Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 280 сообщений
Cообщения с меткой

консерватизм - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
ПолитГрач

"Новый национализм" Эрнста Юнґера как метафизический кодекс "нового человеческого типа" (Ч. 1)

Воскресенье, 20 Марта 2016 г. 22:33 (ссылка)

Эрнст Юнгер не случайно вошел в анналы философии политики именно под именем "консервативного революционера", а не, скажем, "националиста", несмотря на тот факт, что на заре своей литературной, тогда также и политической карьеры, он определял свое идейное кредо именно таким образом ("мы называем себя националистами и не боимся вызвать ненависть необразованного и образованной черни, всех этих оппортунистов духа и материи") [21, с. 54]. Основаниями такой атрибуции, конечно, следует считать то, что Юнгер уже в ваймарські годы зарекомендовал себя как автора программы так называемого "нового национализма". Тем более очевидно, что именно в эпитете "новый" и отражено распространено в ХХ в. явление деконструкции классической современной идеологии как достояние Нового времени, а также попытки преодоления автономии различных предметных "сфер", в том числе и политической.

Ясно, что при таких условиях нет смысла удивляться не только размывание привычных границ между либеральной, консервативной и социалистической теориями, которое началось значительно раньше, или появлении такого идеологического гибрида как "консервативная революция", но и неприменимости понятие "национализм" к описанию позиции его тогдашних последователей без долгих и сложных разъяснений, которые бы раскрывали изменение его содержания в зависимости от изменения исторического контекста.

И несмотря на то, что основные статьи периода политической журналистики Юнґера (1923-1933 гг.) сейчас вполне доступны в переводах на русский (а некоторые и на украинский) языки, остается только сделать эти разъяснения компактными и убедительными учитывая то, что острая потребность в последних до сих пор налицо. Конечно, необходимые замечания в свое время были высказаны самым Юнґером, однако специфика рецепции его идей в современных интеллектуальных, а также право? и леворадикальных кругах побуждает к анализу этих замечаний прежде всего сквозь призму самых популярных там поводов для споров вроде "отношение Юнґера к Французской революции (коммунистов)", "новый национализм и традиционализм", "новый национализм и национал-социализм", "Юнгер и "еврейский вопрос"" и т.д.

Попробуем показать, что все эти вопросы как таковые, конечно, важны и достойны внимания, однако неоднозначность ответов симптоматична прежде всего потому, что указывает на незаслуженное игнорирование истинной отправной точки юнґерових идей, по сравнению с которой эти дискуссии безгранично второстепенные, а именно - метафизического портрета "нового человеческого типа" в трудах философа. Не останавливает нас и то, что сколько бы Юнгер не славил революцию, которая "заменит слово делом, чернила - кровью, пустые фразы - жертвами, перо - мечом" [24, с. 10], нынешние сторонники социальных программ и "реального действия", вероятно, будут разочарованы подобным смещением акцентов.

Конечно, Эрнст Юнгер, с подачи знаменитого соратника и секретаря Армина Молера получив звание лидера национал-революционеров, не имел бы возражений, увидев свое имя среди имен других "певцов революции". Однако конкретизация этого словосочетания с помощью прилагательного "Французской" в его случае была бы уже крайне проблематичной. С одной стороны, Юнгер вспоминал события 1789 года во вполне нейтральном и даже позитивном ключе и постоянно жаловался на то, что настоящей революции в Германии 1918 года так и не произошло (в сравнении с успешными "большими" переворотами в истории: Реформацией, той же Французской и "недавней российской" революциями). С другой стороны, Юнгер не случайно строкой выше артикулировал требование, о которой почти неприлично говорить во всемирно-историческом масштабе этих "великих революций", то есть "идею, за которую вообще стоило бороться" [24, с. 7]. И судя по его формулировки принципов, которые должны вдохновлять настоящую революцию, идейный ряд "свобода, равенство и братство" не только не принадлежит к их состава, но и появляется диаметрально противоположным замыслу для борьбы на баррикадах.

Таким образом, то, что раньше считалось признаком консервативной идеологии - наиболее "естественной" и "неидеологической" из всех - а именно идеал сохранение или как можно поступовішої изменения статус?кво, то есть установление скорости социальных трансформаций, тогда как определение содержания желаемой изменения находилось в сфере компетенции революционной идеологии, теперь становится признаком последней, которая отстаивает пусть и противоположный к сохранению, но столь же формальный идеал тотальной и радикальной деструкции имеющегося, тогда как идеологическим содержанием революции становятся "консервативные" и "природные" принципы "почвы и крови". Именно такой обмен ролями и зафиксировал Гуго фон Гофмансталь в своей формуле консервативной революции как революционной по форме и консервативной по содержанию.

Итак, учитывая то, что главные современные идеологии обязаны появлением 1789 года как символической точке отсчета для рефлексивных философско-политических ответов на новые реалии постреволюционного мира [2], Юнґеровий национализм, "новый" относительно либерального порождение самой революции, взяв на вооружение ее радикализм, однако теперь уже в консервативных "реакционных" целях, автоматически перечеркивает эту символическую преемственность, тем самым полностью выпадая из логики модерна и его просветительской миссии. За примерами явного пренебрежения к просветительских идей в политической публицистике философа веймарской суток далеко идти не придется.

Начиная от идентификации себя с поколением, которое "до тошноты переситилось пресными фразами Просвещения" [21, с. 54-55] и заканчивая полной инверсией мировоззренческих трофеев Французской революции, Юнгер систематически уверяет в "новизне" своего национализма в отношении предшественника прошлого века. Один из таких пассажей достаточно красноречив, чтобы оставить его без комментария: "Национализм не желает мириться с господством массы, а требует господства личности, чья преимущество создается благодаря внутреннему содержанию и живой энергии. Он не желает ни равенства, ни отстраненной справедливости, ни свободы, которая сводится к пустым претензий. Он желает упиватись счастьем, а счастье заключается в том, чтобы быть собой, а не другим. Современный национализм не желает парить в безвоздушном пространстве теорий, не стремится к "свободомыслия", но хочет получить прочные связи, порядок, укорінитись в обществе, крови и почве. Он не хочет социализма возможностей, он стремится социализма обязанности, того жесткого стоического мира, в котором отдельный человек должен принести свою жертву" [21, с. 55].

Контрапозиція, с которой происходит обесценивание просветительского идеала в Юнґеровій политической публицистике, питается несколькими парадигмальними источниками. Во-первых, это неотъемлемое от самого явления революционного консерватизма ницшеанство, с которого Юнгер, по своему признанию в интервью 1929 года, вынес прежде всего деление всех людей на "сильных" и "слабых" в противовес абстрактному понятию индивида [32]. Во-вторых, это немецкий романтизм с его ценностным противопоставлением органического - механическом и особенного - универсальном [8]. В-третьих, тексты таких пионеров консервативно-революционной мысли в Германии, как Вернер Зомбарт, Освальд Шпенґлер и Артур Меллер ван ден Брук, реминисценции к ключевых концептов творчества которых - общее место тогдашних публикаций молодого писателя.

Конкретным толчком к развитию антипросвітницьких идей в политической журналистике Эрнста Юнґера стал поступление на факультет естественных наук Ляйпцизького университета осенью 1923 года, где он слушает курс лекций по зоологии философа и биолога, автора концепции неовіталізму Ганса Дріша и курс лекций по философии Феликса Крюгера и его ассистента Уго Фишера. Получив приглашение от Крюгера заняться философией профессионально и сделать академическую карьеру, Юнгер, после неявного колебания, все-таки выбирает стезю свободного интеллектуала [5, с. 37]. Там же он знакомится с профессором Ляйпцизького университета и ведущим теоретиком консервативной революции, будущим автором труда "Революция справа" (1931) Гансом Фраером [8]. Под этим идейным влиянием Юнгер позже и сформулирует "священный долг" националиста - "подарить Германии первую настоящую революцию, то есть революцию, замешанную на совершенно новых идеях" [17, с. 79].

Примерно из таких же соображений Юнгер обесценивает и марксизм, присоединяясь к ремарки Шпенґлера о том, что труды вроде "Капитала" Карла Маркса перестают читать не потому, что высказанные в них мысли уже опровергнуты, а потому, что они "надоели" [15, с. 166]. Впрочем, Юнґерове отношение к Маркса и марксизма амбивалентное. С одной стороны, он клеймит поколения материалистов, "воспитанное в марксистско-дарвіністському духе" [10, с. 42], с другой - подписывается под 11 тезисом Маркса о Фоєрбаха, согласно которой дело заключается не в том, чтобы объяснять мир в тот или иной образ, а в том, чтобы его изменить [9, с. 66]. Однако отсюда и расходятся пути марксизма и национализма, поскольку, по убеждению Юнґера, говорить об уменьшении материального гнета "как о цели, прибегая к пропагандистских приемов, значит опускаться до уровня демагогии и партийных склок, то есть быть не свободными людьми, а угнетенными, рабами, неспособными с вдохновением и самоотдачей биться за идею" [18, с. 127-128].

Вместе с тем Юнгер был искренне убежден в том, что следующие три фактора, как единство цели, общность врага и прагматика движения должны сплотить все родственные оппозиционные течения в один большой антилиберальный фронт, и эта его требование непосредственно иллюстрирует философско-политические основания для отождествления консервативной революции с "Третьим Путем" как радикальным антицентром, незвідним ни в правой, ни в левой идеологии [2]. Ведь тот факт, что Юнгер постулирует необходимость объединения правого и левого крыла, вовсе не свидетельствует о его лояльность к одному или каждого из них. Например, коммунизм, по мнению Юнґера, - это "ни что иное, как наследие позднего либерализма, конечный и примитивный следствие из сугубо розсудкового мировоззрения" [18, с. 128].

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
alekzavaz

Консервативное прочтение романа Прилепина "Черная обезьяна" / Творческий дневник /

Четверг, 17 Марта 2016 г. 13:31 (ссылка)
infopolk.ru/1/N/blog/musica...0645cb7399

Консервативное прочтение романа Прилепина "Черная обезьяна" / Творческий дневник /★Интернет-Ополчение ★ InfoPolk.ru



Консервативное прочтение романа Прилепина "Черная обезьяна" / Творческий дневник /★Интернет-Ополчение ★ InfoPolk ...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Trolozavr

"Новый национализм" Эрнста Юнґера как метафизический кодекс "нового человеческого типа" (Ч. 4)

Суббота, 12 Марта 2016 г. 21:33 (ссылка)

Не удивительно, что в этом "предельно механистическом" [13, с. 60] мире понятие крови является источником и критерием подлинной общности для Юнґера. Ценность и сила крови, которая не требует никакой рациональной легитимации, становится новым принципом гомогенности сообщества, созданной духом фронтового братства, и основанием для релятивизации всех других форм различия, присущих довоенном обществу. Таким образом, эвристика и достижения фронтовика, который получил право называться Воином, согласно очерченными Юнґером требованиями, содержится в специфических выводах, которые он вынес из "промышленной войны" в противовес ее "пессимистического" и "материалистического" переживания. Парадоксальный опыт Воина философ резюмирует следующим образом: "Только увидев силу материи, мы поняли силу идеи. Только открыв для себя плодотворность жертвы, мы поняли ценность человека и различие рангов между людьми" [21, с. 56]. Эти выводы и лягут в основу opus magnum Юнґера, в котором появится образ Рабочего в качестве наследника типа Воина и носителя новой иерархии в обществе.

Таким образом, программа нового национализма Эрнста Юнґера, не вписываясь в формат политико-идеологических дискуссий XIX ст., представляет собой вполне оригинальный метафизический проект, фактической точкой отсчета которого является феномен "промышленной войны" (Produktionskrieg), и концептуальным центром соответственно - так называемый "новый человеческий тип", на основе своего "переживания войны" (Кriegserlebnis) сумел вынести оттуда убежденность в "силе идеи и знания настоящей различия между рангами людей. Поэтому "истинная" революция как инструмент и практический коррелят метафизической переоценки всех ценностей эпохи, что "напоминает опустошенную участок земли между окопами" [26, с. 157], становится закономерным развертыванием Кriegserlebnis в политической публицистике философа, который проводит строгую демаркации между новым национализмом и соседними теориями и движениями (национал-социализм, национал-либерализм, консерватизм и т.д.), которые, по мнению Юнґера, не ставили перед собой абсолютные исторические цели и не культивировали специфическую "внутреннюю позицию "нового типа" как основной метафизический фактор их достижения.

1. Галушко К. Ю. Приближение к "консервативной революции": Эрнст Юнгер как выразитель интеллектуальных "правых" // Вестник Киевского национального лингвистического университета. Серия "История, экономика, философия". - Выпуск 7-8. - К.: Изд. центр КНЛУ, 2003. - С. 39-48.
2. Дугин А. Г. Консервативная Революция. Краткая история идеологии третьего пути [Электронный ресурс]. - Режим доступа: elements.lenin.ru/1konsrev.htm.
3. Михайловский А. В. К политической философии консервативной революции // Теоретический альманах Res cogitans. - М.: Изд. дом "Юность", 2007. - C. 125-149.
4. Михайловский А.В. Политическая публицистика Эрнста Юнгера в интеллектуальной истории Веймарской Германии // Юнгер Э. Националистическая революция. Политические статьи 1923-1933 гг. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 317-362.
5. Солонин Ю.Н. Эрнст Юнгер: образ жизни и духа // Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт; Тотальная мобилизация; О боли. - СПб.: Наука, 2000. - С. 5-55.
6. Хайдарова Г. Рецензия на две книги Э. Юнгера [Электронный ресурс] / Ч. Хайдарова. - Режим доступа: anthropology.ru/ru/texts/khaidar/juenger_01.html.
7. Шлоссбергер М. Эрнст Юнгер и консервативная революция [Электронный ресурс]. - Режим доступа: konservatizm.org/konservatizm/theory/060310173329.xhtml.
8. Эвола Ю. Люди и руины // Люди и руины. Критика фашизма: взгляд справа. - М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. - С. 5-268.
9. Юнгер Э. Воля // Юнгер Э. Националистическая революция. Политические статьи 1923-1933 гг. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 65-70.
10. Юнгер Э. Война как внутреннее переживание // Там же. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 40-47.
11. Юнгер Э. Время судьбы // Там же. - С. 94-99.
12. Юнгер Э. Заключительное слово к одной статье // Там же. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 180-188.
13. Юнгер Э. Кровь // Там же. - С. 59-64.
14. Юнгер Э. Машина // Там же. - С. 48-53.
15. Юнгер Э. "Национализм" и национализм // Там же. - С. 162-170.
16. Юнгер Э. Национализм и национал-социализм // Там же. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 114-117.
17. Юнгер Э. Националистическая революция // Там же. - М.: "Скименъ", 2008. - С. 77-80.
18. Юнгер Э. Наша боевая позиция // Там же. - С. 123-128.
19. Юнгер Э. О национализме и еврейском вопросе // Там же. - С. 217-223.
20. Юнгер Э. Об опасности // Там же. - С. 252-258.
21. Юнгер Э. Предисловие к книге Ф. Г. Юнгера "Марш национализма" // Там же. - С. 54-58.
22. Юнгер Э. Рабочий. Господство и гештальт // Там же. - С. 55-440.
23. Юнгер Э. Разграничения и связи // Там же. - С. 19-25.
24. Юнгер Э. Революция и идея // Там же. - С. 7-11.
25. Юнгер Э. Революция и фронотовые солдаты // Там же. - С. 12-18.
26. Юнгер Э. С чем мы вступаем в новый год // Там же. - С. 156-162.
27. Юнгер Э. Соединяйтесь! // Там же. - С. 81-87.
28. Юнгер Э. Соединяйтесь! Заключительное слово // Там же. - С. 88-93.
29. Юнгер Э. Техническое сражение // Там же. - С. 34-39.
30. Юнгер Э. Характер // Там же. - С. 71-76.
31. Юнгер Э. Фронтовой солдат и вильгельмовская эпоха // Там же. - С. 26-33.
32. De Benoist A. Between the Gods and the Titans [Электронный ресурс]. - Режим доступа: home.alphalink.com.au/~radnat/debenoist/alain1.html.

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ПолитГрач

" Новый национализм " Эрнста Юнгера как метафизический кодекс " нового человеческого типа » (Ч. 3)

Суббота, 12 Марта 2016 г. 21:07 (ссылка)

Подобная беспардонность в обращении с терминологией, конечно, в Юнгерова случае продиктована не столько попыткой " озадачить людей с неприятной породы догматиков " [ 12, с. 183-184 ] и фактом релятивизации классических политических категорий, выступающих в роли идеологических смыслов уже со времен якобинской диктатуры [ 3, с. 132 ], а в первую очередь полной заменой проблемы идентификации теоретических границ нового национализма задачей определение метафизического портрета его сторонника и носителя - так называемого " ??нового человеческого типа". Именно метафизические принципы, которые исповедует последний, становятся идейной платформой для движения: "Идеал националиста - его внутренняя позиция. И все, кто стремится к этому идеалу, даже если их взгляды не совпадают, для него родственные души, ведь расстояние от поверхности шара к центру везде одинакова. Совсем иначе повела бы себя в этом случае организация, которая стремится к власти, ведь наибольшую опасность для нее представляют такие же, как она »[16, с. 114 ].

В политической публицистике автора процитированных строк, конечно, не без влияния его любимых на тот период творчества философов, вместо " метафизических принципов" мы встречаем понятие " характер ", "кровь", "дух", " воля" и т. д., желательно качественное наполнение которых и является основанием для присоединения к сообществу новых националистов - сообщества, " где не будет ни сословных, ни имущественных различий, но будет четкое понимание того, кто к этой общности не принадлежит" [ 30, с. 76 ]. Очередное определения идентичности ad negativum, очевидно, является отнюдь не слабостью теории нового национализма, а наоборот целенаправленным избеганием формализации критериев принадлежности к сообществу, которое заботится о чистоте своих рядов.

Таким образом, выступив против формального равенства либерализма и Просвещения, Юнгер открыто противопоставил ей модель иерархического общества, в которой сообщество равных " людей нового типа ", как он их называет в своих публицистических произведениях, стоять "над" остальным, что не соответствует вышеупомянутому идеала "внутренней позиции" нового националиста. Сказанное, впрочем, вовсе не означает, что речь идет о воссоздании просветительской равенства в меньшем масштабе, наоборот, так же, как свобода и братство, она становится вполне содержательной и определяется уровнем ответственности субъекта при выполнении обязанности, а не " демократическими лозунгами " [ 23, с. 23].

Закономерным следствием содержательного наполнения этих принципов и возникает характер политических нового национализма, который отстаивает идеал новой " национальной, социальной, вооруженной и авторитарного государства всех немцев" [ 15, с. 164 ] во главе с фюрером - субъектом, чей максимальный уровень полномочий прямо пропорционален уровню его ответственности Вообще, " принцип лидерства был реакцией не только " аудитории ", но и самих " вождей " на потерю значимого социального авторитета в веймарские времена и дискредитацию старого: монархическая ностальгия по Гогенцоллернам оставалась, но скорее в военных кругах. Для интеллектуалов потенциал старой прусской монархии был исчерпан " [ 1, с. 43].

Толчком к таким парадигмальных изменений, конечно, было не просто " пресыщения пресными фразами Просвещения ". И хотя отправным пунктом развития " нового человеческого типа " Юнгер считал вильгельмивську эпоху, " конец которой было положено войной" [31, с. 26], именно последняя в полной мере может считаться настоящим истоком как этого " типа ", так и нового национализма, а, может, и всей консервативной революции: " Война - наш отец, он начал нас, новое племя, в раскаленном чреве окопов, и мы с гордостью признаем нашу родство. поэтому наши ценности будут ценностями героев, воинов, но никак не ростовщиков, которые готовы весь мир мерить своим аршином. мы не задумываемся о пользе и практической выгоде, нам ни к чему комфорт, нам нужно только необходимое - то, чего хочет судьба " [ 21, с. 57].

Именно поэтому субъектом "истинной революции ", от имени которого говорит Юнгер, есть фронтовой солдат, "рожденный " в первой мировой войне, хотя с характерным уточнением, что исключает прямое отождествление типов " Солдата " и " Воина ": "под фронтовыми солдатами следует понимать не тех, кто столько - то и столько - то месяцев провел на линий фронта - хватало и тех, кто шел туда из-под палки " [ 25, с. 15 ]. Описывая черты, присущие "человеку нового состава, которая играет ключевую роль в движении фронтовиков " [31, с. 26], Юнгер ограничивается лаконичным, но решающим замечанием о том, что этот человек, в отличие от обычного фронтовика, сознательно культивирует определенную установку к своему переживания [ 23, с. 19 ] (Кriegserlebnis, Fronterlebnis) и представляет " тип воина, который теперь занял свое место в истории и станет главным опорой для движения фронтовых солдат" [29, с. 38].

Ведь война как радикальный метафизический фактор, определивший лицо их эпохи, по мнению Юнгера, не имеет аналогов в предшествовавшей истории человечества и может сравниться разве что с " религиозным феноменом" благодати ", внезапно выливается на человека, радикально ее меняя " [31, с. 26]. И именно беспрецедентный феномен технической битвы сделал эту эпоху " новой ". В произведении "Рабочий. Господство и гештальт " (1932), основной философско - политической работы Юнгера, ставшей итогом его статей веймарской эпохи, он будет указывать, что речь идет не о войне наций, государств или народов, как это было раньше; говорится о такой войну эпох, которая по своему размаху превосходит и Французскую Революцию, и Немецкую Реформацию [ 22, с. 237 ]. Так, " ту войну вели между собой не только нации, но и две эпохи. Поэтому в нашей стране есть как победители, так и проигравшие. Победители - те, кто подобно саламандры прошел сквозь огонь опасности. Только они смогут утвердиться в новую эпоху, если не надежность, а опасность определять порядок жизни " [ 20, с. 255 ].

Таким образом, именно потенциалом чистой Kriegserlebnis продиктована политическая идентичность Юнгера после поражения в первой мировой Германии и подписание ею Версальского договора, для подобных Юнгер фронтовиков значило победу мира, крайне далекого от " внутренних переживаний " людей, которые боролись за его изменение: "Прошло много времени, прежде чем фронтовик понял правила и ценности этого мира. Он понял, что его позиция лучше всего характеризуется словом " национализм ". Это слово выражает не сразу в партийные склоки и определенных групп людей, а сразу ко всей эпохи, времени, нужно просто пережить, не тратя внутренних резервов. Ведь у него нет прочного ценностного стержня. Он напоминает опустошенную участок земли между окопами " [26, с. 157 ].

Учитывая сказанное, война в политической публицистике философа становится не только исходной точкой становления " нового типа", но и источником иерархического распределения ролей в сообществе новых националистов: " Мы прошли слишком хорошую школу и научились ценить иерархию в отношениях мужей" [28, с. 89]. Тем же критерием, позволяющим установить чужеродности или родство ее возможного участника, является уже известное нам понятие " крови ", что, несмотря на " значительную долю иррационализма ", совершенно лишено " биологизма расового учения " [ 4, с. 332 ]. Именно война, сначала стерла все различия не просто между людьми, а также между человеком и техникой, демонстрирует, где пролегает настоящая демаркация между типами людей: "Наша общая традиция - это война, большая жертва. Так проймимося же смыслом этой традиции! " [ 21, с. 57].

Сравнивая Воина с фаустовской человеком, привыкла возвращаться даже из ада не с пустыми руками [ 21, с. 56 ], Юнгер показывает, что стало ценным трофеем участника войны, которую следовало бы назвать " промышленной войной" (Produktionskrieg) [ 10, с. 42] - войной, в которой сама материя вершит суд над эпохой и марксистско - дарвинистским поколением, привыкли " поклоняться веществе ", как Богу [ 10, с. 44-45 ]. Этим сокровищем, которое вынесли люди нового типа с горнила " промышленной войны ", тесно связанной с ключевым концептом " тотальной мобилизации " в политической публицистике философа, есть твердая убежденность в том, что " главное - человек, а не техника " и "не существует такой техники, которая могла бы справиться с душевной силой " [29, с. 36]. Несмотря на то, что Юнгер будто признает страх перед техникой, " этой видьмовською метлой, которую мы вроде заставили двигаться, но, вроде учеников чародея, забыли остальные заклинаний и растерялись ", которую мы пытались поставить себе на службу " подобно железного слуги, а вместо этого были перемолотые ее колесами " [ 14, с. 50-51 ], всю ответственность за такое пассивное состояние он возлагает на человека.

Действительно, Юнгер глубоко убежден, что техника - это инструмент, который ничем не отличается от других и с помощью которого человек может и должен осуществлять все, что пожелает. Однако, в противовес позитивистской идиллии, философ отказывается сводить технику к средству производства и удовлетворения материальных потребностей. По его мнению, она наделена высшим предназначением, и "то, что на языке рассудка называется средством прогресса, языком крови называется средством власти" [ 14, с. 52 ], и, можно сказать, - средством осуществления "истинной революции " .

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Kazlanova

" Новый национализм " Эрнста Юнгера как метафизический кодекс " нового человеческого типа" (Ч. 2)

Суббота, 12 Марта 2016 г. 20:48 (ссылка)

Впрочем, к правому крылу философ также относится крайне неуважительно, поскольку поводом для их сотрудничества является только общий враг - либерал, и приговор, вынесенный им коммунизма, мало чем отличается от его оценки итальянского фашизма [ 19, с. 221 ]. Однако " уже с чисто тактических соображений " Юнгер " сложно понять вражду между нынешними националистами и коммунистами. Она доказывает лишний раз, что в обоих движениях скрыто гораздо больше буржуазных, завязанных на систему элементов, чем это представляется им самим. Так оно и есть на самом деле, потому что одно движение в его нынешнем виде стремится реализовать национально - буржуазное государство в смысле западной цивилизации, а другой подразумевает предельную форму скучного рационального порядка в мелкобуржуазной стиле шребергартен, своего рода перманентную " хлебную карточку" " [ 15, с. 166-167 ].

Вообще, мотивы движения и революции, возведенных именно в ранг идеи, или, точнее, редуцированных до уровня чистой идеи вечного обновления и динамики, без апелляции к определенному жесткого кодекса ориентиров, первоочередная в Юнгерова политической публицистике и является причиной отказа от консерватизма как " упрямого цепляние за прошлое " [ 23, с. 22], которому " консервативность " принципов " новой революции " не имеет ничего общего. Более того, Юнгер даже гордится тем, что "со времен марксистско - либеральной революции мы сделали большой шаг вперед" [27, с. 84 ]. Что не случайно, поскольку, апеллируя к понятию традиции, Юнгер его вполне переосмысливает: "слово" традиция " приобрело для нас новый смысл, мы уже видим в нем не какую-то завершенную форму, а вечно живой дух, за дела которого соответствует каждое новое поколение " [ 27, с. 81]. Из этих соображений " идеи революции 1789 года" для Юнгера даже не столько ложные, сколько мертвые, устаревшие и отжившие свое время, хотя тогда их, возможно, и стоило проливать кровь, и он ценит печально в этом плане " фигуры Французской революции от Мирабо до Робеспьера " и отмечает, что " наша любовь к Риму не исключает любви к Ганнибала " [ 13, с. 63].

Если проследить линию его мысли дальше, то станет понятно, что наихудшим врагом традиции Юнгер считает ни что иное, как " старый консерватизм ", который и превращает ее в форму. В этом в очередной раз оказывается смысл деконструкции классической современной идеологии, которая потеряла адекватность историческим реалиям межвоенного периода, на который приходится написания основных консервативно - революционных произведений философа. Так, "нынешнее поколение будет жить в духе традиции, если ему удастся совместить личную необходимость с личной необходимостью поколения. Каким образом - абсолютно неважно. Революция разрушает традицию как форму, но именно поэтому осуществляет смысл традиции" [ 11, с. 97 ]. Собственно, в этой афористической тезисе Юнгера прекрасно сформулировано те ??принципы, которые позже появятся в послевоенной труда другого выдающегося консервативного революционера и, " по совместительству", традиционалиста Юлиуса Эволы "Люди и руины ": "... традиция не имеет ничего общего со смиренным конформизмом по булого или инертным продолжением прошлого в настоящее. Традиция в своей сути является несколько метаисторической и одновременно динамичный [ ...] Ошибается тот, кто отождествляет или путает эти формации, принадлежащих относительно далеком прошлом, с самой традиции " [ 8, с. 9-10 ].

Поэтому, по мнению Юнгера, центром и представлен тот враг, против которого должны объединиться все тогдашние революционные движения, к которым он, конечно, причислял и национал - социализм. Не в пример нынешним сторонникам правой и левой фаланги политического спектра, Юнгер уже в 20? Е годы демонстрировал крайнее презрение к " междоусобных войн " и борьбы за сферы влияния как самоцели между националистами и коммунистами. Обращение Юнгера к потенциальным соратников не позволяет сомневаться в его досадной осведомленности сути дела: "... забудьте о разногласиях и думайте о главном, о том, что вас объединяет. Ведь за мелкими спорами вы и не заметили, как стали посмешищем для тех, против кого должны вооружаться [... ] Долой обывательское радость по поводу всякой грызни, которая заставляет сомневаться в серьезности наших задач! " [ 27, с. 87 ] Однако следует отметить, что Юнгер осознавал угрозу размывания границ такого движения и потому настаивал на чистоте и качестве его рядов, в том числе ценой потери " голосов", " неприятии всякого рода попутчиков " и возвышения над форматом партии [ 23, с. 19].

Именно такой перечень требований со стороны Юнгера к претендентам на звание "настоящего движения" автоматически означал установление четкой демаркации между новым национализмом и национал - социализмом. Не исключая возможности их постепенного слияния в единый фронт, Юнгер считал, что на пути ее осуществлению стояли три основных фактора: во-первых, национал - социалисты были больше заинтересованы в борьбе за власть, чем в абсолютных исторических целях, во-вторых, ориентировались на жесткую партийную структуру и, соответственно, проникались получением парламентского большинства. Поэтому, по мнению Юнгера, " различие между ними все же существует. Первый, будучи политической организацией, нацеленный на получение реальной власти, тогда как задача национализма совсем другая. С одной стороны, есть желание реализовать идею, с другой - постичь ее в чистом виде. Потому- то для национал -социализма так важны массы, тогда как для национализма численность не имеет значения, а явление уровня Шпенглера, долго и упорно замалчиваемое демократами, весит больше, чем сотня мест в парламенте " [ 16, с. 115 ].

Другой демаркационной линией, разделяющей " новый национализм " и программу НСДАП, было юнгеривське понятия " крови ", которое противопоставлялось идеи органической сообщества, или " народа" (Volk ), вместе с доктриной " почвы и крови " течения " фьолькиш " в консервативной революции, что оказало наибольшее влияние на развитие национал -социализма, а также расовой биологизма и антисемитизма последнего: " Мы не хотим и слышать о химических реакциях, о форме черепа и арийский профиль. Это превосходит все границы приличия и просто безобразие. Кровь не нуждается в том, чтобы ее каким-либо путем легитимизировали, в том числе и доведением родства с павианами ... Раса для нас не субстанциальной, а энергетическое понятие " [ Цит по: 6 ].

Отношение Эрнста Юнгера к «еврейскому вопросу», с одной стороны, свидетельствует оригинальность нового национализма с особой выразительностью, а с другой, дает очередной повод для неадекватных сближений со смежными теориями. Интересно, что современные аналитики насчитали в политической публицистике философа четыре неполиткорректные (или двусмысленные) тезисы по этому поводу [ 6 ]. Одна из них звучит на самом деле довольно лапидарно и однозначно: " Не стану здесь подробно останавливаться на том, что национализм не имеет ничего общего ни с монархизмом, ни с консерватизмом, ни с буржуазной реакцией, ни с патриотизмом вильгельмивськои эры. Таким он выглядит только в левых и правых газетах. Еще одна ложь - думать, будто националист отличается тем, что уже на завтрак съедает трех евреев; антисемитизм вовсе не является его существенной особенностью " [ 15, с. 164 ].

Более того, Юнгер протестовал против " еврейства " как понятие для обозначения всего либерализма и космополитизма, забрасывал националистам брак " инстинктивной уверенности " в их примитивных выпадах в сторону евреев и даже приветствовал " Соломонов храм " " еврейской ортодоксальности " - " и я ее поздравляю, как поздравляю всякую истинную своеобразие народа. Без сомнения, она будет укрепляться тем больше, чем больше будет разрастаться национализм европейских народов " [ 12, с. 187 ]. Последнее замечание дает основания " обвинять " Юнгера бы в симпатиях к сионизму. Впрочем, уважение к еврейской ортодоксальности имеет своим закономерным следствием активное неуважение к " еврейства " в вищеокресленому значении: " И все же при условии, что немецкая воля приобретать четкости и гештальта, еврею все труднее тешить себя иллюзией, будто он сможет немцем в Германии. Он окажется перед последней альтернативой: или быть в Германии евреем, или не быть " [ 19, с. 223 ].

общем, тактика, которой постоянно придерживался Юнгер в своих разъяснениях сути программы нового национализма, то есть резкое разграничение с другими течениями и теориями, претендующих на родство или даже тождество с ним, на первый взгляд может создавать впечатление чистого определение " от противного". Действительно, отгородившись от всего, чего только можно, Юнгер дискредитирует и сами понятия " консервативного " ??и " революционного " ??как, по которым уже ничего не стоит, по крайней мере в перспективе его нового национализма: " Истинность консерватора - это настоящая древность, истинность революционера - настоящая юность. Но практически все нынешние консерваторы не старше ста лет, а революционеры немного старше ста лет. Другими словами, либерализм имеет большую сферу влияния, чем принято считать, и ни одна дискуссия не выходит за ее пределы " [ 19, с. 219-220 ]. В контексте этого рассуждения Эрнста Юнгера предложение современного французского " ??нового правого" Гийома Фая заменить термин " консервативная революция " на очередной оксюморон " археофутуризм " звучит довольно справедливо .

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Картинка для агитпропа.

Суббота, 09 Января 2016 г. 08:20 (ссылка)

Агитпропу можно такую красивую картинку сконструировать.
СССР против США, США против СССР в период классической холодной войны - это битва двух универсализмов. Двух противоположных моделей искоренения разнообразия.
Россия против США, США против России в нынешнюю холодную войну это противостояние универсализма и разнообразия. Или: противостояние единообразия универсального и множественности частного.
Красивая такая - хоббитанская - тема. Множественность малого против единого большого.
PS: Кстати, в короткий период перед тем, как мы брендировались борьбой с мировым начальством, мы успели отбрендироваться "защитой консервативных ценностей". Интересно (писал про это), что в этот короткий период (2014 год) спичрайтеры Верховного, составляя ему список пунктов величия консерватизма, упустили тему "консерватизм за многообразие против единообразия" (на которой консерваторы во все времена неплохо троллили либералов).

http://langobard.livejournal.com/6909642.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Еще один базовый тезис консерватизма.

Пятница, 19 Декабря 2015 г. 03:51 (ссылка)

Еще одна простейшая формулировка социально-политической философии консерватизма: "Многие лекарства хуже многих болезней".
И всегда возможная игра смыслов вокруг слова "многие" - МНОГИЕ означает не ВСЕ - позволяет консерваторам крутиться на этой теме. Все, что угодно, можно объявлять относящимся ко "многим". Все, что угодно, можно объявлять относящимся к "не все".

http://langobard.livejournal.com/6884782.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Решительный консерватизм.

Воскресенье, 22 Ноября 2015 г. 08:31 (ссылка)

Важный принцип «решительного консерватизма». Очень раздражает тех, кто трудится на «комсомольских стройках гражданского общества» и фетишничает по «общественной дискуссии».
Не надо обсуждать проблемы, которые надо решать. Обсуждение это привилегия проблем, которые решать (по крайней мере, пока) не обязательно.

http://langobard.livejournal.com/6852568.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

А дальше что?

Воскресенье, 08 Ноября 2015 г. 07:12 (ссылка)

Ключевой слоган «прагматичного консерватизма»: не сломано – не чини!
Прекрасный слоган. Прекрасно помогает в жизни.
Его единственная проблема – не дает столь же умного ответа на вполне логично возникающий вопрос: а когда сломалось, следует чинить, или лучше заменять новым?

http://langobard.livejournal.com/6835524.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Ценности чемодана без ручки.

Среда, 29 Октября 2015 г. 00:40 (ссылка)

Разногласия консерватора и прогрессиста это разногласия двоих, которым жалко бросить чемодан без ручки.
Одному жалко потому, что чемодан старый и с ним многое связано. Опять же вдруг все-таки пригодится. В конце концов, можно продать в антиквариат.
Другому жалко потому, что чемодан совсем новый, за него, в конце концов, деньги плачены. И, может быть, еще удастся ручку приделать. И пользоваться им. Или продать.

http://langobard.livejournal.com/6829108.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Три консерватизма.

Воскресенье, 26 Октября 2015 г. 03:35 (ссылка)

Напомню, что консерватизм бывает прагматическим, ценностным и сентиментальным. Одновременно напомню, что, будучи убежденным сторонником первого, я чрезвычайно чужд второму, а к третьему отношусь с симпатией и не более того.
Дмитрию Львовичу удался гениальный образ "сентиментального романтизма" - образ старой родительской дачи. Многие мои сверстники легко поймут, что он имеет в виду.
Цит.: "... ужасные страсти: родовые проклятия, влияние предков, культ этих предков, мучительная внутренняя борьба между желанием начать новую жизнь и ответственностью перед старой усадьбой, перед старыми костями, перед этим осыпающимся домом, который тебе не нужен, но ты должен им заниматься. Многим из нас знаком этот комплекс в таком облегчённом, несколько разбодяженном варианте — это отношение к старой даче, которую хочется и забросить, и продать, и забыть про неё, но надо ею заниматься, потому что там прошло твоё детство, там ты впервые столкнулся с усадебной прозой в её дачном варианте, и там родители пахали, грядки клубничные тебе делали. У меня это не насильственно, потому что я дачу люблю, люблю на ней что-то делать, люблю там писать. Но я знаю, что многие мои друзья разрываются между желанием послать это всё подальше и ответственностью перед старой усадьбой. Это фолкнеровская проблема, она очень заметна...".
Пройдусь по символикам трех консерватизмов.
Символ сентиментального консерватизма - дача, усадьба, "Вишневый сад".
Символ ценностного консерватизма - церковь, храм.
Символ прагматического консерватизма? Не знаю точно. Предположу, что "рабочее место". Любое.

http://langobard.livejournal.com/6826947.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Антония_7777

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 2. Либерализм vs. Консерватизм

Вторник, 13 Октября 2015 г. 09:10 (ссылка)

Евгений Рублев: США или Всемирная Культурная Революция. Часть 2. Либерализм vs. Консерватизм

«Проблема с либералами не в том, что они ничего не знают. Проблема в том, что они знают много чего, что на самом деле не так.» (Рональд Рейган)p>В первой части я упомянул основные идеологические ценности, которые Запад пытается распространить на остальной мир — это мультикультурализм, легализацию однополных браков и размывание границ между мужчинами и женщинами. В представлении западного либерала все эти три вещи вытекают из трех слов «свобода», «равенство» и «справедливость» (да-да, все началось в 1789 году во Франции, тогда же зародился и консерватизм как реакция на либерализм).

Однако прежде чем углубляться в то, как выглядит стремление к «свободе» и «равенству» на практике, попробуем понять, чем фундаментально отличаются мировоззрения либералов и консерваторов.

Либерал является идеалистом. Он считает, что человек рождается чистым от пороков, а общество через институты и традиции его портят. Консерватор полагает, что человек от природы несовершеннен и задача общества мотивировать в нем хорошее, приглушив, по возможности, плохое.

Либерал оценивает любую политику по ее намерениям. Консерватор прежде всего смотрит на последствия. Если консерватор сомневается, что предолженный либералом способ сработает, то либерал обвиняет консерватора в том, что он не хочет добра людям.

Либерал полагает, что каждая проблема имеет решение. Консерватор считает, что любое решение имеет свою цену и что в большинстве случаев есть только компромисы. Либерал — мечтатель. Консерватор — практик.

В сознании либерала традиции и культура являются тюрьмой, в которую заключен свободный дух человека. Консерватор понимает, что традиции и культура складывались веками в результате многочисленных проб и ошибок.

Либерал верит в революцию, и полагает, что любой слом существующего порядка может пойти только на пользу. Консерватор, на основе исторического опыта, знает, что революции всегда ведут к хаосу, многочисленным жертвам и снижению уровня жизни большинства населения. Он предпочитает эволюционный путь постепенных изменений.

Либерал может быть умным, но не понимает, что ум без мудрости стоит немного. Консерватор ценит накопленную в течении многих веков мудрость и не считает себя умнее своих предков только потому, что он родился после них.

Либерал отвергает реальность, если она противоречит его желаниям. Главное для него «свобода», и поэтому его врагами становятся любые ее ограничения: общество, история, культура, биология, законы при >Подробнее: https://eadaily.com/news/2015/10/12/evgeniy-rublev...t-2-liberalizm-vs-konservatizmроды. Постмодернизм отвергает существование объективной реальности — реальность это социальная конструкция, и следовательно можно выстроить любой мир, по своему желанию.

Поэтому мультикультурализм является инструментом борьбы с собственной культурой, которая ограничивает свободу либерала. Ведь для него собственная культура — это порождение дремучих предков.

Однополые браки это фактически упразднение и без того разрушающегося института брака традиционного. Когда-то брак был главным решением жизни. Юноша должен был достичь зрелости, стать мужчиной способным обеспечивать свою семью и нести за нее ответственность. Легализация однополых браков является констатацией факта, что брак это удобство для оформления сделок с недвижимостью или туристической визы для отпуска.


Зачем нужно размывать грань между мужчиной и женщиной? Потому что либералу невыносима мысль, что его жизненный выбор ограничен биологией и социальными ролями, воздвигаемыми обществом. Зачем соответствовать каким-то стандартам, не лучше ли упразднить стандарты и считать каждого уникальной звездой?

Впрочем, сложно отрицать, что подобные аргументы не являются привлекательными. Ну где тот женатый мужчина, который не мечтает иногда побывать холостяком? Кто не хочет чувствовать себя значимым и важным, особенно если для этого ничего не нужно делать? Многие консерваторы предпочли бы жить в либеральной утопии. Возможно поэтому либерализм и распространился так широко?

Основная беда либерализма заключается в том, что у него нет какой-либо твердой повестки, кроме как борьбы с существующим порядком вещей. Конечно, легко эксплуатировать внутреннее желание людей к свободе и справедливости, указывая на ограничения и выхватая периодически случаи, когда кого-то неправомерно обидели — но они не предлагают никакой вразумительной альтернативы.

Поэтому все сводится лишь к рефлекторной реакции отторжения на все, что ассоциируется с традицей и консерватизмом. Большевики разрушали религиозные институты, общественные отношения и традиционную семью, в частности значительно упростив процедуры развода и легализовав аборты. Однако в итоге, не предложив совместимой с реальностью альтернативы, пали жертвой следующей волны либералов, которые уже разрушали худо-бедно сформироваванные при советской власти традиции. И снова без какого-либо долгосрочного видения развития, а лишь с наивной надежной, что копирование внешних признаков западного общества каким-то образом многократно повысит материальный уровень жизни. В общем коммунизм наступит скоро, надо только подождать.

Либералы американские, как это ни парадоксально, совсем мало отличаются от марксистов, оперироваших в России после революции 1917 года. С той лишь разницей, что современный уровень технологии и статус национальной валюты, дают более широкие возможности по финансированию утопии.

Американская культура утрачивает понятие личной ответственности. Ведь если во главу угла ставится личная свобода, без какой-либо ответственности, когда в бедах индивидуума всегда виновато общество, то общество разбивается на кружки «жертв» опрессии. Политики же, для того, чтобы завоевать голоса тщательно культивируют, при любой возможности раздувают, а если нет ничего подходящего то по сути придумывают конфликты между белыми и черными, между мужчинами и женщинами, между коренными жителями и иммигрантами, между людьми нетрадиционной сексуальной ориентации и всеми остальными.

К слову сказать, в последние пару десятков лет в американских школах нарастает тренд не ставить ученикам оценки, не сравнивать каким либо образом успеваемость детей выделяя более или менее успешных, и выдавать «медаль за участие» по любому поводу (а не за победу). Если играют две команды, то счет не ведется, игроки периодически перемешиваются. Чтобы не было проигравших — да и выигравших тоже. Дети регулярно пишут эссе на тему «я звезда» и составляют презентации где главным топиком являются их собственная персона.


Конечно же при этом люди живут под гнетом вины, но вины групповой — за колониальное прошлое, которая постоянно требует искупления. Поэтому Западная Европа одержима идеей принятия как можно большего количества беженцев, невзирая на любые последствия. При этом парадоксальным образом они не считают, что ошиблись поддержав серию переворотов в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии, а также насильственную смену власти в Ираке и Афганистане. Диктаторов ведь свергли, значит идеологически правильно. Последствия не имеют значения.

В 2010 году Тило Сарацин опубликовал книку «Германия. Самоликвидация», в которой идет речь о происходящих процессах в немецком обществе, которые не обсуждаются благодаря тоталитарной атмосфере политкорректности. В 2011 году вышла книга Патрика Бучанана «Суицид сверхдержавы» про общество американское. Кстати, Тило Сарацин был вынужден покинуть пост в совете директоров Немецкого Федерального Банка после массированной атаки негодующей либеральной общественности. Однако в сфере политкорректности западный мир шагнул далеко вперед за последующие 5 лет.


Современный либеральный дискурс не подразумевает дискуссии. Любой высказывающий вслух идеи не согласующиеся с текущей либеральной повесткой подвергается травле, может лишиться работы или каких-либо привелегий. Более того, необязательно даже что-либо говорить вслух. Основатель компании «Мозилла» (интернет-браузер «Firefox») Брендон Эйхв 2014 году был назначен ген. директором в собственной компании (до этого он занимал пост технического директора). Однако пробыл он на посту всего девять дней, так как ЛГБТ сообщество подняло шум по поводу того, что в 2008 году он осмелился сделать личное пожертвование в размере $ 1,000 в фонд поддерживающий традиционный брак (о чем они узнали из «случайной» утечки из налоговой инспекции). Кстати, в 2008 году Барак Обама утверждал, что он является христианином и считает, что брак может быть только между мужчиной и женщиной. Когда же он стал президентом, то он вдруг резко поменял свое мнение.

В американских университетах царит атмосфера полной нетерпимости к малейшим проявлениям консерватизма или даже сомнения в верности выбранного пути. По сути дела, учебные заведения США превратились в институт индоктринации молодого поколения, что привело к появлению такого феномена как SJW — (social justice warrior — воин социальной справедливости). Это движение людей, которые готовы оскорбиться по любому поводу, и даже такие фразы как «эту должность должен получить самый квалифицированный кандидат» являются, по их мнению, вопиющим проявлением расизма. Воинственные акции этих интернет-бойцов хэштэга и тамблра приводят любых мало-мальски публичных людей в дикий ужас, и уровень самоцензуры в американском обществе поражает воображение. Но ведь судя по рекламе в форме голливудских фильмов, это страна, где вроде бы главными ценностями является свобода слова и самовыражения, а также возможность построить своими руками свой успех? Боюсь что это уже давно не так.

Либеральное мировоззрение не имеет фундамента, оно лишь видит себя как противовес существующему порядку вещей, каким бы он ни был. Общество одержимое идеей либерализма обречено на постоянный слом складывающихся порядков, который не может закончиться ничем, кроме коллапса. Проживание в мире пусть и красивых, но несовместимых с реальностью идей, в отсутствие обратной связи не может продолжаться вечно.


И сегодня далеко не все жители США или Европы в восторге от осуществляемой Культурной Революции под лидерством Америки, в первую очередь потому, что их собственные страны рискуют превратиться в страны Третьего мира. Вопрос лишь в том, до какого предела должно дойти общество и что послужить переломным событием, когда включится инстинкт самосохранения.

Евгений Рублев, специально для EADailyИсточник →


http://smi2.mirtesen.ru/blog/43463277686/Evgeniy-R...rtesen.ru&paid=1&pad=1
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lazy_Mary

главное ребята сердцем не стареть!

Понедельник, 12 Октября 2015 г. 21:25 (ссылка)


Не, у меня все в порядке, люди! Я просто прокрутила в мозгах последние дни, последние встречи: я, надо сказать , не очень приветствую  знакомства и общения со стариками. Во всяком случае, длительного и частого общения. Недавно встретила своего учителя. Мамадарагая! Это и ему тоже я должна быть "благодарна" за несколько лет, проведенных в депрессии. Нет, не глубокой. Но все же. ))))))))))))))))))))))))))



И не буду повторять его слов, его советов и озвучивать  ярлык, который он на меня повесил. 

О! он не похож на этих двоих на фотке:



MX8UN37Sv-A (200x431, 60Kb)



Итак, чтобы не придти к старости к слабоумию, понаблюдайте за собой, и если вас характеризуют такие черты как чрезмерная принципиальность, упорство и консерватизм,  то скорее всего это приведет вас в старости к слабоумию, чем если вы проявляете гибкость, способность быстро менять решения и  эмоциональность.))



more
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Не хочешь ухудшить – не улучшай!

Суббота, 10 Октября 2015 г. 15:49 (ссылка)

Один из важных и наиболее непростых для понимания принципов консерватизма.
Предсказуемое неправильное действие ЛУЧШЕ, чем непредсказуемое правильное действие.
Либерал А. Мовчан толкует об этом так (рассуждая о пенсионных реформах на "Эхе Мск"):
"У нас же никто не хочет инвестировать почему в страну – не потому что здесь плохо или хорошо с экономикой, не потому что здесь диктатура или демократия. А потому что не знаешь, что здесь будет завтра. Ты не можешь дать денег, а завтра здесь окажется все другое. И вот эта заморозка пенсий после трех реформ это классический пример чего мы не понимаем. Что самый большой урон приносит именно непредсказуемость, а отнюдь неправильные или правильные действия. Ну уже сделали. Делайте дальше. Пусть оно идет дальше. Как-то приспособится рынок. А вот эти шатания и барахтания, что со временем, что с пенсиями, что со всем, они экономику конечно заканчивают".

http://langobard.livejournal.com/6809710.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ТимурВОА

Без заголовка

Суббота, 22 Августа 2015 г. 17:23 (ссылка)


РАЗЖУЕМ ДЛЯ ЯСНОСТИ...

----------------------------------

Люди слышат многое, говорят о нем же, но не совсем все понимают - оно же: "многое"(!) и его очень немало. К примеру, среди модных ныне слов часто слышим: 

"консерватор" или "прогрессивный либерал". 

Кто они?.. Попытаюсь доступно объяснить...




Возьмем типичных "таких": Дональда Трампа (надеюсь слышали) и Хиллари Клинтон (ее уж- точно).

Идет, скажем, по улочке парочка эта и попадается им бомж с табличкой. Трамп дает тому свою визитную карточку и наказывает прийти наутро к нему в офис за направлением на работу. Затем миллионер дает бомжу $20 на ланч...

На Хиллари это произвело впечатление и когда вскоре им встречается другой бомж она поспешно подходит к нему и дает адрес ближайшего офиса по велфейру (программа помощи неимущим), затем лезет в карман Трампу и достает из него $20. $15 из них она оставляет на административные расходы, а $5 отдает бомжу.

----------------------------------------

Вот вам аллегоричное объяснение сути двух этих загадочных понятий: "консерватор" и "прогрессивный либерал".

Все в жизни довольно просто, продолжайте дышать кислородом!



ТД


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Из манифеста прагматического консерватизма.

Среда, 12 Августа 2015 г. 06:59 (ссылка)

Важнейший принцип прагматического консерватизма: чтобы растения росли, их надо поливать и пропалывать, а не тянуть за стебли.
У консерватизма два крыла. Для сторонников одного важнее «поливать», для сторонников другого – «пропалывать». Но тянущих за стебли оба крыла хлещут по мордасам с одинаковой силой.
Вот и все, что надо знать о прагматическом консерватизме.
PS: Ну и еще немного. Тот, для кого в юности «поливать» было важнее, чем «пропалывать» - не имеет сердца. Тот, для кого и в старости «пропалывать» осталось более важным, чем «поливать» - не имеет мозгов. Или наоборот? Вопрос обсуждаемый. Диахрония – увы, никогда не была сильным местом консерваторов, даже прагматических. Реальность в разрезе они всегда понимали лучше, чем реальность в длительности.

http://langobard.livejournal.com/6728358.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Шилмылмонтаж.

Пятница, 31 Июля 2015 г. 09:57 (ссылка)

Интересный вопрос для политической консервативной философии (ну и для бодрых мракобесов, как представляющих ее актуальное боевое крыло).
Как консерватор должен относиться к смене шила на мыло?
С одной стороны, вроде бы должен быть против. Он ведь против перемен, по крайней мере, против тех, которые не происходят сами собой.
С другой стороны, вроде бы должен быть не против - ведь от этой перемены ничего не меняется. Уточню, что он, конечно, не должен быть за, но вполне может быть и не против.
Но я вот как рассуждаю.
Если консерватор будет не против смены шила на мыло, его мнением могут воспользоваться либералы, демократы и прочие политические агенты капиталократии, фетишизирующие принцип сменяемости, а для боящихся сменяемости ширнармасс еще могущие цинично признаться: "Не бойтесь, во всех цивилизованных странах сменяемость это смена шила на мыло". Так вот воспользуются и будут кричать: "Смотрите, вот и консерваторы не против!".
Так что на всякий случай, консерватору лучше быть все-таки против.

http://langobard.livejournal.com/6721153.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_langobard

Из манифеста прагматического консерватизма.

Пятница, 24 Июля 2015 г. 05:22 (ссылка)

Самое удобное в консерватизме это, собственно, не те правильности и мудрости, что составляют кровь и плоть консервативной позиции: не сломано – не чини; лучшее – враг хорошего; всему свое время; каждый хорош на своем на месте и каждый плох на чужом месте; из всех рациональных логик только логика уместности и своевременности имеет право на существование; мир не так уж и плох, по крайней мере, до той поры, пока какие-нибудь идиоты или преступники не пытаются его улучшить; из двух зол выбирай то, которое лучше знаешь...
Подчеркну, что речь о прагматическом, а не о ценностном консерватизме. Мы, прагматические консерваторы, очень обижаемся, если нас путают с консерваторами ценностными. Шучу, конечно. Сила консерватизма еще и в том, что консерваторы не обижаются. Они либо репрессируют, либо проявляют снисходительность. Мелкие человеческие эмоции им неведомы. Консерваторы это люди большого стиля.
Так вот, собственно, о самом клевом в консерватизме.
Уж так соблаговолил Создатель, что любой, обещающий улучшить мир через изменение, никогда (в принципе!) не сможет выполнить то, что обещал. Он в принципе не может не обмануть тех, кто свяжет с ним какие-то ожидания. Поэтому те, кто поведутся на улучшение через перемены, окажутся в дурачках. Консерватор не поддерживает никаких обещаний о переменах. При этом, кстати, он в общем поддерживает любые перемены, происходящие «сами собой»: если люди перестают верить в бога или предпочитают любить однополо – ну что поделаешь? Пусть их. Главное, чтобы за этим всем стояли естественные изменения, а не управление какое-то. Так вот такой консерватор никогда не окажется в дурачках. За «охранение» действующего порядка вещей его, конечно, могут величать «продавшимся подлецом», «зомбированным идиотом» или еще кем-нибудь нехорошим. Но это все будет действовать в рамках насущной современности. В стратегической перспективе консерватор не оказывается дураком никогда. Это просто технически невозможно.
А вот поддерживающие перемены, да и осуществляющие их, окажутся идиотами гарантированно. Первые из-за того, что не получат того, во что поверили (а ведь дали себя обмануть, да и других обманывали). Вторые за то, что рано или поздно лишатся поддержки тех, кто им поверил.
КОНСЕРВАТОР НЕ СОЗДАЕТ ОЖИДАНИЙ. В этом его сила. Если вы не хотите обманывать и не хотите оказаться обманутым, увы, у вас нет другого пути кроме как в прагматичные консерваторы.

http://langobard.livejournal.com/6707277.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Аноним

Среда, 01 Декабря 1970 г. 03:00 (ссылка)

Комментарии ()КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<консерватизм - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda