Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 647 сообщений
Cообщения с меткой

мировая война - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_varjag_2007

Укро-пропаганда в лагерях военнопленных. Ленин и Милюков

Суббота, 21 Мая 2016 г. 09:56 (ссылка)

Писала об этом лет 7 назад, но повторение - мать учения, тем более, что выложены ценные сканы документов:
Ленин Милюков_0

Можно сравнить с соцопросом от Юрко Тютюнника по проценту "украинцев" среди солдат.

Ленин Милюков
Ленин 49 томОригинал взят у zhenziyou в Пропаганда "украинства" в лагере для пленных малороссов - Ленин и Милюков

http://varjag-2007.livejournal.com/10104713.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Русский герой украинской революции

Четверг, 19 Мая 2016 г. 10:03 (ссылка)

Война 1914-17. Из личного фотоальбома генерала графа Ф.А.Келлера
Очень интересный материал flackelf из сборника фотодокументов Война 1914-17. Из личного фотоальбома генерала графа Ф.А.Келлера , какой через несколько дней будет у меня...

Нашим прадедам - солдатам и офицерам Русской Императорской армии посвящается!

Изображение


Фёдор Артурович Келлер, военачальник Русской Императорской армии, Свиты Его Императорского Величества генерал от кавалерии, "первая шашка России".
Убит в декабре 1918 петлюровскими сепаратистами в Киеве. Похоронен в киевском женском Покровском монастыре.


























Георгиевские кавалеры.




















































Раненного генерала Келлера направляют в госпиталь.Июнь 1916 года.





Вот этот фотоальбом, из которого я взял лишь самую малую часть фотографий, был на этой неделе подарен мне одним из авторов.

Издательство : Харьков "Фолио".2012г. Тираж 1000 экз.
Ред коллегия: Д.Табачник (главный редактор), О.Гинзбург , В.Воронин , О. Музичук, Н.Топишко, Н.Щербак.






Например мои прадеды и даже дед (по отцу) воевали в ту войну в Русской армии. А в чьей армии воевали прадеды жителей Галиции, которая в наши дни выступает в качестве идеологического центра государства Украина и навязывет русским свою идентичность?

= = = = = = =

Напомню кем был генерал Геллер в истории Украины:

Русский герой украинской революции


Генерал Келлер с наградной саблей, подаренной после убийства его палачами Петлюре

Когда в Украине государственный деятель почти стал синонимом абсолютной беспринципности, подлости и меркантилизма не верится, что здесь некогда находились люди достигшие высот власти, имея при этом твердые убеждения и шедшие ради них на смерть. Их кровь, возможно, до сих пор тяжким проклятьем лежит на Украине, отбрасывая тень на день сегодняшний. Одним из наиболее заметных деятелей Гражданской войны на Украине был генерал, не только задолго до своей трагической гибели ставший олицетворением чести и верности долгу, но и едва не изменивший дальнейшую историю России и мира в 1917-ом, а потом и в 1918 году.

http://varjag-2007.livejournal.com/10095972.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lazy_Mary

немецкие военные мемориалы

Понедельник, 11 Апреля 2016 г. 11:49 (ссылка)


Ах, война, что ж ты делаешь, подлая...

Они же не виноваты, что родились в свое время в своем месте, и их послали выполнять чьи-то  больные фантазии.

 







Тогда как советские военные мемориалы всем хорошо известны, о существовании аналогичных немецких мемориалов многие даже не подозревают. Хотя практически каждая немецкая деревня имеет свой собственный памятник погибшим на фронте односельчанам. Немецкие военные мемориалы строились, как правило, в 1930-х годах, когда югендстиль и модернизм постепенно уступали место нацистской эстетике. Первоначально эти мемориалы были посвящены солдатам Первой мировой войны, потом списки павших обычно дополнялись именами немецких солдат, погибших в годы Второй мировой. В результате получилась совершенно потрясающая смесь из героического пафоса, неподдельной скорби, послевоенного покаяния с элементами нацистской пропаганды и, как это не парадоксально, даже гомоэротики. Столетний юбилей Первой мировой войны представляет отличную возможность заново открыть этот совершенно неизвестный даже многим специалистам культурный феномен. Фотограф Владимир Поморцев провел несколько месяцев в путешествиях по небольшим городкам и деревням по всей Германии, чтобы разыскать лучшие образцы немецких военных мемориалов.



more
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Life-revival

Несостоявшаяся ядерная война весны 2015 г.

Среда, 30 Марта 2016 г. 13:19 (ссылка)


1. 11 марта 2015 года срывается Подписание союзного договора между Россией и Южной Осетией. Причина очень странная - Путин исчез, причем так быстро, что ответственные сотрудники МИДа даже не были об этом предупреждены. То есть он просто сорвался с протокольного официального мероприятия и всё. В статье по ссылке очень хорошо передано недоумение наблюдателей по этому поводу.



2. 14 марта на одном из американских конспирологических сайтов появляется статья о том, что со дня на день может начаться ядерная война.

В статье говорится о том, что благодаря спецоперации якобы ФСБ РФ, поддержаной компанией Касперского, удалось перехватить данные о том, что Великобритания должна нанести по РФ ограниченный ядерный удар "после 15-го марта"



15 марта на сайте NewsCom.md выходит её русский перевод. В статье довольно подробно, хотя и по-дилетантски изложена масса занятной информации - от сосредоточения войск НАТО на границе между РФ и Норвегией до активации пресловутой системы "Периметр".



3. 15 марта вечером выходит фильм "Крым.Путь домой", в котором Путин сообщает о том, что во время крымских событий он был готов привести в состояние полной боеготовности СЯС (считай приготовиться к немедленному пуску). Сам Путин в это время ещё находится неизвестно где.



4. 16 марта, утром в 8.00 по Москве, начинается внезапная проверка боеготовности Западного военного округа и Северного Флота (Норвегия, привет!). В маневрах участвуют 55 боевых кораблей, 40 000 человек и 110 летательных аппаратов, включая стратегическую авиацию. Чтобы было понятно - в масштабных советских военно-морских учениях "Океан-83" на которых отрабатывались действия ВМФ в глобальной войне было задействовано только 40 боевых кораблей. По факту, большая концентрация сил флота в ходе одних маневров была в нашей истории только 1 раз - в 1975 году в рекордных для всего мира учениях "Океан-75". Нехило для внезапной проверки, правда?



5. 16 марта Путин наконец-то появился, когда уже ВС РФ стояли просто "на ушах".



6. А теперь - самое интересное. 17 марта, капитан ВМС США Хизер Е.Коул, командовавшая т.н. Стратегическим Авиакрылом Связи №1 ВМС США, была отстранена от занимаемой должности по причине служебного несоответствия. В официальном прес-релизе сказано, что по отношению к ней с февраля 2015 года проводится расследование по факту её несоответствия занимаемой должности.

Казалось бы - причем здесь эта капитан Коул?

А при том, что именно её Navy's Strategic Communications Wing 1 отвечает за связь с подводными лодками США, находящимися на боевом дежурстве. Связь эта осуществляется с помощью вот этих замечательных птичек - Е-6 Mercury. Это самолет-ретранслятор с длинноволновыми антеннами и радиостанциями, и он является единственным средством, с помощью которого можно передать на АПЛ новый боевой приказ.



7. А теперь - сливки. 19 марта на том же конспирологическом сайте опубликована статья, где говорится вот что:



В докладе отмечается, что в понедельник, 16 марта, капитан Коул получила от Пентагона приказ на запуск авторизации "ограниченного" ядерного удара по России, которую не удалось запустить из-за Permissive Action Link (PAL).



PAL является устройством безопасности для ядерного оружия, цель которых заключается в предотвращении несанкционированного запуска или детонации ядерного оружия.



Эксперты в этом докладе объясняют, что критический сбой в авторизации ядерного удара по России, в данном случае был из-за принятой меры безопасности, которая в свое время была осуществлена по приказу бывшего министра обороны США Чак Хейгла, до его увольнения в прошлом месяце за его отказ принимать участие в этой атаке против России.



Этот доклад далее поясняет, что Министр Обороны Картер не был в курсе изменений PAL безопасности бывшим Министром Обороны Хейглом. Таким образом капитан Коул прервала данную запланированную ядерную атаку.




Оригинал статьи - здесь.



Более-менее вменяемый машинный перевод на русский - здесь.



Обращает на себя то, что во-первых, в статье выложена несколько более подробная информация, там например сказано, где сейчас содержится капитан Коул, что не пробивается по другим СМИ. Там же есть ссылка на статью от 14 марта.



Теперь комментарии. Во-первых, как бывший аналитик и прогнозист скажу вот что - совпадение может быть каким угодно невероятным, но оно может быть только одно. Два совпадения, не связанные прямыми причинно-следственными связями, невозможны. Если в Вашей команде будет аналитик утверждающий обратное - он некомпетентен.

Во-вторых, сайт WhatDoesItMEan выглядит как "сливной бачок" - орган желтой прессы, через который сливается важная информация. Цели такого слива обычно такие - показать, что секреты больше уже не секреты. Общественного резонанса такие сливы не вызывают, но послание к адресатам приходит.

В-третьих, если всё вышеизложенное правда, то пресловутая "партия мира" в США всё-таки есть, а значит есть и "партия войны", готовая пойти на всё.



Существование Америки стремительно входит в окончательное и очень острое противоречие с существованием остального человечества и с этим что-то надо делать, причем делать срочно...



Наводка - bulochnikov



UPDATE. Первоначальный вариант статьи содержал фактическую ошибку - Путин 16 марта появился в Питере, а 20-го - в Астане, за пределами РФ. Поэтому текст изменен. Но это уже не принципиально на самом деле.



Источник: http://ai-zhilin.livejournal.com/1543519.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Антония_7777

«Культ смерти» Клинтона-Обамы и НАТО готовятся начать Третью мировую войну

Пятница, 11 Марта 2016 г. 23:04 (ссылка)


Киссинджер предупредил Путина, что древний орден, контролирующий Обаму-Клинтона, остановить уже нельзя, грядет война...



Киссинджер предупредил Путина, что древний орден, контролирующий Обаму-Клинтона, остановить уже нельзя, грядет война...



 



Как сообщает информационный портал «Реальные Новости», ссылаясь на утечку конфиденциальных документов, циркулирующих в Кремле, во время личной встречи, состоявшейся ранее между бывшим госсекретарём США Генри Киссиджером и президентом Путиным, американский гость предупредил российского лидера, что орден, исповедующий 2древний культ смерти», который в данный момент контролирует США и Великобританию, «не может быть остановлен», и что они готовят «план /стратегию» общемировой войны.



Киссинджер предупредил Путина, что древний орден, контролирующий Обаму-Клинтона, остановить уже нельзя, грядет война...



Путин



Согласно этим материалам, госсекретарь Киссиджер был давно почитаем в Кремле как один из немногих американских политиков за всю историю США, которые не только честно и справедливо вели дела с лидерами Кремля, но также знали о серьёзной боязни России многих западных лидеров прошлого века, которые были и находятся под контролем древней оккультной практики некромантии (общения с умершими).



 



Будучи рождённым в Фюрте (Бавария, Германия) в 1923 году, в еврейской семье, отмечается в докладе, будущий госсекретарь Киссиджер вместе с родителями в 1938 году бежал от нацистского режима в Америку, а во время Второй мировой войны стал героем, благодаря выдающемуся управлению немецким городом Крефельд (местом начала Холокоста в 1936 году) и выслеживанию и поимке лидеров нацистского режима, в частности тех, кто принадлежал к мистической оккультной организации, известной как Аненербе.



В виду военного опыта госсекретаря Киссинджера в ведении дел с Аненербе, продолжается в докладе, ему приходилось часто общаться с коллегами советской разведки, таким образом, ему стало достоверно известно о том, что обе мировые войны Первая и Вторая были «придуманы и спланированы» монаршими семьями Европы и их американскими подхалимами последователями, которые были приверженцами учения некромантии.



И хотя сведения об этих некромантах практически исчезли из памяти жителей Запада, говорится в докладе, госсекретарь Киссинджер всё ещё отстаивает правду, впервые раскрытую советами после их захвата власти у царя Николая II в 1917 году, чьи личные документы и переписка с родственниками из Британии, Германии, Норвегии, Дании и Греции содержат доказательства того, что Первая мировая война была спровоцирована «духами», руководившими и контролирующими их.



Первое появление этих «руководящих духов смерти», которые взяли под свой контроль королевские семьи Европы, продолжается в докладе, произошло во время правления королевы Англии Елизаветы I (1558-1603), с чьим самым надёжным советником, Джоном Ди, «духи» впервые вступили в контакт – и под чьим «руководством» Англия всего за два столетия превратилась из отсталой нации в одну из величайших империй в истории мира.



И хотя Джону Ди приписывают звание основоположника всех современных западных наук, продолжается в докладе, его «связь и общение» с этими «духами умерших» правили всей Англией, а сегодня и всем Западным миром, который он считал сатанинским – как было детально задокументировано в исторических записях того периода ирландским писателем-академиком Дж. Х. Бреннаном – который также превратил свою диссертацию магистра в университете Эксетер о Джоне Ди в книгу под названием «История мира духов», о которой пишут:



«Существование духов было так же очевидно, как и существование Бога…когда он с интересом слушал наставления из мира духов. В своём бестселлере романист и эксперт оккультных практик Дж. Х. Бреннан изучает то, как «мир духов» - независимо от того, верим мы в него или нет – влияет на нас с момента рассвета цивилизации. Благодаря чутью писателя-романиста и зоркому глазу учёного, Бреннан подробно описывает сверхъестественное сродство мировых лидеров, начиная от короля Навуходоносора и заканчивая Адольфом Гитлером, и наглядно демонстрируя, как на решения и политику каждого из них повлияли сверхъестественные верования и ритуалы. Бреннан также исследует влияние видений шаманов древних культур и таких предсказателей как Жанна Д’Арк. Книга содержит тысячелетнюю хронику контактов мира духов с нашим миром и представляет совершенно новый взгляд на историю».



И данные о западных некромантах можно найти не только, обратившись к истории, но и в наше время можно увидеть явные примеры – включая события 17 октября 2012 года, когда бывший президент США Билл Клинтон, во время своего выступления на церемонии в Нью-Йорке, рассказал публике о том, что его жена, Хилари Клинтон, вступила в контакт с духом Элинор Рузвельт (жены бывшего президента США Франклина Д. Рузвельта), который хотел передать им сообщение. (Примечание: стипендианты Родса, такие как Билл Клинтон, практикуют оккультные «ритуалы» Джона Ди, которые также давно практикуются британскими и другими европейскими монаршими семьями).



После того, как президент Путин получил предупреждение Киссинджера, он приказал немедленно запретить въезд в Россию пяти высших должностных лиц США, идентифицированных как попавших под контроль «культа смерти» Клинтона-Обамы. Все они были главными архитекторами возрождения пыток в Америке для своих «демонических хозяев», при которых, как и при гитлеровском режиме до них, бурно расцветали пытки и начались массовые убийства людей. (Примечание: Согласно официальному документу, запрет на въезд американских чиновников коснулся Альберто Гонзалеса, Дугласа Дж Фейта, Джона Риццо, Скотта Байби и Уильяма Джеймса Хейнса).йну



Но самую большую озабоченность президента Путина в связи с деятельностью «культа смерти» Клинтона-Обамы вызвал рассказ Киссинджера о том, что режим Обамы и его союзники по НАТО готовятся начать Третью мировую войну, спровоцировав Турцию (которая уже привела свои войска в повышенную боеготовность) на атаку вооруженных сил Российской Федерации в Сирии, что, конечно же, заставит Россию масштабно отреагировать.



Источник →

Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Первый украинизатор русской армии - генерал Лавр Корнилов

Среда, 25 Февраля 2016 г. 01:00 (ссылка)



генерал, гетман, украина, скоропадский

"Кавалергарда век недолог, и потому так сладок он". Увы, сочинивший эти строки Булат Окуджава, видимо, и не подозревал, что со времени образования "кавалергардии" в 1726 году из множества войн, в которых участвовали русские войска до 1914 года, она была задействована лишь в кампаниях против Наполеона в 1805-м и в 1812–1814 годах да еще в подавлении Польского восстания в 1831 году и Венгерского – в 1848-м.

ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЧЕТВЕРКА

Зато жизнь кавалергардов действительно была сладкой – парады, караулы в императорских дворцах, участие во всех мероприятиях царствующей династии, скачки, актрисы и, главное, полковые кутежи. А какие перспективы! Ведь немалое число генерал-губернаторов и министров России в XIX и первом десятилетии ХХ века начали карьеру именно в Кавалергардском полку.

Надо ли говорить, что в семье богатого украинского помещика Петра Скоропадского не было особых споров, куда пристроить сына Павла после окончания Пажеского корпуса. Конечно, в кавалергарды. Оказавшись в их рядах, он быстро сдружился с офицерами-сослуживцами князем Александром Долгоруковым и двумя баронами – Карлом Густавом Маннергеймом и Петром Врангелем.

Замечу, что родным языком Павла был немецкий. Он долго жил за границей и толком говорить по-русски выучился к 7 годам, а "рiдну мову" не знал вообще. Впрочем, родным языком выходца из Великого княжества Финляндского Карла Густава Маннергейма был шведский. Финским языком он не владел. Да и финнов барон в ту пору иначе как "чухонцами" не называл.

Служба большинства офицеров-кавалергардов перемежалась с продолжительными отпусками, во время которых корнет Скоропадский много месяцев путешествовал по Германии, Англии, Голландии, Франции, Бельгии, Швейцарии, Италии, Греции и Турции. В 1898 году он выгодно женился на Александре Дурново, дочери главы департамента полиции, а с октября 1905 года – министра внутренних дел Петра Николаевича Дурново. Тещей Скоропадского стала графиня Кочубей – владелица огромного состояния. Замечу, что Петр Дурново был неформальным главой прогерманской партии в кругах сановной бюрократии.

С началом Русско-японской войны в Маньчжурию "на ловлю счастья и чинов" немедленно рванулась вся "великолепная четверка" кавалергардов – Скоропадский, Маннергейм, Врангель и Долгоруков. Поскольку гвардейские полки участия в кампании не принимали, все четверо попросились в казачьи части. В Порт-Артур почему-то никто не поехал. Наоборот, из крепости наблюдался отток аристократии. Так, уже 31 марта 1904 года оттуда убыли великие князья Кирилл и Борис Владимировичи.

В Маньчжурии наши герои особыми успехами не отличились, равно как и вся русская армия. Зато господа кавалергарды получили множество наград и повышения по службе. Так, Скоропадский в декабре 1905 года был произведен в полковники и пожалован званием флигель-адъютанта его императорского величества.

СМУТНОЕ ВРЕМЯ

К январю 1917 года и Павел Петрович, и его друзья уже носили генеральские погоны. Но за январем, как известно, следует февраль. А в скором времени в славном граде Киеве воцарилось четырехвластие. Городом и губернией одновременно пытались управлять Исполнительный комитет Временного правительства, Киевский совет рабочих и солдатских депутатов, Центральная Рада и командование Киевского военного округа. Следует заметить, что если последнее было назначено еще государем-императором Николаем II, то три остальных органа назначили себя сами.




Так, Центральная Рада была создана в апреле 1917 года на Украинском национальном конгрессе, в работе которого приняли участие делегаты от двух десятков партий и общественных организаций. Собравшиеся заявили, что уполномочены говорить от имени всей Украины и решать все ее проблемы. На самом же деле данные партии и организации состояли из нескольких десятков, в лучшем случае – из нескольких сотен активных членов. Ни левых (большевиков), ни правых (монархистов и государственников) на конгресс, разумеется, никто не приглашал. Отсутствовали там и представители многомиллионного русского населения, проживавшего на украинской территории.

Центральная Рада выступала за отделение Украины от остальной России, принудительное введения галицийского диалекта украинского языка, создание особой украинской церкви и т.д. Понятно, что подобные задачи отнюдь не являлись главными для селянства, которое желало немедленного раздела помещичьих владений. На эти требования "социалистическая" Рада дала блестящий ответ: надо подождать, пока закон о земле будет принят Всероссийским учредительным собранием, и лишь тогда Центральная Рада будет думать, как применить его на Украине. Таким образом, обеспечивалась неприкосновенность помещичьей собственности, а гнев украинских крестьян направлялся в сторону злыдней-москалей, которые никак не хотят по справедливости наделять тружеников-хлеборобов земельными наделами.

Между тем в русской армии с конца марта 1917 года началась кампания украинизации. Во главе оного движения стал... генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов, назначенный Временным правительством Верховным главнокомандующим. Чуть ли не в первый день новый главковерх издал приказ о немедленной украинизации 34-го армейского корпуса. В этом корпусе, равно как и в ряде других соединений, оставляли только уроженцев малороссийских губерний, а взамен увольняемых записывали украинцев, переводимых из прочих частей русской армии. Зачем Корнилову потребовались "украинизированные" дивизии и полки, сейчас можно только гадать. Вероятно, генерал хотел их использовать в каких-то своих играх: то ли повести на Петроград для захвата власти, то ли Лавр Георгиевич сам примеривался к посту гетмана всея Украины.

Командиром украинизированного 34-го корпуса назначили генерал-лейтенанта Павла Скоропадского, благо один из его предков, хоть и не по прямой линии, два столетия тому назад, при Петре Великом, был гетманом Малороссии.

20 ноября 1917 года Центральная Рада издала универсал, в котором провозгласила создание Украинской Народной Республики. Увы, власть Рады ограничивалась Киевом и его окрестностями. В конце января 1918 года к столице Украины подошли большевистские войска. Не мудрствуя лукаво, Центральная Рада во главе с профессором Михаилом Грушевским ударилась в бега. Киев был взят красными, и туда 12 февраля переехало украинское советское правительство, созданное в Харькове еще в декабре 1917 года.

Спасло самозванную Раду заключение 9 февраля 1918 года мирного договора с Германией и Австро-Венгрией. От имени Рады подпись поставил недоучившийся студент Александр Севрук. Согласно этому договору Центральная Рада обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 года 60 млн. пудов хлеба, 3 млн. пудов живого веса рогатого скота, 400 млн. штук яиц, сотни тысяч пудов сала, масла, сахара и других продуктов.

А 1 марта первый батальон саксонской пехоты появился на киевском вокзале. Давняя мечта австрийских и германских политиков осуществилась. Правда, некоторые острословы с берегов Днепра трактовали произошедшее совсем иначе:

Од Кыева до Берлина

Простяглася Украина.

ИЗБРАНИЕ "ТУЗЕМНОГО ВОЖДЯ"

В Киеве обосновалась главная квартира германского командования во главе с генерал-фельдмаршалом Германом фон Эйхгорном. Вслед за немецкими солдатами объявились в "матери русских городов" и лидеры Центральной Рады.

Однако министры и генералы кайзера Вильгельма II довольно быстро поняли, что опереточное правительство Рады не в состоянии помогать им в управлении Украиной. Поэтому немцы решили заменить Центральную Раду более эффективным "туземным вождем". Нашелся и повод.

Руководство Рады организовало похищение с целью выкупа киевского миллионера, банкира Абрама Доброго. В ночь с 24 на 25 апреля он был захвачен двумя офицерами украинской армии и тремя молодчиками в штатском. Позже выяснилось, что "операцией" руководил некто Осипов – чиновник особых поручений украинского Министерства внутренних дел, личный секретарь начальника политического департамента Гаевского. Миллионера запихнули в автомобиль, привезли на вокзал и притащили к вагону, стоявшему на запасных путях под охраной воинства УНР – так называемых "сечевых стрельцов". Потом этот вагон прицепили к обычному пассажирскому поезду, шедшему в Харьков. Осипов, не скрывая, кто он, предложил Доброму "решить проблему" всего за 100 тысяч: "Есть одно лицо, которое за деньги может ликвидировать всю эту историю. Но придется после уплаты немедленно покинуть пределы Украины".

Однако деятели из Рады оказались дилетантами в сложной науке рэкета. Они оставили на свободе жену банкира. Та немедленно обратилась в германскую комендатуру. Немцы среагировали мгновенно. Возможно, тут роль сыграло и сотрудничество Доброго в годы войны с кайзеровской разведкой, ведь Абрам через Персию сбывал украинский сахар в Германию.

И вот 28 апреля в зал Киевского педагогического института, где заседала Центральная Рада, вошел взвод немецких солдат. Командовавший ими лейтенант без всяких предисловий гаркнул: "Руки вверх!" Все присутствующие немедленно и послушно выполнили приказ. Получилось что-то вроде финальной сцены из гоголевского "Ревизора" – все молчали+ Несколько членов Рады были арестованы, остальных обыскали и выгнали на улицу.

Взамен Центральной Рады генерал-фельдмаршал Эйхгорн решил дать Украине+ гетмана. Кстати, это слово было вполне понятно германскому полководцу, поскольку происходило от немецкого слова "гауптман" (Hauptmann) – начальник. Причем вполне подходил на эту должность Павел Скоропадский.

Немцы учли и "историческую" фамилию кандидата, и его членство в масонской ложе "Великий Восток", в котором, между прочим, состояли еще до 1917 года и Михаил Грушевский, и Симон Петлюра.

Избрание гаупт... то есть, прошу прощения, гетмана состоялось 29 апреля 1918 года в цирке Крутикова на Николаевской улице в Киеве. Режиссером представления был тот же Эйхгорн. В цирке собрали "хлеборобов-собственников". Несколько "тружеников полей" выступили с речами, требуя спасти Украину от хаоса, а сделать это может только гаупт+ Нет, извините, гетман. И тут в одной из лож цирка показался одетый казаком Скоропадский. "Хлеборобы" дружно "прокричали" его гетманом.

Так Центральная Рада была без единого выстрела разогнана германскими оккупантами. Ни один человек на всей Украине не встал на ее защиту. Началась эпоха новой гетманщины или, как шутили киевляне, "гетманшафт". Сам Павел Скоропадский поселился в доме киевского генерал-губернатора. Любопытная деталь: под кабинетом гетмана на втором этаже находилось помещение немецкого караула. Так что Павел Петрович сидел на германских штыках не только в переносном, но и в прямом смысле слова.

ВЕНСКИЙ КАНДИДАТ

Скоропадский немедленно "сменил вывеску на лавочке". Ему как-то неудобно было именоваться гетманом Украинской Народной Республики, и потому молодое "независимое" государство нарекли Украинской державой. Ее вооруженные силы осенью 1918 года обычно представляли собой украинизированные в 1917 году части армии России. За что отдельное спасибо "русскому патриоту" Лавру Корнилову!

Хотя боеспособность гетманского воинства была близка к нулю. Упомяну лишь об их уставах, которые составлялись наполовину на мове, а наполовину из немецких слов, поскольку военные термины в "говоре малороссийских мужиков" отсутствовали. Поэтому "Смирно, равнение направо" звучало как "Хальт, струнно направо".

Тогда же, замечу, на службу к гетману попросился один его приятель – генерал Петр Врангель. Однако для него не нашлось подходящей должности.

Между тем оккупационные германо-австрийские войска приняли решительные меры для наведения порядка на Украине. Немедленно были возвращены помещикам захваченные крестьянами земли, скот и инвентарь. Карательные отряды проводили массовые расстрелы. Однако эти меры не успокоили население, а лишь только озлобили его. Именно при гетмане резко, по сравнению с временами Центральной Рады, возросла активность различных повстанческих формирований.

Банда, а можно сказать – и армия батьки Махно действовала на огромном пространстве современной Украины – от Лозовой до Бердянска, Мариуполя и Таганрога и от Луганска и Гришина до Екатеринослава, Александровска и Мелитополя. Большую известность получили банды Зеленого, Струка, Соколовского и Тютюнина, атаманши Маруси и др.

А ко всему прочему у славного гетмана Скоропадского появился конкурент – украинский цесарь Василь I. Еще до войны униатский митрополит Андрей Шептицкий подал императору Францу Иосифу I проект обустройства Украины, где говорилось: "Самый выдающийся военачальник мог бы после великой победы быть наречен нашим (то есть австрийским. – А.Ш.) кайзером "гетманом Украины"".

Австрийское правительство прислушалось к совету митрополита и подыскало своего кандидата в гетманы. Им стал Вильгельм фон Габсбург фон Лотринген (Лотарингский). Вильгельм принадлежал к младшей линии дома Габсбургов, и ни его отец, ни он не имели династических прав на наследование австрийского престола. Вместе с тем батюшка Вильгельма, Карл-Стефан, приходился троюродным братом императору Францу-Иосифу.

Вильгельма Габсбурга срочно переименовали в Василя Вышиваного, и тот даже стал писать стихи на ломаном галицийском наречии. Вильгельм-Василь любил надевать под австрийский мундир вышитую малоросским орнаментом сорочку, а с зимы 1917 года стал сниматься для газет и листовок исключительно в одной сорочке или жупане. 4 февраля 1917-го впервые "Вестник Союза освобождения Украины" напечатал фото Вильгельма Габсбурга в вышиванке.

Весной 1918 года Василь Вышиваный объявляется в Херсоне, берет под свою опеку несколько местных атаманов и пытается создать свою армию. В мае 1918-го украинствующие социалисты из славного города Одессы предложили Вышиваному отнять гетманскую булаву у Скоропадского.

Скоропадский, в свою очередь, трижды посылал жалобы в Берлин с просьбой отозвать с Украины эрцгерцога Вильгельма Габсбурга. Германское правительство, естественно, взяло под защиту своего гауптмана-гетмана и решительно потребовало от Вены убрать Василя куда подальше. Не желая конфликта с могучим союзником, преемник скончавшегося Франца-Иосифа император Карл I приказал перевести Василя с его "сечевыми стрельцами" с Херсонщины в Черновцы.


ПЕТЛЮРОВЩИНА

Тем не менее судьба гетманшафта Скоропадского решилась не на полях Северной Таврии, а в Берлине. 9 ноября 1918 года в Германии была провозглашена республика, а на следующий день кайзер Вильгельм II бежал в Голландию. 11 ноября было подписано Компьенское перемирие между странами Антанты и Германией, завершившее Первую мировую войну.

Павел Скоропадский оценил ситуацию и 14 ноября назначил новый кабинет министров, уже без самостийников, провозгласил Акт федерации, по которому обязался объединить Украину с будущей небольшевистской Россией. Принимая это решение, Скоропадский надеялся получить поддержку со стороны главнокомандующего Добровольческой армией генерала Антона Деникина и стоявшей за его спиной Антанты.

Но тут на подмостки истории выпрыгивает, как черт из табакерки, Симон Петлюра, кардинально меняя военно-политическую ситуацию на Украине.

Краткая справка – Петлюра Симон Васильевич, сын извозчика, учился в семинарии. Бросив семинарию, работал журналистом и бухгалтером в фирме, торговавшей чаем. Затем отправился в Австро-Венгрию, где окончил Львовский университет. По возвращении в Киев занял должность Великого магистра ложи Святого Андрея (Великой ложи Украины).

В Центральной Раде Петлюра занимал пост "военного секретаря". В июле 1918 года он и его коллега – министр Владимир Винниченко (некогда социал-демократ-меньшевик, писатель) – были арестованы по обвинению в заговоре с целью отстранения от власти Скоропадского. Они просидели несколько недель под замком, а потом дали честное слово министру юстиции Вязлову не выступать против гетмана и с тем были отпущены на все четыре стороны.

Петлюра сразу же отправляется в Белую Церковь. Там были размещены сечевые стрельцы – галичане. Легион украинских сечевых стрельцов был сформирован в Австро-Венгрии в августе 1914 года. Первоначально в его составе было 2500 человек. По прибытии на русский фронт он почти в полном составе попал в плен. Весной 1917 года Временное правительство освободило "стрельцов". Большинство из них (в том числе Евгений Коновалец – будущий лидер Организации украинских националистов) отправились в Киев, где к декабрю 1917-го был создан курень сечевых стрельцов. Разоруженные и распущенные в первые дни гетманства, стрельцы ходатайствовали о разрешении вновь создать свою часть, на что Павел Скоропадский дал свое согласие, назначив местом формирования Белую Церковь.

14 ноября 1918 года в Белой Церкви появилось новое правительство Украины, так называемой Директории. (Этим опереточным персонажам очень льстило сравнение с Великой Французской революцией). Главой Директории стал Владимир Винниченко, а верховным главнокомандующим и кандидатом в Бонапарты – Симон Петлюра.

Последний также сколотил и свою собственную партию – "Украинский национальный союз". "Селянство" активно поддержало Петлюру, получив возможность безнаказанно и на идейных основаниях грабить помещиков, русских сельских врачей и учителей, евреев и отступающие германские тыловые части. Об истинных же целях Петлюры украинские мужики имели крайне смутное представление. Любопытно, что население многих сел считало Симона Васильевича+ женщиной. "Вона Петлюра усим кацапам, немцам и жидам покаже+" Думаю, не надо доказывать, что 99,9% крестьян Украины не знали и не ведали, что, собственно, из себя представляет петлюровский "Украинский национальный союз".

БЕГСТВО

С появлением Директории гетманские войска разбежались или перешли на сторону Петлюры.

Что же касается немцев, то они 17 ноября в Белой Церкви заключили с Директорией соглашение о нейтралитете. Германское командование обещало не мешать Петлюре свергать гетмана в обмен на условие не препятствовать эвакуации немецких и австрийских войск на родину. Замечу, что во всех местностях, куда вступали петлюровцы, немцы без сопротивления или попыток уничтожения передавали им свое оружие и военное имущество, которое не подлежало вывозу в Германию.

Оставшись в изоляции, Скоропадский делает ставку на русских белогвардейцев. 14 ноября он выпустил грамоту о Федерации Украины с Россией. 19 ноября гетман назначает главнокомандующим вооруженными силами Украинской державы одного из героев мировой войны и самых убежденных сторонников российской монархии генерала от кавалерии графа Федора Келлера.

Келлер немедленно попытался произвести мобилизацию находившихся в Киеве офицеров русской армии. Но, несмотря на угрозу применить "расстрел в случае неявки в течение 24 часов", из примерно 20 тыс. офицеров, зарегистрированных в городе, всего лишь около 6 тыс. оказались готовы встать на сторону гетмана. Они были распределены по двум "дружинам", которые возглавили генерал Кирпичев и полковник князь Святополк-Мирский. Кроме того, Келлеру подчинили гетманскую гвардию – "сердюцкую" дивизию (около 5 тыс. бойцов), а также различные части, только что начавшие формироваться как для гетманской, так и для Добровольческой армии (например, Ольвиопольский и Кинбурнский кавалерийские полки). Всего у Келлера было около 12–15 тыс. штыков и сабель.

Однако подчиненные генерала допустили ряд антиукраинских выходок, в том числе срывали жовто-блокитные флаги и заменяли их русским триколором. Есть сведения, что в штабе Келлера готовилось свержение гетмана и объявление Киева территорией, подчиняющейся деникинцам.

Скоропадский поспешно смещает Келлера с поста главнокомандующего, а на место графа назначает его заместителя генерал-лейтенанта князя Александра Долгорукова. Князь был глуповат, но у него имелись два важных достоинства. Во-первых, он являлся старым приятелем и собутыльником Скоропадского, а во-вторых, недолюбливал руководство Добрармии.

12 декабря немцы договорились с Петлюрой об эвакуации Киева. Утром 14 декабря князь Долгоруков и ряд его офицеров драпанули в Германию. В полдень гетман подписал отречение, а еще через два дня удрал из своего дворца, переодевшись в мундир немецкого офицера. Весьма близко к действительности его бегство показано в пьесе Михаила Булгакова "Дни Турбиных". Скоропадского тайно вывезли в Берлин.

У КАЖДОГО СВОЙ ФИНАЛ

В Германии в начале 1920-х годов Скоропадский создал свою так называемую "гетманскую организации". Во главе ее стояла "управа", председателем которой был сам гетман. В эмиграции Павел Петрович пытался наладить связь с каждым, кто мог бы дать денег, – с великим князем и самопровозглашенным российским императором Кириллом Владимировичем, с японским военным атташе в Берлине полковником Банзаем и с офицерами японского генштаба Акацуни и Танака. По их просьбе Скоропадский отправил в Харбин несколько своих представителей для работы с местной украинской эмиграцией.

Большие надежды экс-гетман возлагал на нацистов, но, увы, опять дал маху. Его приятельские отношения с главой штурмовиков Эрнстом Ромом закончились арестом после "ночи длинных ножей" 30 июня 1934 года.

Правда, Скоропадского гестапо быстро отпустило, но доверие Гитлера к бывшему гетману было утеряно. Точку в карьере Скоропадского поставила американская бомба. 26 апреля 1945 года он погиб в баварском городе Меттене в ходе авианалета.

Его "ниспровергатель" – Симон Петлюра – к тому времени давно покоился в могиле: он был убит в мае 1926 года в Париже неким Самуилом Шварцбардом – вроде бы знакомцем Нестора Махно и агентом Лубянки.

Судьба другого конкурента Скоропадского – Василя Вышиваного (он же Вильгельм Габсбург) – также оказалась плачевной. В 1930-х годах Василь-Вильгельм был привлечен в Париже к суду за подделку ценных бумаг, но бежал от французского правосудия в Германию. В период Второй мировой войны ряд эмигрантских деятелей решили провозгласить Василя "царем соборной Украины".

Разгром Третьего рейха застает Вильгельма Габсбурга в Вене, отсюда он в августе 1947 года, во время "чистки" города сотрудниками СМЕРШа, был вывезен в Киев. Поводом для ареста стала организованная им встреча французского капитана Полисье с бандеровским эмиссаром Мирославом Прокопом. Речь там шла о помощи правительства Шарля де Голля формированиям ОУН-УПА. 25 мая 1948 года МГБ УССР приговаривает Габсбурга к 25 годам в исправительных лагерях. Скончался Вильгельм от туберкулеза 18 августа того же года в тюрьме №1 Киева.

28 декабря 1989 года Киевской военной прокуратурой Вильгельм Габсбург был реабилитирован как "жертва репрессий, что имели место в период 30–40-х и начала 50-х годов".

В июне 2007 года на Украину пожаловал Отто фон Габсбург – сын последнего императора Австро-Венгрии Карла I, правившего в 1916–1918 годах после смерти Франца Иосифа I. Первым делом высокого гостя привезли в музей "советской оккупации" и подвели к отдельному стенду героя незалежной Украины Вильгельма Габсбурга, то бишь – Василя Вышиваного. Отто прослезился. Ряд "западенских" политиков еще до визита предлагали короноваться Отто "украинским царем". Увы, принц малость староват – 1912 года рождения, зато у него есть дети – гарные хлопцы Кари и Павел-Георг 1961 и 1964 годов рождения соответственно, а также не менее гарные дивчины Андреа и Вальбурга. Так что вопрос с "украинским царем" до сих пор открыт.

А пока во Львове решили установить памятник императору Францу-Иосифу I. Тому самому, который только за два года – 1914–1916-й – сумел уничтожить свыше 60 тыс. русинов, которых сейчас в Киеве считают украинцами.


Источник

http://varjag-2007.livejournal.com/9779887.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Русские во Львове

Суббота, 06 Февраля 2016 г. 11:58 (ссылка)

Несколько лет назад я публиковала материал "Русские лица Львова". Вот еще один интересный материал о русских во Львове.

Львов-Lwow Зима 1914/15





(Фрагмент из моего романа "ВЕЧНЫЙ КАЛЕНДАРЬ" - журнал "Дружба народов" , 2005-3)

…На бульваре у Оперного ко мне в тот день подошли два пожилых поляка: "Пшепрашам, пан не скажет, где тут был Проспект Легионов?" Этого я не знал. Двое седых мужчин, говорящих на смеси трех языков, истекающих памятью по короткой предвоенной, объявленной почему-то золотым веком истории польского государства. В Варшаве – Маршалковская, во Львове – Проспект Легионов. Устрашающая милитаризация городской топографии, выказывающая комплекс малой нации: да убоятся враги. Я присел на скамейку – и тут оказался соседом пожилого отставника с бесстрашно развернутой газетой "Правда" месячной давности, какими-то путями достигшей города, успевшего отвыкнуть от вида этого логотипа. Я его понял и почувствовал всего – от армейских подтяжек и до шлепок без задников, с его распорядком и вкусами постаревшего несгибаемого советского винтика, – он привык по вечерам выходить на бульвар с любимой газетой, и что ты с ним сделаешь, старикам закон не писан, они живут прошлым, говорят из прошлого, погруженные в реалии своей трудовой биографии, как глубоководные рыбы, умирающие от разрыва тканей на самых верхних этажах действительного существования. Эти две прошлые "правды" накладывались на третью правду, тоже притопленную и уже едва различимую в гуще истории… Со мною был редкий фотоальбом, называвшийся "Львовъ – зима 1914/15г.", включавший 32 снимка с натуры. Он попал ко мне долгим и сложным путем, и я дорожил им больше любой другой своей книги. Я с этим альбомом жил. Вооружившись большой лупой, с ее помощью погружался на глубину далекого зимнего дня, раздвигая рамки фотоснимка во весь окоем лупы, снимая бритвенным лезвием воображения микрон типографской краски, выпавшей на бумагу с клише, изготовленного по распоряжению оккупационных властей в фотоцинкографии "Tecza we Lwowe", подменяя ее объемом, облепленным коллоидным серебром. Время действия: один зимний день конца 14-го-начала 15-го года.




В этот короткий промежуток времени в несколько месяцев Львов был занят царскими войсками, расположившимися в нем на постой, зимовку и перегруппировку сил перед новым наступлением (в действительности – отступлением), что, по мысли военного ведомства, и следовало отметить выпуском альбома достопримечательностей чудного города, на фоне которых, отныне навеки закрепленные фотопроцессом, шагают, позируют глядя в объектив, сидят развалясь на парковых скамейках, едут на автомобилях солдаты и офицеры в шинелях и мундирах русской императорской армии. Зимний солнечный день, заполненный фотосъемкой с нервными переездами от одного объекта к другому на специально выделенном комендантом открытом автомобиле (он несколько раз попадает в поле снимка), выбором каталогизирующих меток (солдаты и городовые в кадре), переменой познавательно-репрезентативных установок. Я шел по следам фотографа с говорящей фамилией Набоковъ (Fotografowal z natury Aleksander Petrowicz NABOKOW), командовавшего неуклюжей старинной фотокамерой на треноге и отрядом из трех человек: водитель и два офицера, приданные для охраны и помощи. К ним примкнули две местные барышни и львовский гаврош, привлеченный дружелюбием и щедростью русских офицеров. Эти персонажи переходили из снимка в снимок, мешаясь с толпой, с гуляющими по улицам солдатами и офицерами, привлеченными процессом фотосъемки, я постепенно выделил их из кадра: водитель в кожаной куртке и крагах, два усатых офицера с шашками на боку и в фуражках с кокардами, две барышни в теплых шалях (одна очень хороша собой), гаврош в кепке, пиджаке и чунях с галошами с загнутыми носами. Маленькая компания молодых людей, выполнявшая спецзаказ властей совмещая работу с удовольствием от автомобильной и пешей прогулки.




Я шел по следам этой компании, завидуя их молодости, опьянению победой и блаженным состоянием труда-отдыха-флирта, держа в уме план города, как на карте генерального штаба, испещренного серией голубых и красных стрел (голубые маршруты – их, красные – мои), вживаясь в каждый их фотокадр со всей грандиозной ненужностью своего досужего времяпрепровождения. За сто лет в центре города мало что изменилось – те же каштаны и липы, тот же серый камень, та же геометрия солнечного света: волнующая рябь в воздухе, штриховка рустованной поверхности фасадов и зловеще поднимающиеся тени из брам. Вот спешившаяся с железного коня компания позирует под стенами Арсенала на фоне средневекового герба Львова – сложного многофигурного барельефа, где скрещенные пушки с ядрами, орлы с ангелами и крепостные башни славного города Льва с царем зверей в роли привратника... Один из офицеров стоит вполоборота к девушкам и, застигнутый врасплох, что-то говорит глядя в объектив, топорща усы в белозубой улыбке. Переломленное пополам слово так и осталось торчать кочерыжкой из рта. Гаврош застыл на почтительном отдалении от взрослых в позе предупредительной готовности и внимания к малейшему кивку в свой адрес, готовый рассказать, сбегать, поднести. Эту стену (герба уже нет) можно увидеть и сегодня – как и сотни лет назад, в Арсенале (музее) склад двуручных мечей, кольчуг, боевых шлемов, палашей, сабель, шпаг, рыцарских лат, кремневых пистолетов и чугунных мортир, готовых к тому, чтобы в случае угрозы городу снова быть пущенными в ход. В правой пристройке Арсенала, где теперь реставрационные мастерские, жили городские палачи, отчего эти палаты так и зовутся – "кативня". Городской палач по большим праздникам руководил уборкой города; в остальные дни в роли мусорщика вычищал канавы от гниющих в них отбросов и нечистот, над которыми роились золотые мухи, наваливал собранный мусор на телегу и свозил за город. Но наступал день преображения – и он накидывал на голову кожаный капюшон с прорезями для глаз, вооружался двуручным мечом (он до сих пор цел и покоится в музее), всходил на эшафот, установленный у "столба кары" – символа власти, и вершил свой суд. Развернув альбом на нужной мне странице, я недоверчиво топтался у стены Арсенала с облупленными пилястрами и узкой бойницей забранного решеткой окна... Время и история когда-то поместили здесь четыре человеческие фигуры, вступившие в квадратное пространство кадра, сложенного из камня, времени и солнечного ветра.


А вот уже офицеры стоят перед старинной ротондой в городском парке… Вместо барышень, изгнанных из кадра невидимым фотографом Набоковым А.Н. (родственник или однофамилец писателя?), к офицерам присоединилась сестра милосердия с белой повязкой и крестом на рукаве, сумрачным и задумчивым лицом. Погруженные в социально-историческую игру, обозначенную ее приметами – погоны, шашки, позы мужества и отваги, – молодые офицеры целиком принадлежат своему времени и молодцевато глядят в будущее, про которое я так много знал, что хотелось их пожалеть и погладить по головам, как маленьких, как родных: впереди у них тяжелые бои лета 15-го, потери, отступления, революция. Душой и телом они принадлежат этой эманации прошлой жизни, и только глаза, устремленные в объектив, говорили о личном опыте одиночества и давления невыразимого, которое хочет себя выразить. Офицеры молоды и полны сил, но они уже умерли к настоящему моменту, следовательно, главное о них мне уже известно. Ступая по их следам, я забрел в парк, уселся под этой ротондой (сегодня там летнее кафе) за красный пластиковый столик и, развернув альбом, стал сличать настоящее с минувшим. Одни деревья выросли, других уж нет. Ротонда с куполом на восьми колоннах с античными профилями на барабане была все той же. Заглянув через мое плечо, хозяин питейного заведения пришел в такой восторг от альбома, что не скупясь налил мне бокал "хайнекена". Я выпил пиво в память о людях, с которыми пытался сейчас совпасть в пространстве – но, увы, не во времени. Фотограф Набоковъ с тремя своими помощниками, казалось, совершил невозможное, превратив прошлое в такую же достоверность, как и настоящее... Вот вступившая в город маршевая колонна месит сапогами мерзлую слякоть заснеженной улицы Коперника – пехота, пехота, верховые казаки скачут вдоль обочины с притороченными к седлам пиками... В сотне метров от дороги стоит на горе австрийская Цитадель, выстроенная как средневековый замок – со рвом и шахматными башнями из рыжего, исклеванного пулями кирпича, в подвалах ее спустя 27 лет будут умирать от голода и ран сыновья и внуки этих солдат первой мировой, идущих по Коперника в походном порядке. Сегодня в подвалах Цитадели размещен склад готовой продукции телевизорного завода; не может быть, чтобы на люминофоре кинескопов не получила своего отражения память поля, довлеющего над этим местом, пропитавшая потолки и стены замка, сложенного на века. Телевизор, побывавший в этих подвалах, становился д р у г и м телевизором, транслирующим д р у г и е новости и д р у г о е кино. А вот – многолюдная фотография, сделанная на площади Краковского базара… Жанровая сцена братания солдат российской армии с местным населением – простыми галичанками и галичанами в высоких "парубковых" бараньих шапках и фуражках-австрийках с застегнутыми на околыше клапанами (как у Швейка!). С подножки открытого авто начала века сошел человек в котелке с фотографическим ящиком, прошел сквозь меня, обдав запахом тления, и стал устанавливать треногу посреди базарной толчеи, мгновенно сорганизовавшейся в силовом поле объектива, как железные опилки вокруг магнита. В первых рядах, как водится, расположились самые бойкие, развязные, старшие по чину и возрасту; из-за их спин тянут шеи те, кто попроще. Заломленные картузы и папахи нижних чинов, цигарки в зубах, куражные позы недавних окопников с грязными пальцами, сжимающими кружку с кипятком или ствол "винтаря" с отомкнутым штыком, - любая подробность и деталь под дулом объектива устраивала демонстрацию в поддержку своей реальности. Каре из столиков, уставленных титанами с кипятком и ведерными чайниками, в укутанных тряпьем кастрюлях – горячие пирожки. Торговки в кацавейках с двумя-тремя поддетыми для тепла юбками светятся улыбками. Сколько молодых хороших лиц, сколько доверия к будущему, заключенному в деревянный ящик фотокамеры, на котором сходятся взгляды позирующих! Закутанный в башлык унтер-усач поддерживает под локоток смущающуюся соседку; у ног ее сидит девочка лет десяти, – но когда это дети мешали любви? Уже видны на наших глазах складывающиеся пары, – все охвачены потоком времени, ясным чувством того, как падает за мигом миг, уходит молодость, убывает жизнь, но зато прибывает любовь... Фокус гения места сходился, словно лепестки диафрагмы, в точку метафизического голода и тоски по тому времени, когда нас еще не было, и по тому, когда уже не будет, – настоящее с его грубыми подробностями бытования проваливалось между ними…






Сделав петлю в пределах одного только века, я начинал воспринимать город с удвоенной остротой и силой. Этот город возводили пленные гайдамаки, построившие ампирное палаццо для военного коменданта и перевешанные потом на Клепаровских холмах. Угодившие в плен при исторической битве под Грюнвальдом рыцари в ожидании своего выкупа работали над укреплением городских стен и расчистке улиц. Милая картинка: лишенные доспехов и мечей тевтонские рыцари, машущие метлами и ворочающие камни на ударных городских стройках... Барочные и готические фасады, капители, карнизы, пятачки крохотных площадей, отражавшие тебя самого, живущего мечтой о культуре, казалось, открывали с каждым шагом и каждым прожитым днем новую сторону действительности (Европу трудно понять без ее рабов и жертв), выстроенной на насилии, жестокости, эгоизме, принуждении к каторжному труду.

Сконцентрированность истории в одном месте предполагала ощущение времени, и хотелось вычесть себя из него, жить на чистом обеспечении своей беспочвенности, превращенной в ходячий принцип, своего чувства тоски при виде чужой, принадлежащей кому-то другому красоты, хотелось бродить по сизой базальтовой брусчатке не беря ничьей стороны в древнем споре, вверяя себя глазу как посоху, беспрестанно ускользая от хватки времен, мечтая угнездиться легким перышком в складках стихий – как этот крылатый лев размером с пуделя, с книгой, распахнутой на странице "Мир тебе, св.Марк – 1600 год", сохранившийся на фасаде дома венецианского консула...


А еще одна "правда", нравившаяся мне более других, покоилась в краеведческом отделе Доминиканского собора: древнее захоронение женщины и мужчины, найденное археологами в одном из местных раскопов, бережно вырезанное из земли и вместе с куском почвы размером два на два метра перенесенное в музей… К скелету мужчины припал скелет женщины в объятии, продолжающемся три тысячи лет. Тайна двоих, ставшая достоянием всех, разоблаченная кисточками археологов (не посмевшими разбить его) до серых костей, до голой скелетной схемы чувства. Эти двое – одна из самых эротичных картин, виденных мною в жизни: левое колено женщины согнуто под острым углом, как у бегуньи, и покрывает пах, голова покоится на ключице мужа. Россыпь бус, бронзовая браслетка на запястье, подаренная любимым. Серый череп, припавший губами к серому черепу друга. Рука подложена под голову мужу, чтоб ему удобней лежалось. Изогнутый, как натянутый лук, позвоночный столб женщины и стрела чужого чувства, пробившая невообразимую толщу времени и поражающая вас в самое сердце.



Выйдя из Доминиканского собора после концерта органной музыки (Бах, Перголези, Вагнер, Перселл), погулял по скверу, занятому книгочеями. Края дорожек под липами были устланы листьями и книгами - облетевшими листьями и облетевшими книгами. Чего здесь только не было – весь советский дефицит от Ремарка, Пикуля и до поваренных книг, поступавший на книготорговые базы и растекавшийся тысячами незримых ручейков в обход магазинных прилавков. Проходя мимо, я нагнулся, поддел рукой ближайшую книгу и, раскрыв наугад автобиографию Сальвадора Дали, уткнулся в следующий пассаж: "Что до меня, то, будучи органически неспособен выучить алфавит и не зная его по сию пору, я, если нужно найти что-нибудь в словаре, беру его, открываю наугад и, естественно, утыкаюсь в нужное слово". Поразился – как хорошо! – положил книгу на место и пошел дальше с Перселлом, Вагнером, Бахом в крови (и с примкнувшим к ним Сальвадором), продолжая ощущать всем своим организмом – сердцем, легкими, желудком – медленно затухающую вибрацию органных труб… В итальянском дворике выпил чашку кофе в окружении трехъярусных галерей, украшенных колоннами, арками и балюстрадами – живые формы ренессанса 16-17-х веков (кто-то придумал колонну с аркой и уже не смог остановиться); краем уха выслушал объяснения сидевшего рядом постриженного "под таблетку" студента-архитектора, занятого окучиванием сразу двух первокурсниц, чем колонны тосканского ордера отличаются от колонн ионического, и снова вышел на ратушную площадь, залитую осенним солнцем, усыпанную каштановыми листьями и плодами, подпрыгивающими, как мячики, после падения. Два каштана лежали в карманах куртки, один подобран у Оперного, другой – в Стрийском парке, гладкие, с муаровыми разводами на боках, отполированные самим Создателем, бархатистые на ощупь в том месте, каким зрелый плод еще недавно крепился к корзинке. За последние год-два созревший каштан во Львове стал редкостью – таинственный вредитель, минирующая каштановая муха, сжирала листву у зараженных деревьев, отчего большинство каштанов осыпалось и встречало золотую осень с голыми ветвями. Никто не знал, откуда взялась эта напасть. Впервые муха была обнаружена в 87-м в Македонии. На борьбу с нею Евросоюз уже выделил 1,5 млн. евро. В Германии, Франции борьба идет за каждое дерево, обходящееся казне до 30 евро. Тем временем муха уверенно, со скоростью 150 км. в год, продвигается на восток – к знаменитым каштанам Киева, к каштанам московских Сокольников, Воробьиных гор…

Справа опахнула лекарственным облаком аптека-музей: медные ступы в зале, древние аптекарские весы под колпаком, большая коллекция старинных флаконов, винтовые прессы, несомненно послужившие делу открытия книгопечатания и изобретения первых форм (что было раньше – лекарство или книга?), но запахи, запахи! – чувства каждого входящего обманывались этими сложными, цветочно-минерально-травяными, сулящими избавление более от себя, нежели от болезни, запахами эссенций. Вкус пряностей и запах ароматических масел толкнули Европу в моря и пучины колониальных войн, а вовсе не жажда познаний и энтузиазм первооткрывателей, хотя и этого тоже хватало, но корабли от купцов получали под вещи конкретные - пряности, красители, золото. Здесь, среди столетних стен, еще таился запах средневековой Европы, настоянный в колбах фармацевтов, парфюмеров и трюмах кораблей Ост-Индской компании, Европа пахла экзотическими маслами, вытяжками, дистиллятами, эссенциями трав четырех континентов, а вовсе не каменной плесенью средневековых подворотен, - плесень она и есть плесень. Подростком я бегал сюда и отирался у прилавков, стараясь надышаться впрок, в те времена клей "момент" спросом не пользовался, да и не было его, этого чертового клея, тропного мозговым извилинам трудновоспитуемых подростков.

Рядом с аптекой дом Бандинелли стоял огороженный зеленым забором, с выпирающей кладкой ветхой стены, подпертой стальными балками. Еще лет пять, казалось, – и все!.. все обратится в кучу мусора: ренессансный скульптурный декор фасада, рустика углов, сочная резьба по темному камню… В начале 17-го (века а не года) домом владел флорентийский купец Роберто Бандинелли, внук художника Баччо Бандинелли, учившегося у самого Микеланджело (он упомянут Вазари в "Жизнеописаниях" как автор "Геракла" на одной из площадей Флоренции), водившего дружбу с грубияном Торриджано, большим завистником Буонароти, как-то во хмелю в драке с великим флорентийцем ударом кулака сломавшим ему нос, оставив отметину на всю жизнь (см. автопортреты). На первом этаже дома в те времена размещалась почтовая контора, от которой по субботам отправлялись дилижансы в другие города Европы. Сейчас дом стоял в ожидании ремонта – пустой, с выставленными окнами.





Я проник на площадку сквозь дыру в заборе и шагнул по приставной доске в окно первого этажа. С полчаса бродил по разоренному дому, переходя с этажа на этаж, из комнаты в комнату, в которых когда-то звучала итальянская, немецкая, польская, украинская, русская речь, обходя кучи мусора и осыпавшейся штукатурки, – кое-где стрельчатая готика сводов свидетельствовала о том, что век мог быть и 15-й. Дома перестраивались, переходили из рук в руки и из века в век, на старых фундаментах времен готики вырастали барокко и ампир бельэтажей, крытые кровельной жестью развитого социализма с слуховыми окнами и дюралевыми гнездами-упорами для знамен, вывешиваемых в дни больших пролетарских праздников. Рассматривая стену одной из комнат, насчитал полтора десятка пластов развороченной шпателем штукатурки. При ремонте соседней библиотеки из-под напластований старой штукатурки вот так же всплыла восьмиконечная серо-коричневая удивительная звезда, украшавшая залу палаццо в 17-м веке; звездочку скопировали, размножили, после чего восстановили – один в один! – всю средневековую отделку зала, оставив в углу маленькое оконце в 17-й век – для этой самой звезды.





Я оказался в светлице с двумя окнами, выходившими на ратушную площадь. Еще недавно здесь жили люди, наши современники, хранившие в подвалах дома под готическими сводами 15-го века проросшую картошку, соления, подшивки перестроечных "Огоньков", ржавые велосипеды и корыта, а солнечный луч все таким же манером падал на шелушащиеся временем стены, как и во времена Микеланджело, уползая в дальний угол комнаты и исчезая бесследно, стоило солнцу зайти за тучу или за крышу соседнего дома; за окном били часы на Ратуше, умиротворенно отмечая час, но не век; с наступлением сумерек все вокруг менялось, – то, чего не могли изменить столетия, неузнаваемо меняли час дня или ночи, и городские власти, жмущиеся поближе к курантам, претендующие на владение историческим временем, не могли не осознавать своей временности в этом каре из слитых в сплошную стену средневековых фасадов немыслимой красоты и древности.




Ни одна душа не знала, что я забрался в этот дом и укрылся в нем, и все же чувства одиночества не наступало – незримые тени жили в темных углах, в пролетах лестниц, чуткие к каждому моему шагу и жесту, эфирные оболочки невидимыми нитями опутывали, словно паутиной, мою фигуру, витали вокруг головы, как неуследимые глазом летучие мыши, я был здесь не один и не мог им быть: слишком много кофе и сигарет, слишком много бессонных ночей, книг, альбомов по искусству, а также нервов, нервов, сплошной комок нервов на том месте, где должно быть сердце, печень, гортань, легкие с альвеолами, вибрирующие от полученной дозы средневековой органной музыки… Стоя у окна, вдруг вспомнил одну из последних фраз Акутагавы, написанных им перед тем как перерезать себе горло бритвой: "Он проводил жизнь в вечных сумерках. Словно опираясь на тонкий меч со сломанным лезвием." Я стоял, стоял, стоял у окна, опираясь за неимением самурайского меча на пятисотлетний подоконник, шершавый, теплый, согретый лучами садящегося солнца, раздумывая над тем, почему я оказался здесь, почему этот город для меня центр и мера вселенной, почему так томила открывавшаяся из чужого окна картина на городскую площадь, карман мой оттягивал свернутый в трубку фотоальбом с изображениями людей, прошедших по камням и растворившихся как тени бесследно, мои ноги ступали по тем же камням, след в след, накрывая своею тенью их тень и тоже не оставляя никаких следов, мы прошли одним и тем же маршрутом с интервалом в какое-то столетие, мучимые своей неповторимостью, по площади бродили туристы и голуби, серел бездействующий фонтан со скульптурой каменного Адониса, драпированного в ниспадающие каменные складки тоги, опиравшегося на тонкое длинное копье, вошедшее в кабанью голову с клыкастой пастью… – в общем, еще одна медитация, настигавшая меня в любой момент и в любом месте этого полиса, по которому я мог пройти наощупь, с закрытыми глазами и залепленными воском ушами, да, – еще один день, еще один вечер подошел к концу, исполненый тоски от невозможности удержать все то невыразимое, святое и вечное, из чего состоишь ты сам и из чего, как тебе мнится, состоит этот облетающий от желтых листьев город. В небе звякнул колокол по имени Кирило, зовя к вечерней службе в Успенской церкви на ул.Русской, выстроеной на деньги московского царя Федора Иоанновича но со скандалом отнятой самостийниками; новая порция голубей опустилась на брусчатку, вспугнутая ударами колокола, голуби слетались сюда со всех окрестных храмов – и с Кафедрального Латинского, и с Успенской церкви, и с церкви Армянской, являя между собою (в отличие от людей) полную веротерпимость.

По утрам меня будил бой старинных часов на городской Ратуше; я наскоро умывался, распахивал окно, впуская волну свежего воздуха – пневму, с растворенными в ней стихиями и горечью струящихся от лиственных костров дымов отечества, выпивал стакан фруктового йогурта, набивал трубку табаком и, обложившись немецкими словарями, усаживался за перевод малоизвестного рассказа моего земляка Леопольда фон Захер-Мазоха – первооткрывателя тайников славянской души. Первый в истории мазохист, давший свое имя причудливой и фундаментальнейшей из человеческих перверсий, родился и провел детство на ул.Коперника в старинном особняке отца (львовского, а затем венского обер-полицмейстера, одного из душителей "весны народов" 1848 года), расположенном в нескольких сотнях шагов от того места, где стоял мой стол с подключенным к розетке лептопом, который я перед уходом из номера по совету Николы приковывал цепочкой к батарее парового отопления, чтоб не уперли: гостиница есть гостиница.

Понравившийся мне рассказ входил в Галицийский цикл писателя (по матери – русина), сильно подражавшего Тургеневу и писавшего по-немецки. Действие разворачивалось в одном из присутственных мест: мелкий австрийский чиновник, руководствуясь поступившим циркуляром, присваивает фамилии являющимся на регистрацию галичанам, главным образом бесфамильным жителям еврейских местечек, и вносит их в учетную книгу, не забывая о своей маленькой выгоде. Простая канцелярская процедура, как и следовало ожидать, сначала приобретала характер мистерии (наречение человека – именем!), а заканчивалась мелочной, скучной торговлей, спорами о состоятельности того или иного субъекта, соответствии энной суммы в дукатах и крейцерах притязаниям на ту или иную фамилию. Этим чиновником, стоявшим на страже интересов не только императора – т.е. государства, но и Красоты, двигало чувство художественной правды, чего никак нельзя было у него отнять, имевшей, по твердому и святому убеждению мздоимца, свое денежное выражение. Достоинство, важность, красота получаемых фамилий требовала жертв. Хорошая фамилия – это был хороший гешефт, обеспеченный наивной верой ее покупателя и продавца в магию номинализма. В том, как проходили эти торги и препирательства, и заключалась вся соль рассказа. Просители делились на несколько категорий. Во-первых – люди простых профессий, которые ничего не просили и не ждали хорошего, испытывавшие страх пополам с отвращением при каждом столкновении с властью, нейтрализуя и вытесняя его раболепием, готовые довольствоваться малым – да хоть бы и переложением в паспорта своих профессий: Циммерманн (плотник), Тышлер (столяр), Малер (маляр). Эта публика платить не собиралась и долго в кабинете не задерживалась. Вполне безнадежными также представлялись клиенты из числа ортодоксальных служителей культа – все эти упрямые Левиты и Шайхеты (резчики). Дело сдвигалось с мертвой точки лишь когда в кабинете оказывались люди свободных профессий и состояний: шинкари, менялы, откупщики, торговцы, арендаторы, а также портные, ювелиры, другие ремесленники, связанные цехом. На стол ложилась бумага с набросанными бессонными ночами образцами фамилий, нередко сложносоставных, отмеченных импонировавшими качествами. Выбиравший фамилию Гольдберг (золотая гора) должен был выложить поболее, чем остановивший свой выбор на Гольдштайне (золотом камне), и это было справедливо: ясно ведь, что гора больше камня. Люди поскромней, но с запросами выбирали и фамилии под стать – Лилиенталь (долина лилий), Розенталь (долина роз), Рубинштейн (рубин камень), Штольцманн (гордый). Получавший от лица двуединой монархии паспорт с фамилией Гольдманн (золотой человек) почти наверняка приходился чиновнику кумом или платил не торгуясь столько, сколько запросят. Что счастливо свидетельствовало и о душевных (золотых!) качествах ее носителя, и о толщине его кошелька. Всем правил принцип соразмерности и взаимного согласия, достигаемого путем компромисса и союза разнокачественных величин. Люди победней довольствовались тем, что оставалось от стола яств: Шторх (аист), Нусбаум (орешник), Вассерманн (водяной), Гониг (мед), а кто пытался роптать, получал фамилию Пфейфер (перец), Эссиг (уксус), Кноблоух (чеснок), а то и вовсе – в порядке наказания! – Шепс (баран), Лаузер (вшивец). Торговля шла из-за каждого малого крейцера. Задействованным оказывался большой список предметов и категорий с их качествами, разлитыми в природе и смешанными в существах: честность, прямота, щедрость, мудрость – перец, фасоль, лук, морковь, картофель – береза, дуб, липа, ясень – золотой, красный, черный, зеленый, белый (предпочтение – цветам государственного флага). Все перемежалось свойствами и льнуло к жизни в чаду превращений на казенном столе австрийского чиновника – весь истекающий смыслами мир…


(Полностью роман на сайте Журнального зала -http://magazines.russ.ru/druzhba/2005/3/kra2.html


Слайдшоу Альбома "Львов-Lwow Зима 1914/15" -

http://www.flickr.com/photos/36502380@N03/sets/72157624803215844/show/


http://varjag-2007.livejournal.com/9701893.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
oryoberta

Мировая война на пороге? Максим Шевченко - (с) News Front

Понедельник, 18 Января 2016 г. 17:12 (ссылка)
infopolk.ru/1/E/2016/01/18/...144a12aa01


 

Мировая война на пороге? Как ни страшно об этом говорить, но похоже на то...

 



 

По итогам Первой мировой войны США вышли со своей Новой Атлантиды и высадились в Европе (вернулись бежавшие из Еврлпы контрэлиты?)
...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
opetrov

Мировая война на пороге? Максим Шевченко - (с) News Front

Понедельник, 18 Января 2016 г. 13:55 (ссылка)
infopolk.ru/1/E/2016/01/18/...b63e01cc03


 

Мировая война на пороге? Как ни страшно об этом говорить, но похоже на то...

 



 

По итогам Первой мировой войны США вышли со своей Новой Атлантиды и высадились в Европе (вернулись бежавшие из Еврлпы контрэлиты?)
...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
OksGurbanova

Андрей Фурсов последнее: О мировых элитах.

Суббота, 16 Января 2016 г. 22:26 (ссылка)


Фурсов Андрей Ильич (р. 1951) – известный русский историк, обществовед, публицист. В Институте динамического консерватизма руководит Центром методологии и информации. Директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета. Академик Международной академии наук (Инсбрук, Австрия). Постоянный член Изборского клуба.





 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Поездки императора Николая II во Львов и Перемышль 9-12 апреля 1915 г.

Вторник, 05 Января 2016 г. 18:14 (ссылка)

Поездки императора Николая II во Львов и Перемышль 9-12 апреля 1915 г. (РГАКФД)
Материал взят из журнала "Л

http://varjag-2007.livejournal.com/9582435.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_varjag_2007

Чарли Чаплин и Великая война

Воскресенье, 04 Января 2016 г. 03:07 (ссылка)


http://varjag-2007.livejournal.com/9577134.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Фёдор_Иванович_Сухов

Шаг за Шагом игры на Мировой шахматной доске. Часть 1

Понедельник, 23 Ноября 2015 г. 10:27 (ссылка)


4003916_20151123_092212 (599x594, 160Kb)



Третья Мировая Война, для чайников

Шаг за шагом  для понимания сегодняшней ситуации в мире

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<мировая война - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda