ обрекало "прозападные" политические силы и прежде всего партию "Батькивщина" с ее лидером на гарантированные поражения в обозримом будущем.



В зависимости от конкретного голосования 3,2 – 6,4 млн. чел. (в среднем 4,5 млн.чел.), т.е. 28 – 44% (в среднем 36%) от всего украинского "провосточного" электората были сосредоточены в четырех регионах страны – АР Крым, г. Севастополе, Донецкой и Луганской областях. Хотя в этих четырех регионах имелись и "прозападные" избиратели, они составляли там очевидное меньшинство (в среднем по 9 голосованиям их было около 400 тыс.чел., или 7,8% от всех избирателей этих регионов), а итоговый электоральный баланс в этих регионах в среднем составлял примерно 4,1 млн. голосов в пользу "провосточных" политических сил.

Потенциальное отсутствие представителей этих четырех регионов в списках избирателей и на избирательных участках радикальным образом меняло бы соотношение "прозападных" и "провосточных" политических сил в "новой" Украине (без четырех регионов), что иллюстрируют табл. 1 и 2. Гипотетическое "изъятие" из участия в голосовании в среднем 4,5 млн. избирателей из четырех регионов меняло бы баланс между двумя политическими лагерями в остальной Украине бесповоротно в пользу "прозападного" вектора. В этом случае из девяти голосований, проведенных в 2002-12 гг., "оранжевые" проиграли бы только одно – в 2002 г.; в остальных случаях они выигрывали бы практически гарантированно. Тогда, возможно, не потребовались бы и Оранжевая революция, и "третий тур" президентского голосования осенью 2004 г., а Янукович, вероятно, никогда не смог бы избраться президентом такой страны.



План по радикальному "структурному решению" неразрешимого в течение десятилетия политического тупика получил дополнительный импульс в результате заключения между В.Януковичем и Ю.Тимошенко соглашения о формировании т.н. "ширки" – "широкой коалиции" с попеременным приходом к власти Партии Регионов и "Батькивщины", В.Януковича и Ю.Тимошенко соответственно. В соответствии с соглашением о коалиции, распределение властных полномочий коснулось не только портфелей в центральных органах власти, разделу подлежали также и руководящие должности на местах. "Но больше всего меня поразил пункт из проекта, – подчеркивал С.Лещенко, – где Янукович и Тимошенко делили власть в областях. За основу бралось не количество заводов на территории, не доходы бюджета, а население. А в конце писали: под Януковича идет 23 миллиона душ, под Тимошенко – 22 миллиона. Все это выглядит как распределение крепостных между "господами"".

Раздел политической Украины на т.н. "Якраину" и "Юкраину" фактически обеспечивал Януковичу стратегическое преимущество над своим политическим оппонентом в обозримой перспективе. После избрания президентом это преимущество Янукович усугубил еще и заключением Тимошенко в Качановскую тюрьму.

Со своей стороны, лидер "Батькивщины" ответила разработкой плана об ослаблении потенциала своего противника на четыре региона, что уменьшило бы демографические ресурсы не "новой Украины", не "Юкраины", а "Якраины" и тем самым навсегда лишило бы лидера Партии Регионов (или иного будущего "провосточного" лидера) его стратегического преимущества. Жертвуя четырьмя регионами, лидер "Батькивщины" получала бы гарантированный перевес на оставшейся территории страны.

Дело оставалось за малым – посвятить в этот план его главного предполагаемого исполнителя (объяснить, уговорить, намекнуть, дать понять). Что, судя по всему, не составило особого труда. Правда, как выяснилось позже, собственные аппетиты исполнителя не вполне совпали с пожеланиями его украинских собеседников. Причем если его первоначальные (новороссийские) планы простирались намного дальше северных и западных границ указанных четырех регионов, то при их провале "простое отрезание" Донбасса от Украины в его последующие планы не входило и не входит. Наоборот, не получив "Новороссию", он пытался и пытается использовать оккупированные территории на Востоке в качестве наживки в изнурительной борьбе за установление контроля за остальной Украиной.

Как известно, фактическое исполнение "плана Тимошенко" оказалось не совсем таким, как задумывалось. Тем не менее в новой ситуации, сложившейся в результате двухлетней кремлевской агрессии, в Украине начинают расти и понимание и, более того, поддержка "гамбита Тимошенко", одобряемого ныне уже публично, что было просто немыслимо всего лишь два года тому назад. Причем эта политическая поддержка распространяется теперь как в отношении идеи об отделении (хотя бы временном) оккупированных Крыма и Донбасса (как известно, украинские власти не предприняли ни одного шага по возвращению Крыма, а государственный комитет по статистике исключил упоминание Крыма в своих материалах о численности населения регионов Украины, относящихся к 2015 и 2016 гг.), так и в отношении рекордной поддержки "Батькивщины" и ее лидера на возможных выборах в Верховную Раду.

http://aillarionov.livejournal.com/918585.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Украина: без Крыма, Донбасса и реформ?

Вторник, 30 Марта 2016 г. 03:12 (ссылка)

Передача на радио "Свобода" и 3 комментария к ней.

https://www.youtube.com/watch?v=IlvEFezE4CQ&list=PLzZKyeLSElPXjf9GLvw7_bFmZLvicep79

Текст:
http://www.svoboda.org/content/transcript/27641495.html

Комментарии:
1. Напоминаю еще раз, что авторство плана по сдаче Крыма и Донбасса, изложенного в передаче, а также в предыдущем постинге, принадлежит не хозяину этого блога (ХЭБ), а руководству одной из крупнейших политических сил Украины в 2006-14 гг.; ХЭБ лишь изложил его: в блоге письменно, в передаче устно J

2. Истерика одного из участников передачи, очевидно, была вызвана опасением того, что от политической силы, к которой истерун принадлежит, украинский народ может потребовать ответственности за сдачу Крыма и за попытку сдачи Донбасса.

3. Поскольку участвовавший в передаче В.Фесенко, полагая, что якобы "исправляет" меня, назвал в эфире неверные цифры украинских военных расходов:
Владимир Фесенко: Один небольшой комментарий: сейчас расходы на оборону в текущем году составляют 5%, в прошлом году было близко к 4% ВВП.
http://www.svoboda.org/content/transcript/27641495.html

размещаю здесь еще раз официальные данные министерства финансов Украины:

Фактические расходы на оборону в 2015 г.:
по утвержденному бюджету – 40 млрд. гривен:
http://gordonua.com/news/money/Byudzhet-2015-rost-cen-inflyaciya-i-novye-nalogi-58528.html
фактические по итогам года – 52 млрд. гривен.:
http://www.minfin.gov.ua/en/news/view/pokazniki-vikonannja-bjudzhetu-ukraini-20142015-rik?category=bjudzhet&subcategory=poperedni-bjudzheti

Таким образом, при ВВП размером в 1979,5 млрд. гривен фактические расходы на оборону в 2015 г. составили 2,6% ВВП.

Прогнозируемые расходы на оборону в 2016 г.:
В начале декабря президент Украины Петр Порошенко своим указом ввел в действие решение СНБО от 11 ноября 2015 года об оборонном бюджете на 2016 год. Согласно ему, расходы на безопасность и оборону составят 5% от ВВП, а на саму оборону — 3% ВВП.

http://ukraina.ru/2015/20151224/1015156482.html

Для сравнения:
военные расходы в 2014 и 2015 гг. и суммарно:
в Украине – 2,3 и 2,4 млрд.дол., всего – 4,7 млрд.дол.;
в России – 79,7 и 61,3 млрд.дол., всего – 141,0 млрд.дол.
Разница за два года – примерно в 30 раз.

http://aillarionov.livejournal.com/915947.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Две расписки

Воскресенье, 28 Февраля 2016 г. 20:00 (ссылка)

Одна:


И вторая:


Текст первой записки:
"Обязательство.
Я, нижеподписавшийся Валенса Лех, сын Болеслава и Феликсы, родившийся в 1943 году в Попове, повет Липно, обязуюсь сохранять в тайне содержание разговоров, проведенных со мной работниками служб безопасности. Одновременно обязуюсь сотрудничать со службой безопасности при раскрытии и борьбе с врагами ПНР. Информацию обязуюсь передавать в письменном виде, и она будет правдивой. Факт сотрудничества со службой безопасности обязуюсь держать в тайне и не раскрывать ее даже перед семьей. Информацию буду передавать под псевдонимом "Болек".
Лех Валенса Болек"

http://radiopolsha.pl/6/136/Artykul/241730

Текст второй записки:
"Я отказываюсь подписывать предложенное мне заявление в связи с его вредным в моральном отношении характером. В то же время заявляю, что не существует правовых оснований, требующих от граждан ПНР подписывать подобного рода обязательства".
https://www.facebook.com/alexandre.bondarev/posts/1056208601087410?pnref=story

Первая записка принадлежит Леху Валенсе, легендарному руководителю польской "Солидарности", первому посткоммунистическому президенту Польши, лауреату Нобелевской премии.

Другая – Ярославу Качиньскому, "злобному консерватору, тащащему нынешнюю Польшу в прошлое" (это из сегодняшних польских газет), брату первого негебешного президента Польши, погибшего 10 апреля 2010 года в авиакатастрофе под Смоленском.

Обе записки обнаружены в архиве "польского Андропова", "воплощения добра" – генерала Ч.Кищака, министра внутренних дел Польши времен военного положения и первых посткоммунистических лет (1981-1990 гг.), премьер-министра Польши (в августе 1989 г.), умершего 5 ноября 2015 г.

Об обнаружении документов, свидетельствующих о сотрудничестве бывшего президента Польши Леха Валенсы со спецслужбами во время Польской Народной Республики, заявил директор польского "Института национальной памяти" Лукаш Каминский. В доме покойного главы спецслужбы коммунистической Польши Чеслава Кищака хранилась папка с материалами о деятельности тайного сотрудника под псевдонимом "Болек" и рукописное обязательство содействовать Службе безопасности ПНР, подписанное Валенсой, сказал Каминский. Также найдены квитанции о получении Болеком денежных сумм. По мнению эксперта – архивиста института, документы подлинные. Всего в папке 279 страниц, на которых имеются многочисленные донесения тайного сотрудника и отчеты работников Службы безопасности о встречах с ним. Документы охватывают период с 1970-го по 1976 годы.
Сам Валенса заявил, что документы являются подделкой, что он собирается доказать в суде.
http://gordonua.com/news/worldnews/institut-nacionalnoy-pamyati-polshi-pri-kommunistah-valensa-byl-osvedomitelem-specsluzhb-120569.html

Несколько цитат Л.Валенсы по теме.

О сотрудничестве с ГБ:
24 февраля 2011 г. Валенса в телевизионном интервью сам заявил, что он в свое время подписал обязательство сотрудничать с ГБ, но "никогда не думал, что перейдет на ту сторону, что станет предателем". И действительно, много раз в своей жизни он повторял две фразы: "Они хотели и могли меня убить" и "Я их перехитрил".
http://demset.org/f/showthread.php?t=7518

О своей расписке и получении денег:
Лех Валенса признал, что подписал документы, касающиеся сотрудничества со службами безопасности ПНР, о чем недавно заявил директор Института национальной памяти. При этом экс-глава Польши отрицает, что доносил на кого-либо и что брал деньги у спецслужб.
20 февраля на своем микроблоге Лех Валенса объяснил, что поставил свою подпись, потому что хотел помочь сотруднику спецслужб, который должен был вернуть деньги своим работодателям. По его словам, он не подозревал, что это могла быть провокация. Валенса призвал "виновника ситуации" подтвердить его версию: "То есть это все-таки была правда, что Вы потеряли деньги на покупку автомобиля и, кроме того, велся контроль за средствами на ваши операции. Тогда я в ответ на ваши мольбы согласился подписать документы, а вы дали клятву, что все эти бумаги вернутся ко мне и точно будут уничтожены", – написал бывший президент Польши.
http://www.radiopolsha.pl/6/136/Artykul/241595#sthash.gU3aY9W5.dpuf

О людях, названных в его доносах:
W rozmowie z dziennikarka TVN24 Walesa powiedzial, ze teczki, które w warszawskiej czytelni IPN udostepniono dziennikarzom i historykom, to "lipa". – Polowe ludzi w donosach znam, nic nie znaczyli w tamtym czasie i dzi's nie znacza. Polowy w ogóle nie znam, w ogóle nigdy nie uslyszalem nazwiska, ani nie znam ludzi – przekonuje.
http://telewizjarepublika.pl/ofiary-donosow-quotbolkaquot-walesa-nic-nie-znaczyli-i-do-dzisiaj-nic-nie-znacza,29889.html
"Половину людей в этих доносах я знаю, они ничего не значили в то время и сегодня ничего не значат".
https://www.facebook.com/alexandre.bondarev/posts/1055590551149215?pnref=story

О люстрации:
- Как вы относитесь к люстрации?
- Я – за люстрацию, но мудрую люстрацию.
- Это как?
- Активных людей в любой стране пять, максимум десять процентов. Именно они всегда являются генераторами идей и изменений.
Вопрос в том, как проводить люстрацию: вместе со всеми уничтожить небольшую долю этих активных людей или же отделить нехороших от хороших, направив энергию последних на новую, честную активность...
Нельзя уволить всех генералов. Чтоб из обычного рядового вырастить нового генерала, нужны годы. А генералы нужны сейчас. Кто-то должен руководить. Нельзя люстрировать всех. Нужно выбирать, оставлять лучшие кадры.
http://www.epravda.com.ua/rus/publications/2015/04/7/537408/view_print/

О сопротивлении агрессии, Лехе Качиньском, Михаиле Саакашвили:
- Нужна ли была такая ангажированность Леха Качиньского в Грузии?
- Нет, конечно, нет. Россия – ядерная держава. Можно, конечно, сколько угодно кричать России "Нет!", как это делал президент Лех Качиньский, но это же глупость! И опасная глупость. Это все несерьезно. Кремль тоже мог сделать много ошибок, но так нельзя разговаривать с Россией. Теперь после военного конфликта на Кавказе у всех есть друг к другу претензии.
- Но ведь Саакашвили начал бомбардировку Цхинвали!
- Да, это была самая большая ошибка президента Грузии.
http://www.rian.ru/interview/20090604/173195393.html

В Польше отреагировали на обнародование расписки Л.Валенсы. Краткий перечень основных аргументов по "делу Болека", сформулированных польскими интеллектуалами и политиками в печати, по радио и на ТВ, собрал А.Бондарев:
1) Валенса был агентом ГБ и писал доносы – Ну и что, все и так это всегда знали. Так что историки, которые об этом писали – дармоеды.
2) Валенса писал доносы, но тогда все писали. Время было такое.
3) Валенса писал доносы, но мы ему доверяли. А те, кто не писали, были просто пещерными антикоммунистами и экстремистами.
4) Валенса писал доносы, но фактически не писал.
5) Валенса никогда не писал никаких доносов.
6) Валенса любил играть в спортлото [в автобиографии Валенса рассказывал, что он часто выигрывал в спортлото, что радовало его жену и детей].
7) Валенса писал доносы, но защищал Польшу, как св.Павел или Далай-лама.
8) Je suis Bolek.
9) Валенса писал доносы, но гэбэшники его не сломили.
10) Валенса писал доносы, потому что гэбэшники его сломили, но кто бы из нас не сломался?
11) Валенса никогда не писал никаких доносов, так что не будем открывать эти папки и сожжем их. А кто хочет в них заглянуть, тот жалкий негодяй и подонок.
12) Писал Валенса доносы или не писал – какая теперь разница?.
13) Писал Валенса доносы или не писал – но не будем разрушать мифы и порочить нашу великую историю.
14) Писал Валенса доносы или не писал – но он в одиночку сокрушил коммунизм, вывел русские войска из Польши и закончил холодную войну.
15) Не следует раздувать дело Валенсы, потому что это подрывает наше положение на международной арене.
16) Валенса – это Болек? Это всё выдумал Качиньский, который соблазнил вдову генерала Кищака и заставил ее копаться в старой мебели.

https://www.facebook.com/alexandre.bondarev/posts/1053014201406850?pnref=story

О проникновении ГБ в польское общество:
29 ноября 2010 г. президент Коморовский пригласил на заседание Совета национальной безопасности Польши всех бывших президентов страны – Валенсу, Квасьневского, Ярузельского, а также бывшего премьера Юзефа Олексу. На памятной фотографии рядом сидят бывшие агенты польской ГБ "Болек", "Алек", "Вольский", "Олин"...
В 2005 г. первым президентом Польши, не запятнанный никакими подозрениями в контактах с ГБ, был избран Лех Качиньский. Как и многие другие деятели исторической "Солидарности", он считал, что "самой большой ошибкой в [нашей] оценке ситуации была недооценка масштаба проникновения агентуры, инфильтрации движения".
Поэтому одной из важнейших реформ в период президентства Леха Качиньского была проведенная А.Мацеревичем ликвидация Службы военной разведки (WSI), кишевшей офицерами, прошедшими обучение в Москве и сохранивших прежние связи и контакты. Этого Качиньскому не смогли простить многие…

http://demset.org/f/showthread.php?t=7518

От себя:
Редко встречал столь жгучую, столь абсолютно всепоглощающую ненависть, какую испытывают к братьям Л. и Я.Качиньским и к А.Мацеревичу некоторые весьма известные польские и европейские политические и общественные деятели, а также некоторые российские граждане.

См. также: Повесть о двух "расписках".

http://aillarionov.livejournal.com/905278.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Обман украинцев – 2. Зачем?

Пятница, 26 Февраля 2016 г. 10:32 (ссылка)

Публикация стенограммы заседания СНБО от 28 февраля 2014 г., на первый взгляд, кажется, лишь укрепила аргументы тех, кто последние два года уверял и продолжает даже сейчас уверять украинский народ в правильности принятого на этом заседании рокового решения отказаться от сопротивления агрессору и отдать ему Крым. В качестве одного из главных аргументов многими участниками этого заседания называлось – в случае начала сопротивления – якобы неизбежное вторжение российских войск в материковую Украину с целью, в частности, захвата Киева. Теперь у сторонников этой точки зрения появились аутентичные цитаты от непосредственно самих участников исторического заседания.

ТЕНЮХ И.И.
Под прикрытием учений вооруженных сил Российской Федерации происходит концентрация российских войск вдоль всей украинско-российской границы. Их цель — не просто демонстрация сил, а реальная подготовка к вторжению на нашу территорию: переход и выполнение боевых задач. На киевском, харьковском и донецком направлениях уже сконцентрировано 38 тысяч человек...
А что делать с тысячами километров границы и подготовкой России к вторжению? Если зайдут с утра со стороны Черниговской области, то до вечера уже в Киеве будут!...
На границе происходит накопление российских войск. Нам нужно растягивать существующие ресурсы вдоль границы, занимать оборону, параллельно проводить масштабные учения...

ЯЦЕНЮК А.П.
Россия сразу введет войска на материковую Украину. По информации министра обороны, у нас нет сил Киев защитить.

ГВОЗДЬ В.И.
Это будет повод для введения войск в континентальную Украину. А у нас уже не будет даже кем Киев защищать.

ТИМОШЕНКО Ю.В.
Я также разговаривала с нашими иностранными партнерами, и они также подтверждают – российские войска на границах, и просят не делать никаких движений. Мы должны их послушать, потому что без них мы абсолютно бессильны.

НАЛИВАЙЧЕНКО В.А.
Информация, поступающая по нашим каналам, полностью подтверждает готовность России к введению войск, концентрирующихся вдоль нашей границы. И американцы, и немцы — все в один голос просят нас не начинать каких-либо активных действий, потому что, по данным их разведок, Путин использует это для начала широкомасштабного сухопутного вторжения.

ТУРЧИНОВ А.В.
Россия готовит решение о введении войск на материковую территорию Украины. Об этом говорили наши военные. Это я также понял по тем угрозам, которые услышал во время телефонного разговора с Нарышкиным.

http://gordonua.com/publications/stenogramma-sekretnogo-zasedaniya-snbo-vo-vremya-anneksii-kryma-v-2014-godu-polnyy-tekst-na-russkom-yazyke-121122.html

За прошедшие два года, кажется, никто в Украине так и не задался сколько-нибудь серьезно вопросом о том, а была ли столь часто называвшаяся угроза вторжения российских войск и, например, захвата Киева, реальной? Была ли названная И.Тенюхом цифра сконцентрированных на украинской границе российских войск в 38 тыс.чел. достаточной для проведения указанной операции?

Попробуем ответить на эти вопросы.

Размер вооруженных сил, достаточных для успешной оккупации территории, а также для захвата (разрушения, выведения из строя) важнейших военных, политических, административных, транспортных, инфраструктурных, промышленных и т.д. объектов на территории, подлежащей оккупации, зависит от многих факторов – площади оккупируемой территории, ее рельефа, наличия на ней водных объектов, их размера и конфигурации, плотности и конфигурации транспортной сети, расположения и размеров узлов транспорта и связи, других инфраструктурных и промышленных объектов, численности, расположения, боеготовности вооруженных сил и иных силовых частей противника. Одним из важнейших факторов является численность населения, проживающего на территории, подлежащей планируемой оккупации.

В таблице 1 ниже приведены количественные данные, характеризующие размеры вооруженных сил, перед которыми ставились задачи по оккупации той или иной территории в ходе некоторых военных кампаний последнего столетия. Во всех случаях кампании готовились и проводились штабами вооруженных сил, принадлежавшими одной и той же военной школе, – РККА, Советской армии, Российской армии. Пэтому они несут на себе отпечатки сопоставимых подходов к расчетам необходимой численности оккупационных войск. В таблицу намеренно не было включено большинство военных кампаний, проводившихся на главных театрах Первой и Второй мировой войн, боевые действия во время которых имели более высокую интенсивность, и потому не вполне сопоставимы для целей данных расчетов. Несколько военных кампаний времен Второй мировой войны относительно высокой интенсивности (оккупация Восточной Польши 1939 г., оккупация стран Балтии 1940 г.) приведены в основном для наглядности сопоставлений.

Таблица 1. Размеры оккупационных сил по 16 военным кампаниям 1920-2016 гг.














































































































































Военные кампании Годы Население территории, подлежащей оккупации, млн.чел. Численность оккупационных войск, тыс.чел. ОК (оккупационный коэффициент)
Подавление Тамбовского восстания 1920-21 3,650 55 15,1
Оккупация Восточной Польши 1939 13,000 1420 109,2
Оккупация стран Балтии - 1 (ОСБ-1) 1940 5,500 435 79,1
Оккупация Северного Ирана 1941 4,000 250 62,5
Советско-японская война (Маньчжурская операция) 1945 50,000 1747 34,9
Оккупация Чехословакии 1968 14,323 500 34,9
Оккупация Афганистана 1979 15,500 300 19,4
Первая чеченская война 1994-96 1,300 95 73,1
Вторая чеченская война 1999-2003 1,100 80 72,7
Российско-грузинская война (оккупация Южной Осетии, Абхазии, Горийского и Каспского районов Грузии) 2008 0,474 40 84,4
Оккупация Крыма 2014 2,300 50 21,7
Оккупация Восточного Донбасса 2014-16 3,800 40 10,5
В среднем по 16 кампаниям 79,4
В среднем по 12 кампаниям (без ОВП, СФВн, СФВк, ОСБ-2) 44,9
В среднем по 8 кампаниям сниженной интенсивности 28,6
В среднем по 4 кампаниям низкой интенсивности 16,7
Оккупация т.н. "Новороссии" (8 областей) 2014 19,017 38 2,0
Оккупация Левобережной Украины (10 областей и Киева) 2014 23,703 38 1,6
Оккупация одновременно и т.н. "Новороссии" и Левобережной Украины (12 областей и Киева) 2014 27,255 38 1,4
Источник: ИЭА.

Как видно по данным таблицы 1, фактический оккупационный коэффициент (ОК, то есть отношение величины оккупационных войск к населению территории, подлежащей оккупации) в среднем для 16 военных кампаний последнего столетия, проводившихся штабами красной/советской/российской армии, составляет почти 80 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Если не учитывать военные кампании, отличавшиеся высокой интенсивностью боевых действий (оккупацию стран Балтии 1944 г., Советско-финскую войну 1939-40 гг., оккупацию Восточной Польши 1939 г.), то оккупационный коэффициент (ОК) для оставшихся 12 военных кампаний снижается до примерно 45 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Средний ОК для 8 военных кампаний сниженной интенсивности оказывается равным 29 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Наконец, средний ОК для четырех военных кампаний низкой интенсивности, т.е. применение регулярных вооруженных сил против непрофессиональных повстанцев или же использование регулярных ВС при отсутствии какого-либо организованного сопротивления и/или при наличии относительного лояльного/индифферентного населения (подавление Тамбовского восстания 1920-21 гг., оккупация Афганистана 1979 г., оккупация Крыма и Восточного Донбасса в 2014 г.) оказывается равным примерно 17 (военнослужащих на 1000 человек населения территории, подлежащих оккупации).

Численность сконцентрированных на российско-украинской границе российских войск, по сообщению И.Тенюха, составила лишь 38 тыс. чел., или от 1,4 до 2,0 солдата на 1000 чел., находившихся на територии, подлежавшей оккупации (8 украинских областей т.н. "Новороссии", 10 областей Левобережной Украины с Киевом, или же их комбинации). Следовательно, такая численность войск была меньше необходимой для оккупации указанных территорий в 8-12 раз даже в том случае, если бы на всей территории Юга и Востока Украины вплоть до Днепра и Киева население Украины встречало бы российские оккупационные войска так же благоприятно/индифферентно, как это было в Крыму и в Восточном Донбассе в 2014 г. Если же учесть, что степень лояльности украинского населения российским оккупационным войскам по мере продвижения на Запад быстро падает, а степень организованного сопротивления вооруженных сил и других силовых структур Украины (какими бы слабыми они ни были) быстро возрастает, то численность потребных для оккупации этих территорий российских войск должна была бы быть в 14-20-30 раз больше, чем их на самом деле находилось на границе.

Расчет величины необходимых для оккупации территорий Южной и Восточной Украины российских войск (исходя из фактического ОК, определенного по данным реальных военных кампаний прошедшего столетия), в зависимости от ожидаемой/прогнозируемой/планируемой интенсивности боевых действий можно увидеть в таблице 2.

Таблица 2. Расчет потребности в численности оккупационных войск в зависимости от величины ОК




































Военные кампании Население территории, подлежащей оккупации, млн.чел. Различные ОК
(в зависимости от интенсивности боевых действий)
79,4 44,9 28,6 16,7
Оккупация т.н. "Новороссии" (8 областей) 19,017 1511 853 544 317
Оккупация Левобережной Украины (10 областей и Киева) 23,703 1883 1063 679 395
Оккупация одновременно и т.н. "Новороссии" и Левобережной Украины (12 областей и Киева) 27,255 2165 1223 780 454
Источник: ИЭА.

Таким образом, даже в том случае, если бы вся Левобережная Украина, весь ее Юг и Восток встречали бы российские оккупационные войска точно так же, как это произошло в Крыму, а СНБО отдал бы ВСУ, МВД, СБУ, всем другим украинским силовым частям и подразделениям точно такой же приказ, какой он де-факто отдал украинским частям в Крыму: "Ни один танк не должен выехать из казармы, ни один солдат не должен поднять оружие!", и такой приказ был бы исполнен в точности так же, как он был выполнен в Крыму, то и в этом случае российская группировка вторжения, предназначенная для оккупации украинской территории, должна была бы быть размером от 317 до 454 тыс. солдат, т.е. в 8-12 раз больше той, какая тогда фактически находилась на государственной границе.

Если же украинские части не получили бы такого приказа, а получили бы другой приказ на сопротивление агрессору, и если, независимо от того, какими бы слабыми и дезорганизованными они ни были, они все же стали бы оказывать хотя бы минимальное сопротивление ему, то численность необходимых российских оккупационных войск должна была бы составлять величину в 22-32 раза большую, чем то, что было на самом деле на границе 28 февраля, – от 540 тыс. до 1,2 млн. солдат и офицеров.

Военной группировки таких размеров, способной на вторжение в Украину, у Путина не было.
Ни 28 февраля 2014 г.
Ни сейчас.
Ни на российско-украинской границе, ни в целом во всей России.

Таким образом, реальной угрозы вторжения российских войск в материковую Украину и осуществления стратегической операции по оккупации Юга и Востока Украины, в том числе по захвату Киева, в феврале-марте 2014 г. не было.

Эти цифры – не тайная-тайная, секретная-секретная военная тайна.
Это элементарный расчет, основанный на открытых данных.
Это то, чему учат курсантов в рамках базовых курсов военных училищ и академий.
Это то, что знает каждый офицер, получивший минимальную военную подготовку.
Это то, что безусловно знали И.Тенюх и другие военные и силовики, готовившие материалы к заседанию СНБО 28 февраля 2014 г. и присутствовавшие на нем.

Они точно знали, что российские войска численностью в 38 тыс.чел. (если эта цифра еще и не преувеличена) если и были способны на оккупацию, то, максимум, одной сравнительно небольшой украинской области (например, Луганской), и то – только при наличии относительно лояльного агрессору населения и при отсутствии организованного силового сопротивления вторжению.

Никаких стратегических операций и тем более таких, как оккупация Левобережной Украины, Юга и Востока Украины, взятие Харькова, Днепропетровска, Запорожья и тем более Киева, такими силами осуществить невозможно. Причем независимо от наличия или отсутствия на этих территориях каких бы то ни было вооруженных сил Украины, независимо от уровня их боеготовности и профессионализма (см. исторические примеры в табл. 1)

Поэтому заявления членов СНБО – военнослужащих – на его заседании 28 февраля об угрозе/ готовности/способности/неминуемости вторжения российских войск в случае начала силового сопротивления агрессору являлись намеренным введением в заблуждение и своих гражданских коллег по СНБО и всего украинского народа.

Вопрос читателям: зачем?
Зачем это было сделано?

http://aillarionov.livejournal.com/904759.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Чортова_Дюжина (Автор -Странник-52)

23 февраля, будний день

Вторник, 23 Февраля 2016 г. 07:00 (ссылка)

Праздники Сергей Петрович не любил – по праздникам было много работы.
Ещё он не любил пятницы, субботы и воскресенья. В эти дни разные народы тоже имели привычку собираться большими толпами, а значит – была работа.
Сергей Петрович был бродягой – он давно перестал подсчитывать количество стран, где он жил или бывал, а люди везде одинаковы, с профессиональной точки зрения.
Родины (с большой буквы) у Сергея Петровича не было. Была у него малая родина и Начальство. К счастью или нет, но они находились в одной и той же Стране. В ней Сергей Петрович не работал, там работали другие.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (225)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Какая занятная дезинформация: Украинские СМИ сообщили о 67 погибших в Киеве

Понедельник, 22 Февраля 2016 г. 21:42 (ссылка)

http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache%3Az--scs2LJCMJ%3Alenta.ru%2Fnews%2F2016%2F02%2F20%2Fkiev_died%2F+&cd=3&hl=ru&ct=clnk&gl=ru

http://aillarionov.livejournal.com/903129.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Обман украинцев. Зачем?

Суббота, 21 Февраля 2016 г. 03:56 (ссылка)

В той передаче А.Подрабинека, в какой обсуждалось участие т.н. "демократической оппозиции" в т.н. "парламентских выборах" (чему был посвящен предыдущий постинг), другой участник той же передачи, В.Портников, сказал буквально следующее:
Немногие из демократических оппозиционных лидеров позволяют себе говорить о необходимости возврата Крыма Украине. По-моему, только Михаил Касьянов делает однозначные заявления по этому поводу, многие другие маневрируют, рассказывают о том, что нужно проводить переговоры и конференции, о том, что "Крым – не бутерброд". Я считаю, что эта позиция недостойна людей с реальным уважением к демократическому будущему собственной страны.

Это заявление В.Портникова любопытно, по крайней мере, по трем причинам.

Во-первых, до него Портников утверждал, что хороших русских (российских граждан) – нет, что все они виновны в ведении войны против Украины, что от них ничего хорошего ожидать не приходится, что никакая помощь от них не нужна, а единственное, что они могли бы сделать, – так это покаяться как Вилли Брандт в варшавском гетто. После многочисленных выступлений и публикаций такого рода Портников вдруг впервые обнаруживает в России т.н. белого рыцаря – лицо, внезапно снискавшее благосклонность несгибаемого Портникова. Что случилось?

Во-вторых, Портников прекрасно знает, что в течение всех двух последних лет – с момента аннексии Крыма – ряд российских политических и общественных деятелей, публицистов, журналистов, гражданских активистов неоднократно, последовательно и однозначно говорили и продолжают говорить о необходимости безусловного возврата Крыма Украине. Среди них – Г.Каспаров, А.Пионтковский, А.Долгих, П.Басанец, А.Широпаев, П.Шелков, В.Отставных, И.Яковенко, А.Муждабаев, А.Бабченко, Б.Вишневский, Ю.Нестеренко, Д.Шушарин, И.Клямкин, А.Зеличенко, Л.Шевцова, хозяин этого блога. Эту позицию поддержали большинство российских граждан, участвовавших в соответствующем голосовании на сайте "Эха Москвы". Такой внимательный наблюдатель за ходом общественно-политической дискуссии в России, как В.Портников, не мог не видеть, не слышать, не читать, не знать о принципиальной позиции этих людей, мягко говоря, не совсем неизвестных в России, в Украине, в мире.

Более того, 21 февраля 2015 г. Портников лично участвовал (по настоятельному приглашению автора этих строк) в совместном российско-украинском круглом столе "Диалог в время войны", в ходе которого большинство российских участников публично высказались за возвращение Крыма Украине. Портников не мог этого не видеть и не слышать.

Более того, 29 марта 2015 г. В.Портников в киевской студии радиостанции "Свобода" интервьюировал, по его собственному определению, политика Г.Каспарова, в котором последний прямо высказался за возвращение Крыма Украине.
Мои противоречия с теми, кто говорит, что Крым не бутерброд, и вообще, этот процесс займет десятилетия… Это сознательная или бессознательная ошибка, потому что преступления путинского режима и все антиконституционные акты должны отменяться скопом. Нет никакой разницы – внутренние они или внешние. Есть набор вещей, которые являются грубейшим нарушением как российских законов, так и российских обязательств, принятых за два десятилетия, различных договоров. Все это должно быть немедленно отменено. Если в России собирается свободный парламент, то первым делом он должен восстановить законность... Это следующий вопрос, это не вопрос юридического возвращения, юридически надо закрыть сразу все, а дальше пытаться минимизировать последствия такого перехода для тех, кто там живет, чтобы не возникало таких же катастрофических сценариев, какие были в 1945-46 году в Европе. Мы понимаем это, но юридически все эти акты ничтожны. Демонтаж каких-то статей российской конституции, аннексия Крыма и многие другие незаконные действия путинского режима должны квалифицироваться как преступления и должны быть немедленно отменены.
Задававший Каспарову вопрос о Крыме и сидевший напротив него Портников не мог не слышать ответа Каспарова. Что, правда, не помешало ему теперь заявлять, что такого ответа якобы не было.

Иными словами, Портников хорошо знает, что многие российские политические и общественные деятели выступают за возврат Крыма Украине. Однако он намеренно заявляет, что этих людей с их принципиальной позицией нет.

В-третьих, В.Портников впервые привлек внимание к единственному, по его мнению, российскому ньюсмейкеру М.Касьянову, который, по утверждению самого Портникова, делает однозначные заявления по этому поводу.

Действительно, в конце января этого года общественное внимание было привлечено к сообщению о том, что Касьянов будто бы высказался за то, что Крым в конечном итоге будет принадлежать Украине. Правда, проблема (точнее: минимум, три проблемы) с этим сообщением заключае(ю)тся в том, что:
- комментарий Касьянова был сделан в Брюсселе, а не в России;
- комментарий Касьянова был сделан не публично, а во время его частной встречи с М.Джемилевым;
- об этом комментарии Касьянова сообщил только М.Джемилев, сам же Касьянов по этому поводу (вот уже на протяжении более чем трех недель) хранит упорное молчание.

Эта ситуация неопределенности была усугублена последовавшим буквально через день публичным опровержением касьяновского обещания от его ключевого партнера по т.н. "Демократической коалиции" А.Навального в эфире "Эха Москвы":
А.Навальный- Никакого другого формата кроме обсуждения между Россией и Украиной быть не может. И я знаю, что позиция Касьянова – она именно такая. Я сегодня его видел, я сегодня спрашивал. И он еще раз подтвердил совершенно четко, что, значит… В конструкции такой, обостренной что бы вы сделали, если бы вы стали президентом? Я начинаю переговоры между Россией и Украиной по урегулированию крымского вопроса.

При этом важно отметить, что:
- опровержение Навального прозвучало не в Брюсселе, а в Москве;
- опровержение Навального было сделано не частным образом, а публично;
- после опровержения Навального никакого заявления (опровержения) со стороны Касьянова, которое бы дезавуировало опровержение Навального, не прозвучало.

Ситуацию, когда известные публичные люди ссылаются на различные, причем взаимоисключающие, позиции одного и того же ньюсмейкера, а тот намеренно хранит по этому поводу молчание, вряд ли можно назвать так, как назвал ее Портников, – однозначной.

Прежде всего, естественно, возникает вопрос: какова же на самом деле позиция Касьянова по Крыму?

Строго говоря, однажды он, кажется, действительно публично высказался за возврат Крыма Украине:
— Другой президент в отличие от Путина вернул бы Крым Украине?
— Все зависит от того, кто будет этим президентом!
— Вы вернули бы Крым Украине?
— Без сомнения!


Правда, это публичное обещание было сделано, во-первых, для зарубежной аудитории, – в интервью французскому журналу Politique Internationale.
А, во-вторых, сам Касьянов почти сразу же это свое заявление дезавуировал:
— Как-то вы смягчили свою позицию по сравнению с известным интервью французским журналистам.
— Нет, просто они не спрашивали о процедурах решения, да и перевод был тройной — с английского на французский, а потом еще и на русский.

В такой, прямо скажем, весьма неоднозначной, ситуации вопрос о том, какой в действительности является настоящая позиция указанного ньюсмейкера, приобретает особое значение. Наилучшим, а в такой неоднозначной ситуации – исключительно возможным – решением является нахождение позиции этого ньюсмейкера не в виде ее пересказа в чьем-либо изложении, не в ее переводе с одного языка на другой, не в его интервью зарубежным изданиям, а в виде прямых цитат данного ньюсмейкера, причем сделанных на его родном языке на родине. Такие цитаты действительно есть. Вот они –

в интервью "Медузе":
— Ваш партнер по коалиции Навальный говорил, что Крым — не бутерброд. В том смысле, что нельзя людьми разбрасываться, и раз уж нечестно взяли Крым, то придется как-то дальше с этим жить. Вы не разделяете эту позицию?
— То, что я говорю, не означает, что когда мы придем к власти — на следующий день отдадим Крым. Существует международное право, существуют правила, по которым такие вопросы решаются. Они будут решаться только вместе с властями Украины, с участием представителей разных организаций, которые этим занимаются, в частности, ОБСЕ.
Если будут приняты решения, что в такой-то период времени, через такие-то процедуры, с помощью таких-то шагов нужно отдать Крым, так и будет сделано. Это не означает, что мы игнорируем мнение людей. В Крыму был опрос, юридически ничего общего со словом "референдум" не имеющий. Мы еще раз проведем опрос общественного мнения вместе с украинскими властями и будем рассуждать на эту тему со всем мировым сообществом.
Сегодня мы [в коалиции] говорим, что мы сами инициируем рассмотрение вопроса, что делать с Крымом, который был незаконно аннексирован;

в интервью "Свободе":
Что делать с Крымом? Конечно, мнение граждан, проживающих там, важно. Для того, чтобы это мнение могло как-то учитываться, надо, чтобы оно было реальное, свободное изложение, высказывание и так далее. Поэтому любое дальнейшее действие должно быть консенсусом между властями Украины и Российской Федерации. Можно рассуждать об этом, какие решения могут быть приняты, но надо выслушать мнение. Поэтому можно провести опрос, если согласятся власти двух стран, а то и референдум, но для этого нужно, чтобы как минимум в течение года все политические силы Украины имели возможность работать на территории Крыма и никаких ущемлений татарского населения и их общественных организаций, то, что сегодня происходит, не должно быть.
Это опять-таки может быть не референдум, может быть опрос общественного мнения для решения властями, каким образом, или Крым возвращается в Украину, или с ним что-то происходит другое.

Таким образом, позиция М.Касьянова, повторенная, как минимум, дважды, причем публично, на русском языке, для российской аудитории, выглядит следующей:
- когда мы придем к власти, то на следующий день мы Крым Украине не отдадим;
- мы начнем переговоры с Украиной;
- мы будем проводить переговоры не двусторонние, а многосторонние – с участием разных организаций, в частности, с участием ОБСЕ [от себя замечу: напичканной путинской агентурой. – А.И.];
- мы не будем игнорировать мнение людей, находящихся в Крыму, мы проведем в Крыму не референдум, а опрос общественного мнения;
- после этого мы будем рассуждать с мировым сообществом, что делать с Крымом;
- в результате этих обсуждений (рассуждений) власти (мы?) примут решение – или Крым возвращается в Украину, или "с ним происходит что-то другое";
- в любом случе решение судьбы Крыма обязательно должно быть консенсусным между властями Украины и Российской Федерации, следовательно, РФ обладает правом вето на решение судьбы Крыма.

(Надеюсь, читатели обратили также внимание на изящный переход цитируемого автора по называнию субъекта действий и соответствующему переносу ответственности: от "мы" (мы Крым не отдадим) – к "властям" (решение будет приниматься властями Российской Федерации)).

Неизвестно, что именно М.Касьянов говорил М.Джемилеву непублично во время их частной встречи за границей, но то, что М.Касьянов говорил публично на русском языке в России, действительно, мало отличается от того, что неоднократно о Крыме говорил А.Навальный. И от того, как Навальный прокомментировал информацию о якобы касьяновском обещании в эфире "Эха Москвы":
...я знаю, что позиция Касьянова – она именно такая. Я сегодня его видел, я сегодня спрашивал. И он еще раз подтвердил совершенно четко, что, значит… В конструкции такой, обостренной что бы вы сделали, если бы вы стали президентом? Я начинаю переговоры между Россией и Украиной по урегулированию крымского вопроса.

Так вот именно эту позицию М.Касьянова В.Портников теперь называет единственно достойной внимания и уважения:
только Михаил Касьянов делает однозначные заявления по этому поводу, многие другие маневрируют, рассказывают о том, что нужно проводить переговоры и конференции, о том, что "Крым – не бутерброд". Эта позиция недостойна людей с реальным уважением к демократическому будущему собственной страны.

Итак, подведем промежуточные итоги.

С одной стороны, В.Портников объявляет несуществующей хорошо известную ему действительно однозначную бескомпромиссную позицию по безусловному возврату Крыма Украине, многократно обнародованную десятками российских политических и общественных деятелей, поддержанную большинством граждан, проголосовавших по этому вопросу, в частности, на сайте "Эха Москвы".

С другой стороны, В.Портников объявляет единственно достойной внимания и уважения также хорошо известную ему неоднозначную, уклончивую, двусмысленную позицию М.Касьянова, требующую даже не двусторонних, а многосторонних переговоров с заведомым участием путинских агентов, опроса общественного мнения нынешних (будущих) жителей Крыма, рассуждений с мировым собществом при гарантии вето на принимаемое решение со стороны России, в результате которых Крым, маловероятно, что вернется в Украину, скорее всего, с ним "произойдет что-то другое". То есть на самом деле Портников поддерживает грамотно упакованую в бесчисленные хитросплетения позицию по невозвращению Крыма Украине.

Вопрос читателям этого блога простой – зачем?
Зачем Портников это делает?
Зачем он вводит общественность – прежде всего украинскую – в заблуждение?
Зачем он ведет информационную войну против тех в России, кто настаивает на возвращении Крыма Украине?
Зачем он поддерживает в России тех, кто де-факто нацелен на оставление Крыма в России?

http://aillarionov.livejournal.com/902378.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_aillarionov

Стоит ли оппозиции участвовать в т.н. «выборах»?

Четверг, 18 Февраля 2016 г. 22:50 (ссылка)

Алекандр Подрабинек: Есть ли сегодня смысл оппозиции принимать участие в выборах?

Андрей Илларионов: Режим, какой существует в нашей стране в последние, по меньшей мере, 13 лет, является жестко авторитарным, при нем политические права и свободы граждан ликвидированы. Победить на федеральных – либо президентских, либо парламентских выборах – невозможно, это все прекрасно понимают. Те, кто полагает, что они могут что-то получить, либо в лучшем случае тешат себя иллюзиями, либо откровенно обманывают граждан – победить невозможно. Участие оппозиции в такого рода спектаклях, в такого рода политическом цирке (не побоюсь такого слова), дискредитирует, с одной стороны, саму оппозицию, а с другой стороны, так или иначе работает на власть, поскольку дает власти возможность заявить: смотрите, они участвовали, следовательно, у нас демократия. Такая "оппозиция" выступает в странной роли то ли мальчика для битья, то ли клоуна для отвода глаз

http://aillarionov.livejournal.com/901908.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<спецоперации - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda