Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1620 сообщений
Cообщения с меткой

новая газета - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №88, 14 августа 2017 года

Понедельник, 14 Августа 2017 г. 11:01 (ссылка)

Дмитрий Быков. Июнь
глава из романа


От автора. Действие романа "Июнь" происходит в Москве с сентября 1939-го по июнь 1941 года. В романе три сюжета, которые почти не пересекаются. Предлагаемая читателю глава взята из второй части, в которой рассказывается любовная история Бориса Гордона, журналиста и редактора из пропагандистского издания "СССР на стройке". Роман выходит в "Редакции Елены Шубиной" (АСТ) в конце августа и поступит в продажу в начале сентября.

В декабре грянула история с Теруэлем. Это прозвище к нему приклеилось после им же, кажется, выдуманного анекдота: "Теруэль взят". — "А жена?" Конец Теруэля был концом Жургаза, но "Стройке" ничто не угрожало, как и любому экспортному продукту. Хочешь стать незаменимым — стань экспортным. А ведь Боря поначалу рассматривал эту должность как почетную ссылку, и только потом догадался, что ссылка — единственный способ пересидеть все прочие кары: тот, кто успеет пострадать раньше всех, в сравнительно мягкие времена, так и будет числиться уже наказанным, а возможно, исправившимся; еще Еремеев сказал, несколько подвыпив: "Мы закатились в щель, и это комфортная щель". Теруэль же всегда стремился на передовую, суетился, выдумывал, поскольку еще не понял, что пришли другие времена. Боря относился к нему сложно. К нему все относились сложно, по схеме "признавая несомненные заслуги, но". И вообще, заметил Боря, все эти люди, которые исчезали, имели свои "но", за что их непременно следовало арестовать, и только мы, оставшиеся, были совершенны и ни в чем не виноваты. Это сформировался такой подход, его усердно воспитывали в последние пять лет — и воспитали.

Так вот, Теруэля несомненно было за что. Он был активист, в самом деле хорошо придумывавший всяческие начинания. Он все время потирал руки — потирал, потирал, а вот и потерял, сказал про него Евсеев, тоже остроумный человек. Теруэлю страшно нравилось организовывать. И в этом не было бы ничего дурного, но во всех этих организованных им делах он непременно должен был быть первым, и именно с таким расчетом создавались все его журналы, книжные серии и международные конгрессы. Отсюда же была неизбежная второсортность этих начинаний, потому что и сам Теруэль был не первый сорт — в сравнении, скажем, с Эренбургом, — а уж все его назначенцы и вовсе мелкотравье. С Испанией у него не сложилось, хотя он рвался туда страстно — понимая, видимо, что на родине его потолок достигнут, да вряд ли и сохранится, а за границей есть шанс, и чем черт не шутит, он возглавит не только движение, но и партию, а там… И плюс, конечно, романтические мечты. С Испанией вообще получилось очень плохо, даром что кампания была громкая, столько надежд, рывков, бросков, весь социалистический интернационал поехал спасать — и не спас. Потому что испанцы меж собой переругались, французы ничего не умели, американцы предпочитали писать репортажи, а летчики мало что могли, потому что войны решаются на земле. Находились люди, говорившие (еще вслух): куда мы полезли? У нас что, свои дела все переделаны? Но умные, вроде Теруэля, понимали, что без экспансии конструкция не устоит, а потому будет искать любой предлог для войны. Предлог и нашли, но сделать из Испании шестнадцатую республику не вышло, пришлось делать из Финляндии два года спустя. Не СССР распространился на Испанию — скорей часть Испании переехала сюда, все эти перепуганные большеглазые дети, которых Москва, Одесса, Свердловск тут же полюбили больше, чем своих, бледных и замызганных. До этого так же принято было любить негрских, как называла их Аля, потому что и в самом деле негрские детки очень хороши; в фильме "Цирк" все интернационально баюкали именно черного ребенка, потому что свой тут же искусал бы их, как сказано в классике, сопливым ртом своим.

Теруэля не было жалко именно потому, что все его проекты служили лишь его собственному величию, потому, что романтизм его совмещался с цинизмом, скорее еврейским, чем государственным; потому, что фельетоны его были натужны; потому, что он был помесью Эренбурга с Авербахом, авербургом, как называл его еще один остроумный человек. Остроумных людей становилось все больше, а организаторов все меньше. И когда стало известно про Теруэля, взятого, на этот раз без всяких анекдотов, прямо в ночь после его триумфального доклада в Домжуре, Боря подумал, что это логично. Все теперь было логично и никого не жалко. И Горелову на вопрос о настроениях он так и сказал: давно всем надоел. И Горелов кивнул как-то даже сострадательно.

…И, как всегда, оказалось, что Боря все знал. Пакт был неизбежен, органичен, понятен. И это позволяло так спокойно, так высокомерно выслушивать августовские разговоры: не может быть, как же так, что теперь делать?! Если бы рядом оказался Сергеев, тихий честный Сергеев, он подтвердил бы, что в тридцать третьем году, в мае месяце, Боря Гордон, тогда корреспондент "Наших достижений", сказал ему в той открытой манере, которая практиковалась еще в тогдашних разговорах: вот ты увидишь. Я не говорю, — опередил он готовое вспорхнуть возражение, — что это идейно близко. Но это стилистически близко, а стиль решает все, вот ты увидишь. Да ладно, воскликнул Сергеев, ладно, о чем ты! Они разогнали коммунистов, они провозгласили германизацию Востока, и все знают, о чем речь! Спокойно, сказал Борис. Все станет видно очень быстро. Да, собственно, уже и сейчас. Вы все исходите из каких-то теоретических вещей, а нет ничего, что отбрасывалось бы легче теорий. Есть только дух, а дух един. Сказать ли тебе, чьим любимым чтением был старик Гегель? Сергеев не догадался, и слава богу. Но они жгут книги, вскричал он, книги, разве ты не понимаешь?! Разумеется, ответил Боря, но посмотри — я ведь научился все понимать по тону, а не по содержанию. Наши безумно, безумно рады ему. Гитлер — то, что надо. И то, что он разогнал коммунистов… помилуй, кому нужны сейчас те коммунисты? Кому нужен новый интернационал? (Знал кому, но всуе произносить это имя было небезопасно уже года четыре. Бога поминай осторожно, Сатану — еще осторожнее.) Я чувствую их кровную близость, потому что общий враг у них один; нет, не евреи, как ты подумал. Просто евреи всегда стараются оседлать будущее, чуют его первыми. Вот будущее и есть тех двоих единственный враг, потому что в будущем их одинаково нет, — понимаешь? И даже если они сцепятся в какой-то момент — во что я не верю, потому что это будет самоубийством для обоих, — если даже они сцепятся, то с единственной общей целью: положить в этой схватке побольше будущего, убить всех. Так уже было в четырнадцатом. Ведь что тогда случилось? Причин не было никаких, передел мира — внешняя вещь, которая не прекращается никогда. Случилось то, что они все почувствовали: будущее уже здесь. Оно рисует картины в Париже и, что самое обидное, в Бугульме, оно кокаинится, разгоняя мысль до нужной скорости, строит машины, пишет небывалые хроники. И чтобы задушить это будущее, они кинули его в топку. Кое-каких остатков еще хватило, чтобы сделать страну будущего у нас, потому что мы были в этой цепи самое слабое звено и, заметь, использовали первый повод, чтобы выйти из войны. Но у слабого звена свой минус — оно переродилось быстрей, чем что-то успело оформиться. Будущее проклюнулось у нас и попробовало проклюнуться у них — свое они задушили в ноябре восемнадцатого, мы свое душим сейчас. Один тут это понял еще в тридцатом и застрелился. (Про того, кто понял в двадцать третьем, он опять промолчал.) Сергеев перестал улавливать его мысль, довольно нехитрую, впрочем, — и тогда Борис сказал прямо: поверь мне, сказал он, я принадлежу к самой уязвимой нации и все такие вещи чую. Они потому именно и взялись сначала за нас, что мы всё чуем. И сейчас я безупречно чувствую обоих: они — одно. Они помашут кулаками, но в будущем обязательно заключат союз. Я не знаю, против кого (потому что против нас — это само собой, но нас им надолго не хватит: этой печке нужно долгое топливо). Может быть, это будет владычица морей, а может быть, Япония, кто знает; но они найдут врага. Америка — тоже хорошо, вот только она далеко. Там, в сущности, другой мир. Исторические союзники — стопроцентно мы, никто иной. А итальяшки… Бог мой, что такое итальяшки?.. Я просто слышу, это ни с чем не спутаешь, — я знаю эти интонации, у нас долгий опыт толкования священных текстов, мы и газету читаем между строк. И я слышу: они рады. Гитлер тоже социалист, он мужик, он народный оратор, и сколько бы там сегодня ни кричали, что за ним стоит крупный капитал, — мы знаем, что за ним стоит пролетариат. То, что он говорит, и то, как он говорит, рассчитано не на капитал. И голосовал за него самый что ни на есть пролетарий, которому надоела европейская импотенция. Пролетарию желателен стальной кулак. Я не исключаю, что когда-нибудь в дальнейшем мы с ним рассоримся. Но это случится только после того, как вместе с ним, в два стальных кулака, мы всё здесь устроим по своему образцу. Я физически чувствую, — продолжал Боря уже самому себе, возвращаясь домой пешком, чтобы хоть немного остудить голову и лицо, — я физически чувствую, как сужается пространство моей жизни, как мне и всему, что мне дорого, не остается места. Сергеев тогда меня не понял, а надо было прислушаться: есть народы, которых сама история научила заранее трепетать, и есть представители этих народов, которые особо приспособлены к трепетанию. Эти представители — изгои среди изгоев, и среди евреев тоже такие есть — те, кто оторвался от корней. Они ни для кого не стали своими, но перестали быть и частью своего гетто; всё, что они выиграли, — сорванную кожу, невыносимо обостренное чутье. И потому я знаю все, что будет, говорил Боря невидимому Сергееву. У Сергеева, видно, тоже было какое-то чутье, присущее тем, кто отстал от одних и не пристал к другим: он был фотограф, пролетарий репортажа, но наслушался журналистских разговоров и стал слишком умен и восприимчив для своего пролетарского монолита. А в журналистский цех его не брали, туда вообще не берут, а просто либо родишься таким, либо нет. И потому он еще в тридцать пятом что-то почуял, уволился отовсюду и, ни к кому не зайдя проститься, убыл на Дальний Восток. Там нужны были и фотографы, и радиомеханики, и вообще люди с умными руками. И некому было теперь подтвердить, что уже в мае тридцать третьего Боря все понимал.

Все понимал, однако, не он один. Ведь пророки есть не только среди жертв, но и среди хищников: вот где чутье, вот где запах кровушки, как любовно выражался Меркушин. В тридцать третьем бесстрашно разговаривал Боря, а теперь Меркушин. Еще два года назад его бы за такие разговоры, донеси кто, — а недостатка в желающих не было, — не просто взяли, а, пожалуй что, и шлепнули бы без долгих разговоров. Но враги теперь были другие, Меркушин это чувствовал и ничего не опасался. Он вел эти разговоры в советском доме, в советской компании, в самой прогрессивной среде. Он был критик и, стало быть, транслировал установку. То есть не боялся, если б кто-то и донес. Некто явился бы с сообщением и услышал в ответ: да что вы тревожитесь, все правильно. Попили нашей кровушки.

— Ну, теперь конец, — говорил Меркушин с большим удовольствием. — Теперь быстро к ногтю.

— Кого же? — радостно подзуживая, спрашивал хозяин квартиры, драматург Кудряшов, вполне соответствовавший фамилии: у него, как у многих русопятов, были слабые, тонкие, кудрявые белые волосы, их называют еще льняными. Он был из тех, кто называет себя русачками.

— Да жидков, жидочков, — без злобы, с добродушием сытого кота пояснял Меркушин, хотя Кудряшов явно знал ответ. — Теперь жидочкам-то и конец, потому что наш берлинский друг ни за что не будет с нами дружить, ежели не станем соответствовать. — Меркушин уже пущал и "ежели", и "доколе", и прочие трели. — Так вышло, что русачкам без немецкой машины никуда. Вот она, немецкая машина, аккурат как при Петре. Косточки русские, инженеры немецкие. Ах, зачем так торопился Николай Васильевич? Ведь он все понимал, и уже сегодня все осуществилось! Что бы подождать годочек…

Годочек, русачки, жидочки, кровушка — все было мерзко, ласкательно, как подслащенное дерьмо. О каком Николае Васильевиче шла речь — Борис сначала не понял, погрешив было на Гоголя, тоже большого нелюбителя робкого племени; но Гоголь в прошлом году ничего не публиковал. Какой-то Николай Васильевич, оказывается, еще в тридцать четвертом все верно истолковал и повторял не ко времени, а в институте транспорта, где он служил, нашелся доносчик, понятно из кого. И если бы в тот вечер Борис дал пощечину Меркушину, а то и Кудряшову — за напряженное подобострастие, с которым тот ловил каждое слово, — его совесть, может, была бы спокойней; но возьмите же в расчет и давление воздуха! Еще два года, еще год назад, — но теперь! Теперь начиналось такое, что он забывал, на каком свете засыпал, — потому что просыпался каждый раз на другом. Все портилось стремительно, бесповоротно и так наглядно, как он себе даже не представлял. И самое ужасное, что многие были рады. Удивительно еще было, что радовались не все. Но общий восторг был нескрываем: у газетных стендов Боря видел безмятежные лица. Находились умеренные оптимисты, уверявшие, что мы выигрываем время; их было немного. Большинство только начало обрастать если не жирком, так хоть мясом; вообще все начали радоваться, радость стала хорошим тоном, непременным условием нашести, родности. И вдруг вся эта радость оказалась бы под угрозой, — помилуйте! Постоянно нависающая война, которой пугали отовсюду, все эти песни, пьесы, весь этот "Большой день"… Теперь же и "Большого дня" никакого не было, и автор его был исключен отовсюду, а потом, как положено, пропал, — то ли уехал, как умный Сергеев, то ли по-кроличьи ожидал участи по ночам и дождался… Говорили, что несколько раз он приходил ночевать — к кому же?! — к Добрыгину, которого так долбал пять лет назад! "У вас меня точно не будут искать", — сказал. И ему постелили.

...А в сентябре уже посыпалось всё, разверзлась яма: не бездна, которая бывает звезд полна, а выгребная яма истории. "Наших братьев угнетало панство, с нами рядом мучился народ, изнывало нищее крестьянство, но пришел тридцать девятый год" — нет, такого не выдумал бы и сам Боря, вечный насмешник. Главными врагами были теперь поляки. "Красная звезда" благожелательно пересказывала речи Гитлера, намерение его говорить с Польшей тем же языком, "каким Польша посмела говорить с нами". Словно едва сдерживались и тут наконец, получив разрешение, рванули — с такой жадной радостью принялись наконец его нахваливать, не придерживаясь даже нейтралитета для вида. Присоединение Данцига было встречено восторгом, и ясно было, что это зеленый свет: теперь пойдут кроить Европу, как пожелается. Когда Фрик зачитывал меморандум о Данциге, в рейхстаге, говорят, плакали. Потери немцев в Польше, радостно сообщал ТАСС, были незначительны. 17 сентября Красная армия при дружном ликовании населения вошла в Польшу. Польша называлась теперь Западной Украиной и Западной Белоруссией. Прочая Польша была Германией. Польши, собственно, больше не было. Ждали семнадцать лет — и дождались. "Да если хотите знать, — говорил Серов, — никакой Польши и не было никогда. Фальшак-государство. И если б мы не ждали неизвестно чего, а раньше туда вошли — не было бы всего этого гнойника на границах". Как всегда, Серов придумал это не сам. Это написано было открытым текстом. "Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договоры, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР". Это было даже игриво — всяких случайностей и неожиданностей, без уточнения, разумеется! Приятная случайность, детская неожиданность. Весь тон был глумлив, как у насильника, стоящего над жертвой руки в боки: что ж ты, милочка, за себя не постояла! Вообще документы молотовского наркомата поражали — при Литвинове такого все-таки не было: появилась некая германская, риббентроповская лощеность. Но в сочетании с самым трамвайным хамством выглядела она, как парфюм на немытом теле, как изысканные манеры карманника; при виде этих новых людей из наркомата Боря всегда отчего-то представлял, что при всем своем лоске срать они будут орлом, а сморкаться при помощи пальцев. О Литвинове теперь говорили с презрением: не сознавал момента, пытался сталкивать исполинов. А надо было… Но это теперь они стали такие ушлые. Скажи им кто-нибудь хоть в июле!..

Нет, всякое у нас бывало, конечно, и много чего Боря заставил себя забыть; но чтобы у мира на глазах присоединиться к самой черной силе — такого он все-таки не ждал. Прежде можно было поругивать, посмеиваться — но самому себе говорить: все-таки было хуже… все-таки просвещение для всех… все-таки первый в мире опыт… Больше ничего этого не было. Все было брошено в топку, и все сопровождалось полным отказом от приличий. Боря не знал теперь, для чего он нужен, но это бы полбеды. Боря не знал теперь, для чего нужно всё.

Да-с, вот так! Внезапно оказалось, что в стране существует народ, и теперь он внятно заявил о себе. То есть народ был всегда, но он был где-то там. Его вели, за него решали. Всегда, и особенно в новом курсе партийной истории, он был сила, воспитанная и вдохновляемая вождями. У него был передовой отряд, количественно малочисленный, и этот отряд тащил за собой остальных. Но тут обнаружилось, что дело не в отряде, что самая-то массовая масса как раз и есть то, что надо. Закончилась апология меньшинства, в моду вошло количество. Для начала заговорили о том, что мы самые большие; раньше были передовые, теперь огромные, а это уже другое первенство. Вслед затем оказалось, что главная наша доблесть — воинская, что наше дело — присоединять, что наши предки обильно полили и т.д. Вся земля была наша, просто не вся еще к нам вернулась. Украина и Белоруссия были столь же исторически нашими, как Данциг и Судеты — немецкими; то есть в принципе и они — наши, но пока мы позволяли немцам иметь на них виды. Вдруг стало видно далеко во все концы света, и все эти концы были наши. Передавались стишки, слишком лояльные, чтобы их напечатать: но мы еще дойдем до Ганга, но мы еще умрем в боях, чтоб от Японии до Англии сияла Родина моя. Появились роялисты правее короля. Все дежурные проклятия коричневой чуме были забыты. Боря не думал, что способен так удивляться. Народ желал воссоединяться, не особенно спрашивая у облагодетельствованных западных территорий.

Народ целовался. Народ осознал себя главной силой, потому что былые водители его были большей частью истреблены. Народ желал раздуваться вширь. Это был еще один заход на войну, третий и самый успешный, — ни Испания, где проиграли все, ни Япония, от которой отвоевали кусок никому не нужной Монголии, не могли утолить народной жажды. Польша — это было уже кое-что, уже месть; но Польшей и Монголией, конечно, не ограничивались. Англия — вот была первая мишень, Англия, укрывшаяся за проливом. Далее, рука об руку с немецким братом, мы доберемся и до тех, кто отсиживается пока за океаном… и как же они всегда умудрялись вступать в союз с мерзейшими! И только в таком союзе все у них выходило — потому и в Испании не вышло. Народ торжествовал. Не было ничего отвратительнее народа. В сущности, вся жизнь Бори, все его таланты и темперамент уходили на то, чтобы превратить народ в людей, — но теперь обо всем людском можно было забыть. И они, поколение модерна, убитого в Европе, чудом уцелевшего здесь, — подошли к той мясорубке, куда их намеревались сбросить: народ отомстил за все.

http://ru-bykov.livejournal.com/3002253.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №88, 14 августа 2017 года

Воскресенье, 14 Августа 2017 г. 00:28 (ссылка)

От автора

Предлагаемый опус выдержан в жанре исторической баллады, которая наиболее глубоко и успешно разработана в России Алексеем К. Толстым. 24 августа (5 сентября н. ст.) исполнится 200 лет со дня рождения великого автора "Князя Серебряного", "Змея Тугарина", "Потока-богатыря" и драматической трилогии.

Этот юбилей всеми забыт на фоне другого, столетнего, тоже, впрочем, никак не отмечаемого. Автор просит рассматривать эту балладу как скромное приношение в память любимого поэта, недооцененного при жизни, но признанного пророком после смерти.




Ынская баллада







Этот мир не пропал, хоть не раз погибал,
И злодеи случались крутые —
И Ашшурбанапал, и Гелиогабал,
И захватчики типа Батыя,
Александр Македонец, Аттила-злодей
И не менее сотни великих людей,
Что без комплексов мелких и паник
Потопили бы этот Титаник.

Череду роковых и кровавых картин
В поздний час меж собакой и волком
Так внезапно собой увенчал Ким Чен Ын,
Что никто не готовился толком.
Ну добро бы идейный, кровавый маньяк —
Но чтоб мир уничтожил лукавый хомяк,
Беззаветный фанат Эмменталя
И готовый клиент Борменталя?!

Понимаю, что все интернет-хомяки
Соберутся орать не по делу:
Не равно ли, от чьей неразумной руки
Погибать обреченному телу?
Не могу согласиться, ответит поэт:
Политически — да, поэтически — нет.
От кого погибать — все едино,
Но противно от рук Ким Чен Ына.

Леонардо и Данте, Толстой и Шекспир,
Строй богов от Аллаха до Зевса,
Грандиозный, гротескный, трагический пир
Человечности, роскоши, зверства,
Освященный распятьем, косневший в грехе,
Увенчался адептом идеи чучхе —
Как гигант, преисполненный силы,
Погибает от жалкой бациллы.

Почему же злодея не скинут свои,
Атакуя то справа, то слева?
Почему же подземные эти слои
Не трясутся от грозного гнева?
Но других не достоин несчастный народ,
Подставляющий власти то зад, то перед,
А достоин как раз Ким Чен Ына —
Своего наилучшего сына.

Не восстали же немцы в свой час роковой,
И явилась к ним кара Господня;
И в России подумать своей головой
Как-то сделалось стыдно сегодня;
В тяжкий сон погрузились отчизны сыны —
Не свергать же последнюю скрепу страны? —
И, подобно обеим Кореям,
Мы достойны того, что имеем.

Все достойны сегодня такого конца —
От воителя до мещанина.
Молодца, стервеца, наглеца, удальца
Накрывает мурло Ким Чен Ына.
Да и нам, обитателям пленной страны,
Нынче время подумать, кому мы равны:
Как заметил певец достославный,
Только равный убьет. Только равный.

http://ru-bykov.livejournal.com/3001891.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // “Новая газета”, №85, 7 августа 2017 года

Суббота, 05 Августа 2017 г. 20:14 (ссылка)

ОН И ОНА

Сцена на дне Байкала.

ОН: У нас проблемы.

ОНА: Тс-с! Ни звука. Мне скучно слушать, что у вас. Я говорила…

ОН: Слушай, щука! Прошу тебя в последний раз.

ОНА: Не стану слушать этих бредней. Иди с людьми поговори, а здесь про этот раз последний не верят даже пескари. Я все давала: и "Единство", и нефтецены на убой… Ты этим так распорядился, что все на дне, как мы с тобой. Ты отпустил меня однажды, я помогала, ты следил — но для твоей, Володя, жажды нужна не я, а крокодил. Вся эта ложь, все эти кражи, все эти ближние друзья…

ОН (страстно): Ну все! Клянусь, что больше даже по Конституции нельзя!

ОНА: Про Конституцию, Вованыч, втирай опять же пескарю, а мне нельзя смеяться на ночь — стара я стала, говорю…

ОН: Пойми ты, старая хабалка, я не за выгоду борюсь! Пускай меня тебе не жалко, но без меня погибнет Русь. Кто их удержит от развала от Петербурга до Курил?!

ОНА: Ты ж говорил, что их немало. Поменьше б надо, говорил… Конечно, трудная работа — рулить всем этим, не любя; но как-нибудь найдется кто-то. Ведь находились до тебя? Вот тоже мне, какое чудо — рулить послушными людьми…

ОН: Сними хоть санкции, паскуда! Ты слышишь? Санкции сними!

ОНА: Ты сам просил поставить Трампа — теперь расхлебывай, чудак. Ты ждал по ходу Форест-Гампа, а оказался Дональд Дак. А то скандалы, твиттер, бабы, избыток грязного бабла… Не лез бы в выборы — тогда бы я б что-нибудь еще могла… Теперь, увы, что зад, что перед — ты весь замазан искони.

ОН: Но я не лез!

ОНА (со вздохом): Они не верят. И я не верю, извини. Теперь проблемы на подходе. Ты никогда не верил мне, а между тем ты жил, Володя, в прекрасной, сказочной стране! Ее уклад красив и древен, а нрав чудесен и толков. Полно лягушек и царевен, грибов, царевичей, волков — а ты все жестче, все тощее, все молчаливее и злей, ты роль бессмертного Кощея избрал себе из всех ролей! Тут были куры непростые, несли вам яйца много лет — всё непростые, золотые… Про гребешки-то помнишь, нет? Была тут репка-Украина, ты захотел ее в Москву, и дернул — рраз! И все едино заполучил одну ботву. Уже не катит этот метод. Прогноз, по сути, никаков.

ОН: Я два часа с тобой, как этот! Уже волнуется Песков!

ОНА: Ну что ж теперь…

ОН: А ты не нукай! Вся пресса примется молоть: "Он два часа возился с щукой"…

ОНА: А что еще писать, Володь? Ни свежих тем, ни свежих ликов, все погружается во тьму… Уже извелся даже Быков — писать, мол, не о чем ему. Последний год напрасно прожит под сенью пламенных харит; Донбассу оды петь не может — позорно, стыдно, говорит… Одна осталась тема — щука. Все остальное ложь и хмарь…

ОН (грозно): Ты что-то разболталась, сука.

ОНА (подбоченясь): А что ты ждал, озерный царь?! Другие выпалить могли бы весь этот пламенный заряд… Но если все молчат как рыбы — тогда уж рыбы говорят!

ОН (обращаясь к охране, плавающей вокруг): Эй, вы! Не слушайте, не верьте! Все это дно, все это грязь…

ОНА (презрительно): Учи мальков!

ОН: Готовься к смерти!

(Стреляет)

ОНА: Уф, слава богу, заждалась.

(Всплывает кверху брюхом)

http://ru-bykov.livejournal.com/2987228.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Хвиртка

Аркадий Бабченко: Защищайте свою свободу сами

Пятница, 04 Августа 2017 г. 20:23 (ссылка)




4 августа, 14:50








Сейчас пытаются выдворить в Узбекистан журналиста "Новой Газеты" Али Феруза.В Узбекистане Али обвиняется в экстремизме,и его там ждет срок.Большой.У него не было паспорта,паспорт он потерял,а посольство Узбекистана обходил за километр.Али в России прессовали довольно долго,несколько лет,в итоге взяли его прямо у ворот "Новой Газеты",повезли в ОВД,оттуда сразу в суд,тот приговорил его к депортации,и сейчас он ждет выдворения.В суде его избили,в камере он,говорят,пытался покончить с собой.Но я сейчас не буду про историю Али,это отдельная тема.Я о другом хочу сказать.

Друзья мои.Поймите уже главную вещь.

Если вас в России начинает прессовать государственный репрессивный аппарат и обещает вам адовы кары - поверьте ему.Поверьте этим людям и бегите.Даже если у вас нет паспорта.Тем более,если у вас нет паспорта! Если у вас нет паспорта - бегите из этой страны в первую очередь! Разбираться будете потом.

Самая большая ошибка в этой стране - думать,что здесь еще хоть где-то осталось правосудие и закон,а ваши связи вас защитят.Не осталось.Не защитят.

Бегите ползком через границу по сугробам вместе с сыном,как это сделала Ира Калмыкова.Подгоняйте "Зил" к институту Сербского,вырывайте решетку туалета на первом этаже,а потом плывите на надувной лодке в Финляндию,как это сделал безумный Дацик.Валите из-под ареста,как Мальцев.Валите из зала суда,как Горский. Срезайте браслет с ноги и тайными тропами уходите в Беларусь,как сейчас не помню уже кто.Прыгайте с балкона и тамбурами в поездах пробирайтесь в Минск.Уезжайте на попутках.Живите в автомобиле на нейтральной зоне,как Владимир Егоров. Выпрыгивайте из автозака и разбегайтесь во все стороны,как те зеки из ролика на МКАДе.Валите как угодно,какими угодно путями,в каких угодно чемоданах.Это - правильная тактика.Но только не пытайтесь доказать свою невиновность законными путями,обращениями и петициями в этой стране.Это - тактика не правильная.












Ваша жизнь и ваша свобода - ВАША НАИПЕРВЕЙШАЯ ОБЯЗАННОСТЬ.Не право - обязанность. И вы обязаны защищать свою свободу сами.А не перекладывать эту гипотетическую возможность на какую-то тетку в мантии,которая еще черт его знает какое решение вынесет.

А уже потом можно и петиции подписывать,и в ЕСПЧ подавать и обращения писать.

Из Финляндии.Или Литвы.Или откуда угодно еще.

Но только не из России.

А Али,конечно,должен быть освобожден,что там говорить.


 



 





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №82, 31 июля 2017 года

Воскресенье, 30 Июля 2017 г. 15:31 (ссылка)

http://ru-bykov.livejournal.com/2979620.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №82, 31 июля 2017 года

Суббота, 29 Июля 2017 г. 18:00 (ссылка)

Роман для власти

Дмитрий Быков — о том, какое произведение может стать спасительным для мира.

Все тексты — по крайней мере в российской литературе — подразделяются на три категории: написанные за власть, против власти и для власти. (Наверняка кто-то скажет, что есть и четвертая — тексты, игнорирующие власть, но в рамках советского канона это было невозможно: либо вы в него встраивались и тем поддерживали, либо функционировали подпольно). Наиболее интересны, на мой нынешний взгляд, как раз романы, адресованные непосредственно главному читателю. В советской литературе сталинского периода выделяются как минимум пять таких сочинений, достигших своей цели.

Наиболее известный роман этого жанра — "Мастер и Маргарита" (книга, о прижизненной публикации которой автор не думал, поскольку представлял себе ее последствия). Посыл этой книги — адресованной, конечно, не только Сталину, — довольно очевиден: мы, художники, интеллектуалы, признаем тебя неизбежным и полезным злом и даем тебе моральную санкцию на расправу с людишками, которых сам же ты отчасти и вывел; но береги художника. Вспомнят художника — помянут и тебя, сына сапожника. Судя по всему, вскоре после войны Елена Сергеевна сумела передать роман Поскребышеву (якобы через знакомую портниху из правительственного ателье); правда, судя по цитируемым ею словам Поскребышева ("Благожелательный ответ будете иметь"), в ее памяти смешались звонок Сталина 19 апреля 1930 года и этот разговор. Но тот факт, что в 1946 году уцелели Ахматова и Зощенко, заставляет предполагать, что "роман прочитали".

Второй такой текст, недвусмысленно адресованный Сталину и услышанный им, — пьеса Леонова "Нашествие", удостоенная Сталинской премии, несмотря на остроту содержания и опальность автора. По сюжету, незадолго до сдачи и оккупации старого русского города туда возвращается недавний "враг народа" (уже натяжка, поскольку до конца войны отсидевших врагов народа держали в лучшем случае на поселении — исключения единичны). Именно он и оказывается главным героем подполья — в отличие от благополучных сверстников — и гибнет незадолго до возвращения наших. Идея проста: мы, твои жертвы, не держим на тебя зла, и больше того — мы самый верный твой отряд; наша любовь к Родине прошла через настоящие испытания, и мы, закаленные твоими лагерями, не дрогнем перед чужеземным нашествием. Это был посыл своевременный, благородный — не зря во время Второй мировой многие опальные художники, полководцы, ученые ненадолго легализовались, как те же Леонов, Зильбер или Рокоссовский, — и Сталинская премия свидетельствовала о том, что адресат все понял. Леонов тоже все понял и передал премию в фонд обороны: на эти деньги построили тяжелый танк.

Третий текст — роман Эренбурга "Буря", который, полагаю, спас автору жизнь или по крайней мере свободу в дни массовых расправ над "космополитами". Здесь посыл еще откровеннее: Европа не выдержала искушения фашизмом, и не зря один из главных героев — немецкий антрополог — расчеловечился едва ли не раньше всех. А мы, советские люди, новая человеческая порода, выдержали и пришли на смену европейской культуре; теперь флагманы всемирной культуры — мы, а с мифом о Европе пора расстаться. Эта мысль в "Буре" доминирует (Эренбург вполне искренен, поскольку немцев ненавидел физиологически, и именно они были для него олицетворением смертельной болезни, перед которой не устояли его любимые французы). И она была услышана, и на писательском собрании, которое собиралось Эренбурга и его книгу приговорить, он зачитал сталинскую телеграмму с благодарностью за доставленное наслаждение — и тем спасся.

Другие два примера не столь очевидны, но тоже маркированы Сталинской премией: это роман "В окопах Сталинграда" Виктора Некрасова (посыл: дни отступлений нас не сломили, и мы опять-таки на тебя не в обиде, потому что эти дни выковали из нас железных бойцов, профессионалов войны) и "Жатва" Галины Николаевой (если с нами по-человечески, мы выдержим любые тяготы).

Можно привести и другие примеры, но эти пять наиболее наглядны, поскольку достигли своей цели: они сказали ту правду, которую Сталин хотел (или как минимум готов был) услышать и понять. Литература обладает широким арсеналом средств для воздействия на жизнь, и прямая адресация к вождю, от которого все зависит, — не последнее из них.

Один из последних эпизодов, когда литература серьезно вмешалась в политику, была публикация рассказа Юрия Лужкова о том, как два молодых охотника задумали завалить матерого лося; из этой затеи ничего не вышло, но из затеи Лужкова — тоже. Охотники выразили лосю недоверие, и дальнейшие его приключения перестали быть интересны читателю. Но эпизод показателен — он стал, пожалуй, самой запомнившейся акцией Лужкова перед отставкой. Если он писал действительно сам, может, ему с самого начала надо было пойти по этой части: российская писательская судьба хоть и полна опасностей, но все же не таких, как мэрская.

Я не раз предлагал и русским, и американским студентам стилистическое упражнение — "рассказ для Путина": попытайтесь, говорил я, предположить, какими инструментами можно на него воздействовать,

на какие точки его эмоциональной клавиатуры имеет смысл нажимать. Интересную версию предложила Татьяна Устинова: месседж, полагает она, должен быть упакован в сентиментальный рассказ о собаке. Мне кажется, сейчас самое время написать роман, который будет содержать внятное и спасительное послание, но как написать его — я пока не знаю, а пока буду думать — может оказаться поздно.

Техника, в которой следовало бы написать этот роман, по-моему, очевидна: в таких случаях нужно ориентироваться на отроческие вкусы героя, а они широко известны. Героем романа должен стать либо разведчик, либо спаситель вымирающих животных, но в любом случае человек, действующий во враждебном окружении, среди недалеких и алчных единомышленников, на которых нельзя положиться.

Это должен быть психологический экшн, стилистическая доминанта которого — именно чувство одиночества, исторической обреченности, защита вымирающих и, в сущности, деградирующих видов или ценностей. Этот герой значительно умнее всех, кого он защищает, — будь то спивающееся население или отстреливаемые хищники; но у него есть миссия, которую он не может предать. В некотором смысле аналогом этого героя может быть тот несчастный сумасшедший из широко известной истории болезни, который полагал, что у него в кулаке — ниточки от разлетающихся, как шарики, небесных тел. Только благодаря его вечно сжатым кулакам Вселенная удерживалась от окончательного разлетания. Он почти не спал, отказывался есть и ни с кем не разговаривал, но те, кто принимали его состояние за кататонический ступор, ошибались: это был вполне сознательный выбор.

Что до посыла романа, который мог бы спасти человечество, в самом деле подошедшее к опасной грани, — он не так-то прост. Нужно объяснить читателю — и, в первую очередь, главчитателю, — что защита ценностей прошлого неизменно проигрывает будущему; что спасти вымирающий вид можно только при помощи современных, а не архаических, сугубо запретительных мер. Попытка удержать в кулаке вымирающую или деградирующую нацию, сковав ее скрепами прошлого, заведомо безнадежна, потому что прошлое всегда беззащитно перед будущим. Консервация любой ценой — занятие по-своему благородное, но оно так же бессмысленно, как ставить заклепки на кипящий, наглухо запаянный котел. Консервация была благотворна и даже, пожалуй, необходима в первые путинские годы, но она не может быть стратегической задачей. Сохранение статус-кво любой ценой неизбежно приведет к внешней экспансии, потокам государственной лжи, растлению населения, которое и сейчас уже с трудом отличает добро от худа; в конце концов страх перед внешним миром приведет к ситуации Джонстауна, где в 1978 году тысяча человек покончили с собой, чтобы только не поддаться давлению внешнего мира.

Страна, не желающая меняться, объявившая неэффективную и травматичную матрицу единственным условием своего существования, обречена на самоуничтожение и вполне может прихватить с собой многочисленных соседей, если не все человечество в целом.

Нужно показать трагедию одинокого спасителя, который и в самом деле мнит себя единственным защитником традиции — но не понимает того, что традиция должна развиваться, жить и плодоносить, а вечно воспроизводить ситуацию опричнины, натравливая одну часть народа на другую, значит не сохранять традицию, а отсекать будущее. Могучим финалом могло бы быть собственноручное истребление главным героем остатков популяции вымирающих тигров — чтобы только их не выпустили на свободу, где им наверняка угрожает тьма опасностей. Между тем только на свободе они и могли бы размножаться — в неволе, согласно стартовым условиям фабулы, это у них не получается.

Мне кажется, написать такой роман надо как можно быстрее, пусть даже коллективным усилием всех русских литераторов. Ситуация назрела.

Главное — подчеркнуть, что авторы уважают мотивы героя и искренне сострадают ему. Не зверь же он, в конце концов. Он просто искренне полагает, что ограниченность — гарант выживания, но это совсем не так. Он может расслабиться. Он может разжать свои кулаки и впервые за многие годы выспаться, а потом пойти погулять без охраны. Это лучший путь к спасению мира — и русского, и всего остального.

программа "Вавилон" (медиа-проект "Пространство смыслов"), 26 июля 2017 года:

[Дмитрий Быков:]
— Я просто, понимаете, я хочу придать нашему разговору более интересный что ли импульс. Потому что вам интересно про монетизацию и про издательства, а мне про способы воздействия литературы. Вот смотрите. <...> он в конце просто убивает их всех. Это могла быть страшная, кровавая, сильно написанная сцена. Он их всех знает по именам в этом заповеднике. И каждого из них он убивает, чтобы они не достались чужому, враждебному миру. <...> Но вот я пока не чувствую себя в силах его написать. Если у вас получится, то проблемы с вашей монетизацией отпадут навеки. <...> Интересная идея. Давайте такой роман напишем. Я один не потяну.

[Дмитрий Запольский:]
— Давайте-давайте-давайте. Договорились. Вот прямо сейчас в прямом эфире мы с Быковым договариваемся, что мы совместно сделаем такой… такую книгу, которую прочитает Он.

http://ru-bykov.livejournal.com/2978698.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №79, 24 июля 2017 года

Воскресенье, 24 Июля 2017 г. 00:58 (ссылка)

http://ru-bykov.livejournal.com/2973028.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №76, 17 июля 2017 года

Воскресенье, 17 Июля 2017 г. 02:02 (ссылка)

Иван Грозный НЕ УБИВАЕТ своего сына

Фрагмент будущего исторического блокбастера.

По мотивам встречи в Лисичанском ГОКе.

Сцена примерно изображает картину Ильи Репина. Иван Грозный прижимает к груди сына.


Иван Васильевич: Какой-то в памяти провал, распад, отказ простейших функций… Сын, я тебя не убивал.

Иван Иванович (слабеющим голосом, но язвительно): А кто же это? Папский нунций?

Иван Васильевич: Не нунций, сына, а легат, плодящий слухи о России… Но я, сынок, не виноват, а просто очень мы большие! Страна большая, лес, сырье, большой простор, большие лужи… И все клевещут на нее, а мы ничем других не хуже! Смотреть на Францию невмочь, небось убили тысяч сто уж в Варфоломеевскую ночь за просто так, а ты тут стонешь! Пускай не сто, а тридцать тыщ, вся гугенотская прослойка — без снисхождения: тыдыщь! Да я мечтать не смел про столько. Опять же Англия, Шекспир — возьми книжонку, обучайся: на этом фоне русский мир вообще какой-то остров счастья! Открой классический сонет: кругом коррупция, чего уж, и чести нет, и правды нет, зову я смерть… А ты тут воешь! Нет, Ваня, не моя вина за эти крайности в России, — такие были времена, такие жесткие такие. Опять же внешние враги со всех сторон большого света… Кому тут скажешь "Помоги"? Друзья — Малюта и вот это… (показывает окровавленный посох). Мы как бревно в глазу у всех, от англичан до Палестины. Как только в чем-нибудь успех — кругом клевещут де кюстины! Поляк, тевтонец, хитрый жид — все посягают на единство, а кто поймет и защитит? Мединский, что ли? Не родился!

Иван Иванович: Отец, мне хуже.

Иван Васильевич: Свят-свят-свят! Кто ж так тебя? Неужто Сталин? Терпи, поедем в Ленинград, там быстро на ноги поставим! Ужель я сыну супостат, ужель я враг родному краю…

Иван Иванович: Отец! Где это — Ленинград?

Иван Васильевич: Не знаю, ничего не знаю! Уже я сам, как большинство, привыкши хлопать очесами, не понимаю ничего: так много раз переписали. И мне оценки не дано, я — от святого до изгоя, приходит лысый — я одно, при волосатых я другое… Налили воду в решето! Как хочешь тут борись и ратуй… Теперь у них неясно кто, не лысый и не волосатый, не миротворец и не кат, и не кровавый, и не белый, и ни вперед, и ни назад, а хуже будет, что ни делай. От русских отвернулся Бог: глядит усталый, безучастный… А заскучает — едет в ГОК.

Иван Иванович: Какой?

Иван Васильевич: Обычно в Лисичанский. Там ждет его рабочий класс, лежит возлюбленная почва — я, говорит, люблю у вас, я, говорит, такой же точно! Там ждет испытанный народ, вопросов нет, а только лепет — никто на понял не берет, никто горбатого не лепит! Все любят родину свою и к ней привыкли, будто к раю…

Иван Иванович (слабея): Я понимать перестаю!

Иван Васильевич: Сынок, я сам не понимаю. Я все бы понял, голубок, обрел бы я себя, несчастный, когда бы мог поехать в ГОК, вот в этот самый, Лисичанский! Сейчас ты, Ваня, замолчишь, но помни, отпрыск мой печальный: не я убил тебя, малыш!

Иван Иванович: А кто же?!

Голос за кадром: Это был Навальный.

http://ru-bykov.livejournal.com/2966572.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

Вперёд, в Россию, которую кто-то там потерял. Казаки с нагайками снова при деле.

Суббота, 16 Июля 2017 г. 03:21 (ссылка)

В Краснодарском крае жители 14-этажного дома, отправленного властями под снос, перекрыли гробами федеральную трассу Дон М4 Москва-Новороссийск от села Кабардинка до курорта Геленджик, спровоцировав пробку на несколько километров, сообщает корреспондент "Новой газеты" Алиса Кустикова.

Спорный дом на 400 семей построен по адресу Красногвардейская улица, 79. Изначально дом возводился без разрешения на строительство. Земля, на которой строился дом, находилась в федеральной собственности и предназначалась "для размещения лабораторного корпуса". Но в 2012 году мэр Геленджика Виктор Хрестин подписал документы о переводе земельного участка в категорию предназначенных "для размещения многоэтажного жилого дома".

В 2014 году за застройщиком признали право собственности на квартиры.

Однако через полтора года после вступления решения в законную силу власти инициировали новый процесс о сносе дома, а в июне 2015 года президиум Краснодарского краевого суда отменил решение о признании права собственности и вынес решение о сносе.

Во время акции, как сообщает "Новая", активисты установили на пешеходном переходе два гроба. По словам членов инициативной группы, они символизируют жертвы дома на Красногвардейской. Митингующие также развернули плакаты: "Мэр Хрестин отбирает наше жилье" и "Мы верим только Путину".

Около 10 минут федеральная трасса оставалась перекрыта, еще полчаса участники акции частично блокировали проезд, выстроившись в линию на "зебре" и и пропуская машины только по обочинам.

На место акции прибыла полиция. По громкой связи правоохранители объявили, что к месту акции отправлены все полицейские экипажи в городе за исключением одного. Не менее шести человек были задержаны. В задержании участвовали казаки с нагайками.

http://nashenasledie.livejournal.com/4566742.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №73, 10 июля 2017 года

Суббота, 09 Июля 2017 г. 03:00 (ссылка)

ГАМБУРГСКИЙ СЧЁТ

Меланья Трамп пыталась прервать затянувшуюся встречу лидеров России и США. Ей это не удалось, рассказал госсекретарь Рекс Тиллерсон.

По его словам, президенты двух стран быстро достигли хорошего взаимопонимания, между ними возникла "положительная химия".

Reuters

Сцена изображает коридор Конгресс-центра в Гамбурге. Перед дверью № 14 стоит Меланья Трамп.

МЕЛАНЬЯ (обращаясь к двери):
— Послушай, Дональд, это моветон. Ты будешь, так сказать, неверно понят. Пускай всегда опаздывает он, но мы же не опаздываем, Дональд! Вы задержались больше чем на час. Ты не Орнелла Мути*. Будет поздно. Есть лидеры на встрече, кроме вас…

ГОЛОС ТРАМПА (из-за двери):
— Пойми, Меланья, это грандиозно! Мы оба ждали этой встречи, но… Но это превосходит ожиданья!

МЕЛАНЬЯ:
— Вся пресса дожидается давно…

ГОЛОС ТРАМПА (возбужденно):
— Что пресса нам! Пойми, пойми, Меланья! Я разогнал бы их в один пинок, как сделал он. И мы бы так сумели. Он тоже очень, очень одинок, совсем как я. Враги повсюду, Мелли! Все эти генераторы вранья, банкирские круги, что ими правят… Его травила пресса, как меня. Он их заткнул, но все равно же — травят! Все заговор, все бильдербергский клуб. Я чувствую их тайные желанья! Он мне открыл, он далеко не глуп…

ГОЛОС ТИЛЛЕРСОНА (за дверью):
— У них такая химия, Меланья!

МЕЛАНЬЯ:
— Но это неприлично! Слушай, Рекс…

ГОЛОС ТРАМПА (раздраженно):
— Какая неуступчивость баранья! Вы женщины, и вам бы только секс, но дружба выше секса, слышь, Меланья! Вы, женщины, что можете понять? Высокая любовь не в вашем вкусе. Оно, конечно, ты жена и мать, но ваша суть известна: grab the pussy! Он правит вечно. Он как фараон. И кстати, эти русские медведи — ребята с мозгом: если бы не он, ты б, может быть, не стала первой леди! Я это понял в первые же дни, читая сетевые мегасрачи…

ГОЛОС ТИЛЛЕРСОНА:
— Он говорит, что это не они, но контрразведка думает иначе. А он сказал, что мы тогда несем ответственность за пасмурное лето…

МЕЛАНЬЯ (потрясенно):
— О чем вы там?!

ГОЛОС ТРАМПА:
— О Минске. Обо всем. О Сирии… Но важно же не это! У нас в Конгрессе, сколько ни корми, способны лишь на мелочное скотство. Он первый после Бэннона, пойми, с кем ощущаю я такое сходство! Вон, говорят, он выстроил тюрьму, а я не верю этой пропаганде. Я первый, кто понравился ему — быть может, со времен Махатмы Ганди. У них там есть серьезные умы. Он безусловный лидер сверхдержавы.

ГОЛОС ТИЛЛЕРСОНА:
— И, может быть, неправы были мы, а кое в чем они, напротив, правы!

МЕЛАНЬЯ (в бешенстве):
— А что он сам молчит? Он что, немой? Чем он таким там занят, интересно?

ГОЛОС ПУТИНА:
— Меланья, это уровень не мой. У вас неконструктивная повестка.

ТРАМП (торжествующе):
— Ты слышала? Какой прекрасный знак! Смиряйся, самомнение припрятав. Теперь со всеми вами буду так!

МЕЛАНЬЯ (все поняв):
— Да, милый. Нет тебя — не будет Штатов.

Занавес.

* Орнелла Мути получила штраф от театра за опоздание на спектакль из-за ужина с Владимиром Путиным.

http://ru-bykov.livejournal.com/2956820.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

анекдот просто

Суббота, 08 Июля 2017 г. 16:17 (ссылка)


заполярные казаки

вспомнилось)))





балкончик, спасибо! (с)

http://nashenasledie.livejournal.com/4552043.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №70, 3 июля 2017 года

Воскресенье, 02 Июля 2017 г. 10:11 (ссылка)

ПуПуСта

Вот левадовский опрос. Это главный летний вброс. Впереди товарищ Сталин в белом венчике из роз. Он немного впереди, а немного позади Путин с Пушкиным на пару, каждый с бантом на груди. Три святых величины, три хранителя страны — разбегаются соседи, умиляются скины! Едут три богатыря, в чешуе, как жар горя, и народ богохранимый афоризмами даря — в орденах и образках, с сединою на висках, федералы, генералы, каждый в собственных войсках (Пушкин тоже генерал: он от пули умирал и военную карьеру многократно примерял).

Едет Сталин на коне в благородной седине — по мечтам о русском праве, по державе и по мне. Едет Пушкин на коне в звонком ямбе, как в броне, с "Бородинской годовщиной" и с "Евгением Оне…" Едет Путин на коне — чисто всадник Фальконе, но с Медведевым под мышкой и с Песковым на ремне. Едут трое в кураже на последнем рубеже — то ли новая триада, то ли троица уже: знак эпохи испитой под названием "отстой",

Сталин — папа, Путин — сына, Пушкин типа Дух святой. Это наш, на всех един, сувенирный магазин — "Спор славян между собою" (с долей негров и грузин).

Сталин, кстати, был поэт. Пушкин — тоже. Путин — нет. Впрочем, может, тоже пишет и сливает в интернет?

В тридевятые края едут три самурая; в этой доблестной триаде роль у каждого своя. Сталин страху задает, словно бешеный койот; Путин смертный сон наводит, Пушкин песенки поет. Пушкин — светлый русский дух, Сталин — наша птица Рух, Путин — то ли вырожденье, то ли синтез этих двух. Пушкин создал, чуть возник, нашу вольность и язык, Сталин это все угробил, Путин памятник воздвиг. Пушкин — дерзкий наш Приап, Сталин — мерзкий наш сатрап, ну а Путин, как ни крутим, — окончательный этап. Это русский наш проект, а точней, его конспект, но какой-то в нем таился огорчительный дефект. Семь веков, как семь колец. Тонут кормщик и пловец, и какой печальной тройкой все накрылось наконец!

…Пушкин вертится в гробу, Сталин шепчет: "Я гребу", а полезно и приятно лишь галерному рабу. Это главный наш итог, окончательный виток перед полным превращеньем в запыленный закуток. Это русская судьба — триединство и борьба сочинителя, тирана и галерного раба. Это блоковская, та роковая пустота — три российских аватара, сокращенно ПуПуСта.

http://ru-bykov.livejournal.com/2947548.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №67, 26 июня 2017 года

Суббота, 24 Июня 2017 г. 23:51 (ссылка)

МЕДАЛЬНОЕ

У нас теперь герой — Рузанна Туко, ее повсюду подняли на щит. Кто говорит, что это гений стука, тот поперек тенденции пищит. На выпускном она разоблачила коварную Заиру Парамук, поскольку та — презренная ловчила, не знающая правил и наук. Их вызвали как раз вручать медали, поскольку так у них заведено, а Туко им: медаль по блату дали, и мать ее работает в РОНО! Когда б она, медали зная цену, хотя бы приняла смиренный вид, когда б ее не вызвали на сцену! — а то ведь вышла, наглая, стоит! Страна заговорила о скандале, проблема обозначилась давно, Заира отказалась от медали, а мать ее убрали из РОНО. По всей стране гремит Рузанна Туко, вся пресса репортажами полна, теперь ее пример — другим наука, и каждый должен делать, как она. Она — борец с коррупцией реальной! Властей не тролля, денег не пиля, она гораздо лучше, чем Навальный, причем она стипендиат Кремля. Вот образец духовной молодежи, для жуликов заслуженный бабах, — не то что эти дерзостные рожи мажорские, с айфонами в зубах.

Я что хочу сказать тебе, Рузанна: со всякой точки зренья ты права, ты оказалась в тренде, как ни странно, теперь тебя заметит и глава, ты станешь знаменитою и чинной, потом в ОП, наверное, войдешь… Действительно, сражаясь с Украиной, мы как-то упустили молодежь. Растут себе, духовные калеки, боясь патриотизма и труда… Уже и Путин выступил в Артеке — как Брежнев, часто ездивший туда. Явившись там, впридачу к местным дивам, он им открыл сокрытое досель — что журналист обязан быть правдивым и что вина полезнее кисель. И день был ясен, и пейзаж красив был, и Аю-Даг покат, как майский жук… И ты, Рузанна, тоже будешь символ, как в оно время доктор Тимашук.

Причем хочу заметить вам, ребята, которые не помнят ни хрена, — что Тимащук ни в чем не виновата, своих коллег сажала не она: и награждали, и разоблачили ее напрасно, если помнить суть, — и Жданова неправильно лечили, хотя не жалко Жданова ничуть.

Стране зачем-то нужен этот символ, чтоб подводить невинных под расстрел. Вот есть еще такой Евгений Цымбал: "Защитника Седова" кто смотрел, по зверевскому старому рассказу? Полезный фильм для нынешних повес. Когда страна вступает в эту фазу, ей нужен показательный процесс. У самых честных нету превосходства, история их топит, как котят. Один невинный, может быть, спасется, но сто голов за это полетят. Да, ты сказала правильную фразу, разоблачать соседку не грешно, — но что же мать уволили-то сразу, ведь, кажется, недели не прошло?

Спрошу себя: за кумовство я, что ли? И то сказать: в начале всех начал моя же мать трудилась в той же школе, где я медаль когда-то получал. Теперь, боюсь, скандал бы вышел шумный: у матери учиться не моги! Но просто я такой был явно умный, что, помнится, смолчали и враги. Застой-то обходился с нами нежно, значки олимпиадные ценя; теперь бы мать уволили, конечно, а может, исключили и меня. Но, может, ты простишь меня, Рузанна? Уже ты многим кажешься святой; твое лицо, смотря с телеэкрана, такой железной дышит правотой! В газете тоже спорят о Рузанне. Один мой друг, заслуженный боец, уже сказал: гражданское сознанье у школьников проснулось наконец! И то — смолчать бы явно было гаже. В который раз хочу попасть в струю, но там, где "Лайф" снимает репортажи, там блага быть не может, зуб даю.

Ты все сказала правильно, Рузанна, своей страны прославленная дочь, но ты не удивляйся несказанно, когда пойдет кампания и проч. Страна такая. В дело всякий годен. Нуждаются в героях главари.

Но коль тебе дадут, Рузанна, орден, то ты его хотя бы не бери.

http://ru-bykov.livejournal.com/2940849.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №64, 19 июня 2017 года

Воскресенье, 19 Июня 2017 г. 02:52 (ссылка)

http://ru-bykov.livejournal.com/2935333.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

Пенсионеров нарядят в тришкин кафтан

Суббота, 03 Июня 2017 г. 16:04 (ссылка)

novayagazeta в Пенсионеров нарядят в тришкин кафтан

Минэкономразвития подготовило макроэкономический прогноз дальнего горизонта планирования — до 2035 года. Официально документ не опубликован, но с его содержанием ознакомились "Ведомости". А вот если бы с ним ознакомились зрители федеральных каналов, был бы большой скандал. Потому что ядро аудитории федеральных каналов — это люди, которые либо уже вышли на пенсию, либо точно сделают это в течение ближайших 20 лет. Именно для пенсионеров будущее, по версии Минэкономразвития, будет наиболее мрачным.

Во-первых, пенсии в реальном выражении не вырастут и к тому самому 2035 году останутся на уровне 2013 года, и то это произойдет не сразу — еще восемь лет они будут сокращаться и только потом потихоньку расти. Во-вторых, резко, с 34 до 22% упадет отношение средней пенсии к средней зарплате, то есть с выходом на пенсию человек будет терять не две трети, а четыре пятых привычных доходов. Наконец, в прогноз Минэкономразвития заложено и повышение пенсионного возраста до 65 лет у мужчин и до 63 лет у женщин. В этом сценарии пенсионеров к 2035 году станет на 7 миллионов меньше, чем сейчас, при сохранении status quo — на 5 миллионов больше. Но тогда и на простое сохранение текущего уровня пенсий рассчитывать не приходится.

И ладно бы этот сценарий был алармистским или ультраконсервативным. Напротив, это лучшее из того, что может предложить Минэкономразвития. Всем, кроме пенсионеров, тут полагаются плюшки. Например, резонно предположить, что если при сохранении уровня пенсий падает отношение пенсии к зарплате, то это значит, что доходы работающих граждан должны расти. Так и есть — Минэкономики прогнозирует, что к 2035 году зарплаты вырастут на 56,5%, а докризисный уровень превзойдут в течение пяти лет.




Не менее логично думать, что рост зарплат может быть только производным от роста экономики. И верно: согласно прогнозу, наш ВВП к 2035 году в реальном выражении увеличится на 78%, что, конечно, не удвоение, но ощутимый приплюс — выше среднемировых темпов роста за то же время.

Тут и заложена социальная бомба: макропрогноз предполагает рост экономики не только без учета интересов будущих пенсионеров, но и непосредственно за их счет. Экономика и зарплаты растут за счет инвестиций, а инвестиции — за счет того, что предприятия экономят на социальных выплатах, и на пенсионных отчислениях в первую очередь.

Конечно, надо делать скидку на то, что прогноз готовило Минэкономразвития. А его приоритетная задача — экономический рост. Об интересах пенсионеров должен заботиться социальный блок. А решения будет принимать правительство (формально) и президент (по существу).

Тем более что накануне нового электорального цикла стартовал и сериал "битва прогнозов", в котором помимо экономических ведомств участвуют и эксперты. В частности, как сообщает "Коммерсантъ", во вторник в Кремле состоялось заседание с участием президента Владимира Путина, на котором свои варианты экономических стратегий представили глава ЦСР Алексей Кудрин и бизнес-омбудсмен Борис Титов. Кстати, план Кудрина предполагает увеличение пенсионного возраста, а план Титова — рост инвестиций, правда, за счет ограничения аппетитов не пенсионеров, а работающих граждан. Но пока ни один из них не был принят в полном объеме. Более того, по словам Кудрина, только некоторые положения объединенной программы могут быть озвучены "до президентских выборов".

Вот это уже ближе к истине: кто же до выборов честно скажет, что в среднесрочной перспективе пенсии превратятся в пособия по бедности? Премьер-министр вот сказал — правда, в форме экспромта, а не доклада, — и в итоге получился мем, который испортил его политические перспективы хуже Навального, потому что про "денег нет, но вы держитесь" слышали абсолютно все.

Денег нет и не будет — это сквозит из каждого прогноза, и общий подход при их производстве мало отличается от латания тришкина кафтана, хотя дизайн предлагается различный. Так что на чем бы ни была построена предвыборная кампания, это не будет экономика, как у Путина в его первый срок или у Медведева, который шел на выборы в 2008 году с концепцией "четырех И": институты, инфраструктура, инновации и инвестиции.

Образ будущего для России, если она не свернет с текущей траектории движения, — это бедная страна, претендующая на величие. Прелесть величия в том, что его для внутреннего потребления можно создавать в любых объемах, пока уровень бедности не упадет ниже критической отметки. Видимо, для подобных нужд и пишутся жесткие прогнозы.

Реальный вопрос экономической политики не в том, будет ли повышен пенсионный возраст и превратятся ли пенсии в пособия по бедности, а в том, когда это произойдет и что можно будет предложить народу взамен. Но это уже вопросы не экономики, а идеологии.
Алексей Полухин
шеф-редактор

http://nashenasledie.livejournal.com/4475097.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

Вопросы по реновации, на которые всё-таки хотелось бы ПОЛУЧИТЬ ОТВЕТ

Суббота, 03 Июня 2017 г. 14:03 (ссылка)

прошло два месяца,

а на сегодняшний день ДО СИХ ПОР НЕТ ОТВЕТА НА ВОПРОСЫ ПО "РЕНОВАЦИИ":


  1. у Собянина нет понимания количества домов, подлежащих сносу, количества жильцов, которых он должен обеспечить квартирами, количество метров, сколько их них муниципальных, сколько в частной собственности - чем занимается Мосжилинспекция и ДГИ? когда мы наконец увидим финансовый аудит состояния так называемых аварийных домов?
  2. у Собянина нет понимания, нужно это собственникам или нет. Нет ответа на вопрос про приватизацию новых квартир - ведь по закону воспользоваться правом приватизации можно 1 раз. Т.е. нет понимания механизма получения новых квартир, он не проработан изначально: то ли купля-продажа нового и старого жилья, то ли сдача старой, расприватизация, получение новой и снова приватизация.
  3. у Собянина нет понимания, находятся ли эти дома в охранной зоне и сколько из них являются памятниками, что полностью запрещает снос, а новые дома должны соответствовать регламенту (по всей Москве не соответствуют, особенно в центре.. яркие примеры - наглое увеличение площадей ВШЭ на Воронцовом поле, комплекс "илитного жилья" в охранной зоне Кремля, в Замоскворечье около Устинского моста).
  4. у Собянина нет понимания, сколько может быть судебных исков и в какие средства это выльется для государства
  5. у Собянина нет понимания, сколько квартир взято в ипотеку, сколько денежной массы должны граждане, сколько уже выплатили и как всё будет технически и документально выглядеть - никто из чиновнья понимать не хочет

  6. у Собянина нет понимания, сколько будет потрачено государством денег на переезд - вешать на людей сборы и переезд по подобным поводам прямо запрещено Жилищным Кодексом и другими законами.
  7. у Собянина нет предварительных расчётов - сколько будет потрачено денег на снос, на строительство, на инфраструктуру, нет градостроительных решений, согласно СНИП и МГСН (впрочем, и без сноса хрущёвок ВСЕ благоустроительные и строительные работы последних 7 лет грубо игнорируют МГСН и СНИП)
  8. у Собянина нет понимания в принципе - как будут увеличиваться мощности для новых многоэтажных домов и есть вообще такая возможность. Гидрогеологов-специалистов высокого класса он отправил на пенсию, а новые гидрогеологи, если они вообще есть, поют под дудку строительной мафии, готовя предпосылки для уничтожения города - провалов и проч. Что будет с ливнёвкой, которую он уже уничтожил по всей Москве, канализацией - вне понимания, вернее - один большой ппц.
  9. у Собянина нет чёткого понимания, сколько взрослых деревьев надо будет срубить под корень (ведь советская власть обеспечила нас зелёными лёгкими - столько деревьев, сколько в микрорайонах с хрущёвками - нет нигде, и это взрослые шикарные деревья, которые ничем не заменишь) и сколько высадить взамен (при этом, мы все это прекрасно знаем, деревья сейчас в Москве сажают из импортных питомников, т.е. не давая развиваться отечественным садоводам, по завышенным ценам, а стоимость по накладным удаления 1 дерева равна не менее 200 тыс рублей)
  10. у Собянина нет понимания хватит ли кадров в сфере медицины и образования и есть ли дополнительный бюджет на зарплаты, учитывая, что нагрузка на воспитателей детских садов, учителей и врачей (не только поликлиник разных специализаций, но и больниц, диспансеров, роддомов, травмопунктов, скорой помощи) кратно увеличится с прибытием новых жильцов. И, безусловно, насрать Собянину на привычных врачей, школы, детсады, работы, магазины, службы быта, на соседство родственников, друзей, словом, на тот привычный уклад, который был у людей. Беготня с переоформлением документов его тоже не интересует.
  11. Собянин положил с прибором на наших детей - права несовершеннолетних при переезде никак не обозначены!
  12. Собянин уверен, что всех объегорил под Новый год с ПЗЗ, и люди не оформили землю под домами и придомовую территорию как общедомовую собственность. (и потому огромные куски перешли к строительно-чиновничьей мафии). Большинство, конечно, этого не сделало - Собянин и его администрация отлично знают наших доверчивых граждан.. но кто-то же об этом позаботился! Кто, как, в какой срок и на каком основании будет откатывать эту аренду обратно, возвращать уплоченное, как будет выглядеть оформление земли на новом месте? - у Собянина этого в голове нет.
  13. Собянин понятия не имеет, никто не озвучивал механизм, каким образом будет сделан перерасчёт выплаченных гражданами годовых резидентских средств за парковочные места и будут ли парковочные места на новом месте, сколько времени займёт новая процедура?
  14. Собянин не в курсе, никто цифры не представлял, сколько бюджетных средств будет потрачено на утилизацию строительного мусора, и куда его утилизировать он собирается - тоже неясно.
  15. Собянин делает вид, что не в курсе, что снос домов, согласно ЖК (п. 2 ст. 174), происходит за счёт жителей из счёта за капремонт. Собянин "успокаивает", что якобы деньги граждан будут не тронуты, т.е. лжёт или опять нарушает закон (При этом, поскольку собянинские (да и по всей стране) хитроумно, обманным путём сделали так, что почти все деньги находятся в "общем котле", то снос московских якобы хрущёвок будет оплачивать каждый москвич.)
  16. по нежилым помещениям у Собянина в башке вообще мрак
и т.д. - дополняйте в комментариях, что упущено

Соответственно, у Собянина нет экономического обоснования и вообще нет ничего, кроме хотения, антиконституционного сайта Активный гражданин и незаконно принятых ПЗЗ (по подложным картам и другим нарушениям и в отсутствии полноценных, согласно действующему законодательству, слушаний... предновогодние якобы слушания - это не слушания, это муйня на постном масле с уголовным оттенком).


ВНАЧАЛЕ - экономическое обоснование,
ВНАЧАЛЕ - финансовый аудит фонда капремонта, финансовый аудит жилищного фонда

а ТОЛЬКО ПОТОМ
какие-то законы и ТРАТЫ БЮЛЖЕТНЫХ СРЕДСТВ на пиаркомпанию ЗА снос и какие-то опросы

СОБЯНИН, ХВАТИТ КОШМАРИТЬ ЖИТЕЛЕЙ И МАЛЫЙ БИЗНЕС!

http://nashenasledie.livejournal.com/4474801.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №58, 2 июня 2017 года

Пятница, 02 Июня 2017 г. 10:09 (ссылка)

http://ru-bykov.livejournal.com/2921983.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

молодцы какие

Среда, 31 Мая 2017 г. 18:06 (ссылка)

Малые предприниматели, которые держат магазины, парикмахерские и мастерские на первых этажах обреченных на снос пятиэтажек, намерены отстоять обжитые помещения. Бизнесмены и руководители ТСЖ в "хрущевках" просят не мешать им самим приводить в порядок свои дома и включить своих представителей в профильный комитет Госдумы — об этом ассоциация "Городские землевладельцы" попросила спикера Думы Вячеслава Володина и мэра Москвы Сергея Собянина.

"Мы против тотального сноса домов в городе Москве и готовы провести реконструкцию зданий путем обстройки и надстройки верхних этажей на отдельном фундаменте без нагрузки на дом за счет внебюджетных средств финансирования", — гласит письмо Ассоциации ЖСК и ТСЖ "Городские землевладельцы", зарегистрированное в приемной Володина 26 мая .

Генеральный директор ассоциации Валерий Чернышов сообщил "Новой газете", что бизнесмены уже просчитали, во сколько обходится надстройка четырех этажей над пятиэтажной "хрущевкой", и готовы взять на себя расходы: вместе с реконструкцией и ремонтом потребуется около 250 миллионов рублей на каждый дом, утверждает Чернышов.

Ассоциация "Городские землевладельцы" была создана в марте 2017 года и уже объединяет владельцев 2873 магазинов в 427 пятиэтажках — так заявлено в письме. Ассоциацию учредили несколько ТСЖ (по регистрационным данным, это ЖСК "Фабрициуса, 15 корпус 1", "Парусный, 12", "Аэродромная, 18" и другие) — они уже несколько лет пытаются отремонтировать и надстроить свои старые дома собственными силами. Ассоциация продвигает программу "Городская реконструкция пятиэтажек", с ней работает архитектор Алексей Кротов, который в 2001 году разработал первый проект реконструкции с достройкой дома на Химкинском бульваре, 4.

Ранее ассоциация обращалась к мэру Сергею Собянину с предложением создать при правительстве Москвы рабочую группу вместе с малым бизнесом. 15 мая первый заместитель Марата Хуснуллина Олег Рындин ответил, что думать о реконструкции пятиэтажек рано, пока не приняли программу реновации. "Рассмотрение вопросов, о реконструкции зданий, изложенных в Вашем обращении, целесообразно проводить после изучения мнения жильцов о дальнейшей эксплуатации или сносе их домов и обнародования программы реновации соответствующей жилой застройки", — гласит ответ Рындина (есть у "Новой"). Но дело в том, что дома, ожидающие реконструкции, уже проголосовали за то, чтобы остаться в родных стенах, проделав дополнительные работы.

полностью

http://nashenasledie.livejournal.com/4468999.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_ru_bykov

Дмитрий Быков // "Новая газета", №56, 29 мая 2017 года

Суббота, 27 Мая 2017 г. 18:20 (ссылка)

ПОЭМА БЕЗ ГЕРОЯ

В России больше нет невиноватого. Серебренников, в частности, Кирилл, — он тоже сам виновен, что гнобят его; и то, зачем он с ними говорил? Он деньги брал у государства этого, их честно меж актерами деля; зачем он покушался на бюджет его? Зачем он ставил "Околоноля"? Он выступил недавно с резким возгласом — "Россия превращается в тюрьму"; тогда зачем он дышит этим воздухом, который так не нравится ему?

"В России больше нет невиноватого, за кем бы мог пойти актерский цех. Виновна, например, Чулпан Хаматова: зачем она поддерживала тех? Хвалила ВВП, и ей понравилось. Никто не вынуждал, и не врала. Детей спасала? Нет, она пиарилась, брала награды, звания брала! Теперь пришли выписывать квитанцию". Мол, через край, актриса, не хватай. Миронов тоже: "едете во Францию"… А если бы в Японию? В Китай? Он тоже ведь начальник Театра нации*, и тоже, как последний сукин сын, не может без вранья, без махинации, прогибов, поцелуев ниже спин… У нас сейчас настолько все убогие, страна себе настолько не равна, что ни театра, ни гематологии не может быть без толики говна. Поистине, в стране, где правят скважины, и кажется, что это на века, мы все должны быть несколько загажены: попахивать — не слишком, а слегка. Страну нельзя успешно оболванивать, коль светочи духовные кругом: нет, светочи должны слегка пованивать и каждый быть для каждого врагом.

У нас не может быть невиноватого: куда ни глянешь — склизко и черно. Вот, например, была еще Ахматова, писала "Славу миру", а чего? В России нет героев — только грешники: какие не свалили — тех купил. Сплошные кагэбэшники, приспешники плюс несколько умученных терпил. "Поэма без героя" — вот пророчество: никто не свят, не честен и не тверд. Молиться иногда еще и хочется, но подойдешь к иконе — видишь: черт. "Спасти сынка — понятное желание!" — а все равно не сжалился прохвост. В России нет такого выживания, чтоб дьявола не целовать под хвост.

Замараны от крайнего до главного. Такие нравы в нашем шапито, что мальчика, читающего "Гамлета", — и то найдут задерживать за что. (Сегодня вся страна на нем зациклена; настолько всем понравился пострел, что тянет повторить догадку Рыклина: читал бы Михалкова — был бы цел.) За кем бы ни пришли — найдутся поводы: за бунтарем, за рыцарем пера, — и интернет ему устроит проводы: а я не удивлен, давно пора!

А интеллектуалов нет тем более: они привычно ходят по костям, их всех заботит только монополия на право создавать словарь властям. Теории у них настолько куцые, что уязвимы сплошь, со всех сторон: хотят консервативной революции — но это же, друзья, оксюморон! Не знаю, там верховное задание — иль просто тренд, возникший неспроста: запрос на пафос — и на оправдание арестов, пыток, лжи и воровства? Фашизму непременно нужен Хайдеггер, набор темнот потребен главарю (кто рифму подберет на слово "Хайдеггер", тому я лично книгу подарю). Все колумнисты, всё образование, вся проповедь традиции, sans doute**, — затем, чтоб сочинить обоснование, когда за кем положено придут. А так как все забито, заморожено и вскорости сорвется с якорей, то крепнет мысль, что это всем положено — и многие хотят, чтобы скорей.

В России больше нету сострадания. Страдают те, чьи помыслы чисты. У нас теперь не Швеция, не Дания, а чисто предвоенная Германия, а в ней — одни драконы и глисты. Здесь, кажется, нарочно все устроено, в ничем не разгоняемой ночи, — чтоб не было ни рыцаря, ни воина, а только палачи и стукачи. И это так талантливо поставлено, так вечно, без начала и конца, что обвинить ни Путина, ни Сталина не можешь: тут видна рука Творца. Поэтому — от барда до чиновника — трясутся все и по ночам не спят: ни праведника нету, ни виновника.

Виновен Бог.

Но он уже распят.


* В артистической среде обычно говорят "Тятр".
** Без сомнения, пардон май френч.

http://ru-bykov.livejournal.com/2918032.html

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<новая газета - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda