Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1563 сообщений
Cообщения с меткой

латинская америка - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_colonelcassad

В гостях у ФАРК

Четверг, 22 Сентября 2016 г. 19:36 (ссылка)



Очень интересная статья о колумбийских партизанах ФАРК, которые спустя несколько десятилетий партизанской войны в колумбийских джунглях заключили перемирие в действующим правительством.
Автору статью удалось побывать с поездкой на партизанских территориях. О впечатлениях в статье ниже.

В ГОСТЯХ У ФАРК. ДОРОЖНЫЕ ЗАПИСКИ НА ЗЕЛЕНОМ ФОНЕ


Первые партизаны оказались молодыми ребятами в гражданском и без оружия. Они взяли все наши вещи и понесли их лодке. Их командир был одет в яркий желто-синий костюм, чем вызвал несколько внутренних улыбок в нашем маленьком российско-украинском коллективе. Вокруг была сельва с ее тысячей оттенков зеленого цвета.

С этого момента и всю неделю пребывания с ними нас не покидало чувство неудобства – нам постоянно предлагали все лучшее, носили за нас все наши тяжелые и неудобные вещи, буквально подносили под нас стулья, чтобы удобнее было сидеть в джунглях, каждый день стирали нашу одежду и даже выделили нам пионервожатого по имени Бьенвенидос (Добропожаловать), который постоянно сопровождал и опекал нас, решая все бытовые вопросы. Хотя Бьенвенидоса по имени в отряде никто не называл, все обращались к нему по прозвищу Пáхаро (Птица), на которую – часто внимательно внимательно-нахохленную – он действительно был похож. При этом никакой показухи не было, лагерь жил своей обычной жизнью и мы были первыми иностранными журналистами, которых видели партизаны. Наверняка, мы были для них такой же экзотикой, как и они для нас. С первых минут пребывания в лагере у меня было ощущение путешествия во времени. Мы попали во времена Че Гевары, со всеми его плюсами и минусами. Приехавшие снимать фильм мы сами ощущали себя частью какого-то кино.

Все это время мы свободно участвовали во всех рутинных мероприятиях лагеря; в его передвижениях вглубь сельвы, в патрулировании окрестностей, в политзанятиях, приготовлении пищи, смотрении бразильской олимпиады по спутниковому телевидению с болением за колумбийских спортсменов, и во встречах партизан с гражданским населением. Одной из такой встреч стал футбольный чемпионат между партизанами и гражданскими, прошедший под проливным дождем и закончившийся полным разгромом партизанской сборной; сначала мужской, а потом женской команды.

По прибытии в лагерь мы провели небольшое собрание с командованием. Главным командиром являлся команданте 34 фронта ФАРК Педро Баракутадо, еще совсем недавно именовавшийся официальной прессой как главный бандит и гроза департамента Чоко и за информацию о котором армия предлагала неслыханную в этих местах сумму в 270 тысяч долларов. Вторым начальником был комиссар Рауль – худой, бледный, в очках, похожий на еще не репрессированного Сталиным большевистского интеллигента первого поколения. Из годов 60-х сознание неожиданно перескакивало в двадцатые годы. Гарсиа Маркес усмехался нам с того света и время от времени подбавлял магической реальности.

Когда наши киношники наконец отправились спать, и я смог немного отдохнуть от перевода, мы еще несколько часов беседовали с Педро, под редкие осуждающие взгляды его боевой подруги Поликарпы. Изжога от выпитого количества кофе не дала спать оставшиеся часы ночи. Утром я подумал, что изо всех знакомых мне персонажей Педро Баракутадо больше всего напоминает Давида Гоцмана из "Ликвидации".

Говоря о первых ярких первых впечатлениях, моих российских товарищей поразило отсутствие солдафонщины и иерархии в бытовых отношениях партизан. Они были действительно одной семьей, где нормой отношений были взаимное уважение и любовь, столь редко наблюдаемые в других человеческих группах. И эта готовность в любой момент умереть за идею и полное безразличие к материальным благам вызывает огромное восхищение, причем совершенно независимо от их политических идей, которые – отдельная непростая тема. Колумбийская пресса привыкла называть этих людей наркотрафикантами, грабителями и убийцами. Мы видели нечто совершенно другое.

При этом мы понимали, насколько эти люди с их внутренним микромиром, сложившимся в течение десятилетий в сельве, не подготовлены к жизни в "реальном" западном мире колумбийских городов. Наверняка тема их адаптации станет причиной множества личных трагедий и разочарований. Почти все партизаны искренне думают, что большинство колумбийцев в городах поддерживает их борьбу и из страха перед репрессиями пока не выражает этого.

Что ждет этих людей в будущем? Я задавал и партизанам в сельве и друзьям и знакомым, поддерживающим мирный процесс в городах. По этой теме нет единого мнения, но есть некоторые пункты совпадения; в городах демобилизовавшихся партизан не совершенно ждут; со стороны обработанного официальной прессой обывателя преобладает недоверие и страх перед ними, а ультраправые боевики, контролирующие преступный мир и наркобизнес уже имеют четкую инструкцию по их физическому уничтожению, в случае возвращения этих людей в города. Все крупные заключения "мира" с колумбийскими партизанами, заканчивались в последние десятилетия настоящим геноцидом разоружившегося противника со стороны ультраправых боевиков и сотрудников военных спецслужб. Так в 1985 году, когда ФАРК впервые попытался отказаться от вооруженной борьбы и превратиться в партию Патриотический союз, были уничтожены около пяти тысяч политических активистов, включая депутатов, мэров и кандидатов в президенты – партизан, согласившихся спуститься из гор в города для легальной борьбы. Когда в 1990 году оружие сложило самое блестящее в политическом и интеллектуальном отношении в колумбийской истории движение М-19, эта история повторилась новыми тысячами убийств, которые никто не расследовал. Во всех разговорах на эту тему присутствует призрак этого недавнего прошлого.

По достигнутому в Гаване мирному договору, правительство Колумбии гарантирует безопасность бывшим членам ФАРК, после того как они оставят оружие (не "сдадут" а именно "оставят" – формулировка договора, согласно которой нет военного поражения, в случае которого один из противников "сдавал" бы оружие). При этом только в день провозглашения достижения окончательного договора в Гаване, в разных местах Колумбии неизвестными киллерами было убито пятеро левых политических активистов. С стране орудуют десятки банд, возглавляемых бывшими и якобы сдавшими оружие ультраправыми боевиками и наркотрафикантами, главный исторический враг которых не правительство, а партизаны. Многие правительственные чиновники и высокопоставленные военные идеологически и экономически тесно связаны с ними. Эти группировки полностью контролируют бедные окраины крупных городов и огромные территории сельской местности – после того, как армия пару десятков лет назад выбила оттуда партизан. Это огромная проблема, которая пока очень далека от решения.

С другой стороны, политические кадры ФАРК сегодня совершенно не готовы к избирательной борьбе. У них нет опыта, их идеологический язык анахроничен и глубоко диссонирует с настроениями подавляющего большинства по крайней мере 2/3 населения страны, являющегося городским. Дискурс ФАРК о создании революционной партии, как авангарда пролетариата, тоже не выдерживает критики и является кратчайшим путем к поражению на ближайших выборах, на что видимо и сделан расчет правительства.

Наверное выходом на этом первом этапе стало бы участие бывших партизан в создании очагов прямой демократической власти на тех территориях глубинки, где их много лет знают и где у них есть реальная поддержка большинства населения. После создания таких альтернативных моделей региональных правительств, где местные общины стали бы реальной властью, и возник бы прецедент другой парадигмы принятия решений. После этого нового политического и управленческого опыта, бывший ФАРК объединившись с другими прогрессивными силами смог бы попробовать предложить стране альтернативный социальный проект. Кроме того, только в этих местах, прекрасно знакомых партизанам и где сами они могут опереться на дружественное население, после передачи оружия они могли бы оставаться в относительной личной безопасности. Но все это скорее из области личных пожеланий и предположений.

C другой стороны, подписание мира между правительством и командованием ФАРК вовсе не синоним и не гарантия конца вооруженного конфликта.

ФАРК – самая большая, но не единственная партизанская сила в стране. Продолжают воевать с правительством ELN и еще как минимум две небольших партизанских группировки. Ввиду отсутствия реальных гарантий безопасности, весьма вероятно, что некоторая часть бойцов ФАРКа откажется разоружаться и пополнит ряды ELN. Параллельно с этим в стране остаются десятки преступных банд, которые скорее всего постараются взять под контроль бесхозные территории, только что оставленные партизанами. Вряд ли государство сможет быстро обеспечить свое эффективное присутствие чуть ли не на половине территории страны, где его никогда не было.

В личных разговорах почти все партизаны говорили, что если правительство не выполнит обещаний, они готовы вернуться к вооруженной борьбе и за оружием дело не станет. При этом надо учитывать, что в процессе последнего этапа мирного диалога с правительством, ФАРК засветил практически всю свою подпольную структуру, имена ополченцев и симпатизирующих лиц среди мирного населения, что сделало организацию как никогда уязвимой в военном отношении.

При этом, вспомним, что сам генезис этого мирного процесса надо искать не в миролюбии и гуманизме колумбийского правительства, а в требовании Вашингтона освободить от партизан богатые полезными ископаемыми, природными ресурсами и водой удаленные районы гор и сельвы, чтобы открыть к ним доступ для ТНК.

Было бы гораздо приятнее говорить о завтрашнем мире и переходе политической борьбы в более цивилизованную невооруженную стадию, но судя по всему это дело дня даже не завтрашнего, а послезавтрашнего. Вместе с этим очевидно и то, что вооруженная борьба как метод тоже в данном случае полностью исчерпала свои перспективы, и партизанская армия, более полувека успешно воевавшая с регулярными силами Колумбии, за которыми стояла фактически неограниченная военная и финансовая поддержка США, в последние годы терпела все более тяжелые потери от высокотехнологичного нового оружия, конкурировать с которым в военном плане невозможно. Здесь множество вопросов без ответа, и все перечисленное – только малая часть их.

В колумбийской прессе часто упоминется название деревушки Бохайя на границе департаментов Чоко и Антиокии, как символа зверств ФАРК в отношение местного населения. 2 мая 2002 года, во время уличных боев в Бохайя между партизанами и ультраправыми боевиками, выстреленный партизанами газовый баллон, пробил крышу церкви, где укрывались местные жители и разорвался внутри. Погибших было от 90 до 120 человек, большинство из которых – дети и женщины.

Вот рассказ одного из партизан, участвовавшего в том бою:

– Много лет мы контролировали всю эту зону. Причем жители всегда просили нас выйти из населенных пунктов, чтобы они не стали объектом атаки армии. Поэтому, контролируя местность, мы обычно оставались в лагерях в сельве. В конце апреля в главный город зоны Вихия-дель-Фуэрте и соседнюю деревню Бохайя, при поддержке военных начали прибывать сотни парамилитарес. Они размещались в домах местных жителей и полностью игнорировали их просьбы покинуть жилую зону. Парамилитарес искали партизан и их сообщников для демонстративных расправ над ними, чтобы запугать население. Местные правозащитники несколько раз обращались к военным и политическим властям с просьбой заставить парамилитарес покинуть жилые массивы, потому что вооруженное столкновение становилось неизбежным. Власти никак не реагировали. Первого мая мы повсеместно атаковали превосходящие силы противника. Городские бои были очень тяжелыми и обе стороны несли серьезные потери. Война с боевиками намного более жестока, чем с армией. Из-за того, что они делают с пленными партизанами, живьем мы им в плен никогда не сдаемся и пленных обычно тоже не берем. Бои продолжались несколько суток, причем парамилитарес поддерживала армейская авиация. В отличие от современного вооружения боевиков, единственная наша артиллерия – самодельные установки, выстреливающие газовыми баллонами, известными в Колумбии как "пипетас". Их точность очень низкая. Когда выстреленная нами во время наступления "пипета" случайно попала в церковь, мы не знали, что там было полно укрывавшихся от огня людей и среди шума боя не поняли что произошло. Враг отступал из деревни и мы его преследовали вплоть до болот, куда мы его загнали. О том, что произошло в церкви Бохайя мы узнали только после боя. К этому моменту мы полностью победили и очистили от парамилитарес всю территорию. Когда мы узнали о случившемся кошмаре, мы впали в состояние шока и за несколько часов полностью покинули всю эту уже освобожденную зону, куда через пару дней прибыла армия и вместе с ней пресса… – В глазах у моего собеседника стояли слезы… – Но постарайся понять, что в любой войне подобные вещи почти неизбежны, поэтому так важно закончить эту войну.

В разговорах о будущем без оружия, Педро – коммунист и сын коммунистов, многие родственники которого были убиты в 80-е, во время "грязной войны" против Патриотического союза, – настаивал на том, что его личные планы будут зависеть от решения партии. Что партия разберется и решит. Подпольная Коммунистическая партия Колумбии стала для него политическим синонимом ФАРК. Я всегда представлял, что так рассуждала о партии старая ленинская гвардия большевиков. "Настоящие коммунисты", – говорила о таких моя бабушка. Уничтоженные сначала сталинистской, а потом брежневской бюрократией, эти люди сохранились в колумбийской сельве. Со всеми своими очевидными недостатками, и достоинствами, которыми не может похвастаться ни один из их идейных противников.

Об отношениях партизан с местными крестьянами. Когда нет непосредственной угрозы вооруженных столкновений, партизаны селятся в непосредственной близости от небольших разрозненных хуторков, с разрешения жителей разбивая лагерь прямо там и занимая под штаб и заодно для ночлега пару домов, используемых в крестьянском подсобном хозяйстве. На два или три дня максимум. Потом – переход на новое место. В месте, где мы поселились, у местного крестьянина была огромная пятнистая свинья. Большую часть времени свинья проводила в реке, как это потом выяснилось, чуть выше по течению места, где я обычно чистил зубы. Вдруг в один из вечеров наш привычный съемочный процесс был прерван визгом свиньи. Ей вцепился в ухо стаффордширский терьер одного из молодых партизан. Хозяева свиньи и собаки бросились в реку и пинками отогнали терьера. Верещащую свинью с порванным ухом партизаны повели на перевязку, а ее крайне возмущенный хозяин, еще долго высказывал партизану, что в последний раз его предупреждает, что если он не будет привязывать своего такого-растакого пса, и этот растакой пес, расто его и растуды, загрызет его свинью, он клянется, что убьет этого пса. И партизан, поджав хвост и потупив взгляд, ныл и извинялся. К чему это? К тому, что это тоже не вяжется с созданным прессой имиджем партизан как громил, держащим в страхе мирное население. Разумеется, далеко не везде и всегда эти отношения являются такой идиллией и наверняка за почти 60 лет войны в разных уголках страны были очень разные ситуации и случаи. Но я здесь о тенденции, которую мы лично наблюдали.

Группы ФАРК действуют сегодня на территориях, заброшенных государством. Хотя этот термин не точен; государства там не было никогда. Во многих из таких мест единственная альтернатива медицины и образования – партизаны. Единственное проявление государственной власти – антиповстанческие операции армии с репрессиями против местного населения, небезосновательно подозреваемого в сочувствии партизанам. Партизаны строят для крестьян объекты инфраструктуры и их врачи регулярно проводят бесплатные медицинские консультации. Местное население поддерживает их продуктами питания и информацией. Без решающей поддержки гражданского населения существование партизанского движения было бы невозможным.

На второй или третий день почти праздной жизни в лагере, мы напросились в патруль. Патруль был реальным; за два дня до этого армия доставила в близлежащую зону наблюдателей ООН, но часть военных не вернулись с ооновцами на базу, а остались в сельве с непонятной партизанам целью. И несмотря на действовавшее уже почти год фактическое прекращение огня между армией и ФАРК, командир на утреннем построении сказал, что пока мир не подписан, враг остается врагом и нельзя понижать бдительность и чем-то там щелкать. И задача патруля – проверка территории вблизи лагеря для предупреждения любых сюрпризов. Поскольку любой отряд движется со скоростью самого медленного из участников, запланированный двухчасовый патруль затянулся благодаря нашему участию почти на 6 часов, во время которых мы постигали науку передвижения по пересеченной местности, ходьбы по бревнам, черпания воды сапогами и прочие умеренные тягости и лишения партизанской жизни, с той разницей, что наши амфитрионы несли с собой тяжелое оружие с боекомплектом, а я фотоаппарат и пенсионерскую тросточку, чтобы не ударить лицом в тропическую грязь. В середине патруля неожиданно раздалось несколько выстрелов и потом короткая автоматная очередь. Я тщательно сохранил на лице маску улыбки, понимая что с одной стороны это скорее всего, небольшое шоу для нас, а с другой, что если это не так, то куда бежать совершенно непонятно, да и бежать в вязнущих в грязи сапогах тоже не очень понятно как. Когда мы добрели до месту водопоя, партизаны с флягами отправились на холм к источнику самой чистой воды. Когда нам ее принесли, она оказалась сладкой. Оказывается, сами они привыкли пить невкусную родниковую воду, а нам, как гостям, решили подсластить ее химическим порошком из далекой цивилизации.

Когда мы вернулись, в лагере нас ждал Педро, который встретил меня вопросом о первых впечатлениях. – В ходе выполнения миссии я убедился, что необходимо срочно менять методы борьбы, товарищ, – ответил я ему, в изнемождении падая на клеенчатую подстилку. Педро смеялся наверное минут пятнадцать.

В ближайшей от лагеря партизан деревушке, расположенной в 20 минутах плавания вниз по реке – большая школа, куда часами добираются дети из окрестностей. Ее директор – безумец и энтузиаст неопределенного возраста, из тех одержимых мечтой людей, что выглядят намного моложе своих лет. Для любого карьерного роста или приличной зарплаты народ привык бежать из этой глуши. Он остался, ради своих учеников. – Здесь нет зла, – объясняет он, – нет преступности, нет наркотиков, нет дурных привычек. Наши дети здоровее городских. Здесь деньги – не главное. Отношения с партизанами у нас складывались по-разному. Раньше были случаи, когда они по обвинению в сотрудничестве с армией и парамилитарес убивали гражданских. Это правда. Но со временем они научились уважать нас и сегодня отношения с ними хорошие. А то, что наши дети, не закончив школу, к ним уходят… Конечно, у меня нет восторгов по этому поводу. Но я стараюсь уважать выбор наших детей и понимаю, что других альтернатив у них особо и нет. При этом я не верю, что война и насилие помогут решить наши проблемы.

Возле, точнее, вместе с нашим лагерем по сельве кочевал госпиталь. С командой юных партизан-стажеров и хирургической палатой, оборудуемой за считаные минуты. И с руководителем – военным хирургом-интернационалистом. Когда в первой беседе, этот человек с явным акцентом одной южноамериканской страны, сказал мне, что он колумбиец и родом из Картахены, мне стало смешно. В конце концов он признался, что стал врачем, чтобы следовать примеру Че, и закончив в своей стране мединститут, уже почти сорок лет путешествует по Латинской Америке, выполняя свой врачебный и человеческий долг. Что он не член организации, но как врач, помогает этому фронту ФАРК каждый год по нескольку месяцев, – как и другим революционерам Колумбии и других стран. Несколько лет назад, во время особенно страшных бомбежек, он оперировал раненых больше сорока часов подряд, пока не уснул со скальпелем в руках перед хирургическим столом… Моя первая мысль была, что передо мной святой. Командиры и рядовые бойцы ФАРК относятся к нему с откровенным восхищением – обычно врачи в Латинской Америке – каста избранных, часть социальной и экономический элиты. Немногие, бросив все это способны отправиться жить в дебри, под пули и бомбы. Но что-то внутри мне так и не позволило почувствовать к нему доверие. Вряд ли когда-нибудь я смогу узнать, интуиция это или паранойя.

Борохо – местный плод, малоизвестный в остальной Колумбии и совершенно неведомый остальному миру. Из чуть подгнивших коричневых фруктов борохо делают сок, у которого, как утверждают местные жители всегда один из двух неотвратимых эффектов: первый – слабительный, или второй – афродизиачный. Когда после очередного стакана сока борохо я неожиданно надолго исчез в сельве, команданте Педро поведал мне об этом. – Хорошо, что не второй, – с облегчением ответил ему я.

Если рассматривать мобильные отряды ФАРК как пиратские корабли, постоянно плывущие в зеленом море сельвы, присутствие говорящих попугаев на плечах бойцов и командиров, никого не удивит. Птицы наших друзей владели всеми революционными лозунгами, а попугай командира по утрам даже пел гимн организации. Попугай партизанки Партисии был менее радикален в криках, но оказался чистоплотнее командирского. Большую часть времени обитая на плече хозяйки, он начинал ее нежно покусывать за ухо, когда собирался "пачкать" и Патрисия пересаживала его для этого на ближайшую ветку.

Всех, общавшихся с партизанами ФАРК обычно впечатляет степень участии в организации женщин. Тем более, если учесть, что Колумбия – и особенно ее провинция – страна глубоко консервативная и мачистская. Именно поэтому все попытки эмансипации колумбийских женщин неотделимы от истории ее левых движений и организаций. ФАРК – только еще один из примеров этого. Около 40% личного состава партизанской армии составляют женщины. В уставных документах ФАРК подчеркнуто равенство прав и обязанностей женщины и мужчины. Более того, сегодня партизаны говорят о необходимости уважения и недопустимости дискриминации сексуальных меньшинств. При этом был бы конечно наивным говорить что мачизм в их рядах полностью изжит, но среди них его несравненно меньше, чем в гражданской части колумбийской глубинки. По сложившемуся у меня впечатлению, отношения между мужчинами и женщинами в ФАРК очень свободные, каждый в праве выбрать себе пару и жить вместе или же разойтись. Женщины остаются женщинами и всегда следят за собой. При этом революционная мораль, исповедуемая партизанами, культивирует романтическую сторону отношений и не приветствует половой распущенности и гедонизма. На партизанской дискотеке нас удивил избыток целомудрия, немыслимый сегодня на молодежных праздниках больших городов. Партизаны и партизанки танцевали, как пионеры, полностью диссонируя с окружающей их влажной и страстной тропической природой.

При анализе причин участия высокого процента колумбийских женщин в партизанском движении, следует учесть и то, что страна печально знаменита и уровнем сексуальной эксплуатации провинциальных девушек и детей, живущих часто в нечеловеческих условиях и не имеющих других источников дохода. Сети детской проституции контролируются наркомафией и высокопоставленными военными. Массовое участие женщин в партизанском движении – одновременно и ответ и альтернатива этой реальности.

Четверо самых юных из партизан нашего отряда были несовершеннолетними, и согласно гаванским договоренностям сегодня уже покинули партизанский лагерь для последующей передачи их представителям Красного Креста и ООН. Вопреки распространенным утверждениям прессы о том, что ФАРКовцы насильно вербуют детей, истории, которые мы здесь услышали – совершенно другие. По уставу ФАРК в организацию могут вступить колумбийцы и колумбийки от 15 до 30 лет. Подростки приходили к партизанам совершенно добровольно, их мотивация была конечно не идеологической, их интересовали возможность образования, часто единственная в этих местах (здесь всех учат читать и писать и есть занятия по математике и истории) и трехразового питания. Многие при этом преувеличивали свой реальный возраст, а документы здесь есть далеко не у всех. В нашем отряде старшие товарищи к этим детям относились прекрасно, наверняка куда лучше, чем в их родных нищих деревнях и голодающих семьях. Поэтому когда команданте в нашем присутствии собрал детей и сообщил им о необходимости расстаться, в рамках гаванских обязательств партизан, они восприняли это с горечью и обидой и ему пришлось долго объяснять им, что их никто не выгоняет из организации, что они сохранят контакт и дружбу, что скоро все партизаны станут гражданскими, но что революционная организация должна быть честной и обязана выполнить свои обязательства.

В последний вечер перед нашими проводами, гостеприимные хозяева устроили праздник, пригласив жителей соседних деревень и оборудовав под дискотеку загон для скота. Загон был тщательно вымыт, а скот перегнали на ночь в соседнюю деревню. На праздник были приглашены без различий и партизаны и гражданские, и всем участникам были вручены купоны на квоту в пять банок пива на человека. Главным элементом праздничной иллюминации неожиданно стал мой фонарик с функцией прерывистого света. Бессменным дискжокеем стал Бьенвенидос – Птица – подтанцовывавший за пультом компьютера. Среди гостей был местный парень, из гражданских, с явными нарушениями умственного развития. Он дразнил присутствующих, кривлялся, сорвал кепку с команданте и пытался заставить танцевать с собой всех девушек. Партизаны шутили с ним, всячески сглаживая все создаваемые им ситуации и все время старались усадить его поудобнее и отвлечь. – Когда мы уйдем отсюда, у этого парня будут проблемы, – шепнул мне Педро, – пока мы здесь, мы стараемся защищать его от его же односельчан, у которых не всегда хватает терпения. А если в деревню войдут парамилитарес или военные, его скорее всего просто убьют. Но мы не сможем забрать его с собой. Не знаю пока, что делать.

За последний год фактического перемирия жизнь партизан стала гораздо легче. Смена места лагеря – всего 2-3 раза в неделю. Год ночей без риска бомбежек. В предыдущие годы, ежедневная смена мест лагеря была обязательной. Из-за высокой военной эффективности авиаударов с недавно закупленной Колумбией авиации – бразильских Супертукано и израильских Кфиров – одно из требований безопасности – максимальная рассредоточенность спальных мест; это после того, как несколько лет назад от одной бомбы здесь погибло 14 партизан одновременно. И еще – повседневные переходы через сельву на десятки километров с оружием и 40-килограммовыми рюкзаками, где, кроме пищи и боеприпасов, весь "дом" партизана. И так – в течение десятилетий, и командиры – всегда наравне с рядовыми бойцами. В 5 утра всегда подъем, в 8 вечера всегда отбой.

Поскольку никто в отряде никогда не участвовал в школьном театре, а нам было необходимо снять как можно естественнее некоторые бытовые сцены, случались разные забавные опусы. Нам надо было записать ночную задушевную беседу подружек-партизанок и у нас оставалась последняя или предпоследняя ночь в лагере. Не ведая наших планов, начальство накануне отправило с разными дальними миссиями половину девушек. Из оставшихся были выбраны Ориана – партизанка чуть постарше и поопытнее, вернувшаяся в отряд после бегства из тюрьмы, где провела несколько лет и совсем юная девочка Валентина. Валентина после отбоя должна была доверительно расспрашивать Ориану о ее тюремном опыте. С трудом отмазав одну из героинь от ночного патруля, установив вокруг партизанской кровати свет и стряхнув с противомоскитной сетки сонного скорпиона, мы начали запись ночного диалога подружек. Прозвучал он примерно так:

– Товарищ Ориана, я слышала, что вас при выполнении миссии задержали в городе и посадили в тюрьму. И я хотела спросить вас, как это было? И тяжело ли приходится в тюрьме революционерам?

– Трудно, Валентина. Отношение к нам совсем бесчеловечное. Они постоянно хотят сломить нашу волю и превратить нас в предателей.

– И каким образом вы смогли не допустить этого?

– Потому что у нас и наших товарищей политзаключенных есть революционное сознание, и мы всегда помним, что боремся за наш эксплуатируемый народ…

И так далее, как в советском мультике об Орленке.

Причем эти слова, звучащие здесь и теперь и для нас так фальшиво, являются чем угодно кроме фальши. Эти женщины не актрисы и не играют. Это мир их понятий и того, во что они искренне верят и за что готовы отдать жизнь. Первозданный мир идей, где слова и мысли еще не отравлены цинизмом другого исторического опыта.

Наверное самым сильным моим впечатлением и было это полное отсутствие цинизма среди рядовых партизан, людей привыкших жить и умирать без лишних слов и пафосных поз жить и умирать. Отсутствие цинизма такого обычного и привычного в среде людей, считающих себя левыми интеллектуалами, и наверняка смотревших бы свысока на этих полуграмотных колумбийских крестьян.

Один из них, объяснил мне сложность перехода к будущей гражданской жизни следующим образом: – Там нам придется научиться жить при капитализме… не знаю, все ли смогут. Здесь у нас коммунизм. У нас здесь нет частной собственности и все личное легко помещается в рюкзак. Ни у кого из нас здесь нет ни денег, ни счетов в банках, ни недвижимости… Зато, есть идея, которой все мы служим. Может быть, она в чем-то ошибочная, но она наша.

А самым большим сюрпризом стал ответ одного из партизанских руководителей на мой вопрос о наличии у ФАРК ракет "земля - воздух". Дело в том, что несколько предыдущих командующих ФАРК стали жертвами авианалетов. Авиация нового поколения и введение электронных чипов с определением координат GPS в одежду, продукты и любые другие предметы засылавшиеся в последние годы партизанам, привели ФАРК к огромным человеческим потерям, при практически полной неуязвимости действовавшей против них ночной авиации. Поэтому я спросил команданте о ракетах.

– Нет, таких ракет у нас никогда не было. Нам пару раз предложили их, но у нас никогда не было таких денег, - ответил он. И чуть подумав, добавил, - мы ждали солидарности, а с нами всегда хотели сделать бизнес.

И я подумал о привычных официальных обвинениях партизан в наркотрафике. Да будь они хоть мелкими трафикантами, у них бы хватило средств на ракеты и современное противовоздушное оружие. Достаточно вспомнить о ресурсах и финансовых возможностях любого из наркокартелей. Новейшая история ФАРК доказала, что у него никогда не было средств, чтобы хоть немного защититься от самой страшной из угроз. Хотя нет колумбийской газеты, не писавшей об обнаружении в сельве "кокаиновых лабораторий ФАРК" и миллионных счетах организации, след которых обнаружить до сих пор никому не удается. Этот пример с ракетами земл –воздух мне показался очень серьезным аргументом в ответ на обвинения партизан в наркобизнесе.

Когда мы попрощались с отрядом, и Педро, как командир предложил партизанам подарить нам что-нибудь на память, один из самых старших из них, человек с которым мы ни разу не обменялись ни словом, подошел, молча снял со своей руки протянул мне браслет-фенечку с Че Геварой. Может быть черно-красный бисерный Че, все эти годы защищал его хозяина от пуль, и теперь, перед наступлением мира этому Че пора было отправиться в дальние страны… Я только знаю, что буду хранить этот браслет как дорогую мне память об этих днях – уже части истории, к которой нам повезло прикоснуться.

Когда мы покинули лагерь, к нам вернулись организационные трудности, от которых мы уже отвыкли. Цивилизация отказывалась принимать нас назад. Уже вторую неделю бастовал аэродром Кибдо, куда мы изначально прилетели, а маленькая посадочная полоса деревушки Вихия-дель-Фуэрте после нескольких дней дождя стала частью маленького озера. Но партизанские боги и фенечка с Че сделали свое дело и наш друг из Медельина быстро нашел пилота, который за почти символическую плату на своем крошечном четырехместном самолетике вылетел за нами в сельву.

Что еще запомнилось? Пейзаж под маленькой "Сессной", увозившей нас оттуда очень низко, над бесконечным зеленым океаном сельвы, в одном из уголков которой оставалась частичка нашего сердца. Мы увозили взгляды, слова и немного надежды людей, которых скорее всего больше никогда не увидим и которых вряд ли когда-нибудь забудем.

Всего в 150 километрах от этих мест нас ждала другая Колумбия, которая даже не другая страна, а другая планета. Мы еще не знали, что через два дня из Гаваны объявят о достижении мирного соглашения и ни один человек ни в одном из колумбийских городов не выйдет на площадь, чтобы отпраздновать эту новость.

Олег Ясинский

http://liva.com.ua/colombia-yasinsky.html - полностью здесь

http://colonelcassad.livejournal.com/2971606.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Евгения_Бацман

ЖОРЖИ АМАДУ «ДОНА ФЛОР И ДВА ЕЕ МУЖА»

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 09:27 (ссылка)


4976819_DSCN4796 (488x700, 58Kb)



Первое знакомство с Жоржи Амаду оказалось фееричным. Его произведение «Дона Флор и два ее мужа» можно назвать именно феерией.



Перед нами простая история семьи. Со странной матерью и двумя дочерьми. С жизнью «как надо» и «как хочется». Со всепоглощающей страстью и истинной любовью. И, конечно, со смертью. В Латинской Америке без этого никак. Только здесь культ смерти обретает Читать далее 

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Макс-78

Импичмент Дилмы Русеф. Международная реакция...

Четверг, 01 Сентября 2016 г. 23:45 (ссылка)


Временно отстранённый президент Бразилии Дилма Русеф окончательно отправлена в отставку. За её импичмент проголосовал 61 член верхней палаты национального парламента из 81. Как отреагировали в мире на решение бразильского сената.







Президент Эквадора: «Дилму свергли. Мы отзовём нашего поверенного в посольстве. Мы никогда не признаем эти действия. Вся наша солидарность — с товарищами Дилмой и всем бразильским народом», — написал он в своём Twitter.







Глава Боливии Эво Моралес: «Мы отзываем нашего посла из Бразилии, чтобы принять меры, которые сейчас необходимы. Мы вместе с Дилмой и вашим народом в этот трудный час».



Венесуэла: «Правительство Венесуэлы приняло решение окончательно отозвать посла республики в Бразилии и заморозить политические и дипотношения с правительством, участвовавшим в парламентском перевороте», — заявили в дипведомстве.







Куба: «Революционное правительство Кубы решительно осуждает переворот, свершившийся в отношении президента Дилмы Русеф.





Госдеп СШП: «Это было решением народа Бразилии, и мы уважаем его».







Генсек ООН: «Пока президент Темер начинает в должности, генсек желает ему всего наилучшего».


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

В США дисквалифицировали участницу Олимпиады, назвавшую соперниц «кучкой трусих» (ФОТО) Русская весна InfoPolk.ru

Четверг, 26 Августа 2016 г. 01:35 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147211...00fc74687c

В США дисквалифицировали участницу Олимпиады, назвавшую соперниц «кучкой трусих» (ФОТО)



Федерации футбола США пришлось пойти на такой шаг после того, как скандал не удалось замять и он получил широкую огласку ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
oryoberta

После Олимпиады Бразилию ждет «экономическое похмелье» Русская весна InfoPolk.ru

Вторник, 23 Августа 2016 г. 13:59 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147188...144a12aa01


В этом уверены эксперты ведущих европейских СМИ, которые напоминают о серьезных финансовых проблемах страны, а также о скандалах, сопровождавших Олимпиаду
...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_foto_trip

На диком пляже Галапагоса.

Суббота, 21 Августа 2016 г. 02:46 (ссылка)

Не повезло этим отдыхающим - лежаков нет, кукурузу никто не разносит...

А ведь совсем не жёсткие на Галапагосе камни! На снимке - местный способ борьбы с остеохондрозом.

Галапагосский морской лев — один из трёх видов калифорнийских морских львов. Самцы весят около 250 кг, самки заметно меньше. За детёнышами следят до достижения теми массы 80—100 кг. (При рождении — около 25 кг.) Численность вида оценивают в 20—40 тысяч голов. Они домоседы, не мигрируют. Да и куда отсюда можно мигрировать? И зачем?..
В природе (особенно для молодняка) наибольшую опасность представляют акулы. А туристов львы не боятся...

http://foto-trip.livejournal.com/6283979.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anob

МОЛНИЯ: Пятиборец Лесун выиграл золото на Олимпиаде в Рио

Воскресенье, 21 Августа 2016 г. 04:55 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147172...5c6ab90332

МОЛНИЯ: Пятиборец Лесун выиграл золото на Олимпиаде в Рио


Представитель России Александр Лесун завоевал золотую медаль на соревнованиях по современному пятиборью на Олимпиаде-2016 в бразильском Рио ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
opetrov

МОЛНИЯ: Женская сборная России по гандболу выиграла Олимпийские игры Русская весна InfoPolk.ru

Суббота, 21 Августа 2016 г. 02:43 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147172...b63e01cc03

МОЛНИЯ: Женская сборная России по гандболу выиграла Олимпийские игры



Женская сборная России по гандболу победила команду Франции в финале и впервые выиграла Олимпиаду ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

МОЛНИЯ: Женская сборная России по гандболу выиграла Олимпийские игры

Суббота, 21 Августа 2016 г. 02:01 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147172...00fc74687c

МОЛНИЯ: Женская сборная России по гандболу выиграла Олимпийские игры


Женская сборная России по гандболу победила команду Франции в финале и впервые выиграла Олимпиаду ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
anob

МОЛНИЯ: Женская сборная России по гандболу выиграла Олимпийские игры Русская весна InfoPolk.ru

Суббота, 20 Августа 2016 г. 23:59 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147172...5c6ab90332


Женская сборная России по гандболу победила команду Франции в финале и впервые выиграла Олимпиаду
...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
opetrov

IWF после Олимпиады на год отстранит Федерацию тяжелой атлетики России Русская весна InfoPolk.ru

Среда, 17 Августа 2016 г. 11:20 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147141...b63e01cc03

IWF после Олимпиады на год отстранит Федерацию тяжелой атлетики России



Об этом заявил глава Международной федерации тяжелой атлетики Тамаш Аян ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

IWF после Олимпиады на год отстранит Федерацию тяжелой атлетики России

Среда, 17 Августа 2016 г. 10:59 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147141...00fc74687c

IWF после Олимпиады на год отстранит Федерацию тяжелой атлетики России



Об этом заявил глава IWF Тамаш Аян ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
oryoberta

Ирландский боксер в Рио показал судьям неприличный жест после проигрыша россиянину Русская весна InfoPolk.ru

Вторник, 17 Августа 2016 г. 01:28 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147137...144a12aa01

Ирландский боксер в Рио показал судьям неприличный жест после проигрыша россиянину


Ирландский боксер Майкл Конлэн разразился нецензурной бранью после, как ему показалось, «несправедливого» поражения от россиянина Владимира Никитина в 1/4 финала на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Onem

Скандальная Олимпиада: в Рио погиб тренер сборной Германии

Вторник, 16 Августа 2016 г. 12:39 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147133...00fc74687c

Скандальная Олимпиада: в Рио погиб тренер сборной Германии


«Мы глубоко опечалены. Покойся с миром, Штефан, ты навсегда остался в наших сердцах», — говорится в официальном сообщении сборной Германии по гребному слалому ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
oryoberta

Скандальная Олимпиада: в Рио погиб тренер сборной Германии

Вторник, 16 Августа 2016 г. 10:38 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147133...144a12aa01

Скандальная Олимпиада: в Рио погиб тренер сборной Германии


«Мы глубоко опечалены. Покойся с миром, Штефан, ты навсегда остался в наших сердцах», — говорится в официальном сообщении сборной Германии по гребному слалому ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Лучший мир возможен

Суббота, 13 Августа 2016 г. 16:21 (ссылка)



К 90-летию легендарного Фиделя Кастро

Лучший мир возможен

Взять интервью у Фиделя - мечта любого журналиста. Особенно такого, который выучил испанский, чтобы говорить на одном языке с Команданте. Многим эта мечта кажется недостижимой. Журналист "Советской России" Ольга Гарбуз доказывает обратное. Фидель доступен для общения. Каждое его слово - статья, выступление или совсем коротенькое размышление, - переведено на все языки народов мира. В них можно найти ответы на любой вопрос. Именно такое интервью, основанное на выступлениях, статьях и размышлениях Команданте разных лет предлагается сегодня Вашему вниманию.

– Как можно осознать себя революционером?

– В университете, куда я пришел, просто обладая мятежным духом и некоторыми элементарными идеями о справедливости, я стал революционером, я стал марксистом-ленинцем и приобрел чувства, в отношении которых я на протяжении лет имел привилегию никогда не почувствовать искушения, даже самого малого, когда-нибудь отказаться от них. Поэтому я осмеливаюсь утверждать, что никогда от них не откажусь.
…Когда я окончил этот университет, я считал себя большим революционером, а я просто начинал другой, намного более долгий путь. Если я чувствовал себя революционером, если я чувствовал себя социалистом, если я приобрел все идеи, которые сделали из меня – и не было никаких других – революционера, заверяю вас со всей скромностью, что сейчас я чувствую себя в десять раз, в двадцать раз, быть может, в сто раз большим революционером, чем тогда. Если тогда я был готов отдать жизнь, сейчас я в тысячу раз более, чем тогда, готов отдать свою жизнь.

– Разве цена жизни – мерило революционности?

– Человек даже отдает жизнь за благородную идею, за этический принцип, за чувство достоинства и чести еще до того, как стать революционером… Десятки миллионов человек погибли на полях битв… почти что влюбленные в символ, в знамя, которое они считали прекрасным, в гимн, который они считали волнующим, какой была "Марсельеза" в свое революционное время… Человеческое существо – единственное, способное сознательно перешагнуть через все инстинкты; человек – это существо, полное инстинктов, эгоизма – он рождается эгоистом, природа вкладывает в него это; природа вкладывает инстинкты; образование вкладывает добродетели; природа навязывает действия через инстинкты – инстинкт выживания один из них, которые могут привести его к подлости, в то время как другая сторона сознания может привести к самым великим актам героизма. Неважно, каков каждый из нас, какими разными мы являемся, но все вместе мы составляем одно.

– Как происходит революционизация народных масс?

– Удивительно, что, несмотря на различия между людьми, они могут в какой-то момент… быть миллионами, и миллионами они могут быть только через идеи. Никто не следовал за Революцией в силу культа кого бы то ни было или в силу личных симпатий к кому-то. Когда народ достигает той же готовности к самопожертвованию, как любой из тех, кто с верностью и искренностью пытается руководить им и пытается вести его к определенной цели, это возможно только через принципы, через идеи. Вы постоянно читаете произведения мыслителей, постоянно читаете историю, и в истории нашей родины читаете труды Марти, читаете труды многих других видных патриотов в истории мира, в истории революционного движения, вы читаете труды теоретиков, великих теоретиков, которые никогда не отступали от революционных принципов. Это – идеи, которые нас объединяют, это – идеи, которые делают нас народом-бойцом, это – идеи, которые делают нас уже не только индивидуально, но и коллективно революционерами, и тогда соединяется сила всех, тогда народ никогда нельзя победить, и когда число идей намного больше, когда число идей и ценностей, которые он защищает, умножается, тем более народ нельзя победить.

– Но есть революционная наука, есть научные теории, которые надо постичь, прежде чем выстраивать революционную стратегию.

– Однажды я сказал: "В этом университете я стал революционером", но это случилось, потому что я столкнулся с этими книгами, а до того, как я их нашел, я сам, не прочитав еще ни одной из этих книг, уже ставил под сомнение капиталистическую политэкономию, потому что уже в то время она мне казалась нерациональной...
Это была политэкономия, объяснявшая законы капитализма, там упоминались различные теории о происхождении стоимости, упоминались также марксисты, утописты, коммунисты – в общем, давались самые разнообразные экономические теории. Однако, изучая политэкономию капитализма, я начал испытывать большие сомнения, ставить это под вопрос, потому что я прежде жил в латифундии и кое-что вспоминал, у меня появлялись спонтанные идеи, как у многих утопистов в мире.
Потом, когда я узнал, что такое утопический коммунизм, я обнаружил, что был утопическим коммунистом, потому что все мои идеи исходили из мысли: "Это нехорошо, это плохо, это глупость. Как могут наступать кризисы перепроизводства и голод, когда есть больше угля, больше холода, больше безработных, потому что именно имеется больше возможности создавать богатства. Не было бы проще производить их и распределять между всеми?"
В то время казалось, как казалось и Карлу Марксу во времена Готской программы, что предел изобилия заключается в социальной системе; казалось, что по мере развития производственных сил они смогут производить, почти безгранично, то, что нужно человеку для удовлетворения своих насущных потребностей – материальных, культурных и так далее.
Все читали эту Программу, и, несомненно, она достойна уважения. Она ясно устанавливала, каким было в ее понимании различие между социалистическим и коммунистическим распределением, и Марксу не нравилось предсказывать или рисовать будущее, он был очень серьезным и никогда этого не делал. Когда он написал политические книги, такие как "Восемнадцатое брюмера", "Гражданская война во Франции", он был гениален, он очень четко видел. Его "Коммунистический манифест" – это классическое произведение. Вы его можете анализировать, можете быть более или менее удовлетворены тем или другим. Я перешел от утопического коммунизма к коммунизму, основанному на серьезных теориях социального развития, таких как исторический материализм. В философском плане он опирался на диалектический материализм. Было много философии, много споров и дискуссий. Естественно, всегда надо уделять должное внимание различным философским течениям.
В этом реальном мире, который нужно изменить, каждый революционер как революционный тактик и стратег обязан разработать тактику и стратегию, ведущую к главной цели – изменить этот реальный мир.

– Можно ли определить кратко вклад Кастро в революционную стратегию?

– Думаю, мой вклад в кубинскую революцию состоит в том, что я свел воедино идеи Марти и идеи марксизма-ленинизма и последовательно применил этот синтез в ходе нашей борьбы.

– Почему коммунисты 1950-х, такие видные революционеры, как Блас Рока и другие, не могли оказаться тогда во главе революционного процесса на Кубе?

– Я видел, что кубинские коммунисты изолированы, изолированы потому, что их изолировал климат, созданный вокруг них империализмом, маккартизмом и реакцией; говорю тебе прямо: что бы они ни делали, этот климат изолировал их. Они сумели укрепиться в рабочем движении, много коммунистов работало среди кубинского рабочего класса, посвятили себя делу рабочих, сделали много для трудящихся и пользовались среди них большим авторитетом; но я видел, что в этих обстоятельствах у них не было никаких политических перспектив.

– Синтез идей Марти и марксизма-ленинизма революционизировал массы?

– В то время я выстраиваю революционную стратегию, чтобы осуществить глубокую социальную революцию, но по стадиям, по этапам; и, главное, понимаю, что надо делать ее силами большой, мятежной массы, которая не обладает зрелым политическим сознанием для совершения революции, но составляет огромное большинство народа. Я говорю себе: эта мятежная, здоровая масса – вот сила, которая может сделать революцию, вот решающий фактор в революции; надо привести эту массу к революции, и привести ее по этапам. Потому что такое сознание не создашь разговорами, за один день. И я ясно увидел, что эта большая масса составляет главный фактор, эта масса, еще не имеющая ни о чем ясных представлений, даже во многих случаях полная предубеждений против социализма, против коммунизма, масса, которая не могла получить настоящей политической культуры и испытывала на себе влияние со всех сторон, находясь под воздействием всех средств массовой информации: радио, телевидения, кино, книг, журналов, ежедневной прессы и антисоциалистических и реакционных проповедей, доносящихся отовсюду…
Почти с самых ранних лет я слышал, что социализм отрицает понятие родины, отнимает землю у крестьян, личную собственность – у всех людей, не признает семьи и тому подобное. Уже во времена Маркса его обвиняли в том, что он проповедует
обобществление женщин, что вызвало со стороны великого социалистического мыслителя решительную отповедь. Изобретали самые страшные, самые абсурдные вещи, чтобы отравить народ, настраивая его против революционных идей. Среди народной массы было много антикоммунистов, нищих, которые могли быть антикоммунистами, побирушек, безработных-антикоммунистов. Они не знали, что такое коммунизм и что такое социализм. И, однако, этот страдающий народ страдал от бедности, от несправедливости, от унижений, от неравноправия, потому что страдание народа измеряется не только в материальных терминах, но и в терминах моральных, и люди страдают не только потому, что потребляют тысячу пятьсот калорий, а им требуется три тысячи; на это накладывается и дополнительное страдание – социальное неравноправие, когда ты постоянно чувствуешь, что тебя попирают, унижают твое человеческое достоинство, потому что тебя считают никем, на тебя смотрят как на ноль без палочки, как на пустое место: тот – всё, а ты – ничто. И я начинаю сознавать, что эта масса – решающий фактор и что она чрезвычайно раздражена и недовольна: она не понимает социального существа проблемы, она сбита с толку, она приписывает безработицу, бедность, отсутствие больниц, отсутствие работы, отсутствие жилья – всё это, или почти всё, она приписывает административной коррупции, растратам, извращенности политиков…

– Можно сказать, что вовлечение мятежных масс в кубинскую революцию было преодолением известных догм о пролетарском авангарде?

Ссылаясь на опыт русской революции:
– …То была первая пролетарская революция, основанная на идеях Маркса и Энгельса, развитая другим великим гением – Лениным.
Ленин особенно изучал вопросы государства; Маркс не говорил о союзе рабочих и крестьян, он жил в промышленно развитой стране; Ленин видел отсталый мир, видел страну, где 80 или 90% населения составляли крестьяне, и, хотя там была мощная рабочая сила на железных дорогах и на некоторых фабриках и заводах, Ленин совершенно отчетливо видел необходимость союза рабочих и крестьян, о котором никто раньше не говорил, все философствовали, но никто не говорил об этом. И именно в огромной полуфеодальной, полуотсталой стране совершается первая социалистическая революция, первая настоящая попытка создать равноправное общество; ни одна из предыдущих – рабовладельческих, феодальных, средневековых или антифеодальных, буржуазных, капиталистических революций, хотя там много говорилось о свободе, равенстве и братстве, – никто никогда не задался целью создать справедливое общество.
С догматизмом никогда не создали бы стратегии. Ленин научил нас многому… Маркс научил нас понимать общество; Ленин научил нас понимать государство и роль государства.

– В арсенале империалистического обличения социальной революции само словосочетание "классовая борьба" превращено в ядовитое клеймо, в символ насилия, ненависти, бесчеловечности. Особенно это усиливается ныне для подавления сознания миллионов гигантскими тиражами и сокрушительными децибелами.

– Ни Маркс, ни марксизм не выдумали существование классов, не выдумали классовую борьбу; они просто в очень ясной форме проанализировали, изучили и доказали существование классов и углубились в этот вопрос, в эту историческую реальность. Они открыли законы, которые управляют именно этой борьбой и которые управляют эволюцией человеческого общества. Они не выдумали ни классов, ни классовой борьбы, так что нельзя приписывать это марксизму; во всяком случае, надо было обвинять в том историю, это она несет большую ответственность за проблему. Так вот, насчет классовой ненависти – порождает ненависть вовсе не марксизм-ленинизм, который не проповедует собственно классовую ненависть, он просто говорит: существуют классы, классовая борьба, а борьба порождает ненависть…
Что в действительности порождает ненависть? Порождает ненависть эксплуатация человека, угнетение человека, сталкивание его на дно, социальная несправедливость – вот что объективно порождает ненависть, а не марксизм… Речь идет не о том, что проповедуется классовая ненависть, а о том, что объясняется социальная реальность, объясняется то, что происходило на протяжении истории.
Если ты станешь изучать, например, революционную мысль на Кубе, идеи нашей собственной революции, тут никогда не произносилось слово "ненависть". Даже больше, у нас был мыслитель огромного масштаба, исключительного масштаба – Марти. И Марти уже в семнадцать лет в документе под названием "Каторжная тюрьма на Кубе", в рассказе о своих страданиях и обвинениях против Испанской Республики, республики, которая возникла в Испании и ставила вопрос о правах для испанского народа, но отказывала в правах народу Кубы; которая провозглашала свободу и демократию в Испании, но отказывала Кубе в свободе и демократии, как было всегда, Марти произносит удивительные слова, когда утверждает: ни хлыст, ни оскорбления, ни звон цепей не смогли научить меня ненавидеть; примите мое презрение, ибо я никого не могу ненавидеть. В течение всей своей жизни Марти проповедовал борьбу за независимость, за свободу, но не проповедовал ненависти к испанцам.
Опыт Марти показывает, как можно проповедовать дух борьбы и борьбу ради завоевания независимости, не проповедуя ненависти к тем, кого он называл своими испанскими отцами; и я заверяю, что наша революция глубоко проникнута идеями Марти. Мы – революционеры, социалисты, марксисты-ленинцы – не проповедуем ненависть как философию, не проповедуем философию ненависти. Это не значит, что мы чувствуем какую-то симпатию к системе угнетения и что мы не боролись против нее, вкладывая в это все силы; но я думаю, что мы выдержали высшую проверку, и она заключается в следующем: мы ведем упорнейшую борьбу против империализма, империализм совершал против нас всяческие агрессии и наносил нам всяческий ущерб…
Однако, когда североамериканский гражданин приезжает в нашу страну, все оказывают ему большое внимание, потому что, действительно, мы не можем ненавидеть североамериканского гражданина, мы отвергаем систему, мы ненавидим систему. И в моей интерпретации и, я полагаю, в интерпретации революционеров-марксистов речь идет не о ненависти к индивидуумам, а о ненависти к подлой системе эксплуатации…

– Враги революции действуют подчас изуверски. У русских красноармейцев вырезали на груди звезды, их распинали на кресте, миллионы жертв гибли в крематориях. Неужели это не заслуживает отмщения?

– Думаю, что многие из этих преступников – полные психопаты; я предполагаю, что Гитлер был больным, я не могу представить его здоровым человеком; думаю, что все эти люди, которые послали миллионы жертв в крематории, были душевнобольными… Конечно, я ненавижу фашизм, я ненавижу нацизм, я ненавижу эти отвратительные методы. Я даже могу сказать: ответственные за это должны быть наказаны… Надо было отправить их в тюрьму или даже расстрелять, поскольку они причинили людям огромный вред. Но когда мы наказываем человека, который совершил серьезное кровавое преступление, или даже контрреволюционера, или предателя революции, мы не делаем это из духа мести – я говорил это много раз, – месть не имеет смысла. Кому ты мстишь: истории, обществу, которое породило подобные чудовища, болезням, которые могли побудить этих людей совершать ужасные преступления? Кому ты будешь мстить? Так вот, мы не мстим никому. Мы много боролись и сражались в эти годы, и, однако, мы не можем сказать, что здесь существует чувство ненависти или мести против отдельных личностей, потому что мы видим, что личность часто, к сожалению, бывает продуктом целой совокупности ситуаций и обстоятельств и что в их поведении есть значительная степень предопределенности…
…Для нас – или, по крайней мере, для меня лично – любой случай контрреволюционной, реакционной деятельности людей, которые находятся полностью в здравом уме, когда надо было наказать саботажника, предателя, убийцу, мы делали это не из ненависти или из духа мести, но из-за необходимости защитить общество, обеспечить выживание революции, защитить то, что она означает, неся народу справедливость, благополучие и благосостояние. Вот так мы рассматриваем этот вопрос…
И думаю, что это заключено в самом существе наших политических идей, думаю, что Маркс тоже не питал ненависти ни к одному человеку, даже к царю. Думаю, что Ленин ненавидел имперскую, царскую систему, систему эксплуатации, систему помещиков и буржуазии; думаю, что Энгельс ненавидел систему. Они не проповедовали ненависти к людям, они проповедовали ненависть к системе.

– Но все-таки произнесена классическая фраза-формула: "Религия – опиум народа", и живет она в сознании общества не один век.

– Было вполне логично, что с момента, когда религия… начала использоваться как орудие порабощения, это вызвало у революционеров антиклерикальную и даже антирелигиозную реакцию, и я прекрасно понимаю, в каких обстоятельствах возникла эта фраза. Но когда Маркс создал Интернационал трудящихся, насколько я знаю, в том Интернационале трудящихся было много христиан; насколько я знаю, во время Парижской коммуны среди тех, кто боролся и умирал за нее, было много христиан, и нет ни единой фразы Маркса, которая исключала бы этих христиан из направления, из исторической миссии совершения социальной революции. Если мы пойдем немного дальше и вспомним все дискуссии вокруг программы партии большевиков, основанной Лениным, ты не встретишь ни единого слова, которое действительно исключало бы христиан из партии; главным условием для того, чтобы стать членом партии, называется принятие программы партии. Словом, эта фраза, или лозунг, или постановка вопроса имеет историческое значение и абсолютно справедлива в определенный момент. Даже в современной ситуации могут сложиться обстоятельства, когда она будет выражением реальности.
В любой стране, где высшая иерархия католической или любой другой церкви тесно связана с империализмом, с неоколониализмом, эксплуатацией народов и людей, с репрессиями, не надо удивляться, если в этой конкретной стране кто-нибудь повторит фразу о том, что религия – опиум народа, и также вполне понятно, что никарагуанцы, исходя из своего опыта и из позиции, занятой никарагуанскими священниками, пришли к выводу, на мой взгляд, тоже очень справедливому, о том, что, следуя своей религии, верующие могут встать на революционные позиции, и не должно быть противоречий между его состоянием верующего и состоянием революционера. Но, разумеется, насколько я понимаю, эта фраза никоим образом не имеет и не может иметь характера догмы или абсолютной истины; это истина, приспособленная к определенным конкретным историческим условиям. Думаю, что абсолютно по-диалектически и абсолютно по-марксистски делать подобный вывод.
По моему мнению, религия, с точки зрения политической, сама по себе, не опиум и не чудодейственное средство. Она может быть опиумом или замечательным средством в зависимости от того, используется ли она, применяется ли она для защиты угнетателей и эксплуататоров или угнетенных и эксплуатируемых, в зависимости от того, каким образом подходит к политическим, социальным или материальным проблемам человеческого существа, который, независимо от теологии и религиозных верований, рождается и должен жить в этом мире. С точки зрения строго политической, – а я думаю, что немного разбираюсь в политике, – я считаю даже, что можно быть марксистом, не переставая быть христианином, и работать вместе с коммунистом-марксистом ради преобразования мира.

– И вот один из отчаянно горьких вопросов – об обратимости революционных процессов, когда вдруг опрокидывается целый выстроенный мир…

– Думаю, что опыт первого социалистического государства, государства, которое следовало привести в порядок, но никак не разрушать, был очень горьким. Не думайте, что мы не задумывались часто над этим невероятным явлением, в результате которого одна из самых могущественных держав мира, которая сумела сравняться силой с другой сверхдержавой, страна, заплатившая жизнью более 20 миллионов граждан за борьбу против фашизма, страна, растоптавшая фашизм, развалилась таким образом, как она развалилась. Неужели революции призваны разрушаться, или эти люди могут сделать так, что революции разрушатся? Могут люди или не могут, может общество или не может помешать падению революции? Сразу же мог бы добавить еще один вопрос: как вы думаете, этот революционный, социалистический процесс может развалиться или нет?.. Вы когда-нибудь задумывались над этим? Глубоко задумывались?..
Я задаю этот вопрос, чтобы вы обратились к известному вам историческому опыту, и прошу всех, без исключения, подумать: может революционный процесс быть необратимым или нет? Какими должны быть идеи или уровень сознания, которые сделали бы невозможным обратимость революционного процесса? Когда те, кто был первым, ветераны исчезают и уступают место новым поколениям руководителей, что делать и как это делать? Ведь мы в конце концов были свидетелями многих ошибок и даже не догадывались об этом. Руководитель обладает огромной властью, когда пользуется доверием масс, когда они верят в его способности. Ужасны последствия ошибки тех, кто имеет самую большую власть, и в ходе революционных процессов это случалось не раз. Это вещи, над которыми размышляешь. Изучаешь историю, что произошло здесь, что произошло там, что произошло в другом месте, размышляешь над тем, что произошло сегодня и что произойдет завтра, куда ведут процессы каждой страны, куда войдет наш, как он будет идти, какую роль будет играть Куба в этом процессе…
…Кое-кто думал, что построят социализм при помощи капиталистических методов. Это одна из крупных исторических ошибок. Не хочу говорить об этом, не хочу теоретизировать, но у меня есть масса примеров того, как неправильно поступали во многом из сделанного те, кто считал себя теоретиками, кто начитался до дури книг Маркса, Энгельса, Ленина и всех остальных.
…Одной из самых больших наших ошибок в начале, а часто и на протяжении всей Революции, было думать, будто кто-то знает, как строится социализм.
Сегодня у нас имеются, по моему мнению, довольно ясные идеи о том, как должен строиться социализм, но нам нужно много очень ясных идей и много вопросов, направленных вам, кто несет ответственность, о том, как можно сохранить социализм или как он сохранится в будущем.
…Страна потерпела ошеломляющий удар, когда совершенно внезапно рухнула великая держава, мы остались одни, одни-одинешеньки, и потеряли все рынки для сахара, и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево, чтобы по-христиански похоронить своих мертвецов. И все думали: "Это рухнет", и большие идиоты продолжают думать, что это рухнет, и если не сейчас, то потом. И чем больше они строят иллюзий и чем больше думают, тем больше должны думать мы, и тем больше должны делать выводы, чтобы никогда не потерпел поражение этот славный народ, который так верил в нас всех…
Революция может разрушиться, но… это было бы по нашей вине.
Чтобы никогда не было здесь… распавшихся, рассыпавшихся социалистических лагерей! Чтобы империя не являлась сюда устраивать секретные тюрьмы, чтобы пытать прогрессивных мужчин и женщин остального континента, который сегодня поднимается, решившись завоевать вторую и окончательную независимость!
Пусть лучше не останется ни тени памяти ни о ком из нас и ни о ком из наших потомков, чем нам придется снова жить такой отвратительной и жалкой жизнью.

– Людям свойственно стремление к благополучию. При определенном достатке возникает желание комфорта. Не подстерегает ли их ненавистное потребительство?

– Разумеется, я нисколько не умаляю важность удовлетворения материальных потребностей. Всем известно, чтобы учиться, чтобы улучшать условия жизни, необходимо удовлетворять определенные физические и материальные потребности. Но качество жизни – в знаниях, в культуре. Именно эти ценности определяют настоящее качество жизни, ее высшее качество, а не качество пищи, крыши над головой и одежды…
Потребительское общество – это одно из самых зловещих изобретений развитого капитализма, которое сейчас находится на этапе неолиберальной глобализации. Оно тлетворно. Я пытаюсь, но не могу представить себе миллиард триста китайцев – владельцев автомобилей в такой же пропорции, как в США. Я не могу представить себе Индию с населением свыше миллиарда человек, живущих в обществе потребления; не могу представить себе общество потребления на Африканском континенте южнее Сахары, где у 600 миллионов жителей нет даже электричества и где в некоторых местах более 80% людей не умеют ни читать, ни писать.
В условиях дьявольского и хаотичного экономического порядка за 5–6 десятков лет максимум общество потребления израсходует реальный и вероятный запасы минерального топлива… Отсутствует даже более-менее целостное и ясное понятие об энергии, которая через 50 лет будет приводить в движение миллиарды автомобилей, заполонивших города и дороги богатых стран и даже многих стран "третьего мира". Это отражение абсолютно нерационального стиля жизни и политики потребительства, которые никогда не могут послужить образцом для 10 миллиардов человек предположительного населения планеты, когда фатальная нефтяная эра подойдет к концу.
Такой экономический порядок и такие образы потребительства губительны для главных природных ресурсов, запас которых ограничен и невосстановим, они несовместимы с законами природы и жизни на Земле, поскольку вступают в конфликт с элементарными этическими принципами, культурой и моральными ценностями, созданными человеком.

– Характерные черты нового мирового порядка.

– При капитализме, даже в самых промышленно развитых странах, в действительности правят крупные национальные и транснациональные предприятия. Они решают вопросы инвестиций и развития. Они отвечают за материальное производство, за основные экономические услуги и большую часть социальных услуг. Государство просто взимает налоги, распределяет и расходует их. Во многих из этих стран правительство может целиком уйти на каникулы, и никто ничего не заметит.
Развитая капиталистическая система, позже превратившаяся в современный империализм, в конце концов навязала миру неолиберальный глобализированный порядок, являющийся совершенно невыносимым. Она породила мир спекуляции, создание фиктивных богатств и ценностей, не имеющих ничего общего с реальным производством, и сказочные личные состояния, некоторые из которых превосходят валовой внутренний продукт десятков бедных стран. Излишне добавлять к этому грабеж и растрату природных мировых ресурсов, а также жалкую жизнь миллиардов людей. Эта система ничего не обещает человечеству и не нужна ни для чего, кроме самоуничтожения, причем вместе с ней будут, возможно, уничтожены природные ресурсы, служащие опорой для жизни человека на планете.
…Часто вспоминают ужасы холокоста и акты геноцида, имевшие место на протяжении этого века, но, похоже, забывают, что каждый год, по причине экономического порядка, о котором мы говорим, от голода и болезней, которые можно предупредить, умирают десятки миллионов человек. Можно потрясать положительными с виду статистиками роста, но в конце концов для стран "третьего мира" все остается по-прежнему или становится еще хуже. Рост часто опирается на накопление потребительских товаров, которые ничем не способствуют подлинному развитию и лучшему распределению богатств. Большая правда состоит в том, что после нескольких десятилетий неолиберализма богатые становятся все богаче, а бедные – все беднее и беднее.
Раньше говорили об апартеиде в Африке, сегодня мы можем говорить об апартеиде в мире, где более 4 миллиардов человек лишены самых элементарных человеческих прав: на жизнь, на здравоохранение, на образование, на питьевую воду, на питание, на жилье, на работу, на веру в будущее для себя и для своих детей.
Cудя по тому, как развиваются события, скоро для нас не останется даже воздуха, чтобы дышать, воздуха, который все больше отравляют расточительные потребительские общества, заражающие жизненно важные элементы и разрушающие среду обитания человека.
…После последней мировой войны нам обещали мир во всем мире, снижение неравенства между богатыми и бедными, что более развитые страны будут помогать менее развитым. Все это оказалось просто фальшью. Нам навязали мировой порядок, который уже невозможно поддерживать и невозможно терпеть. Мир ведут в тупик.

– В повседневной борьбе с человеком и человечеством империалисты создали и успешно испытали оружие массового подавления.

– Они обманули мир. Когда возникли средства массовой информации, они завладели умами и правили не только путем лжи, но и путем условных рефлексов. Ложь и условный рефлекс – не одно и то же: ложь влияет на знания; условный рефлекс влияет на способность думать. И не одно и то же быть дезинформированным и потерять способность думать, потому что у тебя уже создали рефлекс: "Это плохо, это плохо; социализм – это плохо, социализм – это плохо", и все невежды, и все бедняки, и все эксплуатируемые стали говорить: "Социализм – это плохо". "Коммунизм – это плохо", и все бедняки, все эксплуатируемые и все неграмотные стали повторять: "Коммунизм – это плохо".
"Куба плохая, Куба плохая", – сказала империя, сказала в Женеве, сказала в двадцати местах, и приезжают все эксплуатируемые этого мира, все неграмотные и все, кто не получает ни медицинской помощи, ни образования, не имеет гарантированной работы, не имеет ничего гарантированного, говоря: "Кубинская революция плохая, Кубинская революция плохая"…
Что делает неграмотный? Как он может знать, хороший или плохой Международный валютный фонд, и что процентные ставки выше, и что мир непрерывно подчиняют и грабят тысячей способов этой системы? Он этого не знает.
Они не учат массы читать и писать, они тратят ежегодно миллион на рекламу; но они его не то что тратят, они тратят на то, чтобы создавать условные рефлексы… Это сказали сто раз, создали ассоциацию с красивым изображением и посеяли, врезали в мозг. Они, кто столько говорит о промывании мозгов, вырезают его, придают ему форму, лишают человека способности думать…
Что может прочесть неграмотный? Как он может узнать, что его облапошивают? Как может узнать, что самая большая ложь в мире – говорить, что это демократия, прогнившая система, которая царит там и в большей части, чтобы не сказать почти во всех странах, скопировавших эту систему? Они причиняют ужасный вред. И каждый постепенно начинает понимать это, день за днем, день за днем; день за днем больше презрения, больше отвращения, больше ненависти, больше осуждения, больше желания бороться. Вот то, в силу чего каждый по прошествии времени может стать во много раз большим революционером, чем был, когда не знал многое из этого и знал только элементы несправедливости и неравенства.

– Но лучший мир возможен?

– Обратите внимание, насколько стала популярной фраза… "Лучший мир возможен". Но когда мы достигнем лучшего мира, который возможен, мы должны повторять, не переставая: лучший мир возможен – и продолжать опять повторять: лучший мир возможен. Потому что мир стоит перед альтернативой: стать лучше или исчезнуть.
Я верю в идеи, я верю в сознание, знания, в культуру и особенно в политическую культуру. Мы посвятили многие годы формированию сознания и глубоко верим в образование и культуру, прежде всего в политическую культуру…
Почти во всех школах мира учат догмам, даже здесь учили догмам. Я в корне против догм… Наш народ верит в потрясающую силу идей, в то, что мы научились… относительно ценностей, идей и знаний. Тем не менее существует опасность, и мы всегда стараемся лучше воспитывать новые поколения. Потому что сегодня глобализированный мир заставляет расширять запас знаний, искать и находить глобальные решения.
С моей точки зрения, нет задачи более срочной, чем всемирное формирование сознания, нужно донести суть проблемы до сознания миллиардов мужчин и женщин всех возрастов и детей, которые населяют планету. Объективные условия и тяготы, которые испытывает огромное их большинство, создадут субъективные условия для выполнения задачи по повышению сознательности. Все взаимосвязано: безграмотность, безработица, нищета, голод, болезни, недостаток питьевой воды, жилья, электричества, расширение пустынных площадей, изменение климата, исчезновение лесов, наводнения, засухи, эрозия почвы, биодеградация, паразиты и прочие трагедии…
Человеческое общество совершило колоссальные ошибки и продолжает их совершать, но я глубоко убежден, что человек способен на самые благородные идеи, самые великодушные чувства, он способен, преодолевая мощный инстинкт, которым его наделила природа, отдать жизнь за то, что чувствует и думает. Это человек много раз демонстрировал в течение всей истории.
…Я думаю, – потому что я оптимист, – что этот мир может спастись, несмотря на совершенные ошибки, несмотря на создавшуюся безграничную и одностороннюю власть и господство, потому что верю в превосходство идей над силой.
Это идеи, дающие миру свет, и когда я говорю об идеях, у меня в мыслях только справедливые идеи, которые могут принести миру мир, которые могут отвести угрозу войны и положить конец насилию. Поэтому мы говорим о борьбе идей.

Фидель КАСТРО

http://sovross.ru/articles/1440/25546 - цинк (полностью здесь)

С Днем Рождения, Фидель!

http://colonelcassad.livejournal.com/2898389.html

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ivapet

Из-за Олимпиады Бразилия оказалась «в свободном падении», — американский социолог (ВИДЕО) Русская весна InfoPolk.ru

Суббота, 13 Августа 2016 г. 17:17 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147109...9efd14bb02

Из-за Олимпиады Бразилия оказалась «в свободном падении», — американский социолог (ВИДЕО)


Профсоюзы Бразилии, где проходит Олимпиада-2016, объявили о начале общенациональной забастовки ...

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ivapet

Путин поздравил дзюдоиста Мудранова с победой на Олимпиаде

Понедельник, 08 Августа 2016 г. 16:41 (ссылка)
infopolk.ru/1/W/news/147065...9efd14bb02

Путин поздравил дзюдоиста Мудранова с победой на Олимпиаде



Президент России Владимир Путин поздравил дзюдоиста Беслана Мудранова с победой на Олимпиаде в весовой категории до 60 килограммов, отметив его волю и силу духа; текст телеграммы опубликован на сайте Кремля ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<латинская америка - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda