Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 2945 сообщений
Cообщения с меткой

прогресс - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Ada_Peters

Братья. Масоны и технический прогресс

Суббота, 20 Августа 2016 г. 21:22 (ссылка)




Братья.
Масоны и технический прогресс


С начала XIX века инновации — ключевая проблема для любого общества. В России, к сожалению, этому вопросу не уделялось достаточно внимания, чем обусловлена некоторая прискорбная отсталость и в идеях, и в технологиях.

И масоны были тем ферментом, который помогал российскому обществу преодолевать настороженное, консервативное, предвзятое отношение к прогрессу, вытаскивая его на столбовую дорогу европейской цивилизации.

В этом смысле вольные каменщики — изобретатели, техники, инженеры, физики — сыграли огромную роль в становлении России как европейской державы. И в особенности любопытна здесь фигура Павла Яблочкова, феерическая, как его свеча жизни.




Статья основана на материале передачи «Братья» радиостанции «Эхо Москвы». Эфир провели Наргиз Асадова и Леонид Мацих. Полностью прочесть и послушать оригинальное интервью можно по ссылке.


Первый вопрос, который возникает при знакомстве с вышеуказанной темой: как масоны относились к техническому прогрессу, к инновациям всякого рода? Ответ очевиден — позитивно.
Читать далее...
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Whitewinged

Такое ощущение, будто я попала в будущее

Пятница, 12 Августа 2016 г. 23:43 (ссылка)

Жизнь здесь ушла далеко вперёд. Те идеи, которые мне приходят в голову, которых в России ещё нет, здесь уже реализованы на высоком уровне.
Это ппц, товарищи. Я не знаю, чем заняться. Мне надо как-то дотянуться до этого уровня.

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lenov_ru

Boostmind - brain training v 1.1 (Mod Money) » Клуб пользователей планшетов на ANDROID / Lenovo IdeaTab A2109 8GB / Samsung Galaxy Tab 2 7.0 / Asus Transformer TF700T / NVIDIA Tegra 3

Воскресенье, 07 Августа 2016 г. 07:22 (ссылка)
lenov.ru/games/25954-boostm...money.html


Boostmind - brain training - игра-головоломка, которую лучше будет назвать настоящим сервисом по развитию мышления, улучшения памяти и внимательности, а так же концентрации. Геймеры будут пр

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Юрий_Скилев

Больше всего не хватает России того, что пытаются ограничить

Воскресенье, 31 Июля 2016 г. 14:18 (ссылка)


Для того, чтобы пробудить дух роста, прогресса, счастливого развития нужно повышать общий культурный и образовательный уровень населения.



И не очень получается.



Вот уже и радио изобрели, и даже, прости господи, телевидение! 



А счастья все еще нет.



Нет стремления взять лучшее в мировом опыте, нет ума адаптировать мировой опыт и инновации. Еще очень много мракобесия, суеверий, просто глупости.



Поэтому развитию культуры, как первопроходцу в развитии сознания и повышения качества жизни нужно давать зеленый свет.



Хороший вкус, такт, воспитанность уже стали "неловкими" словами,  которые повсеместно заменяют лексикой подонков.



И на этом фоне развитию культуры ставят препоны.



Мы же помним, что борьба с культурой завершается победой культуры, какими бы неудобными для бюрократии не были ее деятели. 



Старый анекдот "из будущего":



"Леонид Брежнев - малоизвестный политик эпохи Аллы Пугачевой", - верен.



Зачем повторять глупости советского периода?



Почему слишком много известных деятелей культуры перешли в стан наших врагов?



Сегодня пришла горькая новость для всех любителей литературы. Умер Фазиль Искандер.



Он не был удобным и служивым.



Тем не менее даже догматичному отделу пропаганды КПСС было ясно, что лучше для всех, чтобы Искандер получал заслуженное признание.



Почему сегодня мы стали догматичны и дидактичны до вредительства?



Как пример - трудности у Открытой библиотеки.



 






Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Александр_Божьев

Глава 1321. 25 июля 2016 года. 207 день 2016 года. Кому принадлежит "российская" компания? Убийства на дорогах. Александр Божьев.

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 06:03 (ссылка)




image (700x393, 47Kb)

Владимир Щербаков передал контроль над «Автотором» сыну.
25 апреля 2016 г. владельцем материнской компании «Автотора» – ООО «Автотор холдинг» с долей 99,98% стала люксембургская Automotive Development Holding, свидетельствуют данные ЕГРЮЛ. Эта компания была учреждена 21 декабря 2015 г. Ее единственный акционер – гонконгская Automotive Development Group Limited (учреждена 25 февраля 2016 г.), которая полностью принадлежит Сергею Щербакову, говорится в документах этих компаний. Прежде бенефициары «Автотор холдинга» не раскрывались.
От отца к сыну.
После того как в 2014 г. братья Ротенберги подпали под санкции, они передали часть активов сыновьям. Сын Аркадия Ротенберга Игорь получил акции «Мостотреста», «Газпром бурения» и «ТПС недвижимости». Старший сын Бориса Ротенберга Роман выкупил у дяди, отца и Геннадия Тимченко контроль в финской Arena Events, владеющей 49% хоккейного клуба Jokerit.
В прошлом году стало известно, что владелец группы «Рольф» Сергей Петров передал бизнес младшему сыну Александру, а Михаил Гуцериев передал часть нефтяного бизнеса сыну Саиду. Тот стал владельцем 20% кипрской Doneler Finance, контролирующей семейную компанию «Нефтиса», в которую Гуцериев-старший перевел часть активов «Русснефти».
В 2015 г. сын Сулеймана Керимова Саид стал совладельцем Polyus Gold International и впоследствии выкупил все акции у миноритариев компании.
В отчетности гонконгской компании отмечено, что Сергей Щербаков проживает в швейцарском Колоньи – элитном пригороде Женевы. В интервью «Ведомостям» в 2012 г. Владимир Щербаков рассказывал, что его единственный наследник – сын, который постоянно проживает в Женеве.
Смену владельца «Автотор холдинга» Владимир Щербаков и представитель компании комментировать не стали.
Щербаков-старший основал и возглавил «Автотор» в Калининградской области в 1996 г. До этого он работал заместителем председателя правительства СССР и председателем Госкомтруда СССР. Компания начинала с выпуска Kia, сегодня помимо этого бренда собирает автомобили Hyundai, BMW и Tata Daewoo. План производства на 2016 г. – 92 000 машин (на уровне прошлого года). В 2015 г. предприятие потеряло заказы GM, которая свернула производство в России, и сейчас ищет новых партнеров.
Всего в 2016 году в Калининграде будет выпущено около 14 000 легковых автомобилей Hyundai
На рынке Владимира Щербакова по-прежнему считают основным владельцем «Автотора», говорят сотрудники трех автопроизводителей. В интервью «Ведомостям» в 2012 г. он пояснял, что является крупнейшим российским акционером производственных активов группы. Консолидированные финансовые результаты «Автотор» не раскрывает. Выручка от автопрома «существенно» больше половины общих доходов группы, в 2012 г., например, выпуск автомобилей мог принести группе 5,5–6 млрд евро, рассказывал Щербаков.
Почему Щербаков решил передать долю сыну, участники рынка предположить не могут. Ему только 66 лет, отмечают сотрудники двух автоконцернов. «Почти 48 лет я участвую в разной роли в строительстве и организации работы заводов. Это было нелегко в советское время. Сейчас – тем более. Но я живу этой работой, и такая жизнь мне, как говорит внук, в кайф. Другой жизни просто не знаю. Если уйти из бизнеса, то что дальше делать?» – говорил Щербаков в 2015 г. в интервью РБК.
ГК «Автотор»
Основное направление деятельности – контрактная сборка автомобилей.
Выручка (2014 г., данные Forbes) – 203,7 млрд руб.
Производство – 92 200 автомобилей.
!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
"владельцем материнской компании «Автотора» – ООО «Автотор холдинг» с долей 99,98% стала люксембургская Automotive Development Holding, свидетельствуют данные ЕГРЮЛ".
Так кому принадлежит "российская" компания «Автотора» – ООО «Автотор холдинг»?

ПОМНИ!
По официальным данным с помощью автомобилей только убивают ежегодно около 27 000 россиян,
по данным страховых компаний около 100 000.

Прослушать запись Скачать файл


Научная статья.
Медицинская помощь при тяжелых дорожно-транспортных происшествиях, стихийных бедствиях, катастрофах, терактах. Недостатки, типичные ошибки.
Авторы: Игорь Богоявленский, Александр Божьев, Александр Михайлов, Анатолий Постников.
Москва, 2005.

«Уроки, которые мы получаем,
и выводы, которые не делаем…», - В.А. Неговский,
академик РАМН,
организатор и первый директор НИИ общей реаниматологии Российской Академии медицинских наук

В настоящее время одной из важнейших социальных и государственных проблем является снижение необоснованной смертности при чрезвычайных ситуациях, вызванных стихийными бедствиями, антропогенными катастрофами, террористическими актами. Под необоснованной смертностью понимаются смертельные исходы пострадавших, не получивших своевременную адекватную медицинскую помощь. На догоспитальном этапе она возникает на месте происшествия или во время транспортировки — из-за отсутствия, запоздалого, ошибочного или неполного оказания медицинской
помощи. На госпитальном этапе причиной ее являются тяжелые осложнения у пострадавших. Необоснованная смертность также обусловлена преждевременным угасанием жизненных сил, функциональных и телесных возможностей вследствие патологического воздействия факторов внешней среды, особенностей экологии, экономики, социальных болезней — алкоголизма, наркомании, токсикомании, дефектов питания и др.
В России необоснованная смертность достигла высокого уровня. Так, например, при дорожно-транспортных происшествиях она значительно превышает аналогичные показатели в других странах.
Вследствие антропогенных изменений среды обитания, экологических, социальных и других причин средняя продолжительность жизни в России в настоящее время низка. Ее среднегодовые показатели у мужчин в последние годы составляли 51–58 лет, а у женщин — 60–65 лет. К этому следует добавить, что по разным источникам в стране производится от 4 до 8 млн. абортов в год. Происходит вымирание нации, в том числе из-за массовой необоснованной смерти. Ежегодная смертность превышает рождаемость по официальным данным на 750 тысяч человек, т. е. ежегодно в стране исчезает население крупного города. Это является достаточным основанием для анализа трудностей и типичных ошибок при оказании медицинской помощи и, в частности, при массовых поражениях населения в чрезвычайных ситуациях.

Медицинская помощь при тяжелых дорожных происшествиях…
Вследствие отсутствия должного внимания к дорожному травматизму в России, автотрассы страны давно превратились в магистрали смерти. В результате дорожно-транспортных происшествий (ДТП) в течение только девяти лет (1990–1998) погибло около 300 тыс. человек, в том числе — 50 тыс. в возрасте 18–24 лет (16%). Почти 25% погибли по вине пьяных за рулем. В 98% случаев ДТП возникли по вине самих участников движения. Тяжелые ранения, увечья получили около 1,5 млн. человек (270 тыс. в возрасте от 18 до 24 лет). Инвалидами вследствие полученных травм стали 36 тыс. молодых и лиц среднего возраста. Из активного репродуктивного периода населения России исключено более 450 тыс. мужчин. Свыше 40 тыс. женщин лишены возможности создать семью и продолжить род (15). По последним данным число погибших в дорожно-транспортных происшествиях возросло до 35 тыс. человек в год.
Многочисленные, весьма разнородные ошибки, допускаемые при оказании первичной медицинской помощи, резко увеличивают смертность и показатели инвалидизации населения. Так, медицинская помощь пострадавшим при ДТП на месте происшествия существенно запаздывает — это одна из ведущих причин огромной необоснованной смертности. Эвакуация в стационар задерживается до 1–1,5 часов в 70,8% случаев. Неоказание медицинской помощи на месте происшествия, задержка с эвакуацией, транспортировка на неприспособленном транспорте — только от этого погибает около 70% тяжело пострадавших и отяжелевших.
Проведенные исследования свидетельствуют о существенных недостатках ряда методологических подходов к определению уровня эффективности медицинской помощи (МП) на этапах медицинской эвакуации. Статистика поражений при чрезвычайных ситуациях (ЧС) на протяжении 80 лет минувшего столетия до настоящего времени не только несовершенна, во многих случаях не соответствует реалиям или отсутствует вовсе. Это касается, в частности, данных по необоснованной смертности на догоспитальном (ДЭт) и госпитальном этапах. Весьма показательно, что основные статистические материалы приводятся по отношению к пострадавшим не на ДЭт, а к тем, которые выжили, выдержали транспортирование (как правило, на неприспособленном транспорте!), и были доставлены в стационары — то есть, на второй этап медицинской эвакуации. Подобным путем искусственно, как бы «устраняются» основные группы погибших de facto по вине медицинских работников — вследствие неоказания помощи, и дефектов, ошибок при оказании МП на самом важном, определяющем этапе — догоспитальном. Приводимые в литературе и в ведомственных отчетах анализы ошибок и недостатков в очагах чрезвычайных ситуаций (ОЧС) также не отражают истинной картины суровой действительности: они неполны и поверхностны. В особенности это касается медицинской сортировки (МС) — определяющего звена помощи при массовых поражениях (1). Поразительно, но за период 1946–2005 годы МС, как правило, не проводилась, за единичными исключениями — в Маралике (Армения, 1988) и при объёмном взрыве на разъезде Улу-Теляк (1989).
Порочность приведенных позиций и представлений заключается не только в вопиющей аморальности и антимилосердии по отношению к необоснованно погибающим, но и в ложных успокоительных реляциях и отчетах, препятствующих устранению болевых точек современной отечественной медицины критических состояний.
Все вышеотмеченное свидетельствует о необходимости кардинального пересмотра и ломки порочных стереотипов, представлений, отношений (1, 7–9).
Для современных стихийных бедствий, антропогенных катастроф характерны значительные объективные и субъективные трудности оказания помощи на догоспитальном этапе в ОЧС.
Известно, что при стихийных бедствиях, катастрофах МП оказывается, как правило, с большим запозданием. В ряду организационных и иных общих причин выделяются сложности: передача информации, период суток (особенно ночное время), в который произошло бедствие, невозможность передачи информации о случившемся по линии связи и др.; степень удаленности от населенных пунктов и от подразделений служб быстрого реагирования (СЭМП ЧС, ВСС ГО); особенности дорог, подъездных путей, аэродромов и пр.; человеческий фактор. Существенное значение имеют природные факторы: климатический, метеорологический, географический, характер покрова земли (лесистая местность, тайга, тундра, пустыни).
Труднодоступность ОЧС характерна для катастроф на железнодорожном и особенно — на воздушном и водном транспорте. Так, информация о тяжелой железнодорожной катастрофе на 308 км Октябрьской дороги (1988) поступила в ближайшее (на расстоянии
40 км) военное медицинское учреждение, имевшее парк санитарных вертолетов, только через шесть часов. Машины скорой медицинской помощи появились в ОЧС через 2,5 часа; начало оказания 1 МП зарегистрировано через 3 часа; число погибших среди изначально вполне жизнеспособных составило около 60%.
Таким образом, одним из отягощающих факторов при стихийных бедствиях, катастрофах является возможный информационный вакуум.
Объективными трудностями служат массовость поражений, преобладание тяжелых и крайне тяжелых травм, огромное разнообразие тяжелой патологии. Все это диктует необходимость немедленной, сугубо направленной, индивидуальной медицинской помощи в полном объеме (8) без каких-либо ошибок.
При этом вследствие огромного разнообразия поражающих факторов и ситуационных особенностей виды повреждений и разброс показателей наиболее частых тяжелых травм могут быть весьма многочисленными, однако общей тенденцией является резкое преобладание тяжелых множественных, сочетанных повреждений, политравм. Так, среди госпитализированных после смерча в пригородах г. Иваново (1984) они составляли 91%, при землетрясении в Армении (1988) — 96,6%, при взрыве на железной дороге в г. Арзамасе (1988) — 66,7%. При дорожно-транспортных происшествиях тяжелые множественные, сочетанные травмы отмечаются у 38–53% пострадавших. Последние имеют отчетливую тенденцию к росту.
Среди тяжелых механических травм, в структуру санитарных потерь (СП) входят, в основном, массивная кровопотеря, тяжелый шок, синдром длительного сдавления, ранения мягких тканей. При минно-взрывных поражениях характерны весьма специфические тяжелейшие коммоционно-контузионные, эманационные, диссекационные травмы и др. В зависимости от особенностей воздействия они возникают в 55–96% (8). Тяжелейшая ожоговая травма может резко преобладать при техногенных катастрофах, связанных с взрывами на трубопроводах горючих материалов, пожарах и пр. Подобное наблюдалось в 87% случаев при катастрофе под Уфой (1989).
Показатели частоты тяжелых травм в очагах чрезвычайных ситуаций весьма разнообразны даже при однотипных бедствиях: синдром длительного сдавления (СДС) при землетрясении в Армении (1988) отмечался в 23,8% случаев, в Ашхабаде (1948) — в 3,7%; при взрыве на железной дороге в Арзамасе (1988) он был констатирован в 10,1%.
Наиболее тяжелым течением характеризуются сочетанные травмы, политравмы, минно-взрывные поражения — особенно с одновременными повреждениями черепа, мозга (ЧМТ), костей скелета (преобладают переломы длинных трубчатых костей — бедренной, большеберцовой), органов брюшной или грудной полостей. При ДТП сочетанные повреждения составляют 33,8% травм. В целом, только на догоспитальном этапе от тяжелых множественных, сочетанных травм погибает свыше 26% пострадавших (2).
Непосредственными причинами гибели изначально вполне жизнеспособных пострадавших, то есть, необоснованная смерть (НС), служат массивная кровопотеря, тяжелые травмы черепа, мозга, тяжелый шок, терминальные состояния: уже в первые 30 минут от них погибают 12,5% от общего числа пострадавших в тяжелом и средней тяжести состояниях. Показательно, что во вторые 30 минут погибают 22,5% отяжелевших.
Несмотря на это, вопросы своевременного оказания первой медицинской помощи (1МП) на догоспитальном этапе не решены, а основы реаниматологии, в том числе первой реанимационной помощи
(1 РП), практически выпали из поля зрения, если не считать единичных публикаций (4).
При стихийных бедствиях, катастрофах ведущими причинами НС являются: массовость пострадавших, множественность, тяжесть поражений; активно действующий синдром взаимного отягощения травм и связанная с ним тенденция к быстрому переходу пострадавших из одной сортировочной группы в другую, более тяжелую; непосредственная или пролонгированная во времени угроза жизни. В целом НС на обоих этапах отмечается в 82,9–85% случаев общей смертности.
Таким образом, объективные трудности оказания МП в очаге чрезвычайной ситуации обусловлены крайне тяжелой патологией и огромной необоснованной смертностью.
Человеческий фактор в современном понимании при критических состояниях, особенно в условиях чрезвычайных ситуаций, имеет все более возрастающее значение.
Среди усугубляющих субъективных показателей немаловажна неподготовленность медицинского персонала к преодолению разнообразных трудностей, в том числе, возникающих при оказании МП при неотложных критических состояниях в ОЧС, равно как и неподготовленность населения к стихийным бедствиям, антропогенным катастрофам, терактам, ДТП.
Так, например, врачебный состав, за частичным исключением хирургов, врачей cкорой медицинской помощи (СМП) не умеет осуществлять хотя бы примитивную медицинскую сортировку, не знает принципов, методов первичной МП, медицинской тактики. Установлено, что знаниями и опытом в отношении первой врачебной помощи на догоспитальном этапе не располагают более 75% врачей; не менее 90% терапевтов не владеют опытом и навыками 1 РП — особенно в условиях ЧС; практически почти 100% врачей «узких» специальностей (ЛОР, дерматологи, урологи и др.) оказать 1 РП, 1 МП не могут. В очагах чрезвычайных ситуаций часты и многочисленны организационные медико-тактические, медицинские ошибки, допускаемые в процессе оказания МП.
В условиях России особо важное значение приобретают: неподготовленность населения к ЧС, к действиям и выживанию при них, необученность населения оказанию 1 МП, 1 РП, проведению МС. Россия — единственная крупная страна в мире, население которой не может (и не хочет!) оказывать первичную медицинскую помощь пострадавшим — то есть, самим себе! При этом «нехотение и неумение» сочетаются с пережитком не столь отдаленного прошлого — настроениями массового иждивенчества по отношению к медицинскому персоналу и государственным органам.
Анализ опыта устранения медико-санитарных последствий при крупных стихийных бедствиях, катастрофах за последние двадцать лет позволил установить наиболее типичные ошибки в организации и проведении МП. Очень важны ошибки и недостатки, допущенные на догоспитальном этапе — особенно в начальном периоде. Установлено, что именно они являются основной причиной необоснованной смертности на ДЭт и отсроченной НС на госпитальном этапе (7–9), они определяют всю дальнейшую судьбу выживших, степень эффективности лечебных мероприятий, длительность лечения на обоих этапах, они — непосредственная причина тяжелых осложнений на втором этапе. Огромные показатели летальности в самом очаге и в лечебных учреждениях второго этапа существенно сказываются на прогнозе исходов, тяжести инвалидизации (7–9).
В современной медицине критических состояний действует закономерность: число, степень выраженности и трагичность последствий ошибок при оказании медицинской помощи на догоспитальном этапе прямо пропорциональны степени неподготовленности медицинского персонала, массовости поражений и тяжести патологии.
При оказании МП в ОЧС выделяются две группы ошибок: организационно-методические (1), медицинские (2). При всей условности такое деление достаточно удобно для практической работы. Вполне понятно, что в обеих группах ошибок решающее значение принадлежит человеческому фактору (особенно ярко это прослеживается в отношении медицинских ошибок).
Описание наиболее важных и частых приводится ниже.
Организационно-методические ошибки. В эту группу ошибок входит комплекс организационно-тактических погрешностей, часть из которых в определенной степени устранены созданием Министерства ЧС, СЭМП ЧС (1990) с «Центрами постоянной готовности» (в структуру СЭМП ЧС входят бригады, отряды и пр.).
К сожалению, опыт медицинской деятельности, накопленный за 1941–1945 годы Великой Отечественной Войны, полностью забыт, потерян — а ведь он выработан ценою миллионов погибших на этапах медицинской эвакуации! Три основных современных требования, предъявляемые к системам быстрого реагирования — мобильность, гибкость, вариантность (1) — в должной степени не решены: система организации МП в условиях ЧС, по сути дела, экстренной не является. За время прибытия к месту происшествия и развертывания медицинских подразделений погибают более 50–55% изначально вполне жизнеспособных, но отяжелевших за время ожидания медицинской помощи пострадавших. В том числе около 20% как бы заранее «запрограммированы» на гибель (пострадавшие в тяжелом шоке и терминальных состояниях). Иными словами, проблемы НС на этапах медицинской эвакуации остаются нерешёнными (7–9).
Отсутствует достаточная ясность с вопросами этапности лечения, эшелонирования сил и средств СЭМП ЧС. Не отработаны системы лечебно-эвакуационного обеспечения (ЛЭО), лечебно-эвакуационных направлений (ЛЭН). Отсутствует медико-тактическая (медико-санитарная) доктрина ЧС, МП в ЧС. Развитие, совершенствование СЭМП ЧС, по сути дела, остановилось на периоде формирования Центров ЭМП, призванных быть ведущими для поддержания готовности территориальных сил и средств ЭМП к ликвидации медико-санитарных последствий ЧС. Центры характеризуются недостаточной автономностью, малой самостоятельностью в решениях и действиях, недостаточной инициативностью, не всегда достаточной продуманностью решений по проведению профилактических мероприятий по оказанию МП в конкретных регионах.
Подходы к жизненным реальностям во многом формальны или полностью выпадают из поля зрения медицинских служб. Это находит выражение в решениях по медико-санитарному обеспечению (отчасти в отсутствии их) сложнейших процессов экологической, гуманистической защиты, например, в комплексе технологических мероприятий по хранению, уничтожению запасов химического, биологического и других видов оружия массового поражения. На территории России не ведется необходимая борьба со складированием радиоактивных отходов (в том числе — из многих стран мира) В нашей стране нет конкретных действенных решений по санации территории от последствий радиационных и иных катастроф, особенно в регионах Предуралья и др. Отсутствуют необходимые рекомендации и решения по предупреждению массовых катастроф на железных дорогах и автомагистралях страны, по обеспечению оказания своевременной 1 МП, 1 РП непосредственно на месте происшествия.
Несмотря на то, что соответствующие рекомендации опубликованы в справочниках (9), до сих пор нет законодательных постановлений относительно обязательного обучения первичной МП водителей всех видов транспорта. Эти навыки должны проверяться при экзаменах на право вождения. Правительству следует решить проблему уголовной ответственности за неоказание и некачественное оказание
1 МП, 1 РП всем пострадавшим, а также организовать обучение всего взрослого населения и в с е х школьников России навыкам первичной медицинской сортировки, 1 МП, 1 РП. Провести анализ и сделать выводы из крупнейших землетрясений второй половины минувшего столетия. Отработать программы и системы реальных мероприятий — в том числе организационно-мобилизационного плана медицинской службы, миграции, миграционных проблем и пр. — для конкретных ЧС, ожидаемой патологии.
Органам здравоохранения следует уделять больше внимание проблемам клинической и полевой реаниматологии, медицине катастроф — в реальных ситуациях стихийных бедствий, терактов, тяжелых техногенных происшествий и катастроф (7–9). Необходимо привлекать к работам в ОЧС, регионах чрезвычайных ситуаций (РЧС) специалистов реаниматологической службы (например, при землетрясении в Армении (1988), крупном теракте на Дубровке (2003) [13, 14] и др. Иными словами, мобилизовать огромный опыт борьбы реаниматологов с НС, с использованием научного, методического потенциала в проведении реанимационных мероприятий, медицинской сортировки пострадавших в ЧС. Это положение нашло подтверждение, например, при тяжелейших массовых поражениях под Уфой в 1989 году. Недостаточная оценка основ клинической и полевой реаниматологии и реаниматологов приводят к гибели многих сотен, тысяч людей преимущественно высокопродуктивного молодого и среднего возраста — печальным примером могут служить события в Армении, на Дубровке и др.
У населения даже особо опасных регионов отсутствуют знания, представления о действиях в ЧС; отсутствуют организации, системы, программы методов научно обоснованного массового обучения в с е г о населения страны навыкам 1 РП, 1 МП, МС. Вышеперечисленное в принципе относится к компетенции СЭМП ЧС. Профсоюзы всех уровней, Комитеты Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца должны уделять больше внимания этим важнейшим социальным, государственным проблемам данного жизнеопределяющего направления.
Для повышения эффективности работ в ОЧС местным властям, администрации следует координировать свои усилия со спасательными службами (10–11), принимать меры к предотвращению массового мародерства.
Медицинские ошибки. Выделяются более тридцати крупных, принципиально важных медицинских ошибок, непосредственно влияющих на степень эффективности медицинской помощи. Существуют виды прогнозов — в отношении жизни и смерти, возможности или перспективы выздоровления, полного или частичного восстановления функций (в том числе жизненно важных). Вышеотмеченное служит основанием включения в группу медицинских ошибок ряда принципиально важных позиций медико-тактического плана:
• отсутствует единая четкая доктрина МП при критических состояниях в экстремальных ситуациях на этапах медицинской эвакуации;
• попытки решать проблемы догоспитального этапа массовым направлением в ОЧС врачей, медицинских специалистов, не имеющих практического опыта в оказании медицинской помощи при стихийных бедствиях, катастрофах, крупных терактах;
• запоздалое прибытие в ОЧС подразделений СЭМП ЧС (через 1,5–2–3 и более часов после происшествия) и, соответственно, неоказание МП в наиболее остром периоде поражений; позднее начало оказания МП пострадавшим влечет за собою огромную необоснованную смертность. Иными словами, мы имеем нарушение всех требований современной организации и тактики медицины;
• отсутствие единого управления всеми видами работы и действиями медицинского персонала в ОЧС;
• постоянное неполное выполнение требований лечебно-эвакуацион-
ного обеспечения при стихийных бедствиях, крупных катастрофах, терактах; невыполнение требований по созданию, выбору лечебно-эвакуационных направлений;
• слабая организованность работ, малая эффективность деятельности медицинского персонала, спасателей в ОЧС. Это отмечается, главным образом, ближе ко времени завершения работ первой очереди, но до полного разбора завалов. В основе ошибок лежат, как правило, психические, психологические нарушения у спасателей, соматические реакции на общую ситуацию, на индивидуальные трагедии (гипертонические кризы, язвы желудочно-кишечного тракты
и др.), тяжелый длительный стресс, депрессия, общее утомление, усталость. Поражения могут быть групповыми, массовыми по типу коллективных рефлексологических (10, 11);
• отсутствие пунктов санитарной обработки раненых;
• нехватка технических средств, перевязочных материалов и пр. Нехватка или отсутствие транспортных средств; использование неприспособленного транспорта — легковых машин и пр.;
• длительные интервалы между видами МП;
• нарушения в проведении медицинской сортировки (5, 8, 9), часто она вовсе не проводится;
• диагностические и лечебные ошибки. Основная причина — неподготовленность медицинского персонала (см. выше): незнание патологии медицины катастроф, критических состояний, отсутствие опыта работы в экстремальных ситуациях и пр.;
• неоказание первичной МП — сразу или в течение первых 5 минут (1 РП), первых 30 минут (1 МП) после травмы непосредственно на месте происшествия, а также на обоих этапах — по мере утяжеления состояния пострадавших;
• неоказание или запоздалое, неполное или неправильное оказание 1 МП, 1 РП (12) на догоспитальном этапе;
• неоказание РП на госпитальном этапе; несоблюдение принципов патогенетически обоснованной реанимационной помощи, интенсивной терапии в лечебных учреждениях госпитального этапа;
• несвоевременная, запоздалая, неполная или неполноценная 1 МП, МП, ошибки при оказании 1 МП, МП — на обоих этапах;
• отсутствие преемственности лечебных мероприятий;
• не проведение или некачественное, неполное, формальное проведение предэвакуационной подготовки на догоспитальном этапе;
• эвакуация пострадавших без учета очередности, показаний, противопоказаний, без учета степени тяжести; эвакуация пострадавших в состоянии тяжелого шока, терминальных состояниях. Эвакуация без оказания 1 МП, 1 РП во время транспортирования — то есть, несоблюдение принципа эвакуация — часть лечебного процесса. Эвакуация на неприспособленном транспорте; без сопровождения медицинского работника, без контроля и нередко без медицинских назначений (например, при землетрясении в Армении 1988 года).
К числу наиболее частых ошибок при проведении принципов реанимационных мероприятий на этапах медицинской эвакуации относятся: нарушения принципов, состава инфузионно-трансфузионной терапии (ИТТ), недостаточный объем ИТТ, нарушение очередности, правил введения инфузионных сред; неполноценное обезболивание; неучитывание показаний к проведению искусственной вентиляции легких (ИВЛ), некачественная ИВЛ, использование аппаратов ИВЛ без предварительной стерилизации дыхательного контура; несоблюдение принципов и методов ИВЛ, кислородной терапии и пр.; нарушения в проведении медикаментозной терапии — особенно при лечении и профилактике осложнений постреанимационного периода (сепсиса, гнойно-септических процессов и др.). Неиспользование в практической работе современных методов диагностики (экспресс-диагностики), прогноза состояния и исхода, методов определения степени тяжести и др., новейших достижений РП на догоспитальном и госпитальном этапах. К последним относятся, в частности, инфузионная терапия гипертоническими растворами натрия хлорида — в основном на ДЭт; полифункциональная терапия (в том числе с применением диметилсульфоксида); детоксикационная терапия (в том числе с использованием в раннем периоде растворов натрия гипохлорита) и др.
В порядке иллюстрации ошибок, типичных для крупных стихийных бедствий, где необходимость строгого выполнения требований организации и тактики медицинской службы при оказании МП на ДЭт сказались во всей полноте. Данные по землетрясению в Армении 7 декабря 1988 года Р.В. Венецкий назвал своеобразным «полигоном ошибок».
Вот их перечень:
• «десант-100» (срочный вылет из Москвы в Армению крупных ученых, организаторов здравоохранения и др.), не сумевший обеспечить оказание 1МП в ОЧС согласно требованиям организации и тактики. Незнания вопросов практической организации, принципов, сути, методов проведения мероприятий медицинской сортировки, 1 МП в ЧС выявились во всей полноте. Отсутствие компетентных специалистов, в том числе реаниматологов не позволило провести мероприятия по оказанию 1 МП. «Десант» внес только дополнительную сумятицу, когда не были выполнены основополагающие задачи начального периода: — прекратить панику, другие массовые коллективные рефлексологические реакции (10–11); сократить до минимума неизбежную дезорганизацию медицинской службы здравоохранения и обеспечить квалифицированную медицинскую сортировку, оказание полноценной 1 МП, 1 РП;
• склады ГО отказали в выдаче медицинского имущества, так как не получили приказа;
• неприменение в ОЧС, РЧС всех положений организации и тактики медицинской службы, врачебно-санитарной службы ГО, в том числе: двухэтапной системы оказания медицинской помощи, организации лечебно-эвакуационного направления, лечебно-эвакуацион-
ного обеспечения, проведения МС и пр. Исключением стало осуществление внутрипунктовой МС, которая проводилась на месте развертывания трех бригад МНИИСП им. Н.В. Склифосовского в
г. Маралике (на расстоянии 27–45 км от ОЧС городов Ленинакана, Спитака, Кировакана и др.). Однако это решение тоже было ошибкой: следовало развернуть бригады непосредственно в ОЧС, и взять им на себя всю организацию и оказание МП в РЧС, предэвакуационную подготовку и эвакуацию пострадавших; в итоге — неоказание 1 МП, 1 РП в ОЧС;
• запоздалая, неполноценная 1 МП, которая фактически оказывалась легкораненым. К 9–10 декабря в районах руин г. Ленинакана были развернуты примитивные пункты медицинской помощи и несколько операционных. Медицинская помощь осуществлялась поздно и некачественно, в основном — формально, при этом какой-либо системы МП не было;
• прибывшие в ОЧС машины скорой медицинской помощи из г. Еревана оказались практически бесполезными;
• безрассудный, неконтролируемый вывоз («самовывоз») пострадавших родственниками на личном транспорте — без оказания 1 МП, 1 РП, без какой-либо подготовки; длительная, в течение
6 часов, транспортировка в г. Ереван по переполненным машинами дорогам;
• прибытие подразделений ГО на 5–6 сутки. Зарегистрирован также «своевременный» рейд группы спасателей из Грузии, но какой-либо ощутимой пользы эти спасатели принести не смогли. Учитывая конкретную направленность ГО к действиям в условиях военного конфликта, указанное время прибытия подразделений должно соответствовать регламенту;
• скудность, нехватка технических средств в РЧС были уcугублены резко выраженными проявлениями местничества, неорганизованностью, бездеятельностью групп спасателей, местных властей — в том числе и в медицинских вопросах. В результате разбор завалов растянулся на 1,5 месяца и более. Фактически это был саботаж медицинских мероприятий, в определенной степени обусловленный стрессовыми состояниями, общей депрессией, апатией;
• сказались нехватка перевязочных средств: врачи подчас собирали среди развалин простыни, наволочки и пр. для изготовления импровизированных бинтов, салфеток и пр.;
• не обошлось без мародерства. Мероприятия против мародерства были правильными, но запоздалыми. Охрана, оцепление зоны бедствия, охрана объектов, руин в ОЧС должны осуществляться органами МВД в качестве первоочередных мероприятий. Это было сделано с запозданием, в итоге — широкое распространение мародерства.
При поступлении в лечебные учреждения г. Еревана пострадавших, извлеченных из руин (без оказания какой-либо помощи) в приемных отделениях пришлось развернуть специальные пункты санитарной обработки. Дополнительная потеря времени лишь увеличила процент смертности.
Приведенные данные объясняют причины этого «полигона ошибок» и особо крупных потерь в результате землетрясения в Армении: более 40 тыс. погибших и 32 500 раненых (4, 8). НС составила более 96% (7–9).
Тезис Минздрава о «вине» медицинских подразделений и формирований ГО относительно плохого оказания МП в ОЧС (в противоположность якобы, «эффективности» бригад скорой медицинской помощи, которые были полностью блокированы и никакой реальной помощи оказать не смогли) нуждается в уточнении: а именно, Минздравом не оказывалось необходимое внимание МС ГО, не решались вопросы должной мобильности, автономности подразделений МС ГО в расширении задач, возможностей и др. (1). Машины скорой медицинской помощи (СМП) в течение длительного времени были блокированы. Если бы экипажи осуществляли работу хотя бы по проведению медицинской сортировки и помогли в организации мероприятий 1 РП, 1 МП, но этого не произошло. Поэтому реальной помощи от СМП не было.
Итоги и рекомендации
1. Необходимыми условиями оказания полноценной медицинской помощи в очагах чрезвычайных ситуаций (ОЧС) являются не бездумное «насыщение» региона бедствия медицинскими бригадами, врачами со всей страны, как это было осуществлено, например, при «ликвидации» последствий землетрясения в Армении (1988), а в первую очередь — четкое соблюдение основных, давно разработанных, широко апробированных принципов организации, тактики медицинской службы, достаточный уровень оснащения развертываемых медицинских подразделений в очаге поражения, обеспечение транспортными средствами и др., профессионализм, высокая обученность, динамизм, духовность, милосердие медицинского персонала. Все это и есть основы организации и организованности, залог успеха (В.А. Неговский, 1990) [1, 8 и др.].
2. Несмотря на положительный факт создания СЭМП ЧС, проблемы организации, тактики медицины катастроф, огромной необоснованной смертности остаются весьма далекими от реальных позитивных решений.
3. Вопросы лечебно-эвакуационного обеспечения, первой медицинской, первой реанимационной помощи на этапах медицинской эвакуации — главным образом на догоспитальном — нуждаются в новых, во многом принципиально отличных от существующих, подходах и решениях. Это же касается и других видов помощи — в том числе первой врачебной, квалифицированной.
4. Необходимо обеспечить преодоление устоявшихся негативных стереотипов в медицине и обществе — особенно в отношении ценности жизни каждого человека, обеспечить возврат к традициям русской медицины — в том числе и в отношении милосердия, как высшей формы материализованного духовного наследия В.Ф. Войно-Ясенецкого, В.А. Неговского, В.П. Филатова, П.А. Флоренского.
5. Обеспечить выполнение Положений Конституции России о бесплатной медицинской помощи каждому гражданину страны.
6. Преодоление трудностей и ошибок при оказании МП на ДЭт возможно, но при условии жестких законодательных и медицинских организационно-методологических мероприятий и в том числе при осуществлении медицинской сортировки, оказания 1 МП,
1 РП непосредственно на месте происшествия в установленные сроки после травмы.
7. Решение сложнейших медицинских проблем в экстремальных ситуациях стихийных бедствий, антропогенных катастроф, терактов, ДТП и пр. возможно только путем реализации комплекса тринадцати постулатов, разработанных и обоснованных академиком РАМН В.А. Неговским совместно с его учениками (1, 5, 7–9 и др.).
Постулаты В.А. Неговского имеют определяющее значение для России. В современных условиях они являются, по сути дела, основной частью Государственной программы оздоровления нации.
Ведущими направлениями и путями решения проблем оказания своевременной медицинской помощи в любых экстремальных ситуациях, особенно при массовых поражениях, по В.А. Неговскому, служат:
1. Массовое обучение населения России — в первую очередь, персонала промышленных предприятий высокого профессионального риска и учащихся всех школ, колледжей, лицеев; персонала милиции, ГИБДД, пожарной охраны, личного состава Армии, Военно-морского флота, ВВС и др. — навыкам оказания 1 МП, 1 РП, МС. Эта позиция В.А. Неговского была предложена еще в 60-х годах, немедленно подхвачена и реализована странами Европы, Америки и др.; только благодаря этому проблема необоснованной смерти у них была практически решена. В СССР и в России вопросами обучения населения занимаются единичные энтузиасты; реальных государственных решений нет.
2. Создание законодательной базы обязательного обучения. Создание и повсеместное внедрение обязательных Единых Национальных (Государственных) программ. Принятие жестких законов об уголовной ответственности за неоказание, неполноценное, несвоевременное (запоздалое) оказание медицинской помощи в условиях ДЭт и госпитального этапа.
3. Четкое, при всех ситуациях соблюдение давно апробированных в реальных условиях принципиальных установок медицинской тактики, это — в первую очередь, реализация принципов этапности лечебно-эвакуационного обеспечения, широкое включение методов современной полевой реаниматологии в систему ЛЭО — на этапах медицинской эвакуации.
4. Совершенствование, дальнейшее развитие ДЭт как наиболее важного, определяющего звена во всей системе современного ЛЭО.
5. Достаточный уровень бесперебойного медицинского, технического, материального обеспечения всех видов довольствия медицинской службы, ее учреждений, их подразделений, персонала; создание сети учебно-методических, учебных центров по всей стране и полноценного преподавательского корпуса.
6. Своевременное, действенное обеспечение специализированными транспортными средствами и конструкциями, обеспечивающими быстрое и надежное переоборудование хозяйственного транспорта для эвакуации пострадавших.
7. Гибкость, вариантность организационных и технических структур, медицинских частей, подразделений, учреждений. Создание групп, отрядов быстрого реагирования с десантированием их вместе с необходимым оснащением в очаги чрезвычайных ситуаций воздушным транспортом. Высокая организованность, мобильность сил и средств медицины. Постоянная готовность всех частей, подразделений, учреждений ГО России, в том числе медицинских складов Гражданской обороны, убежищ и пр. Пересмотр, уточнение, расширение полномочий и задач Гражданской обороны, Врачебно-санитарной службы ГО России и, в конечном итоге, создание Департамента Гражданской Обороны России с прямым подчинением Председателю Правительства России.
8. Профилизация всех лечебных, учебных медицинских учреждений по ургентной медицине (не в ущерб остальным направлениям).
9. Массовая подготовка медицинских работников всех специальностей и уровней по медицине острых, неотложных, критических состояний, полевой реаниматологии, интенсивной терапии, по вопросам МС.
10. Кардинальный пересмотр, осовременивание, углубление учебного процесса в медицинских институтах, академиях (в том числе последипломного образования), в медицинских техникумах, школах и пр. в направлениях: организационные, медико-тактические основы действий; первая медицинская, первая врачебная, квалифицированная помощь в условиях применения оружия массового поражения в городах, мегаполисах и пр.; острые, неотложные, критические состояния, терминальные состояния; особенности, виды медицинской помощи в экстремальных и иных ситуациях; медицинская сортировка.
11. Нацеленная выработка у всего медицинского персонала профессионализма, динамизма, личной ответственности и милосердия к пострадавшим.
12. Неукоснительное выполнение задач и требований каждого периода ДЭт, особенно начального, в том числе устранение паники, дезорганизации, массовых рефлексий (10, 11), проведение МС, оказание полноценной, в полном объеме 1 МП, 1 РП в кратчайшие сроки после травмы; максимальное сокращение интервала между видами МП.
13. Выработка внутренней потребности, способности медицинского персонала к активным и высокорезультативным действиям в особых экстремальных ситуациях; к милосердию и духовности; к высокому динамизму и способности преодолевать трудности экстремальных ситуаций. Выработка потребности к развитию устойчивых навыков, умения оказывать медицинскую помощь и выживать самим в любых экстремальных ситуациях.
Постулаты В.А. Неговского — это многие десятки, а в длительной перспективе сотни тысяч спасенных жизней, совершенно необходимых России в условиях происходящего вымирания нации, нарастающего внутреннего и внешнего террора, всеобщей озлобленности, двойных стандартов против России, территориальных претензий (Япония, Латвия, Эстония и др.), прямых угроз глобальной войны на уничтожение, расчленение, захват страны. Это — начало возрождения нации, выход России на передовые рубежи охраны здоровья народа.
Литература
1. Неговский В.А. Уроки, которые мы получаем, и выводы, которые не делаем / Медицинская сортировка пострадавших при стихийных бедствиях, крупных катастрофах. — Рига, 1990. — С. 5–10.
2. Богданович У.Я. Множественные переломы и сочетанные повреждения. Казанский медицинский журнал. — 1989. Т. 65. — № 3. — С. 211–213.
3. Эпидемиология катастроф. — Казань, 1992.
4. Избранные вопросы медицины катастроф / под ред. В.М. Рябочкин. — М., 1994.
5. Медицинская сортировка пострадавших при стихийных бедствиях, крупных катастрофах / под ред. В.В. Мешков, И.Ф. Богоявленский, Д.Е. Малаховский. — Рига, 1990. — 135 с.
6. Богоявленский И.Ф., Закс И.О. Применение гипертонических растворов натрия хлорида в реаниматологии, интенсивной терапии и медицине катастроф. Анестезиология и реаниматология. — 1994. — № 2. — С. 59–64.
7. Богоявленский И.Ф. Первая медицинская, первая реанимационная помощь. Критические состояния на догоспитальном этапе. Том 1, том 2. — СПб., 2000. — 444 с.
8. Богоявленский И.Ф. Доврачебная помощь при неотложных, критических состояниях. — СПб., 2003. — 736 с.
9. Богоявленский И.Ф. Оказание первой медицинской, первой реанимационной помощи на месте происшествия и в очагах чрезвычайных ситуаций: справочник. — СПб., 2003. — 336 с.
10. Бехтерев В.М. Общие основания рефлексологии. — Петроград: изд-во Риккера, 1918.
11. Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. — Петроград: изд-во Колос, 1921. — 432 с.
12. Cердечно-легочная реанимация. Методические указания. В.В. Мороз, И.Ф. Богоявленский, М.С. Богушевич и др. МЮ РАМН, — М., 2000. — 24 с.
13. Богоявленский В.Ф., Богоявленский И.Ф. Острые отравления. Гиппократ. — СПб, 1999. — С. 19–33, 90–91.
14. Богоявленский В.Ф., Богоявленский И.Ф., Газизов Р.М. Применение антидотов при ургентной терапии отравлений в практике семейного врача // «Альтернативная медицина». — 2004. — № 3. — С. 6–12.
15. Богоявленский И.Ф., Кривенко В.Ф., Постников А.А., Божьев А.А. Необоснованная смертность — важнейшая социальная и государственная проблема России. Материалы 2 Всесоюзного съезда анестезиологов-реаниматологов Юга России // «Вестник интенсивной терапии». — 2003. — № 5. — С. 51–52.
16. Богоявленский И. Ф., Божьев А.А., Галкин И.В., Сидорова В.П., Жеребцов Л.А. Некоторые проблемные вопросы амбулаторной помощи. Актуальные вопросы деятельности диагностических центров в современных условиях. Материалы ежегодной Конференции ДиаМа. — Тула, 27–30 сентября 2005. — С. 26–27.
17. Богоявленский И.Ф., Божьев А.А., Кривенко В.Ф. Необоснованная смертность и пути ее снижения. Актуальные вопросы современной практической медицины. — М., 2006. — С. 9–11.
18. Новичихин В.А., Пучков В.П., Калинин Н.Н., Кочемасов В.В., Божьев А.А., Постников А.А. Арзамасский политехнический институт в программе «Лечебный плазмаферез у амбулаторно-поликлиничесмких больных и на догоспитальном этапе у пострадавших при стихийных бедствиях, антропогенных катастрофах, террористических актах». — Арзамас-Москва, 2006. — С.101.


"Всё течёт - всё меняется".
Пленка: история эпохи видеомагнитофона
Недавно, японская компания Funai объявила, что выпустит последний в истории VHS-видеомагнитофон. Это станет символическим концом целой эпохи, которая вместила в себя рассвет и закат пленочного формата.
Просмотр кино в домашних условиях — одно из самых главных развлечений любого человека на планете.
Сегодня у среднестатистического жителя планеты есть возможность смотреть видео с сверхчеткой картинкой и объемным звуком, но мало кто задумывается о том, что ради сегодняшнего изобилия в жертву были принесены десятки различных форматов домашнего видео.
И только одному из них удавалось оставаться на арене более 30 лет, став классикой еще при жизни.
Недавно, японская компания Funai объявила, что выпустит последний в истории VHS-видеомагнитофон. Это станет символическим концом целой эпохи, которая вместила в себя рассвет и закат пленочного формата.
Гонка пленок
Начало 1970-х стало временем большой гонки технологий — инженеры в авральном режиме предлагали сотни патентов, каждый из которых ставил перед собой одну задачу — принести в каждый дом возможность смотреть видео и перестать зависеть от телевидения.
Доступных каналов в то время было гораздо меньше, а возможность увидеть по телевизору полнометражный фильм и вовсе стремилась к нулю. Коммерческая выгода от технологии, способной дать возможность смотреть любое кино дома, была поистине огромна.
Рождение легенды
Работы над созданием технологии домашнего видео одновременно вели сразу несколько крупных игроков — Sony, Grundig и Philips. В рекордно быстрые сроки они вывели на рынок свои форматы — Betamax и Video 2000.
Работа над VHS (Video Home System) началась в 1972 году командой бренда JVC под руководством инженера Сидзуо Такано. На рынок новинка попала в 1976 году, мгновенно став хитом продаж.
Видеомагнитофон JVC-HR-3300U продавался по всему миру по цене в 70-80 долларов, что было немалой суммой по тем временам. Однако перспектива записывать любимые телепередачи на кассеты соблазнила миллионы покупателей по всему миру.
Патент на успех
Формат VHS стал инновационным сразу по многим причинам — для записи пленки тут использовались две наклонные головки, которые позволяли избегать помех и делать картинку более стабильной.
Сама конструкция кассеты с пленкой также была новой — в отличие от формата «Бетамакс», в котором был использован механизм заправки магнитной ленты с поворотной платформой, характерный для всех предыдущих кассетных систем, формат VHS основан на новом принципе так называемой М-заправки.
Это позволяло держать пленку в постоянном натяжении и избегать разрывов при воспроизведении и перемотке.
Доделки на ходу
Благодаря формату VHS, мир узнал что картинка на телевизоре может быть разной. Европейские и американские стандарты разложения PAL, SECAM и NTSC вынуждали производителей видеомагнитофонов выпускать разные варианты для различных форматов.
Отличие заключалось в скорости магнитной ленты и конструкции барабана видеоголовок, установленного под разными углами. В одних аппаратах барабан вращался с частотой 1500 об/мин., а в других — 1800.
Частота вращения связана с кадровой частотой записываемых стандартов, поскольку каждый кадр записывается за один оборот барабана.
Позднее, скорость записи кадров на пленку легла в основу функций SP и LP — записи на пленке в с обычной скоростью и вдвое увеличенному времени записи при замедленной скорости пленки в кассете.
Во втором случае качество немного терялось, но позволяло хранить вдвое больше видео.
Позднее, технология LP легла в основу DV-CAM — самого популярного формата для любительской и профессиональной видеосъемки на кассеты небольшого размера.
Hi-Fi Stereo
Рынок видеопотребления требовал не только хорошей картинки, но и качественного звука. В 1984 году JVC усовершенствовала видеоформат, добавив возможность записи стереозвука на пленку VHS.
Технология получила название Hi-Fi Stereo — стандарт звука, означающий, что воспроизводимый аппаратурой звук очень близок к оригиналу. Это стало еще одним доводом в пользу того, чтобы смотреть кино дома.
Видеомания
Расцвет формата VHS сопровождался бумов роста видеосалонов, прокатов и пиратской видеоиндустрия. Киностудии получили невероятный шанс заработать на тех фильмах, которые не получили успеха в прокате, но вполне подходили для домашнего просмотра.
Обороты индустрии стали невероятными — во всем мире продавались десятки миллионов видеомагнитофонов и сотни миллионов видеокассет.
Самые предприимчивые открывали студии видеозаписи на дому — захвату власти в мире VHS пиратами мешал только тот факт, что перезапись с кассеты на кассету вела к неизбежной потере качества.
Но даже этот факт не помешал тому, что в течение одного десятилетия, VHS полностью перетряхнул мировые понятия об авторском праве и его соблюдении.
За время существования формата было продано свыше 900 миллионов видеокассет и это только официальные данные.
Падение колосса
Поворотный момент в истории VHS-формата произошел в 1991 году, когда компания Pioneer анонсировала новый цифровой формат под названием «Digital Versatile Disc» или DVD.
С этого момента, началось плавное снижение продаж фильмов на видеокассетах — в 2003 году прокат фильмов на DVD впервые превысил прокат VHS-кассет, а еще через три года большинство киностудий отказались от использования старого носителя.
Источник: Trendymen
Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_dolboeb

Боко харам как духовная скрепа

Четверг, 21 Июля 2016 г. 18:44 (ссылка)

Антон Палыч Меркуров сетует на нелюбовь наших государственников к высоким технологиям.

Правильно сетует, но вообще-то давно уже пора было понять, откуда ноги растут.

Помните статью Умберто Эко про ур-фашизм?
Там всё довольно прямым текстом объяснялось, по пунктам.

Ещё в 1995 году итальянский профессор доступным языком разъяснил всем, кто готов был услышать, прямую логическую связь между культом духовных скреп и запретом ГМО в отдельно взятой стране. В сущности, для понимания того, как функционируют скрепы вместо мозгов, этой давней статьи вполне достаточно. Но если кому-то вдруг кажется, что там тема Интернета и гаджетов не раскрыта, то извольте.

Прогресс современных технологий — это давно уже история не про государственный сектор, наращивающий свою военную и репрессивную мощь. Как раз в этой сфере всё довольно архаично, ядерное оружие на нашей планете больше 70 лет назад применено, и по сей день никаких более надёжных средств истребления всего живого на Земле не придумано. А полиция любой страны вооружена хорошо известным с каменного века инструментом класса «дубинка».

Современные технологии обслуживают не государство, а индивидуума. Они расширяют его кругозор и доступ к знаниям, создают новые возможности для зарабатывания денег и перемещения в пространстве, увеличивают продолжительность жизни, решают проблемы возобновления исчерпаемых ресурсов, будь то энергоносители или пища. Современные технологии в мировом масштабе приводят к отмиранию целых отраслей тупого и бессмысленного труда — будь то государственная бюрократия, конвейерная сборка промышленных изделий или почётная должность вахтёра, сторожа, вертухая. И чем Человек становится свободнее в решении своих повседневных бытовых задач, тем меньше он зависит от Государства.

Естественно, в обществе, где строится культ Государства как самоценного субъекта, призванного указывать гражданам, что им думать, что читать, чем питаться, где летом отдыхать, во что верить и как лечиться, все эти достижения научно-технического прогресса совершенно не ко двору. Они мешают гражданину сосредоточиться на руководящих указаниях из телевизора, отвлекают от Главного и создают вредное ощущение, что все свои проблемы человек, приложив разумное усилие, способен решить сам. Не только в вопросах пенсионного обеспечения, но и вообще по жизни.

В нынешних условиях глобализации и единого информационного пространства просто невозможно выстроить культ Государства, не отгораживаясь от мировых достижений научно-технического прогресса. Практически все законодательные инициативы последнего пятилетия на такое отгораживание направлены. И цензура Интернета, и «пакет Яровой», и запрет ГМО, и разгон независимой Академии наук, с учреждением вместо неё казённого агентства — одного порядка явления. Дальше там по списку — полный выход из программ международного научного сотрудничества и демонизация знания иностранных языков.

Язык не повернётся называть такой выбор цивилизационным, потому что цивилизация там рядом не лежала. Но этот выбор существует, и он уже сделан. В Нигерии это называется «боко харам», в России — «духовные скрепы», но суть от разницы в вывесках не меняется.

http://dolboeb.livejournal.com/3011838.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_dolboeb

Pok'emon Go: облом тысячелетия

Суббота, 16 Июля 2016 г. 14:52 (ссылка)

Побродил по родной столице с Pok'emon Go наперевес, и вот что я вам доложу.

Конечно, сотни миллионов людей во всём мире найдут эту игру и необычной, и неожиданной, и увлекательной. Но лично из меня она исторгает лишь слезу несбывшихся надежд. Легко объясню, почему.

Augmented Reality (AR) — штука не сказать чтобы новая. По крайней мере, в фильме Джеймса Кэмерона The Terminator алгоритм её работы был доходчиво продемонстрирован ещё 32 года назад. Смотрит Шварценеггер на объект через камеру, служащую ему глазом, стримит аудио и видео на сервер, а оттуда приходит справка: что перед ним за предмет, как называется, зачем нужен, как убить, и т.п. Ничего нового в дополнение к этой схеме за последующие десятилетия не придумалось.

В России в 2010 году на базе приложения Wi2Geo (анализировавшего расположение всех точек присутствия WiFi в Москве) запустился геосоциальный сервис под названием AlterGeo, где этот принцип применялся по самому главному из мыслимых его назначений. Это был такой аналог FourSquare, дополненный функционалом AR, опиравшимся на текущие геоданные из базы пользователей соцсети. То есть наводишь камеру на любой пейзаж, и пишут тебе: вот за этой берёзой, в 300 метрах от тебя, 15 минут назад в библиотеке зачекинилась хорошая девушка Женя, 25 лет, рост 163 сантиметра, которая любит Моцарта, Баха, «Битлз» и ещё какого-то старшекурсника из богатой семьи. Тут же и фото из её профайла, и список общих друзей, и заголовки последних статусов… Спустя ещё минут 5 входишь в ту самую библиотеку, крутишь телефоном, и вот она, четырёхглазая, сидит за стойкой и ждёт, покуда ты спросишь у неё «Осень Средневековья»…

Если б AlterGeo научилось так работать, этот сервис был бы сегодня популярней не только FourSquare, но, может быть, и Tinder с Мамбой. Но увы, что-то там у них не срослось — и по сей день, войдя в бар, ты осматриваешь девушек глазами, а профайлы — додумываешь, используя дедукцию и жизненный опыт, как какой-нибудь Оливер Барретт IV полвека тому назад.

Были у AR и другие яркие обещания — не про личную жизнь, а, например, про коммерцию. Входишь в магазин, достаёшь смартфон — и приложение сразу тебе рассказывает про каждый товар не только цену и марку, но и кто такое носит в Голливуде, и какие отзывы, и сколько оно стоит на распродаже… Путешественникам обещали возможность навести камеру на любую развалину — и тут же тебе вся её история за последние 2000 лет. Спецслужбам обещали, что наведёшь такое приложение на толпу — и сразу ясно станет, кто тут террорист, а кто просто от алиментов бегает… Ботаны из Smithsonian, при поддержке Колумбийского и Мэрилендского университетов, даже выпустили приложение, которое наведёшь на любой листик или травинку — и тотчас узнаешь про растение больше, чем знал про него Линней (наводиться оно действительно умеет, но отличать клён от марихуаны — пока не очень)…

Короче, за все эти годы единственной рабочей и осмысленной реализацией Augmented Reality стало лишь приложение FlightRadar24, которое позволяет воздеть смартфон к небесам и прочитать с экрана, что еле различимая серебристая точка вдали — Bombardier Global Express вице-премьера Шувалова, с регистрационным номером M-VQBI, доставляющий очередную суку с собачьей выставки на высоте 13.600 футов со скоростью 316 узлов. Насчёт Шувалова и его суки я, может, и преувеличил, но всё остальное FlightRadar24 рассказать умеет: и номер борта, и марку самолёта, и маршрут, и скорость, и высоту, и авиакомпанию, и рейс. Вот только вся Augmented Reality тут — совершенно необязательная вишенка на торте, полезная разве что боевому расчёту ЗРК «Бук-М1», чтоб не принять случайно малайский «Боинг» за украинский бомбардировщик. Гражданскому человеку с головой хватает того функционала отслеживания авиарейсов, который с прошлого тысячелетия доступен пользователю десктопных сервисов, безо всякой камеры. Сопоставлять данные рейса с точкой в небесах — занятие достаточно бессмысленное и бесполезное для любой практической нужды.

Так что жду я, не дождусь, покуда, наконец, AR выйдет на тот уровень осмысленности и пользы, который мы видели в «Терминаторе» 32 года назад — а вместо этого мне предлагают вместе с десятками миллионов других балбесов по всему миру заняться охотой и собирательством кое-как нарисованных покемонов из японского мультика. Которых даже мальчику Лёве нельзя подарить, потому что они, бля, ненастоящие. Их там на самом деле нет.

А есть жара в Москве, пыль, мусор и руины имени Сергея Семёновича Собянина. И по ним с потерянным видом бродят опездолы с мобильниками, в поисках Augmented Reality, которой тоже нет.

http://dolboeb.livejournal.com/3007094.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
PogrebnojAlexandroff

Меньше, чем за час!

Суббота, 09 Июля 2016 г. 17:22 (ссылка)

Статистика всего пары публикаций на одном из ресурсов виртуального пространства: стихотворение и статья. Такое возможно накрутить, завистники? Какое печатное издание может сравниться с этим? -- охватив весь наш Мир, а не отдельную точку на планете.

Capture (700x318, 32Kb)

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
pmos_nmos

Лень - двигатель прогресса

Среда, 06 Июля 2016 г. 11:14 (ссылка)


Высокие технологии - это круто, но иногда "низкие" бывают на порядок полезнее и экономичнее, главное - мозгами шевелить в нужном направлении. Сейчас вы узнаете историю фабрики по производству зубной пасты, где возникла проблема обнаружения пустых тюбиков на выходе конвейера.



Осознавая всю важность вопроса, директор фабрики созвал начальников отделов. Собрание постановило запустить новый проект - привлечь для решения проблемы пустых тюбиков стороннююинжeнeрную компанию, так как собственный конструкторский отдел был слишком загружен, чтобы взять на себя дополнительную задачу.

Проект включал закономерные стадии: ассигнование бюджета, запрос предложений на заключение контракта, привлечение независимой третьей фирмы к выбору подрядчика - и, 6 месяцев (а также 8 миллионов долларов) спустя, фабрика получила фантастическое решение - вовремя, в рамках бюджета, высококачественное и удовлетворившее всех.



Это были высокотехнологичные прецизионные весы. В случае детектирования ими тюбика, который весил меньше, чем стандартный (т.е. был пуст), включалась сирена и сопровождающая импульсная световая иллюминация, конвейер останавливался, один из рабочих должен был дойти до конца ленты, снять бракованный тюбик, и запустить линию вновь.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<прогресс - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda