Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 13918 сообщений
Cообщения с меткой

евреи - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
tuomi9999

Еврейский юмор

Пятница, 27 Мая 2016 г. 15:04 (ссылка)

Это цитата сообщения Ejkova Оригинальное сообщение

Еврейский юмор

- Софочка до Вас снова посетители!
- А это точно до меня?
- Та не знаю... спросили ... - и де эта гадина?
-------------
После операции врач говорит пациенту:
- Соломон Маркович, я пришлю к Вам на ночь медсестру.
- Доктор, как-нибудь таки в следующий раз, у меня сегодня так все болит!
-----------
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_dolboeb

Каббала преследует меня

Четверг, 26 Мая 2016 г. 14:19 (ссылка)

Каббала — такая удивительная штука, что как её помянешь, так она сразу к тебе и явится.

Сегодня утром написал о новом, рукотворном топе ЖЖ, в котором первое место заняло исследование мурманского антисемита о каббалистических мотивах в одежде Путина. Закончив пост, я вышел из дома, чтоб ехать в Следственный комитет. Но зловещая Каббала уже стерегла меня у дверей.

Как оказалось, накануне уроженец Киргизии, исполняющий в Наркомфине функции уборщика, разбирал свою библиотеку (а может, и не свою), и наткнулся там на большую, толстую книгу, написанную незнакомыми буквами. По подписи на обложке уроженец Киргизии умозаключил, что это армянская книга — и тут же отправился дарить её ближайшему армянину, которого знал в Москве. Им оказался мой шофёр Спартак. Он мужик образованный, и с ходу разобрался, что книга — не на армянском, а вовсе даже на арамейском языке. Так что дарить её нужно какому-нибудь арамейцу, или, на худой конец, еврейцу. Каковой именно в эту минуту и выходил из здания Наркомфина, и оказался мной.

Так в мою библиотеку попало 1826-страничное издание книги Зоар на языке оригинала, с русским предисловием рава Берга. Сижу, читаю. По-арамейски я не знаю ни одного слова, кроме «ипотека», «to whom it may concern» и «с Божьей помощью», но всё равно это чтение поувлекательней первого тома моего уголовного дела.

http://dolboeb.livejournal.com/2973089.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
moskit_off

Деревенское быдло

Четверг, 26 Мая 2016 г. 10:31 (ссылка)




Вот тот самое "деревенское быдло" - член "тройки", вынесший смертный приговор физику Матвея Бронштейна: 

Цесарский Вольф Нухимович, он же Владимир Ефимович, старший майор Государственной Безопасности, Особый уполномоченный при Народном Комиссаре НКВД СССР. Почётный работник ВЧК-ГПУ. Кавалер ордена Ленина. 

Уроженец города Одесса. 



А теперь самое смешное! 

Следователь НКВД Вольф Нухимович Цесарский в еврейском проекте "Бессмертный барак" представлен как "жертва сталинских репрессий": 

http://bessmertnybarak.ru/Tsesarskiy_Vladimir_Efimovich/



Отсюда

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
pmos_nmos

Между делом ...

Среда, 25 Мая 2016 г. 17:37 (ссылка)


76544918 (660x371, 97Kb)

Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Великая_Хазария

Жена и возлюбленная Олега Даля

Среда, 25 Мая 2016 г. 10:00 (ссылка)


Елизавета Эйхенбаум





На «Ленфильме» советских лет среди сотрудниц монтажной мастерской существовал неписанный закон: в актеров не влюбляться! Но Елизавета Эйхенбаум этот закон нарушила и полюбила артиста — Олега Даля. Полюбила, почувствовав и приняв в нем то, что другие — его коллеги, родственники, близкие, — может быть, не могли или не хотели разглядеть в этом человеке в полной мере: нежность, чуткость, ранимость, беззащитность... «Человек без кожи», — сказала о своем любимом Елизавета Даль. Вместе они прожили десять нелегких, трагических и счастливых лет, в которых было все: радость и умиротворение, ссоры и обиды, встречи и расставания... Быть женой талантливого артиста всегда нелегко, тем более артиста такого склада, как Олег Даль.

 



Опубликованное фото





Он был «неудобным» актером и человеком — чересчур честным, чересчур принципиальным, чересчур прямым. Даль не уживался ни с кем, уходил из театров и от режиссеров, прерывал съемки, пил. Он не был отмечен ни одной из кинематографических наград. С горькой иронией Олег Даль называл себя не народным, а «инородным» артистом. Но женщина, предназначенная ему судьбой, любила не «вопреки чему-то» и не «за что-то», — она просто любила и была счастлива от того, что ее любовь взаимна. Годы, прожитые вместе с Далем, Елизавета считала «самым большим подарком Судьбы».



Они познакомились 19 августа 1969 года, когда Елиза­вета Эйхенбаум праздновала в ресторане свой тридцать второй день рождения. Это было в Нарве, на съемках кар­тины режиссера Г. М. Козинцева «Король Лир». Олег Даль играл в этом фильме роль Шута, а Лиза работала монтаже­ром. «То, что я попала на фильм "Король Лир", сыграло в моей жизни огромную роль, — вспоминала позднее Ели­завета Даль. — Для меня до сих пор есть в этом что-то мистическое: если бы этот фильм снимал не Григорий Михайлович, а кто-то другой, но снимался бы Олег, — мы бы не стали мужем и женой. Что-то тут было... Я помню приход Григория Михайловича на очередной просмотр материала и его слова, обращенные ко мне: "Лиза, какой у нас вчера был Олег на съемке!!!". Я подумала тогда — по­чему Козинцев говорит об этом мне, может быть, он что-то знает больше меня? Тогда у меня самой еще не было никаких серьезных мыслей о нас с Олегом...». Никакого романа на «Короле Лире» у них не случилось. Но стран­но — едва они познакомились, Лиза там, в Нарве, вдруг сказала Олегу: «Приходи ко мне в Ленинграде, я покажу тебе, что такое счастье». И потом сама себе удивлялась. Почему она вдруг произнесла эти слова? Откуда у нее по­явилась уверенность, что она может создать для этого че­ловека семейное, домашнее счастье? Однако так все и слу­чилось. Даль пришел к ней, и они были вместе до самой его смерти.



О том, как они встретились в Ленинграде впервые пос­ле съемок «Короля Лира», Елизавета Даль вспоминает: «Как раз в это время у меня был романчик с Сережей Довлатовым, служившим тогда секретарем у писательницы Веры Пановой. Однажды вечером он сидел у меня дома, мы жарили мясо и пили водку. Позвонил Олег, попросил раз­решения прийти. Я его пригласила. И вот два моих по­клонника весь вечер пытались пересидеть друг друга. В ка­кой-то момент я вызвала Олега в коридор и предложила ему уйти вместе с Сережей, а затем самому вернуться. Он так сердито посмотрел на меня, но послушался... Я увиде­ла в его глазах, что это ему жутко не понравилось. Потом, когда хорошо узнала Даля, поняла, что он не любил и, не умел хитрить. Никогда и ни в чем. Даже в мелочах. Так вот: Олег Даль с Сережей Довлатовым ушли вместе, а по­том Даль позвонил мне из автомата. Спросил очень стро­го: "Ну и что ты скажешь?" Я сказала просто: "Приходи". Он пришел... Рано утром ему надо было ехать в аэропорт — он улетал с театром "Современник" в Ташкент и Алма-Ату на гастроли... Перед уходом Олег предложил разбу­дить маму, сказав, что хочет попросить у нее моей руки. "Мы должны зарегистрироваться, так как будем много ез­дить и жить в гостиницах. Я не хочу, чтобы нас селили в разных номерах", — заявил Олег». Это было в мае 1970 года, а уже 27 ноября того же года Олег Даль и Елизавета Эйхен­баум (по отцу Апраксина) стали мужем и женой. Лиза не собиралась менять свою девичью фамилию, но в загсе Олег так строго на нее посмотрел и засиял, как ребенок, когда она согласилась стать Даль...



«Почему я вышла за Олега, хотя видела, что он сильно пьет? С ним мне было интересно. Мне было уже 32 года, и я думала, что справлюсь с его слабостью. Каким-то внут­ренним чувством ощущала: этого человека нельзя огор­чить отказом...» — говорила Е. Даль. Первые годы их се­мейной жизни были особенно трудными: Даль очень сильно пил, потом стал «зашиваться» и мог подолгу не пить, по­том снова срывался... «Тогда Олег пил всерьез, и я не могла к этому привыкнуть, не могла справиться, — вспомина­ла Елизавета Алексеевна. — Справлялась в основном моя мама, которая его обожала с самого первого дня, — и он ее тоже. Был момент, когда я просто не могла ходить на работу — он не приходил ночевать или приходил ограб­ленный, с него снимали часы, шапку... Мне приходилось ездить за ним в вытрезвитель. И вместе с тем были чудные месяцы, когда он не пил и все было замечательно... Олег понимал прекрасно, что у нас рушилась жизнь, очень хо­тел избавиться от этой- привычки. Все это в его дневнике записано. Он понимал, но ничего не мог сделать. Хотя был человеком очень сильной воли».



Но несмотря ни на что Олег и Лиза почти не ссори­лись — во многом благодаря Лизиному терпению, ее уме­нию прощать. Лишь поначалу она обижалась, когда муж, даже будучи трезвым, в бешенстве срывал на ней злость! Потом она поняла, что весь этот гнев к ней не относится что Олегу просто надо выплеснуть эмоции, освободиться от них. Она училась терпеть. И научилась. А промолчав, не ответив ему тем же, тут же, через пять минут, получала от него такую, пусть не высказываемую словами, благо­дарность за то, что все приняла на себя, улыбнувшись, нисколько не обидевшись... Лиза почувствовала главное: Олегу очень важно знать, что он может прийти домой та­кой, какой он есть, и его поймут. Ему не надо было тра­тить дополнительные силы на то, чтобы притворяться, иг­рать, актерствовать еще и дома. «Живя с Олегом, я с каждым днем менялась, переделывала себя. Я жила его жизнью», — говорила Елизавета Даль.



До встречи друг с другом и Лиза, и Олег уже имели опыт семейной жизни. Даль был женат на актрисе Татьяне Лавровой, их брак продержался совсем недолго — всего полгода, а Елизавета четыре года была замужем за Леони­дом Квинихидзе, впоследствии ставшим известным кино­режиссером (зрители знают его по фильмам «Соломенная шляпка», «Небесные ласточки»). Это были ранние, сту­денческие браки. Семейные отношения по разным причи­нам не сложились. «Неудивительно, что из этого ничего не получилось», — сказал о своем первом супружеском опыте Олег Даль.



Через два года после того, как Олег и Лиза поженились, они переехали в Москву, поменяв роскошную ленинград­скую квартиру в писательском доме на двухкомнатную «хру­щевку» в конце Ленинского проспекта. Квартирка была кро­хотная, слышимость жуткая, живущая этажом ниже старушка возмущалась вполне серьезно: ваши котята топают и меша­ют мне спать... Однако новоселы не унывали. «Мы жили там вчетвером, — вспоминает Лиза. — Олег, я, мама и чувство мора. Когда к нам кто-то неожиданно приходил, я не мог­ла сказать, что Олега нет дома, потому что в квартире отку­да-нибудь обязательно торчали то его нога, то рука, то его нос... Мама Олега жила в двухкомнатной квартире в Любли­но. В это время Олег перешел из "Современника" в Театр на Малой Бронной, директором которого тогда был Дупак — очень предприимчивый человек. 



Олег попросил его помочь обменять наши две квартиры на одну в центре, в противном случае он пригрозил уйти из театра, так как ездить ему при­ходилось очень далеко. Дупак нам помог. В 1978 году мы переехали в четырехкомнатную квартиру на Смоленском бульваре. Олег полюбил эту свою квартиру, всячески ее бла­гоустраивал». С этой квартирой в самом центре Москвы, которую артист обожал, связана странная история. Когда-то Олег Даль с актером Игорем Васильевым проезжал мимо этого дома — он еще строился — и сказал: «Я буду здесь жить, это будет мой дом». Сказал — и забыл. Вспомнил лишь через десять лет, когда пришел сюда со смотровым орде­ром. Даль был счастлив в этой квартире. Раньше он часто называл себя бродягой и говорил, что не любит дом, теперь все изменилось. «Это не квартира, — говорил он. — Это — сон». Но чувство домашнего тепла, уюта пришло к нему не только и не столько благодаря новому дому, а главным об­разом благодаря той душевной близости, которая существо­вала в их семье. «Олег сразу подружился с моей мамой....



Ее отец, мой дед — Борис Михайлович Эйхенбаум — был знаменитым литературоведом, профессором, учителем Анд­роникова и соратником Тынянова и Шкловского. Когда деда не стало, я думала, что таких людей больше нет. И вдруг в Олеге я открыла похожие черты», — говорит Елизавета Алексеевна.



Даль обожал свою тещу Ольгу Борисовну, и та отвечала ему взаимностью. «Он мне понравился с первого взгляда. Удивительные глаза... — рассказывала О. Эйхенбаум. — Когда я на него первый раз посмотрела, то сказала себе: "Ну вот, пропала моя Лиза!". Я знала, что он давно холо­стяк, разошелся с Таней Лавровой и пять лет жил один... У меня, кстати, не было впечатления, что он безумно влю­бился в мою дочь. Правда, совершенно очаровательные Письма из Алма-Аты меня убедили в Лизином выборе... Человек он был особенный, поэтому мне с ним было очень легко. Я далеко не всех Лизиных поклонников любила, так что я совсем не каждому была бы легкой тещей...». Свою обожаемую тещу Даль называл Олей, Олечкой. Так же ста­ла звать свою маму и Лиза. Еще Олег Даль называл своих женщин Старшая и Младшая Кенгуру. Называл без ехид­ства и злости — по-доброму. «Почему кенгуру?» — спро­сили как-то Елизавету Алексеевну. Она рассмеялась в от­вет: «Наверное, потому, что мы сумки таскали очень тяжелые».



Потом они сделали из холла Олегу кабинет, и его счас­тье стало просто запредельным. Он мог, когда хотел, оста­ваться наедине с собой. Читал, писал, рисовал, слушал музыку. Теперь он говорил Елизавете Алексеевне серьезно и церемонно: «Сударыня! Вы на сегодня свободны. Я но­чью буду писать. А засну потом на диванчике, в кабине­те». Ольга Борисовна восклицала: «Олежечка! Но диван­чик-то узенький». — «Я тоже узенький», — успокаивал Даль тещу. На Смоленский бульвар Олег позднее привез и свою маму. Обе мамы — и Олега, и Лизы — не работали, будучи уже пенсионерками. И Лиза не работала. Так хотел Даль. Он говорил: «Когда ты служишь мне, ты приносишь боль­ше пользы кинематографии, чем сидя за монтажным сто­лом. Там тебя могут заменить». 



И Лиза стала служить Оле­гу. И никогда не жалела об этом. Жена одного актера как-то сказала Лизе: «Конечно, он тебя любит! А чего ж не лю­бить... Ты ему каждый день с утра до вечера говоришь, что он — гений». Лиза рассмеялась. Она если и говорила Далю, что он — гений, то лишь в шутку, всерьез он ей этого не позволил бы... Майя Кристалинская, с которой Даль од­нажды познакомил Лизу, посмотрев внимательно на нее, сказала: «Вы, наверное, очень счастливая». Елизавета за­думалась и после небольшой паузы согласилась: «Да». Но с тех пор на этот вопрос отвечала не раздумывая.



Елизавета Алексеевна Даль как-то сказала о том, что очень важно знать, что ты счастлива именно в тот момент, когда ты действительно счастлива; не после, не потом, когда все пройдет и ты вдруг спохватишься и начнешь убивать­ся: ах, я, оказывается, была счастлива тогда и не знала, не догадывалась об этом; нет, надо знать о своем счастье в момент его рождения, в момент существования. Елизавета Даль часто вспоминала о том, как в 1973 году, в день ее рождения, на съемках в Таллинне картины «Вариант "Омега"» Олег подарил ей ведро роз. Ровно тридцать шесть штук, и там же, в Таллинне, представляя ее Ролану Быкову, ска­зал гордо и значительно: «Лиза Эйхенбаум, она же — гра­финя Апраксина, она же теперь — Даль». Такие яркие вспышки счастливых мгновений, которые случались в их жизни, они оба очень ценили и берегли в своей памяти. Елизавете эти воспоминания помогали выжить тогда, ког­да Олега уже не было рядом. Конечно, они приносили не только утешение, но и боль, и страдания. 



«Странно: когда я вспоминаю нашу жизнь, вижу ИХ вдвоем, ЕГО и ТУ Лизу. Не меня. ТУ Лизу похоронили вместе с Олегом, а я осталась как какой-то свидетель, — вспоминала Е. Даль. — Это не выдуманный образ, а мое ощущение. Я всегда вижу не себя с ним вместе, а их двоих. Не знаю, почему...». Даль был одинок в актерской среде. Лиза как никто другой понимала это. Она познакомила его с замечатель­ными литераторами — Шкловским, Андрониковым, Ка­вериным. Даль этих великих стариков обожал. И они его нежно любили. Но все же по-настоящему близких друзей у Олега Даля не было. Он был закрытым человеком, а окру­жающим нередко казалось — хмурым и нелюдимым, хотя это было не так. «Многим Олег казался мрачным челове­ком, но дома он всегда был веселым и добрым, — рас­сказывает Елизавета Алексеевна. — У него была заветная мечта — сыграть комедийную роль. Однажды Олег очень смешно изображал старика, и мне вдруг стало страшно: я поняла, что он сам никогда стариком не будет. 



Меня ни­когда не покидало ощущение, что его связывает с жизнью тонкая ниточка, которая может оборваться в любую се­кунду». Осуществить свою давнюю мечту Олегу Далю не довелось. Казалось, она уже почти сбылась — артиста при­гласили в Киев сыграть в долгожданной комедии, но спу­стя три дня после приезда в Украину — 3 марта 1981 года — Олег Даль ушел из жизни. Он предчувствовал свой уход — в дневнике артиста есть мысли о смерти. В октябре 1980 го­да он записал: «Стал думать часто о смерти. Удручает ник­чемность. Но хочется драться. Жестоко. Если уж уходить, то уходить в неистовой драке. 



Изо всех сил стараться ска­зать все, о чем думал и думаю. Главное — сделать». Свой Дневник, который артист вел с 1971 года, он никому и никогда не показывал. Только иногда звал жену и тещу к себе в кабинет и читал небольшие отрывки из своих запи­сей. «Полностью дневник я прочитала только после того как его не стало, — вспоминала Е. Даль — И пришла в ужас. Я знала, как ему было трудно, как он страдал, не вписыва­ясь в существующую систему. Но я даже не подозревала, как разрывалось его сердце».



«Я следующий», — сказал Даль на похоронах Владими­ра Высоцкого, который не был ему другом, но который очень близок ему духовно. Актеру А. Ромашину, жившему неподалеку от Ваганьковского кладбища, примерно в то же время он сказал такую фразу: «Толя, ты живешь там же? Я скоро там буду». И все же, хотя мысли о смерти преследовали его, актер не стремился к ней, как считали многие его коллеги. Некоторые из них думали даже, что Даль покончил с собой. То, что Олег Даль не желал смер­ти, подтверждает и вдова артиста: 



«Олег очень любил жизнь. Всё это грязные слухи о том, что он много пил и умер из-за пьянства. В последние годы особенно не пил. У него было слабое здоровье. Олег сам наложил запрет на спирт­ное. В Москве ходили слухи, что он покончил жизнь са­моубийством. А он умер просто во сне от остановки серд­ца, оно у него было слабое с детства. Последние месяцы мы жили в Монино, на даче под Москвой. За это время он мне сказал очень много хороших слов. Как-то пришел ут­ром на кухню и рассказал, что ему приснился Володя Вы­соцкий, который звал с собой. Я ответила: "Володя по­дождет, Олежек, ему там не скучно"».



Уже «после всего» одна приятельница сказала Лизе Даль: «Теперь он тебе все время будет чудиться. Ты выйдешь из дома, и вдруг чья-то походка, чей-то поворот головы, чьи-то черты лица напомнят его». Но никто, никогда, нигде и ничем не напомнил ей его. «Еще до знакомства с Олегом, когда я только смотрела его в кино, он поражал меня ка­кой-то нездешностью. Таким нездешним и остался», — говорила Е. Даль. Не «народным», а «инородным» артис­том Даль называл себя совсем не случайно. В нем дейст­вительно чувствовалась некоторая инородность. При этом он был очень требовательным к себе, к искусству и к кол­легам человеком. Э. Радзинский очень хорошо сказал, что Даль был болен прекрасной болезнью — манией совер­шенства. Именно она, может быть, не позволила ему сде­лать больше, чем он сделал. Он уходил из одного театра в другой, от одного режиссера к другому.



При этом Даль с блеском играл в самых разных филь­мах — от классики до сказок и приключений. Он любил почти все свои роли и был недоволен лишь одной своей работой — картиной «Земля Санникова». Остальные ему и Дизе нравилось смотреть вместе — это «было почти семейным ритуалом». Когда мужа не стало, Елизавета Даль смот­рела фильмы с его участием еще чаще. «Это для меня встре­ча каждый раз. Односторонняя, но встреча, — говорила она. — Помимо того, что показывают по ТВ, у меня еще есть кассеты, я смотрю, когда мне хочется, и это для меня радость».



После смерти мужа Елизавета Алексеевна не делала по­пыток вновь устроить свою личную жизнь. «Я никем не мог­ла заменить Олега. Ведь я его до конца так и не узнала. Это был абсолютно таинственный, загадочный человек. Я могла угадать любое его желание, понять его состояние, простить все что угодно, но как человек и как артист он остался для меня полнейшей загадкой».



Елизавета Даль пережила мужа на двадцать два года. Двад­цать два года она хранила память о нем. Без истерик, без надрыва, без публичных страданий. Она просто любила его. Как будто он не умер. Ее любовь к нему была тихой, сдер­жанной, живой, теплой, деликатной. Лиза Даль никогда не играла роль безутешной вдовы. Не искала нужных знакомств. А последнее время почти не выходила из дома. Она часто сидела в кабинете мужа, где все осталось прежним и напо­минало о нем: театральные афиши, фотографии, книги, на столе — проигрыватель и любимые пластинки. «Я всегда буду любить и помнить Олега, — говорила Елизавета Алексеев­на. — У меня такое чувство, словно меня похоронили вместе с ним. И я сейчас живу только для того, чтобы было кому рассказать об актере и человеке Олеге Дале...»



Вдова великого актера умерла, не дожив пяти дней до его Дня рождения. 25 мая 2003 года Олегу Далю исполнилось бы 62 года. Годы, прожитые без мужа, были нелегкими для Ели­заветы во всех отношениях. Детей у нее не было, но Лизе нужно было заботиться о двух мамах — своей и Олега. Пос­ле долгого перерыва она пошла работать на студию «Союз-спортфильм» — на «Мосфильм», где было много знакомых, Идти не хотела. Когда через несколько лет обе мамы, одна следом за другой, ушли из жизни, Лиза осталась совсем одна. Но в начале 90-х судьба подарила ей встречу с тогда еще совсем молоденькой девушкой — Ларисой Мезенцевой Бездетная Елизавета Алексеевна полюбила ее как дочь, и Ларисе она стала второй матерью. 



«Лиза была очень боль­на, — вспоминала Л. Мезенцева о последних днях жизни Е. Даль. — Ее мучили бронхиальная астма и ишемия. Мы покупали нужные лекарства, но ее пенсии и моей зарплаты даже если бы мы год ничего не ели, не хватило бы, чтобы оплатить Лизе хорошее лечение. Ее смерть была неожидан­ной, внезапной. Утром, уходя на работу, я спросила: "Ну, как ты?". Она ответила: "Знаешь, сегодня мне много луч­ше!". Я спокойно отработала, а когда вернулась домой, на­шла ее уже мертвой. Она ушла за несколько часов до моего возвращения домой». Она ушла к тому, кого всю свою жизнь помнила и любила. Наверное, душа ее истосковалась так, что сил больше просто не осталось...



У писателя Виктора Конецкого, который был соседом Елизаветы и Олега по дому на Петроградской стороне в Ле­нинграде, есть рассказ «Артист», посвященный Олегу Далю. Его невозможно читать без слез. Там есть такие строчки: «Заканчиваю словами из письма жены Олега: "Осиротев­ший наш родной сосед! Я помню, как в твою незапертую дверь он приходил на ваш мужской совет. Душа его бывает и теперь с тобой. Открыта ей к тебе дорога. Ты передай, что я люблю его, как души любят Бога. Найди слова — я их теперь не знаю, всегда любившая его как женщина земная"».



Источник: http://zamok.druzya.org/index.php?showtopic=1651&page=28


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
A_vani

Без заголовка

Вторник, 24 Мая 2016 г. 12:57 (ссылка)

target=_blank>


— Что за вонь? Кто-то умер? — Нет, этот одеколон стоит сто долларов.


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Великая_Хазария

ЕВРЕИ - ВРАЧИ ЧАСТЬ 5

Вторник, 24 Мая 2016 г. 10:00 (ссылка)




(продолжение)



Эвтаназия



 


Проблема эвтаназии в современном обществе возникает, например, в тех случаях, когда больной находится в терминальной стадии. Это может быть, например, онкологическое заболевание или мышечная атрофия и т.п. При этом, хотя боли у больного обычно удается снять, но больной может хотеть приблизить смерть, чтобы освободиться от самого мучения, бессмысленности жизни в такой ситуации и просит терапевта дать ему возможность совершить суицид и не проводить реанимационных мероприятий после принятия чрезмерно больших доз лекарственных препаратов, или же назначить такую дозу медикаментов, которая немедленно приведет к летальному исходу, и, таким образом, принять смерть из рук терапевта, или же отменить все лечение, которое искусственным образом поддерживает в нем жизнь и продлевает его страдания.


 


Может ли и должен ли врач согласиться на какую-либо из этих просьб? Всегда ли врачу следует делать усилия для продления жизни человека? Существуют ли ситуации, при которых, может быть, врачу нужно помочь больному умереть? Эти и многие другие вопросы рассматриваются в медицинской этике под общим названием "эвтаназия" (в переводе с греческого - "легкая смерть"). В последние годы, когда возможности медицины позволили поддерживать искусственным образом жизненные функции уже практически почти мертвого организма, вопрос об эвтаназии зазвучал с особой силой.


 


Для различения случаев и видов эвтаназии применяют термины активная и пассивная эвтаназия и, с другой стороны, добровольная и принудительная. Активная эвтаназия - некоторое действие врача, приводящее к смерти или ускоряющее ее. Пассивная эвтаназия - неоказание врачом помощи или непринятие мер, предотвращающих наступление смерти больного, например, неподключение его к приборам искусственного дыхания или непроведение реанимационных мероприятий. При добровольной эвтаназии больной сам просит у врача ускорить его конец. Имеется в виду при этом, что больной находится в здравом уме, и решение его является взвешенным и свободным. Термин "принудительная эвтаназия" используют в ситуации, когда больной находится в бессознательном состоянии и врачу приходится самому принять это страшное решение.


 


Ситуации, в которых врачу самому приходится принимать решение об эвтаназии (активной или пассивной), обычно делятся на 2 типа. Первая - когда больной находится в необратимо бессознательном состоянии. Обычно после нескольких месяцев в таком состоянии почти нет шансов на возвращение к нормальной жизни, но больной может так жить в течение многих лет, если продолжать поддерживать его искусственным путем, подключив к аппаратам искусственного дыхания и др. и питая через капельницу. (Подобное состояние больного, когда на уровне "сознания" он практически мертв, но функции организма поддерживаются искусственно, называется в современной литературе "состоянием растения"). И вторая ситуация, когда врач должен принимать решение без участия больного, - это рождение младенца с серьезными врожденными дефектами, когда требуется сложная операция для продолжения жизни, - тоже относится к проблеме пассивной эвтаназии, с которой часто сталкиваются детские хирурги. Стоит ли использовать сверхусилия медицинской системы для сохранения жизни, зная, что она заведомо не будет полноценной?


 


Вопрос об эвтаназии является чрезвычайно сложной этической проблемой современного общества. С одной стороны, на чаше весов лежит желание избавить безнадежно больного от страданий (здесь еще раз следует отметить, что в современных условиях страданием обычно является не физическая боль, которую удается снять, а собственно ощущение бессмысленности жизни в такой ситуации). Или же избавить общество и родственников больного от осознания, что тот находится в "стадии растения" и не может (и не сможет) ни жить, ни умереть. С другой стороны, легитимация "легкой смерти" может привести к катастрофическим сдвигам в сознании и моральных нормах общества, так что эти сдвиги затронут уже не только больных в терминальной стадии, но и многих других людей. Известно, что мысли об убийстве человека на благо общества приходили в голову не только примитивным варварским народам, но и высокообразованным философам и просвещенным деятелям культуры. Так, например, величайший древнегреческий философ Платон (429-348 гг. до н.э., Древняя Греция) в своей работе "Государство" однозначно пишет, что не следует оставлять в живых калек и "ограниченных", так как они являются лишь обузой для общества. В Спарте к этому вопросу относились совсем не теоретически, убивая недоразвитых детей. Томас Мор (Англия) в "Утопии" предлагает уничтожать легкой смертью тех, кого уже невозможно спасти. Ницше (Германия) говорил: "Больной - паразит общества. В известном состоянии неприлично жить". Однако при таком подходе легко встать на путь, в научной литературе получивший название "скользкий спуск" ("The Slip Slope"). Этот термин подразумевает такую ситуацию, когда мы воздерживаемся от первого шага, потому, что трудно потом удержаться от последующих шагов. Этот термин используется в спорах об эвтаназии, для обозначения страха перед ситуацией, сложившейся в нацистской Германии, когда после умерщвления смертельно больных перешли к умерщвлению умалишенных, а потом и родившихся калек.


 


Позиция иудаизма в вопросе об эвтаназии не однозначна, и по многим вопросам есть различные точки зрения, но в целом ее можно суммировать следующим образом. Иудаизм категорически отвергает активную эвтаназию, то есть преднамеренное создание смертельного исхода (даже если умирающий просит об этом), рассматривая этот акт как убийство человека. С другой стороны, в некоторых отдельных случаях пассивная эвтаназия (например, отказ от дальнейшего подключения больного, находящегося в стадии "растения", к аппаратам искусственного поддержания жизни; или дать возможность безнадежно больному, по его просьбе, умереть, не подключая его в ситуации обострения болезни к этим аппаратам) может быть разрешена, так как в этой ситуации не врач убивает пациента, а болезнь. В некоторых случаях разрешено также давать те или иные лекарства или средства и назначать медицинские процедуры, если они необходимы для облегчения болей или страданий больного, даже если побочным следствием их может быть приближение смерти больного. Однако, поскольку данный вопрос является очень сложным, в конкретной ситуации необходимо проконсультироваться с раввином, являющимся специалистом именно в данном вопросе.


 


Что касается ребенка с врожденным дефектом, то прийти к заключению, что жизнь такого ребенка представляет собой нечто менее важное, чем жизнь здорового, значит лишить опоры принцип безусловной ценности человеческой жизни. Поэтому иудаизм предписывает применять все возможности медицины для его спасения и излечения.


 


Необходимость "нарушения заповедей" в случае опасности для жизни и здоровья


 


Иудаизм исходит из того, что в жизни индивидуума есть три заповеди, о которых сказано "будь даже убит, но не нарушь их", - это запрет убийства, запрет идолопоклонства, запрет прелюбодеяния (подразумевается интимная связь замужней женщины с посторонним мужчиной).


 


Остальные религиозные запреты могут, как правило, быть временно отменены перед лицом опасности для жизни человека. При этом общий принцип состоит в следующем: когда есть опасность для жизни больного, то нарушать запреты Торы, если это спасет его жизнь, не только разрешается, но даже повелевается. Для тех же больных, для которых нет угрозы для жизни, разрешается нарушать запреты, установленные мудрецами, но не запреты Торы.


 


 


Уход за больным. Посещение больных


 


Всякий ухаживающий за больным должен постоянно и деликатно заботиться о сохранении чувства собственного достоинства больного. Многие лечебные процедуры могут, например, оскорблять стыдливость, поэтому необходимо учитывать психологические факторы такого рода. Публичное обнажение тела больного человека - недопустимая бестактность. Если пациента необходимо осмотреть, ширмы и уединение с врачом позволяют ему сохранить чувство самоуважения. С другой стороны, соблюдение требований иудаизма будет помогать врачу и его сотрудникам противостоять отрицательным воздействиям на их личность. Ведь постоянный контакт со страданиями и смертью может огрубить и самое мягкое сердце. Этика иудаизма позволяет укреплять моральные устои личности врача.


 


В еврейской традиции придается большое значение исполнению заповеди "бикур холим" ("посещения больных").


 


Мидраш говорит: исполняющий эту заповедь уподобляется Самому Всевышнему, ибо Тора рассказывает о том, что когда Авраам сделал себе обрезание и был болен после этого, Всевышний посетил его (Берешит/Бытие 18:1).


 


Близкие, друзья и родственники больного человека, вхожие в его дом, должны навестить его сразу же, как только узнают о его болезни. Однако, не столь близкие люди навещают его, начиная с третьего дня болезни. Тем не менее, если человек заболел внезапно, то навестить его уже в первый день болезни могут и не столь близкие ему люди. При посещении больного не играют никакой роли соображения, связанные с достоинством и общественным положением: человек, занимающий высокое положение в обществе, навещает простого человека, когда тот болеет. Это ни в коей мере не роняет его достоинства - наоборот, тот, кто уделяет больше времени посещению больного, достоин всяческих похвал. Однако во время посещения больного надо следить за тем, чтобы не утомлять его. Тем не менее, есть одно исключение: не следует посещать больного человека, отношения с которым враждебны, даже если искренне ему сочувствуют. Визит может быть неверно воспринят, например, что навещающий рад несчастью больного.


 


Больного не следует посещать также в тех случаях, когда это может стеснить его.


 


Больной не должен вставать навстречу пришедшему, даже когда к нему приходит самый почитаемый и выдающийся человек.


 


Смысл заповеди о посещении больного заключается в том, чтобы выразить заботу о больном, спросить, не нуждается ли он в чем-нибудь, и если он испытывает в чем-то нужду, постараться помочь ему, утешить и развеселить, также молиться Богу о его скорейшем выздоровлении. Посетитель, не делающий последнего, не исполняет заповеди в полной мере. Когда молятся о выздоровлении больного, то Бога следует просить, чтобы Он проявил милосердие не только к этому человеку, но и ко всем заболевшим сынам Израиля, так как включение индивидуальной просьбы в общенациональную создает правильное понимание структуры мира, и это способствует принятию молитвы.


 


Вывод:


 


Закон и этика близки между собой, так как они устанавливают определенные нормы поведения, однако этика продолжает действовать даже там, где прекращается действие закона. Медицинская этика является сводом норм, который оперирует такими общечеловеческими понятиями, как честность, скромность, прямота, тогда как закон определяет допустимость или недопустимость тех или иных конкретных действий. Невозможно придать этическим нормам в целом юридический, уголовно-процессуальный характер. Кроме того, очень трудно найти общие критерии, однозначно подходящие всем людям в вопросах здоровья.


 


Многие из законоучителей иудаизма и некоторые из выдающихся авторитетов Талмуда и другой раввинистической литературы сами были врачами-практиками. Первоисточники иудаизма, начиная с ТаНаХа и Талмуда и кончая средневековыми и современными ортодоксальными трудами, изобилуют спорами на темы религии и морали в связи с проблемами, возникающими в медицинской практике. Их выводы часто отражают личный опыт врачевания в не меньшей степени, чем глубокое почтение к медицинской профессии, а также бесконечное уважение к человеческой жизни и здоровью, которое проповедуется еврейским учением.


 


Кардинальными, основополагающими принципами еврейской медицинской этики являются следующие:


 


1. Человеческая жизнь является бесконечной ценностью.


 


2. Болезни и смерть можно рассматривать как составляющие человеческой жизни.


 


3. Основная цель в деятельности врача - сохранение жизни пациенту и улучшение ее качества.


 


(продолжение следует)


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_kilativ

А теперь про убитых на голову русофобах

Понедельник, 23 Мая 2016 г. 15:17 (ссылка)

Originally posted by narvasadataa at Деревенское быдло.


Вот тот самое "деревенское быдло" - член "тройки", вынесший сметрный приговор физику Матвея Бронштейна:
Цесарский Вольф Нухимович, он же Владимир Ефимович, старший майор Государственной Безопасности, Особый уполномоченный при Народном Комиссаре НКВД СССР. Почётный работник ВЧК-ГПУ. Кавалер ордена Ленина.
Уроженец города Одесса.

А теперь самое смешное!
Следователь НКВД Вольф Нухимович Цесарский в еврейском проекте "Бессмертный барак" представлен как "жертва сталинских репрессий":
http://bessmertnybarak.ru/Tsesarskiy_Vladimir_Efimovich/


А то про русских нацистов было, теперь вот вам про еврейских нацистов в ленту.

http://kilativ.livejournal.com/2140459.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Великая_Хазария

ЕВРЕИ - ВРАЧИ ЧАСТЬ 4

Понедельник, 23 Мая 2016 г. 14:59 (ссылка)




(продолжение)


Супружеские отношения



Прежде чем мы сможем обсуждать дальнейшие вопросы соотношения иудаизма и медицинской этики, нам следует сказать несколько слов об общих установлениях иудаизма, обуславливающих супружеские взаимоотношения. В частности, это относится к законам "ниды" (ритуальной чистоты женщины), достаточно сложным и скрупулезно детализированным в религиозном законодательстве. Основными принципами являются следующие:


 


1. Еврейская супружеская пара, соблюдающая религиозные предписания относительно брака, воздерживается от близости в течение первых 12 дней месячного цикла. Или более, если менструальное кровотечение длится более пяти дней; т.к. основной принцип состоит здесь в том, что после полного окончания менструации должно пройти еще 7 "чистых от кровотечения" дней. После этого женщина окунается в микву, и далее их интимные отношения разрешены.


 


2. Любые признаки кровотечения, даже ничтожно малые, если они имеют источником эндометрий (внутренний слой матки) и вызваны колебаниями гормональной системы, создают для женщины статус "ниды" с последующим соблюдением процесса очищения, как это описано выше. Если кровотечение вызвано механическим повреждением тканей, то эта кровь не считается менструальной, обуславливающей статус "нида". В ситуации, когда у женщины нет кровотечения, как при беременности, так и при климактерическом прекращении менструаций с возрастом - она более не становится "нида", и интимные отношения разрешены.


 


3. Следствием этих законов, разделяющих мужа и жену в интимном плане на 2 недели каждый месяц, является, в частности, как сохранение сексуального влечения между супругами на много лет, так и увеличение вероятности зачатия. Однако они же могут быть иногда источником проблем. А именно, если женщина имеет относительно короткий месячный цикл, например, 24 дня, то супружеская пара может оказаться бездетной, поскольку интимные отношения между супругами могут прийтись на период, когда зачатие невозможно. В таких случаях необходима медицинская помощь. Она может выражаться, например, в гормонотерапии для продления цикла и отсрочки овуляции (в случае, если эти гормоны не вызывают выделения крови в середине цикла).


 


Кроме законов "ниды", подход иудаизма, относящийся к сфере интимных отношений, основывается на основе трех принципов происхождения человека по Торе.


 


1. Предписание Торы о семейной жизни состоит из двух слов: "плодитесь" и "размножайтесь" - "пру у-рву" (Берешит/Бытие 1:28). Чтобы исполнить повеление "плодитесь", достаточно иметь одного ребенка. Но рождение одного ребенка еще не обеспечивает "умножения" рода, Тора ведь говорит "…и размножайтесь", то есть предписывает иметь много детей. Ответственность за исполнение данной заповеди лежит на мужчине. Тора считает, что женщина естественно склонна к тому, чтобы иметь детей, поэтому не накладывается на нее особой обязанности в этом вопросе (кроме того, чтобы позволить мужу ее исполнить). Таким образом, любое число детей является желательным. Однако, что касается обязательного "нижнего предела" для исполнения этой заповеди, существует несколько подходов. Школа великого Гилеля придерживалась того мнения, что достаточно родить одного мальчика и одну девочку. (Такому варианту отдавалось предпочтение между двумя детьми одного пола, так как в этом случае супруги внесли более "полноценный" вклад в воспроизведение населения). Есть мнение, что троих детей для минимального выполнения заповеди в любом случае достаточно, но другое мнение говорит, что обязательно надо иметь и сыновей и дочерей. В этом случае отец, у которого уже есть, например, несколько сыновей, все еще не исполнил заповеди полностью, пока у него не появилась дочь.


 


2. Половая близость в иудаизме отнюдь не рассматривается исключительно как средство продолжения рода. Библейский принцип "оната" (Шмот/Исход 21:10) - "она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития" - утверждает право женщины на получение удовлетворения от интимной жизни, а предоставить это - прямая обязанность мужчины! Это принципиальное положение иудаизма было сформулировано за три тысячи лет до "сексуальной революции" в западном обществе.


 


3. Третий принцип основывается на запрете "излияния семени на землю" (впустую). Это положение опирается на библейское повествование об Онане, которого Бог наказал за то, что, женившись на вдове своего брата, он, "когда входил к ней, ронял семя на землю, чтобы не дать потомства брату своему" (Берешит/Бытие 38:8-10). На этом основании, а также ввиду того, что заповедь "пру у-рву" - "плодитесь и размножайтесь" - является, прежде всего, обязанностью мужчины, были сформулированы законы, запрещающие прерванное половое сношение, а также средства, при которых семя "изливается наружу".


 


 


Средства управления рождаемостью, контрацепция и проблемы бесплодия



 


Стерилизация



Необратимая стерилизация, кроме того, что она противоречит принципу "плодитесь и размножайтесь", приравнивается к нанесению увечья и поэтому запрещается. Она может быть допущена только в случае абсолютной медицинской необходимости. В сложном случае следует проконсультироваться с раввином, являющимся специалистом по этому вопросу.


 


Предохранение по циклу (расчет дней)



В принципе, этот метод допустим, поскольку он вообще не предполагает вмешательства в сам половой акт. Проблема, однако, может возникнуть в ситуации, когда сочетание этого метода с соблюдением периода "нида" может означать полное воздержание от половой близости. Поэтому реально этим методом зачастую невозможно воспользоваться. Кроме того, даже если это не приводит к полному воздержанию, то резкое сокращение периода интимной жизни, которое является следствием этого метода, может вызвать напряженность в семье и тем самым неблагоприятно отразиться на ее жизни вообще.


 


Презерватив


 


Пользование презервативом запрещается. Вообще, все мужские противозачаточные средства крайне нежелательны, поскольку исполнение заповеди "пру у-рву" возлагается именно на мужчину. Только в самых исключительных случаях, например, когда беременность является опасной для здоровья женщины, а по каким-то медицинским причинам использование ни одного из женских противозачаточных средств невозможно и не будет возможно, презерватив может быть разрешен. Здесь обязательна консультация с раввином, являющимся специалистом в данном вопросе.


 


Колпачок



Наряду с применением противозачаточных таблеток, это наиболее приемлемое противозачаточное средство у традиционных евреев. Он не мешает нормальной половой близости, а всего лишь закрывает доступ спермы к матке, предотвращая тем самым оплодотворение яйцеклетки. Это средство не разрушает сперму. Однако, поскольку он препятствует проникновению спермы в матку, есть немало галахических авторитетов, которые возражают против него. Хотя другие соглашаются с тем, что при необходимости применения противозачаточных средств это наилучший выбор, тем более, что он применяется не мужчиной, а женщиной.


 


ВМК (внутриматочный контрацептивы)



 


Эти средства находятся на том же уровне приемлемости, что и "колпачок". При этом ВМК также вызывают множество разногласий. По мнению большинства ученых, механизм действия ВМК состоит в том, что они предотвращают прикрепление к стенке матки уже оплодотворенной яйцеклетки, а есть мнения, что это может явиться серьезным аргументом для возражения против их применения. С другой стороны они не препятствуют нормальному половому акту, и это может быть доводом к их разрешению.


 


Оральные гормональные контрацептивы


 


Использование для контрацепции оральных противозачаточных средств, которые не вызывают необратимых изменений детородной функции, считается большинством раввинов наиболее допустимым средством для женщин в ситуации, когда само предотвращение беременности разрешено. Эти средства не мешают половой близости, и излияние семени происходит естественным путем без его уничтожения. Однако при применении этих препаратов возможны различные осложнения для женщины и ее будущего потомства. Кроме того, их использование может вызвать кровотечение, при котором женщина будет находиться в состоянии "нида" длительное время.




Таблетки типа "на следующие утро"



 


Применение таблеток типа "на следующее утро" и "провоцирование менструации" является существенной проблемой, так как эти методы тесно связаны с провоцированием раннего выкидыша. Они могут разрешаться исключительно при условии жизненно важной необходимости для женщины, которой прочие виды противозачаточных средств и мер противопоказаны.


 


Некоторые важные дополнительные принципы


 


При рассмотрении каждого конкретного случая раввины должны принимать во внимание такие соображения, как размер семьи и разница в возрасте между детьми, состояние здоровья матери и общинные нормы морали, исторически сложившиеся традиции, специфические потребности каждой супружеской пары, а также те долговременные последствия, которые повлечет за собой принятое решение, которое касается новой жизни. В принципе, предотвращение рождаемости нежелательно, и идеалы иудаизма считают рождение детей благом. Маймонид писал: "Даже если человек уже исполнил заповедь "плодитесь и размножайтесь", ему не следует отказываться от продолжение рода до тех пор, пока он на это способен, ибо тот, кто добавляет новую душу к Израилю, подобен Тому, Кто сотворил мир".


 


Как помочь бездетным супругам ("суррогатное материнство", "искусственное оплодотворение" и т.п.)



 


В древности у евреев, если жена оказывалась бесплодной, зачастую практиковалось двоеженство. Тора даже описывает нам ситуации, в которых жена сама выбирала рабыню и приводила ее к мужу, и когда у этой рабыни рождался ребенок, то он считался ребенком также и законной жены. Отметим, что в ситуациях такого типа, которые описывает нам Тора, рабыня вовсе не рассматривается как "одноразовое средство для рождения ребенка", а становится также постоянной женой хозяина. Следует отметить, что и вообще рабство в древнем Израиле было патриархальным, а не "производственным", как в Греции или Риме. Раб считался "младшим членом семьи", он отдыхал в Шабат, присутствовал на семейных ужинах, пасхальных седерах и т.д. В более поздние времена взятие в жены рабыни уже не практиковалось, но многоженство продолжало быть выходом в такой ситуации. Следует отметить при этом, что в целом у евреев, даже в древности, многоженство никогда, за исключением царей, не поощрялось и рассматривалось как "вынужденная мера", но ни в коем случае не как идеал. Уже во времена Талмуда случаи многоженства были чрезвычайно редки. С другой стороны, в отличие от ашкеназких евреев, у которых многоженство было редкостью и около 1000 г. по настоянию Гершома бен Иегуды (960-1028 гг.) из Майнца (Германия) было окончательно упразднено, на Востоке многоженство среди евреев (возможно, ввиду окружающего мусульманского влияния) не запрещалось, хотя и не поощрялось. Дольше всего разрешение на многоженство сохранялось у йеменских евреев. (Так, в 1950-х годах, когда в Израиль приехали евреи из Йемена, некоторые из них имели по две или даже по три жены). В древности в случае, если мужчина умирал, оставив жену без потомства, один из братьев умершего обязан был взять вдову брата себе в "левиратные жены". При этом первый родившийся ребенок считался продолжателем рода умершего. Практика левиратного брака была практически прекращена более 2000 лет назад.


 


Сегодня уровень развития медицинской науки дает врачу большие возможности, которые создают новые ситуации с очень сложными морально-этическими проблемами. К ним относятся, например, операции по оплодотворению яйцеклетки в "пробирке", то есть вне утробы матери. Яйцеклетки, оплодотворенные или нет, а также сперматозоиды могут быть заморожены и храниться долгое время при низких температурах, а потом разморожены и использованы для создания зародыша, который может развиться спустя долгие годы после смерти родителей.


 


Женщина, не способная нести плод, заключает договор с другой женщиной, в матку которой пересаживается оплодотворенная яйцеклетка ("суррогатное материнство"), и "чужая женщина" вынашивает ее зародыш и рожает той, первой, ее ребенка. Или же наоборот, женщина может вынашивать плод, но не способна забеременеть из-за незрелости яйцеклетки. Во всех этих случаях медицинские методы, позволяющие физически решить проблемы, ставят перед нами новые этические социологические вопросы, например, кого считать настоящей матерью? Ту, которая носила и рожала, или ту, которая дала свой генетический код через свою яйцеклетку? Этот вопрос, в частности, может оказаться важным и в вопросе определения национальности ребенка. А может ли, например, женщина, которая вынашивает ребенка по договору, отказаться отдать его? Или же, наоборот, сделать аборт?


 


Все эти вопросы очень сложны. Поскольку они возникли недавно, религиозные авторитеты еще не сформулировали по многим из них однозначного ответа. Кроме того, наука развивается очень быстро и, соответственно, быстро меняется и ситуация, и поэтому по многим из этих вопросов тот ответ, который был дан вчера, может измениться сегодня, а тот, который дается сегодня, может оказаться иным завтра. Таким образом, на многие из сложных современных вопросов мы не можем дать однозначного ответа. В целом, однако, направления "размышлений" иудаизма по этим вопросам выглядят так:


 


1. Искусственное оплодотворение женщины спермой ее мужа, если это медицински удается, можно рассматривать, как одно из решений проблемы бездетности семьи. Оно может, например, применяться в тех случаях, когда у женщины короткий месячный цикл и другие средства не помогают. При этом взятие спермы не нарушает религиозных законов, так как оно идет для выполнения заповеди "пру у-рву" и может получить одобрение раввина.


 


2. В случае оплодотворения женщины спермой постороннего донора ситуация более сложна. Безусловно, ребенок, рожденный в результате этой процедуры, не носит на себе никаких признаков "незаконности": так как посторонний донор не входил сам в интимный контакт с этой женщиной, то никакой проблемы "мамзере" (незаконнорожденного) не возникает. Проблема, которая может здесь возникнуть, связана, в данном случае, с тайной отцовства и с последующей опасностью кровосмешения между детьми, рожденными от одного донора. В связи с этим некоторые религиозные авторитеты разрешают данный метод и указывают, что для предотвращения этой проблемы донором следует брать нееврея. Другие, однако, разрешают сперму и еврейского донора.


 


3. "Суррогатное материнство" разрешается иудаизмом. При этом юридически "матерью" считается та женщина, которая выносила ребенка (а не та, от которой была взята яйцеклетка). Соответственно, национальность ребенка определяется национальностью "суррогатной матери". Желательно, чтобы "суррогатная мать" во время вынашивания ребенка была не замужем. Более детальное изложение данных вопросов требует отдельного обсуждения.


(продолжение следует)


 


Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
стрелец_2012

Г.Климов: дедушка Ленин (Ульянов-Бланк)

Понедельник, 23 Мая 2016 г. 07:36 (ссылка)
































Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_kilativ

У них вообще мозги есть? Про совесть и не говорю.

Воскресенье, 22 Мая 2016 г. 19:19 (ссылка)

Originally posted by roman_n at Подозрительные фамилии



Сидят Бунтман с Венедиктовым, осуждают сайт "Миротворец", который сделал много хорошего (Калашников, Бузина), но зря залупнулся на европейских журналистов.

И вдруг Бунтман говорит, что у журналистов-то - фамилии подозрительные. Русские.

Это настолько охуительно, что я сначала онемел минут на десять - не знал, что и сказать-то.

Что тут скажешь?

Действительно - нынче на Украине иметь русскую фамилию - это примерно как в Германии 30-х иметь фамилию Бунтман. Или Венедиктов.

Но теперь у Бунтмана и Венедиктова, судя по всему все хорошо, их ничего не беспокоит.

Кроме подозрительных русских фамилий.

http://kilativ.livejournal.com/2139235.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
стрелец_2012

Знаменитые евреи России.

Воскресенье, 22 Мая 2016 г. 08:23 (ссылка)
































Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<евреи - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda