Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 4485 сообщений
Cообщения с меткой

поэты - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
гельб

Вишеньки ( в живописи и поэзии)

Пятница, 26 Августа 2016 г. 22:12 (ссылка)


Вишни расцвели.
Не открыть сегодня мне
Тетрадь с песнями.

Мацуо Басё

Вишня— символ доброты и мягкой натуры.

Луи Вальта, «Вишни», 1926


ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ЕЛЕНА_НЕИЗВЕСТНАЯ

Забытый Пастернак, отец Бориса...

Среда, 24 Августа 2016 г. 19:32 (ссылка)

Это цитата сообщения Dmitry_Shvarts Оригинальное сообщение

Забытый Пастернак, отец Бориса





Забытый Пастернак, отец Бориса



Ему позировали Рубинштейн и Скрябин, Толстой и Горький, Мечников и Эйнштейн. Он славился как блестящий портретист и мастер иллюстрации. Его картины хранят крупнейшие музеи мира и сотни коллекционеров. Однако долгие десятилетия имя Леонида Пастернака было забыто. Возможно, гениального отца заслонила тень гениального сына — поэта Бориса Пастернака.  Читать далее


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
гельб

МАТЕРИ-ГЕРОИНИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ПОРТРЕТЫ И СТИХИ

Понедельник, 22 Августа 2016 г. 15:26 (ссылка)


Дамы XIX века успевали вдохновлять своих мужей-поэтов, рожать им детей — и при этом оставаться прекрасными. Вспоминаем особо героических женщин и их младенцев, которых порой было под десяток.

ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Томаовсянка

"Ощущенье бездонности августовского дня"

Суббота, 20 Августа 2016 г. 18:00 (ссылка)




Не стану я жалеть о розах,

Ушедших с легкою весной;

Мне мил и виноград на лозах,

В кистях созревших над горой,

Краса моей долины злачной,

Отрада осени златой,

Продолговатый и прозрачный,

Как персты девы молодой.




Александр Сергеевич Пушкин

1824





Карл Павлович Брюллов "Итальянский полдень". 1827






Читать далее...
Метки:   Комментарии (7)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ИНТЕРЕСНЫЙ_БЛОГ_ЛесякаРу

25 интересных фактов об А.С. Пушкине о которых мало кто знает!

Суббота, 20 Августа 2016 г. 15:53 (ссылка)


3925073_VbhR_YhRIqw (600x350, 106Kb)


 


1. Пушкин помнил себя с 4 лет. Он несколько раз рассказывал о том, как однажды на прогулке заметил, как колышется земля и дрожат колонны, а последнее землетрясение в Москве было зафиксировано как раз в 1803 году. И, кстати, примерно, в то же время произошла первая встреча Пушкина с императором - маленький Саша чуть было не попал под копыта коня Александра I, который тоже выехал на прогулку. Слава богу, Александр успел придержать коня, ребенок не пострадал, и единственный, кто перепугался не на шутку - это няня.


 


далее
Метки:   Комментарии (9)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_npl_22

Идалия Полетика и темные пятна на "солнце русской поэзии"

Воскресенье, 14 Августа 2016 г. 21:59 (ссылка)

Оригинал взят у velelens в Идалия Полетика и темные пятна на "солнце русской поэзии"

ВЕРСИЯ ИНТРИГАНКИ
Михаил ХАРИТОН



П.Ф.Соколов. Портрет И.Г.Полетики. Акварель, 1820-е г.г.

А.С.Пушкин на смертном одре

Посмертная маска А.С.Пушкина

Жорж Шарль Дантес. Один из внуков Дантеса, Леон Метман, вспоминал: "Дед был вполне доволен своей судьбой и впоследствии не раз говорил, что только вынужденному из-за дуэли отъезду из России он обязан своей блестящей политической карьерой, что, не будь этого несчастного поединка, его ждало бы незавидное будущее командира полка где-нибудь в русской провинции с большой семьей и недостаточными средствами"

"Счастлив, кто тебя не встретил на своем пути..."
Марина Цветаева



Из редакции газеты "Одесские новости", расположенной на улице Екатерининской, вышел журналист Круковский. В городе отмечался грустный юбилей - пятидесятая годовщина гибели в смертельной дуэли Пушкина. Круковский решил навести визит и побеседовать с женщиной, в которой просвещенная Россия видела главную виновницу преждевременной кончины поэта.

Впрочем, он был осведомлен, что подобные попытки других журналистов завершились полным провалом.

Ярко светило утреннее солнце, с моря дул свежий ветер. Круковский, не спеша, подошел к большому каменному дому генерал-губернатора Строганова. Особняк величественно возвышался среди окружавших его строений.

Его встретил швейцар с массивной булавой.

- Позови, любезный, дворецкого, - и Круковский небрежно протянул свою визитную карточку.

Швейцар привычно оглядел просителя. Одет, пожалуй, добротно: серый костюм, тщательно вычищенные башмаки, щегольский галстук.

Швейцар скрылся за стеклянной дверью. Вскоре появился дворецкий - высокий плотный мужчина в черном фраке с тщательно расчесанными седыми бакенбардами и вопросительно взглянул на журналиста.

Круковский внушительно отчеканил:

- Доложите барыне Идалии Григорьевне, что я желаю засвидетельствовать свое почтение и прошу меня принять.

Дворецкий величественно удалился. Вскоре он вернулся и сообщил, что госпожа примет журналиста, и попросил следовать за ним. Они поднялись по устланной ковром лестнице, и дворецкий направил гостя к высокой белой двери.

Круковский вошел в большую комнату, по-видимому, гостиную. Тяжелая старинная мебель, обои с золотыми разводами, в фарфоровых вазах - живые цветы. В углу мерцало лаком небольшое фортепьяно. В шкафчике на зеркальных полках отражался прокравшийся между роскошными занавесями солнечный луч.

В вольтеровском кресле сидела худенькая, весьма пожилая дама с иссохшим сморщенным личиком, присыпанным пудрой. И Круковский понял, что перед ним Идалия Полетика. Она была в белом утреннем платье из французского шелка, душегрейке и в чепце, завязанном лентами.

Идалия внимательно через лорнетку рассматривала его визитку.

"Неужели эта старая увядшая женщина, когда-то наделенная острым умом, затянула в гибельную интригу Пушкина?" - невольно подумал Круковский.

Полетика взглянула на журналиста, и его удивили ее живые не соответствующие возрасту глаза.

Круковский учтиво поклонился. "Как начать?" - подумал он, но первой заговорила Полетика.

- Comment se nomme, monsieur? (Как зовут господина? - франц.)?

- Владимир, мадам.

- А по батюшке?

- Алексеевич.

Идалия потянула носом воздух. От посетителя пахло свежестью и дорогим мужским одеколоном. Она удовлетворенно кивнула.

- Кто вы?

- Журналист, мадам. Лучшая российская газета "Одесские новости".

- Не жалую вашего брата журналиста. Впрочем, перо у вас бойкое, читала ваши статейки. Зачем побеспокоили старуху?

- Я должен извиниться, мадам, за нежданный визит. Хотел побеседовать с женщиной, знавшей лично, не понаслышке Пушкина.

Старая дама молчала, видимо, подбирая ответ. Затем, после короткого раздумья, приняла решение:

- Извольте, я согласна. Присаживайтесь. Что вам угодно от меня услышать, сударь?

- Мадам, разрешите задать несколько вопросов.

- Начинайте, но не злоупотребляйте моим согласием.

Журналист уловил в голосе собеседницы жесткие нотки.

- Подчиняюсь беспрекословно, мадам. Как вы стали обладательницей столь редкого для России имени?

- Меня назвали в честь почитаемой в Испании католической святой.

- После открытия памятника Пушкину в Одессе вы прилюдно заявили, что намерены плюнуть на его постамент.

- Собралась, и выполню свое намерение. Из-за этого изверга, никчемного человека меня презирает пол-России.

- Мадам, в чем причина необъяснимой вашей ненависти к Пушкину, даже к его памяти? Любовное стихотворение поэта в вашем альбоме, помеченное датой 1 апреля? Или тому есть другие, более веские причины?

Выцветшие светлые глаза Идалии потемнели:

- Ваш вопрос, милостивый государь, неуместен. Ce n'est pas comme il faut (Это неприлично, - франц.). Вы невежливы с дамой. Надеюсь, вы пришли не для выпытывания того, что является сугубо личным, не подлежащим разглашению. Я уже как-то отказала в визите слишком любопытному господину Бартеневу.

"С этой престарелой дамой ухо надо держать востро!" - подумал Круковский и постарался изобразить искреннее раскаяние:

- Помилуйте, мадам. Вы гневаетесь, и я приношу извинение за невольную бестактность.

- Как исключение в своих правилах, сударь, принимаю ваши извинения, предполагая их искренность.

- Благодарю, мадам. Почему вы отзываетесь столь нелицеприятно о величайшем поэте России?

- Величайший поэт России? Заурядный рифмоплет! Его вирши интересны разве что провинциальным барышням. Постоянно удивляюсь его незаслуженной славе!

Журналист не смог скрыть удивления:

- Позвольте, мадам, с вами не согласиться. Пушкин обладал редкостным даром - изумительным талантом сочинительства! Его поэмами зачитывается вся Россия, а прозой восхищался Проспер Мериме.

- Эко загнули, сударь! Талант, талант! Проза? Невыносима скучна. Поэмы? Все удачные позаимствовал у Байрона. Может и было что-то стоящее вначале, но картами и пьянками все загубил!

- Какой у вас странный оборот мыслей! - воскликнул, не удержавшись, Круковский.

- Я еще не закончила, сударь. Пушкина надо было не допускать к сочинительству. Злой язык его был враг его. Непристойные стихи; эпиграммы, порочащие государя! Неспроста отхлестали его розгами в подвалах Тайной Канцелярии.

- Так это же неумная злая сплетня, запущенная картежником и бретером графом Федором Толстым!

- Ну, не знаю, не знаю. - Полетика зевнула. ("Притворно?" - засомневался журналист.) - Однако же человек был вздорный и злопамятный. ("Змея, да и только! Не завидую тому, кого невзлюбила!" - промелькнуло в мыслях Круковского).

- Мадам, после вашего знакомства с Пушкиным, у вас сложились весьма приятельские отношения. Он относился к вам с большой приязнью. Позвольте, мадам, напомнить его письмо жене: "Полетике скажи, что за ее поцелуем явлюсь лично, а что-де на почте не принимают". Женщинам нравился Пушкин. Возможно, и вы, мадам, пусть на непродолжительный срок, испытывали симпатию к Александру Сергеевичу?

- А вы, сударь, человек упрямый, все пытаетесь выведать сокровенное! Влюбиться в развратника, высмеивавшего своих любовниц? В бабника, не избегавшего продажных девок? Незадолго до дуэли он открыто ухаживал за Смирновой. А возмутительная связь со свояченицей Александриной? Она созналась мне в этом. Пропавший крестик ее нашли в постели Пушкина. Такое поведение не подобает почтенному отцу семейства, обремененному детьми! Притом был заносчив и самолюбив, задирался постоянно по надуманным поводам. Неудержимо влекли его карты. Сказал же о нем Брюллов: "Картишки и дуэли были слабостью Пушкина".

- Мадам, и поэтам свойственны человеческие слабости!

- Вам угодно спорить, сударь?

- О, мадам, продолжайте. Слушаю вас с неослабевающим вниманием.

- Служить Пушкин не хотел, в отличие от того же Грибоедова или Батюшкова. Имение свое запустил. Навести в нем порядок, дабы содержать немалую семью - ума не хватало! Деньги пропускал сквозь пальцы, не считая, и недоумевал при их исчезновении. Жил, не обременяя себя заботами, на содержании государя, задолжав казне... постойте, дайте припомнить... сорок тысяч рублей! Да и стрелять толком не умел, а вызов бросил офицеру. А тот на поединке не промахнулся.

- Что поделать, мадам, любил поэт сочинительство и женщин. Все мирское его не интересовало. И согласитесь, мадам, был он мужчина видный с незаурядной внешностью.

- Это вы кого, сударь, так цветисто описываете? Пушкина?

- Ну, конечно, мадам. Достаточно взглянуть на его портреты: высокий лоб, светлые умные глаза, белозубая улыбка, соответствующие облику холеные бакенбарды.

- Так то портреты, сударь! Художники отрабатывали деньги заказчика. А в жизни он был уродлив как обезьяна. Писал же он о себе:

=И= Vrai demon pour l'espieglerie,

=И= Vrai singe par sa mine,

=И= Beaucoup et trop d'etourderie.

=И= Ma foi, voila Pouchkine.

=Б= (Перевод с французского:

=И= Сущий бес в проказах,

=И= Сущая обезьяна лицом.

=И= Много, слишком много ветренности,

=И= Вот каков Пушкин).

- Так-то, сударь!

- Но Пушкин пленил сердце молодой Натали - первой петербургской красавицы.

Пожилая дама фыркнула:

- Наталья красавица? Да она же заметно косила! Сам муж-стихоплет называл ее "моя косая Мадонна!" Ну, была молода, свежа. Маловато для красоты, сударь! Так родилась она в деревне, бегала босиком по росе. Ну, а мать ее не сразу, но отдала Наталью Пушкину в жены, ибо пристроить девицу из бедной семьи дело-то весьма хлопотное.

- От чего у вас сложилось о Наталье такое дурное мнение, мадам? Все молодые мужчины Петербурга тайно о ней вздыхали.

- Наталья была непроходимо глупа. Вы удивлены, сударь? Долли Фикельмон как-то обмолвилась... дайте припомнить... "у нее не много ума и даже, кажется, мало воображения". И отличалась не украшавшим ее недостатком сердечности. После гибели мужа, проезжая с детьми Москву, не навестила несчастного отца его.

- Извините, мадам, но беден ум, направленный лишь на отрицание!

- Сударь, я отрицаю лишь неверные, устоявшиеся по чьей-то воле суждения, не более! Вот кто была действительно красавица, так это Аврора Шернваль фон Валлен! Да и я была недурна, - и Идалия указала на свой портрет на стене.

Журналист подошел к картине. Восхитительные рыжие волосы, большие голубые глаза, стройная шейка. Молодая светская дама кокетливо улыбалась.

"Бывает красота светлая, а случается, что за красотой скрывается ненависть и искушение. Эта женщина с привлекательным лицом решила участь русского поэта", - подумал Круковский, вновь усаживаясь в кресло.

- Мадам, вернемся к нашему разговору. А как же неудержимая любовь Жоржа Дантеса к Натали? Его всепоглощающая страсть, достигшая рокового предела? Как все это соответствует тому, что вы мне рассказали?

Полетика словно ждала этого вопроса:

- Дантес не любил Наталью. Он находил ее жеманной и скучной. Это был всего лишь флирт, прикрывавший его истинную любовь. А любил он только... меня, и я была влюблена в него, но...

Потрясенный журналист машинально вытер вспотевший лоб.

- Мы скрывали наши чувства от окружающих. Дантес боялся за мою репутацию. Все россказни о моих похождениях - гнусная клевета. За мной увивались мужчины, но я уважала своего мужа, безропотно уехала за ним в Одессу, куда его отправили служить. Но любила я только Дантеса. Это был мужчина, отличавшийся не только красотой и статью, но и умом и обращением. Колос среди сорняков!

Журналист не смог скрыть удивления:

- Но позвольте, мадам, то, что вы рассказали, настолько неожиданно, что в это трудно поверить!

- Но это истинная правда! После дуэли раненого Жоржа отправили на гауптвахту, а я безутешно плакала. Я писала ему письма. Повремените, сударь, я принесу сохранившиеся черновики.

Идалия вышла, вернулась она с инкрустированной шкатулкой. Открыв ее, достала пожелтевшие листки. Голос ее дрожал:

"Бедный мой друг! Ваше тюремное заключение заставляет кровоточить мое сердце. Мне кажется, что все то, что произошло, дурной сон, в результате которого я лишена возможности вас видеть!"

Прочту еще одно письмо. Вот, нашла:

"Вы плохо меня знаете, ибо если я кого люблю, то люблю крепко и навсегда".

"Могла бы добавить: "а если ненавижу, то тоже навсегда!" - мысленно заключил Круковский.

- Жорж подарил мне браслет, я его никогда не снимаю, - Полетика откинула с запястья рукав, и журналист увидел искусной работы дорогой браслет. Его поразила сохранившаяся изящность ее руки.

- Но, возможно, мадам, Дантес ухаживал одновременно за вами и Натали, добиваясь благосклонности двух петербургских красавиц. И свою задачу наполовину выполнил!

Пожилая дама отрицательно покачала головой:

- Жорж был благородный человек. Женившись на некрасивой Екатерине, он, заметьте, не развелся во Франции и счастливо прожил с ней долгую совместную жизнь... Впрочем, я заболталась и вас утомила.

- Помилуйте, отчего же, я рад нашей беседе.

- Нет, нет, увлеклись мы прошлым, а надо бы передохнуть.

Идалия потянула шнур, явился слуга в ливрее и почтительно поклонился.

- Осип, приготовь нам чаю.

Слуга внес поднос с самоваром, чайным прибором, сливками, сахаром и сухарями, расставил все на столе и удалился.

- Прошу к столу. Давайте пить чай.

Хозяйка налила Круковскому из самовара чаю, спросила, довольно ли сахару.

- Угощайтесь, Владимир...

- Алексеевич...

-...Владимир Алексеевич!

- С удовольствием, Идалия Григорьевна.

После чаепития Круковский попросил у Полетики разрешения продолжить беседу, та не возражала.

- Сознайтесь, Идалия Григорьевна, что это вы устроили свидание Дантеса с женой Пушкина в вашем доме, завершившееся в итоге роковой дуэлью. Свидание, на котором Дантес, получивший от вас столь лестную оценку, домогался Натали.

- Да, я, но это было не любовное свидание.

- Вот как! Вы не могли бы рассказать об этом подробнее?

- Mais certainement, monsieur, avec plaisir (Ну, конечно, сударь, с удовольствием - франц.), - ответила Идалия. - Предвижу, что удивлю вас. Я вышла замуж за достойного человека - ротмистра Александра Михайловича Полетика, дослужившегося до полковника лейб-гвардии кавалергардского полка. Александр Михайлович был не последним человеком в обеспечении безопасности России...

У Владимира возникло ощущение, что постаревшая неглупая дама умело уводит разговор в нужном ей направлении.

-...Он тайно сотрудничал с главой Третьего отделения графом Бенкендорфом. Кстати, супруг мой был председателем военного суда, решавшего участь Лермонтова, стрелявшегося на дуэли с де Барантом, и упросил государя сохранить за ним офицерский чин при переводе в кавказскую армию. После путча декабристов правительство уяснило всю опасность вольнодумства. А кто был рассадником мятежного духа? Поэты! За Пушкиным велся тайный надзор, для его же блага, ибо он, как никто, был способен на опрометчивые поступки. У него был на это редкий дар!

- Какое все это имеет отношение к свиданию Дантеса с Натали? - нетерпеливо перебил Идалию журналист.

Полетика поморщилась:

- Не спешите, Владимир Алексеевич! Я высоко ценила Бенкендорфа и помогала мужу в его тайной работе. Жена Пушкина приходилась мне троюродной сестрой. Мы были приятельницами и часто виделись. Я передавала мужу все, что вызывало тревогу в поведении Пушкина. И упросила Жоржа встретиться с Натальей и уговорить ее... - Идалия секунду помолчала -... следить за мужем. Но эта легкомысленная барышня страшно испугалась сотрудничества с тайной полицией и сбежала. Сбежала, не придумав ничего лучшего, что якобы Дантес потребовал бросить Пушкина и сбежать с ним за границу! Реакция Пушкина была незамедлительной и он, человек неуравновешенный, конечно, наломал дров. Дальнейшее известно всей России. Вздорность Пушкина завершилась смертельной дуэлью.

- А как же защита чести, Идалия Григорьевна?

- Ишь ты, что вспомнили: защита чести! Вот и полез Пушкин на рожон, хотя на честь его никто не покушался.

- То, что вы поведали мне, Идалия Григорьевна, так неожиданно и странно! Оно противоречит устоявшемуся мнению о событиях, предшествовавших дуэли!

- Как и обещала, я с вами откровенна, Владимир Алексеевич, у меня нет намерения вводить вас в заблуждение.

- Бытует мнение, что обладаете тонким изощренным умом, с чем я лично полностью соглашаюсь.

Пожилая дама рассмеялась.

- Неплохо сказано, но к чему вы клоните, Владимир Алексеевич?

- Не вы ли закрутили интригу с "дипломами рогоносцев", полученных друзьями Пушкина?

С лица Полетики исчезла улыбка:

- Не женское это дело - сочинять пасквили и рассылать адресатам. Нет, я к этому непричастна. Напакостил Петруша Долгоруков, больше некому. Мастер на каверзы он был отменный. Семьи Пушкиных и Долгоруких враждовали еще с петровских времен.

- Скажите, Идалия Григорьевна, вас связывали какие-то близкие отношения с Петром Петровичем Ланским?

- Я помню этот пошлый каламбур, что, дескать, "Ланской перебрался из политики в поэзию". Оставим его на совести авторов. Я уже говорила вам, что любила только Дантеса. Ланской был серенькой заурядной личностью. Его произвели в генералы и женили на Наталье. Именно такой муж был ей нужен.

Идалия задумалась, затем продолжила вялым безрадостным голосом:

- Во всей этой истории больше всех пострадала я. Наталья, поплакав два года в деревне, затем вышла замуж за Ланского и жила тихо и в покое. Ее сестры нашли свое семейное счастье. Дантес сделал во Франции блестящую карьеру, в России он бы спился в каком-нибудь захолустном городишке. А я осталась несчастной, потеряв мою любовь - Жоржа. Пережила мужа и детей. Перемена в судьбе моей унесла меня из Петербурга в другой конец России. Теперь я обречена на одинокую старость в Одессе в доме моего брата Строганова.

Полетика помолчала, глядя в окно:

- Меня называют интриганкой. Это все завистники и недруги. И что странно. Время идет своим чередом, они старятся и умирают, но появляются новые хулители. Одна фраза у рифмоплета достойна внимания: "Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца". Все ушло безвозвратно, но я ни о чем не жалею.

Владимир сидел ошеломленный: "Решила, видимо, оправдать себя перед потомками. Но ей нельзя отказать в уме и хорошей памяти. Откровения ее порой звучали весьма убедительно. Наверное, есть в них кое-что, соответствующее истине!".

Полетика высвободила из рукава свежей белизны душистый платок и поднесла к лицу. Вдохнула исходящий от него аромат, потерла пальцами виски.

- Я устала. Ступайте, не смею вас задерживать.

Круковский откланялся. Направляясь к двери, он вдруг услышал тихий довольный смешок. Владимир резко обернулся. Пожилая дама сидела с невинным простодушным видом и с удивлением встретила его взгляд. Владимир пожал плечами: "Неужто почудилось?" - и прикрыл за собой дверь.
Еженедельник "Секрет" (velelens.livejournal.com)




http://npl-22.livejournal.com/5751399.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<поэты - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda