Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 335 сообщений
Cообщения с меткой

мартин скорсезе - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
КИНО_И_ВСЕ_О_НЕМ

«Молчание» Скорсезе

Среда, 16 Августа 2017 г. 07:19 (ссылка)


«Молчание» Скорсезе: прагматизм против веры



Андрей Подшибякин нашел сходство между «Ла-ла-лэндом» и новой работой Мартина Скорсезе о тайных христианах в Японии XVII века


6073048_1 (700x421, 293Kb)


 


 



Мартин Скорсезе уже снимал христианский апокриф — «Последнее искушение Христа» в 1988 году с Уиллемом Дефо в главной роли. «Молчание» — полная противоположность той картины абсолютно во всем. Это вообще нехарактерное для Скорсезе кино. Здесь нет бури и натиска, за которые у режиссера раньше отвечал Де Ниро. Здесь нет цыганочки с выходом с прицелом на «Оскар», за которую до недавнего времени отвечал Ди Каприо. Сколько-нибудь связная сюжетная линия мерцает в начале и разгоняется до страшной скорости в последние четверть часа. Во всем остальном «Молчание» — жесточайший психологический хоррор о том, как небеса молчат в ответ на молитвы. «Оскара» на этот раз точно не будет.



Фильм снят по роману японского писателя Сюсаки Эндо и повествует о двух монахах-иезуитах, отправляющихся в Японию на поиски своего наставника: отрекшегося от веры священника-миссионера. Дело происходит в середине XVII века, в самый пик японского изоляционизма и религиозной нетерпимости, когда христиане и в особенности священники-прозелиты подвергаются преследованиям и пыткам. Скорсезе потратил на работу над фильмом почти три десятилетия — идея экранизировать роман родилась у режиссера еще в конце 80-х, во время съемок «Последнего искушения Христа», возмутившего чувства миллионов верующих.



Через десять минут после титров зритель перестает отвлекаться на то, что главных ролях актеры, сыгравшие Кайло Рена (Адам Драйвер) и Человека-паука (Эндрю Гарфилд). Замедляется течение времени: фильм хронометражем 2,5 часа идет, кажется, неделю — и от него невозможно оторваться. Японские силовики, идеализированные современной (причем в основном западной) массовой культурой, в своих шлемах, со своими веерами и своей мимикой выглядят не столько воплощением зла, сколько пришельцами. Хотя нет: инопланетянами выглядят как раз священники, полфильма бредущие неведомо куда в апокалиптических джунглях и еще полфильма терпящие физические и нравственные муки. При этом их мучители хладнокровно объясняют, что пытают их не со зла, а просто потому что не хотят распространения чужой религии и испытывают к гайдзинам-проповедникам не больше ненависти, чем к выпалываемым сорнякам.



6073048_12195c24_fit1772x1178_d0b6f7_16216015_10154342998677898_1275321863_n (700x465, 488Kb)



Вопреки распространенному мнению, Скорсезе никогда не отличался особой тонкостью ни с визуальной, ни, так сказать, с нарративной точки зрения. Свирепый «Таксист», прямолинейный, как боксерская двоечка в челюсть, «Бешеный бык», нарядный «Авиатор» и совсем уж камеди-клаб в виде «Волка с Уолл-Стрит» — все это кино для субботнего прайм-тайма Первого канала и для восторженных пересказов коллегам в курилке. «Молчание» в прайм-тайм никогда не покажут, но слегка тяжеловесный символизм Скорсезе здесь не просто считывается, но и буквально режет глаз. Лик Христа в отражении колодца, сделанный с помощью спецэффектов, не просто лишний, но и противоречит главной идее фильма — что находит только ищущий. Пьющий юродивый японец, положенные семь раз отрекающийся от героя Эндрю Гарфилда, словно вообще пришел сюда из какого-то другого фильма. Кульминационная сцена настолько все портит, упрощает и сглаживает, что хуже нее был бы только финальный титр «сегодня в Японии два миллиона христиан».



Примечательно, что главными демонами показанного Скорсезе ада оказываются не японские охотники на христиан, а отрекшийся от веры священник, которого герои в определенный момент все же находят. Симпатичный внешне герой Лиама Нисона при всей мягкости своих манер и убедительности речей страшен настолько, что от экрана в его присутствии хочется отвести взгляд. Пустая оболочка, оставленная Богом, убедительная в своем благополучии, ради которого оказалось нужно всего лишь отречься от веры. Не наступить на икону, не плюнуть на крест (эти древнеяпонские процедуры отречения от христианства в фильме тоже присутствуют), а именно принять для себя, что небеса не ответят на молитвы. Забыть о том, что не по силам Бог испытаний не дает. Да и вообще, наверное, нет никакого Бога-то.



«Молчание», по сути, фильм о том же, о чем любимый девочками «Ла-ла-лэнд»: об убийственном прагматизме. Убеждения, вера, мечта — от всего этого на определенном этапе жизнь предлагает отказаться, чтобы сохранить психическое здоровье, вкуснее есть, больше зарабатывать и крепче спать. Отречься не демонстративно, с разрывом на груди тельняшки, а именно что спокойно, внутри себя. В «Ла-ла-лэнде», правда, отрекшийся герой Райна Гослинга нашел утешение в музыке. В «Молчании» отрекшийся герой Гарфилда найдет утешение только на Страшном суде.




 
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
КИНО_И_ВСЕ_О_НЕМ

Леонардо ДиКаприо и Мартин Скорсезе работают над новым фильмом

Суббота, 15 Июля 2017 г. 23:48 (ссылка)


Криминальный триллер о серии убийств и становлении ФБР



6073048_96e473eb9767c1b5466c9de532cfb9ff_cropped_740x420 (700x397, 75Kb)



Мартин Скорсезе и Леонардо ДиКаприо вновь встретятся на съемочной площадке. На этот раз две легенды кино объединятся для работы над экранизацией бестселлера Дэвида Гранна Killers of the Flower Moon: The Osage Murders and the Birth of the FBI.



Новая картина 74-летнего режиссера покажет зрителям Америку 1920-х годов, когда в штате Оклахома произошла серия жестоких убийств индейцев после того, как в регионе была обнаружена нефть. Недавно созданное Федеральное бюро расследований берется распутывать криминальное дело.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
культ_кино (Автор -Unico_Unicornio)

Молчание

Среда, 17 Мая 2017 г. 13:26 (ссылка)

Молчание

В 1640-м году два молодых португальских священника-иезуита: падре Себастьян Родригес (Эндрю Гарфилд) и падре Франциско Гаррпе (Адам Драйвер) решили отправиться в Нагасаки на поиски своего наставника – миссионера падре Криштована Феррейры (Лиам Нисон), о котором ходят противоречивые и тревожные слухи - дескать, он отказался от христианской веры, принял буддизм, женился и благополучно живёт в Японии под чужим именем. Духовник не хочет отпускать их, ведь Япония - закрытая страна.

Да, миссионеры впервые прибыли в страну восходящего солнца меньше века назад, и христианство там быстро набрало силу – японская паства выросла, как на дрожжах, насчитывая 300 000 человек. Но сёгуны, которые вначале приветствовали новую религию, почувствовали угрозу для своего благополучия. Сначала они запретили миссионерскую деятельность, а затем и вовсе исповедание христианской веры. Чтобы изжить новую религию, её последователей подвергли гонениям, сравнимым с теми, которые переносили христиане-мученики первых веков – принявших веру японцев жестоко истязали и казнили, а отрёкшихся принудительно обращали в буддизм.

Но что молодым горячим сердцам предостережения старших? Они горят жаждой подвига и собираются жить в соответствии со своей христианской совестью. Они наперебой убеждают духовника:

. - Как мы можем пренебречь человеком, который наставлял нас в вере? он придал нашему миру форму.
- Но если эти слухи окажутся правдой, то отец Феррейра проклят.
- У нас нет выбора, мы должны спасти его душу.


Они уламывают духовника, который напутствует их горькими словами:
- Вы будете последними двумя священниками, армией двоих.

Именно с таким мироощущением, что они воинство Христово, молодые люди и отправляются в путь. Прибыв в Японию, иезуиты без лишних слов понимают, что ситуация гораздо хуже, чем им казалось в уютной комфортабельной Европе – христианская церковь находится в катакомбном состоянии, в самом прямом смысле этого слова. Десятки тысяч христиан зверски казнены. Нищие и бесправные крестьяне и рыбаки в полной тайне исповедуют свою веру.

Почему они стали христианами? «Впервые с ними обращались, как с созданиями Божиими, а не как с животными, и им обещали, что все их страдания не пропадут впустую, но во спасение», - отвечает сам себе на этот вопрос падре Родригес. Они мужественно отказываются наступить ногой на фуми-э, так называлось изображение распятия Христа, которое использовали для выявления иноверцев. А потом их казнят. Казни обычно так или иначе связаны с водой: верующих топят в океане, их распинают на крестах в полосе прибоя или поливают распятых горячей водой (но не кипятком, чтоб подольше мучились). Вода, как известно, символ крещения. В Японии этот символ обретает мученический подтекст – за свои убеждения приходится платить жизнью.

Священники готовы принять подвиг вместе с паствой, которая укрепляет их в мужестве и верности, что несколько парадоксально, ибо должно быть наоборот. Но их ждёт более сложное испытание – им напрямую дают понять, что жизнь или смерть, свобода или пытки местных христиан находятся в полной зависимости от их выбора. Они взывают к Богу в поисках правильного решения, но слышат в ответ лишь молчание.

Это страшное искушение для христианина, когда он должен принять решение, а Бог молчит, оставляя выбор, самый сложный в жизни выбор, за самим человеком. Но бессилие порождает не только сомнения, оно заставляет всмотреться в самую глубину себя, чтобы понять, насколько глубока вера, насколько сильна любовь к Богу и любовь к людям. Это, правда, очень непросто. Ведь только японский инквизитор способен сказать, что наступить ногой на изображение Христа – «это просто формальность, просто формальность». Будь так, из-за чего бы гибли все эти люди?

Мать Тереза писала о подобном опыте и мироощущении страшные и проникновенные слова: «Где моя вера? Даже глубоко внутри... нет ничего кроме пустоты и тьмы... Если Бог существует — пожалуйста, прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли к небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят самую мою душу... Как болезненна эта неизвестная боль — у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения... Для чего я тружусь? Если нет Бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда».

Следует отметить, что фильм Скорсезе ни в коей мере не является ни пропагандой, ни контрпропагандой христианства. Это фильм – непростое для зрителя, особенно неверующего, размышление о некоторых очень сложных теологических вопросах, почти исповедь, обращение к собственной совести: как поступил бы в такой ситуации Христос, если бы не Ему предстояло быть распятым, а Его ученикам, в том числе таким же рыбакам, как те, что приютили Родригеса и Гаррпе? Как христианину следует подтверждать свою веру? Является ли японский мученик христианином, если он воспринимает Христа в своём сугубо национальном контексте - как ипостась Солнца? Что делать, если нужен ответ – здесь и сейчас! – а Бог молчит? Есть ли готовые ответы на эти вопросы, на все ли случаи жизни они сгодятся?

В фильме есть персонаж, свой личный Иуда Родригеса (неуловимо напоминающий одноимённого персонажа Леонида Андреева) – Кичиджиро (Ёсукэ Кубодзука). Раз за разом он предаёт своего духовного наставника, отказывается от христианства, а затем вновь приходит и кается, кается… Стоит ли гроша ломаного покаяние после многократного предательства, несмотря на осознание своей никчемности, трусости, слабости? Для христиан первых веков вопрос об отступивших под пытками от веры также был одним из самых сложных. И как бы вскользь Скорсезе пару раз напоминает: «Христианский мир не так велик, как кажется», и очень повезло тому, кто родится в стране, где за веру не пытают и не убивают. Ведь даже в наши дни немало христианских мучеников принимают смерть за веру.

К этому фильму Скорсезе, который в юности собирался стать священником, шёл почти 30 лет. Вместе с Джеем Коксом (это не первая их совместная работа) он не один десяток раз переписал сценарий по книге католика Сюсаку Эндо. Этот сценарий в буквальном смысле был выстрадан ими – внутренний ценз не позволял им признать его достойным воплощения. И да, Скорсезе известен как мощный и многоплановый режиссёр, но такого глубокого Скорсезе зритель ещё не видел.

Актёры выложились не только во время съёмок, но и при подготовке к ним. Они изучали религиозные тексты в монастыре святого Беуно в Уэльсе, у них был духовный наставник. На неделю они дали обет молчания. И очень жёстко постились. Адам Драйвер сбросил 23 кг, к концу съёмок он признавался, что начал видеть галлюцинации. А Эндрю Гарфилд говорил, что настолько много узнал о Христе, что готов миссионерствовать.

В картине не так много внешней динамики и драйва, но в ней скрыто огромное внутреннее напряжение, заставляющее зрителя думать о вещах, о которых он, возможно, при других обстоятельствах никогда бы не задумался.

Меня потрясло, что у такой серьёзной и глубокой картины была всего лишь одна номинация на «Оскар» - оператору Родриго Прието. Несмотря на скупость внешних выразительных средств Скорсезе, Прието снял столь поразительные планы, что даже не будь у фильма сильной идеи, сценария и режиссуры, думаю, они бы одни заставили зрителя досидеть до конца этого длинного, трёхчасового фильма. 11 из 11.

СКАЧАТЬ (дубляж)



Silence
Страна: США, Тайвань, Мексика, 2016
Режиссёр: Мартин Скорсезе
Сценарий: Мартин Скорсезе и Джей Кокс
Первоисточник: Сюсаку Эндо
Оператор – Родриго Прието
В главных ролях: Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон
Жанр: историко-религиозная драма

Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
МолчаниеМолчание
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Unico_Unicornio

Молчание

Вторник, 16 Мая 2017 г. 17:59 (ссылка)

Молчание

В 1640-м году два молодых португальских священника-иезуита: падре Себастьян Родригес (Эндрю Гарфилд) и падре Франциско Гаррпе (Адам Драйвер) решили отправиться в Нагасаки на поиски своего наставника – миссионера падре Криштована Феррейры (Лиам Нисон), о котором ходят противоречивые и тревожные слухи - дескать, он отказался от христианской веры, принял буддизм, женился и благополучно живёт в Японии под чужим именем. Духовник не хочет отпускать их, ведь Япония - закрытая страна.

Да, миссионеры впервые прибыли в страну восходящего солнца меньше века назад, и христианство там быстро набрало силу – японская паства выросла, как на дрожжах, насчитывая 300 000 человек. Но сёгуны, которые вначале приветствовали новую религию, почувствовали угрозу для своего благополучия. Сначала они запретили миссионерскую деятельность, а затем и вовсе исповедание христианской веры. Чтобы изжить новую религию, её последователей подвергли гонениям, сравнимым с теми, которые переносили христиане-мученики первых веков – принявших веру японцев жестоко истязали и казнили, а отрёкшихся принудительно обращали в буддизм.

Но что молодым горячим сердцам предостережения старших? Они горят жаждой подвига и собираются жить в соответствии со своей христианской совестью. Они наперебой убеждают духовника:

. - Как мы можем пренебречь человеком, который наставлял нас в вере? он придал нашему миру форму.
- Но если эти слухи окажутся правдой, то отец Феррейра проклят.
- У нас нет выбора, мы должны спасти его душу.


Они уламывают духовника, который напутствует их горькими словами:
- Вы будете последними двумя священниками, армией двоих.

Именно с таким мироощущением, что они воинство Христово, молодые люди и отправляются в путь. Прибыв в Японию, иезуиты без лишних слов понимают, что ситуация гораздо хуже, чем им казалось в уютной комфортабельной Европе – христианская церковь находится в катакомбном состоянии, в самом прямом смысле этого слова. Десятки тысяч христиан зверски казнены. Нищие и бесправные крестьяне и рыбаки в полной тайне исповедуют свою веру.

Почему они стали христианами? «Впервые с ними обращались, как с созданиями Божиими, а не как с животными, и им обещали, что все их страдания не пропадут впустую, но во спасение», - отвечает сам себе на этот вопрос падре Родригес. Они мужественно отказываются наступить ногой на фуми-э, так называлось изображение распятия Христа, которое использовали для выявления иноверцев. А потом их казнят. Казни обычно так или иначе связаны с водой: верующих топят в океане, их распинают на крестах в полосе прибоя или поливают распятых горячей водой (но не кипятком, чтоб подольше мучились). Вода, как известно, символ крещения. В Японии этот символ обретает мученический подтекст – за свои убеждения приходится платить жизнью.

Священники готовы принять подвиг вместе с паствой, которая укрепляет их в мужестве и верности, что несколько парадоксально, ибо должно быть наоборот. Но их ждёт более сложное испытание – им напрямую дают понять, что жизнь или смерть, свобода или пытки местных христиан находятся в полной зависимости от их выбора. Они взывают к Богу в поисках правильного решения, но слышат в ответ лишь молчание.

Это страшное искушение для христианина, когда он должен принять решение, а Бог молчит, оставляя выбор, самый сложный в жизни выбор, за самим человеком. Но бессилие порождает не только сомнения, оно заставляет всмотреться в самую глубину себя, чтобы понять, насколько глубока вера, насколько сильна любовь к Богу и любовь к людям. Это, правда, очень непросто. Ведь только японский инквизитор способен сказать, что наступить ногой на изображение Христа – «это просто формальность, просто формальность». Будь так, из-за чего бы гибли все эти люди?

Мать Тереза писала о подобном опыте и мироощущении страшные и проникновенные слова: «Где моя вера? Даже глубоко внутри... нет ничего кроме пустоты и тьмы... Если Бог существует — пожалуйста, прости мне. Когда я пытаюсь обратить мои мысли к небесам, возникает такое осознание там пустоты, что эти самые мысли возвращаются как острые ножи и ранят самую мою душу... Как болезненна эта неизвестная боль — у меня нет веры. Отвергнутая, пустая, без веры, без любви, без рвения... Для чего я тружусь? Если нет Бога, не может быть и души. Если нет души, тогда, Иисус, ты тоже неправда».

Следует отметить, что фильм Скорсезе ни в коей мере не является ни пропагандой, ни контрпропагандой христианства. Это фильм – непростое для зрителя, особенно неверующего, размышление о некоторых очень сложных теологических вопросах, почти исповедь, обращение к собственной совести: как поступил бы в такой ситуации Христос, если бы не Ему предстояло быть распятым, а Его ученикам, в том числе таким же рыбакам, как те, что приютили Родригеса и Гаррпе? Как христианину следует подтверждать свою веру? Является ли японский мученик христианином, если он воспринимает Христа в своём сугубо национальном контексте - как ипостась Солнца? Что делать, если нужен ответ – здесь и сейчас! – а Бог молчит? Есть ли готовые ответы на эти вопросы, на все ли случаи жизни они сгодятся?

В фильме есть персонаж, свой личный Иуда Родригеса (неуловимо напоминающий одноимённого персонажа Леонида Андреева) – Кичиджиро (Ёсукэ Кубодзука). Раз за разом он предаёт своего духовного наставника, отказывается от христианства, а затем вновь приходит и кается, кается… Стоит ли гроша ломаного покаяние после многократного предательства, несмотря на осознание своей никчемности, трусости, слабости? Для христиан первых веков вопрос об отступивших под пытками от веры также был одним из самых сложных. И как бы вскользь Скорсезе пару раз напоминает: «Христианский мир не так велик, как кажется», и очень повезло тому, кто родится в стране, где за веру не пытают и не убивают. Ведь даже в наши дни немало христианских мучеников принимают смерть за веру.

К этому фильму Скорсезе, который в юности собирался стать священником, шёл почти 30 лет. Вместе с Джеем Коксом (это не первая их совместная работа) он не один десяток раз переписал сценарий по книге католика Сюсаку Эндо. Этот сценарий в буквальном смысле был выстрадан ими – внутренний ценз не позволял им признать его достойным воплощения. И да, Скорсезе известен как мощный и многоплановый режиссёр, но такого глубокого Скорсезе зритель ещё не видел.

Актёры выложились не только во время съёмок, но и при подготовке к ним. Они изучали религиозные тексты в монастыре святого Беуно в Уэльсе, у них был духовный наставник. На неделю они дали обет молчания. И очень жёстко постились. Адам Драйвер сбросил 23 кг, к концу съёмок он признавался, что начал видеть галлюцинации. А Эндрю Гарфилд говорил, что настолько много узнал о Христе, что готов миссионерствовать.

В картине не так много внешней динамики и драйва, но в ней скрыто огромное внутреннее напряжение, заставляющее зрителя думать о вещах, о которых он, возможно, при других обстоятельствах никогда бы не задумался.

Меня потрясло, что у такой серьёзной и глубокой картины была всего лишь одна номинация на «Оскар» - оператору Родриго Прието. Несмотря на скупость внешних выразительных средств Скорсезе, Прието снял столь поразительные планы, что даже не будь у фильма сильной идеи, сценария и режиссуры, думаю, они бы одни заставили зрителя досидеть до конца этого длинного, трёхчасового фильма. 11 из 11.

СКАЧАТЬ (дубляж)



Silence
Страна: США, Тайвань, Мексика, 2016
Режиссёр: Мартин Скорсезе
Сценарий: Мартин Скорсезе и Джей Кокс
Первоисточник: Сюсаку Эндо
Оператор – Родриго Прието
В главных ролях: Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон
Жанр: историко-религиозная драма

Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
Молчание
МолчаниеМолчание



все превью кликабельны

Мои последние кинорецензии: МЕСТЬ, СЫН САУЛА, СНАЙПЕР, ЛА-ЛА ЛЕНД, ФАНТАСТИЧЕСКИЕ ТВАРИ И ГДЕ ОНИ ОБИТАЮТ.
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anngol

КИНО - СЛАВНЫЕ ПАРНИ(1990)

Суббота, 28 Января 2017 г. 18:55 (ссылка)

Это цитата сообщения justvitek Оригинальное сообщение

Кино - Славные парни(1990)




Мартин Скорсезе и один из его шедевров перед вами, смотрите и наслаждайтесь!



Это мафиозный фильм, показывающий жизнь мафии, мафиозную историю, гангстеров. Один из лучших в своем роде.



Здесь играют такие прекрасные актеры, как Роберт Де Ниро,  Рэй Лиотта, Джо Пеши.



Это кино имеет прекрасные оценки и рейтинги у кинокритиков. Номинировался на лучший фильм года!



Они гангстеры, они занимаются тем, чем хотят! Им нравится этот мир, они хотят крутится и быть в этом обществе.



Они хотят войти в семью, мечтают, но только один из них мог это сделать, ведь у двоих других есть ирландские корни. Для них это невозможно. Ведь, чтобы войти в семью надо быть  итальянцем, стопроцентным итальянцем, до десятого поколения.



А Томми стопроцентный итальянец! Какая честь войти в семью, какой престиж, какие возможности, вы становитесь особенным! Вы можете все! Вы можете тронуть любого (кроме члена семьи), а вас нет! 



4208855_ (281x179, 4Kb)



 





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
justvitek

Кино - Славные парни(1990)

Суббота, 28 Января 2017 г. 18:20 (ссылка)


Мартин Скорсезе и один из его шедевров перед вами, смотрите и наслаждайтесь!



Это мафиозный фильм, показывающий жизнь мафии, мафиозную историю, гангстеров. Один из лучших в своем роде.



Здесь играют такие прекрасные актеры, как Роберт Де Ниро,  Рэй Лиотта, Джо Пеши.



Это кино имеет прекрасные оценки и рейтинги у кинокритиков. Номинировался на лучший фильм года!



Они гангстеры, они занимаются тем, чем хотят! Им нравится этот мир, они хотят крутится и быть в этом обществе.



Они хотят войти в семью, мечтают, но только один из них мог это сделать, ведь у двоих других есть ирландские корни. Для них это невозможно. Ведь, чтобы войти в семью надо быть  итальянцем, стопроцентным итальянцем, до десятого поколения.



А Томми стопроцентный итальянец! Какая честь войти в семью, какой престиж, какие возможности, вы становитесь особенным! Вы можете все! Вы можете тронуть любого (кроме члена семьи), а вас нет! 



4208855_ (281x179, 4Kb)



 





Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rasan9ka

Отступники

Пятница, 27 Января 2017 г. 16:50 (ссылка)


«МОЛЧАНИЕ» (режиссер Мартин Скорсезе)





17 век. Два молодых португальских священника Себастьен Родригес и Франциско Гарупе получают благословение на тайную миссию в Японию, где затерялись следы их наставника Криштована Ферейры, отправившегося в страну Восходящего солнца проповедовать христианство. Путешествие это представляется крайне опасным. Японские власти преследуют и жестоко пытают западных иноверцев, приехавших на восточные земли со своими религиозными воззрениями. У Родригеса с Гарупе есть подозрения, что Ферейра стал жертвой яростных гонений, хотя многочисленные слухи винят наставника в отказе от веры. Подопечные намерены защитить доброе имя отца Криштована и, по возможности, разыскать его, даже если этот миротворческий вояж станет для них дорогой в вечность…





Если задуматься то в фильмографии Мартина Скорсезе большинство картин так или иначе, хоть и опосредованно, но касаются религиозной тематики. Да, описание криминальных разборок, - далеко не бытие святых, но главные герои одержимы верой (чаще всего в силу власти и денег), искушаемы бесами и, в конце концов, ищут варианты искупления своих грехов. Однако если в большинстве работ мэтра религиозные аллюзии следует разглядывать, то парочка картин посвящены теме напрямую. «Кундун» (про Далай-Ламу) и «Последнее искушение Христа» (собственно про сына Божьего) очень дороги режиссеру, несмотря на крайне неоднозначную реакцию со стороны публики (что теологов, что нет).



Вышедшее в прокат «Молчание» наверняка добавит новых сторонников в каждый из лагерей. Ведь новая картина не только о религиозных исканиях, но и сложном историческом противостоянии идеологии жизни Востока и Запада. За интерпретации попытки вбить клин (на самом деле ничего такого режиссер не делал и не хотел), дедушке Мартина еще наверняка «прилетит» от ретивых апологетов с обеих сторон баррикад.





Идею экранизации написанного ровно полвека назад одноименного романа Сюсаку Эндо, Скорсезе вынашивал без малого 30 лет (ознакомившись с произведением как раз после выхода в прокат «Последнего искушения»). В силу многочисленных обстоятельств, удалось это сделать только сейчас и, как кажется, весьма своевременно. Сильно контрастируя с разудалым и хулиганским «Волком с Уолл-Стрит», степенное и мудрое «Молчание» выразительно демонстрирует многообразие сверкающих граней режиссерского таланта Скорсезе (а ведь до этого он снял детско-приключенческого «Хранителя времени»), которому всегда есть, что рассказать на заданную тему.



В основу «Silence» положены реальные события: христианство в Японии в 17 веке действительно подвергалось гонениям, Ферейра и Родригес имели настоящих прототипов, гонениям этим тайно и явно сопротивлявшихся. Однако для режиссера, в этот раз впервые за 20 лет (ранее было «Казино») приложившего руку к написанию сценария, куда важнее является не историческая достоверность, а беспристрастный взгляд на камень преткновения религиозных культур. Как вышло так, что невоинственные в первосути мировоззрения столкнулись лбами, принося в жертву простых смертных для доказательства своей правоты? Что важнее: спасти верой миллионы гипотетических душ или спасти конкретную человеческую жизнь отказом от веры здесь и сейчас? А в ответ – тишина…



1167417_sailens (700x466, 244Kb)



Молчание в «Молчании» – не только метафора на многозначительный ответ Господа, это еще и важная художественная составляющая действа. Зритель часто вынужден вслушиваться в пустоту, тишину и безмятежные звуки окружающей природы, пытаясь найти свои ответы на риторические, по сути, вопросы, задаваемые постановщиком.



Словом, технической стороной картина богата столь же внушительно, как и мудрым философским наполнением. Кстати, в нашем прокате лента идет с оригинальным звуком, сопровождаемом субтитрами, что только усиливает мощнейший эффект присутствия. Экспериментальный саундтрек Кэтрин и Кима Аллена Клюге, трудившихся ранее в документалистике, - одна из наиболее изобретательных работ года, которая будет ненавязчиво, но всецело сопровождать вас: от открывающих до финальных титров, поражая простотой и безапелляционностью одновременно.  



«Парящая» камера мексиканца Родриго Прието сразу же заставит вспомнить его соотечественника – гениального Эманнуэля Любецки, три года подряд (2014, 2015, 2016) забиравшего «Оскар» в операторской номинации. В этом году Любецки точно останется без награды, а вот Прието – единственный из всего состава «Молчания», кто сразится за заветную статуэтку. Если приз уйдет к нему, думается, Скорсезе будет рад этому не меньше самого номинанта, ведь Родриго в ленте на 2,5 часа стал глазами мэтра.





В актерском ансамбле (где блистательные второстепенные персонажи новообращенных христиан удались японцам Йоси Оида и Синьи Цукамото) ведущая роль отводится давно подающему надежды 33-летнему американцу Эндрю Гарфилду (Себастьен Родригес), который в минувшем году выдал в чем-то похожую работу в «По соображениям совести», сыграв антимилитариста, прошедшего войну. В битве умов Гарфилд также демонстрирует себя достойно, хоть и не особо похож на иезута 17 века.



А вот его ровесник – Адам Драйвер (Франциско Гарупе), звезда которого засияла после выхода в образе Кайло Рена в «Звездных войнах: Пробуждение силы», в облачении священника весьма аутентичен. Герой Драйвера мятущийся, скептичный, имеет свое видение веры и паствы, но столь же, как и Родригес, непреклонен духом.





Наконец, Лиам Нисон в последние годы освоивший амплуа «экшен-пенсионера» («Заложница», «Воздушный маршал», «Неизвестный», «Ночной беглец») словно бы с радостью вдохнул полной грудью, предъявив маленькую по объему, но блистательную по силе воздействия роль Ферейры, живо воскрешающую ассоциации с его лучшим в карьере образом из «Списка Шиндлера» (не сочтите за спойлер).





Тех, кто знает и привык к Скорсезе исключительно по «Отступникам», «Славным парням», «Острову проклятых», «Таксисту» или «Бешенному быку», его новая картина может слегка озадачить манерой подачи и выбором темы. Но если попытаться смотреть ее также беспристрастно, как сам режиссер вглядывался в загадочную Азию 17 века, есть шанс увидеть одну из лучших работ мэтра. Конечно, спешить с карьерными выводами (к счастью) пока рано. Однако сделать эту промежуточную констатацию, слушая закадровое молчание и думая, что постиг суть, будет вполне справедливо.



1167417_MV5BMTg4NjM4ODctMDFhYS00ZTQ3LWIxYmEtMGE4MTJkZjM1MzhiL2ltYWdlL2ltYWdlXkEyXkFqcGdeQXVyNjI3MTIxNzE__V1_SX1777_CR001777999_AL__1_ (700x393, 104Kb)


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
КИНО_И_ВСЕ_О_НЕМ

«МОЛЧАНИЕ»: ТРУДНО БЫТЬ С БОГОМ

Четверг, 26 Января 2017 г. 22:46 (ссылка)


Большая драма Мартина Скорсезе про гонения на христиан в Японии



6073048_1_2_ (700x466, 85Kb)



1640 год. Португальские иезуиты несколько лет получают письма от отца Феррейры (Лиам Нисон), который описывает ужасы гонений на христиан в Японии, а следом голландские купцы сообщают, что Феррейра отрекся от католичества и поселился среди обидчиков. Двое его учеников - святые отцы Родригес (Эндрю Гарфилд) и Гарупе (Адам Драйвер) - отправляются в Страну восходящего солнца, чтобы убедиться в отступничестве наставника и продолжить миссионерскую миссию по христианизации Японии.



К 1640-му уже почти полвека шла борьба японских властей с западной верой, которую поначалу принимали доброжелательно и охотно (первая проповедь в Кагосиме прозвучала в 1549-м). Японский католик Сюсаку Эндо, написавший «Молчание» по мотивам тщательно собранных свидетельств, как раз и пытается понять, что же вообще случилось, почему в 1597-м на холмах Нагасаки распяли 26 мучеников, а христианство в итоге в Японии не очень-то и прижилось (хотя его и не удалось искоренить окончательно).





6073048_2_2_ (700x466, 60Kb)





Первую экранизацию романа в 1971-м осуществил Масахиро Синода - один из представителей «новой волны Офуна», которая впустила в послевоенное кино Японии насилие и социальную проблематику. Лента 45-летней давности открывается просветительским прологом, где зрителю вкратце объясняют, как возникли иезуиты и когда начались гонения, а финал хождений по мукам отца Родригеса легко прочитать как поражение западной веры в «японском болоте» (образ, придуманный Эндо). Хотя «поражение» это не так однозначно: истово веровавший Родригес поддался не манипуляциям японцев - он отступил, потому что Бог всё это непростое для японских католиков время продолжал хранить молчание.



В случае версии Мартина Скорсезе вся эта предыстория имеет значение, потому что экранизировать роман Эндо живой классик намеревался еще четверть века назад, но всё откладывал - и даже дождался иска от японской студии, которая курировала проект с 90-х, ожидая, когда же наконец американец сядет в режиссерское кресло. Драматический размах, с которым исполнено «Молчание», не заставляет сомневаться, что Скорсезе к этой экранизации долго и мучительно шел - как Родригес-Гарфилд по японским склонам в поисках отца Феррейры. И тяжесть пути, разумеется, оказалась сопряжена не с объемами внешней работы, но, прежде всего, внутренней - это очень личный фильм, что в последней трети картины не заметить практически невозможно, даже ничего не зная ни про роман, ни про версию Синоды.



6073048_3_2_ (700x466, 65Kb)



«Молчание» Скорсезе начинается с покрытых пеленой тумана холмов Нагасаки, где Феррейра с ужасом наблюдает изощренные пытки других миссионеров. Тревожно-прекрасный пейзаж, хор человеческих страданий и объемный гул японской природы - ветер, деревья, насекомые. Эти картины перебиваются тишиной португальского храма, где отсутствие звука будто имеет объем и буквально залезает в уши. Скорсезе с оператором Родриго Прието и композиторами Клюге (Кэтрин и Ким Аллен) создают эффект присутствия в католическом храме перед величественной фреской. Когда Родригес и Гарупе приплывут в Японию, - оглушительный эффект начнет рассеиваться, а ближе к финалу, где Скорсезе всё сервирует для катарсиса, от него не останется и следа.



Для Скорсезе «Молчание» - фильм не про столкновение двух правд и культур. И не полная лишений одиссея двух португальцев-иезуитов (в этих ролях Драйвер и Гарфилд соревнуются в портретном сходстве с Христом), где один оказался слишком прямолинейным, а второй - подчинен чужим взглядам. Режиссер демонстрирует жестокость японцев, но не бравирует телесностью, как Гибсон в «Страстях Христовых», - в той первой сцене он не стал показывать пытки жены и дочери одного из священников. Не стал он показывать и одну из причин антипатии японских властей к иезуитам - агрессивное насаждение католичества (с протестантами, которые зачастую ограничивались торговлей, конфликтов не возникало). История христианства в Японии - огромная, многослойная и запутанная тема, и Скорсезе отсек от неё лишь необходимый фрагмент.



6073048_4_2_ (700x466, 56Kb)



Его «Молчание» - о внешнем и внутреннем проявлении веры, о ситуации, когда сострадание к другим вынуждает отказаться от внешних атрибутов веры и публично отречься, но при этом остаться истовым католиком. Скорсезе выбирает ракурс, который возвращает доброе имя «иезуитам-отступникам», - и в его экранизации Эндо, как и в «Рае» Кончаловского, раздается голос Бога, который отвечает на закадровые молитвы Родригеса и разрешает ему наступить на фуми-э (металлическая табличка с изображением Иисуса или Девы Марии, на которое заставляли вставать предполагаемых христиан). Этим парадоксом - божественным вмешательством в истории про молчание всевышнего - Скорсезе нивелирует эффект по всем показателям большой картины. Вероятно, западные критики, окрестившие «Молчание» одним из лучших фильмов режиссера, на этой сцене переживали катарсис, но в последней трети фильм, темам и идеям которого не было видно конца и края, сужается до бутылочного горлышка. Позиция Скорсезе и сценариста Джея Кокса угадывалась и без прямой речи, но увидеть её зрителю предстояло самому - в очертаниях фильма, который был подобен античной колонне. Самое печальное, что зрителя этой возможности лишили, навязав единственную трактовку - так и отец Родригес предлагает Японии выбрать в единственные «жёны» Католическую Церковь.



Безусловно, «Молчание» - настоящая археологическая находка, новейший осколок большого Голливуда времен молодости Скорсезе, монолитная драма на сложную тему в мастерском исполнении всей съёмочной группы. Увы, к этому колоссу сложно что-то почувствовать - он эффектно проплывает мимо, как стена тумана, а в финале и вовсе рассеивается, настолько кажется неуместным для такого произведения столь прямолинейный финал. Впрочем, полезно вспомнить, что четыре года назад «Волк с Уолл-стрит» заставлял критиков говорить о второй молодости Мартина Скорсезе. С полной уверенностью можно сказать, что «Молчание» - его вторая зрелость. А в зрелости можно снять что-то и только для себя.



«Молчание» в прокате с 26 января.







Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество
КИНО_И_ВСЕ_О_НЕМ

Правила жизни Мартина Скорсезе

Четверг, 22 Декабря 2016 г. 11:37 (ссылка)


6073048_781dfbe3_crop2656x3663x463x0fitcrop824x1200q9_MartinScorsese (480x700, 136Kb)



Должен сказать, у меня довольно паршивое настроение. И так уже лет 40.



Становясь старше, время от времени ты должен выбирать, с кем сражаться. В молодости ты воюешь со всеми. Ты как боец на ринге, дерешься со всяким, кто бы ни вошел. С возрастом приходится осознавать: подожди-ка, это не стоит потраченных сил, потерпи, пока не начнется монтаж.



Кажется, сейчас я стал немного мягче, потому что в конце концов в начале 1990-х многим в Голливуде понравилось то, что я делал. Они осмотрелись, а я все еще тут. Спустя 20 лет они сказали себе: «Эй, он все еще жив. Он снял много чего, и это было неплохо. Не принесло денег в то время, но было совсем не плохо». Оказалось, что когда мне нужны были деньги, почти в каждой студии находился человек, которому я нравился. Так что я прекратил бороться.



Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что со временем приучаешься думать, прежде чем действовать.



Когда я снимал «Казино», я был очень зол на Лас-Вегас. Вам может нравиться Вегас, но это место исключительной жадности. Он всегда был вроде отражения Голливуда, отражения американской культуры. I can’t get no satisfaction, как поют Rolling Stones. Еще, еще, еще и еще. Бесконечное обжорство, пока все не лопнут. И это мое отношение заметно в фильме.



Я не различаю право и лево. На площадке, когда я говорю: «Я хочу, чтобы этот человек встал левее», — я должен коснуться плеча, иначе обязательно перепутаю. Кроме того, я отчасти дислексик. Когда я говорю «госпиталь»... Вот видите, я хотел сказать «отель». В общем, когда я хочу сказать про «отель», я произношу: «Почему бы нам не отправить его обратно в госпиталь».



Во время съемок «Бешеного быка» (1980 год. — Esquire) я на самом деле чуть не умер от кокаина, но по прихоти судьбы все кончилось хорошо, я не умер, а доснял фильм. Мне было плевать, что с ним потом будет, я просто хотел вывалить в него все. Я был очень зол. Но это была очень продуктивная злость. Я знал, что, скорее всего, это будет последний фильм, который я сниму. Я чувствовал, что в режиссуре для меня больше нет места. Особенно в Америке.



Злость заложена в самой человеческой природе, если ты жив — ты зол. Она может быть деструктивной, может стать причиной убийства, может съесть тебя изнутри. Но в то же время может быть и конструктивной.



Моя проблема в том, что я хочу делать все сразу. Я хотел снимать кино про Александра Македонского, и Оливер Стоун сказал мне: «Ну уж нет, это буду делать я. Тебе же нравятся римляне, ты не любишь греков». Я говорю: «Я люблю греков!» «Нет, — говорит, — я тебя знаю, ты любишь римлян». И он был прав!



В Хеллз Китчен (один из самых дешевых районов Манхеттена. — Esquire), где мы снимали, был парк. Между 11-й улицей и 54-й, или 56-й — не помню. Теперь он называется Клинтон парк. Там стоит бронзовая статуя солдата, на которой написано что-то о Первой мировой войне. На протяжении пятнадцати лет, каждый раз, как я проходил мимо, она всегда была вымазана краской или покрыта граффити. Я говорил: «Эта бронза такая красивая, в Первую мировую войну погибло столько людей. Да и во Вторую тоже. Кажется, это не слишком уважительно». Понимаете, даже если ты пацифист, то совсем не обязательно быть идиотом. Мне нравится, что теперь его отмыли.



С другой стороны, Америка тем и красива, что ты можешь сжечь флаг. Возможно, тебе не захочется, но ты можешь. Хотя я сам не стал бы этого делать, хотя бы потому, что люди гибли за этот флаг.



Я параноик и больше не хожу по улицам. Хотя раньше много гулял.



Сейчас уже и не скажешь ничего ни о каких меньшинствах. Из-за всей этой политкорректности стало крайне сложно рот раскрыть.



Я вырос в доме номер 232 по Элизабет-стрит. Туда приезжали люди из одного сицилийского городка, так что скоро он сам стал маленькой Кирминой — это такой город недалеко от Палермо, откуда была родом мамина мама. А через улицу стоял дом 241, и там было то же самое, только люди приезжали из Пулици — это тоже недалеко от Палермо, только повыше в горах. Оттуда родом был отец отца. Эти два дома стояли друг напротив друга, но мама рассказывала, что когда она только познакомилась с отцом, у них была проблема: они были разной национальности. Так и сказала — «разной национальности», хотя они просто были из разных деревень.



Я люблю монтировать, я знаю, как смонтировать кино, возможно, даже знаю, как его снять, но я не знаю, как сделать освещение. Наверное, это связано с тем, что я вырос без света, в доходных домах. Это было как в деревне, где очень много жизненной силы. Но свет был весь искусственный. Поэтому я не знал, откуда должен идти свет, когда я стал снимать кино.



У нас в районе жили только итальянцы. Там была одна женщина, которая держала мясную лавку в доме напротив. Звали ее Мэри Мясник. Она и сейчас там живет, и хотя ей 90 лет, она все еще рубит мясо. Вот вы бы к ней сходили и взяли интервью. Железная старуха. Я ее даже снял в своем первом фильме. У нее всегда было потрясающе свежее мясо. А главное — ты всегда видел, как его рубят, как оно лежит, разрезанное на правильные куски.



Когда я был маленький, не очень это понимал, но на самом деле все мы жили в самой настоящей сицилийской деревне. Это был живой организм. Было там еще одно место — магазин Торминелли. Маленький такой продуктовый магазин, но я его никогда не забуду. Когда был обед, я там покупал сэндвич, а потом нес его в школу. Там были огромные бочки с оливками, потрясающая пряная ветчина, всякие мясные деликатесы, салат из тунца, который делал сам Торминелли. И все это пахло. Пахло просто потрясающе.



Когда «Таксиста» должны были номинировать на «Оскар» как лучший фильм, он получил три другие номинации: лучший актер, лучшая актриса второго плана и лучшая музыка. Сценарий и режиссер остались без номинаций. Я был очень расстроен, и сказал себе: «Знаешь что? Так и должно быть». А что мне было делать — пойти домой и поплакать?



Не бывает бессмысленного насилия. «Город бога» (бразильский фильм о жизни подростков в нищем и криминальном квартале Рио-де-Жанейро. — Esquire) — это бессмысленное насилие? Нет, это реальность, это настоящая жизнь, это просто состояние человека. Когда в молодости я был увлечен христианством, католицизмом, я к этому относился довольно наивно. Где-то в глубине души мне очень хотелось верить, что все люди действительно хороши, — но реальность перевесила.



Мне кажется, что любой чуткий человек должен понимать, что насилие не может изменить мир, а если и меняет, то только временно.



Когда мы готовились к съемкам «Воскрешая мертвецов», мы с Джо Коннелли (автор книги, которая легла в основу фильма. — Esquire) катались на скорой помощи по Нью-Йорку. Так вот, когда ты едешь на скорой по городу, особенно если это Манхеттен, ощущение совершенно безумное. Кругом летят огни, красный свет, радио орет. Поначалу врачи скорой вели себя очень пристойно: мол, вот как у нас тут все чинно. Это было очень мило с их стороны. Но в конце концов Джо, а он этот мир знает не понаслышке, говорит: «Ладно вам, ребята. Давайте уж, как положено. Врубайте радио». Они врубают радио, а там — The Who. Я потом использовал в фильме эту их песню «Drive your bloody baggage out» («Увози отсюда свое чертово барахло». — Esquire). Ну вот, несемся мы по улице, сирена гудит... Когда переезжаешь к перекрестку, становится довольно страшно. Они никогда не останавливаются, просто притормаживают, если кто-то есть на пути. А потом — приезжаешь на место, и все время оказывается, что нужно бежать по лестнице пять пролетов. Именно пять. Вызов — «затруднение дыхания». Но ты никогда не знаешь, что там на самом деле. И вот ты бежишь — первый пролет, второй, третий, и тут спрашиваешь себя: «А что если это не затрудненное дыхание? А что если там какой-нибудь маньяк, который кого-то убил? Или просто мужик с пистолетом?» Но тогда оказалось, что это был просто мальчик, у которого были серьезные проблемы с легкими. Там были его мать и бабушка. И вот, когда мы пробежали эти пять пролетов, нас встречает бабушка и говорит: «Бедные, совсем запыхались, идите сюда». Мальчику было плохо из-за астмы. Но меня по-настоящему поразило, что она заботилась о нас.



Я не понимаю рэп и не слушаю его. Но его невозможно остановить. Его делают дети, у которых нет другого способа выражения, поскольку писать музыку дешевле, чем снимать кино, и им не хватает словаря, чтобы сесть и заняться литературой, написать книгу. Они живут на дне. Я видел пьяных ребят, единственным желанием которых было выпить еще. Ты видишь, как они блюют, как они умирают. Это повторяется и повторяется. Протрезвев, они работают немного на кого-нибудь по соседству, потом снова напиваются и теряют контроль над собой. Это угнетающее зрелище. В результате кто-то злится и бьет их битой по голове, потому что от них одни неприятности.



Когда я слышу о том, что нужно проявлять к людям жалость, я не понимаю, как это вообще возможно в городских условиях, особенно в Нью-Йорке. Как открыться и не потерять способность сочувствовать людским страданиям, которые окружают тебя со всех сторон?



Конечно, приятно читать про себя, что ты величайший из ныне живущих американских режиссеров, но я научился не воспринимать это все всерьез. Нельзя быть слишком надменным, тогда все начинает валиться из рук. А если говорить про кино, то есть множество людей, которые снимают отличные фильмы: Стивен Спилберг, Фрэнсис Коппола, Бернардо Бертолуччи, Дэвид Кроненберг, Вуди Аллен, Роберт Олтман, Спайк Ли, Чарльз Бернетт, Оливер Стоун. А ведь есть еще и китайское кино!



Время идет, я старею и начинаю замечать, что мне просто нужно посидеть в тишине и подумать.



Мы как-то обсуждали проблему насилия с Ричардом Гиром, который уже много лет как ученик далай-ламы. И вот он говорит: «А может, ненасилие революционно?» Может, и так. Может, это и есть крайняя форма революции. Ведь в чем наша сущность? В жестокости или в любви, жалости? И в том и в другом. Но рано или поздно одна из сторон должна победить.



Самое трудное — сохранить истинную простоту.



Недавно я слышал, как Стивен Хокинг (физик, автор знаменитой книги «Краткая история времени». — Esquire) говорил о начале времен, начале космоса. И вы знаете, есть что-то успокаивающее в том, что мы — всего лишь часть чего-то бесконечно большего. Не то чтобы у меня не было эго — эго у меня будь здоров, — но все-таки приятно чувствовать, что тебе просто нужно встроиться в систему, а не бороться и убивать, чтобы достичь... чего? Заработать еще один миллион долларов? Что мне с ним делать? Мои дети устроены. Родителей уже нет в живых. Брат в порядке. Значит, я этот миллион просто потрачу.



Оливер Стоун меня как-то спросил: «Чего ты хочешь добиться в кино?» Мы друг друга подкалывали, он меня так провоцировал. И я имел наглость сказать: «Я надеюсь, что мои фильмы оставят какой-то след». Он только рассмеялся: «Ты снимаешь кино, чтобы оставить след?» На самом деле он имел в виду: «Тебе надо срочно что-то делать со своими амбициями».



Конечно, я демократ. Ну да, скорее демократ, хотя я и воспитывался в субкультуре, в которой политикой интересоваться не принято, в которой политикам не доверяют и вообще предпочитают не лезть во все эти дела. Мой народ, сицилийцы, они приехали в Америку, чтобы на столе всегда была еда. Вот и все. Им было не до политики, там, где они жили, был голод. Когда они сюда приезжали, они едва знали английский, они даже не были гражданами этой страны. Они не понимали, как воспользоваться всеми ее возможностями. И когда мой отец захотел пойти на курсы бухгалтеров, ему сказали, что он должен идти рыть канавы вместе с моим дедом. Мой отец был демократом рузвельтовского склада. К концу 1950-х он стал гораздо более консервативным. Он был в курсе того, что такое профсоюзы. Он и сам был в профсоюзе швейного квартала. И он понимал: то, что хорошо для рабочих, хорошо и для него, потому что он и есть рабочий класс. Но одну вещь он понял благодаря своему отцу — и вообще сицилийскому опыту, опыту Старого Света, который для Америки является своеобразной прародиной, потому что все рано или поздно приехали именно оттуда. Он понял, что ни в коем случае нельзя целиком и полностью верить в одно правительство, особенно — в одного демагога или президента.



Единственный человек, который в кино правильно относился к боксу, — Бастер Китон.



В 1980-е в американской экономике был настоящий бум, появилась куча миллиардеров. А что это значит? Что все это было достигнуто за счет огромного количества других людей.



Чем богаче становится страна, тем больше бездомных и бедняков выметают с улиц. Их просто увозят, чтобы средний класс и богачи их не замечали. Но у нас же все равно остается ответственность. Я не очень понимаю, как с этим быть.



Меня не приглашают в Белый дом, когда там смотрят мои фильмы. Всех приглашают, а меня — нет.



Многие американцы, как и я, чувствуют, что все эти разговоры про войну (в Ираке. — Esquire) на самом деле имеют экономическую подоплеку, что отчасти все это завязано на нефти. Мне кажется, главное — уважать чужой образ жизни. И должны быть способы дипломатического разрешения этого конфликта, просто обязаны.



Я бывший католик. Но я все-таки католик — от этого не избавишься.



Вообще-то я хотел стать обычным приходским священником. Но я не мог соотнести с этим желанием внешний, светский мир. Я не понимал, как человек может существовать в двух этих измерениях. Как жить по Новому Завету, следовать новозаветному закону любви к богу и ближнему в современном мире?



Музыка — это моя страсть. Но слушать ее толком сейчас не получается. Дома — нельзя, там маленькая дочка. У меня, конечно, есть iPod и все дела, но от него очень быстро начинают болеть уши.



Когда я снимал «Авиатора», я задумался о том, что сама эта идея — авиации — очень сильно изменилась. Сейчас даже слова такого больше нет — авиатор. Нет этого романтического образа человека в развивающемся белом шарфе. Наверное, сейчас его место заняли астронавты. Сам я панически боюсь летать.



Говард Хьюз (миллионер, режиссер, летчик и герой фильма «Авиатор». — Esquire) был сумасшедший. Мне это в принципе знакомо. Друзья часто говорят про меня: «Не ходите в ту комнату. Он надел коробки из-под носовых платков на ноги. Не ходите туда. Сейчас не лучшее время». Да, такое случалось, и не раз.



Я злюсь не только на каких-то людей или на систему. Я злюсь и на себя тоже. И так всегда. По той или иной причине, но я всегда в плохом настроении. И ничего не могу с этим сделать. В работу всегда идет какое-то количество злости. Может быть, с возрастом ее становится меньше. Но все равно хватает. Поэтому у меня в фильмах так много юмора. Приходится, потому что все кругом абсурдно. Я сам человек абсурдный.



Я мало с кем вижусь. Больше всего я люблю запереться в просмотровой и просто смотреть кино.

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
КИНО_И_ВСЕ_О_НЕМ

Мартин Скорсезе говорит об Ирландце, Дьяволе в белом городе и Отступниках

Среда, 22 Декабря 2016 г. 00:45 (ссылка)


6073048_40917a078c08875d625678594d066b01 (300x450, 129Kb)



В преддверии выхода в прокат своей новой работы «Молчание» Мартин Скорсезе обновил статус нескольких грядущих проектов, которыми собирается заняться в ближайшее время, и вспомнил, как сложно ему дались «Отступники».



На повестке дня два проекта, один другого краше — «Дьявол в белом городе» с Леонардо Ди Каприо и гангстерская драма «Ирландец», где Скорсезе после долгого перерыва поработает с Робертом Де Ниро.



«Дьявол в белом городе» — история докора Генри Говарда Холмса, серийного убийцы, в конце XIX века расправлявшегося со своими жертвами в замысловатом особняке с многочисленными потайными лестницами, коридорами и комнатами. Маньяк травил своих жертв газом, а затем разделывал трупы в лаборатории в подвале, где находились, среди прочего, кислотная ванна и крематорий. На суде доктор-душегуб признался в 27 убийствах, однако считается, что Генри Говард Холмс отправил на тот свет около 200 человек.



Леонардо Ди Каприо купил права на экранизацию одноименного нон-фикшна Эрика Ларсона в 2010 году и застолбил за собой главную роль, пригласив в кресло режиссера Скорсезе. По словам Скорсезе, работа над сценарием идет полным ходом. Ему даже пришлось несколько раз отвлечься от работы над «Молчанием» для консультаций по драматургии. В январе режиссер планирует вернуться к «Дьяволу в белом городе». История, как отмечает Скорсезе, выдающаяся и подход к ней нужен особый.



Следующим же после «Молчания» режиссерским проектом мэтра станет «Ирландец». Скорсезе возвращается к коронной гангстерской тематике, чтобы рассказать историю киллера мафии Фрэнка «Ирландца» Ширана, которому приписывают более 25 убийств. Среди его жертв был профсоюзный лидер Джимми Хоффы, официально пропавший без вести летом 1975 году.



Продюсер «Ирландца» Гастон Павлович в свежем интервью Cinema Blend подтвердил, что в фильме будут использованы компьютерные спецэффекты в духе «Загадочной истории Бенджамина Баттона», необходимые для «омоложения» протагониста в исполнении Де Ниро. Павлович рассказал, что в порядке тестирования они сняли одну пробную сцену и оценили, как герой будет выглядеть в 20, 40 и 60 лет. Технологии помогли воссоздать облик актера, каким он был в «Крестном отце 2».



В «Ирландце» Скорсезе не только воссоединится с Де Ниро, которого не снимал последние двадцать лет (последний раз — в «Казино»), но и впервые поработает с Алем Пачино. Приглашение сыграть в фильме получил и Джо Пеши, еще один ветеран из «золотого периода» творчества Скорсезе.



В связи с «Ирландцем» Скорсезе вспомнил свою работу над «Отступниками» — гангстерской драмой с Леонардо Ди Каприо и Мэттом Деймоном, которая принесла ему единственный режиссерский «Оскар». «Я бы назвал это полным отсутствием морали, — рассказывает режиссер. — В конце всех убивают, это был тупик. Я мало говорил в интервью об этом фильме. Он меня совершенно вымотал, это было невыносимо. Я люблю эту картину, но работа над ней, особенно постпродакшн, не принесла мне никакого удовольствия. Я тогда сказал: Плевать, сколько мне за нее заплатили. Она меня в могилу сведет. Я просто умру».



Студия Paramount рассчитывает, что «Ирландец» будет готов к 2018 году.

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
SCHOOL_for_SCANDAL

Трейлер «Молчания» Мартина Скорсезе

Четверг, 24 Ноября 2016 г. 19:15 (ссылка)

silence-23nov16 (448x700, 42Kb)



Новый фильм Мартина Скоесезе это всегда событие, поэтому
к трейлеру новой киноленты «Молчание» огромный интерес.
У фильма появился дебютный постер и видеоролик (под катом).

По сюжету в XVII веке два священника-иезуита (Эндрю
Гарфилд и Адам Драйвер) подвергаются насилию и пресле-
дованиям во время странствия по Японии, куда они приеха-
ли с целью найти своего наставника (Лиам Нисон) и распро-
странять Евангелие. Картина является экранизацией романа
Сюсаку Эндо.

Мировой выход «Молчания» запланирован на 22 декабря
2016 года.



Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ada_Peters

Мартин Скорсезе

Четверг, 17 Ноября 2016 г. 06:20 (ссылка)




Мартин Скорсезе



17 ноября день рождения отмечает Мартин Скорсезе, американский кинорежиссер, автор таких работ, как «Казино», «Таксист», «Славные парни», «Авиатор», «Отступники» и «Волк с Уолл-стрит». Маестро сегодня исполняется 74 года.



.
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Игорь_Ботов

10 лучших режиссерских работ Мартина Скорсезе

Суббота, 23 Апреля 2016 г. 12:32 (ссылка)
newsless.ru/movie/martinsco...-best.html

10 лучших режиссерских работ Мартина Скорсезе

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<мартин скорсезе - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda