Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 6847 сообщений
Cообщения с меткой

нацизм - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_colonelcassad

Эстафета олимпийского огня - идея доктора Геббельса

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 20:42 (ссылка)



Из истории олимпийского движения.

Эстафета олимпийского огня - идея доктора Геббельса

Впервые в современном мире огонь в олимпийской столице был зажжен в Амстердаме в 1928 году. Однако Играм в Нидерландах не предшествовали ни эстафета, ни торжественное зажжение как самоценный ритуал. Зажигать огонь в Олимпии и нести его в другую страну придумали нацисты перед Олимпийскими играми 1936 года в Берлине.

Адольф Гитлер не хотел проведения Олимпийских Игр у себя в Германии. Он считал их и всё, что с ними связано, "изобретением евреев и масонов", прославлением ненавистных ему интернационализма и мультикультурализма. Но он любил пропаганду, пышную демонстрацию силы и престижа Германии, и в 1934 году министр пропаганды Йозеф Геббельс убедил его, что Олимпиада может послужить целям нацизма. "У немецкого спорта одна задача — укреплять характер немецкого народа, наполнять его боевым и товарищеским духом, необходимым в борьбе за существование", — говорил Геббельс в апреле 1933 года.

Первоначально идея родилась у историков Альфреда Шиффа и Карла Дима. Шифф, кстати, был евреем – и быстро за это поплатился, его семья вынуждена была сбежать из Германии уже в 1939 году. Однако в 1936 году евреев еще не преследовали в полную силу, и идея нести огонь пешком из Греции дошла до министра пропаганды и образования Йозефа Геббельса. Нацистский пропагандист ценил костюмированные представления с отсылками к древности – и увидел в эстафете большой потенциал. Более того – к лету 1936 года нацисты уже имели опыт проведения одной Олимпиады (зимних Игр того же года в Гармише-Партенкирхене – единственный случай за всю историю олимпийского движения, когда летние и зимние Игры проводились в одной и той же стране), и поняли пропагандистскую важность Игр.



Геббельс предложил зажечь факел с помощью параболических зеркал прямо в греческой Олимпии – и передавать его потом от страны к стране. Маршрут ограничили Европой (собственно, европейские спортсмены в первую очередь и участвовали в Олимпиаде). Оружейный концерн Круппа изготовил дизайнерский факел. В честь эстафеты были выпущены открытки. На всем пути бегунов сопровождали кинооператоры на автомобилях (если вы видели фильм Лени Рифеншталь "Олимпия", то в начале этого фильма эстафете уделено особое внимание – хотя для пролога к фильму использовались уже художественные, реконструкционные съемки).

"Олимпия" Лени Рифеншталь.

Олимпийский огонь на церемонии открытия игр 1 августа 1936 года зажег Фриц Шилген. Его, из многих других кандидатов, выбрала Лени Рифеншталь за эстетическую привлекательность стиля бега.



Организаторам тогда хотелось подчеркнуть преемственность олимпийских традиций от Древней Греции к нацистской Германии, так как античная Эллада воспринималась фашистами в качестве своего арийского предшественника. По их замыслу, 3 тысячи 422 молодых спортсмена, отвечавших представлениям нацистского руководства об идеальных арийцах, должны были нести факел 3422 километра от храма Геры до стадиона в Берлине.


На границе Чехословакии и Германии олимпийский огонь встречали парадом штурмовиков (затем на месте передачи огня через границу был установлен памятник), а в Берлине так и вообще устроили мегапарад с 20 тысячами гитлерюгендовцев и 40 тысячами штурмовиков. Чаша олимпийского огня до сих пор стоит над футбольным стадионом Берлина, там же стоят скульптуры спортсменов работы любимого скульптора Гитлера Арно Брекера, а также – пробитый снарядом в 1945 году олимпийский колокол со свастикой и надписью по юбке: "Олимпийские игры в Берлине. Я зову молодежь мира" (колокол с изображением имперского орла, держащего в когтях пять колец Олимпиады, был официальным символом летних Игр в Берлине).
Одновременно с рождением традиции транспортировки огня эстафетой родилась и другая традиция – попыток помешать эстафете и затушить огонь. В Вене местные нацисты пытались сорвать эстафету, требуя от немецкого правительства скорее присоединить Австрию к единому рейху. В Чехии же, наоборот, антинемецки настроенные граждане напали на эстафету в Праге и затушили огонь на некоторое время (через два года немецкие войска вошли в Прагу).
Эстафета с олимпийским огнем не была единственной попыткой нацистов установить новые ритуалы международного спорта. Так, вместе с золотой медалью победителям соревнований вручалось по дубовому венку и по саженцу дуба в керамическом горшке с надписью: "Расти в честь победы – и зови к новым делам". Идея нацистов заключалась в том, чтобы спортсмены из других стран увозили к себе в страну саженцы дерева, являвшегося символом Германии. Хотя многие спортсмены отлично исполнили эту задумку (например, чемпион в ходьбе на 50 км британец Харольд Уитлок посадил саженец дуба во дворе своей бывшей школы), на последующих Играх она не реализовывалась.
Вполне возможно, что на следующих Олимпийских играх нацисты придумали бы еще какую-то традицию, которая бы затем стала неотъемлемой частью олимпийских ритуалов. Дело в том, что после зимних и летних Игр 1936 года Германия сразу же получила еще одну Олимпиаду – зимнюю Олимпиаду 1940 года. Ее вначале планировалось провести в Саппоро, но из-за японско-китайской войны МОК решил отдать ее немцам. Подготовка к Олимпиаде в городе, который только что принимал зимние Игры 1936 года, шла полным ходом вплоть до осени 1939-го, когда после нападения Германии на Польшу Международный олимпийский комитет решил вообще отменить проведение Игр, до которых оставалось всего четыре месяца.

Церемония зажжения олимпийского огня в Олимпии и эстафета с передачей факела пережила и войну, и возрождение олимпийского движения и является сегодня неотъемлемым ритуалом любых Игр.

https://slon.ru/world/olimpiyskiy_ogon_ott_apollona_cherez_gebbelsa-1000474.xhtml

http://nnm.me/blogs/alexanderask/olimpiyskiy-ogon-prekrasnaya-ideya-doktora-gebelsa/

http://amarok-man.livejournal.com/739682.html - цинк


http://colonelcassad.livejournal.com/2863514.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
татьяна_магаева

ОЛИМПИАДА В НАЦИСТКОЙ ГЕРМАНИИ. БЕРЛИН – 1936

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 19:41 (ссылка)

Это цитата сообщения Бахыт_Светлана Оригинальное сообщение






Олимпиада в нацисткой Германии. Берлин – 1936




Среди всех торжественных нацистских мероприятий пожалуй самым пышным и зрелищным стала берлинская Олимпиада 1936 года.



Исторический берлинский стадион сегодня многими воспринимается не столько как арена спортивных баталий, сколько как монументальное напоминание о эпохе нацизма. Именно здесь, на «Олимпиаштадион», Гитлер провел грандиозную пропагандистскую акцию и под помпезную музыку Рихарда Вагнера открыл Летние Олимпийские игры 1936 г. на глазах у 100-тысячной толпы. Именно здесь, к досаде фюрера, чернокожий американский атлет Джесси Оуэнз завоевал четыре золотые медали, подвергнув тем самым сомнению миф о превосходстве арийской расы. Именно здесь два года спустя англичане встречались с немецкой сборной по футболу, и во время исполнения гимна Германии им пришлось подчиниться политическим требованиям и отдать салют фюреру. Но англичане отомстили за это унижение, выиграв со счетом 6:3.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
garri190263

Украина, нацисты и Бандера

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 18:55 (ссылка)


Современные бандеровцы доказывают, что Бандера не сотрудничал с нацистами и чуть ли не является "жертвой нацистского режима". А вот пожалуйста: газета "Украйынськэ слово" за 24 июля 1941 г. Заметьте, все газеты на оккупированных территориях издавались геббельсовскими отделами пропаганды под жесткой военной цензурой. И - ба! - чей это портрет у нас на первой странице? Жертвы нацистского режима, надо полагать?



А если кого портрет не убедит, вот и цитата оттуда же. Это из репортажа с торжественного собрания в Станиславе (нонче Ивано-Франковск). Докладчик заявил: "Немецкая армия под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в мире и помогает нам создать Украинскую Державу, которая будет сотрудничать вместе с социал-националистической Великой Германией". Кстати, обратите внимание: нынешние бандеровцы называют себя "социал-националистами", заявляя, что это не имеет ничего общего с "национал-социализмом". Но нацистскую Германию классические бандеровцы называли так же - "социал-националистической".



Ну, а собрание закончилось возгласами в честь "ОУН и ее Лидера Степана Бандеры, фюрера Германии Адольфа Гитлера, регента Венгрии Хорти, немецкой и союзных армий". Не сотрудничали, говорите? Как же, как же...



5934823_1 (671x700, 377Kb)



5934823_2 (351x546, 230Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
merlinwebdesigner

Крым - Полтора миллиона причин быть Россией

Суббота, 23 Июля 2016 г. 21:43 (ссылка)


КРЫМ



3996605_Krim_by_America_by_MerlinWebDesigner1_1 (250x250, 36Kb)



Полтора миллиона причин для воссоединения Крыма с Россией.



Таково число крымчан, проголосовавших за присоединение к России.



От кандидатов обеих американских партий (и республиканцев, и демократов) идёт масса пропаганды относительно Крыма.



Однако я сам? - аналитик-исследователь, и когда у меня под рукой есть реальные цифры, я предпочитаю обращаться к этим цифрам. Памятуя об этом, давайте рассмотрим цифры по Крыму. По большей части в хронологическом порядке.



3996605_Read_More (223x52, 4Kb)


   



Share        Subscribe


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

"Украинский день сурка" в прессе ОУН

Пятница, 23 Июля 2016 г. 01:13 (ссылка)

Шустерам на заметку.
Ровно 75 лет назад, 22 июля 1941 г., газета украинских нацистов "Украйынськэ слово", издававшаяся в Станиславе (ныне Ивано-Франковск), радостно рассказала о кардинальных изменениях на предприятиях Галичины после прихода немцев. В первую очередь, это, конечно, уничтожение советских памятников и замена их на трезубцы и бюсты Петлюры и Коновальца (да-да, того самого, которого сегодня чтил Савик Шустер, посетивший "школу сержантов им. Коновальца"). А во вторую очередь, это изгнание с предприятий всех евреев. И кстати (что тоже показательно), в числе первых в этом смысле отметилась Львовская шоколадная фабрика!

И тут же помещен рассказ о чествовании немецких и венгерских оккупантов в Станиславе: "Из грудей ежеминутно срывается: "Слава Украинской Державе, вождю Бандере, Организации У.Н. (ОУН то есть), великому фюреру немецкого народа Адольфу Гитлеру, союзной мадьярской армии". И тут же - минута молчания в честь того же Коновальца.
Мне интересно, Шустера сегодня в "школе имени Коновальца" зиговать учили?





http://varjag-2007.livejournal.com/10344710.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Командир полка МВД "Азов" обещает "нивелировать шабаш верующих", "якобы представляющих Украину"

Пятница, 22 Июля 2016 г. 14:24 (ссылка)



Вот этих людей команди полка МВД "Азов" нацист Билецкий называет врагами Украины и обещает выгнать с Украины или "нивелировать":
















http://varjag-2007.livejournal.com/10341743.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

До последнего дня жизни Павел Шеремет отстаивал в СМИ интересы "Азова" и других нацистов

Среда, 21 Июля 2016 г. 03:16 (ссылка)



Сегодня утром в Киеве неизвестные подорвали автомобиль журналиста Павла Шеремета (куда он ехал на нём — будет сказано далее). Пока следствие занято расследованием, предлагаю вспомнить, чем же занимался погибший на ниве своей профессиональной деятельности.

Широкую известность Павел Шеремет получил 19 лет назад — в июле 1997 года, когда, будучи заведующим белорусским бюро Общественного российского телевидения (контролируемого на тот момент бизнесменом Борисом Березовским), был задержан спецслужбами Белоруссии при попытке перейти литовско-белорусскую границу. Цель особо и не скрывалась — попытаться показать "прозрачность" этой границы и тем самым поставить под вопрос целесообразность создания союзного государства.

Я хорошо помню, как буквально каждые новости ОРТ выходили с материалами про этого "узника режима Лукашенко". Шеремет провёл под арестом около трёх месяцев и был депортирован в Россию, где затем принимал участие в деятельности либеральной оппозиции (например, в 2006 году вместе с Никитой Белых и Людмилой Алексеевой выступил соучредителем "Российского антифашистского фронта"), правда, особой известности на этом поле не снискал.

В 2014 году Шеремет перебрался в Киев и сумел получить здесь, работая на промайданном сайте "Украинская правда", определённое громкое реноме — и отнюдь не пикетами у посольства России по поводу убийства своего давнего знакомого Бориса Немцова, и не фильмом, посвящённым этому российскому либеральному политику.

В том, что они дружили, не было ничего удивительного: они ведь были действительно похожи, пишет сегодня на сайте "Медузы" знакомая Шеремета журналистка Екатерина Гордеева, добавляя, что "биография Павла Шеремета — это, безусловно, история... верности убеждениям". Кстати, Алексей Навальный сегодня сообщил, что в 2015 году Шеремет приезжал в Москву на марш памяти Немцова, добавив, что "Павел был отличным журналистом и вообще хорошим человеком".

Почему-то именно Шеремету 17 июня 2014 года дал своё первое интервью командир батальона "Азов" Андрей Билецкий, который ранее старательно избегал внимания массмедиа в связи со своим неонацистским прошлым. Интервью, кстати, было в высшей степени комплиментарным.

Пиаром "Азова" в массмедиа Шеремет занимался до самой своей кончины — последний его пост в блоге на сайте "Украинской правды" был посвящён угрозе "зачистки" базы этой части в связи с причастностью её бойцов к серии вооружённых налётов на банки и машины инкассаторов.

— Горячие головы из высшего руководства призывали направить в Урзуф спецназ и штурмовать базы "Азову" в поисках вещдоков. В Киеве на аэродроме уже держали под парами два самолёта, — тревожно писал Шеремет. — Но нужно отдать должное руководителю СБУ Василию Грицаку... хватило ума и выдержки не доводить ситуацию до кровавого абсурда.

Интересно, что в зеркале блога Шеремета на другом популярном украинском интернет-ресурсе была гордо размещена его фотография с изображающими "V" пальцами на фоне знамени "Азова", сделанная летом 2014 года журналистами AFP в расположении этой части.

— Мы потеряли одного из немногих друзей в украинской журналистике, — откровенно заявила сегодня пресс-служба "Азова". — В условиях информационной блокады в отношении нашего движения Павел не боялся писать о нас: благодаря ему интернет-издание "Украинская правда" начало серию репортажей о сержантской школе им. Евгения Коновальца. Сегодня утром Павел Шеремет должен был освещать акцию "Азова" в поддержку шахтёров.

Не менее преданно обслуживал Шеремет интересы праворадикалов и в российских СМИ.

— В принципе, никто, конечно, не льёт слёз по поводу Калашникова и Бузины, поскольку они наделали в своей жизни много всяких грехов, — говорил он 17 апреля 2015 года в эфире телеканала "Дождь". — До последнего момента эта пресловутая "пятая колонна" — только уже здесь, в Украине, враги Украины, пророссийски настроенные силы, — они действовали открыто, дерзко, публично проявляя ненависть к тому государству, гражданами которого они являются. И публично занимались подрывной деятельностью. Конечно, часто люди обращались к государству: что, в конце-то концов, можете вы навести порядок? Но не могут открыто работать средства массовой информации, которые тайно финансируются из России или тайно или явно финансируются теми людьми, которые находятся в международном розыске. Это тоже была проблема, на которую обращали внимание и которая могла подтолкнуть каких-то радикалов, неадекватных людей вот к таким провокационным действиям.

Ещё один интересный момент — деятельность сайта "Белорусский партизан", созданного в 2005 году по инициативе Шеремета "для свободного и открытого обмена информацией".

До последнего дня... Шеремет писал о том, что происходит в Беларуси на своём сайте "Белорусский партизан", — свидетельствует Гордеева (в общем-то, это секрет Полишинеля: адрес сайта был прописан в профиле аккаунта Шеремета в соцсети Twitter, он регулярно размещал там ссылки на публикации на этом интернет-ресурсе).



Руководят школой сержантов полка "Азов" инструкторы из Грузии pic.twitter.com/mKdy0e0mso

— Павел Шеремет (@pavelsheremet) 17 апреля 2016 г.



С лета 2014 года "Белорусский партизан" занимался откровенной пропагандой для жителей Белоруссии — как украинских праворадикалов, так и воюющих в различных добровольческих батальонах в зоне АТО белорусов (первый такой материал появился 18 июня 2014 года — практически синхронно с интервью Шеремета с Билецким). Но более всего там пиарили и обеляли всё тот же неонацистский "Азов".

В частности, речь идёт о большом интервью с руководителем разведки этой части Сергеем Коротких по кличке Малюта (экс-фюрер организации "Национал-социалистическое общество", объявлен в России в розыск за терроризм) и репортаже о тренировках на базе "Азова" в Киеве, походивший на рекламу такового для граждан Белоруссии, которые-де могут приехать, набраться опыта и, не привлекая к себе внимания КГБ, вернуться домой.

Паша часто говорил, что чувствует себя хорошо, свободно и безопасно в Киеве, куда вначале приезжал работать "вахтенным методом", а потом перебрался насовсем и даже выучил украинский язык, рассказывает Гордеева.

Ему было комфортно там, пока праворадикалы без стеснения и препон убивали где-то рядом пророссийских деятелей, которых Шеремет затем клеймил как "пятую колонну", занятую "подрывной деятельностью". Но затем вдруг что-то пошло не так.



http://varjag-2007.livejournal.com/10337461.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

До последнего дня жизни Павел Шеремет отстаивал в СМИ интересы "Азова" и других нацистов

Среда, 21 Июля 2016 г. 03:16 (ссылка)



Сегодня утром в Киеве неизвестные подорвали автомобиль журналиста Павла Шеремета (куда он ехал на нём — будет сказано далее). Пока следствие занято расследованием, предлагаю вспомнить, чем же занимался погибший на ниве своей профессиональной деятельности.

Широкую известность Павел Шеремет получил 19 лет назад — в июле 1997 года, когда, будучи заведующим белорусским бюро Общественного российского телевидения (контролируемого на тот момент бизнесменом Борисом Березовским), был задержан спецслужбами Белоруссии при попытке перейти литовско-белорусскую границу. Цель особо и не скрывалась — попытаться показать "прозрачность" этой границы и тем самым поставить под вопрос целесообразность создания союзного государства.

Я хорошо помню, как буквально каждые новости ОРТ выходили с материалами про этого "узника режима Лукашенко". Шеремет провёл под арестом около трёх месяцев и был депортирован в Россию, где затем принимал участие в деятельности либеральной оппозиции (например, в 2006 году вместе с Никитой Белых и Людмилой Алексеевой выступил соучредителем "Российского антифашистского фронта"), правда, особой известности на этом поле не снискал.

В 2014 году Шеремет перебрался в Киев и сумел получить здесь, работая на промайданном сайте "Украинская правда", определённое громкое реноме — и отнюдь не пикетами у посольства России по поводу убийства своего давнего знакомого Бориса Немцова, и не фильмом, посвящённым этому российскому либеральному политику.

В том, что они дружили, не было ничего удивительного: они ведь были действительно похожи, пишет сегодня на сайте "Медузы" знакомая Шеремета журналистка Екатерина Гордеева, добавляя, что "биография Павла Шеремета — это, безусловно, история... верности убеждениям". Кстати, Алексей Навальный сегодня сообщил, что в 2015 году Шеремет приезжал в Москву на марш памяти Немцова, добавив, что "Павел был отличным журналистом и вообще хорошим человеком".

Почему-то именно Шеремету 17 июня 2014 года дал своё первое интервью командир батальона "Азов" Андрей Билецкий, который ранее старательно избегал внимания массмедиа в связи со своим неонацистским прошлым. Интервью, кстати, было в высшей степени комплиментарным.

Пиаром "Азова" в массмедиа Шеремет занимался до самой своей кончины — последний его пост в блоге на сайте "Украинской правды" был посвящён угрозе "зачистки" базы этой части в связи с причастностью её бойцов к серии вооружённых налётов на банки и машины инкассаторов.

— Горячие головы из высшего руководства призывали направить в Урзуф спецназ и штурмовать базы "Азову" в поисках вещдоков. В Киеве на аэродроме уже держали под парами два самолёта, — тревожно писал Шеремет. — Но нужно отдать должное руководителю СБУ Василию Грицаку... хватило ума и выдержки не доводить ситуацию до кровавого абсурда.

Интересно, что в зеркале блога Шеремета на другом популярном украинском интернет-ресурсе была гордо размещена его фотография с изображающими "V" пальцами на фоне знамени "Азова", сделанная летом 2014 года журналистами AFP в расположении этой части.

— Мы потеряли одного из немногих друзей в украинской журналистике, — откровенно заявила сегодня пресс-служба "Азова". — В условиях информационной блокады в отношении нашего движения Павел не боялся писать о нас: благодаря ему интернет-издание "Украинская правда" начало серию репортажей о сержантской школе им. Евгения Коновальца. Сегодня утром Павел Шеремет должен был освещать акцию "Азова" в поддержку шахтёров.

Не менее преданно обслуживал Шеремет интересы праворадикалов и в российских СМИ.

— В принципе, никто, конечно, не льёт слёз по поводу Калашникова и Бузины, поскольку они наделали в своей жизни много всяких грехов, — говорил он 17 апреля 2015 года в эфире телеканала "Дождь". — До последнего момента эта пресловутая "пятая колонна" — только уже здесь, в Украине, враги Украины, пророссийски настроенные силы, — они действовали открыто, дерзко, публично проявляя ненависть к тому государству, гражданами которого они являются. И публично занимались подрывной деятельностью. Конечно, часто люди обращались к государству: что, в конце-то концов, можете вы навести порядок? Но не могут открыто работать средства массовой информации, которые тайно финансируются из России или тайно или явно финансируются теми людьми, которые находятся в международном розыске. Это тоже была проблема, на которую обращали внимание и которая могла подтолкнуть каких-то радикалов, неадекватных людей вот к таким провокационным действиям.

Ещё один интересный момент — деятельность сайта "Белорусский партизан", созданного в 2005 году по инициативе Шеремета "для свободного и открытого обмена информацией".

До последнего дня... Шеремет писал о том, что происходит в Беларуси на своём сайте "Белорусский партизан", — свидетельствует Гордеева (в общем-то, это секрет Полишинеля: адрес сайта был прописан в профиле аккаунта Шеремета в соцсети Twitter, он регулярно размещал там ссылки на публикации на этом интернет-ресурсе).



Руководят школой сержантов полка "Азов" инструкторы из Грузии pic.twitter.com/mKdy0e0mso

— Павел Шеремет (@pavelsheremet) 17 апреля 2016 г.



С лета 2014 года "Белорусский партизан" занимался откровенной пропагандой для жителей Белоруссии — как украинских праворадикалов, так и воюющих в различных добровольческих батальонах в зоне АТО белорусов (первый такой материал появился 18 июня 2014 года — практически синхронно с интервью Шеремета с Билецким). Но более всего там пиарили и обеляли всё тот же неонацистский "Азов".

В частности, речь идёт о большом интервью с руководителем разведки этой части Сергеем Коротких по кличке Малюта (экс-фюрер организации "Национал-социалистическое общество", объявлен в России в розыск за терроризм) и репортаже о тренировках на базе "Азова" в Киеве, походивший на рекламу такового для граждан Белоруссии, которые-де могут приехать, набраться опыта и, не привлекая к себе внимания КГБ, вернуться домой.

Паша часто говорил, что чувствует себя хорошо, свободно и безопасно в Киеве, куда вначале приезжал работать "вахтенным методом", а потом перебрался насовсем и даже выучил украинский язык, рассказывает Гордеева.

Ему было комфортно там, пока праворадикалы без стеснения и препон убивали где-то рядом пророссийских деятелей, которых Шеремет затем клеймил как "пятую колонну", занятую "подрывной деятельностью". Но затем вдруг что-то пошло не так.



http://varjag-2007.livejournal.com/10337461.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Нацисты-уголовники из "Азова" обещают новый украинский порядок

Вторник, 20 Июля 2016 г. 01:49 (ссылка)

Вот такими плакатами в Марганце Днепропетровской области все столбы увешаны. "Азов" обещает навести "новый украинский порядок"...

После нападения на инкассаторов и признания следствия, что ограбление и убийство инкассаторов курировало непосредственно руководство “Азова”, смотрится вообще как трэш и угар!





http://varjag-2007.livejournal.com/10332970.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Ограбление и убийство инкассаторов в Запорожье курировало непосредственно руководство “Азова” -

Вторник, 20 Июля 2016 г. 00:39 (ссылка)

Выявленные СБУ факты систематического ограбления инкассаторов ОПГ из числа бойцов полка Нацгвардии “АЗОВ” происходили не по личной инициативе отдельных бойцов, а по указанию руководства полка.

Об этом сообщило украинское издание “Дорожный контроль” со ссылкой на источник в следствии, который занимается расследованием данного преступления.

Напомним, что 15 июля, на трассе Пологи-Орехов бойцы “АЗОВА” пытались ограбить инкассаторов Ощадбанка.

О планах грабителей знали в СБУ и организовали засаду. Во время задержания, один из нападавших был убит, двое получили тяжелые ранения.

01

02

03

Позже, глава СБУ Василий Грицак сообщил, что на счету банды как минимум 10 эпизодов нападений на инкассаторов и банки. Глава полка “АЗОВ”, народный депутат Андрей Билецкий ( известный в нацистских кругах под псевдо “Белый Вождь”) заявил, что “АЗОВ” полностью сотрудничает со следствием.

Однако, источник “Дорожного контроля” сообщает другую информацию. После задержания банды 15 июля, руководство “АЗОВ” обьявило полную мобилизацию своих сил в Мариуполе. Была поставлена задача – заблокировать доступ правоохранительных органов к базе “АЗОВа”. “Только после привлечения двух бригад аэромобильных войск “Альфы” и предупреждения, что будет открыт огонь, азовцы сложили оружие”, – сообщает источник.

Во время обыска, было обнаружено много неучтенного оружия и больше суммы денежных средств. Источник в следствии сообщает, что деньги полученные от многочисленных грабежей передавались народному депутату Андрею Билецкому, который отдавал их непосредственно главе МВД Арсену Авакову. Напомним, что Аваков и его советник Антон Геращенко являются создателями полка “АЗОВ”.

Вместе с тем, утверждает издание, расследование уголовное дело против “АЗОВа” может быть заблокировано главный военным прокурором Анатолием Матиосом, который полностью контролируется Арсеном Аваковым.

Также, по указанию Анатолия Матиоса, не расследуется уголовное производство в отношении бывшего командира из “АЗОВА” Вадима Трояна, который на данный момент занимает должность заместителя главы Национальной полиции Украины. Ранее “Дорожный контроль” публиковал видео, как Троян и Чеботарь обсуждали вопрос, как собирать поборы с ГАИ, УБЕПа и частных предпринимателей. Издание утверждает, что Троян – лучший друг Билецкого и бизнес-партнер Авакова.


http://varjag-2007.livejournal.com/10332767.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Нацисты возле Мгарского монастыря пытались остановить Крестный ход

Понедельник, 18 Июля 2016 г. 23:22 (ссылка)


Сегодня националисты выбрали новую тактику создания помех для Крестного Хода. Теперь одетые в камуфляж люди предпочитают идти во главе религиозного шествия, криками и ругательствами пытаясь заглушить молитвы верующих.

Крестный ход, движущийся из Свято-Успенской Святогорской Лавры, сегодня вновь атакуют правые радикалы. Они поджидали верующих уже на выходе из Мгарского мужского монастыря, где паломники оставались на ночевку.

"Сегодня националисты выбрали новую тактику, – рассказывает архимандрит Иоасаф (Ковецкий), возглавляющий Крестный ход. – Они уже не движутся параллельно с нами, как раньше, а стараются забежать вперед и затормозить наше шествие".


http://varjag-2007.livejournal.com/10328050.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Нацисты возле Мгарского монастыря пытались остановить Крестный ход

Понедельник, 18 Июля 2016 г. 23:22 (ссылка)


Сегодня националисты выбрали новую тактику создания помех для Крестного Хода. Теперь одетые в камуфляж люди предпочитают идти во главе религиозного шествия, криками и ругательствами пытаясь заглушить молитвы верующих.

Крестный ход, движущийся из Свято-Успенской Святогорской Лавры, сегодня вновь атакуют правые радикалы. Они поджидали верующих уже на выходе из Мгарского мужского монастыря, где паломники оставались на ночевку.

"Сегодня националисты выбрали новую тактику, – рассказывает архимандрит Иоасаф (Ковецкий), возглавляющий Крестный ход. – Они уже не движутся параллельно с нами, как раньше, а стараются забежать вперед и затормозить наше шествие".


http://varjag-2007.livejournal.com/10328050.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Нацисты возле Мгарского монастыря пытались остановить Крестный ход

Понедельник, 18 Июля 2016 г. 23:22 (ссылка)


Сегодня националисты выбрали новую тактику создания помех для Крестного Хода. Теперь одетые в камуфляж люди предпочитают идти во главе религиозного шествия, криками и ругательствами пытаясь заглушить молитвы верующих.

Крестный ход, движущийся из Свято-Успенской Святогорской Лавры, сегодня вновь атакуют правые радикалы. Они поджидали верующих уже на выходе из Мгарского мужского монастыря, где паломники оставались на ночевку.

"Сегодня националисты выбрали новую тактику, – рассказывает архимандрит Иоасаф (Ковецкий), возглавляющий Крестный ход. – Они уже не движутся параллельно с нами, как раньше, а стараются забежать вперед и затормозить наше шествие".


http://varjag-2007.livejournal.com/10328050.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 20:41 (ссылка)



И в виде исторической иллюстрации к неудавшейся попытке военного переворота в Турции. Избранные цитаты из отличной книги Роджера Мэнвелла "Июльский заговор".
Думаю вы без труда увидите целый ряд схожих моментов с тем, что произошло в Турции.

— Господин генерал, — сказал Финк, — в Берлине произошел гестаповский путч. Фюрер мертв. Вицлебеном, Беком и Герделером сформировано временное правительство.
Последовало ледяное молчание. Был слышен только слабый шелест листьев, проникавший сквозь полуоткрытые окна. Финк внимательно наблюдал за генералом, не зная, как тот отреагирует на его доклад. К своему немалому облегчению, он понял, что Блюментрит принял сообщение спокойно.
— Я рад, — в конце концов сказал он, — что к руководству пришли именно эти люди. Они обязательно предпримут шаги к мирному урегулированию. — После длительной паузы он спросил: — Кто сообщил вам эти новости?
Ответ у Финка был готов.
— Военный губернатор, — сказал он.
Больше у Блюментрита вопросов не было, он только попросил дать ему возможность срочно позвонить в штаб в Ла Рош-Гийон, где временно расположился его командир Клюге, теперь официально совмещавший свои обязанности главнокомандующего с обязанностями Роммеля. Он поговорил со Шпейделем, начальником штаба армейской группировки, который еще три дня назад был штабом Роммеля. Шпейдель сообщил, что Клюге выехал на линию фронта и вернется только вечером.
Генерал не знал, насколько свободно можно разговаривать по телефону, он подозревал, что все телефоны прослушивались гестапо.
— В Берлине произошло много нового, — сказал он, подумал и драматическим шепотом добавил только одно слово: — Мертв.
Шпейдель сразу начал задавать вопросы. Блюментрит, не желая больше ничего говорить, согласился приехать в Ла Рош-Гийон и доложить обо всем Клюге лично. После этого, обсудив несколько общих текущих дел, словно ничего судьбоносного не произошло, Финк отбыл обратно в Париж.
Финк рисковал, заявляя, что узнал новости от военного губернатора Парижа. Он ничего не сказал о кодовых словах, сообщенных по телефону членами движения Сопротивления из Германии. Следовало принимать во внимание страх перед телефоном, который неизбежно усилит создавшаяся чрезвычайная ситуация. Не приходилось сомневаться, что люди предпочтут общаться лично и вести разговоры только с глазу на глаз, во всяком случае до тех пор, пока государственный переворот не совершится официально. Финк вернулся в свой кабинет, намереваясь дождаться развития событий. Он был уверен, что Штюльпнагель располагает той же информацией, что и он сам.
А Штюльпнагель был в полном неведении о происходящем и пребывал в нем до времени возвращения Финка в свой кабинет, то есть примерно до четырех тридцати.
Во второй половине дня все действия были временно приостановлены. Телефон — единственное связующее звено между центрами, в которых ждали информации и инструкций, молчал. В Растенбурге всякая связь с внешним миром была прервана. Пока оказывали первую помощь раненым, Гиммлер и его помощники из числа эсэсовских офицеров собирали показания свидетелей. Все указывало на то, что убийца — Штауффенберг. Чудом уцелевший Гитлер собирался встретиться с Муссолини, который так еще и не прибыл. Штауффенберг находился в воздухе. Он летел на выделенном Вагнером "Хейнкеле" в Берлин. Сердцем и мыслями он был вместе со своими товарищами на Бендлерштрассе, которые, как он предполагал, теперь активно действуют. Около трех часов недалеко от "Хейнкеля", уносящего в Берлин человека, которого Гиммлер назвал преступником, пролетел встречным курсом самолет со следователями гестапо на борту. В Берлине Ольбрихт пребывал в крайнем раздражении из-за потери ценного времени. Он не мог привести в действие план "Валькирия", пока не получил информацию из Растенбурга. В Цоссене и Париже заговорщики с нетерпением ждали приказов, а Фромм и Клюге, чья поддержка, хотя бы и молчаливая, была жизненно важной для достижения успеха, все еще ничего не знали о происходящем.

* * *

Фромм слушал сообщение об обстановке на фронтах, когда доложили о приходе Ольбрихта, и прервал докладчика, чтобы узнать, зачем пожаловал начальник общего управления ОКХ. Не теряя времени, Ольбрихт сообщил, что Гитлер убит. Фромм сразу поинтересовался источником информации. Тогда Ольбрихт сослался на звонок Фельгибеля из Растенбурга.
— Я предлагаю в создавшейся ситуации, — сказал Ольбрихт, — отправить всем командирам армии резерва кодовое слово "Валькирия", установленное для непредвиденных обстоятельств внутри страны, и тем самым передать всю исполнительную власть вооруженным силам.
К несчастью, Фромм не был готов принимать участие в решительных действиях такого рода, во всяком случае, до тех пор пока полностью не прояснит для себя ситуацию. Он сказал, что должен лично переговорить с Кейтелем. Ольбрихт, вполне уверенный в себе и желавший во что бы то ни стало перетянуть своего командира на сторону заговорщиков, сам снял трубку телефона на столе Фромма и попросил срочно соединить его с Растенбургом. Проблем со связью не было, и очень скоро к телефону подошел Кейтель.
— Что случилось в ставке? — спросил Фромм. — В Берлине ходят самые ужасные слухи!
— Какие еще слухи! — возмутился Кейтель. — Здесь все нормально.
— Говорят даже, что фюрера убили!
— Ерунда! — объявил Кейтель. — Покушение было, это правда, но, к счастью, неудачное. Фюрер жив, отделался мелкими царапинами. Но где, скажите на милость, сейчас находится ваш начальник штаба граф фон Штауффенберг?
— Он еще не вернулся.
После этого разговора Фромм понял, что никакие действия не нужны. Ольбрихт не знал, что сказать. Он слышал весь разговор, и все, что ему оставалось делать, это вернуться в свой кабинет и все как следует обдумать. Поскольку первые приказы "Валькирии" уже ушли, он оказался в чрезвычайно затруднительном положении.

* * *

Штауффенберг, который больше всего на свете желал немедленно включиться в работу, взбежал по лестнице в кабинет Ольбрихта и доложил обо всем, что видел собственными глазами. Он клялся, что Кейтель лжет. Гитлер не мог уцелеть. Если он и не погиб на месте, то определенно получил тяжелейшие ранения и теперь доживает свои последние минуты. Переворот должен продолжаться.
Штауффенберг сразу начал действовать. Гелльдорфу было сказано прибыть на Бендлерштрассе. Первые приказы "Валькирии" были отправлены командирам подразделений армии резерва в Германии. А что происходит в Париже? Штауффенберг позвонил Хофакеру, рассказал о страшном взрыве и потребовал, чтобы тот приступил к выполнению своей части плана. Он заверил Хофакера, что переворот развивается полным ходом, в данный момент войска занимают правительственные учреждения. Обрадованный и взволнованный Хофакер тут же направился проинформировать своего командира — генерала Штюльпнагеля.

* * *

Первым заговорил Геринг.
— Мой фюрер! — воскликнул он. — Теперь мы знаем, почему наши победоносные армии отступают на востоке. Они преданы своими генералами. Но моя непобедимая дивизия Германа Геринга исправит положение!
— Мой фюрер! — вступил Дённиц. — Мои люди хотят, чтобы вы были уверены: они будут сражаться до победного конца или погибнут. Теперь, когда генералы отброшены в сторону, цитадель Британии падет!
— Мой фюрер! — вмешался Борман. — Это страшное покушение на вашу драгоценную жизнь сплотило нацию воедино. Саботаж генералов или гражданских лиц больше невозможен. Партия знает свои задачи и будет выполнять их с обновленной энергией.
— Мой фюрер! — не остался в стороне Риббентроп. — Теперь, когда с предателями будет покончено, все изменится. Мои дипломаты на Балканах позаботятся, чтобы все преимущества оказались в наших руках.
Эти изъявления преданности привели к взаимным упрекам. Не обращая внимания на присутствие Муссолини, позабыв о предателях, нацистские лидеры бросали друг другу обвинения, одно тяжелее другого. Адмирал Дённиц упрекнул Геринга в неудачах флота. Геринг атаковал Риббентропа, обвиняя последнего в некомпетентности в ведении дипломатической политики. Причем ответы Риббентропа настолько разозлили шефа люфтваффе, что он обозвал имперского дипломата виноторговцем и даже замахнулся на него своим жезлом. Когда детская перепалка достигла высшей точки, а в окна застучали тяжелые капли дождя, Гитлер неожиданно встал со своего места и дал волю своему гневу, нимало не смущаясь присутствием гостей. Могучая волна неистовства фюрера моментально заставила всех присутствующих позабыть о своих мелких дрязгах. Гитлер безумствовал, призывая все мыслимые кары на головы мужчин и женщин, осмелившихся встать на пути выполнения его священной миссии.
— Я уничтожу, — завывал он, — всех преступников, которые осмелились противопоставить себя Провидению и мне. Эти предатели собственного народа заслуживают страшной смерти, и они ее получат. Все участники заговора сполна заплатят за свое предательство, а также их семьи и родственники. Гнездо гадюк, пожелавших воспрепятствовать величию моей Германии, будет уничтожено раз и навсегда.

* * *


Фромм.

В пять часов Ольбрихт пошел к Фромму второй раз. На этот раз его сопровождал Штауффенберг — начальник штаба Фромма. Ольбрихт с ликованием сообщил командующему армией резерва, который еще не знал, что уже таковым не является, что Штауффенберг был личным свидетелем взрыва и совершенно точно знал, что Гитлер мертв.
— Это невозможно, — сказал Фромм. — Кейтель сказал, что в ставке все в порядке.
— Фельдмаршал Кейтель, как обычно, лжет, — невозмутимо сообщил Штауффенберг. — Я сам видел, как Гитлера вынесли мертвым.
— Поэтому, учитывая сложившуюся ситуацию, мы передали командирам подразделений кодовый сигнал, предусмотренный на случай внутренних беспорядков, — добавил Ольбрихт.
Услышав это, Фромм вскочил, стукнул кулаком по столу и заорал:
— Это самоуправство! Вы нарушаете субординацию! И кто это "мы"? Кто конкретно отдал приказ?
— Мой начальник штаба полковник Мерц фон Квирнгейм.
— Немедленно пришлите его сюда!
Прибывший Квирнгейм не отрицал, что передал кодовые слова, и Фромм поместил его под арест.
Этого Штауффенберг уже не мог вынести. Он решил, что единственный способ повлиять на Фромма — это сказать ему правду. И он решительно поднялся со своего места.
— Генерал Фромм, — заявил он, — я лично привел в действие бомбу во время совещания в ставке Гитлера. Взрыв был такой силы, как будто в помещение попал стопятидесятимиллиметровый снаряд. Никто из находившихся в комнате не мог уцелеть.
Фромм обернулся к Штауффенбергу и проговорил:
— Граф, покушение сорвалось. Вы должны немедленно застрелиться.
— Я не собираюсь делать ничего подобного, — ответствовал Штауффенберг.
— Генерал Фромм, — вмешался Ольбрихт, — надо действовать. Если мы не нанесем удар сейчас, наша страна будет уничтожена навеки.
Фромм внимательно посмотрел на говорившего:
— Ольбрихт, значит ли это, что вы тоже участвуете в перевороте?
— Да, господин генерал, но я не вхожу в ту группу, которая возьмет на себя управление Германией.
— Тогда я официально объявляю, что с этого момента вы трое находитесь под арестом.
— Вы не можете арестовать нас! — воскликнул Ольбрихт. — Очевидно, вы так и не поняли, что происходит и кто находится у власти. Это мы можем вас арестовать.

Окончательно рассвирепев, Фромм выскочил из– за стола и бросился на Ольбрихта с кулаками. Присутствовавшие при этом Клейст и Хефтен синхронно выхватили револьверы и одновременно приставили их к толстому животу Фромма. Тот отступил.
— У вас есть пять минут, чтобы принять решение, — изрек Ольбрихт, и Фромм уступил. Он сник и без возражений под конвоем проследовал в комнату своего адъютанта, где телефонные линии были перерезаны.

* * *

Гепнер, удалившийся в туалет Ольбрихта, чтобы переодеться в военную форму, вышел оттуда полноправным преемником Фромма.. Со свойственной ему пунктуальностью он дождался приезда из Цоссена Вицлебена, чтобы это назначение было закреплено в письменной форме и подписано теневым верховным военным командующим. Однако его первой заботой стало состояние Фромма. От призрака весьма авторитетного командующего не так легко было избавиться. Гепнер сразу направился наверх в помещение, где содержали генерала, предложил ему помощь, извинился за неудобства, которые ему приходится переносить, и заверил, что никто не причинит ему вреда. Он объяснил Фромму, что происходит, и перечислил людей, которые руководят событиями, включая себя.
Эта старомодная куртуазность чрезвычайной ситуации оказалась гибельной. Войска, поддерживающие переворот, едва успели начать движение. На Бендлерштрассе находилась лишь дежурная охрана, никем не усиленная. Когда же Бек, как глава государства, спросил у Ольбрихта, на какую защиту они могут рассчитывать в такой деликатный момент, ответ его полностью обескуражил.
— Кому подчиняются охранники? — поинтересовался Бек в присутствии Гизевиуса. — Что они будут делать, если появится гестапо? Станут ли они вас защищать?
Ольбрихт, с головой погрузившийся в решение текущих вопросов, ответил, что, по его мнению, должны, но точно он не знает. Этот ответ весьма обеспокоил Бека. Его тревога усилилась еще более, когда Вицлебен — теневой командующий объединенными силами, несмотря на вызов, не появился на Бендлерштрассе. Гепнер, побеседовавший с Фроммом, доложил, что бывший командующий армией резерва хочет уйти домой и готов дать слово чести, что не будет предпринимать никаких действий против заговорщиков. Бек был готов его отпустить. Но Гизевиус заявил, что ему не нравится такая мягкость к врагам, отказавшимся присоединиться к перевороту. Его надо не отпускать домой, а расстрелять. Да и что значит слово чести? Он напомнил Штауффенбергу, что тот в свое время тоже давал Фромму слово чести не причинять вред Гитлеру. Штауффенберг пришел в ярость, но тут вмешался Бек и приказал, чтобы Фромм оставался там, где он находится.

* * *


Штауфенберг с женой.

Появившийся Штауффенберг сказал Гизевиусу, что он должен был задержать Пифредера и его людей: они пытались допросить его о событиях в Растенбурге.
Гизевиус пришел в ужас.
— Почему вы сразу же не застрелили этого убийцу? — вскричал он.
— Всему свое время, — ответствовал Штауффенберг.

— Но, Штауффенберг, этот человек не может оставаться здесь и наблюдать за всем происходящим. А если он сбежит?
Гизевиус видел, что Штауффенберг забеспокоился, и потребовал, чтобы полковник больше не ждал прибытия солдат в город, а сформировал отряд офицеров из числа находящихся на Бендлерштрассе офицеров, чтобы убить Геббельса и шефа гестапо Мюллера. Штауффенберг согласился с тем, что эту идею стоит рассмотреть, хотя его планы переворота были связаны с немедленным входом в Берлин войск для занятия правительственных учреждений и гестапо.

* * *

Неуверенность и неопределенность действий чувствовалась во всем рейхе. Аресты, предусмотренные приказами, были проведены в Мюнхене и частично в Вене. Но в большинстве случаев армейские командиры, независимо от того, что они обещали по телефону Штауффенбергу или Беку, вовсе не стремились обострять отношения с войсками СС и местными нацистскими гаулейтерами. Приказы Вицлебена подоспели примерно в то же время, что и объявление по радио о неудаче покушения. Поэтому, какими бы ни были взаимоотношения между армией и местными партийными чиновниками, последовал период затишья. В Гамбурге, где гаулейтер Карл Кауфман и командир армейского подразделения были близкими друзьями, они весь вечер просидели вместе и шутили на тему, кто кого должен арестовать — поступающие друг за другом приказы были слишком противоречивыми.

* * *


Затем Бек перешел к делу.
— Клюге, вы должны немедленно и совершенно открыто перейти на нашу сторону.
Но пока Бек говорил, в кабинет Клюге вошел его адъютант и положил на стол запись радиосообщения, переданного в шесть сорок пять. Клюге пробежал глазами текст, задержавшись на фразе "Фюрер серьезно не пострадал, получив лишь легкие ожоги и царапины. Он немедленно возобновил работу и…"

Не упоминая о том, что он видел текст радиосообщения, Клюге перебил Бека.
— Какова реальная ситуация в ставке фюрера? — настойчиво проговорил он.
И снова честность Бека не позволила ему солгать. Он признал, что существуют некоторые сомнения относительно происшедшего в Растенбурге.
— Да какая разница, — в конце концов возмутился он, — если мы уже начали действовать?
— Да, но…
— Клюге, я спрашиваю у вас лишь то, что действительно имеет значение. Одобряете ли вы то, что мы здесь начали, и готовы ли вы подчиняться моим приказам?

Клюге колебался. Текст переданного по радио сообщения лежал перед его глазами.
А Бек продолжал настаивать:
— Клюге, вы не должны сомневаться. Вспомните, о чем мы не так давно говорили и к каким решениям пришли. Я спрашиваю вас еще раз, будете ли вы подчиняться моим приказам?
Но Клюге одолевали дурные предчувствия. Поразмыслив, он ответил:
— Я должен посоветоваться со своими офицерами. Перезвоню через полчаса.

* * *


Вицлебен прибыл около семи тридцати. Его физиономия была красной от ярости. В руке он держал маршальский жезл. Все присутствующие встали и щелкнули каблуками. Даже Штауффенберг отдал честь вошедшему.
— Что здесь творится? — заорал Вицлебен, но тут заметил Бека. К чести теневого главнокомандующего объединенными силами, он все же выказал некоторое уважение к генералу — теневому регенту Германии. — Разрешите доложить о прибытии, господин генерал, — сказал он и сразу отвел Бека и Штауффенберга в сторону для беседы, которая очень быстро переросла во взаимный обмен упреками. В соседней комнате переругивались Ольбрихт и Гепнер.
— В любом перевороте не обойтись без риска.
— Начинать путч стоит, только если существует по крайней мере девяностопроцентная вероятность удачного исхода.
— Ерунда! Пятидесяти одного процента вполне достаточно…


* * *

Ему удалось связаться со Штиффом довольно легко, при этом он даже не подозревал, насколько оказался близок к сердцу заговора. Но после того, как бомба не выполнила свою работу и фюрер остался жив, Штифф отмежевался от заговора. Он всячески старался обезопасить себя, утверждая, что Гитлер, безусловно, жив, а сообщение по радио — чистая правда.
— Откуда вы взяли эту ерунду о смерти фюрера? — поинтересовался он.
— Получили сообщение по телетайпу, — ответил, взяв трубку, Клюге.
— Нет, нет, — убежденно заверил Штифф. — Гитлер жив и здоров.
Клюге больше не сомневался. Все было кончено.
— Чертова игрушка сработала вхолостую, — сказал он и пожал плечами.

* * *



Рано утром атмосфера оставалась чрезвычайно напряженной. Ни Геббельс, ни Гиммлер не испытывали уверенности в том, что владеют ситуацией. Они только знали, что покушение на жизнь фюрера являлось частью заговора, корни которого пока еще не были обнаружены. Никто точно не знал, какие силы стоят за взрывом в Растенбурге, и приходилось постоянно опасаться, что в ближайшие часы может последовать еще одно покушение. Генералы, командовавшие армиями на Восточном и Западном фронтах, являлись еще одним неопределенным фактором. Геббельс мог только предполагать, насколько серьезно они замешаны в заговоре. Но время шло, и вместе с этим росло его убеждение, что ответственные за неудачный заговор не могут тягаться с ним — быстрым, умным, беспощадным.
— Это была телефонная революция, — сказал он своим помощникам, — которую мы подавили несколькими винтовочными выстрелами. Но если бы у наших противников было чуть больше опыта, энергии и решительности, винтовки были бы уже бесполезны.

Ровно в четыре часа утра допросы завершились.
— Господа, — объявил Геббельс, — путч окончен. — Он проводил Гиммлера к машине и крепко пожал ему руку.
Обратно в дом он вернулся очень довольный. В сопровождении своей правой руки — Наумана и фон Овена — он медленно поднимался по лестнице и помпезно вещал, часто делая паузы, чтобы подчеркнуть сказанное. У дверей своих личных апартаментов он ненадолго присел на низкий столик и покачал в воздухе ногой.
— Это было как гроза, после которой воздух стал чище, — сказал он и оперся локтем на бронзовый бюст Гитлера. — Когда после полудня начали поступать ужасные новости, кто мог надеяться, что все окончится так быстро и так благополучно? Ведь были моменты, когда ситуация казалась угрожающей. За то время, что я рядом с фюрером, это уже шестое покушение на его жизнь. Но ни одно из предыдущих не было таким опасным. Если бы заговорщики добились успеха, мы бы с вами сейчас здесь не сидели, в этом у меня нет ни малейших сомнений.
Геббельс зло высмеял всех заговорщиков, кроме Штауффенберга.
— Что за человек! — восхищенно воскликнул он. — Мне его почти жаль. Какое потрясающее хладнокровие! Какой ум! Какая железная воля! Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

* * *

В штабах различных военных подразделений, расположенных в Париже и его окрестностях, заступившие на ночное дежурство офицеры присматривались к непонятной ситуации с кошачьей осторожностью. Когда дежурный из штаба командования военно-воздушных сил позвонил дежурному в штабе генерала Оберга, командиру частей СС, он с немалым удивлением услышал ответ: "Сегодня связи нет". После этих коротких слов линия разъединилась. Служебные телефоны беспрестанно трезвонили, накрывая Париж невидимой сетью, сотканной из вопросов, на которые не было ответов, и ситуация не прояснялась. Увертки, уклончивость и недоговоренность в ту ночь стали нормой. Так продолжалось до тех пор, пока около часа ночи адмирал Кранке, самый решительный нацист из всех парижских командиров, решил, что Клюге больше нельзя доверять. Ведь тот являлся частью проклятой армии и определенно избегал всяческих контактов с ним. Терпение адмирала истощилось, и он поднял по тревоге военно-морские силы, находившиеся под его командованием. Эти люди, сказал он Юнгеру, очень скоро освободят Оберга, если этого не сделает сам Штюльпнагель.
Находившийся в отеле "Рафаэль" Штюльпнагель понимал, что его конец близок. Позвонил Юнгер и сообщил об угрозах Кранке, а стоящий рядом Бойнебург требовал какого-нибудь решения. Следует освободить Оберга или нет? Кранке, ярость которого требовала выхода, теперь обрушился на Линстова по телефону "Рафаэля". Это скандал! Немцы идут на немцев на улицах Парижа! В конце концов Штюльпнагеь сдался и приказал освободить пленных. При этом он добавил, чтобы Оберга привезли в "Рафаэль" для беседы. Линстов быстро свернул свой разговор с адмиралом, сказав, что в морских пехотинцах нет необходимости и что освободить арестованных распорядился лично Штюльпнагель.
На долю Бойнебурга выпала весьма опасная дипломатическая миссия восстановить власть СС в Париже. Он вошел в номер отеля "Континенталь", где содержались Оберг и его люди. С моноклем в глазу и улыбкой на физиономии он подошел к Обергу и отдал ему честь гитлеровским приветствием.
— Господа, — сказал он, — у меня для вас хорошие новости. Вы свободны. — И пока преимущество было еще на его стороне, он передал негодующему Обергу приглашение Штюльпнагеля встретиться с ним в отеле "Рафаэль".
Было два часа ночи. Оберг, вознамерившийся во что бы то ни стало получить объяснения, засунул возвращенный ему пистолет в кобуру и зашагал рядом с Бойнебургом к отелю "Рафаэль", а его офицеры поспешили снова водвориться в своих владениях. По правде говоря, Оберг не был тяжелым человеком, и с ним вполне можно было договориться. Он даже обменялся рукопожатием со Штюльпнагелем, когда тот объяснил ему, что задержание было ошибочным, хотя и имело благую цель — защитить его от враждебных действий. Поверил в это Оберг или нет, остается неизвестным, но, во всяком случае, он не отказался смыть все недоразумения предложенным ему шампанским. Конечно, немцы не должны драться с немцами на чужой земле. В переполненной комнате снова зазвучали громкие голоса и смех, и, когда в три часа в Париж прибыл Блюментрит, чтобы по приказу Клюге принять дела у Штюльпнагеля, освобожденного от своей должности, он с изумлением увидел, что Оберг, Штюльпнагель и Бойнебург пьют шампанское, словно старые друзья. Блюментриту тоже налили. Только Хофакер исчез. Он больше не мог вынести напускную веселость, за которой маячил лик смерти. Он потихоньку ускользнул, переговорил со своим другом Фалькенхаузеном и поспешил упаковать немногочисленные пожитки, лихорадочно обдумывая план спасения. Блюментрит, человек по натуре добродушный, очень обрадовался, что дело разрешилось миром. Он вполне мог бы сгладить острые углы и постараться, чтобы происшедшее обошлось без последствий. Но Клюге, как и Фромм в Берлине, уже принял меры самозащиты, которые, по его мнению, должны были ликвидировать неопределенность его положения. Он отправил подробный отчет о деятельности Штюльпнагеля Гитлеру. Но фельдмаршалу, как и Фромму, не повезло: благодаря собственной моральной трусости он оказался скомпрометированным и в глазах нацистов, и в глазах заговорщиков.



* * *

После неудачной речи Гитлера рано утром в пятницу Геббельсу и Гиммлеру было предоставлено решить, что именно нацисты пожелают довести до сведения внешнего мира о событиях 20 июля. После визита в Растенбург Геббельс 26 июля произнес по радио весьма искусную речь, в которой максимально использовал новые полномочия, данные ему накануне фюрером, назначившим его ответственным за ведение тотальной войны. Министр пропаганды получил приказ поставить под ружье новую армию численностью миллион человек. Он говорил о "жестоком ударе исподтишка", нанесенном фюреру Штауффенбергом, которого назвал "злобным и порочным человеческим существом", собравшим вокруг себя "ничтожную кучку предателей". Позор, павший из-за этого на весь народ, необходимо смыть подъемом активности на фронтах войны. Это был заговор, заявил он, "подготовленный в стане врага", хотя для закладки бомбы британского производства рядом со священной особой Гитлера были использованы "презренные ублюдки, носившие немецкие имена". "После всего этого, — вдохновенно вещал Геббельс, — я могу сказать только одно: если избавление фюрера от страшной опасности не является чудом, тогда на свете больше нет чудес. <…> Мы можем быть уверены, что Всевышний не мог проявить нам свою волю яснее, чем посредством чудесного спасения фюрера". В узком кругу он говорил: "Понадобилась бомба под задницей, чтобы фюрер стал видеть очевидное".

* * *


Фрейслер

"Фрейслер. Правда ли, что, когда мы в октябре 1943 года отступали от Днепра, подлый душегуб (Mordbude) граф фон Штауффенберг потребовал, чтобы вы присоединились к нему, и вы не отказались?
Штифф. Он приходил поговорить со мной, и я не отказался.
Фрейслер. Правда ли, что вы не отказались, потому что захотели урвать свой кусок пирога?
Штифф. Да.
Фрейслер. Именно так вы сказали полиции. И вы урвали свой кусок пирога, вот только подавились им. И при этом навеки запятнали свое честное имя. Это, надеюсь, вы понимаете?
Штифф. Я могу только сослаться на заявление, в котором указал свои мотивы.
Фрейслер. Вы поняли, что я сказал?
Штифф. Да, и все же хотел бы сослаться на упомянутое заявление.
Фрейслер. Вы можете ссылаться на него до посинения. Сейчас имеет значение лишь то, что вы нарушили клятву, изменили присяге верности национал-социализму…
Штифф (перебивает). Я присягал на верность немецкому народу".
Фрейслер не мог снести того, что его нагло перебили. Возвысив голос, он громогласно объявил, что немецкий народ и фюрер едины в глазах всех, за исключением разве что таких ублюдков, как Штифф. Затем Фрейслер красочно расписал, как заговор со временем рос и ширился и как Штифф оказался неразрывно связанным с гнусным убийцей Штауффенбергом.
"Фрейслер. Знали вы или нет до 20 июля, что Штауффенберг назначил покушение именно на этот день?
Штифф. Мне сказал об этом генерал Вагнер накануне — вечером 19-го.
Фрейслер. Значит, тем вечером вы были осведомлены о том, что на следующий день свершится ужасное преступление, страшнее которого еще не знала история Германии. Завтра, пока мы все с оружием в руках будем бороться за жизнь и свободу нации, наш великий лидер будет убит. Вы знали даже больше. Вы знали, что завтра ваш соучастник граф Штауффенберг убьет фюрера, подло воспользовавшись его доверием. Вы знали это! Но доложили ли вы об этом?
Штифф. Нет.


* * *


Вицлебен.

"Фрейслер. Итак, когда вы и Бек начали волноваться относительно того, что вы сочли ошибками военного руководства, вы начали думать, как исправить положение?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. А также кто мог сделать это лучше?
Вицлебен. Мы оба.
Фрейслер. Вы оба? Вы действительно считали, что могли бы справиться лучше? Я не ослышался? Повторите еще раз, чтоб вас могли услышать все!
Вицлебен (громко). Да!
Фрейслер. Должен заметить, это просто-таки неслыханная самонадеянность. Фельдмаршал и генерал-полковник заявляют, что могли бы справиться лучше, чем наш общий лидер, человек, который раздвинул границы рейха на всю Европу, человек, который обеспечил авторитет нашей стране на всем континенте. И вы продолжаете утверждать, что таково было ваше мнение?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Надеюсь, вы извините, если я употреблю такой термин, как мегаломания? Ах, вы пожимаете плечами. Что ж, возможно, этот жест и является лучшим ответом".
Фрейслер обратил себе на пользу признание Вицлебена о трудностях, с которыми заговорщики столкнулись при формировании оперативной группы, которой предстояло взять в плен Гитлера.
"Фрейслер. Итак, Вицлебен, кто должен был возглавить оперативную группу?
Вицлебен. Их еще следовало найти.
Фрейслер. "Их еще следовало найти"! Не могу поверить, что вы это сказали! "Их еще следовало найти"! Среди немецкого народа вы не можете найти таких людей! Вы превзошли даже Бадоглио! Можете зарегистрировать свой патент в аду! Неужели вы действительно верили, что фюрер подобен вам? Неужели вы считали, что с ним можно просто так справиться, без борьбы? Вы и в самом деле так думали?
Вицлебен. Да, я так думал.

Фрейслер. Вы так думали! Подумать только, какая удивительная смесь преступления и глупости! Значит, вы планировали так: лишь только фюрер окажется в ваших руках, он будет делать то, что вы ему скажете!
Вицлебен. Да, это так.
Фрейслер. Это так? Что за дьявольское преступление! Какое злодейское предательство вассалами своего господина, солдатами своего командира, немцами их фюрера!"


* * *


Гепнер

Вицлебену было разрешено вернуться на место, и на допрос был вызван Гепнер — легкая добыча, по мнению Фрейслера. Чего стоила одна только история о военной форме, уложенной в чемоданчик и тайком пронесенной на Бендлерштрассе 20 июля? Хорошо еще, заметил Фрейслер, что он забыл упаковать свой Рыцарский крест, ведь все равно дело кончилось увольнением за трусость. Гепнеру не дали возможности опровергнуть это голословное заявление. Фрейслер вовсю потешился над эвфемистической ссылкой Гепнера на "перемену", которую он хотел видеть в ставке фюрера.
"Фрейслер. Перемена в ставке фюрера? Ну, почему же вы такой трус! Почему вы не говорите прямо, что вы имеете в виду?
Гепнер. Хорошо. Мы надеялись, что ряд генералов смогут повлиять на фюрера, заставить его отказаться от лидерства.
Фрейслер. Повлиять на фюрера? Это уж слишком!"


* * *

Фрейслер объявил перерыв до следующего дня, когда должен был состояться допрос последнего обвиняемого — фон Хазе, и вызвал для повторного допроса Вицлебена. Он спросил, почему Вицлебен был уверен в успехе заговора.
"Вицлебен. Я думал, что мы можем рассчитывать на поддержку надежных подразделений.
Фрейслер. Вы имеете в виду "надежных" в вашем смысле?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. И это было, как вы сказали, вашей основной ошибкой?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Вы и сейчас так считаете?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Имеется в виду, используя ваши собственные слова, сказанные на допросе в полиции, что "вы ошиблись в главном, неправильно оценив национал-социалистический настрой офицеров"?
Вицлебен. Да".

Таким образом, Вицлебен сыграл на руку Фрейслеру и добавил авторитетности утверждению нацистов о том, что заговор был работой небольшой группы офицеров, у которой не было поддержки в армии в целом. Однако причина неудачи переворота, и сейчас мы это понимаем, заключалась не в поддержке армией национал-социализма, а в недостатке координации и недостаточном понимании необходимых составляющих успешного заговора среди самих заговорщиков. К тому же они не допускали варианта того, что Гитлер после покушения останется в живых.

http://militera.lib.ru/research/manvell_fraenkel01/text.html#t15 - Читать книгу "Июльский заговор"

http://colonelcassad.livejournal.com/2850914.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 20:41 (ссылка)



И в виде исторической иллюстрации к неудавшейся попытке военного переворота в Турции. Избранные цитаты из отличной книги Роджера Мэнвелла "Июльский заговор".
Думаю вы без труда увидите целый ряд схожих моментов с тем, что произошло в Турции.

— Господин генерал, — сказал Финк, — в Берлине произошел гестаповский путч. Фюрер мертв. Вицлебеном, Беком и Герделером сформировано временное правительство.
Последовало ледяное молчание. Был слышен только слабый шелест листьев, проникавший сквозь полуоткрытые окна. Финк внимательно наблюдал за генералом, не зная, как тот отреагирует на его доклад. К своему немалому облегчению, он понял, что Блюментрит принял сообщение спокойно.
— Я рад, — в конце концов сказал он, — что к руководству пришли именно эти люди. Они обязательно предпримут шаги к мирному урегулированию. — После длительной паузы он спросил: — Кто сообщил вам эти новости?
Ответ у Финка был готов.
— Военный губернатор, — сказал он.
Больше у Блюментрита вопросов не было, он только попросил дать ему возможность срочно позвонить в штаб в Ла Рош-Гийон, где временно расположился его командир Клюге, теперь официально совмещавший свои обязанности главнокомандующего с обязанностями Роммеля. Он поговорил со Шпейделем, начальником штаба армейской группировки, который еще три дня назад был штабом Роммеля. Шпейдель сообщил, что Клюге выехал на линию фронта и вернется только вечером.
Генерал не знал, насколько свободно можно разговаривать по телефону, он подозревал, что все телефоны прослушивались гестапо.
— В Берлине произошло много нового, — сказал он, подумал и драматическим шепотом добавил только одно слово: — Мертв.
Шпейдель сразу начал задавать вопросы. Блюментрит, не желая больше ничего говорить, согласился приехать в Ла Рош-Гийон и доложить обо всем Клюге лично. После этого, обсудив несколько общих текущих дел, словно ничего судьбоносного не произошло, Финк отбыл обратно в Париж.
Финк рисковал, заявляя, что узнал новости от военного губернатора Парижа. Он ничего не сказал о кодовых словах, сообщенных по телефону членами движения Сопротивления из Германии. Следовало принимать во внимание страх перед телефоном, который неизбежно усилит создавшаяся чрезвычайная ситуация. Не приходилось сомневаться, что люди предпочтут общаться лично и вести разговоры только с глазу на глаз, во всяком случае до тех пор, пока государственный переворот не совершится официально. Финк вернулся в свой кабинет, намереваясь дождаться развития событий. Он был уверен, что Штюльпнагель располагает той же информацией, что и он сам.
А Штюльпнагель был в полном неведении о происходящем и пребывал в нем до времени возвращения Финка в свой кабинет, то есть примерно до четырех тридцати.
Во второй половине дня все действия были временно приостановлены. Телефон — единственное связующее звено между центрами, в которых ждали информации и инструкций, молчал. В Растенбурге всякая связь с внешним миром была прервана. Пока оказывали первую помощь раненым, Гиммлер и его помощники из числа эсэсовских офицеров собирали показания свидетелей. Все указывало на то, что убийца — Штауффенберг. Чудом уцелевший Гитлер собирался встретиться с Муссолини, который так еще и не прибыл. Штауффенберг находился в воздухе. Он летел на выделенном Вагнером "Хейнкеле" в Берлин. Сердцем и мыслями он был вместе со своими товарищами на Бендлерштрассе, которые, как он предполагал, теперь активно действуют. Около трех часов недалеко от "Хейнкеля", уносящего в Берлин человека, которого Гиммлер назвал преступником, пролетел встречным курсом самолет со следователями гестапо на борту. В Берлине Ольбрихт пребывал в крайнем раздражении из-за потери ценного времени. Он не мог привести в действие план "Валькирия", пока не получил информацию из Растенбурга. В Цоссене и Париже заговорщики с нетерпением ждали приказов, а Фромм и Клюге, чья поддержка, хотя бы и молчаливая, была жизненно важной для достижения успеха, все еще ничего не знали о происходящем.

* * *

Фромм слушал сообщение об обстановке на фронтах, когда доложили о приходе Ольбрихта, и прервал докладчика, чтобы узнать, зачем пожаловал начальник общего управления ОКХ. Не теряя времени, Ольбрихт сообщил, что Гитлер убит. Фромм сразу поинтересовался источником информации. Тогда Ольбрихт сослался на звонок Фельгибеля из Растенбурга.
— Я предлагаю в создавшейся ситуации, — сказал Ольбрихт, — отправить всем командирам армии резерва кодовое слово "Валькирия", установленное для непредвиденных обстоятельств внутри страны, и тем самым передать всю исполнительную власть вооруженным силам.
К несчастью, Фромм не был готов принимать участие в решительных действиях такого рода, во всяком случае, до тех пор пока полностью не прояснит для себя ситуацию. Он сказал, что должен лично переговорить с Кейтелем. Ольбрихт, вполне уверенный в себе и желавший во что бы то ни стало перетянуть своего командира на сторону заговорщиков, сам снял трубку телефона на столе Фромма и попросил срочно соединить его с Растенбургом. Проблем со связью не было, и очень скоро к телефону подошел Кейтель.
— Что случилось в ставке? — спросил Фромм. — В Берлине ходят самые ужасные слухи!
— Какие еще слухи! — возмутился Кейтель. — Здесь все нормально.
— Говорят даже, что фюрера убили!
— Ерунда! — объявил Кейтель. — Покушение было, это правда, но, к счастью, неудачное. Фюрер жив, отделался мелкими царапинами. Но где, скажите на милость, сейчас находится ваш начальник штаба граф фон Штауффенберг?
— Он еще не вернулся.
После этого разговора Фромм понял, что никакие действия не нужны. Ольбрихт не знал, что сказать. Он слышал весь разговор, и все, что ему оставалось делать, это вернуться в свой кабинет и все как следует обдумать. Поскольку первые приказы "Валькирии" уже ушли, он оказался в чрезвычайно затруднительном положении.

* * *

Штауффенберг, который больше всего на свете желал немедленно включиться в работу, взбежал по лестнице в кабинет Ольбрихта и доложил обо всем, что видел собственными глазами. Он клялся, что Кейтель лжет. Гитлер не мог уцелеть. Если он и не погиб на месте, то определенно получил тяжелейшие ранения и теперь доживает свои последние минуты. Переворот должен продолжаться.
Штауффенберг сразу начал действовать. Гелльдорфу было сказано прибыть на Бендлерштрассе. Первые приказы "Валькирии" были отправлены командирам подразделений армии резерва в Германии. А что происходит в Париже? Штауффенберг позвонил Хофакеру, рассказал о страшном взрыве и потребовал, чтобы тот приступил к выполнению своей части плана. Он заверил Хофакера, что переворот развивается полным ходом, в данный момент войска занимают правительственные учреждения. Обрадованный и взволнованный Хофакер тут же направился проинформировать своего командира — генерала Штюльпнагеля.

* * *

Первым заговорил Геринг.
— Мой фюрер! — воскликнул он. — Теперь мы знаем, почему наши победоносные армии отступают на востоке. Они преданы своими генералами. Но моя непобедимая дивизия Германа Геринга исправит положение!
— Мой фюрер! — вступил Дённиц. — Мои люди хотят, чтобы вы были уверены: они будут сражаться до победного конца или погибнут. Теперь, когда генералы отброшены в сторону, цитадель Британии падет!
— Мой фюрер! — вмешался Борман. — Это страшное покушение на вашу драгоценную жизнь сплотило нацию воедино. Саботаж генералов или гражданских лиц больше невозможен. Партия знает свои задачи и будет выполнять их с обновленной энергией.
— Мой фюрер! — не остался в стороне Риббентроп. — Теперь, когда с предателями будет покончено, все изменится. Мои дипломаты на Балканах позаботятся, чтобы все преимущества оказались в наших руках.
Эти изъявления преданности привели к взаимным упрекам. Не обращая внимания на присутствие Муссолини, позабыв о предателях, нацистские лидеры бросали друг другу обвинения, одно тяжелее другого. Адмирал Дённиц упрекнул Геринга в неудачах флота. Геринг атаковал Риббентропа, обвиняя последнего в некомпетентности в ведении дипломатической политики. Причем ответы Риббентропа настолько разозлили шефа люфтваффе, что он обозвал имперского дипломата виноторговцем и даже замахнулся на него своим жезлом. Когда детская перепалка достигла высшей точки, а в окна застучали тяжелые капли дождя, Гитлер неожиданно встал со своего места и дал волю своему гневу, нимало не смущаясь присутствием гостей. Могучая волна неистовства фюрера моментально заставила всех присутствующих позабыть о своих мелких дрязгах. Гитлер безумствовал, призывая все мыслимые кары на головы мужчин и женщин, осмелившихся встать на пути выполнения его священной миссии.
— Я уничтожу, — завывал он, — всех преступников, которые осмелились противопоставить себя Провидению и мне. Эти предатели собственного народа заслуживают страшной смерти, и они ее получат. Все участники заговора сполна заплатят за свое предательство, а также их семьи и родственники. Гнездо гадюк, пожелавших воспрепятствовать величию моей Германии, будет уничтожено раз и навсегда.

* * *


Фромм.

В пять часов Ольбрихт пошел к Фромму второй раз. На этот раз его сопровождал Штауффенберг — начальник штаба Фромма. Ольбрихт с ликованием сообщил командующему армией резерва, который еще не знал, что уже таковым не является, что Штауффенберг был личным свидетелем взрыва и совершенно точно знал, что Гитлер мертв.
— Это невозможно, — сказал Фромм. — Кейтель сказал, что в ставке все в порядке.
— Фельдмаршал Кейтель, как обычно, лжет, — невозмутимо сообщил Штауффенберг. — Я сам видел, как Гитлера вынесли мертвым.
— Поэтому, учитывая сложившуюся ситуацию, мы передали командирам подразделений кодовый сигнал, предусмотренный на случай внутренних беспорядков, — добавил Ольбрихт.
Услышав это, Фромм вскочил, стукнул кулаком по столу и заорал:
— Это самоуправство! Вы нарушаете субординацию! И кто это "мы"? Кто конкретно отдал приказ?
— Мой начальник штаба полковник Мерц фон Квирнгейм.
— Немедленно пришлите его сюда!
Прибывший Квирнгейм не отрицал, что передал кодовые слова, и Фромм поместил его под арест.
Этого Штауффенберг уже не мог вынести. Он решил, что единственный способ повлиять на Фромма — это сказать ему правду. И он решительно поднялся со своего места.
— Генерал Фромм, — заявил он, — я лично привел в действие бомбу во время совещания в ставке Гитлера. Взрыв был такой силы, как будто в помещение попал стопятидесятимиллиметровый снаряд. Никто из находившихся в комнате не мог уцелеть.
Фромм обернулся к Штауффенбергу и проговорил:
— Граф, покушение сорвалось. Вы должны немедленно застрелиться.
— Я не собираюсь делать ничего подобного, — ответствовал Штауффенберг.
— Генерал Фромм, — вмешался Ольбрихт, — надо действовать. Если мы не нанесем удар сейчас, наша страна будет уничтожена навеки.
Фромм внимательно посмотрел на говорившего:
— Ольбрихт, значит ли это, что вы тоже участвуете в перевороте?
— Да, господин генерал, но я не вхожу в ту группу, которая возьмет на себя управление Германией.
— Тогда я официально объявляю, что с этого момента вы трое находитесь под арестом.
— Вы не можете арестовать нас! — воскликнул Ольбрихт. — Очевидно, вы так и не поняли, что происходит и кто находится у власти. Это мы можем вас арестовать.

Окончательно рассвирепев, Фромм выскочил из– за стола и бросился на Ольбрихта с кулаками. Присутствовавшие при этом Клейст и Хефтен синхронно выхватили револьверы и одновременно приставили их к толстому животу Фромма. Тот отступил.
— У вас есть пять минут, чтобы принять решение, — изрек Ольбрихт, и Фромм уступил. Он сник и без возражений под конвоем проследовал в комнату своего адъютанта, где телефонные линии были перерезаны.

* * *

Гепнер, удалившийся в туалет Ольбрихта, чтобы переодеться в военную форму, вышел оттуда полноправным преемником Фромма.. Со свойственной ему пунктуальностью он дождался приезда из Цоссена Вицлебена, чтобы это назначение было закреплено в письменной форме и подписано теневым верховным военным командующим. Однако его первой заботой стало состояние Фромма. От призрака весьма авторитетного командующего не так легко было избавиться. Гепнер сразу направился наверх в помещение, где содержали генерала, предложил ему помощь, извинился за неудобства, которые ему приходится переносить, и заверил, что никто не причинит ему вреда. Он объяснил Фромму, что происходит, и перечислил людей, которые руководят событиями, включая себя.
Эта старомодная куртуазность чрезвычайной ситуации оказалась гибельной. Войска, поддерживающие переворот, едва успели начать движение. На Бендлерштрассе находилась лишь дежурная охрана, никем не усиленная. Когда же Бек, как глава государства, спросил у Ольбрихта, на какую защиту они могут рассчитывать в такой деликатный момент, ответ его полностью обескуражил.
— Кому подчиняются охранники? — поинтересовался Бек в присутствии Гизевиуса. — Что они будут делать, если появится гестапо? Станут ли они вас защищать?
Ольбрихт, с головой погрузившийся в решение текущих вопросов, ответил, что, по его мнению, должны, но точно он не знает. Этот ответ весьма обеспокоил Бека. Его тревога усилилась еще более, когда Вицлебен — теневой командующий объединенными силами, несмотря на вызов, не появился на Бендлерштрассе. Гепнер, побеседовавший с Фроммом, доложил, что бывший командующий армией резерва хочет уйти домой и готов дать слово чести, что не будет предпринимать никаких действий против заговорщиков. Бек был готов его отпустить. Но Гизевиус заявил, что ему не нравится такая мягкость к врагам, отказавшимся присоединиться к перевороту. Его надо не отпускать домой, а расстрелять. Да и что значит слово чести? Он напомнил Штауффенбергу, что тот в свое время тоже давал Фромму слово чести не причинять вред Гитлеру. Штауффенберг пришел в ярость, но тут вмешался Бек и приказал, чтобы Фромм оставался там, где он находится.

* * *


Штауфенберг с женой.

Появившийся Штауффенберг сказал Гизевиусу, что он должен был задержать Пифредера и его людей: они пытались допросить его о событиях в Растенбурге.
Гизевиус пришел в ужас.
— Почему вы сразу же не застрелили этого убийцу? — вскричал он.
— Всему свое время, — ответствовал Штауффенберг.

— Но, Штауффенберг, этот человек не может оставаться здесь и наблюдать за всем происходящим. А если он сбежит?
Гизевиус видел, что Штауффенберг забеспокоился, и потребовал, чтобы полковник больше не ждал прибытия солдат в город, а сформировал отряд офицеров из числа находящихся на Бендлерштрассе офицеров, чтобы убить Геббельса и шефа гестапо Мюллера. Штауффенберг согласился с тем, что эту идею стоит рассмотреть, хотя его планы переворота были связаны с немедленным входом в Берлин войск для занятия правительственных учреждений и гестапо.

* * *

Неуверенность и неопределенность действий чувствовалась во всем рейхе. Аресты, предусмотренные приказами, были проведены в Мюнхене и частично в Вене. Но в большинстве случаев армейские командиры, независимо от того, что они обещали по телефону Штауффенбергу или Беку, вовсе не стремились обострять отношения с войсками СС и местными нацистскими гаулейтерами. Приказы Вицлебена подоспели примерно в то же время, что и объявление по радио о неудаче покушения. Поэтому, какими бы ни были взаимоотношения между армией и местными партийными чиновниками, последовал период затишья. В Гамбурге, где гаулейтер Карл Кауфман и командир армейского подразделения были близкими друзьями, они весь вечер просидели вместе и шутили на тему, кто кого должен арестовать — поступающие друг за другом приказы были слишком противоречивыми.

* * *


Затем Бек перешел к делу.
— Клюге, вы должны немедленно и совершенно открыто перейти на нашу сторону.
Но пока Бек говорил, в кабинет Клюге вошел его адъютант и положил на стол запись радиосообщения, переданного в шесть сорок пять. Клюге пробежал глазами текст, задержавшись на фразе "Фюрер серьезно не пострадал, получив лишь легкие ожоги и царапины. Он немедленно возобновил работу и…"

Не упоминая о том, что он видел текст радиосообщения, Клюге перебил Бека.
— Какова реальная ситуация в ставке фюрера? — настойчиво проговорил он.
И снова честность Бека не позволила ему солгать. Он признал, что существуют некоторые сомнения относительно происшедшего в Растенбурге.
— Да какая разница, — в конце концов возмутился он, — если мы уже начали действовать?
— Да, но…
— Клюге, я спрашиваю у вас лишь то, что действительно имеет значение. Одобряете ли вы то, что мы здесь начали, и готовы ли вы подчиняться моим приказам?

Клюге колебался. Текст переданного по радио сообщения лежал перед его глазами.
А Бек продолжал настаивать:
— Клюге, вы не должны сомневаться. Вспомните, о чем мы не так давно говорили и к каким решениям пришли. Я спрашиваю вас еще раз, будете ли вы подчиняться моим приказам?
Но Клюге одолевали дурные предчувствия. Поразмыслив, он ответил:
— Я должен посоветоваться со своими офицерами. Перезвоню через полчаса.

* * *


Вицлебен прибыл около семи тридцати. Его физиономия была красной от ярости. В руке он держал маршальский жезл. Все присутствующие встали и щелкнули каблуками. Даже Штауффенберг отдал честь вошедшему.
— Что здесь творится? — заорал Вицлебен, но тут заметил Бека. К чести теневого главнокомандующего объединенными силами, он все же выказал некоторое уважение к генералу — теневому регенту Германии. — Разрешите доложить о прибытии, господин генерал, — сказал он и сразу отвел Бека и Штауффенберга в сторону для беседы, которая очень быстро переросла во взаимный обмен упреками. В соседней комнате переругивались Ольбрихт и Гепнер.
— В любом перевороте не обойтись без риска.
— Начинать путч стоит, только если существует по крайней мере девяностопроцентная вероятность удачного исхода.
— Ерунда! Пятидесяти одного процента вполне достаточно…


* * *

Ему удалось связаться со Штиффом довольно легко, при этом он даже не подозревал, насколько оказался близок к сердцу заговора. Но после того, как бомба не выполнила свою работу и фюрер остался жив, Штифф отмежевался от заговора. Он всячески старался обезопасить себя, утверждая, что Гитлер, безусловно, жив, а сообщение по радио — чистая правда.
— Откуда вы взяли эту ерунду о смерти фюрера? — поинтересовался он.
— Получили сообщение по телетайпу, — ответил, взяв трубку, Клюге.
— Нет, нет, — убежденно заверил Штифф. — Гитлер жив и здоров.
Клюге больше не сомневался. Все было кончено.
— Чертова игрушка сработала вхолостую, — сказал он и пожал плечами.

* * *



Рано утром атмосфера оставалась чрезвычайно напряженной. Ни Геббельс, ни Гиммлер не испытывали уверенности в том, что владеют ситуацией. Они только знали, что покушение на жизнь фюрера являлось частью заговора, корни которого пока еще не были обнаружены. Никто точно не знал, какие силы стоят за взрывом в Растенбурге, и приходилось постоянно опасаться, что в ближайшие часы может последовать еще одно покушение. Генералы, командовавшие армиями на Восточном и Западном фронтах, являлись еще одним неопределенным фактором. Геббельс мог только предполагать, насколько серьезно они замешаны в заговоре. Но время шло, и вместе с этим росло его убеждение, что ответственные за неудачный заговор не могут тягаться с ним — быстрым, умным, беспощадным.
— Это была телефонная революция, — сказал он своим помощникам, — которую мы подавили несколькими винтовочными выстрелами. Но если бы у наших противников было чуть больше опыта, энергии и решительности, винтовки были бы уже бесполезны.

Ровно в четыре часа утра допросы завершились.
— Господа, — объявил Геббельс, — путч окончен. — Он проводил Гиммлера к машине и крепко пожал ему руку.
Обратно в дом он вернулся очень довольный. В сопровождении своей правой руки — Наумана и фон Овена — он медленно поднимался по лестнице и помпезно вещал, часто делая паузы, чтобы подчеркнуть сказанное. У дверей своих личных апартаментов он ненадолго присел на низкий столик и покачал в воздухе ногой.
— Это было как гроза, после которой воздух стал чище, — сказал он и оперся локтем на бронзовый бюст Гитлера. — Когда после полудня начали поступать ужасные новости, кто мог надеяться, что все окончится так быстро и так благополучно? Ведь были моменты, когда ситуация казалась угрожающей. За то время, что я рядом с фюрером, это уже шестое покушение на его жизнь. Но ни одно из предыдущих не было таким опасным. Если бы заговорщики добились успеха, мы бы с вами сейчас здесь не сидели, в этом у меня нет ни малейших сомнений.
Геббельс зло высмеял всех заговорщиков, кроме Штауффенберга.
— Что за человек! — восхищенно воскликнул он. — Мне его почти жаль. Какое потрясающее хладнокровие! Какой ум! Какая железная воля! Несправедливо, что столь выдающийся человек оказался в окружении такого количества идиотов.

* * *

В штабах различных военных подразделений, расположенных в Париже и его окрестностях, заступившие на ночное дежурство офицеры присматривались к непонятной ситуации с кошачьей осторожностью. Когда дежурный из штаба командования военно-воздушных сил позвонил дежурному в штабе генерала Оберга, командиру частей СС, он с немалым удивлением услышал ответ: "Сегодня связи нет". После этих коротких слов линия разъединилась. Служебные телефоны беспрестанно трезвонили, накрывая Париж невидимой сетью, сотканной из вопросов, на которые не было ответов, и ситуация не прояснялась. Увертки, уклончивость и недоговоренность в ту ночь стали нормой. Так продолжалось до тех пор, пока около часа ночи адмирал Кранке, самый решительный нацист из всех парижских командиров, решил, что Клюге больше нельзя доверять. Ведь тот являлся частью проклятой армии и определенно избегал всяческих контактов с ним. Терпение адмирала истощилось, и он поднял по тревоге военно-морские силы, находившиеся под его командованием. Эти люди, сказал он Юнгеру, очень скоро освободят Оберга, если этого не сделает сам Штюльпнагель.
Находившийся в отеле "Рафаэль" Штюльпнагель понимал, что его конец близок. Позвонил Юнгер и сообщил об угрозах Кранке, а стоящий рядом Бойнебург требовал какого-нибудь решения. Следует освободить Оберга или нет? Кранке, ярость которого требовала выхода, теперь обрушился на Линстова по телефону "Рафаэля". Это скандал! Немцы идут на немцев на улицах Парижа! В конце концов Штюльпнагеь сдался и приказал освободить пленных. При этом он добавил, чтобы Оберга привезли в "Рафаэль" для беседы. Линстов быстро свернул свой разговор с адмиралом, сказав, что в морских пехотинцах нет необходимости и что освободить арестованных распорядился лично Штюльпнагель.
На долю Бойнебурга выпала весьма опасная дипломатическая миссия восстановить власть СС в Париже. Он вошел в номер отеля "Континенталь", где содержались Оберг и его люди. С моноклем в глазу и улыбкой на физиономии он подошел к Обергу и отдал ему честь гитлеровским приветствием.
— Господа, — сказал он, — у меня для вас хорошие новости. Вы свободны. — И пока преимущество было еще на его стороне, он передал негодующему Обергу приглашение Штюльпнагеля встретиться с ним в отеле "Рафаэль".
Было два часа ночи. Оберг, вознамерившийся во что бы то ни стало получить объяснения, засунул возвращенный ему пистолет в кобуру и зашагал рядом с Бойнебургом к отелю "Рафаэль", а его офицеры поспешили снова водвориться в своих владениях. По правде говоря, Оберг не был тяжелым человеком, и с ним вполне можно было договориться. Он даже обменялся рукопожатием со Штюльпнагелем, когда тот объяснил ему, что задержание было ошибочным, хотя и имело благую цель — защитить его от враждебных действий. Поверил в это Оберг или нет, остается неизвестным, но, во всяком случае, он не отказался смыть все недоразумения предложенным ему шампанским. Конечно, немцы не должны драться с немцами на чужой земле. В переполненной комнате снова зазвучали громкие голоса и смех, и, когда в три часа в Париж прибыл Блюментрит, чтобы по приказу Клюге принять дела у Штюльпнагеля, освобожденного от своей должности, он с изумлением увидел, что Оберг, Штюльпнагель и Бойнебург пьют шампанское, словно старые друзья. Блюментриту тоже налили. Только Хофакер исчез. Он больше не мог вынести напускную веселость, за которой маячил лик смерти. Он потихоньку ускользнул, переговорил со своим другом Фалькенхаузеном и поспешил упаковать немногочисленные пожитки, лихорадочно обдумывая план спасения. Блюментрит, человек по натуре добродушный, очень обрадовался, что дело разрешилось миром. Он вполне мог бы сгладить острые углы и постараться, чтобы происшедшее обошлось без последствий. Но Клюге, как и Фромм в Берлине, уже принял меры самозащиты, которые, по его мнению, должны были ликвидировать неопределенность его положения. Он отправил подробный отчет о деятельности Штюльпнагеля Гитлеру. Но фельдмаршалу, как и Фромму, не повезло: благодаря собственной моральной трусости он оказался скомпрометированным и в глазах нацистов, и в глазах заговорщиков.



* * *

После неудачной речи Гитлера рано утром в пятницу Геббельсу и Гиммлеру было предоставлено решить, что именно нацисты пожелают довести до сведения внешнего мира о событиях 20 июля. После визита в Растенбург Геббельс 26 июля произнес по радио весьма искусную речь, в которой максимально использовал новые полномочия, данные ему накануне фюрером, назначившим его ответственным за ведение тотальной войны. Министр пропаганды получил приказ поставить под ружье новую армию численностью миллион человек. Он говорил о "жестоком ударе исподтишка", нанесенном фюреру Штауффенбергом, которого назвал "злобным и порочным человеческим существом", собравшим вокруг себя "ничтожную кучку предателей". Позор, павший из-за этого на весь народ, необходимо смыть подъемом активности на фронтах войны. Это был заговор, заявил он, "подготовленный в стане врага", хотя для закладки бомбы британского производства рядом со священной особой Гитлера были использованы "презренные ублюдки, носившие немецкие имена". "После всего этого, — вдохновенно вещал Геббельс, — я могу сказать только одно: если избавление фюрера от страшной опасности не является чудом, тогда на свете больше нет чудес. <…> Мы можем быть уверены, что Всевышний не мог проявить нам свою волю яснее, чем посредством чудесного спасения фюрера". В узком кругу он говорил: "Понадобилась бомба под задницей, чтобы фюрер стал видеть очевидное".

* * *


Фрейслер

"Фрейслер. Правда ли, что, когда мы в октябре 1943 года отступали от Днепра, подлый душегуб (Mordbude) граф фон Штауффенберг потребовал, чтобы вы присоединились к нему, и вы не отказались?
Штифф. Он приходил поговорить со мной, и я не отказался.
Фрейслер. Правда ли, что вы не отказались, потому что захотели урвать свой кусок пирога?
Штифф. Да.
Фрейслер. Именно так вы сказали полиции. И вы урвали свой кусок пирога, вот только подавились им. И при этом навеки запятнали свое честное имя. Это, надеюсь, вы понимаете?
Штифф. Я могу только сослаться на заявление, в котором указал свои мотивы.
Фрейслер. Вы поняли, что я сказал?
Штифф. Да, и все же хотел бы сослаться на упомянутое заявление.
Фрейслер. Вы можете ссылаться на него до посинения. Сейчас имеет значение лишь то, что вы нарушили клятву, изменили присяге верности национал-социализму…
Штифф (перебивает). Я присягал на верность немецкому народу".
Фрейслер не мог снести того, что его нагло перебили. Возвысив голос, он громогласно объявил, что немецкий народ и фюрер едины в глазах всех, за исключением разве что таких ублюдков, как Штифф. Затем Фрейслер красочно расписал, как заговор со временем рос и ширился и как Штифф оказался неразрывно связанным с гнусным убийцей Штауффенбергом.
"Фрейслер. Знали вы или нет до 20 июля, что Штауффенберг назначил покушение именно на этот день?
Штифф. Мне сказал об этом генерал Вагнер накануне — вечером 19-го.
Фрейслер. Значит, тем вечером вы были осведомлены о том, что на следующий день свершится ужасное преступление, страшнее которого еще не знала история Германии. Завтра, пока мы все с оружием в руках будем бороться за жизнь и свободу нации, наш великий лидер будет убит. Вы знали даже больше. Вы знали, что завтра ваш соучастник граф Штауффенберг убьет фюрера, подло воспользовавшись его доверием. Вы знали это! Но доложили ли вы об этом?
Штифф. Нет.


* * *


Вицлебен.

"Фрейслер. Итак, когда вы и Бек начали волноваться относительно того, что вы сочли ошибками военного руководства, вы начали думать, как исправить положение?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. А также кто мог сделать это лучше?
Вицлебен. Мы оба.
Фрейслер. Вы оба? Вы действительно считали, что могли бы справиться лучше? Я не ослышался? Повторите еще раз, чтоб вас могли услышать все!
Вицлебен (громко). Да!
Фрейслер. Должен заметить, это просто-таки неслыханная самонадеянность. Фельдмаршал и генерал-полковник заявляют, что могли бы справиться лучше, чем наш общий лидер, человек, который раздвинул границы рейха на всю Европу, человек, который обеспечил авторитет нашей стране на всем континенте. И вы продолжаете утверждать, что таково было ваше мнение?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Надеюсь, вы извините, если я употреблю такой термин, как мегаломания? Ах, вы пожимаете плечами. Что ж, возможно, этот жест и является лучшим ответом".
Фрейслер обратил себе на пользу признание Вицлебена о трудностях, с которыми заговорщики столкнулись при формировании оперативной группы, которой предстояло взять в плен Гитлера.
"Фрейслер. Итак, Вицлебен, кто должен был возглавить оперативную группу?
Вицлебен. Их еще следовало найти.
Фрейслер. "Их еще следовало найти"! Не могу поверить, что вы это сказали! "Их еще следовало найти"! Среди немецкого народа вы не можете найти таких людей! Вы превзошли даже Бадоглио! Можете зарегистрировать свой патент в аду! Неужели вы действительно верили, что фюрер подобен вам? Неужели вы считали, что с ним можно просто так справиться, без борьбы? Вы и в самом деле так думали?
Вицлебен. Да, я так думал.

Фрейслер. Вы так думали! Подумать только, какая удивительная смесь преступления и глупости! Значит, вы планировали так: лишь только фюрер окажется в ваших руках, он будет делать то, что вы ему скажете!
Вицлебен. Да, это так.
Фрейслер. Это так? Что за дьявольское преступление! Какое злодейское предательство вассалами своего господина, солдатами своего командира, немцами их фюрера!"


* * *


Гепнер

Вицлебену было разрешено вернуться на место, и на допрос был вызван Гепнер — легкая добыча, по мнению Фрейслера. Чего стоила одна только история о военной форме, уложенной в чемоданчик и тайком пронесенной на Бендлерштрассе 20 июля? Хорошо еще, заметил Фрейслер, что он забыл упаковать свой Рыцарский крест, ведь все равно дело кончилось увольнением за трусость. Гепнеру не дали возможности опровергнуть это голословное заявление. Фрейслер вовсю потешился над эвфемистической ссылкой Гепнера на "перемену", которую он хотел видеть в ставке фюрера.
"Фрейслер. Перемена в ставке фюрера? Ну, почему же вы такой трус! Почему вы не говорите прямо, что вы имеете в виду?
Гепнер. Хорошо. Мы надеялись, что ряд генералов смогут повлиять на фюрера, заставить его отказаться от лидерства.
Фрейслер. Повлиять на фюрера? Это уж слишком!"


* * *

Фрейслер объявил перерыв до следующего дня, когда должен был состояться допрос последнего обвиняемого — фон Хазе, и вызвал для повторного допроса Вицлебена. Он спросил, почему Вицлебен был уверен в успехе заговора.
"Вицлебен. Я думал, что мы можем рассчитывать на поддержку надежных подразделений.
Фрейслер. Вы имеете в виду "надежных" в вашем смысле?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. И это было, как вы сказали, вашей основной ошибкой?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Вы и сейчас так считаете?
Вицлебен. Да.
Фрейслер. Имеется в виду, используя ваши собственные слова, сказанные на допросе в полиции, что "вы ошиблись в главном, неправильно оценив национал-социалистический настрой офицеров"?
Вицлебен. Да".

Таким образом, Вицлебен сыграл на руку Фрейслеру и добавил авторитетности утверждению нацистов о том, что заговор был работой небольшой группы офицеров, у которой не было поддержки в армии в целом. Однако причина неудачи переворота, и сейчас мы это понимаем, заключалась не в поддержке армией национал-социализма, а в недостатке координации и недостаточном понимании необходимых составляющих успешного заговора среди самих заговорщиков. К тому же они не допускали варианта того, что Гитлер после покушения останется в живых.

http://militera.lib.ru/research/manvell_fraenkel01/text.html#t15 - Читать книгу "Июльский заговор"

http://colonelcassad.livejournal.com/2850914.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

В Житомире около 300-х боевиков радикальных организаций собираются остановить Крестный ход УПЦ МП

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 22:23 (ссылка)





В Житомире около 300-х человек собираются остановить крестный ход УПЦ МП
Житомирские активисты (в списке "активистов" - все сплошь организации боевиков "Правого сектора", "ОУН", "Айдара" и прочих НВФ, - Варяг) 18 июля собираются пикетировать крестный ход УПЦ МП, чтобы не допустить прохода колонны по центральным улицам Житомир.

Активисты девяти житомирских общественных организаций написали мэру города Сергею Сухомлину письмо с просьбой обеспечить правопорядок и безопасность участников пикета.

"... Считаем, что прохождение такого крестного хода является кощунством, особенно в городе Житомире, где расположена знаменитая 95 бригада, десятки бойцов которой погибли, защищая Украину от российских боевиков на Донбассе. Проход колонны мимо военных частей, на территории которых прощались с погибшими от рук агрессоров, которых благословляли священники УПЦ МП, является издевательством над памятью украинских героев. Исходя из вышеизложенного, мы намерены пикетировать и не допустить проход колонны УПЦ МП по центральным улицам города, в первую очередь по улицам Чудновской и Проспекте Мира. Ориентировочное число участников пикета до 300 (трехсот) человек. Время проведения с 9.00 до 18.00 18 июля 2016. Место проведения перекресток автодороги Житомир-Черновцы и Западное шоссе... В случае прохождения их по центральным улицам Житомира 18-20 июля, мы будем пикетировать участников шествия в местах их скопления", - говорится в письме.

Активисты попросили мэра обеспечить правопорядок и безопасность участников пикетирования.

Как сообщал "Журнал Житомира", местная полиция готова к провокациям во время крестного хода на Житомирщине. Напомним, утром 15 июля крестный ход УПЦ Московского патриархата прибыл в Житомирскую область. 300 мирян встречали цветами крестный ход.




http://varjag-2007.livejournal.com/10321768.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

В Запорожской области бойцы "АЗОВа" напали на инкассаторскую машину, - прокурор области

Пятница, 16 Июля 2016 г. 00:21 (ссылка)

Сегодня, 15 июля, на автодороге Пологи-Орехов Запорожской области группа вооруженных людей совершила нападение на инкассаторскую машину "Ощадбанка". С ними вели перестрелку правоохранители. По сообщению прокурора области, нападавшими были представители "АЗОВа", передает "ZаБор".

Информация о нападении на инкассаторскую машину появилась в Сети около 20.00. Одним из первых о нападении сообщил спикер Министерства внутренних дел Украины Артем Шевченко в соцсети.

Как стало известно, на машину напали около 17.00. Инкассаторам совместно с правоохранителями (СБУ и Нацполиция) удалось отбить атаку и даже захватить нескольких нападавших.

Как сообщил корреспонденту "ZаБор", прокурор Запорожской области Артем Шацкий, во время перестрелки был убит один из нападавших и двое были ранены. Бой был закончен только в начале 9-го вчера.

Александр Шацкий заявил, что нападавшие представились бойцами "АЗОВа". На вопрос, а могли это быть не представители "АЗОВа", Шацкий заверил, что они являются представителями именно этого подразделения.

Сейчас ведется тщательное расследование. Выводы о проведенной операции можно будет сделать только через сутки-двое.
Как рассказывает Артем Шевченко, раненые нападавшие доставлены в медучреждения. Здесь им оказывают помощь. Со стороны правоохранителей и инкассаторов потерь нет.
Изображение

В пресс-службе СБУ сообщают, что правоохранители обезвредили организованную группировку, которая с февраля 2016 года совершала разбойные нападения на банковские отделения и инкассаторские машины. При этом они прикрывались принадлежностью к одному из добровольческих батальонов.

Пока представители "АЗОВа" никак не комментируют инцидент.

Изображение

Изображение

Изображение


http://varjag-2007.livejournal.com/10314721.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

В Киеве нацисты снесли бюст легендарного украинского командира Сидора Ковпака

Пятница, 15 Июля 2016 г. 21:11 (ссылка)

В Киеве националистические вандалы снесли бюст легендарного партизанского военачальника времен ВОВ Сидора Ковпака.

Об этом сообщил на своей страничке в соцсети политолог и блогер Владимир Корнилов.

“В Киеве варвары демонтировали этот замечательный бюст Сидору Ковпаку, сооруженный в 70-е годы Семеном Тутученко, который сам был ковпаковцем и Героем Советского Союза. Бюст находился во дворе школы № 111. А помните, нам доказывали, что “декоммунизация” не коснется воинов, боровшихся против немецкого нацизма? Ага-ага, как же”, – написал он на своей страничке в соцсети.

13669073_10206922565129935_5771686511745205618_n

Также Корнилов указал на то обстоятельство, что в школьных программах Украины Ковпак “уравнен” по значению с нацистскими коллаборационистами Бандерой и Шухевичем.

“Самое поразительное, что Ковпак еще по инерции изучается в украинских школах как герой партизанского движения. Правда, в том же разделе среди “героев” названы Бандера и Шухевич. Понятное дело, следующим этапом станет изъятие Ковпака и других украинских героев борьбы против нацистов и из учебников. Ну, а следующий после этого этап – уже официальное восхваление идеологии национал-социализма и возведение бюстов немецким нацистам. Украине совсем недолго осталось”, – посетовал эксперт.


http://varjag-2007.livejournal.com/10313391.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Праворадикальные силы избрали новую тактику дискредитации Крестного хода

Пятница, 15 Июля 2016 г. 11:22 (ссылка)

Вчера Крестный ход, движущийся из Свято-Успенской Святогорской Лавры, поджидала очередная провокация от праворадикальных сил Украины. В 20 км от Полтавы на строящемся пешеходном мосту, под которым двигалось религиозное шествие, был вывешен плакат похабного содержания.

В лесополосе на обочине Крестный ход поджидали люди в камуфляже, чтобы фото- и видеосъемкой зафиксировать прохождение верующих под скандальным плакатом. На нем шествие приравнивалось к ЛГБТ-параду, а "натюрморт", выложенный на пасхальном куличе, намекал на детородный орган.

"Эти люди даже не понимают, что таким "плакатом" дискредитируют прежде всего себя, – прокомментировал случившееся архимандрит Иосаф (Ковецкий), возглавляющий Крестный ход. – Конечно, их цель – вывести нас из равновесия, обидеть, разгневать. Ничего у них не получится. Мы молимся и за их заблудшие души тоже".

Всеукраинский Крестный ход ради мира, любви и молитвы за Украину продолжается. Верующие могут присоединиться к колонне в любом месте по пути ее следования.

Так они демонстрируют свою сущность и безбожную душу. Их цель вызвать агрессию у верующих участников Крестного Хода за мир, который движется на Киев и к которому присоединяется все больше и больше верующих православных украинцев.

http://varjag-2007.livejournal.com/10311257.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Советница нациста Дмитрия Яроша о том, как воспрепятствовать проведению Крестного хода за мир

Четверг, 15 Июля 2016 г. 00:02 (ссылка)

Даю (в переводе) без личных комментариев и оценочных суждений - и так понятно, КАК сегодня корчит бесов от Крестного хода, рассуждения и предложения белокурой советницы пособницы нациста Дмитрия Яроша Олэны Билозерской о том, как воспрепятствовать, не повредив себе, проведению Всеукраинского Крестного хода за мир на Украине - ведь только война оправдывает в глазах спонсоров и симпатиков существование на Украинской земле таких нацистов.

"Действительно, много лет перед войной антиукраинская сволочь, включительно с боевиками, включительно с завезенными из России, гнездилась по храмах и монастырях московского патриархата - мощнейшего и, главное, лучше всего защищенного (ибо прикрылся религией) агента влияния России в Украине.

Но сегодня я совсем не уверена, что целью шествия является завоз в Киев боевиков и оружия для каких-либо силовых акций (разве что планируется вариант палаточного городка, о чем ниже). Есть значительно более простые, не такие публичные методы, как это сделать. Блокпосты существуют, чтобы ловить лохов. Не лохи, а особенно счастливые обладатели газорубей, давно уже завезли в Киев все, что им нужно.

Я не думаю также, что они зайдут в Киев и будет побоище. Конечно, Путин спит и видит показать по всем каналам, как пятеро ребят, обрисованных свастиками, топчут ногами бабульку с иконой. Это обычные "качели", раскачивание ситуации, мы с вами не вчера родились и знаем, как это делается.

Но у украинской власти есть опыт проведения гей-парада: нагонят ментов и Нацгвардии (недаром же львиная доля новейшей техники и снаряжения два годы войны шла на фронт, а тиловикам) и возьмут п...сов под надежную охрану, как перед тем принимали геев.

Поэтому настоящая цель (и настоящий вред) этого шествия - она макнет Украину и украинцев в дерьмо. Покажет, что после двух лет войны в нашем обществе есть место тем, кто ее сделал, более того - что они не тихо по норам сидят - я не я и хата не моя - а ходят тысячными толпами по нашей столице.

А наша власть ради хороших отношений с Россией, где имеет бизнес, и с Западом, чьи транши разворовывает, вполне может на это пойти. Мол, мы не простые воры, а еще и демократы, у нас полная свобода вероисповеданий. Тогда как это шествие с верой, религией, инакомыслием и, тем более, с стремлением мира не имеет ничего общего. (Хотите мира - идите с иконами и колорадськими лентами на Донецк, уговорите боевиков сложить оружие - и будет вам мир).

Они - ВАТА, теплая и мягкая питательная среда для инфекции. Не они организовали войну, но они ее сделали возможной. Бабульки, которые отжимали первые старенькие бехи у испуганных украинских солдатиков, не давая им бескровно, когда это еще было возможно, восстановить территориальную целостность Украины - все они заядлые участники мероприятий московского патриархата, и сами они создают врагам Украины глубину рядов и является их живым щитом.

Знаете, что вата реально может сейчас сделать? Разбить в Киеве палаточный городок. Где-то возле Лавры. Вот туда уже можно легко завозить боевиков и оружие. А по периметру бабульки с иконами.

Когда где-то есть инфекционный больной, люди, ухаживающие за ним, надевают маски, регулярно моют руки и проветривают помещение, пока больной не выздоровеет. А больному дают антибиотики. Нам же предлагается примирение с заразой.

Почему в Нюрнберге осудили гитлеровцев? В первую очередь, конечно, потому, что они проиграли войну. Но во вторую очередь - потому, что их деятельность привела к массовым жертвам.

Нынешняя война длится уже более двух лет и унесла тысячи жизней. В течение последних дней ежедневно погибает в среднем по три человека, и это только с нашей стороны. Вчера у меня возле уха трижды прошла очередь из ДШК. Пишу об эту объективную, по сравнению с тем, что пережили другие, мелочь только потому, что это было вчера и именно со мной.

Мы, бляха, еще не зашли в Донецк, а они по Киеву ходить хотят??

Короче, как решить проблему ватного шествия?

Предлагаемый многими патриотами вариант выйти на массовую мирную акцию и заблокировать вате вход в Киев рассматриваю как запасной и менее желательный. Потому что здесь Украина, крохи. Лето - это огородно-отпускной сезон, и к осени количество людей , за которое было бы не стыдно, вряд ли удастся собрать.

Лучший вариант - передвижение ваты должна ограничить власть. Под нашим давлением, конечно, потому что без нас она фиг что сделает. Ограничить под любым предлогом - надуманным, лживым, циничным. Можно, например, поучиться у наших врагов: главный санитарный врач должен объявить какую-нибудь очень опасную, смертельную для ватных жизней эпидемии. Можно и сказать честнее: ради недопущения эскалации напряжения в обществе, или что-то подобное.

И вообще, господа чиновники, почему это бесхитростная я учу вас, старых проходимцев? Давайте, придумайте что-то сами. Но быстренько.

P. S. А самое большое зло и самый большой обман этого шествия - там же будет много обычных обманутых людей, которые будут думать, что это действительно шествие за мир, а не за уничтожение Украины :( Которых не учили простой истине: "Нам надо мир, и не за любую цену".

http://varjag-2007.livejournal.com/10308741.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Униатский “капеллан” назвал православных украинцев “рузькою гнилью”

Четверг, 14 Июля 2016 г. 17:03 (ссылка)

Униатский “капеллан” назвал православных украинцев “рузькою гнилью”, а крестный ход – “ведьминым шабашем”

Греко-католический военный “капеллан” Николай Мединский, говоря о Всеукраинский крестный ход мира, назвал тысячи православных украинцев “рузькою гнилью”. "Ядро “рузькаго мира” в Украине – деятельность московской церкви (так называемая УПЦ)… (кровь погибших и война в целом на их совести). И в настоящее время “рузький мир” с востока (Донецка) – и “рузька гниль” с запада (Почаева), направляется в Киев молиться за мир в Украине", – написал Мединский на своей странице в социальной сети Facebook.

"Чего же хорошего мы можем ожидать от нескольких тысяч озверевших, московских еретиков-шовинистов в центре Киева? А власть спит… даже по телевизору разрешили рекламировать этот ведьмин шабаш… вроде ничего такого что незе угрозу, и не происходит!!!", – подытожил священнослужитель УГКЦ.

Напомним, Украиной продолжается крестный ход за мир и единство, организованный Украинской Православной Церковью. В течение нескольких дней к нему присоединились десятки тысяч православных украинцев со всех уголков государства. Однако даже это благое действо вызвало шквал негативных отзывов и нападок со стороны средств массовой информации и других противников этого события.


http://varjag-2007.livejournal.com/10306859.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Капитан_Школьный

Московское отделение гитлерюгенда не приняло меня в свои ряды...

Четверг, 14 Июля 2016 г. 20:54 (ссылка)


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Правосеки совершили провокацию во время Всеукраинского Крестного хода мира и молитвы за Украину

Среда, 14 Июля 2016 г. 00:23 (ссылка)






2 июля 2016 года вечером молодые люди в камуфляжной форме с "Правого сектора", а также подкупленные активисты совершили провокацию во время крестного хода верующих УПЦ, преодолевающих путь из Святогорска в Киев в рамках Всеукраинского шествия мира. Об этом сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ.

В этот день крестоходцы должны были пройти по маршруту Валки – Чутово, а впоследствии прибыть в Полтаву.

На границе Харьковской и Полтавской областей верующих встретили агрессивно настроенные радикалы на 8-и автомобилях и несколько представителей батальона "Азов". Провокаторы, идущие параллельной колонной с паломниками, выкрикивали бранные оскорбительные лозунги и всевозможные клевету, запугивали верующих, нагло снимая издевательства на видео.

Верующие на провокацию не отвечали и на границе областей ждали прибытия митрополита Полтавского и Миргородского Филиппа.

Со временем, по прибытии в Чутово, где в местном храме был совершен молебен и приготовлена трапеза, провокаторы безнаказанно продолжали оскорблять верующих клеветническими возгласами. Однако через некоторое время спрятали свою атрибутику и разошлись. Участники Крестного хода были крайне поражены тем, что местные, которые принимали участие в провокации, после "отработанной акции" получали от "Правого сектора" денежное вознаграждение. Кроме того, некоторые из провокаторов после этого сели за один стол с верующими ужинать.


http://varjag-2007.livejournal.com/10303437.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<нацизм - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda