Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей
// // // // // //


Найдено 4119 сообщений
Cообщения с меткой

ельцин - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Фитиль_Дом2 (Автор -Лариса_Дунаева)

Сын Хрущёва объяснил, почему отец Крым передал.

Воскресенье, 25 Сентября 2016 г. 21:50 (ссылка)

original (4) (700x492, 292Kb)

-Сергей Никитич, что вы испытали, узнав, что Россия вернула себе Крым? Ведь многие до сих пор не могут простить вашему отцу передачи полуострова Украине в 1954 г.

Сергей Хрущёв: По-человечески лозунг «Крым наш!» мне был очень близок. Люди в Крыму решили, что они хотят быть с Россией, и это надо уважать. Так же как и США уважали выбор жителей Косова. И рассуждать, что вот тут должна быть нерушимость границ, а там может быть «рушимость», — неправильно.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (15)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Истинная роль США в Сирии

Среда, 21 Сентября 2016 г. 11:01 (ссылка)



Американский экономист Джеффри Сакс, один из тех, кто присаживал в России "демократию" и "рыночную экономику", о нынешней "прокси-войне" США и России в Сирии.

Истинная роль США в Сирии

Гражданская война в Сирии — самый опасный и разрушительный конфликт на планете. С начала 2011 года сотни тысяч человек погибли, примерно десять миллионов сирийцев стали перемещенными лицами. Европу охватили конвульсии от наплыва беженцев и от террора, развязанного ИГИЛ*, а Соединенные Штаты и НАТО неоднократно оказывались в опасной близости от непосредственной конфронтации с Россией.
Достойно сожаления, что президент Барак Обама чрезвычайно усугубил эти опасности сокрытием роли США в Сирии и от американского народа, и от мирового общественного мнения. Чтобы положить конец сирийской войне требуется, чтобы США дали честный отчет о своих продолжающихся секретных действиях в сирийском конфликте, начиная с 2011 года, включая отчет о том, кто финансирует, вооружает, обучает, подготавливает и подстрекает различные стороны. Такое разоблачение могло бы помочь положить конец безрассудно-безответственным действиям многих стран.

Широко распространенным — и ложным — является мнение, что Обама оставлял США в стороне, не допуская американского вмешательства в сирийскую войну. В самом деле, американские "правые" привычно критикуют его за то, что он "провел черту на песке" для президента Сирии Башара Асада по вопросу о химическом оружии, а потом отступил, когда Асад, якобы, пересек ее. (Вопрос остается мутным и спорным, как и многие другие проблемы в Сирии). Один ведущий колумнист в газете Financial Times, повторяя ошибочную идею, будто США всегда оставались в стороне, недавно дал понять, что Обама отверг совет тогдашнего госсекретаря Хилари Клинтон вооружать сирийских повстанцев, воюющих против Асада.

Однако время от времени занавес приподнимается. В январе газета New York Times наконец-то сообщила о секретном президентском указе 2013 года о снабжении Центральным разведывательным управлением сирийских повстанцев оружием. Как объяснялось в материале, существенное финансирование в поставках оружия обеспечивалось Саудовской Аравией, в то время как ЦРУ — по приказам Обамы — обеспечивало организационную поддержку, обучение и подготовку.
К сожалению, газетный материал пришел и ушел, а от властей не последовало никаких уточнений, как не последовало никаких дальнейших сообщений от New York Times. Общественность осталась в неведении, не получив ответов на следующие вопросы. Насколько велики текущие совместные операции ЦРУ и Саудовской Аравии? Каковы объемы тех денежных средств, которые тратят США на Сирию ежегодно? Какие виды вооружений поставляют сирийским повстанцам США, саудовцы, турки, катарцы и другие? Что за группы получают вооружения? Какова роль в этой войне американских войск, прикрытия с воздуха и других видов личного состава? Американская власть не отвечает на эти вопросы. А основные средства массовой информации, со своей стороны, эти вопросы и не ставят, и не добиваются ответов на них.

Больше дюжины раз Обама говорил американскому народу, что "у США не будет ботинок на земле (Сирии — ред.)". Тем не менее, каждые несколько месяцев общество краткими правительственными заявлениями уведомляют о том, что в Сирии ведется размещение сил специальных операций США. Пентагон привычно отрицает то, что они располагаются на линии фронта. Но когда власти России и Асада недавно осуществили бомбовые налеты на укрепленные районы в северной Сирии, США уведомили Кремль, что эти атаки представили угрозу для американских войск, находящихся на земле. А общественности не предоставили никаких объяснений ни о целях и задачах, стоящих перед американскими военными, ни о стоимости их операций, ни об их противниках в Сирии.

Из случайных утечек, благодаря журналистским расследованиям, из заявлений правительств других стран и — изредка — заявлений американских чиновников мы узнаем, что Америка вовлечена в активную, давно длящуюся, координируемую Центральным разведывательным управлением войну с тем, чтобы и свергнуть Асада, и бороться против ИГИЛ. В число союзников Америки по анти-асадовским усилиям входят Саудовская Аравия, Турция, Катар и другие страны региона. США израсходовали миллиарды долларов на вооружения, обучение и подготовку, на силы специальных операций и на логистическую поддержку повстанческих сил, включая международных наемников. Еще больше миллиардов долларов израсходовали союзники США. Однако о точных суммах не сообщается.

Американское общество не имело и не имеет права голоса в процессе принятия этих решений. В Конгрессе США не проводилось ни разрешающего голосования, ни утверждения бюджета. Роль ЦРУ ни разу не была объяснена или обоснована. Законность действий США ни с точки зрения внутреннего законодательства, ни с позиций международного права не доказывалась ни американскому народу, ни миру.

Для тех, кто находится внутри военно-промышленного комплекса США, такая секретность — дело само собой разумеющееся. Их позиция сводится к тому, что голосование Конгресса 15 лет тому назад, утвердившее применение военной силы против ответственных за 11 сентября, дает президенту и вооруженным силам карт-бланш на ведение секретных войн на Ближнем Востоке и в Африке. С какой стати США должны публично объяснять, что происходит? У общественности нет права знать.

Я придерживаюсь иной точки зрения — войны должны быть последним средством, инструментом на крайний случай. И они должны быть ограничены надзором со стороны демократических институтов. Согласно этой точке зрения секретная война Америки в Сирии незаконна как по конституции США (которая право объявлять войну дает только конгрессу), так и по уставу ООН, а война Америки в Сирии против двух сторон — это циничная и безрассудная авантюра. Возглавляемые Соединенными Штатами операции по свержению Асада не имеют целью защитить сирийский народ, как об этом время от времени заявляют Обама и Клинтон, это — "война по доверенности" против Ирана и России. Сирия в этих войнах — лишь поле битвы.

Ставки в этой войне намного выше и намного опаснее того, как себе это представляют "воины по доверенности". Если США ведут свою войну против Асада, то Россия наращивает свою поддержку его власти. В основных американских СМИ поведение России подается как оскорбление — как посмел Кремль не дать Соединенным Штатам свергнуть правительство Асада? В результате — расширяющееся дипломатическое столкновение с Россией. Такое, которое может обостриться и привести, возможно, ненароком, к точке военного конфликта.

Существуют вопросы, которые должны быть подчинены правовому надзору и демократическому контролю. Я уверен, что американский народ ответил бы громогласным "нет" смене режима в Сирии под руководством США. Американский народ желает безопасности, включая поражение ИГИЛ, но американцы также признают, что у усилий США по смене режимов долгая и разрушительная история — в Афганистане, Ираке, Ливии, Центральной Америке, Африке и Юго-Восточной Азии.
И в этом главная причина, почему американское "государство безопасности" отказывается говорить правду. Американский народ, скорее, призвал бы к миру, чем к постоянной войне. У Обамы осталось всего несколько месяцев, чтобы выправить свое разрушенное наследие. И начать ему следовало бы с того, чтобы вести себя искренне с американским народом.

Автор — директор "Института Земли" Колумбийского университета (США). Один из разработчиков политики "шоковой терапии" в Боливии, Польше и России. С осени 1991 года по январь 1994-го был руководителем группы экономических советников президента России Бориса Ельцина.


Для лучшего понимания, что это за человек.

http://svpressa.ru/war21/article/156262/ - цинк

PS. Как показывает развитие событий в Сирии, точка зрения Сакса явно не доминирует в американском истеблишменте, скорее наоборот, желание продолжать "войну по доверенности" против России и Ирана гораздо ярче выражено в американской внешней политике, нежели абстрактные пожелания о "воле американского народа" и установлении прочного мира в Сирии.

PS2. Сегодня-завтра у меня много работы, так что в блоге в основном будут выходить интересные материалы из присланных читателями и которые довно пора была выложить. Материал по выборам в связи с загруженностью в реале выйдет чуть позже.

http://colonelcassad.livejournal.com/2968820.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
ДежаВю57

На смену «девятке»

Четверг, 16 Сентября 2016 г. 03:00 (ссылка)

Шестнадцатого сентября 2016 года исполняется 135 лет со дня создания государственной охраны России.



На смену «девятке»


Как зарождалась и чем занималась служба охраны Бориса Ельцина

ГУО — СБП — ФСО: 1991–1999
После прихода Бориса Николаевича Ельцина к власти в кремлевской охране произошли кардинальные перемены. Новая власть, руководствуясь требованиями политической ситуации, разрушала старые советские спецслужбы и выстраивала собственные, уже российские.

Читать далее
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
raiglentova

Пластыри от простатита

Вторник, 13 Сентября 2016 г. 19:46 (ссылка)

bigimg (197x700, 84Kb)
Подорожник входит в состав лекарственных препаратов от малярии, атеросклероза, мочекаменной болезни.
Подорожник входит в состав лекарственных препаратов от малярии, атеросклероза, мочекаменной болезни.

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
dimjinale

Пластыри от простатита

Вторник, 13 Сентября 2016 г. 17:09 (ссылка)

bigimg (197x700, 84Kb)
Многие начинают, при первых признаках болезни пытаться заниматься самолечением, выискивая методы в интернете или из бабушкиных рецептов, некоторые уповают на самоустранение болезни со временем.
Многие начинают, при первых признаках болезни пытаться заниматься самолечением, выискивая методы в интернете или из бабушкиных рецептов, некоторые уповают на самоустранение болезни со временем.

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
oryoberta

Настоящий американец Политикус InfoPolk.ru

Вторник, 13 Сентября 2016 г. 11:26 (ссылка)
infopolk.ru/1/U/articles/56...144a12aa01


Много лет назад на одном из приёмов человек со смутно знакомым лицом поразил меня вежливой просьбой никогда о нём не вспоминать
...

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Эксперты: Ельцин убил больше россиян, чем Сталин

Понедельник, 12 Сентября 2016 г. 16:39 (ссылка)


Заместитель руководителя экспертного центра Всемирного Русского Народного Собора Владимир Тимаков сообщил журналистам, что после подведения данные из трудов по демографии было установлено — в результате правления либералов, в России 90-х демографический пассив составил 19 миллионов человек - на 7 миллионов больше, чем в эпоху Великой Чистки 37-ого года. 







Он официально опроверг данные Солженицына, добавив, что профессионалы его иначе, как писателем, не называют. Согласно статистике, признанной, в том числе, и в ЦРУ, в эпоху Сталина получили расстрельную статью около 700 тыс. человек, а были репрессированы около 2 миллионов, из которых большая часть вернулась.



РИА Катюша

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
cocgolola

Lamzac Air Sofa

Понедельник, 12 Сентября 2016 г. 15:11 (ссылка)

bigimg (197x700, 84Kb)
Тем, кто терпеть не может отдыхать, сидя на земле или пеньках, кто предпочитает наслаждаться прелестями природы в комфорте, просто необходим надувной лежак-гамак Lamzac Hangout, потому что он уместен практически везде, где есть свежий воздух и открытое пространство.
Тем, кто терпеть не может отдыхать, сидя на земле или пеньках, кто предпочитает наслаждаться прелестями природы в комфорте, просто необходим надувной лежак-гамак Lamzac Hangout, потому что он уместен практически везде, где есть свежий воздух и открытое пространство.

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Между_вдохом_и_выдохом

Сколько было покушений на президента РФ В.В.Путина, Не известные страницы Чечни 1,2 ой компании

Воскресенье, 11 Сентября 2016 г. 20:48 (ссылка)




Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Между_вдохом_и_выдохом

Историки: Ельцин "убил" больше россиян, чем Сталин

Четверг, 09 Сентября 2016 г. 03:10 (ссылка)


В результате правления либералов, в России 90-х демографический пассив составил 19 миллионов человек - на 7 миллионов больше, чем в эпоху Великой Чистки 37-ого года. Это не журналистские, а научные данные из трудов по демографии.



Другая загадка - данные Солженицына, которого профессионалы иначе, как писателем, не называют. Официально, согласно статистике, признанной. в том числе, и в ЦРУ, в эпоху Сталина получили расстрельную статью около 700 тыс. человек, а были репрессированы около 2 миллионов, из которых большая часть вернулась.



Об этих и других взрывных фактах рассуждает в эфире Pravda.Ru Владимир Тимаков - заместитель руководителя экспертного центра ВРНС.






Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
konan-vesti

Мои новости: Александр Коржаков : Путин боится Сергея Шойгу по-черному.

Понедельник, 05 Сентября 2016 г. 21:50 (ссылка)
konan-vesti.blogspot.ru/201...st_43.html


Рейтинг министра обороны РФ Сергея Шойгу составляет уже 70%, поэтому его боится президент России Владимир Путин, считает бывший телохранитель первого президента страны Бориса Ельцина Александр Коржаков.

ЧИТАТЬ ПОДРОБНОСТИ

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Prozorovsky

Хасавюрт-96 как апофеоз предательства России

Среда, 31 Августа 2016 г. 18:34 (ссылка)

Александр Плеханов 31.08.2016 на KM.RU:

В то время как в военных академиях по всему миру изучают различные войны, начиная с античности и до наших дней, совершенно неизученной остается история первой чеченской войны. Правильнее сказать так: её не то чтобы совершенно игнорируют, но если и изучают, то «узкопрофильно» – действия бронетехники в городских условиях, действия авиации в зимнее время в горах, тактика диверсионных групп и т.д.

При этом не делается главный, основной вывод из этой войны. А звучит он так – первая чеченская не имеет аналогов в истории мировых войн, так как она является уникальной по своей сути. Ведь Россия потерпела поражение в войне, проиграть которую…. было невозможно ни при каких условиях. Её нельзя было проиграть просто по определению. Точно так же, как не может дошкольник избить боксера-тяжеловеса, а щука искусать до полусмерти белую акулу.

Рассмотрение любого вооруженного конфликта традиционно начинается с оценки потенциала противоборствующих сторон. В данном случае также не стоит отклоняться от общепринятых норм. Рассмотрим соотношение сил на начало осени 1994 года, когда Ельцин и его окружение приняли решении о наведении «конституционного порядка» в Чеченской Республике.

Но для начала немного предыстории. Звучит парадоксально, но тот же самый Ельцин и его окружение приложили немало усилий для того, чтобы разношерстная и вооруженная кустарными автоматами «борз» и охотничьими ружьями «армия» независимой Ичкерии стала армией уже без всяких кавычек. Именно Ельцин инициировал передачу Дудаеву огромного количества оружия, руководствуясь одному ему известными соображениями, от которых за версту несет тяжелейшим государственным преступлением. Особенно, если учесть, к чему это привело в дальнейшем.

Директивой № 316/1/0308 от 28 мая 1992 года, подписанной ельцинским ставленником П. Грачевым, чеченским вооруженным формированиям было приказано передать 50% находящегося в республике оружия. Разумеется, на эту директиву «иностранного государства» чеченцы наплевали и взяли столько оружия, сколько смогли взять: 42 танка, 48 БМП и БТР, 940 автомобилей, 266 самолетов, 139 орудий, 523 гранатомета, 18 установок залпового огня «Град», 740 ПТУР, 88 ЗРК, 46 млн патронов, более 40 000 единиц стрелкового оружия, 158 тыс. снарядов и 1620 тонн горючего. Армия Дудаева обзавелась даже тактическими ракетами «Луна-М» способными нести ядерный заряд. Этого вполне хватило, чтобы вооружить 35 000 - 40 000 тысяч человек. Именно такую численность дудаевской армии называют исследователи первой чеченской войны.
Кроме того, начиная с 1992 года в Чечню шло оружие из Украины, Прибалтики, Турции, Грузии, Азербайджана и азиатских экс-республик СССР. Причем абсолютно всем - и в Москве, и в Грозном - было ясно, что Ичкерия если с кем и будет воевать, то не с Грузией или Азербайджаном, а с Россией. Несмотря на всё это, огромное количество оружия было фактически поднесено Дудаеву Ельциным на блюдечке с голубой каемкой… Стоит ли говорить, что так мог поступить либо сумасшедший, либо предатель?

Ну, а чтобы Дудаеву воевать было ещё комфортнее, в Чечню утекли 4 трлн рублей по фальшивым авизовкам. Понятно, что мелкие мошенники украсть столько денег самостоятельно не могли и их однозначно кто-то покрывал на самом верху. На что пошли эти колоссальные средства? Уж точно не на выплату пенсий и пособий жителям республики.

А теперь рассмотрим противника Дудаева – Вооруженные силы Российской Федерации. После развала СССР российская армия продолжала оставаться одной из сильнейших в мире. Её численность достигала 1,8 млн человек, на её вооружении находилось (в боеспособном состоянии) более 17 000 танков и 3500 самолетов, включая стратегические бомбардировщики-ракетоносцы.
В принципе, на этом можно и закончить, так как и без упоминания о ядерном оружии любому ясно, что силы Ичкерии и России были попросту несопоставимы. Превосходство российской армии над своим противником в 1994 году было не подавляющим, а многократно раздавляющим, причем по всем без исключения показателям. Российская армия могла бы одновременно воевать с дюжиной таких противников, как армия Ичкерии, точно так же имея абсолютное превосходство. Если Дудаев с трудом наскреб полторы сотни кадровых военных, то в ВС РФ их были десятки тысяч, причем многие с опытом Афганской войны.
В российской армии один только офицерский состав превосходил в несколько раз всю армию Ичкерии. Материальные и людские ресурсы России вообще было смешно сравнивать с чрезвычайно скудными ресурсами Ичкерии, которых должно было хватить от силы на месяц-полтора полноценной войны. Зарубежная помощь деньгами и наемниками лишь незначительно отстрочила бы неминуемый разгром дудаевской армии, но… война закончилась в Хасавюрте фактическим подписанием капитуляции России.

Мировая история такого действительно ещё не знала. Чтобы ядерная держава с огромной и вооруженной до зубов армией капитулировала перед малочисленными и не имеющими авиации и тяжелого вооружения сепаратистами… Такого не было никогда и вряд ли станет возможным в будущем. Более того, правителя ядерной державы и Верховного Главнокомандующего, впервые за всю тысячелетнюю историю России, в своем собственном кремлевском кабинете заставили сесть так, как ему указала чеченская делегация.
Даже монгольские ханы так себя не вели со своими русскими данниками, но Ельцин довел страну до такого развала и запредельного абсурда, что ему – царю вчерашней сверхдержавы - указывали, как и где садиться какие-то спустившиеся с гор бандиты. Если и был в новейшей истории России момент наивысшего национального унижения, то произошел он летом 1996 года.
Даже Цусима и Брестский мир не были такими позором, потому что тогда страна проиграла войну, сражаясь с более или менее равным противником. Но в 1996 году Россия проиграла войну не другой стране, а своей собственной, крошечной окраинной провинции, потенциал которой не шел ни в какое сравнение с потенциалом метрополии.

Вот что надо изучать в военных академиях. Не войны Ганнибала, Велизария, Наполеона, Мольтке или Суворова, а полководческие и управленческие «таланты» царя Бориса, приведшие к невиданному в мировой истории позору Хасавюрта. История первой чеченской войны доказала, что невозможное возможно. Что если очень сильно захотеть, то Солнце будет вращаться вокруг Земли, зимой зацветут розы, рыбы начнут жить на деревьях, а дошкольник сможет заставить ретироваться побитого боксера-тяжеловеса. Да ещё при этом вытрясет у него всю мелочь из карманов. Главное – расставить на ключевых государственных постах предателей, казнокрадов, вредителей и подлецов с уголовными наклонностями. И они очень быстро покажут, как в сутках может быть 25 часов, а на смену январю придет август.

Разумеется, разного рода сторонники «общечеловеческих ценностей» скажут, что дорогой, во всех смыслах, Борис Николаевич, конечно, во многом виноват. Но виноват не он один. Да и вообще, время было очень сложное. С последним утверждением невозможно не согласится, а вот разговоры в пользу бедных в данном случае неуместны. Потому что всегда за всё должен отвечать капитан. Или президент. Или царь. Короче тот, кто назвался груздем. Народу, по большому счету, плевать, чем занимался или не занимался Ельцин во время войны. «Работал с документами», играл на ложках или охаживал веником «друга Рю» в бане. Народу от него требовалось одно – результат. Ведь народ из своего кармана и своими жизнями оплачивал чеченскую авантюру царя Бориса и имел полное право его требовать.

Но результат к лету 1996 года был удручающим. Более 5500 погибших российских солдат и офицеров, десятки тысяч раненных, лежащая в руинах Чечня, на «восстановление» которой из и так дырявого бюджета утекали огромные деньги. Сколько погибло мирных жителей и сколько бежало от войны – неизвестно до сих пор. И вдруг, вместо долгожданной победы, Ельцин и его окружение взяли да и «обнулили» все эти жертвы. Полтора года российская армия обливалась кровью на улицах Грозного и в горах, колоссальные деньги ежемесячно тратились на продолжение войны и оказалось, что всё это… зря?

Победу присудили Ичкерии после разыгранного кем-то как по нотам «неожиданного» штурма Грозного, а народ России оказался в очередной раз в опущенных дураках. Так как именно его – народ, а не олигархов - фактически обязали выплачивать репарации. Ведь статус Чечни гениальные ельцинские «стратеги» предложили «заморозить» на пять лет, в течение которых из бюджета России в мятежную республику должны были поступать немаленькие средства на «социалку». Если же называть вещи своими именами, то Россия фактически обязалась финансировать ичкерийскую армию, которая опять принялась готовиться к войне. Ведь только дурак мог всерьез поверить, что перечисляемые в Грозный миллиарды пойдут на выплаты пенсий и восстановление республики.

Вот за такие феерические «подвиги» Ельцина и изваяли в мраморе. Да ещё музей открыли и огромный «Ельцин-центр» отгрохали, не пожалев бюджетных денег.

Но вот что интересно: ни малейшего упоминания о всех вышеописанных событиях не найти в девяти залах Музея Бориса Ельцина. Ни о вооружении дудаевской армии в 1991-1993 годах, ни о фальшивых авизовках, ни о жутком новогоднем штурме Грозного, ни о кровопролитных боях за Бамут, ни о знаменитых мораториях, не раз спасавших дудаевцев от военной катастрофы, ни о позоре Хасавюрта.

В музее можно увидеть президентский лимузин ЗиЛ, игровую приставку Dendy и журнал Playboy, хотя для полноты экспозиции там не помешало бы поставить сожженный БТР Майкопской бригады и распоротые осколками, обгоревшие картины из Грозненского музея изобразительных искусств.

Не помешали бы и личные вещи погибших грозненцев и российских солдат. Но нет, не вписываются эти жуткие свидетельства ельцинского наведения «конституционного порядка» в красивую легенду о беломраморном президенте-демократе. Кому-то очень хочется, чтобы в памяти потомков Ельцин остался таким же белоснежным, как и его мраморный памятник.
Вне всякого сомнения, первый президент России в народной памяти останется надолго. Причем помнить его будут как русские, так и чеченцы. Вот только запомнят его не таким белоснежным. С ним, однозначно, будут ассоциироваться совсем другие цвета.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Carty

Адреналиновые истории - 6. История журналиста.

Понедельник, 29 Августа 2016 г. 12:09 (ссылка)

Тряхнем стариной, вспомним, «что можно»?
В начале 1993 года в редакции «Коммерсант-дейли» мне задали единственный вопрос: есть ли у меня журналистский опыт. Честно ответил: никакого, и мне сказали, что я им подошел…

«Необычную» кадровую политику объясняли тем, что произошел переворот с матричного способа печати – на компьютерные технологии. Главное достоинство журналистов «прежней формации» - умение выдать готовый текст на заданную тему – оказалось менее востребовано, чем способность размазать в тексте многозначительные аналитические сопли.

Но еще и проходил разрыв преемственности журналистских традиций. Ответственность и объективность оказались не востребованы, и стали нужней провокативность, шантаж, передергивания. Журналистика (благодаря «Коммерсанту») стала в России бизнесом намного раньше других отраслей. И опыт Коммерсанта тех лет – со всех сторон, был особым опытом.
Писать в новой журналистике следовало «по-новому», так, словно у российского бизнеса была своя история, капитал, элита и традиции. «Западная». Рейдерская. Нацеленная на захват, «распил» и вывоз — всего, что можно было взять. И вальяжно-снисходительное наблюдение за этим процессом из-за пределов юрисдикции прежних моральных норм и законов. Сейчас эту область деятельности называют двумя похожими глаголами с разными ударениями, которые означают примерно воровать и врать...
Деньги на проект дал хозяин «Московских новостей» Егор Яковлев – для забав в семейном бизнесе своего сына Владимира. За несколько миллионов «зеленых» переоборудовали бывшую школу, купили компьютеры. Шутили, что это был хоть и не законный, но самый приличный из способов потратить мифические «деньги партии».

Костяк редакции собрали в ИСАА, сделав акцент на выпускниках, у которых не было распределения и работы. У переводчиков изначально гибкий образ мышления. И в роли журналистов некоторые из них «раскрылись» совершенно с неожиданной стороны…
текст здесь

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Антония_7777

«Мы должны были арестовать президента»

Воскресенье, 21 Августа 2016 г. 17:59 (ссылка)

Это цитата сообщения muhtuya Оригинальное сообщение

«Мы должны были арестовать президента»




20 июля 1998 года Бориса Ельцина должны были арестовать — власть в стране перешла бы к военным. За две недели до этого организатора заговора генерала Льва Рохлина нашли убитым на собственной даче.



«Мы должны были арестовать президента»



—Я особо и не конспирировался, если честно. Думал, все «за». А кто мог быть против-то? В Кремлевский полк, блин, прямо через Спасскую башню с двумя чемоданами, полными затворов, перся, еле-еле закрывались — во-от такие чемоданы! — Отставной полковник Николай Баталов вскакивает со стула, разводит в стороны свои ручищи, и понимаешь: чемоданы действительно были огромные, и затворов в них действительно было много. А Кремлевскому полку они понадобились потому, что карабины у них без затворов, не боевые.



Сейчас Баталов работает директором «по общим вопросам» одного из химических заводов Волгоградской области. А в то время был сначала заместителем командира 8-го армейского корпуса, а потом возглавлял региональное отделениеДвижения в поддержку армии. И был допущен почти ко всем подробностям плана захвата власти. Говорить об этом он может совершенно свободно, потому что никакого уголовного дела по тем событиям не заведено, официально заговора как бы и не было. И что именно он проносил в своих чемоданах через Спасскую башню, уже никакому следователю не интересно.



— И вот, у меня эти чемоданы затворов, а у другого товарища куча патронов, — продолжает Баталов. — Прошли, оставили. Готовились… А оказались мы лохами кончеными! Конспираторы мы были никакие. На этом и погорели.


— К тому моменту за Рохлиным и его ближайшим окружением были установлены тотальная слежка и прослушивание — это вне всякого сомнения. То есть все знали, что он готовит… — рассказывал бывший командующий ВДВ генерал Владислав Ачалов, интервью с которым мы записали буквально за несколько недель до его неожиданной смерти.



Мятежный генерал



Лев Рохлин действительно готовил военный переворот. Это был, пожалуй, единственный за всю постсоветскую историю прецедент того, что можно было бы назвать «настоящим военным заговором». А если брать шире, то и за всю российскую историю после восстания декаб­ристов. Ведь за прошедшие с тех пор два века во всех революциях, переворотах, мятежах армия если и играла какую-то роль, то это была роль статиста.



«Мы должны были арестовать президента»



Генерал-лейтенант и депутат Госдумы Лев Рохлин, отказавшийся в свое время от звания Героя России за «гражданскую войну в Чечне», развил в 1997–1998 годах настолько бурную оппозиционную деятельность, что испугал этим и Кремль, и других оппозиционеров. «Мы сметем этих Рохлиных!» — бросил в сердцах Борис Ельцин, а депутаты от КПРФпоспособствовали смещению мятежника с поста главы парламентского комитета по обороне.



В Госдуму боевой генерал, штурмовавший Грозный в первую чеченскую кампанию, попал по спискам вполне официозного движения «Наш дом — Россия». Но быстро разошелся со слабой партией власти во взглядах (главу НДР ЧерномырдинаРохлин в кругу своих соратников называл не иначе как «пауком»), покинул фракцию и создал Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА).



В оргкомитет движения вошли бывший министр обороны Игорь Родионов, бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов, экс-глава КГБ Владимир Крючков и еще ряд не менее примечательных отставников, обладающих заметным влиянием и связями в среде силовиков.



Потом были поездки по регионам, персональный самолет, услужливо предоставленный кем-то из руководителей военно-промышленного комплекса, встречи с губернаторами, забитые до отказа залы в крупных городах и самых отдаленных воинских гарнизонах.



— Я с Рохлиным был в нескольких командировках — в Казани, других местах, — вспоминал генерал Ачалов, — слышал выступления, видел, как его воспринимают. Выражался он предельно жестко. Услышать такое сегодня от федерального депутата немыслимо. И все его тогда испугались — не только Кремль, но и КПРФЛДПР


— Бывали моменты, что мы очень узким кругом собирались у него на даче, нас было буквально пять-шесть человек, — продолжал Ачалов. — Конечно, первоначально не было планов вооруженного захвата власти, вооруженного восстания. Но потом жизненная обстановка к этому подтолкнула. Потому что чехарда в государстве набирала темпы, росла просто катастрофически быстро. Вы же помните 1998 год? С весны премьером был мальчик Кириенко, а в августе случился дефолт. Вот и представьте себе, что случилось бы, если б Рохлина не убили в июле. Вариант привлечения армии был вовсе не исключен.


«Мы должны были арестовать президента»



О каких-то дополнительных подробностях Ачалов рассказывать не стал. Обронив, однако, что Рохлин «в любых вопросах мог опереться на волгоградский 8-й корпус». Этим корпусом Рохлин командовал с 1993 года. С ним он прошел «первую чеченскую». И даже когда стал депутатом, уделял ему совершенно особое внимание: регулярно встречался с офицерами, лично курировал вопросы перевооружения и оснащения корпуса, превратив его в одно из наиболее боеспособных соединений.



— Года через два после смерти Рохлина я разговаривал с офицерами этого волгоградского корпуса, они мне кое-что рассказывали, и, исходя из этих рассказов, там дейст­вительно могло что-то получиться, — уверяет нас и глава «Союза офицеров» Станислав Терехов, тоже одно время входивший в окружение Рохлина.


План переворота: армия



— Деталей, значит, хочешь, — задумчиво глядит на меня полковник Баталов.



Раннее утро, мы сидим в баре волгоградской гостиницы. Я напираю на то, что прошло почти полтора десятка лет, все сроки давности вышли, и о многом можно рассказывать открыто. Наконец полковник соглашается:



— Хорошо. Как вообще это мероприятие планировалось? Хотели силовой захват власти. Силовой! Вот даже разговора не было о каких-то там «протестных мероприя­тиях». Это так, несерьезно. Вот сюда, в центр Волгограда, на площадь Павших Борцов и площадь Возрождения, планировалось вывести силы корпуса.



— Буквально как декабристы на Сенатскую? — уточняю я.



— Верно. Но Ельцин здесь не имел тех сил, которые были в Санкт-Петербурге у Николая I, расстрелявшего восставших картечью. Кроме корпуса здесь вообще никаких сил не было. Ну, бригада внутренних войск в Калаче. Еще конвойный батальон. И остановить нас, если бы мы действительно вышли, было бы некому.



— А что дальше?



— После выступления корпуса происходит оповещение по другим армейским частям. Нас поддержали бы в самых разных местах. Всю схему я не знаю. Говорю за то, что знаю. Вот Кремлевский полк, полк охраны, он был пополам: часть командования за Рохлина, часть — за президента. Этот полк не смог бы нам помешать, хотя бы мы прямо в Кремль пришли. Главный запасной командный пункт вооруженных сил был просто куплен — дали деньги кому надо, хорошие бабки, и он говорит: «Все, в это время будет снята охрана. Я уйду, и вот вам связь со всем миром». А уж со страной — там и говорить не­чего, со всеми армейскими структурами. У нас два самолета транспортных, допустим, на Тихоокеанском флоте стояли, морпехи, два батальона, двое или трое суток на аэродроме прожили.



— Зачем? Чтобы лететь в Москву?



— Да! И то же самое на Черноморском флоте. В Севастополе стояла в готовности бригада морских пехотинцев. Естественно, Рязанское высшее училище ВДВ. Курсантам стажировку отменили. Они где-то на полигонах были, но к определенному моменту их вернули в Рязань. Потому что Рязань — это двести километров от Москвы. Училище было на сто процентов за нас. И договоренность была с руководством Таманской и Кантемировской дивизий, что они как минимум не выступают против нас.



План переворота: гражданка



— Это был добротный системный проект, отвечающий всем требованиям того, что в науке называется «системная инженерия проектов», — подводит научный базис под несостоявшийся переворот бывший советник Рохлина Петр Хомяков. — Есть классические работы на этот счет. Того же Дженкинса. Ядро проекта в данном случае — это силовые акции армии. А среда осуществления — массовые протестные акции, информационные акции, политическая поддержка на местах, экономическая поддержка. И даже внешняя поддержка. Исходя из этого, мы проанализировали товарные потоки в столице. И наличие мощных, активных стачкомов в населенных пунктах вдоль этих маршрутов. Планировалось, что накануне выступления армии стачечники якобы стихийно перекрывают трассы, по которым в Москву доставлялись некоторые товары, отсутствие которых вызвало бы социальную напряженность. Например, сигареты. Отсутствие курева накалило бы обстановку в Москве, шел бы рост негативных настроений.



«Мы должны были арестовать президента»



— А откуда вам были известны все эти маршруты?



— Да из московской мэрии! Лужков был непосредственным участником проекта Рохлина. Кстати, в день убийства генерала на 11 часов утра была запланирована встреча Рохлина и Лужкова для уточнения некоторых деталей. Московские СМИ по команде Лужкова обвинили бы в табачном кризисе Кремль.



В команде Рохлина Хомяков отвечал за разработку механизмов социально-экономической поддержки армейских выступлений. Одновременно был политическим обозревателем РИА «Новости», а еще доктором технических наук, профессором Института системного анализа РАН. «РР» нашел его в Грузии: в 2006 году он присоединился к российской карликовой ультранационалистической организации «Северное братство», а после того как руководителя «Братства» Антона Мухачева арестовали, бежал на Украину, где просил политического убежища, а оттуда — в Грузию.



Параллельно с созданием товарного дефицита планировались массовые выступления.



— Все было расписано. Кто из какого региона за что отвечает после прибытия в Москву. Мосты, вокзалы, телеграфы. Парализовать работу аппарата несложно, — рассуждает Николай Баталов. — Пришли десять человек и выключили подстанцию — вот и все, нет связи. И остальное так же. Пришли, по телевизору объявили: «Ельцин низвергнут, отправлен на пенсию — вот его отречение». А чего? Ему паяльник в ж… — он бы точно подписал отречение. А ГКЧП — придурки, прости за выражение, которые тряслись и не знали, чего хотят. Мы-то четко знали, чего мы хотим и что надо делать. Тысяч пятнадцать — двадцать человек в один день в Москву бы приехали только из Волгограда. Этого было бы достаточно, чтобы парализовать деятельность всех властных институтов. Лично я должен был привезти полторы тысячи. У меня уже было расписано: кто поездами, кто автобусами.



— А откуда на это были деньги?



— Рохлин давал. Вот однажды говорит: «На 24 тысячи долларов — это на расходы, связанные с выдвижением народа». Хотя многие помогали от чистого сердца. Например, начальник железнодорожного депо, когда я к нему пришел просить помощи — переправить людей в Москву, — говорит: «Пару вагонов подцепим к пассажирскому поезду, набьешь туда народу». Автобусы стояли, рефрижераторы с продуктами. Директор одного из заводов мне говорил: «Вот стоит подключенный рефрижератор, забит полностью тушенкой. Это все от моего завода, все куплено. Второй рефрижератор — еда разная вам». А, допустим, мэр Волжского говорил: «Дам сорок автобусов». Ну, сорок не получилось — где-то штук пятнадцать автобусов он должен был дать. Евгений Ищенко у нас одно время мэром был, потом его посадили под надуманным предлогом. Я в 1998 году с ним встретился, говорю: «Надо немножко помочь — людей переодеть одинаково». Он на свои деньги купил, не знаю, тысяч пять комплектов обмундирования. Я ездил на машине — у меня восьмерка, жигуль — рекогносцировку маршрута проводил: где стоять, где заправляться. По дороге смотрел, где заправки, нефтебазы. Даже заготовил специальные расписки — что когда власть возьмем, деньги вернем — столько, на сколько солярки налили…



Откуда была финансовая поддержка у Льва Рохлина? Судя по всему, действительно от близких ему предприятий военно-промышленного комплекса, которые страдали тогда от сворачивания гособоронзаказа.



— Рохлин имел очень четкую программу поддержки производственного бизнеса, в разработке которой принимали участие я и мои коллеги из Института системного анализа РАН — я с ними активно консультировался, — рассказывает Петр Хомяков. — Так что бизнесмены-производственники поддерживали генерала и всячески тайно ему содействовали. Так, большинство забастовок того периода организовывали они сами, разумеется, не афишируя это, и согласовывали с генералом время и место этих забастовок. На майские праздники 1998 года прошла серия выступлений под флагами Движения в поддержку армии. Это был еще и зондаж армейской среды — как поддерживают мероприятия действующие офицеры разных частей, как относится к этому командование этих частей. Все было проверено. В итоге марш армейских частей на Москву был бы политически триумфальным. И каждый выдвинувшийся полк у Москвы развернулся бы в дивизию при поддержке колонн буквально сотен тысяч стачечников.



Внешняя поддержка должна была прийти с Запада. Конечно, не от НАТО, а от Александра Лукашенко.



— Я сам не участвовал в организации этого мероприятия, но от других членов команды знаю, что была тайная встреча генерала Рохлина и Лукашенко в лесу на границе с Белоруссией, — говорит Хомяков. — Знаете, интересно: когда Лукашенко давал пресс-конференцию в РИА «Новости» и шел в зал, Рохлин стоял в проходе, пропуская Александра Григорьевича. Они не поздоровались. Но обменялись такими многозначительными взглядами! Это было понятно только для них самих и для тех, кто был в теме и стоял рядом. Потом, когда некоторые настырные журналисты говорили, что они поздоровались, генерал улыбался и отвечал: «Что вы?! Мы же не знакомы. Мы в двух метрах стояли друг от друга и ни слова друг другу не сказали».



«Мы должны были арестовать президента»



Неудачная репетиция



Первая попытка выступления была назначена на два­дцатые числа июня. Лев Рохлин тогда в очередной раз приехал в Волгоград.



— После баньки мы это все дело обсудили, утром командиры разъехались, а в четыре утра все здесь загудело: нас блокировала бригада внутренних войск. Та самая, из Калача, — вспоминает Николай Баталов.



 — Я ко Льву Яковлевичу мчусь, говорю: «Так и так, что делать? Нас накрыли». Но они не знали, где командный пункт. КП уже вышел в поле, машин двадцать, связь и все остальное. Рохлин говорит: «Давай все в исходное возвращать. А я еду в Москву. Ничего не получится — повяжут всех». Мероприятие пришлось отложить. Две недели он не прожил… Я на восьмерке — посадил Льва Яковлевича и погнал в Москву, прямо до Госдумы. Он успел на заседание и там говорит: «Ничего, мол, не знаю». Пока был жив, нас прикрывал. А потом меня в ФСБ вызывали. Но я с должности замкомандира корпуса к тому времени ушел и только отделение ДПА возглавлял. А офицеров пошугали. Кого-то сразу уволили, кого-то перевели. Мне давали слушать весь наш разговор в этой бане.



— Вас писали?



— Да. Все они, в общем, знали. Вот когда Рохлин в парилке непосредственно с кем-то разговаривал — этих записей у них не было. Мы по одному туда ходили. Жарко — аппаратура, видимо, и не работала. А в зале они все слышали…



После случившегося прославленный корпус расформировали. Так же демонстративно, как его офицеры собирались угрожать столице. В музее Сталинградской битвы мы не смогли найти знамя корпуса, первоначально там выставленное. Оказалось, что его запросили в Москву, в Центральный музей Вооруженных сил, и сдали в знаменный архив. Чтобы уже ничего в Волгограде о корпусе не напоминало.



— Мне Казанцев (Виктор Казанцев, в то время командующий войсками Северо-Кавказского военного округа) тогда лично сказал: «Путчист, ты у меня служить не будешь, езжай в Забайкалье», — вспоминает бывший начальник связи 8-го корпуса Виктор Никифоров.


Он один из тех, кого подозревали в причастности к подготовке мятежа. Хотя сам Никифоров это и сейчас отрицает.



— Прилетал как-то Лев Яковлевич сюда, устроили они, как обычно, офицерские посиделки, — рассказывает он. — Выпили. Я там не был, к сожалению. А потом горячие головы начали: «Да что там Москва, мы ее раздавим, народ поднимется!» Настроение боевое после Чечни. И было там неосторожное заявление Рохлина, что «дивизии все с нами, и авиация поддержит». Люди просто за столом сидели на кухне, выпивали. А ребята из КГБ-ФСБ их слушали. И Рохлин тогда обронил: «У Никифорова все есть, у него склады, оборудование». А у меня действительно хорошее зональное оборудование, мастерская, склад. Не для того чтобы Москву брать, а чтобы родину защищать. Меня на той встрече не было! И все равно вФСБ таскали, а через год из армии вытурили. Только потому, что мою фамилию один раз Рохлин произнес.



Слова Виктора Никифорова можно интерпретировать по-разному. Можно посчитать, что он все-таки участвовал в заговоре, но даже сейчас боится в этом признаться. А можно поверить ему, и тогда окажется, что генерал Рохлин не до конца понимал, чьей поддержкой он располагает, а чьей — нет, и стал заложником собственного ближайшего окружения, которое уверяло его в том, что армия его действия поддерживает безоговорочно. В любом случае шансы заговорщиков уже не представляются такими очевидными.



— К сожалению, Рохлин подставился сам — как неопытный политик. Будем прямо говорить, несколько прямолинейный, — вспоминает лидер «Союза офицеров» Станислав Терехов. — Я тоже прямолинейный, но я чувствую, где есть предатель, вот нутром чувствую. Рохлин то ли чувствовал, то ли нет, но вокруг него было слишком много чужих людей.



После провала первой попытки переворота второе, решающее выступление наметили на 20 июля. А 3 июля Льва Рохлина застрелили.



Комитет спасения России



Был ли у заговорщиков реальный план действий в случае победы? И да и нет. Но первые организационные шаги они себе представляли.



— С точки зрения политических реалий предполагался некий переходный период. Военно-революционная диктатура! — предельно откровенен Петр Хомяков. — Но Лев Яковлевич совершенно не хотел этот период затягивать. Планировался немедленный созыв Учредительного собрания. И потом полноценные конкурентные выборы. В том, что он и его команда совершенно честно эти выборы выиграли бы, сомнений не было и нет.


— В переходном правительстве должно было быть пять человек, — утверждает Николай Баталов. — Я военный, и для меня это сверхдемократично. Но кто эти пятеро — не знаю.


— Ну, Рохлин-то среди них должен был быть?



— Нет, нет, сто процентов! Он не хотел быть в верховной власти. Ни диктатором, ни правителем. Никем. Он инструмент, выполняет задачу — низвергает Ельцина и его клику.



Выстрел в заговор



3 июля 1998 года Рохлин был убит на собственной даче в деревне Клоково Московской области. Прокуратура утверждала, что в спящего генерала из наградного пистолета стреляла его супруга Тамара. Причина — семейная ссора.



Сторонники генерала уверены: это месть Кремля и попытка предотвратитить армейские выступления. Влади­слав Ачалов прямо называет убийство «политическим», рассказывает, что после смерти Рохлина в лесу нашли «обгоревшие трупы» — так были «ликвидированы ликвидаторы или те люди, которые участвовали в этой операции». 



О том же самом свидетельствует и Петр Хомяков:



— Охрана была подкуплена. На чердаке спрятались трое убийц. Они убили генерала и покинули дачу. Потом их самих ликвидировали тут же в находящейся в 800 метрах лесопосадке. Трупы облили бензином и подожгли. На улице стояла 29-градусная жара. Потом на полном серьезе говорили, что трупы лежали там две недели. Версия для идиотов!


Полковник Баталов — он был на даче накануне убийства и вернулся туда утром после него — более сдержан и уверен, что «Тамара Павловна, скорее всего, и убила», но при этом оговаривается, что «она не убийца, просто орудие убийства. Она три месяца в больнице лежала зомбированная. Ей могли что-то вколоть, обработать, вот она и выстрелила в мужа».



«Мы должны были арестовать президента»



В конце концов дело Рохлиной спустили на тормозах. В 2005 году Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу вдовы генерала на долгое рассмотрение дела в суде, отметив, что протяженность судебного процесса, составляющая более шести лет, представляет собой нарушение Европейской конвенции по правам человека в части «права на справедливый процесс в разумные сроки». После этого Наро-Фоминский суд приговорил Рохлину к четырем годам заключения, но зачел в этот срок содержание в следственном изоляторе. Рохлина оказалась на свободе и приговор не оспаривала. Таким образом, был зафиксирован удобный для всех и сохраняющийся поныне статус-кво. Вдову генерала правоохранители больше не преследуют, но и других убийц не ищут.



Следствие по делу о несостоявшемся перевороте тоже ничем не закончилось. Обвинения никому предъявлены не были. Все ограничилось чисткой в офицерских рядах и расформированием 8-го армейского корпуса.



Источник



Источник



 



http://subscribe.ru/member/logout?/group/russkij-mir-i-russkie-v-mire/12451299/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
muhtuya

«Мы должны были арестовать президента»

Воскресенье, 21 Августа 2016 г. 12:53 (ссылка)


20 июля 1998 года Бориса Ельцина должны были арестовать — власть в стране перешла бы к военным. За две недели до этого организатора заговора генерала Льва Рохлина нашли убитым на собственной даче.



«Мы должны были арестовать президента»



—Я особо и не конспирировался, если честно. Думал, все «за». А кто мог быть против-то? В Кремлевский полк, блин, прямо через Спасскую башню с двумя чемоданами, полными затворов, перся, еле-еле закрывались — во-от такие чемоданы! — Отставной полковник Николай Баталов вскакивает со стула, разводит в стороны свои ручищи, и понимаешь: чемоданы действительно были огромные, и затворов в них действительно было много. А Кремлевскому полку они понадобились потому, что карабины у них без затворов, не боевые.



Сейчас Баталов работает директором «по общим вопросам» одного из химических заводов Волгоградской области. А в то время был сначала заместителем командира 8-го армейского корпуса, а потом возглавлял региональное отделениеДвижения в поддержку армии. И был допущен почти ко всем подробностям плана захвата власти. Говорить об этом он может совершенно свободно, потому что никакого уголовного дела по тем событиям не заведено, официально заговора как бы и не было. И что именно он проносил в своих чемоданах через Спасскую башню, уже никакому следователю не интересно.



— И вот, у меня эти чемоданы затворов, а у другого товарища куча патронов, — продолжает Баталов. — Прошли, оставили. Готовились… А оказались мы лохами кончеными! Конспираторы мы были никакие. На этом и погорели.


— К тому моменту за Рохлиным и его ближайшим окружением были установлены тотальная слежка и прослушивание — это вне всякого сомнения. То есть все знали, что он готовит… — рассказывал бывший командующий ВДВ генерал Владислав Ачалов, интервью с которым мы записали буквально за несколько недель до его неожиданной смерти.



Мятежный генерал



Лев Рохлин действительно готовил военный переворот. Это был, пожалуй, единственный за всю постсоветскую историю прецедент того, что можно было бы назвать «настоящим военным заговором». А если брать шире, то и за всю российскую историю после восстания декаб­ристов. Ведь за прошедшие с тех пор два века во всех революциях, переворотах, мятежах армия если и играла какую-то роль, то это была роль статиста.



«Мы должны были арестовать президента»



Генерал-лейтенант и депутат Госдумы Лев Рохлин, отказавшийся в свое время от звания Героя России за «гражданскую войну в Чечне», развил в 1997–1998 годах настолько бурную оппозиционную деятельность, что испугал этим и Кремль, и других оппозиционеров. «Мы сметем этих Рохлиных!» — бросил в сердцах Борис Ельцин, а депутаты от КПРФпоспособствовали смещению мятежника с поста главы парламентского комитета по обороне.



В Госдуму боевой генерал, штурмовавший Грозный в первую чеченскую кампанию, попал по спискам вполне официозного движения «Наш дом — Россия». Но быстро разошелся со слабой партией власти во взглядах (главу НДР ЧерномырдинаРохлин в кругу своих соратников называл не иначе как «пауком»), покинул фракцию и создал Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки (ДПА).



В оргкомитет движения вошли бывший министр обороны Игорь Родионов, бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов, экс-глава КГБ Владимир Крючков и еще ряд не менее примечательных отставников, обладающих заметным влиянием и связями в среде силовиков.



Потом были поездки по регионам, персональный самолет, услужливо предоставленный кем-то из руководителей военно-промышленного комплекса, встречи с губернаторами, забитые до отказа залы в крупных городах и самых отдаленных воинских гарнизонах.



— Я с Рохлиным был в нескольких командировках — в Казани, других местах, — вспоминал генерал Ачалов, — слышал выступления, видел, как его воспринимают. Выражался он предельно жестко. Услышать такое сегодня от федерального депутата немыслимо. И все его тогда испугались — не только Кремль, но и КПРФЛДПР


— Бывали моменты, что мы очень узким кругом собирались у него на даче, нас было буквально пять-шесть человек, — продолжал Ачалов. — Конечно, первоначально не было планов вооруженного захвата власти, вооруженного восстания. Но потом жизненная обстановка к этому подтолкнула. Потому что чехарда в государстве набирала темпы, росла просто катастрофически быстро. Вы же помните 1998 год? С весны премьером был мальчик Кириенко, а в августе случился дефолт. Вот и представьте себе, что случилось бы, если б Рохлина не убили в июле. Вариант привлечения армии был вовсе не исключен.


«Мы должны были арестовать президента»



О каких-то дополнительных подробностях Ачалов рассказывать не стал. Обронив, однако, что Рохлин «в любых вопросах мог опереться на волгоградский 8-й корпус». Этим корпусом Рохлин командовал с 1993 года. С ним он прошел «первую чеченскую». И даже когда стал депутатом, уделял ему совершенно особое внимание: регулярно встречался с офицерами, лично курировал вопросы перевооружения и оснащения корпуса, превратив его в одно из наиболее боеспособных соединений.



— Года через два после смерти Рохлина я разговаривал с офицерами этого волгоградского корпуса, они мне кое-что рассказывали, и, исходя из этих рассказов, там дейст­вительно могло что-то получиться, — уверяет нас и глава «Союза офицеров» Станислав Терехов, тоже одно время входивший в окружение Рохлина.


План переворота: армия



— Деталей, значит, хочешь, — задумчиво глядит на меня полковник Баталов.



Раннее утро, мы сидим в баре волгоградской гостиницы. Я напираю на то, что прошло почти полтора десятка лет, все сроки давности вышли, и о многом можно рассказывать открыто. Наконец полковник соглашается:



— Хорошо. Как вообще это мероприятие планировалось? Хотели силовой захват власти. Силовой! Вот даже разговора не было о каких-то там «протестных мероприя­тиях». Это так, несерьезно. Вот сюда, в центр Волгограда, на площадь Павших Борцов и площадь Возрождения, планировалось вывести силы корпуса.



— Буквально как декабристы на Сенатскую? — уточняю я.



— Верно. Но Ельцин здесь не имел тех сил, которые были в Санкт-Петербурге у Николая I, расстрелявшего восставших картечью. Кроме корпуса здесь вообще никаких сил не было. Ну, бригада внутренних войск в Калаче. Еще конвойный батальон. И остановить нас, если бы мы действительно вышли, было бы некому.



— А что дальше?



— После выступления корпуса происходит оповещение по другим армейским частям. Нас поддержали бы в самых разных местах. Всю схему я не знаю. Говорю за то, что знаю. Вот Кремлевский полк, полк охраны, он был пополам: часть командования за Рохлина, часть — за президента. Этот полк не смог бы нам помешать, хотя бы мы прямо в Кремль пришли. Главный запасной командный пункт вооруженных сил был просто куплен — дали деньги кому надо, хорошие бабки, и он говорит: «Все, в это время будет снята охрана. Я уйду, и вот вам связь со всем миром». А уж со страной — там и говорить не­чего, со всеми армейскими структурами. У нас два самолета транспортных, допустим, на Тихоокеанском флоте стояли, морпехи, два батальона, двое или трое суток на аэродроме прожили.



— Зачем? Чтобы лететь в Москву?



— Да! И то же самое на Черноморском флоте. В Севастополе стояла в готовности бригада морских пехотинцев. Естественно, Рязанское высшее училище ВДВ. Курсантам стажировку отменили. Они где-то на полигонах были, но к определенному моменту их вернули в Рязань. Потому что Рязань — это двести километров от Москвы. Училище было на сто процентов за нас. И договоренность была с руководством Таманской и Кантемировской дивизий, что они как минимум не выступают против нас.



План переворота: гражданка



— Это был добротный системный проект, отвечающий всем требованиям того, что в науке называется «системная инженерия проектов», — подводит научный базис под несостоявшийся переворот бывший советник Рохлина Петр Хомяков. — Есть классические работы на этот счет. Того же Дженкинса. Ядро проекта в данном случае — это силовые акции армии. А среда осуществления — массовые протестные акции, информационные акции, политическая поддержка на местах, экономическая поддержка. И даже внешняя поддержка. Исходя из этого, мы проанализировали товарные потоки в столице. И наличие мощных, активных стачкомов в населенных пунктах вдоль этих маршрутов. Планировалось, что накануне выступления армии стачечники якобы стихийно перекрывают трассы, по которым в Москву доставлялись некоторые товары, отсутствие которых вызвало бы социальную напряженность. Например, сигареты. Отсутствие курева накалило бы обстановку в Москве, шел бы рост негативных настроений.



«Мы должны были арестовать президента»



— А откуда вам были известны все эти маршруты?



— Да из московской мэрии! Лужков был непосредственным участником проекта Рохлина. Кстати, в день убийства генерала на 11 часов утра была запланирована встреча Рохлина и Лужкова для уточнения некоторых деталей. Московские СМИ по команде Лужкова обвинили бы в табачном кризисе Кремль.



В команде Рохлина Хомяков отвечал за разработку механизмов социально-экономической поддержки армейских выступлений. Одновременно был политическим обозревателем РИА «Новости», а еще доктором технических наук, профессором Института системного анализа РАН. «РР» нашел его в Грузии: в 2006 году он присоединился к российской карликовой ультранационалистической организации «Северное братство», а после того как руководителя «Братства» Антона Мухачева арестовали, бежал на Украину, где просил политического убежища, а оттуда — в Грузию.



Параллельно с созданием товарного дефицита планировались массовые выступления.



— Все было расписано. Кто из какого региона за что отвечает после прибытия в Москву. Мосты, вокзалы, телеграфы. Парализовать работу аппарата несложно, — рассуждает Николай Баталов. — Пришли десять человек и выключили подстанцию — вот и все, нет связи. И остальное так же. Пришли, по телевизору объявили: «Ельцин низвергнут, отправлен на пенсию — вот его отречение». А чего? Ему паяльник в ж… — он бы точно подписал отречение. А ГКЧП — придурки, прости за выражение, которые тряслись и не знали, чего хотят. Мы-то четко знали, чего мы хотим и что надо делать. Тысяч пятнадцать — двадцать человек в один день в Москву бы приехали только из Волгограда. Этого было бы достаточно, чтобы парализовать деятельность всех властных институтов. Лично я должен был привезти полторы тысячи. У меня уже было расписано: кто поездами, кто автобусами.



— А откуда на это были деньги?



— Рохлин давал. Вот однажды говорит: «На 24 тысячи долларов — это на расходы, связанные с выдвижением народа». Хотя многие помогали от чистого сердца. Например, начальник железнодорожного депо, когда я к нему пришел просить помощи — переправить людей в Москву, — говорит: «Пару вагонов подцепим к пассажирскому поезду, набьешь туда народу». Автобусы стояли, рефрижераторы с продуктами. Директор одного из заводов мне говорил: «Вот стоит подключенный рефрижератор, забит полностью тушенкой. Это все от моего завода, все куплено. Второй рефрижератор — еда разная вам». А, допустим, мэр Волжского говорил: «Дам сорок автобусов». Ну, сорок не получилось — где-то штук пятнадцать автобусов он должен был дать. Евгений Ищенко у нас одно время мэром был, потом его посадили под надуманным предлогом. Я в 1998 году с ним встретился, говорю: «Надо немножко помочь — людей переодеть одинаково». Он на свои деньги купил, не знаю, тысяч пять комплектов обмундирования. Я ездил на машине — у меня восьмерка, жигуль — рекогносцировку маршрута проводил: где стоять, где заправляться. По дороге смотрел, где заправки, нефтебазы. Даже заготовил специальные расписки — что когда власть возьмем, деньги вернем — столько, на сколько солярки налили…



Откуда была финансовая поддержка у Льва Рохлина? Судя по всему, действительно от близких ему предприятий военно-промышленного комплекса, которые страдали тогда от сворачивания гособоронзаказа.



— Рохлин имел очень четкую программу поддержки производственного бизнеса, в разработке которой принимали участие я и мои коллеги из Института системного анализа РАН — я с ними активно консультировался, — рассказывает Петр Хомяков. — Так что бизнесмены-производственники поддерживали генерала и всячески тайно ему содействовали. Так, большинство забастовок того периода организовывали они сами, разумеется, не афишируя это, и согласовывали с генералом время и место этих забастовок. На майские праздники 1998 года прошла серия выступлений под флагами Движения в поддержку армии. Это был еще и зондаж армейской среды — как поддерживают мероприятия действующие офицеры разных частей, как относится к этому командование этих частей. Все было проверено. В итоге марш армейских частей на Москву был бы политически триумфальным. И каждый выдвинувшийся полк у Москвы развернулся бы в дивизию при поддержке колонн буквально сотен тысяч стачечников.



Внешняя поддержка должна была прийти с Запада. Конечно, не от НАТО, а от Александра Лукашенко.



— Я сам не участвовал в организации этого мероприятия, но от других членов команды знаю, что была тайная встреча генерала Рохлина и Лукашенко в лесу на границе с Белоруссией, — говорит Хомяков. — Знаете, интересно: когда Лукашенко давал пресс-конференцию в РИА «Новости» и шел в зал, Рохлин стоял в проходе, пропуская Александра Григорьевича. Они не поздоровались. Но обменялись такими многозначительными взглядами! Это было понятно только для них самих и для тех, кто был в теме и стоял рядом. Потом, когда некоторые настырные журналисты говорили, что они поздоровались, генерал улыбался и отвечал: «Что вы?! Мы же не знакомы. Мы в двух метрах стояли друг от друга и ни слова друг другу не сказали».



«Мы должны были арестовать президента»



Неудачная репетиция



Первая попытка выступления была назначена на два­дцатые числа июня. Лев Рохлин тогда в очередной раз приехал в Волгоград.



— После баньки мы это все дело обсудили, утром командиры разъехались, а в четыре утра все здесь загудело: нас блокировала бригада внутренних войск. Та самая, из Калача, — вспоминает Николай Баталов.



 — Я ко Льву Яковлевичу мчусь, говорю: «Так и так, что делать? Нас накрыли». Но они не знали, где командный пункт. КП уже вышел в поле, машин двадцать, связь и все остальное. Рохлин говорит: «Давай все в исходное возвращать. А я еду в Москву. Ничего не получится — повяжут всех». Мероприятие пришлось отложить. Две недели он не прожил… Я на восьмерке — посадил Льва Яковлевича и погнал в Москву, прямо до Госдумы. Он успел на заседание и там говорит: «Ничего, мол, не знаю». Пока был жив, нас прикрывал. А потом меня в ФСБ вызывали. Но я с должности замкомандира корпуса к тому времени ушел и только отделение ДПА возглавлял. А офицеров пошугали. Кого-то сразу уволили, кого-то перевели. Мне давали слушать весь наш разговор в этой бане.



— Вас писали?



— Да. Все они, в общем, знали. Вот когда Рохлин в парилке непосредственно с кем-то разговаривал — этих записей у них не было. Мы по одному туда ходили. Жарко — аппаратура, видимо, и не работала. А в зале они все слышали…



После случившегося прославленный корпус расформировали. Так же демонстративно, как его офицеры собирались угрожать столице. В музее Сталинградской битвы мы не смогли найти знамя корпуса, первоначально там выставленное. Оказалось, что его запросили в Москву, в Центральный музей Вооруженных сил, и сдали в знаменный архив. Чтобы уже ничего в Волгограде о корпусе не напоминало.



— Мне Казанцев (Виктор Казанцев, в то время командующий войсками Северо-Кавказского военного округа) тогда лично сказал: «Путчист, ты у меня служить не будешь, езжай в Забайкалье», — вспоминает бывший начальник связи 8-го корпуса Виктор Никифоров.


Он один из тех, кого подозревали в причастности к подготовке мятежа. Хотя сам Никифоров это и сейчас отрицает.



— Прилетал как-то Лев Яковлевич сюда, устроили они, как обычно, офицерские посиделки, — рассказывает он. — Выпили. Я там не был, к сожалению. А потом горячие головы начали: «Да что там Москва, мы ее раздавим, народ поднимется!» Настроение боевое после Чечни. И было там неосторожное заявление Рохлина, что «дивизии все с нами, и авиация поддержит». Люди просто за столом сидели на кухне, выпивали. А ребята из КГБ-ФСБ их слушали. И Рохлин тогда обронил: «У Никифорова все есть, у него склады, оборудование». А у меня действительно хорошее зональное оборудование, мастерская, склад. Не для того чтобы Москву брать, а чтобы родину защищать. Меня на той встрече не было! И все равно вФСБ таскали, а через год из армии вытурили. Только потому, что мою фамилию один раз Рохлин произнес.



Слова Виктора Никифорова можно интерпретировать по-разному. Можно посчитать, что он все-таки участвовал в заговоре, но даже сейчас боится в этом признаться. А можно поверить ему, и тогда окажется, что генерал Рохлин не до конца понимал, чьей поддержкой он располагает, а чьей — нет, и стал заложником собственного ближайшего окружения, которое уверяло его в том, что армия его действия поддерживает безоговорочно. В любом случае шансы заговорщиков уже не представляются такими очевидными.



— К сожалению, Рохлин подставился сам — как неопытный политик. Будем прямо говорить, несколько прямолинейный, — вспоминает лидер «Союза офицеров» Станислав Терехов. — Я тоже прямолинейный, но я чувствую, где есть предатель, вот нутром чувствую. Рохлин то ли чувствовал, то ли нет, но вокруг него было слишком много чужих людей.



После провала первой попытки переворота второе, решающее выступление наметили на 20 июля. А 3 июля Льва Рохлина застрелили.



Комитет спасения России



Был ли у заговорщиков реальный план действий в случае победы? И да и нет. Но первые организационные шаги они себе представляли.



— С точки зрения политических реалий предполагался некий переходный период. Военно-революционная диктатура! — предельно откровенен Петр Хомяков. — Но Лев Яковлевич совершенно не хотел этот период затягивать. Планировался немедленный созыв Учредительного собрания. И потом полноценные конкурентные выборы. В том, что он и его команда совершенно честно эти выборы выиграли бы, сомнений не было и нет.


— В переходном правительстве должно было быть пять человек, — утверждает Николай Баталов. — Я военный, и для меня это сверхдемократично. Но кто эти пятеро — не знаю.


— Ну, Рохлин-то среди них должен был быть?



— Нет, нет, сто процентов! Он не хотел быть в верховной власти. Ни диктатором, ни правителем. Никем. Он инструмент, выполняет задачу — низвергает Ельцина и его клику.



Выстрел в заговор



3 июля 1998 года Рохлин был убит на собственной даче в деревне Клоково Московской области. Прокуратура утверждала, что в спящего генерала из наградного пистолета стреляла его супруга Тамара. Причина — семейная ссора.



Сторонники генерала уверены: это месть Кремля и попытка предотвратитить армейские выступления. Влади­слав Ачалов прямо называет убийство «политическим», рассказывает, что после смерти Рохлина в лесу нашли «обгоревшие трупы» — так были «ликвидированы ликвидаторы или те люди, которые участвовали в этой операции». 



О том же самом свидетельствует и Петр Хомяков:



— Охрана была подкуплена. На чердаке спрятались трое убийц. Они убили генерала и покинули дачу. Потом их самих ликвидировали тут же в находящейся в 800 метрах лесопосадке. Трупы облили бензином и подожгли. На улице стояла 29-градусная жара. Потом на полном серьезе говорили, что трупы лежали там две недели. Версия для идиотов!


Полковник Баталов — он был на даче накануне убийства и вернулся туда утром после него — более сдержан и уверен, что «Тамара Павловна, скорее всего, и убила», но при этом оговаривается, что «она не убийца, просто орудие убийства. Она три месяца в больнице лежала зомбированная. Ей могли что-то вколоть, обработать, вот она и выстрелила в мужа».



«Мы должны были арестовать президента»



В конце концов дело Рохлиной спустили на тормозах. В 2005 году Европейский суд по правам человека удовлетворил жалобу вдовы генерала на долгое рассмотрение дела в суде, отметив, что протяженность судебного процесса, составляющая более шести лет, представляет собой нарушение Европейской конвенции по правам человека в части «права на справедливый процесс в разумные сроки». После этого Наро-Фоминский суд приговорил Рохлину к четырем годам заключения, но зачел в этот срок содержание в следственном изоляторе. Рохлина оказалась на свободе и приговор не оспаривала. Таким образом, был зафиксирован удобный для всех и сохраняющийся поныне статус-кво. Вдову генерала правоохранители больше не преследуют, но и других убийц не ищут.



Следствие по делу о несостоявшемся перевороте тоже ничем не закончилось. Обвинения никому предъявлены не были. Все ограничилось чисткой в офицерских рядах и расформированием 8-го армейского корпуса.



Источник



Источник



 



http://subscribe.ru/member/logout?/group/russkij-mir-i-russkie-v-mire/12451299/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<ельцин - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda