Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 150 сообщений
Cообщения с меткой

служба в армии - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
kieplexacum

Мазь Psori Herbal

Понедельник, 12 Сентября 2016 г. 23:56 (ссылка)

bigimg (197x700, 84Kb)
За полный курс лечения заболевание исчезает примерно в 95% из всех случаев.
За полный курс лечения заболевание исчезает примерно в 95% из всех случаев.

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ермоловская_Татьяна

Как известные политики и бизнесмены долг Родине отдавали.

Вторник, 23 Февраля 2016 г. 13:57 (ссылка)

Ashampoo_Snap_2016.02.23_13h16m52s_001_ (700x469, 96Kb)
В День Защитника Отечества «Комсомолка» решила напомнить, кто из известных политиков и бизнесменов тянул в свое время солдатскую лямку. Многие из тех дембелей и сейчас признаются: тот армейский опыт до сих пор помогает им в жизни и работе.

Кобзон в армии пел и ... собирал пшеницу

Иосиф Кобзон в действительную службу в армии в 1956 году ...собирал урожай пшеницы на полях Кустанайской области Казахстана.

- Наш призыв так и называли - целинным, - рассказал «Комсомолке» Иосиф Давыдович. - ради этого нашему выпуску Днепропетровского горного техникума даже смягчили выпускные экзамены, упростили защиту дипломов, чтобы мы успели к уборочной. Получили дипломы и уже через два дня - на службу. Но мы тогда с радостью уходили. Всего 10 лет прошло после окончания Великой Отечественной войны, и к армии было огромное уважение. Провожали меня всей улицей, с песнями и плясками!

ДАЛЕЕ ►>>>>>
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ГалинаБирюковаКИРИЛЮК

Не хочешь в армию?

Суббота, 23 Января 2016 г. 12:05 (ссылка)

Это цитата сообщения ЛЮДМИЛА_МЕРКУЛОВА Оригинальное сообщение

Не хочешь в армию?






Не хочешь в армию? Пойдешь...



Минтруд России подготовил проект списка профессий и должностей, по которым в 2016 году предусматривается прохождение альтернативной гражданской службы (АГС). В нем, к примеру, называются: оленевод, почтальон, слесарь-сантехник, рыбак прибрежного лова, артист балета и даже юрисконсульт.





 


Справка:



На альтернативную службу направляются мужчины в возрасте от 18 до 27 лет, которые лично подали заявление в военный комиссариат о желании заменить военную службу по призыву альтернативной гражданской службой и в отношении которых призывной комиссией принято соответствующее решение.



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ярина_Яриновна

Судьи, помогите! Мы хотим в армию! | rusfact.ru

Понедельник, 16 Ноября 2015 г. 21:03 (ссылка)
rusfact.ru/node/46768




 



Воистину, странные дела происходят в Красноярском крае. В суды края потоком идут заявления от жителей Красноярска и других городов, которые желают через суд оспорить и вернуть себе возможность пройти срочную службу в армии.



 
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Альфред_Грибер

4. ТВОРЧЕСКИЕ РЕАЛИЗАЦИИ

Среда, 04 Ноября 2015 г. 22:01 (ссылка)

4. ТВОРЧЕСКИЕ РЕАЛИЗАЦИИ

(из повести «Служба в армии»)

А. Грибер

После первого концерта, который был организован мной в клубе полка в честь Дня советской армии, начальник гарнизонного Дома офицеров пригласил меня принимать участие в концертах художественной самодеятельности курсов «Выстрел».

Вначале я выступал в качестве концертмейстера, то есть аккомпанировал на баяне и фортепиано певцам и певицам, а также сопровождал на баяне танцевальные номера.

В клубе полка мне удалось организовать небольшой эстрадный оркестр из профессиональных музыкантов – воинов нашей части. Я в нём играл на аккордеоне и фортепиано. В оркестре появились и свои певцы, в репертуар которых входили самые современные и модные песни того времени. Да и сам оркестр исполнял как джазовую, так и современную популярную музыку.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Альфред_Грибер

3. АРМЕЙСКИЕ «ПОДРАБОТКИ»

Пятница, 30 Октября 2015 г. 12:57 (ссылка)

3. АРМЕЙСКИЕ «ПОДРАБОТКИ»

(Из повести «Служба в армии»)

А. Грибер

Как-то однажды после обеда выдалась у меня свободная минутка, и я решил навести порядок в своих нотных записях. Сел за стол в красном уголке и принялся за работу.

Я отредактировал записи нот и слов одной песни и уже собирался приняться за другую, как вдруг почувствовал, что у меня за спиной кто-то стоит. Обернувшись, я увидел командира батареи капитана Антипова, который молча наблюдал за моими действиями.

Я попытался встать со стула, но Антипов положил мне руку на плечо и сказал:

- Сидите, сидите, рядовой Грибер. А что это Вы тут пишете?

- Я редактирую песни для концерта в клубе, - ответил я. - Вот выдалось немного свободного времени, и я решил воспользоваться этим.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Альфред_Грибер

2. ПЕРВЫЙ «ПОДХОД» К ПОЛКОВОМУ КЛУБУ

Четверг, 29 Октября 2015 г. 13:40 (ссылка)

2. ПЕРВЫЙ «ПОДХОД» К ПОЛКОВОМУ КЛУБУ

(Из повести «Служба в армии»)

А. Грибер

Ещё во время прохождения курса молодого бойца в «карантине» нас, молодых воинов, водили в кино в полковой клуб. И в первое же посещение я обратил внимание на то, что на сцене клуба стоит фортепиано.

- Отлично, - подумал я тогда, - есть шанс когда-нибудь помузицировать здесь. Интересно, а баян тоже имеется в наличии?

Оказалось, что и баян, и аккордеон имели место быть в клубе и даже находились в приличном состоянии.

Как-то раз в своё свободное личное время я пришёл в клуб и представился его начальнику:

- Здравия желаю, товарищ капитан! Разрешите обратиться?

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Альфред_Грибер

1. ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ – СОЛНЕЧНОГОРСК

Среда, 28 Октября 2015 г. 22:01 (ссылка)

1. ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ – СОЛНЕЧНОГОРСК

(Из повести «Служба в армии»)

А. Грибер

Далеко позади остался перрон вокзала с мамой, друзьями, подругами, а поезд уносил меня всё дальше и дальше в неизведанную даль.

Мне предстояло стать солдатом Советской армии, забыв на три года свой дом, своих родных и близких, своих любимых, свои привычки и желания.

Как сложится моя армейская служба? Где, с кем и как мне придётся провести предстоящие три года?

Ответы на эти вопросы ждали меня в недалёком обозримом будущем.

Через два дня пути наш поезд прибыл в Москву. В пункте распределения призывников на Красной Пресне меня направили в город Солнечногорск Московской области (60 километров от Москвы) в Полк обеспечения учебного процесса Высших офицерских курсов «Выстрел» имени Маршала Советского Союза Б. М. Шапошникова.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Независимый_калейдоскоп (Автор -butikovanv)

Александр Задойнов: Доброе утро !! Я не много потерялся в рядах вооруженных сил!))) скоро увидимся!

Вторник, 15 Сентября 2015 г. 10:40 (ссылка)


kQ5s4 (453x604, 117Kb)

Метки:   Комментарии (8)КомментироватьВ цитатник или сообщество
SASHOKI

Исповедь лейтенанта морской пехоты США

Понедельник, 31 Августа 2015 г. 09:14 (ссылка)


"Меня зовут Майкл Фогетти, я – капитан Корпуса морской пехоты США в отставке. Недавно я увидел в журнале фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы





"Меня зовут Майкл Фогетти, я – капитан Корпуса морской пехоты США в отставке. Недавно я увидел в журнале фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы. Мой взвод после выполнения специальной операции получил приказ ждать эвакуации в заданной точке, но попасть в эту точку мы так и не смогли.



Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней: у нас было еще двое ворот, а тяжелых грузовиков в городе хватало. Нам повезло, что подошло время намаза, и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали баррикадировать ворота всеми подручными средствами.



Внезапно на мою рацию поступил вызов от Смити:



- Сэр. У меня какой-то непонятный вызов, и вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?



- А почему ты решил, что это – русские?



- Они сказали, что нас вызывает «солнечная Сибирь», а Сибирь – она вроде бы в России…



- Валяй, – сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом.



- Могу я узнать, что делает United States Marine Corps на вверенной мне территории? – последовал вопрос.



- Здесь – Marine First Lieutenant Майкл Фогетти. С кем имею честь?» – в свою очередь, поинтересовался я.



- Ты имеешь честь общаться, лейтенант, с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки, которые могут радикально изменить обстановку. А зовут меня «Tankist».



Терять мне было нечего. Я обрисовал всю ситуацию, обойдя, конечно, вопрос о нашей боевой «мощи». Русский в ответ поинтересовался, не является ли, мол, мой минорный доклад просьбой о помощи. Учитывая, что стрельба вокруг периметра поднялась с новой силой, и это явно была массированная атака осаждающих, я вспомнил старину Уинстона, сказавшего как-то, что если бы Гитлер вторгся в ад, то он, Черчилль, заключил бы союз против него с самим дьяволом, и ответил русскому утвердительно. На что последовала следующая тирада:

- Отметьте позиции противника красными ракетами и ждите. Когда в зоне вашей видимости появятся танки, это и будем мы. Но предупреждаю: если последует хотя бы один выстрел по моим танкам – все то, что с вами хотят сделать местные пейзане, покажется вам нирваной по сравнению с тем, что сделаю с вами я.



Когда я попросил уточнить, когда именно они подойдут в зону прямой видимости, русский офицер поинтересовался, не из Техаса ли я, а получив отрицательный ответ, выразил уверенность, что я знаю, что Африка больше Техаса, и нисколько на это не обижаюсь.



Я приказал отметить красными ракетами скопления боевиков противника, не высовываться и не стрелять по танкам в случае, ежели они появятся.



И тут грянуло. Били как минимум десяток стволов калибром не меньше 100 мм. Часть инсургентов кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя последние магазины и ленты. А в просветах между домами, на всех улицах одновременно появились силуэты танков Т-54, облепленных десантом.



Боевые машины неслись как огненные колесницы. Огонь вели и турельные пулеметы, и десантники. Совсем недавно казавшееся грозным воинство осаждающих рассеялось как дым. Десантники спрыгнули с брони и, рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По всему фронту их наступления раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат в помещениях. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь, три танка немедленно повернули башни в сторону последнего прибежища полоумного героя джихада, и строенный залп, немедленно перешедший в строенный взрыв, лишил город одного из архитектурных излишеств.



Я поймал себя на мысли, что не хотел бы быть мишенью русской танковой атаки, и даже будь со мной весь батальон с подразделениями поддержки, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин. Я видел в бинокль лица русских танкистов, сидевших на башнях своих танков: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.



Командир русских, мой ровесник, слишком высокий для танкиста, загорелый и бородатый капитан, представился неразборчивой для моего бедного слуха русской фамилией, пожал мне руку и приглашающе показал на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, что-то чиркнуло с шелестящим свистом, еще и еще раз. Русский дернулся, по лбу у него поползла струйка крови, но он поднял автомат и дал куда-то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета с соседнего танка.



Потом извиняюще мне улыбнулся и показал на балкон таможни, выходящий на площадь перед стеной порта. Там угадывалось тело человека в грязном бурнусе и блестел ствол автоматической винтовки. Я понял, что мне только что спасли жизнь. Черноволосая девушка (кубинка, как и часть танкистов и десантников) в камуфляжном комбинезоне тем временем перевязывала моему спасителю голову, приговаривая по-испански, что «вечно сеньор капитан лезет под пули», и я в неожиданном порыве души достал из внутреннего кармана копию-дубликат своего Purple Heart, с которым никогда не расставался, как с талисманом удачи, и протянул его русскому танкисту. Он в некотором замешательстве принял неожиданный подарок, потом крикнул что-то по-русски в открытый люк своего танка. Через минуту оттуда высунулась рука, держащая огромную пластиковую кобуру с большущим пистолетом. Русский офицер улыбнулся и протянул это мне.



А русские танки уже развернулись вдоль стены, направив орудия на город. Три машины сквозь вновь открытые и разбаррикадированные ворота въехали на территорию порта, на броне переднего пребывал и я. Из пакгаузов высыпали беженцы, женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без орали и свистели. Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал: «Вот так, морпех. Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал настоящего праздника души. Это тебе не с моря высаживаться». И хлопнул меня по плечу.



Танкистов и десантников обнимали, протягивали им какие-то презенты и бутылки, а к русскому капитану подошла девочка лет шести и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял, она обняла его рукой за шею, и меня внезапно посетило чувство дежавю.



Я вспомнил, как несколько лет назад в туристической поездке по Западному и Восточному Берлину нам показывали русский памятник в Трептов-парке. Наша экскурсовод, пожилая немка с раздраженным лицом, показывала на огромную фигуру русского солдата со спасенным ребенком на руках и цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила о том, что, мол, это все – большая коммунистическая ложь, и что кроме зла и насилия русские на землю Германии ничего не принесли.



Будто пелена упала с моих глаз. Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках. И это было реальностью, и, значит, та немка в Берлине врала, и тот русский солдат с постамента в той реальности тоже спасал ребенка. Так, может, врет и наша пропаганда о том, что русские спят и видят, как бы уничтожить Америку?.. Нет, для простого первого лейтенанта морской пехоты такие высокие материи слишком сложны. Я махнул на все это рукой и чокнулся с русским бутылкой виски, неизвестно как оказавшейся в моей руке.



В этот же день удалось связаться с французским пароходом, идущим сюда под эгидою ООН и приплывшим-таки в два часа ночи. До рассвета шла погрузка, Пароход отчалил от негостеприимного берега, когда солнце было уже достаточно высоко. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком оставшимся на берегу русским танкистам. А мастер-сержант Смити, бывший у нас записным философом, задумчиво сказал:



- Никогда бы я не хотел, чтобы русские всерьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут.



И, подумав, добавил:



- Ну а пьют они так круто, как нам и не снилось. Высосать бутылку виски из горлышка – и ни в одном глазу… И ведь никто нам не поверит".


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Леоновик

МОЯ ЖИЗНЬ И МОИ УВЛЕЧЕНИЯ

Воскресенье, 17 Августа 2015 г. 00:55 (ссылка)

Новиков Л.Б., Апатиты, 2015 г.

Зная, что в Интернете всё сохраняется вечно, я вдруг решил пополнить рубрику "Моя жизнь, мои увлечения". Конечно, всё о себе я писать не стану. Но пока в голове сохраняются детские воспоминания, их можно попытаться изложить.
1.
Я помню себя, наверное, с пятилетнего возраста. Наша семьи состояла из 5 человек: мама, папа, два старших брата и я, самый младший. Жили мы тогда в трёх угольной комнате коммунальной квартиры на Лиговке в Ленинграде. Единственное окно этой комнаты было в самом дальнем углу, потому везде и всегда было темно.
Отец увлекался охотой и решил завести собаку. Привели меня как-то из садика, а по комнате бегает милый щенок. Он подбежал ко мне, виляя хвостом, а я испугался, попятился от него назад, а он за мной. Я сел на диван, он ко мне. От страха я пнул его ногой и попал ему в горло. Он завизжал и отпрыгнул от меня. На следующий день щенка уже не было - отец отдал его кому-то. Мне не сказали ни слова, а я и не спрашивал про него ничего.
В другой раз, зимой, мне захотелось пить, я полизал ледяную скамейку и прилип к ней. Кричать не могу: язык торчит изо рта и не даёт издать ни звуки, только мычу и виляю задом. Каким-то образом заметила воспитательница, подбежала ко мне, заохала, позвала кого-то на помощь, слышу, что побежали за кипятком. Язык похолодел, начал неметь, и от страха, что меня сейчас обольют кипятком (значит, ошпарят), я рванулся и оторвал свой язык от этой злополучной скамейки. Помню, что после этого мой язык смазали маслом, а я с тех пор картавлю (мама говорила, что до прилипания у меня была более чёткая речь).
Летом меня отправили в пригородный детский сад (кажется, в Сиверскую). Вёз нас туда паровоз с трубой, из которой валил чёрно-серый дым. Вагоны были какие-то деревянные, со скамейками. В летнем саду я много бегал, всё чего-то таскал с места на место (зачем, сейчас уже не помню), а когда вернулся, мама отвезла меня в новую, двухкомнатную квартиру, с балконом, на пятом этаже пятиэтажного дома хрущёвской постройки на Малой Охте. Квартира мне понравилась: она была светлой, просторной, с ванной и туалетом без соседей (никто не мешал). В ней был большой чулан, из которого мой отец сделал кладовку, но у некоторых моих новых друзей в таком чулане жили бабушки.
Из дошкольного периода помню, что мне нравилась какая-то девочка, но её черты уже стёрлись в моей памяти, и я не могу чётко сказать, чем она мне нравилась. Зато в школе я сразу же влюбился в учительницу: молоденькая, светлая, симпатичная, спокойная и очень терпеливая.
2.
Мои родители много работали (с утра до вечера), бабушки и дедушки у нас не было, и я мог неделями не ходить в школу. Мне это очень нравилось. Учительница пробовала жаловаться на меня родителям, отец говорил мне, чтобы я обязательно шёл в школу, я отвечал ему: "Хорошо, папа", - он уходил с мамой на работу, а я убегал гулять. Учительница приходила несколько раз к нам домой, я прятался в шкаф, братья ей говорили, что я уже ушёл, она шла в школу, а я смеялся, как удачно её провёл.
Мы были свободными, но преступниками никто из моих братьев не стал. Бывало, что во время уроков я проходил мимо школы, и, если учительница видела меня, натравливала класс, меня ловили и приводили в класс. Я садился за парту, слушал спокойно и тихо, никому не мешал, а на переменках носился как угорелый. В школе мы играли в прятки, в пятнашки, в слона.
Однажды я бежал по коридору, какая-то девочка открыла дверь, и я всей грудью ударился об её торец: зашатался, закружилась голова, но не упал, спокойно пошёл дальше. Потом неделю или больше не мог бегать, задыхался, но к врачу меня никто не водил. Много позже (после армии) у меня нашли шум в сердце, который объяснили пролапсом митрального клапана.
Было, что меня столкнули со сцены (в школьной столовой), я упал и сломал руку у левого лучезапястного сустава. Меня отвели в травмпункт, где нашли смещение костных отломков, вызвали скорую помощь и отправили в больницу. Пришёл врач, мужчина, вытянул мне руку и поставил отломки на место, я даже ойкнуть не успел, а он меня хвали: "Какой терпеливый мальчик!". Какая-то женщина, как мне казалось, тоже врач, на трамвае отвезла меня домой. Было уже поздно, родители волновались, но потом, когда я появился, все успокоились. Рука почему-то заживала долго (как я помню), а потом всё прошло.
Лучшим моим другом на Малой Охте стал цыганёнок, Валерка, на 2 года старше меня; его сестра, живенькая чернушка, была младше меня - она мне нравилась, но любви к ней я не испытывал (в ней не было нежности, как у той подружки, которую я любил в детском саду).
Все мы были бедными. Родители много работали, а получали мало. Бывало, что совсем нечего было есть, и мы варили кашу из чёрных сухарей, которые нам зачем-то присылала тётушка. Каша была невкусная, темно-коричневого цвета, горькая и очень солёная.
Игрушек у нас не было. Из папиных щёт мы делали машинки и в них играли. Где-то находили подшипники и их приспосабливали под самоката. Бегали на карьеры купаться и там мой брат меня толкнул, я упал и попал в чьё-то говно. Вместо того, чтобы тут-же вымыться, я пошёл домой, мама меня вымыла, не сказав ни одного плохого слова, и это мне запомнилось на всю жизнь - говно и великое терпение матери!
Отец нас никогда не наказывал физически, а только журил (наверное, жалел, за что я ему очень благодарен). Мама, кажется, дважды наказала меня ремнём и один раз поставила в угол. В углу, как я помню, мне не было плохо: я о чём-то думал приятном и вышел из него совершенно спокойным. Однажды отец строго на строго наказал мне идти в школа, я, как всегда, ответил ему; "Хорошо, папа", - а сам с друзьями ушёл в лес, мы заблудились, поздно вечером увидели в темноте какие-то огоньки, пошли к ним. Это оказалась деревня с единственной улицей. Мы шли по этой улице мимо домов и просились, где было возможно, пустить нас переночевать, но никто не пустил. Мы дошли до конца улицы и оказались у края поля, в котором чернели стога сена. Засыпали сухим сеном какую-то канаву и легли в неё спать. Ночью пошёл дождь, и мы проснулись в воде, промокшие насквозь. Утро было холодным, сырым. Валерка сориентировался, повёл нас в лес, там мы поели ягод и лесом вышли в наши, знакомые, края. Домой пришёл усталый, мокрый и продрогший. Скинул с себя мокрую одежду и завалился спать - проспал до утра следующего дня.
Из детских воспоминаний остались ещё два. Одно о том, что почему-то мы дрались двор на двор. Иногда получалось так, что камнем кому-нибудь прошибали голову, но особой обиды не было. Если приходилось идти одному по чужому двору, никто не трогал, а вот толпа на толпу часто заканчивалась дракой.
Другое воспоминание касается хрущёвских времён. Магазин был далеко от дома. Хлеб и муку выдавали по норме. На прилавках лежало много початков кукурузы, и почти в каждом магазине был аквариум для живой рыбы - чаще всего торговали карпами. Причём я видел, как их выгружали: приезжала машина с бочкой, через окно к аквариуму протягивали шланг, и через него спускали рыбу. Так было интересно!
Ещё дальше по улице уже была набережная Невы, и у её берегов скапливалось много плотов. Мы любили бегать по этим плотам и иногда купаться в Неве. Набережная была песчаная, тёплая и даже нежная (по моим воспоминаниям).
3.
Как я перешёл в пятый класс, ни разу не оставшись на второй год, так и не знаю. Помню, что шпоры научился делать ещё в начальных классах. Больше ничего не помню. У отца бывали запои, но мы, братья, его не осуждали - мы уже тогда понимали, что жизнь у нас всех была тяжёлой.
Через неделю, в сентябре, когда мне было 11 лет, среднему брату - 13, старшему - 15, я вернулся из школы домой, а на кровати лежал мёртвый отце, рядом с ним спала мать. Я разбудил её, сказал, что папа умер. Она вскочила, стала бить его по щекам. Я схватил её руку с криком: "Не бей папу!" Мать расплакалась. Пришёл средний брат, потом старший, а мать всё плакала и плакала.
Старший брат послал меня в поликлинику, сказать, что умер папа и мама тоже умирает, нужно вызвать Скорую помощь. Среднего брата он отослал к тёте (родной сестре отца, она была врачом на пенсии).
Я пришёл в поликлинику, а там было много народу. Какая-то тётя увидела, что я топчусь, и провела меня к регистратуре. Там я заявил, что у меня умер папа и мама тоже умирает. У меня узнали адрес и отправили домой.
Вернулся, когда уже вечерело. Мама всё ещё плакала. Скоро подъехала Скорая помощь, а за ней - милиция. Что делала Скорая, я не видел, а милиция сразу же стала рыться в помойке.
Затем появилась тётя Клава. Скорая забрала маму с собой, а тётя нас милиции не отдала - забрала себе. Жила она у Нарвских ворот, в двухкомнатной квартире, с туалетом на кухне, без ванной, со своей дочерью, Марией, и её мужем, Виктором.
Приехали мы к тёте на трамвае, поздно вечером, поели и легли спать втроём, на полу, на каких-то подстилках. Утром у меня сильно болела голова, а вечером сестра сообщила, что умерла мама. В это время оказалось, что у меня начался паротит: я не мог лежать на боку, спал только на спине или на животе, от этого сильно мучился (ведь мы продолжали спать на полу).
Через неделю сестра повела меня в школу, где меня протестировали и заявили, что я пригоден только для школы умственно отсталых, в пятый класс меня не возьмут, мой уровень знаний не выше 3-4 класса, они ещё точно не знают - нужно дать мне контрольную.
Сестра отвела меня в другую школу, которая располагалась в каком-то старом полукруглом здании, жёлтого цвета. Там меня тестировать не стали, а сразу определили в пятый класс. Но вот беда, меня вдруг обсыпало всего бледными пятнами, и я отказался ходить на физкультуру, где требовали от мальчиков быть в трусах и в майке. Тетя отвела меня к кожнику. Та заявила, что у меня чешуйчатый лишай (форма псориаза). Сестра вытребовала, чтобы мне разрешили заниматься физкультурой в спортивном костюме, и я начал ходить в школу.
Как я учился, не помню, в воспоминаниях осталась только наиболее частая оценка - 3. А сестра бегала в Гор рано оформлять опекунство. Тёте опекунство не разрешили (старая и больная, мол), а сестру обвинили в корысти - хочет присвоить себе нашу квартиру. Тяжба продолжалась долго, а мы всё спали и спали на полу. Потом нас самих вызвали в Гор рано и каждого в отдельности спрашивали, хотим ли мы, чтобы нашим опекуном стала наша двоюродная сестра. Каждый из нас ответил, "Да". На радостях сестра предложила мне съездить к старым друзьям, на Малую Охту, - я отказался, потому что понял, что у меня началась другая жизнь, не такая, какой она была раньше. Благодаря этому у меня до сих пор сохранились самые лучшие воспоминания о моих первых друзьях - таких у меня уже никогда больше не было. Да, по большому счёту, друзей у меня больше никогда и не было - все оказывались хуже тех, с кем я дружил в раннем детстве.
4.
Через год сестра разменяла две двухкомнатные квартиры на одну пятикомнатную в Дачном, на первом этаже хрущёвского дома. Была своя ванная с отдельным туалетом - мне это очень нравилось. Старший брат закончил училище и начал работать. Мы со средним братом жили в отдельной комнате, спали на одной кровати, но имели два разных письменных стола. Уроки делали независимо, хотя учились в одном классе (средний брат, Вова, дважды оставался на второй год).
Вова учиться не любил и просил меня не записывать домашнее задание, чтобы его не делать. А я начал втягиваться в учёбу, подолгу засиживался над учебниками. Сестре это нравилось, а Вовка злился. Вскоре я вытянул математику, физику, химию и начал даже участвовать в олимпиадах. Русский у меня не шёл - учился с двойки на тройку. Англичанка меня не любила: её больше всего удивляло, как получалось, что, если она меня спрашивает, я ничего ответить не могу, а контрольные пишу на четвёрки. Она стояла у моей парты, диктовала слова, я писал, умышленно делал где-нибудь ошибку и получал четвёрку. Как у меня это получалось, она так и не поняла, но моей сестре заявила, что дальше 8-го класса она меня не пустит (она была нашим классным руководителем).
Всё было очень просто: мы к тому времени перешли на шариковые ручки. Я брал пустой стержень, и на втором листе тетради выдавливал контрольные слова, а контрольную писал на первом листе. Потом учительница просила нас сдавать только один лист тетради: тот, на котором были выдавлены слова, я отрывал и забирал себе, а на проверку отдавал исписанный. Этот секрет я ей так и не раскрыл.
В конце 8-го класса, у меня выявилась ещё одна особенность. Чтобы нас подготовить к экзаменам, учителя устраивали нам тренировки - заставляли тянуть билеты и отвечать на вопросы, которые в них написаны. Оказалось, что я умею вытягивать билеты с теми вопросами, ответы на которые я знаю. Это мне здорово помогло потом, в институте, но до него было ещё целых пять лет.
После 8-го класса сестра спросила меня, что я хочу делать дальше. Я заявил, что учиться. Она ответила "Хорошо", пошла в школу и потребовала, чтобы меня взяли в 9-й класс. Вова после 8-го класса пошёл в ПТУ.
5.
9-10-й классы у меня прошли спокойно. Учился я легко, участвовал в олимпиадах по математике, физике, химии. Русский и литература по-прежнему шли плохо. Англичанка и литераторша меня не любили, но я по этому поводу сильно не переживал.
В 9-м классе у меня началась ломка: я наконец-то задумался, кем хочу стать. Мне нравилась профессия шофёра, но казалось, что могу им стать и так, без того, чтобы работать им целыми днями, из года в год, до самой пенсии. Мне нравилось путешествовать, и тогда я решил стать геологом. После 9-го класса пошёл на День открытых дверей в Горный институт и там нам всем объявили, что после окончания института мы все встанем у мартеновских печей. Эта идея мне не понравилась, и я задумался, что же мне ещё подойдёт.
Сестра завела собаку, шотландскую овчарку, девчонку, взбалмошную и страшно неуравновешенную. Первый год своей жизни она провела в тяжёлых условиях: заболела чумкой, и хозяин отправил её в сарай умирать. Там она лежала в своём дерьме, ничего не ела и тихо сдыхала. Моя сестра узнала и забрала себе.
У нас она никого не слушалась, всех кусала, а меня, как самого младшего, начала опекать, будто своё любимое дитя, подолгу сидеть со мной рядом и вылизывать везде, (я проверял) даже попу. Если же я делал что-то не по её, она меня тоже кусала, но в целом, слушалась больше, чем других.
Вот она-то меня и подтолкнула к тому, чтобы стать биологом. Но много знать и ничего не уметь, мне не нравилось Тогда я решил стать ветеринаром. Сестра, как узнала о моём решении, тут же заявила, что я буду лечит коров и баранов и больше никого. Мне эта перспектива не понравилась. Тогда я решил стать врачом.
Биологичка в школе узнала, что я хочу стать врачом и перестала меня спрашивать, ставила мне пятёрки ни за что. Мне это не понравилось. Я начал штудировать биологию сам.
6.
Школьные экзамены после 10-го класса я сдал без труда. Сочинение написал на 3, все остальные экзамены сдал на четвёрки и пятёрки.
Вступительные экзамены в 1-й Мед по профилирующим предметам я сдал на одну четвёрку и две пятёрки, а последний экзамен, сочинение, написал на дойку.
Сестра очень расстроилась, повела меня на конфликтную комиссию, где нам показали моё сочинение со всеми моими ошибками. Мне было стыдно, а сестра дотошно выясняла ошибку за ошибкой, пока не дошла до конца. Вышел я оттуда как оплёванный. Сестра пощадила меня и спокойно заявила, что теперь надо думать о том, что делать дальше.
Я пошёл в Военкомат и заявил, что хочу стать шофёром - меня тут же записали на курсы.
Во время учёбы инструктор попросил меня въехать в ворота, я задел левым бортом и вместо того, чтобы остановиться, поддал газу и сшиб пол борта. Инструктор орал, что мне не машину водить, а барана, но на моё будущее это никак не повлияло. Через 4 месяца учёбы я получил права. Это было перед Новым годом, мне как раз недавно исполнилось 18 лет.
До весеннего призыва я устроился на работу в автоколонну и получил в управление Газ-51, без тормозов. Поменял резину, прокачал тормоза и выехал в рейс. Тормоза отказывали, когда хотели. Как-то я тянулся за прицепом-роспуском, с длинной трубой сзади, и какая-то бабка начала перебегать дорогу. Я чуть было не посадил её на эту трубу и тогда понял, что некоторые люди спешат на тот свет. Если не я, то кто-нибудь непременно её задавит!
7.
В армию меня забрали в мае. Попал я в разведроту. Дали мне две машины: одну учебную, другую боевую. Гоняли в хвост и в гриву, был не хуже других. За рулём сидели по трое суток. Там я научился спать на ходу и просыпаться перед поворотом. На посту научился спать стоя.
Какую мне дали характеристику, не знаю, но когда перевели на Север, попал в рембат и там сразу же дали транспортный Урал. На нём я объездил почти весь Север: по горам, по бездорожью, по половодью, по снежной целине и т.д. Тренировка в разведроте мне сильно помогла. Как-то зимой, в рейсе, у меня разболелась рука, я не мог её согнуть (в области левого локтевого сустава возник абсцесс от фурункула на предплечье). Поднялась температура, лихорадило. Прапорщик пробовал заменить меня другим водителем, но в горах он проявил неуверенность, грозил аварией. Мне пришлось вести машину одной рукой и тянуть на прицепе фургон 53-го Газона.
Поздно ночью мы вернулись в часть. Я завалился спать, а утром мне было не встать. Фельдшер поставил градусник. Температура оказалась выше 40 (кажется 41 с лишним). Меня отвели в медсанчасть, затем в госпиталь. Там сразу же вскрыли абсцесс, вставили турунду, и я в госпитале провалялся больше недели.
Когда вернулся в часть, у моего Урала оказалось разбитым лобовое стекло. Мне рассказали, что за него посадили дембеля, он поехал в горы, тормоза замёрзли и он сшиб шлагбаум. Его от вождения отстранили, а мой Урал поставили на прикол.
Стекло я поменял, привёл машину в порядок и поехал в рейс.
Офицеры меня уважали. Помню, как однажды вернулся с рейса в то время, когда батальон собирался на обед. Я прижался к краю центральной дороги, вышел из машины, а ноги не держат - тут же плюхнулся в канаву и уснул. Проспал до ужина и никто меня не будил.
Солдатская дружба удивительная! В трудную минуту офицеры и солдаты - все равны, и это равенству устанавливается тихо, без слов.
8.
В конце армии я начал готовиться к вступительным экзаменам в институт. Демобилизовали меня по ошибке в конце июня (должны были отправить на целину), а в начале августа я уже сдавал экзамены в 1-й Мед. По профилирующим предметам сдал на четвёрки и пятёрки, хотя предметы знал хуже, чем после школы, сочинение написал на 3. В институте учился на повышенную стипендию, несмотря на то, что некоторые предметы даже не учил.
На втором курсе пошёл работать санитаром, затем медбратом. На третьем курсе ушёл от тёти Клавы и сестры, начал снимать комнату и жить отдельно. По характеру я не был подарком. Как сестра мне говорила, больше всего её раздражало, что на всё я говорил хочу и не хочу (дипломатией не владел). У тётушки был сильный характер, и это её раздражало. Меня конфликты достали, и я ушёл в "свободное плавание".
Жить одному было трудно, денег не хватало. Всю зарплату пришлось отдавать за комнату, а самому жить на 45 рублей в месяц (такая была повышенная стипендия). Но возвращаться не хотел - был упрямым.
В институте я нравился двум девчонкам, выбрал одну. Перед тем, как сделать ей предложение, заявил, что люблю свободу и путешествия. Она ответила, что мне мешать не будет. Меня это удовлетворило, и я пошёл свататься к её родителям. Они не были против.
Я переехал к ним жить до свадьбы и 1-го июля мы обручились. К пятому курсу у нас уже было двое детей - две девочки. Старшую отправляли на дачу к бабушке, а младшую, грудную, брали с собой на экзамены. Экзамены сдавали по очереди. Трудно было обоим. Жена рожала погодок, кормила детей грудью, не высыпалась, но продолжала учиться. Я работал, учился и помогал жене по ночам, когда был дома. Закончили институт вместе, и пошли работать. Тогда стало легче.

Вот такая получилась первая треть жизни. Вторую треть я помню пока хорошо и писать её не стану. Свои чувства, друзей и близких раскрывать без их согласия не могу. Безмерно благодарен сестре, её мужу, тёте Клаве, моему старшему брату и жене. Без них моя жизнь получилась бы совсем другой и даже трудно представить, какой.
По себе знаю, что первая любовь пробуждается уже в детском саду, а первые житейские эксперименты - чуть позже. Помнится многое, но первые 5 лет после рождения уже забыты.
Дети очень сильно чувствуют отношение к себе других, но не все задевают их чувства. Некоторые проходят мимо, как поезда: вроде были, но следа не оставили. Плохое в отношениях помнится долго, но о нём говорить не хочется. Смешные и весёлые моменты в моей жизни, как ни странно, больших следов в моей памяти не оставили (может, их было мало).
На этом этапе пока всё.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Кейси_Кармен

Российское правительство и армия.

Вторник, 23 Июня 2015 г. 05:05 (ссылка)


Интересные факты и информация о российском правительстве и о том, что далеко не каждый её вождь, и по совместительству Верховный Главнокомандующий, проходил срочную службу в армейских рядах.

1 (530x700, 185Kb)



smailikai_com_6_103 (60x60, 12Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
velskiy

Получение писем, российская армия

Пятница, 31 Октября 2014 г. 05:55 (ссылка)

Смотреть видео в полной версии
Смотреть это видео

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Планета_Здоровье

Медицинские противопоказания для службы в армии

Вторник, 09 Сентября 2014 г. 07:30 (ссылка)


1407849862_armiya (400x254, 54Kb)Актуальный список железобетонных медицинских противопоказаний для службы в армии.

Как правило, к армии стопроцентно негодны только люди с очевидными и тяжелыми патологиями, такими как умственная отсталость, шизофрения, слепота, глухота, отсутствие конечности и т.д.



В остальных случаях решается вопрос либо о лечении (тогда дается отсрочка и затем требуется повторное освидетельствование), либо о степени нарушения функции тех или иных органов.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
я-пусечка

У последнего рубежа. Репортаж со сборного пункта призывников

Воскресенье, 13 Июля 2014 г. 12:45 (ссылка)
aif.ru/society/army/1206939

Под занавес весеннего призыва (он заканчивается 15 июля) отсюда к месту службы отправляют 49 солдат научных рот. Не за горами уже и осенний призыв, он начнётся 1 октября.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
velskiy

У последнего рубежа. Репортаж со сборного пункта призывников

Воскресенье, 13 Июля 2014 г. 04:18 (ссылка)
aif.ru/society/army/1206939

Под занавес весеннего призыва (он заканчивается 15 июля) отсюда к месту службы отправляют 49 солдат научных рот. Не за горами уже и осенний призыв, он начнётся 1 октября.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<служба в армии - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda