Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 15314 сообщений
Cообщения с меткой

век - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
lj_bellezza_storia

Путешествия по СССР. Азербайджан, часть 1. Старый Баку - город минаретов и балконов

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 23:37 (ссылка)

Оригинал взят у marinagra в Путешествия по СССР. Азербайджан, часть 1. Старый Баку - город минаретов и балконов

Продолжаю цикл "Путешествия по СССР". Мы отправляемся в Азербайджан.
Передаю слово автору представленных слайдов - моему отцу Анатолию Сироте ( turnepsik).
Слайды сделаны в 1968 - 1985 годах на цветной обращаемой пленке ORWO COLOR и ORWO CHROM, производство ГДР.
Пленки проявлялись в домашних условиях.
Слайды отсканированы мною в 2016 году на слайд-сканере Plustek OpticFilm 7600i.


Баку. Слайд 1968 года

С 1968 по 1985 год я несколько раз побывал в Баку на научных конференциях и защитах диссертаций. В свободное от заседаний время я прилежно фотографировал туристические достопримечательности, о которых прочитал в путеводителях по городу (в 1970 году один из них вышел в так называемой "Белой серии" издательства "Искусство"). Большое внимание этот путеводитель уделял памятникам Ленину и Кирову, одна из глав называлась "Форпост социализма на Востоке". Тем ни менее, следуя его указаниям, я осмотрел Девичью башню, дворец Ширваншахов, мечеть Тазапир, храм огнепоклонников и и остатки крепостных укреплений, а затем пустился в "свободное плавание" по старой части города, стараясь передать на фотопленке свои впечатления от мусульманского Востока. В голове крутились строки из написанных в Баку "Персидских мотивов" Есенина: "Я спросил сегодня у менялы, что дает за полтумана по рублю…".


Вид на дворец ширваншахов. Слайд 1968 года


Слайд 1968 года


Слайд 1979 года


Слайд 1979 года


Слайд 1979 года


Мечеть Тазапир. Слайд 1979 года

Unbenannt-54.jpg
Атешга - храм огнепоклонников. Слайд 1977 года


Девичья башня. Слайд 1968 года


Крепостная стена. Слайд 1983 года


Мавзолей дервиша. Слайд 1968 года


Дворик во дворце ширваншахов. Слайд 1968 года



Дворец ширваншахов. Диван-хане (справа) и галерея. Слайд 1985 года


Старая рыночная площадь у Девичьей башни. Слайд 1983 года


Слайд 1968 года


Весенний день в Баку. Слайд 1979 года

Старые улочки, переходящие в лестницы, нависающие над головой массивные балконы, минареты небольших квартальных мечетей, гирлянды белья на просушке, черноглазые дети в ярких платьицах и живописные женщины
в черном - из этих мотивов складывался облик Баку 60-х - 80-х годов.


Слайд 1977 года


Слайд 1977 года


Квартальная мечеть. Слайд 1968 года


Квартальная мечеть. Слайд 1968 года


Слайд 1968 года


Слайд 1979 года


Балконы, балконы, балконы... Слайд 1979 года


Слайд 1977 года


Слайд 1972 года


Слайд 1968 года


Слайд 1968 года


Слайд 1968 года


Слайд 1968 года


Слайд 1983 года


Слайд 1983 года


Слайд 1983 года


Купола бани. Слайд 1983 года

Восток щедро угощап меня чаем. В Баку его пьют очень много, и он необычайно вкусен. Говорят, тому причиной особые свойства местной воды. Как писал тот же Есенин, "угощает меня красным чаем вместо крепкой водки и вина".
В чайханах незнакомые люди охотно вступали со мной в разговоры. Основных тем было три: как богато будет жить Азербайджан, когда он станет независимым и будет продавать свою нефть, подобно арабским эмиратам, сколько "стоят" доходные руководящие должности, и как много приходится переплачивать продавцам за всякую хорошую вещь.


Чайхана. Слайд 1983 года


Чайхана с самоварами. Посетители пьют чай из грушевидных стаканчиков-армудов.
Слайд 1968 года



Слайд 1971 года


На бакинском базаре соседствуют фотограф и сапожник. Слайд 1971 года



Выпечка хлеба-чурека в глиняной печи-тендыре. Слайд 1971 года


Слайд 1971 года


Слайд 1971 года


Так ткут ковры. Слайд 1985 года

Цикл "Путешествия по СССР"
Ингушетия, аул Эрзи: в стране башен
Чечня, озеро Кезеной-Ам: по царской дороге на мешках с мукой
Дагестанский аул Кубачи: вверх на автобусе, вниз - на самокате
"Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа. Часть 1
"Как меня брали в Одессе". Воспоминания старого фотографа. Часть 2
Слайд-фильм "Праздник в карпатском селе Криворивня"

http://bellezza-storia.livejournal.com/462958.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_history_of_art

Коломенский кремль

Понедельник, 25 Июля 2016 г. 15:20 (ссылка)

В подмосковной Коломне сохранились остатки грандиозного кремля, построенного в 1525-1531 гг. Этот памятник оборонительного зодчества свидетельствует о важности южных рубежей Московского царства, ведь именно с юга на Русь совершали набеги татары. Когда-то Коломна была главной крепостью, оборонявшей Москву с этого направления.



Град Коломна был основан в середине 12 века рязанскими князьями, впервые она упоминается в 1177 (6685) году в Лаврентьевской летописи как пограничный пост Рязанского княжества. В 1238 году у стен Коломны произошла битва русских князей с татаро-монголами, это было сражение предопределившее дальнейшую историю Руси. Битва проходила непосредственно у стен Коломенского кремля, несмотря на разгром русских сил, татарам был нанесен существенный урон, погиб даже один из чингизидов - царевич Кулькан.

На данный момент, остатки домонголького кремля Коломны не найдены, видимо это было очень незначительное деревянное укрепление. Последующее возведение мощной фортификации в 16 веке скрыло следы старой крепости. Плоский рельеф местности Коломны требовал очень серьезных укреплений, поэтому в начала 16 века во времена царствования Василия III здесь возвели одну из мощнейших крепостей на Руси. Строили Коломенский кремль, как и московский, итальянские архитекторы, в связи с этим кремли в Москве и Коломне схожи. По своим размерам Коломенский кремль уступает Московскому лишь незначительно.



Кремль в Коломне похож на многие крепости северной Италии, например, на замок Скалигеров – Кастельвеккьио. Подобные итальянские крепости стали прототипами для всех русских кремлей - Москвы, Коломны, Нижнего Новгорода, Тулы, Ивангорода и т.д. В северной Италии в 15 в. любили сочетать белый камень с кирпичом при строительстве замков и делали зубцы в виде ласточкиных хвостов, сейчас такие зубцы можно увидеть в Московском кремле, в Коломенском их зачем-то заложили кирпичом, придав прямоугольную форму. Зачем непонятно, тем более почти все зубцы в кремле являются новоделами, как и почти все сохранившиеся стены.



Стены Коломенского кремля выделяются приличной высотой - более 20 метров. Такая фортификация для начала 16 века была уже архаичной, так как артиллерия без особого труда проламывала подобные высокие и относительно тонкие стены. Но для России эти крепости были еще актуальны, так как основные противники Московского царства это татары, особенно на южном направлении, а татары, как известно, артиллерию применяли очень редко.

Павел Алеппский в своем "Путешествии антиохийского патриарха Макария в половине XVII века" так описывал Коломенский кремль:

>>>>Что касается описания этого города, то он представляется в таком виде. Он величиной с город Эмессу, но стены его, выстроенные из больших камней и крепкого, чудесного красного кирпича, страшной высоты. Его башни походят на башни Антиохии - или даже лучше и красивее их по постройке — удивительно крепки и непоколебимы. Каждая башня имеет особый вид: одни — круглые, другие — восьмиугольные, иные — четырехугольные, и все высоки, величественны и господствуют над окрестностями; они в четыре яруса, со многими бойницами и амбразурами. Вокруг каждого яруса имеется снаружи проход, в виде балкона, с зубцами и бойницами, направленными вниз, подобно тем, которые находятся внутри и снаружи крепости Аль-Хусн у нас.



Важнейшей башней Коломенского кремля были Пятницкие ворота, названные в честь церкви Параскевы Пятницы, которая когда-то стояла рядом на посаде. Это главные и к настоящему времени единственные сохранившиеся ворота города. С нее мы начнем осмотр крепости.


Ворота двухъярусные с выдвинутой вперед стрельней, они похожи на Спасскую башню Московского Кремля. Когда-то перед башней пролегал крепостной ров, через который видимо можно было перейти по подъемному мосту. Рва давно уже нет и пространство возле башни облеплено небольшими строениями, некоторым из которых уже 200 лет.

Павел Алеппский писал о воротах Коломны следующее: "Крепость имеет четверо больших ворот; внутри каждых ворот четыре двери и между ними железные решети, которые поднимаются и спускаются посредством подъемной машины. У каждых ворот много пушек, а на башне их висит колокол, в который, в случае тревоги, немедленно ударяют для оповещения жителей. Теперь в него звонят всякий раз как случится пожар."



Проход через башню состоит из подковообразных арок. Когда-то ворота внутри перекрывались подъемными решетками.


Пятницкие ворота вид из кремля.


Про оформление ворот у Павла Алеппского:
"Над каждыми воротами есть большая икона, написанная на стене в (заделанном) окне, над которым большой навес вокруг иконы для защиты от дождя и снега. Перед иконами большие стеклянные фонари, в коих зажигают свечи. Над главными воротами снаружи изображение Господа Христа в рост, а над внутренними воротами образ Владычицы."


Изначально воротная башня имела наверху галереи с зубцами в виде ласточкиных хвостов, но потом их надстроили, и промежутки между зубцами превратились в бойницы. В Писцовой книге 1578-1579 гг. сообщается, что в башне у Пятницких ворот хранилось: 16 медных пищалей и 74 железных, 5500 железных ядер, 17 пудов ядер свинчатых, 31 пуд ядер затинных (пищальных), "зелья" (пороху) 7 бочек. В общем, целый арсенал, лично мне Пятницкие ворота своими многочисленными бойницами напоминают китайскую башню Дунбяньмэнь в Пекине.



Прясло стены исчезло, но по следам на башне можно сделать определенные выводы о том, как были устроенны стены кремля. Видна каменная забутовка, основной массив стены состоял именно из нее, плюс, как минимум существовали два прохода на стену - один крупный наверху и еще один ниже - к бойницам среднего уровня. Вероятно, мог быть еще один проход, он находился в самом низу и вел к бойницам подошвенного боя.


Всего в Кремле существовало 17 башен, 16 стояли в линии стен и одна - Тайницкая, была выдвинута к Москве реке, она разрушилась и исчезла самой первой. Кроме Пятницких ворот в 16 веке возвели еще две воротные башни - Ивановскую, она была похожа на Пятницкую, и башню Косых ворот, они выводили к реке. Ивановские и Косые ворота не сохранились, также как и весь северный участок стены. Сейчас в Коломенском кремле присутствуют только 7 башен и два участка с восстановленными стенами. Можно подумать, что это мало, но следует учесть, что многое российские кремли исчезли почти полностью, как например, в Серпухове.

Рядом с Пятницкими воротами находится Погорелая башня, она вся огорожена какими-то заборами и подойти к ней у меня не получилось. Свое название башня получила из-за частых пожаров. На ее стене видна огромная трещина, это отваливается задняя часть башни, пристроенная в 1885 г. архитектором А.М.Павлиновым, он использовал менее качественный кирпич (и более темный, поэтому его привнесения хорошо заметны), и видимо несколько переборщил с реконструкцией.


Верхняя галерея Погорелой башни.


Вид на соборную площадь Коломенского кремля.


Следующая башня - Спасская. Она так названа из-за находившегося напротив неё Спасо-Преображенского монастыря, упраздненного в 19 веке, в 20 в. его строения были уничтожены.
Все эти башни в сущности типовые. Высота каждой из них — 24 метра, длина — 12, ширина — 8, толщина стен башен наверху (1,85 м) меньше, чем внизу (2,9 м). Один из этажей — подземный, боевые окна, которого выходили в ров (сейчас он скрыт грунтом). Завершались башни шестым ярусом — галереей. Её зубцы, как и зубцы стен, напоминают форму ласточкина хвоста (высота зубцов — 2,5 м, ширина — 1,44 м, глубина — 1 м).

Слева от Спасской башни виден некий земляной вал, это не что иное, как остатки прясла стены, только разрушенного и ушедшего под землю. Тут надо сказать, что абсолютно все башни и участки стен кремля сильно углубились в грунт, я бы предположил, что на 2-3 метра, минимум, и это не считая фундамента. Т.е. в древности стены и башни кремля были зрительно выше, чем сейчас.


Белокаменная забутовка стены, как видим, никаких ходов в ней нет. Зато хорошо понятна строительная технология - основной массив стены, это плохо обработанный камень, а снаружи, кирпичная облицовка.


На фото 1900-1910 гг. прясло стены между башнями еще присутствует, хоть и сильно разрушено. В советское время эти стены разобрали, скорее сие произошло в эпические времена тов.Сталина, когда памятники русской архитектуры изводили на щебенку.


Следующая башня здесь Семеновская (или Симеоновская) Справа, вместо прясла стены по валу идет забор, надо сказать, что Коломна невероятно "заборный" город, местная администрация просто двинута на ограждениях.


Семёновская (Симеоновская) башня названа так по церкви Симеона Столпника, находившейся раньше рядом на Житной площади и разрушенной в 1934 году.
У коломенских башен, стоящих с напольной стороны, есть интересная особенность, которая редко где повторяется в русских кремлях. Они все очень вытянуты в сторону фронта, т.е. в плане это прямоугольники, где узкая боковая сторона сильно выдвинута вперед. Например, в Московском кремле таких башен нет.


Эти башни больше предназначены для стрельбы вдоль стен, а не по фронту. И вообще они выглядят очень архаично, здесь нет, например, бойниц навесного боя. Эти башни были бы хороши для итальянских средневековых замков доогнестрельной эпохи.



Около местного автовокзала сохранилась еще одна башня - Ямская. Своё название башня получила от одноимённой слободы, в которой селились коломенские ямщики. В общем, здесь соблюдается невероятная историческая преемственность - столетиями у башни существовал ямской и конюшенные дворы, и теперь здесь по сути тоже самое - автовокзал "Старая Коломна". Плохо только, что с этого автовокзала далеко не уедешь, он местный, автобусы ходят только по близлежащим деревням. Межгородской автовокзал в Коломне находится рядом с железнодорожной станцией Голутвин.



У Ямской башни сохранился внушительный участок стены, вернее его построили таковым к 800-летнему юбилею Коломны в 1977 году.


Вот так выглядел автовокзал в 1969—1970 гг. Как видим, прясло стены отсутствует полностью (его остатки виднеются слева), зато присутствует широкая улица, ведущая непосредственно в Кремль.
Автор снимка Седов Юрий Федорович https://pastvu.com/p/208172


Участок стены здесь раскопали и реставрировали. Вызывает определенное удивление то, на какой глубине залегали белокаменные основания стен, так характерные для итальянской фортификации. Эта канава считается крепостным рвом, но рвы у русских кремлей никогда не приближались так близко к стенам, например, ров в Московском Кремле прорыли на приличном расстоянии от крепостных стен. Если сюда еще пустить воду, она банально начнет их подмывать и всячески способствовать разрушению. Поэтому можно предположить, что ров Коломенского кремля был сухим.

Павел Алеппский описывал рвы Коломны как весьма внушительные инженерные сооружения - "Скаты рва широки, огромны и все выложены камнем." Белый камень тут присутствует, но все равно, выглядит это ров очень подозрительно. Я бы предположил, что эта яма просто соответствует поднявшемуся за столетия грунту.





Арки внутренней стороны крепостной стены.


Мы подходим к предпоследней сохранившейся башне Коломенского кремля, называется она Грановитой. Это приземистая мощная башня с интересной структурой - снаружи она округлая, вернее многогранная, а сзади квадратная. Вплоть до 20 века здесь сохранялись руины прясла стены, но в советское время эту стену, как полагается, разобрали, оставив небольшой обрубок.


Так выглядела стена рядом с Грановитой башней в начале 20 века. Фото из журнала vittasim Как видим, руины были внушительные, поэтому большевики решили, что незачем пропадать такому количеству стройматериалов.


Зато появился вот такой красивый вид на Успенский Брусенский монастырь.


Артиллерийские бойницы Грановитой башни.


И, внизу на фото, самое мощное прясло стен Коломенского кремля, между Грановитой и Коломенской башнями. Выглядит оно циклопически, но определенные вопросы вызывает. Безусловно, весь наблюдаемый облик является новоделом чистой воды, но и новоделы тоже могут быть разными. Несколько озадачивает такой наклон стен, как правило, покатые скаты бастионов появились несколько позже, в России так вообще в 18 веке. В Московском кремле кое-где основания стен, действительно, существенно шире верхней боевой площадки, например, такая покатость наблюдается в районе Александровского сада, но это, скорее, исключение. Кажется, что мало артиллерийских портов в стенах, с другой стороны, в Московском Кремле их сейчас вообще нет. И конечно остается проблема рва, как видим, здесь даже через него мост переброшен. Просто очень сложно представить себе настоящий кремль, когда еще в начале 20 века эти стены пребывали в руинах.



Так Коломенская (или Маринкина) башня и прилегающие к ней стены выглядели в первой половине 20 века. На этом фото вызывает интерес сохранившийся участок стены около башни, уж очень он ровный, ведь, не забываем, новоделы и реконструкции создавали и в 19 веке...




Артиллерийские порты тут с раструбом, увеличивающим сектор обстрела.


И самое интересное место в этом промежутке стен - Михайловские ворота. Эти ворота весьма загадочны, они были созданы в 16 веке, и в 16 веке их же заложили, затем обрели не ранее 20 вв., вот такая история. На сайте Коломенского кремля есть еще вот такое любопытное предложение: "В прясле стены между Коломенской (Маринкиной) и Грановитой башнями располагаются бывшие подъёмные Михайловские ворота, которые перекидывались через ров с водой."

Я как не старался, но ничего внятного об этих воротах не нашел, но объективно они сейчас существуют, и, действительно, к ним идет мост, переброшенный через ров, естественно, не подъемный. Несколько настораживает утверждение, что во рву была вода, если была, то на какой глубине? У меня нет ощущения, что эти стены внизу подвергались длительному воздействию сырости. Может быть ров был очень глубоким, и вода плескалась существенно ниже видимого сейчас уровня?



Белокаменное основание стен.




Последней нам осталась самая известная башня в Коломне - Коломенская, также называемая Маринкиной, в честь Марины Мнишек, которая якобы в ней была заточена. Безусловно, эта история абсолютно легендарна, хотя поляки и Марина Мнишек, действительно, проживали в городе одно время. Коломенская башня прикрывала дорогу между Москвой и Рязанью и служила сторожевой вышкой, поэтому это самая высокая башня в кремле.

Контрфорсы стен тут, понятно, что новые, также как и вся кирпичная облицовка. Интересно, что бойница подошвенного боя в Маринкиной башне расположена так, что может стрелять вдоль стены, непосредственно под мостом, ведущем в Михайловские ворота, в общем, проблема рва Коломенского кремля весьма актуальна. Стоит отметить, что для подъема воды в ров, должна была существовать специальная система инженерных сооружений, ведь рельеф местности здесь, отходя от реки, сильно повышается.




Белокаменные навесные бойницы в Коломенской башне.


Рядом с Маринкиной башней недавно поставили памятник Дмитрию Донскому, как известно, Коломна была местом сбора русских князей, шедших на поле Куликово в 1380 году.
"На Москве кони ржут, звенит слава по всей земли Руской, трубы трубят на Коломне, бубны бьют в Серпухове, стоят стязи у Дону великого на брезе."Задонщина (14-15 вв.)


Монумент создал скульптор Александр Рукавишников, надо сказать, мне редко какие современные памятники нравятся, но этот явно удачный.




Мои посты о русских городах:
Кидекша - крепость Юрия Долгорукого
Сумрачный Суздаль
Ветхий город Владимира
"Новый город" старого Владимира
Владимир - вторая столица Руси
Боголюбово - замок князя Андрея

http://history-of-art.livejournal.com/1031369.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

Русская деревня в 1892 году

Суббота, 23 Июля 2016 г. 05:53 (ссылка)

mysea: Ужасы русской деревни

Приведённый ниже текст был опубликован в 1892 году. Его автор, Алексей Сергеевич Ермолов — отнюдь не революционер, два года спустя он станет министром земледелия и государственных имуществ.

Пагубное влияние развития ростовщичества и кулачества в сельском бытурисунок 1
В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, в конец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, — это так называемые кулачество и ростовщичество. При той безотлагательной нужде в деньгах, которая является у крестьян, — для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития.

При существующих, установленных с самыми лучшими целями и, быть может, вполне необходимых ограничениях в отношении продажи за казённые и частные взыскания предметов первой потребности крестьянского хозяйства, а также и надельной земли, правильного, доступного крестьянам кредита не существует вовсе. Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней раз обратился. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которою тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака. Известно, что помещику при взысканиях с крестьян, по исполнительным листам, за самовольный уход с работы, за невыполнение принятых на себя обязательств и т.п., в огромном большинстве случаев оказывается совершенно невозможным что-либо с них получить, — многие считают даже излишним обращаться в подобных случаях к суду. Но сельский ростовщик и без суда всегда с лихвою вернёт себе своё, не теми, так другими способами, не деньгами, так натурой, зерном, скотиной, землёй, работой и т.п.


Впрочем, сельские ростовщики умеют обставлять свои операции таким образом, что и суд, по крайней мере прежний мировой гражданский суд, стоявший на почве формальных доказательств, обыкновенно являлся на помощь сельскому ростовщику в его хищнической деятельности разорения крестьянства. Весьма естественно, что крестьянин, незнакомый с обрядовой стороной судопроизводства, запутываемый разного рода, большею частию непонимаемыми им самим, обязательствами, на суде оказывался бессильным доказать свою, если не формальную, то фактическую правоту, и суд нередко присуждал с него взыскание, в 5-10 раз превышавшее размер действительно должной им суммы. Действуя векселями, неосторожно ему выданными и вооружась исполнительными листами, которых очень часто суд не вправе не выдать, сельский ростовщик в то же время развращает, спаивает слабых членов зажиточных семей, опутывает их фиктивными долговыми обязательствами, выданными на сумму в 10-20 раз большую против действительного долга, и разоряет массы крестьян в самом полном смысле этого слова.


Трудно поверить, до каких размеров доходят те проценты, которые взимаются с крестьян за ссуженные им деньги и которые находятся главным образом в зависимости от степени народной нужды. Так, в летнее время, особенно в виду благоприятного урожая, ссуда даётся не более, как из 45-50% годовых, осенью те же кредиторы требуют уже не менее 120%, а иногда и до 240%, причём очень часто обеспечением служит залог крестьянских душевых наделов, которые сами владельцы арендуют потом у своих же заимодавцев.

Иногда земля, отобранная заимодавцем за долг по расчёту 3-4 р. за десятину, обратно сдаётся в аренду владельцу её за 10-12 рублей. Однако, и такие проценты в большинстве случаев признаются ещё недостаточными, так как сверх того выговариваются разные работы, услуги, платежи натурою, — помимо денежных и т.п. При займах хлебом — за пуд зимою или весною, осенью возвращается два. Оценить всё это на деньги — весьма трудно, тем более, что счёты должника со своим кредитором обыкновенно так запутаны, — (большею частью умышленно запутываются последним), — что разобраться в них почти невозможно. В последние годы особенно распространяется кредит под залог имущества, причём ростовщик не брезгает ничем, — в дело идут и земледельческие орудия, и носильное платье, и хлеб на корню, и даже рабочая лошадь и скот.

Когда же наступает время расплаты и крестьянину платить долга нечем, то всё это обращается в продажу, а чаще уступается тому же кредитору, причём он же назначает и цену, по которой заложенная вещь им принимается в уплату долга, так что часто, отдав залог, крестьянин остаётся по прежнему в долгу, иногда в сумме не меньшей, против первоначальной цифры долга. Местами, обязательные работы крестьян-должников на кулака-кредитора принимают характер совершенной барщины, ещё гораздо более тяжёлой, нежели прежняя господская, потому что в прежнее время помещики были заинтересованы в сохранении благосостояния своих крестьян, теперешнему же кулаку-кредитору до них никакого дела нет. Обыкновенно, эти сельские ростовщики начинают свою деятельность с занятия виноторговлею, которая представляет столько удобных способов для разживы на счёт крестьян.

Тут, конечно, тоже со стороны закона есть весьма целесообразные, по мысли, ограничения, — запрещено продавать вино в долг, под залог хлеба или вещей, под будущие работы, — запрещено расплачиваться вином за исполненные работы и т.п. Но едва ли нужно говорить о том, что все эти благодетельные ограничения остаются мёртвою буквою, так как уследить за исполнением их очень трудно, да и некому. Более того, судом же очень часто взыскиваются деньги, которые крестьяне остаются должными кабатчику, — в действительности за вино, — а на бумаге, за разные, будто бы, купленные у него же товары или продукты. Известно, что большею частью кабатчик является в то же время и лавочником, и съёмщиком земли, и ссыпщиком хлеба, и прасолом, т.е. скупщиком скота и разного другого крестьянского товара, — так как одна торговля вином, в особенности правильная, без всех этих так сказать подспорных её отраслей, далеко недостаточна для удовлетворения его стремлений к наживе. Известно также, что многие крупные теперь состояния обязаны своим происхождением именно такой кабацкой торговле, а некоторые именитые впоследствии купцы начинали с того, что были сидельцами или так называемыми подносчиками в кабаке или трактире. В уездных городах и в крупных селениях едва ли не все лучшие дома принадлежат теперь виноторговцам, или лицам, которые положили начало своему состоянию виноторговлею в связи с кулачеством.

Для человека, не останавливающегося ни перед какими средствами, не много денег нужно, чтобы начать свою деятельность, но, конечно, нужны известного рода смётка, ловкость, изворотливость, особенно на первых порах, пока положение ещё шатко и кулак не оперился, не забрал силы, не заручился нужными связями. Эти связи всего легче заводятся и эти силы всего более укрепляются тогда, когда такой кулак находит возможным забрать в свои руки власть. От этого многие из них, особенно из числа начинающих, всячески стремятся пробраться на такое место, которое бы давало им силу и влияние, — например, добиться выбора в волостные старшины, что иногда, — особенно в прежнее время, до введения земских начальников, — им и удавалось. А раз попадала в руки власть, крылья развязывались и можно было зайти далеко, поприще впереди раскрывалось широкое. Едва ли нужно останавливаться на том, какое растлевающее влияние на сельскую жизнь вносило появление подобного деятеля в должности начальника и какие результаты могли при этом получиться. За невозможностью попасть в старшины, можно помириться и на другой должности, даже и не сопряжённой с фактической властью, как например, должность церковного старосты, или так называемого ктитора, лишь бы выбраться из общего уровня и стать на более видное место, откуда легче бывает обделывать всякие дела. И надо отдать справедливость некоторым из таких дельцов, — из них выходили иногда старосты очень хорошие, заботливые, которые радели о церкви и способствовали по мере сил её благолепию, не останавливаясь даже перед довольно крупными пожертвованиями из собственных средств.

Быть может, тут отчасти влияло желание хотя немного замолить перед Господом те грехи, которые невольно чувствовались на душе, причём, однако, эти пожертвования и эти замаливания иногда отнюдь не останавливали дальнейшей мирской деятельности такого радетеля в прежнем направлении, но это объяснялось ими обыкновенно тем, что силён враг рода человеческого ... Те же сельские кулаки состоят, как сказано, большею частью и местными торговцами, они же скупают или берут у крестьян за долг их хлеба, табак, шерсть, лён, пеньку и другие продукты. Характер их деятельности в этом отношении также достаточно известен. Не говоря уже про те низкие цены, по которым они принимают от крестьян их произведения, тут пускаются в ход все обычные у таких скупщиков приёмы — обмеривание, обвешивание, заманивание во дворы, с неправильными потом расчётами, покупка на дороге, у въезда в город, у придорожного трактира, с соответственным угощением и т.п. Нередко, крестьянам, приезжающим на базар со своими продуктами, даётся цена, значительно низшая, против существующей — при обычных в подобных случаях стачках между покупщиками; — затем при приёме, — кроме нередкого установления совершенно произвольной единицы меры, вроде четверти в девять мер, берковца в 14 пудов или пуда в пятьдесят фунтов, — самое измерение производится неверными мерами, фальшивыми гирями и т.п. Известно, что нередко даже клеймённые меры весы бывают неверны. В городах, где производится проверка мер, можно заказать себе и представить в городскую управу для наложения клейма специальные меры для покупки и специальные для продажи. А раз на мере или гире имеется установленное клеймо, доказать её неверность почти невозможно и, конечно, ни один крестьянин об этом и не подумает, только недоумевая, отчего при ссыпке хлеба вышла такая большая разница, против его собственного измерения, дома, и нередко, в простоте души, приписывает эту разницу своей же собственной ошибке. Эти приёмы обманывания крестьян при покупке у них хлеба в значительной степени поддерживаются существующим ещё во многих местах России обычаем покупки хлеба не на вес, а на меру.

Вероятно, этот обычай и сохраняется ссыпщиками хлеба, особенно при покупках у крестьян, потому что при покупке на меру гораздо легче обмерить продавца так, что он этого и не заметит. Известно, что тут большое значение имеют различные приёмы насыпки, — в одну и ту же меру можно поместить и более, и менее хлеба, смотря по тому, как насыпать, к тому же насыпают иногда не под гребло, а с верхом, горою, сколько может удержаться, да и при сгребании можно греблом вдавить в меру известное количество хлеба. Мера, большею частью, для удобства ссыпки, подвешивается на верёвке и тут, известного рода приёмами постукивания, можно заставить хлеб улечься плотнее. У многих хлеботорговцев есть для ссыпки хлеба у крестьян особые приказчики — настоящие виртуозы по этой части. Замечательно, что приёмы деятельности деревенских скупщиков хлеба бывают чрезвычайно разнообразны и очень часто варьируют, так, чтобы ещё больше запутать и заманить крестьянина. Так, бывают случаи, когда скупщики покупают крестьянский хлеб дороже существующих цен, — дороже, чем они же покупают его у помещиков, — дороже, чем потом сами его продают. Расчёт при этом оказывается различный — иногда это делается для того, чтобы привлечь массу продавцов и потом, когда съедется множество крестьян с хлебом, разом уронить цену вдвое; иногда цель заключается в том, чтобы ещё шире пустить в ход приём обмеривания, рассчитывая на то, что крестьянин, обрадованный высокою ценою, будет менее внимательно следить за приёмкой. Одним словом, различных способов очень много, но все они, конечно, к явной невыгоде крестьянина и к вящей прибыли ссыпщика, который, накупив крестьянского хлеба, потом уже обходит помещичьи партии, прямо заявляя иногда, что хотя у помещиков хлеб качеством и лучше, но ему не сподручно его покупать. Такие же приёмы обмеривания и обмана крестьян в широких размерах практикуются на мельницах, при размоле крестьянского хлеба. Помимо назначения за размол совершенно произвольного вознаграждения, которое получается обыкновенно натурою — зерном или мукою, хлеб, поступающий в размол, очень часто вовсе не меряется, а прямо с воза пускается под жёрнов, а потом крестьянину сдаётся мукою столько, сколько заблагорассудит хозяин мельницы, да и из этого ещё количества удерживается плата за помол.

Для устранения таких искусственных и почти неуловимых способов обманывания крестьян, было бы весьма желательно ввести повсеместно обязательную продажу и покупку хлеба, а также приём его на мельницы, не иначе, как на вес, и, вместе с тем, воспретить всякие другие произвольные единицы веса, кроме установленных законом. Это было бы полезно и в том отношении, чтобы устранить существующие в настоящее время различные на этот счёт в разных местах обычаи, которые только затемняют дело в глазах не только крестьян, но даже и помещиков, для которых, благодаря этому, терминология разных рынков является непонятною. Известно, что даже в Петербурге на бирже хлеб до сих пор продаётся и котируется то на меру, то на вес, что представляется крайне неудобным. Вместе с тем, настоятельно необходимо упорядочить дело поверки мер и весов, взяв это дело из рук Городских Управ, которые с этою чисто техническою задачею, требующею внимания и аккуратности, решительно справиться не могут. В управах, как известно, поверкою и клеймением мер и весов занимается обыкновенно какой-нибудь сторож, нередко безграмотный, который заклеймит всё что угодно. Известно, что со времени освобождения крестьян и по мере ослабления, оскудения старо-дворянского элемента, масса помещичьих имений и земель перешла в руки купцов, мещан и вообще всяких разночинцев. Отнюдь не ставя вопроса на сословную почву и не отвергая того, что между этими новыми землевладельцами есть лица, серьёзно принявшиеся за хозяйство, обладающие солидными капиталами и потому могущие поставить дело на самую правильную почву, — нельзя, однако, скрывать от себя и того, что такие лица составляют, к сожалению сравнительно редкое исключение. В большинстве случаев покупщиками или арендаторами помещичьих, или съёмщиками государственных земель являются те же, уже более или менее разжившиеся, кулаки, — имеющие в виду при этом ничто иное, как те же цели спекуляции или дальнейшей наживы на счёт, сперва естественных богатств купленного или арендованного имения, а потом на счёт окрестного сельского населения, которое при этом ещё скорее и ещё вернее поступает к ним в кабалу. Начинает такой землевладелец или арендатор, — если только он не связан слишком строгим контрактом и за ним не следят упорно, — с разорения усадьбы, которая продаётся на снос, — вырубки сада и свода лесов, причём этим способом нередко покрывается вся заплаченная за имение сумма и земля достаётся новому владельцу — даром. Одновременно с этим распродаются скот и хозяйственные орудия, потому что новый владелец обыкновенно или вовсе хозяйства вести не намерен, или имеет в виду производить запашку и уборку наймом, по более дешёвой цене, рассчитывая на подневольный для него труд своих же прежних должников крестьян.

Если есть в имении целинная степь или вековая залежь, она распахивается; то же делается и с землёю из-под вырубленного леса или сада; если есть пруды — они спускаются, чтобы на месте их посеять коноплю или просо. Но это только, так сказать, приступ к делу, начало работы, — это снимание пенок с приобретённого имения, которое иногда бывает настолько выгодно, особенно, если дело касается арендованного имения, что потом его можно бросить, или возвратить хозяину, якобы по невыгодности аренды, хотя бы даже с уплатою договорённой по контракту неустойки, если владелец был настолько осторожен, что ввёл её в условие при заключении договора. Но если земля остаётся за новым владельцем, если арендная цена сама по себе не высока, то большею частью начинается подесятинная раздача земли крестьянам, причём цены бывают, конечно, тем выше, чем более крестьяне нуждаются в земле. Так, самыми выгодными считаются в этом отношении те имения, которые находятся в такой местности, где большая часть крестьян сидит на даровом наделе и где им некуда бывает иногда выгнать корову или выпустить курицу, без того, чтобы она не попала на чужую землю. При таких условиях всё умение "хозяйничать", заключается в умении эксплуатировать нужду и бедность окрестного населения.

Недаром между такими хозяевами-кулаками сложилась циническая поговорка, хорошо характеризующая их взгляд на дело и их образ действия. Восхваляя друг перед другом поле своей деятельности и рисуя выгоды приобретённых ими владений — "сторона у нас богатая", говорят они, "потому — кругом народ нищий"... Наряду с подесятинной сдачей земли крестьянам, — конечно, с уплатою денег "до снопа", т.е. до своза хлеба с полей, и если без задатков, то иногда с залогом от крестьян-съёмщиков, — хотя бы в виде зимних полушубков, которые до осени складываются в амбаре у сдатчика, — начинается иногда буквальная борьба с соседями из-за потрав, из-за крестьянского скота, борьба, которая иногда принимает характер настоящей травли. Наём под работы, если не вся земля разбирается крестьянами, производится, конечно, с зимы, причём выдача задатков, — а иногда, надобно сказать правду, — и всех денег вперёд, обыкновенно пригоняется к тому времени, когда с крестьян сбирают подати и когда, следовательно, можно нанять дешевле. Когда же крестьяне выезжают летом на работы, которые большею частью оплачиваются издельно, от десятины, — придумываются особые, произвольной меры десятины, которые иногда умышленно нарезываются такими причудливыми формами, такими "вавилонами", что крестьяне решительно не могут смекнуть, сколько именно земли им отведено под работу. При найме крестьян на работу с платою от десятины, десятина обыкновенно считается сороковая, хозяйственная; при сдаче тем же крестьянам той же земли в наём — принимается десятина казённой меры, тридцатная. Во многих местах — это уже такой обычай, который всем известен и в котором, по крайней мере, обмана нет, потому что дело ведётся начистоту. Но вот что нехорошо, и чем однако многие не брезгают: для отмеривания земли употребляются обыкновенно или мерные цепи, или чаще сажени. Одна цепь, или сажень, хозяйственная, заказывается подлиннее, — чтобы захватывала побольше земли, — это, когда земля отмеривается крестьянам под работу. Другая цепь, или сажень, — покороче, — употребляется тогда, когда земля отводится крестьянам, снявшим её в наём под распашку и посев. В обоих случаях выгоды "хозяина", таким образом, соблюдены вполне, а крестьянину, конечно, невдомёк, да если он и догадается, что что-то не ладно, то большею частью спорить не станет, потому что "за всякою малостью не угоняешься, известно, дело хозяйское".

Но бывает и хуже. Бывает и так например, что в горячее рабочее время, особенно когда пошлёт Бог урожаю, а народу мало и цены на уборку растут, какой-нибудь один такой хозяин объявляет вдруг при найме на базаре, где бывает много всякого пришлого люда, цену такую несообразно-высокую и заманчивую для крестьян, что народ к нему валом повалит. Вслед за этим и все другие вынуждены повысить цену на работу, чтобы не остаться совсем без рабочих, не смотря на то, что цена иногда совершенно невозможна по своей высоте. Когда же приходит время к рассчёту, первый, поднявший цену, хозяин, у которого, конечно, раньше всех хлеб убран и свезён, просит повременить, пообождать с рассчётом, так как у него сейчас денег нет. Рабочие сначала пошумят немного, а потом поневоле соглашаются. Проходит неделя, другая, — приезжают за деньгами, но денег всё нет, просят подождать, пока продастся хлеб. Наконец, и хлеб продан, а рассчёта всё нет, — и так идёт время до тех пор, пока рабочим предложат — грех пополам, взять половину денег, а остальное скостить, — и рад бы хозяин отдать всё, да денег нет, времена стоят тяжёлые, хлеб дёшев, в торговле заминка. Рабочие и тут опять пошумят, и о Боге напомнят, но в конце концов и на это соглашаются, разве иногда выторгуют у хозяина ещё какую нибудь прибавку, да с тем и уезжают, до следующего года, когда опять попадают на ту же удочку.

Соседи же такого хозяина-кулака, ведущие дело по Божьему, наняли рабочих по цене, поднятой вследствие описанной проделки до невозможного размера, и расплатившись с ними как было условлено, сводят хозяйственный год с дефицитом, потому что низкие продажные цены на хлеб действительно не оплачивают повышенных цен на работу. Таковы приемы и таковы результаты хозяйственной деятельности кулаков-землевладельцев или арендаторов, заменивших прежних помещиков, которых нередко обвиняют в том, что они оскудели, потому что не сумели примениться к "новым условиям землевладения". С другой стороны там, где дворянский элемент сохранился сильнее, где меньше имений, перешедших в руки купцов и кулаков, там крестьянину живется легче, там меньше простору хищничеству ростовщиков, там правильные, человечные и нормальные отношения между землевладельцами и крестьянами, между нанимателями и рабочими, там до сих пор твердо сохраняется убеждение, что богатство и сила страны — в богатстве и силе народа, а никак не наоборот. По мере же разорения и исчезновения коренного дворянского элемента, слабеет, истощается крестьянское население, не находящее себе ни поддержки, ни защиты в сменяющих его разношерстных элементах. Это факт, подтверждаемый многими исследователями нашего сельского быта, даже из числа тех, которые может быть и желали бы видеть дело в ином свете.

Такова еще одна темная сторона нашей современной сельской жизни, в которой, наряду с возрастающей бедностью крестьян, получают все больший простор алчные стремления описанных выше хищников, большая часть которых, — надобно сказать правду — вышла из среды тех же крестьян, но которые, как говорят их прежние односельцы, "забыли Бога". Выше приведенных фактов достаточно, чтобы показать, насколько было бы важно урегулировать эту сторону дела, положить конец зловредной деятельности сельских ростовщиков, кулаков и скупщиков, хотя эта задача крайне трудная, особенно при невежественности сельского населения и той полной экономической необеспеченности, которою с таким успехом пользуются ныне эти самые опасные его элементы, как пиявки высасываюшие последние соки народного благосостояния и находящие себе тем более раздолья и поживы, чем беднее и обездоленнее крестьяне. Ермолов А.С. Неурожай и народное бедствие. СПб., 1892. С.179–190
_______________________________________________

http://nashenasledie.livejournal.com/3957770.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

Помогите вспомнить книгу!

Пятница, 22 Июля 2016 г. 19:50 (ссылка)

,Читала я сто лет назад книжку под названием "Современная американская фантастика" или что-то в этом роде, и была эта книжка уже сильно не новая... В общем, рассказ где-то 50-60 годов.
Провинциальный городок. Домик, скамеечка, на скамеечке старик и старушка. Сидят, разговаривают - что племянница пишет, когда у двоюродной внучки зубки прорежутся... И тут к ним подходит робот и начинает торжественно вещать, что его создал один ученый, но он его убил и сбежал, а теперь планирует уничтожить человечество.
Старик со старухой окидывают робота взглядом и приходят к выводу, что это - нечто вроде голема, которого сделал когда-то рабби Лев. После чего теряют к нему интерес и продолжают свой разговор. Робот еще некоторое время вещает, а потом пытается, обиженный невниманием, напасть на старика. Старуха, недолго думая, бьет его по голове сковородкой. Робот падает.
Старик на всякий случай пишет у него на лбу тот знак, что был написан у голема. Ничего, естественно, не происходт. Старуха недовольна, старик резонно возражает: "Ты что думаешь, я рабби Лев? Таки нет!", после чего берет отвертку и паяльник и некоторое время возится с роботом. Робот встает, вполне покорный. Старуха посылает его поливать морковку, убирает на место паяльник, и они со стариком продолжают свою беседу об очень важный вещах - что там пишет племянник из колледжа, какие он там предметы изучает?
Рассказ был очень милый и очень, что называется, атмосферный. Так и видишь этот тихий дремотный городок, этих милых стариков, всю жизнь проживших рядом...
Не помню ни автора, ни названия :(
ЗЫ. Надо же, как быстро нашелся ответ! А мне до сих пор казалось, что никто, кроме меня, его не читал. Во всяком случае, никто из тех, кому я его рассказывала. Спасибо!

http://chto-chitat.livejournal.com/12867375.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_chto_chitat

Роберт М. Вегнер, "Сказания Меекханского пограничья. Север – Юг"

Пятница, 22 Июля 2016 г. 14:23 (ссылка)

Автор на самом деле поляк - и, надо сказать, еще польска фэнтези не сгинела :). Суровое повествование (цикл рассказов) о буднях горной стражи некой империи. Ледники, поехавшие горцы-людоеды, прочая нечисть. И Пафосное Превозмогание орды не простых, а хорошо дрессированных кочевников. "Их не испугаешь! Их не победишь! Их надо поубивать!" (тм). Больше всего напоминает "Зулусов" без огнестрельного оружия. По уровню здорового цинизма автор = 0,7, а то и 0,9 Сапковского :).
При этом вторая половина - не менее хорошо прописанная история людей с противоположного конца мира. Выжженная пустыня, скорпионы, очень древние и жесткие законы, фехтование на уровне фременов.


На расстоянии ярдов в сто от защитной линии работали несколько десятков солдат, вооруженных широкими коловоротами. Просверлить дыру глубиной в пару футов и шириной в десяток пальцев у любого из них занимало минуты две.
Черный Капитан некоторое время молча наблюдал за этими трудами.
– Я слышал, – сказал он наконец, – с каждого пехотинца, у которого найдут коловорот, кочевники живьем сдирают кожу. Но говорят и о том, что если перед битвой десятку-другому солдат пройтись перед нашими линиями – то никто уже не отважится на конную атаку. Кони ломают ноги. Скверная штука эти ямы.

Двадцать лет назад восьмая рота Четвертого полка Горной Стражи утратила два плаща в схватке с бандой веклавских разбойников. Двое солдат – так уж случилось – потеряли заплечные сумы. Кто-то из бандитов, должно быть, их нашел. Когда банду наконец выследили, оказалось, что головорезы бросили плащи в выгребную яму. Роту сперва отдали под суд, всю, а затем – распустили, а солдат перевели в другие отряды, где долгое время их воспринимали как отщепенцев. С того времени в Четвертом полку не было роты под номером восемь. К некоторым вещам в Горной Страже относились предельно серьезно.

Он прыгнул вперед. Позднее готов был поклясться жизнью всей своей семьи, что не заметил ее движения – попросту свистнула выхватываемая из ножен сабля, и ему внезапно пришлось остановиться в полушаге, ощущая клинок, легонько упирающийся ему чуть повыше кадыка. Рука ее была присогнута. Если бы женщина выпрямила ее, ему пришлось бы дышать без помощи носа и губ.
– Снаружи мы более-менее ровня, Аэрин-кер-Ноэль, – прошептала она. – Там ты мог до меня дотронуться. Здесь – афраагра. Здесь дотронуться до меня может лишь один из иссарам. Конечно, если я ему позволю. Если это сделаешь ты, мне придется попытаться тебя убить.

http://chto-chitat.livejournal.com/12866457.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_history_of_art

Про котиков Леонардо да Винчи и его поддельную "Мадонну с кошкой"

Пятница, 22 Июля 2016 г. 10:45 (ссылка)


Royal Collection

Лист целиком на сайте музея крупно



Надпись художника на рисунке гласит:
"Эти виды животных, из которых лев - король, из-за того, насколько гибок его хребет".












Его "Мадонна с кошкой"
не сохранилась
или не была написана.

Существуют многочисленные наброски.




(Всего сохранилось, как написано на сайте Британского музея, 6 набросков Мадонны с младенцем и с кошкой: в Британском музее - 3, в Уффици - 1, в Musée Bonnat, Bayonne - 1, в частной коллекции, Нью-Йорк - 1. Почему-то они не упоминают рисунок из Королевской коллекции)

________

Впрочем, в 1930-х прогремела сенсация - цветной рисунок для "Мадонны с кошкой" Леонардо найден!


http://history-of-art.livejournal.com/1031149.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_zina_korzina

О Галантном веке.

Четверг, 21 Июля 2016 г. 17:05 (ссылка)

  • Статья о выставке, походящей сейчас в усадьбе Кусково. Полностью текст - ТУТ.

    3f042ea18e6c124d94ca5e36e61b36bf.jpgКЛИКАБЕЛЬНО!

    Усадьба Кусково — бывшая вотчина господ Шереметевых — замечательна прежде всего тем, что здесь явлены все направления европейского зодчества XVIII века. Кинематографисты часто используют кусковские виды в качестве исторически-правдоподобного фона — можно снимать костюмные мелодрамы длиной в две-три жизни. От скромного Голландского домика — до классического Большого дворца, минуя прихотливые рокайли Грота: все вкусы и капризы Галантного столетия в гармоничном созвучии. Любое упоминание о кусковском парке обычно сопровождается разговорами о фарфоре, крепостном театре и романтическом мезальянсе графа Николая с актрисой-пейзанкой Жемчуговой, однако же, сами павильоны «увеселительного дома в Кускове» интересны ничуть не меньше.
  • http://zina-korzina.livejournal.com/1007378.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    М.Этвуд "Рассказ служанки"

    Среда, 21 Июля 2016 г. 02:15 (ссылка)

    jzkhvk4d-r

    Как-то странно закрутилось всё вокруг этой книги, окружающая реальность срезонировала с ней, или, может, книга вызывала к жизни происходящие события с целью показать на настоящих примерах, что ТАК - бывает.

    В рецензиях на "Рассказ служанки" пишут, что не верят в мир, который Этвуд описала в книге - теократическое госудаство, возникшее путём свержения демократического строя. С одной стороны - согласна, звучит немного неправдоподобно в наше время. Но, позвольте, а как же теократическая революция в Иране? Чего стоят фото иранских женщин 60-70-х годов и нынешние? Да Этвуд ничего не надо было придумывать, лишь заменить одну религиозную доктрину другой. Мне кажется, что нереальность происходящего именно от этого - как, наше кроткое христиантсво и вдруг такое? Да никогда! Но ветхозаветное христианство и иудаизм совершенно не были кроткими религиями! К примеру, сейчас в Израиле целый скандал: новый армейский раввин в ответах на вопросы на религиозном сайте подтвердил когда-то, что Галаха (традиционное еврейское право) позволяет солдатам во время войны спать в нееврейскими женщинами и даже брать их силой. Многие галахические (читай - библейские) законы неприменимы уже к современному миру. А вот Этвуд создала реальность, где эти законы снова начали применять - почему бы и нет?

    Второй момент нереальности - это кажущаяся невероятность перехода от современного мира к полному средневековью. Но давайте посмотрим на исламское государство - за пару лет люди вернулись к средневековью, причём совершенно добровольно(мужчины, само собой)! Все остальные тоталитарные секты, живущие по каконам полного патриархата и отказа от мирского, меркнут на фоне исламистов, конечно.

    Третий момент, вызывающий недоверие - это отсутствие централизованного сопротивления новому режиму. Глядя на попытку переворота в Турции, я уверена, что в современном мире и сопротивление было бы, и экстремистов быстро нейтрализовали бы (хотя турецких мятежников мне очень жалко). Но давайте не забывать, что Этвуд написала свою книгу задолго до эры современных технологий, в 1985 году. А в то время было достаточно выключить телефонную связь и закрыть газеты - всё, хаос обеспечен! Низвести современную женщину до зависимого состояния элементарно просто - запретив работать и закрыв доступ к финансам. Далеко ходить не надо: сколько случаев, когда мужчина внезапно превращается в домашнего тирана, когда женщина в долгом декрете и зависит от него материально.

    Ну, и последний момент, в котором упрекают Этвуд - нерациональное использование женского "ресурса" попытками забеременеть от бесплодных Командоров. Я думаю, что в любом тоталитарном режиме очень много нелогичного, и последнее, что в таких режимах берегут - это человеческий ресурс. А идея автора о вирусном бесплодии и мутациях мне кажется очень логичной для объяснения порядков Галаада.

    А вообще, мне кажется, Этвуд можно простить все детали за то, как она вырисовывает главную героиню. Автор не описывает внешность женщины, мы даже не знаем, как ее зовут. Минимум деталей и такая глубина погружения в образ! Маленькими, но точными мазками писатель рассказывает нам о прошлом героини, о её потерянной семье, о матери-бунтарке,которая не сдалась, и о лучшей подруге, которую в итоге система подчинила, хоть и не так, как главную героиню. Иногда трудно понять, где граница между реальностью и фантазией, но чему тут удивляться, когда единственное место свободы - это собственные мысли? От реальности же однозначно хочется убежать: бесправное, унизительное положение, узаконенные изнасилования, запрет на всё: работать, читать, смотреть в зеркало, общаться с людьми. Страшно представить, как можно существовать в таком мире...

    А, с другой стороны, что далеко ходить: нашумевший флэшмоб #янебоюсьсказать в соцсетях показал, что не так уж далеко мы ушли от теократии Этвуд. Что услышали женщины, рассказавшие о пережитом насилии? Молчи; не вспоминай об этом; это твоя вина; ты выдумываешь. И это всё под самым гадким соусом под названием "забота о женщине" - куда уж ей самой, она же тупенькая, сама о себе не может позаботиться, не знает, что для неё лучше и не понимает, в чём её счастье. Только ходит и соблазняет бедных мужчин своими греховными формами. Подозреваю, что не так уж мало в современном мире тех, кого привлекла бы идея обязать женщин ходить в пуританской одежде и не поднимая глаз. Похожим образом "заботятся" о женщинах в Галааде: ограничивают, контролируют, запугивают.

    И в описание тоталитарного режима Этвуд точна: идеология, основанная на страхе; повсеместное стукачество; регулярные чистки правящей верхушки; дефицит и нищета; постоянная борьба против внешнего врага. Властьимущие при этом ведут фривольный и относительно свободный образ жизни - их не касаются ограничения простых смертных. Всё это так знакомо, и от этого почему-то очень грустно.

    Ещё одна вещь, которую мы уже встречали в известных антиутопиях - невероятное желание любви, желание найти кого-то, кому можно доверять, рассказать свою историю, слушать его историю, отрешиться от окружающей действительно, почувствовать что-то, кроме страха и безысходности, пусть и рискуя жизнью. Именно так поступила героиня, доверившись Нику. В книге это единственный луч света, т.к. в итоге именно Ник спасает героиню. Вернее, освобождает ее из дома Командора - героиня до конца не уверена, покидает она дом во спасение или идёт на верную смерть за попытку инакомыслия. Самое страшное, что и один, и другой путь кажутся ей одинаково привлекательными, лишь бы вырваться из опостылевшей действительности.

    О дальнейшей судьбе героини мы узнаём из комментариев историка Джейсма Дарси Пихито на Двенадцатом симпозиуме по истории Галаада в 2195 году: она выжила, была переправлена за пределы Галаада по Женской дороге. Но, опять же, мы не знаем ничего о её дальнейшей судьбе и о судьбах Ника и дочери героини. Об истории Галаада мы узнаем только то, что законы этой страны ещё более ужесточились со временем. Судя по тому, что его историю изучают индейцы, дракон пожрал сам себя или существует в полной изоляции, как Северная Корея.

    И в заключение, как дополнительный бонус этой книги, отмечу то, что на входит в список 200 бестселлеров ВВС, книги из которого я неторопливо читаю. Значение это, по большому счёту, имеет только для меня, но всё же приятно уменьшить список ещё на 1 пункт.

    http://chto-chitat.livejournal.com/12865525.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_history_of_art

    Кидекша - крепость Юрия Долгорукого

    Вторник, 19 Июля 2016 г. 09:30 (ссылка)

    В 5 км к востоку от Суздаля притаился древний городок Кидекша. Сейчас это село, а когда-то в 12 веке здесь располагалась резиденция князя Юрия Долгорукого. Русские князья любили жить вне городов, справедливо опасаясь бунтов городского населения. Для этого строились укрепленные города-резиденции, самые известные - Вышгород рядом с Киевом, Боголюбово рядом с Владимиром и Кидекша рядом с Суздалем. Эти замки позволяли контролировать ближайшие города, так как возводились на речных торговых путях, например, замок Андрея Боголюбского - Боголюбово, стоял в устье реки Нерли, впадавшей в Клязьму, тем самым запирая столичный город Владимир. Кидекшу основали в устье реки Каменки, впадавшей в Нерль, тем самым запирая боярский Суздаль, который располагался на Каменке.




    Само финно-угорское слово Кидекша соответствует славянскому Каменка, по смыслу это одно и тоже - каменистая река. Крепость Юрия Долгорукого была основана примерно в 1150-х годах, в это время в резиденции возвели белокаменный собор Бориса и Глеба - один из первых во Владимиро-Суздальской Руси. Можно предположить, что Кидекша была весьма крупным городом, как и другие подобные княжеские резиденции, т.е. это было не просто княжеское подворье, пусть и укрепленное. Длина оборонительных валов Кидекши составляла примерно 1 км, в это же время такие размеры имела, например, Москва, тоже основанная Юрием Долгоруким.

    Лучше всего крепостной характер княжеской резиденции заметен со стороны Нерли, строения Кидекшы стоят на высоком речном берегу, который видимо еще специально укреплялся земляными валами.


    К сожалению, древнерусская фортификация Кидекши почти не сохранилась. Уже в 18 веке о характере города было мало что известно, например, летописец Суздаля Анания Федоров, живший в это время, излагал очень путанный рассказ о Кидекше:

    >>>>>На месте, где ныне в селе Кидекше церковь, близь тоя церкви был двор Великих Князей Суждальских, загородной, и благоверный Князь Великий Георгий Всеволодович восхоте ту на береге Нерли устроити церковь каменную соборную, и град с крепостию пренести на оное место, но по некоему явлению возбранен бысть, остави то свое начинание, и устрои церковь прекрасну, и пречудну каменную соборную на том месте, где была прежде внутри кремля города, а на том месте, где хоте крепость городовую устроить и соборную церковь на берегу Нерли, устроив из камения, оставшаго от строения соборныя во граде Суждале церкви, церков святых мучеников Бориса и Глеба, и монастырь согради на обитание иноком, и прозва то место Кидекша, то есть покинутое, или негодное; (до зде от повести словесной)

    Здесь Анания Федоров перепутал князя Юрия Владимировича Долгорукого с Юрием Всеволодовичем, зато интересно его утверждение, о том, что русские князья хотели перенести город Суздаль в Кидекшу, но по какой-то причине этого не случилось.

    Река Нерль.



    Об основании града Кидекши есть упоминание в Супрасльской летописи: "А Кыдешьшскую церков постави Борис Михалькович сын брата Андреева и Всеволожя и сыпа город Кидекшу той же Городец на Волзе" Здесь летописец тоже перепутал князей, так как речь могла идти только о Борисе Юрьевиче - сыне Долгорукого, который и был похоронен в церкви Бориса и Глеба в Кидекше. Зато есть упоминание о возведении здесь крепости - " сыпа город Кидекшу", город на Руси это прежде всего укрепление и укрепление земляное, поэтому города именно "сыпали" - насыпали земляные валы.




    Ныне весь комплекс Кидекши - это перестроенный храм Бориса и Глеба 12 века, зимняя церковь Св.Стефана 1780 г. и колокольня с оградой 18 века. Колокольня уже стала "пизанской", так как ощутимо накренилась вбок.


    О судьбе Кидекши в позднейшее время известно мало, город сильно пострадал после монгольского нашествия и видимо так и не возродился вновь, в этом месте был основан монастырь.
    Церковь Кидекши давно утратила свою главу, изначально храм был похож на церковь Покрова на Нерли или Дмитровский собор во Владимире. В 16-17 вв. своды храма рухнули, и при реконструкции большую древнерусскую главу заменили маленькой нынешней главкой.



    Но даже в перестроенном виде церковь несет в себе черты романского стиля архитектуры, скорее всего Юрий Долгорукий приглашал для строительства зодчих из западной Руси из Галицко-Волынского княжества, где были сильны связи с Европой.


    На рубеже XIX-XX вв. к церкви был пристроен притвор, расписанный в 1913 г. к празднованию 300-летия Дома Романовых.


    Храм сейчас хорошо отреставрировали, внутри можно увидеть архитектурные детали и фрески 12 века, также вскрытые полы в алтарной части, где обнаружилось много элементов старого сооружения.


    В центре храма был обнаружен омфал или "пуп земли", важная часть византийских церквей, омфал присутствует, например, в Св. Софии в Константинополе, но для Руси омфалий Кидекши 12 в. уникален.






    Борисоглебская церковь строилась как усыпальница семьи Юрия Долгорукого, хотя сам князь умер и был погребен в Киеве.
    В южном аркосолии храма Бориса и Глеба был похоронен князь Борис Туровский (сын Юрия Долгорукого), умерший в 1159 г. Фреска Деисус поздняя 18-19 вв. Перед княжеской гробницей лежит надгробная плита могилы 17 века, на ней надпись - "лета 7114 (1606) августа 18 дня преставися раб Божий князь и старец Исайя Петров на память святых мученик Флора и Лавра".


    В 17 веке суздальский воевода Тимофей Савелов вскрыл княжеский саркофаг и увидел, что на скелете превосходно сохранились остатки драгоценной одежды: "поверх лежит неведомо какая одежда шитая золотом... на ней же вышит золотом орел пластаной одноглавной, а от того орла пошло на двое шито золотом же и серебром узорами...
    Надо сказать, что гробница невелика размерами, князь Борис имел рост, видимо, не больше 150-160 см, что для средних веков почти норма.


    На противоположной стене аркосолий с гробницей жены князя Бориса - княгини Марии. На фреске 12 века изображены святые жены среди Райского Сада, справа стоит мученица Мария – покровительница княгини. Также где-то тут, у северной стены, должна быть могила дочери князя Бориса Ефросинии, внучки Юрия Долгорукого.




    Фрески 12 века на стенах церкви.


    Так как церковь Борисоглебская это изображение всадников часто трактуют именно как Бориса и Глеба, хотя кто это неизвестно.


    Вскрытый пол центральной апсиды, на стенах видны остатки фресок 12 века


    Престол придельного храма, XIII век.


    Фрагмент белокаменной колонны и кирпичное мощение полов.


    На переднем плане основание древнего белокаменного престола, XII век.


    Граффити на столбе - голова Адама с проросшим крестом.




    В 1780 г. рядом с Борисоглебской церковью была выстроена небольшая каменная церковь святого первомученика Стефана с высокой двускатной крышей. Оба храма принадлежали Борисоглебскому монастырю, основанному на месте старой княжеской резиденции.




    Святые ворота Борисоглебского монастыря.






    Спуск к реке Нерль из цитадели Кидекши. С большой долей вероятности этот спуск к речной пристани или мосту существовал уже в 12 веке, здесь должна была стоять воротная башня. Нынешняя дорога сохранила каменное мощение видимо 19 века, что говорит о ее важности, здесь вплоть до второй половины 20 века был спуск к деревянному мосту через Нерль, по которому проходил путь из Суздаля в Городец. Этой дороге более 800 лет.


    Общий вид городища Кидекши. Исходя из довольно крупных размеров этого средневекового города, можно предположить, что он мог иметь отдельную цитадель с княжеской резиденцией и укрепленный посад вокруг. В свое время А.Д. Варганов нашел к северо-западу от резиденции остатки оборонительных валов.


    Слева, видно место, где стояли ворота, через которые цитадель сообщалась с пристанью.


    Этот холм напротив, скорее всего, тоже входил в состав города. К сожалению, системных археологических раскопок в Кидекше не проводилось, исследовали только территорию церкви Бориса и Глеба, а вся местная топография это терра инкогнита. Старую дорогу сдвинули южнее, теперь она идет по современному мосту.


    Я сколько не искал, так и не нашел остатки валов с напольной стороны, обнаруженные Варгановым в первой половине 20 века. Что сами валы, что их следы полностью исчезли. И это, надо сказать, странно, так как со стороны поля укрепления города должны быть серьезными, например, валы во Владимире видели все, за 800 лет они не исчезли, хотя в большом городе, коим является Владимир, возможностей для их уничтожения много больше, чем в маленьком селении Кидекша. Здесь даже сейчас всего несколько десятков домов, решительно непонятно, как малочисленное население деревни или насельники монастыря смогли срыть, распахать без остатка линию валов, предположительно в 1 км длинной, а главное - зачем?





    Есть предположения, что посад Кидекши мог доходить на юге до самого устья Каменки, его видно тут вдалеке, т.е. весь низкий берег, что справа, мог быть заселен. Дальше, за устьем Каменки, на более высоком месте располагается село Новоселка Нерльская, археологически доказано, что это поселение является ровесником Кидекши.


    Кстати, из Новоселки Нерльской контролировать устье реки Каменки много проще, чем из Кидекши, так как банально ближе, две реки омывают высокое плато этой деревни с двух сторон. Это природная крепость, почти наверняка в средние века там существовала какая-то фортификация.


    В Кидекше сохранилось несколько старых изб, самая красивая стоит у дороги на самом видном месте.


    Но существенную часть застройки села занимают сейчас отнюдь не старые избы. Судя по домам, здесь живет много зажиточных людей, возможно, это чьи то дачи, так как для местных жителей Кидекши или Суздаля высокооплачиваемой работы здесь никакой нет, а на провинциальную зарплату такие хоромы не построишь.




    Все бы ничего, но жилые дома, на мой взгляд, стоят слишком близко к историческому комплексу Кидекши и откровенно портят весь вид.


    За деревней располагается кладбище, меня привлекла сюда небольшая часовня, видимая издалека. Надо сказать, что кладбище здесь тоже солидное, это лишний раз подтверждает, что в Кидекше сейчас живут люди весьма обеспеченные.








    Мои посты о Владимиро-Суздальской земле:
    Сумрачный Суздаль
    Ветхий город Владимира
    "Новый город" старого Владимира
    Владимир - вторая столица Руси
    Боголюбово - замок князя Андрея

    http://history-of-art.livejournal.com/1030568.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    А.Мёрдок "Бегство от волшебника"

    Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 15:30 (ссылка)

    Begstvo_ot_volshebnika

    Была немного удивлена, обнаружив на дружественном книжном ресурсе, что на эту книгу написано столько рецензий. Возможно, это связано с популярностью автора. Я давно хотела познакомится с творчеством Мёрдок - не зря же она так популярна, лауреат Букера, герой кинофильма. Наверное, я начала своё знакомство с её творчеством не с того произведения - книгу я купила случайно, перед посадкой на самолёт. Начинала читать два раза, но как-то не шло. В итоге книга перекочевала в пляжную сумку, лето выступило спонсором прочтения, и за пару походов на море я её осилила.

    Во время чтения меня не покидало странное чувство, что я купила Мердок, но читаю Кафку, которого я, без сомнения, уважаю, но знакомство с его творчеством дальше "Процесса" не пошло. А ещё "Бегство от волшебника" чем-то напоминает "Волхва" Фаулза - и тоже не в моём вкусе книга.

    Мне не нравятся книги(или я не дотягиваю до них уровнем развития, к сожалению), где я не могу уловить линии повествования и понять логику, мотивы поведения героев, их историю. Я уверена, что есть поклонники такого жанра, не могу не признать, что есть что-то завораживающее в подобном повествовании, когда ждёшь развития событий, а они всё не наступают, или наступают, но логики в событиях нет никакого, и последующее никак не связано с предыдущим. Этим атмосфера книги показалась мне похожей на атмосферу книг японских писателей, которые(простите, поклонники японской литературы!) - тягучая, странная и бесконечная.

    Странные, неадекватные люди, которые совершают непонятные поступки. Из запомнившегося, например. выбрасывание драгоценных камней в реку или метание пресс-папье в аквариум с последующей дракой. Или как вам начальник. который то ли любит подчинённую, то ли терпеть не может, делает ей предложение, когда она внезпно приезжает к нему на спортивном автомобиле, а потом жених внезапно сбегает за границу. Миша Фокс - вообще непонятный тип, как, впрочем, и всё его окружение. Итоговое впечатление после прочтения "что это было?".

    Поэтому с сожалением констатирую, что книга не понравилась, не моё совершенно. Но я собираюсь дать А.Мёрдок шанс и прочитать "Море, море" - букеровского лауреата.

    Может, здесь есть поклонники творчества Мёрдок, которые могут порекомендовать, что из творчества этого автора стоит прочитать?

    http://chto-chitat.livejournal.com/12862922.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Ф.У.Крофтс "Контрабандный груз"

    Суббота, 16 Июля 2016 г. 20:52 (ссылка)

    Обратный детектив - то есть когда читателю известны преступники и вся интрига в том как же полиция их разоблачит (а в том что она их разоблачит нет никаких сомнений - раз уж книга об инспекторе Френче то она никак не может закончиться тем что серийный сыщик не смог ничего обнаружить).
    Но когда я начинал чтение я не знал что детектив обратный и все ждал что затея с контрабандой окончится настоящим, детективным убийством - то есть таким, что непонятно кто злодей. Убийство, конечно, произошло, но оказалось не таким как я ожидал - никакой загадки для читателя. Наверное, знай я заранее что это обратный детектив, получил бы больше удовольствия - настроившись на нужную волну и ожидая загадки в духе "ну и на чем же они попадутся?"... Хотя с другой стороны, я бы начал примечать слабые моменты в задумке контрабандистов, и эта загадка оказалась бы еще проще чем она есть. Хотя и была пара моментов которых я почти забыл, а затем автор красиво поставил их на свое место.

    http://chto-chitat.livejournal.com/12861815.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Артуро Перес-Реверте, "Добрые люди"

    Пятница, 16 Июля 2016 г. 02:56 (ссылка)



    Адмирал вновь открывает «Syst`eme de la nature». – Вот, послушайте: «Если вам нужны химеры, то позвольте и ближним их заводить. И не рубите им головы, когда они не захотят бредить по-вашему…» Что скажете?

    История нескольких людей - двух пар и одиночки. А также тех, кто их окружал. И о книгах - "философских" и не очень.
    Прекрасны "камео" некоторых реальных людей - от военного-писателя до доктора-коновала с прогрессивными взглядами. Поразительная работа. И на редкость многоплановая. В книге практически нет однозначно плохих или хороших героев (хотя два хороших человека есть). Вот автор буквально катком ездит по Испании XVIII века - но затем герои попадают во Францию, страну мечтаний некоторых из них. И... :) Очень, очень приятно и интересно читать. Регулярно ловишь себя на параллелях с отечественной историей и культурой - благо Реверте не раз упоминает Россию. Актуально.
    Только списка книг, которые Реверте использовал при написании, хватит на пару диссертаций (и часть я попробую прочитать). А он ведь еще и поездил, сверяясь с книгами, путевыми записками, с картами, гравюрами и даже Googlemaps. И рассказ о создании книги - не менее хорош, чем выдуманные истории. Не говоря о фехтовании. Вот Реверте - Писатель.


    http://chto-chitat.livejournal.com/12861153.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Книги и зеркала

    Четверг, 15 Июля 2016 г. 03:20 (ссылка)

    О трёх научно-фантастических книгах: "Роза и червь" Роберта Ибатуллина, "Задача трёх тел" Лю Цысиня и "Эхопраксия" Питера Уоттса.
    И, соответственно, о трёх хронотопах : российском, китайском и американском.

    Расхожее представление, конечно, – что литература есть отражение общества, порождающего её. Или, ещё говорят, зеркало.
    В общем, художественное отражение. Художественное – то есть, если зеркало, то в красивой рамочке. И хоть лично меня в книгах намного больше интересует природа амальгамы, но и рамочка тоже представляет собой немалый познавательный интерес. Поэтому сегодня больше об этой самой рамочке.

    Недавно прочитанные мной три книги: "Роза и червь" Роберта Ибатуллина, "Задача трёх тел" Лю Цысиня и "Эхопраксия" Питера Уоттса помимо общей категории научной фантастики, имеют между собой мало общего – очень уж они разные, – но вот их суммарное лингвистическое действие как раз дало некий общий синергетический эффект и сформировало вполне явную совместную результирующую.

    Почему именно эти книги, в общем-то, понятно – ведь каждая из них в своём языковом сегменте достаточно знаменательное явление: к примеру, роман Ибатулина в русскоязычном фантобществе стал просто-таки долгожданным событием – уж слишком долго никто из наших авторов не писал в жанре твёрдой НФ.
    (Можно было бы, конечно, и роман Ольги Онойко "Сфера – 17" взять, но в данном случае правильнее руководстваться не вкусовщиной, а мнением большинства)

    В китайской же НФ флагманом на сегодня считается Лю Цысинь. Он у них, так сказать, ледокол, определяющий направление.
    А вот в англоязычной science fiction всё, конечно, не так просто – хватает и ледоколов, и авианосцев, и премиум-яхт. Но и здесь Питер Уоттс выделяется на общем фоне радикально, судя по высказываниям тамошних критиков.

    Да, кстати. В вопросе, о котором я сегодня, только фантастику и можно брать в расчёт – вся остальная литература бесполезна.
    Фантастика – именно она заглядывает в наше будущее. Нет, не предсказывает – но ощущает. Пусть она и не всегда предсказательна, но зато визионерство в ней присутствует всегда – вне зависимости от посыла того, кто её пишет.

    Итак, категория одна, но книги совершенно непохожие – и вроде бы изначально непонятно даже как сравнивать. Да. Но есть и ещё одно, объединяющее их помимо категории, знаковости и визионерства: каждая, на мой взгляд, соответствует уровням развития культуры обществ – я бы даже сказал хронотопов, давших им жизнь: российского, китайского и американского.

    Опыт чтения научной фантастики у меня довольно большой – с семидесятого года прошлого века и по прошествии сорока шести лет уже есть с чем сравнивать.
    Так вот когда читаешь роман Ибатулина, по моим ощущениям попадаешь в ту самую незабываемую атмосферу американской научной фантастики пятидесятых – шестидесятых годов, времён классической космооперы, – не берроузовской, конечно, а, скорее, ближе к кэмпбелловской. Правда, мы здесь впервые той атмосферы глотнули только в начале девяностых – с опозданием на тридцать – сорок лет.
    ("Пасынки Вселенной" и "Саргассы в космосе" не в счёт)

    Нет, влияние нового времени с её чуть ли не обожествляемой цифровой парадигмой как очередной религией для типа умных тоже присутствует, несомненно – но это всё же больше резьба поверх классического узора: законы жанра диктуют – и из наезженной колеи набитого многими до тебя нарратива никуда особо не денешься.
    Поэтому однозначно: шестидесятые. Именно так и видели будущее американские фантасты той генерации.

    (А мне снова нет ещё и тридцати – как в девяностые)

    Теперь Лю Цысинь. Китайская научная фантастика – это для меня оказалось как открытие. Открытие – Правда, всё равно узнаваемо китайское – национальный колорит чувствуется не только в именах главных героев. Но…
    Но опять же – атмосфера. Этот воздух мне тоже приятно знаком. Всё те же самые индустриальные и космические американские – может быть, только года на этот раз уже шестидесятые – семидесятые. То есть в нашем российском хронотопе всё те же дикие и кайфовые российские девяностые.
    А Айзек Азимов, как мне кажется, мог бы с удовольствием прочитать цысиневский роман на страницах Astounding Science Fiction – правда, чувствуется, уже не годов редакторства Джона Кэмпбелла, а Бена Бовы – семидесятых годов выпуска.
    Времён, когда в пророках ещё ходили интеллектуалы, а божеством считалась наука.

    (Хотя в отношении подобной фантастики советская цензура, следует признать, была менее щепетильной – подобного рода капиталистическая зараза и раньше просачивалась через наш уже весьма ржавый к тому времени железный занавес. К примеру, Артур Кларк или всё тот же Айзек Азимов – его роман "Сами боги" мне удалось прочитать ещё в пятом классе, а "Три закона робототехники" и ещё раньше)

    Ну и наконец, Питер Уоттс. Думаю, те кто знаком с его книгами, согласятся со мной – такой фантастики мы раньше уж точно не читали. Это вам уже никакой не постмодерновый киберпанк: Нео распят, причём вверх ногами, Тринити зомбирована, а вместо прометееподобного богоборца Морфеуса со страниц книг Уоттса ухмыляется нечто уж вовсе нечеловеческое – такое, что даже и вампиры здесь выглядят не сказочными персонажами, а вполне органичными соавторами сюжета.
    Нет, мы его такое Будущее ещё не видели – глядящее сквозь глазницы коллективного разума, который и не разум вовсе.
    И если пользоваться метафорой о времени как реке, то эта вода будущего откровенно припахивает серой.
    Да и вода ли? Скорее, она там, если и присутствует, то лишь в составе более сложной композиции – типа H2SO4. Уж слишком иногда она обжигает.

    А теперь по сумме впечатлений.

    Три книги. Все написаны о будущем. И есть у меня очень явное ощущение того, что хоть все три наших человеческих сообщества вроде как и сосуществуют в одном общем миге сегодня, хоть временные линии их параллельны, но они существенно смещены между собой во времени – уж слишком разное будущее видится из этих наших сегодня. В науке существует такое понятие как гетерохрония – то есть разновременность.
    И я не могу представить, что роман, подобный уоттсовскому, мог быть написан нашим российским писателем. Просто потому, что нам здесь нужно ещё хотя бы парочку поколений переходных будущих перед этим пережить и осмыслить. Наш уровень на сегодня именно "Роза и червь".

    К тому же ещё и обременённый у жителей российской метрополии их чисто московитским комплексом неполноценности – если вспомнить самые популярные у нас сериалы: лукьяненовский о дозорах и пановский тайногородской с прозрачно завуалированной мечтой о Москве как столице мира.

    (А ведь весьма похожая перверсия, по-моему, проявлялась, пусть и не так явно, и в американской космоопере – в описываемом ими будущем практически все герои носили имена, явно относящие их исключительно к потомкам Британских островов)

    В общем, если судить по уровню развития фантастики, получается, что мы в эволюции собственного хронотопа отстали от американцев лет так примерно на пятьдесят и когда мы пытаемся заглянуть за горизонт, видим там совсем разные будущие.
    Похоже, да. И по ощущениям у нас здесь пока ещё какой-то аналог их маккартизма пятидесятых в самом разгаре. Правда, и китайцы где-то тоже недалеко от нас убежали – у них ещё только Кеннеди на подходе.

    (В принципе, понятно: китайцы выпали из общечеловеческого потока на много меньший срок – и начали позже, и вернулись раньше. А нашей перпендикулярности (с её неизбежным переходом в реверсивность), за исключением периода девяностых, уж скоро как век будет)

    Но несмотря на это, волей-неволей, но: оценивая развитие российского сегмента всемирного фантастического жанра – его результирующий вектор и общую кинематику процесса, однозначно, что уже на протяжении достаточно значимого периода времени движемся мы всё же след в след в кильватере исключительно американском – никакого продолжения интереснейшего пути советской фантастики я лично сейчас не вижу. На смену Ефремову и Стругацким никто не пришёл.
    И не придёт в ближайшем будущем.

    (Что ж, хотя бы советские цензоры могут быть довольны – оказывается, общество и без них прекрасно справляется с диссидентствующей заразой)

    В принципе, про рамочки всё. Теперь немного об амальгаме.

    Хорошая метафора про культуру как зеркало. Мне нравится. И про время как реку тоже хорошая. И ещё лучше, что метафоры эти можно соединить в одну – ведь в воду тоже можно смотреться как в зеркало.
    И как бы ни было, но и мы, и китайцы, и американцы – всё равно все одномоментны и вода наша общая. Но вот сами мы из разных времён – одни современные, а другие отставшие как минимум на полвека. А это как минимум три поколения. И поэтому понятно, что когда мы смотрим на воду современности как в зеркало, то видим совсем разные картины – и прежде всего преломлённое под индивидуальным углом личных интенций собственное отражение в контексте единого с собой культурного хронотопа. Хронотопа, из которого будущее всё ещё видится как всего лишь космическая опера с её межзвёздными империями, межгалактическими корпорациями и всё той же до боли родной и такой понятной властью денег.

    Отсталые мы? Наверное, так. Хотя, я лично не соглашусь с подобным определением: можно ведь и сказать, что мы ещё просто молоды?

    Что ж, вот и остановлюсь на этом определении – такой ракурс взгляда ведь тоже имеет место быть?
    А раз так, получается, у нас с китайцами на целых два будущих больше, чем у американцев.

    Да и время ведь как вода – хоть мы и параллельны, но Лобачевский-то доказал: параллельности тоже пересекаются – так что, авось, всё ещё у нас впереди. Уж извините за вынужденную антиномию, но, подозреваю, турбулентные процессы, определяющие глубинную структуру амальгамы нашего общего времени-воды-зеркала, тоже имеют свою подсознательную каузальную основу. А раз так, всё в этом мире имеет своё продолжение.

    И я совсем не удивлюсь, если Полдень для нас наступит уже в XXI веке.
    А может быть, мы сегодняшние ещё успеем даже расшифровать сигнал, посланный с двойной звезды 61 Лебедя.

    Время – оно не линейно. Визионеры – они видят не собственные фантазии. Что бы там они сами себе ни думали.

    http://chto-chitat.livejournal.com/12860798.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
    lj_chto_chitat

    Карлос Руис Сафон "Тень ветра": Тени прошлого на улицах Барселоны

    Четверг, 14 Июля 2016 г. 22:56 (ссылка)



    «Барселона – колдунья, понимаете, Даниэль? Она проникает тебе под кожу и завладевает твоей душой, а ты этого даже не замечаешь»
    Если из этой фразы вы решили, что книга Карлоса Руиса Сафона «Тень ветра» про Барселону и ее красоты – это вы зря. И не про Барселону, и не про юношеские страдания и опыты первых влюбленностей (хотя главный герой как раз подросток и влюбленностей там хватает), не про быт и нравы букинистов, не про сволочную жизнь честных людей в Испании эпохи Франко и не про то, что история непременно повторяется минимум дважды – в первый раз в виде трагедии, а второй - фарса… Вообще очень сложно ответить на вопрос, о чем та или иная художественная книга.


    То есть с ширпотребом, не стоящим бумаги, на котором его напечатали, все понятно. Такая книга может быть «про любовь» или «про расследование убийства» (к примеру), а хорошая книга всегда – про жизнь. Пропущенную, как луч света, через призму восприятия автора и разложившуюся на радужный спектр сюжетных линий. «Тень ветра» - как раз такая, хорошая книга.

    Карлос Руис Сафон – очень известный современный автор, активно переводящийся на русский. Но учитывая то, что испанских писателей, помимо Сервантеса и Лопе у нас в основном знают только изучающие язык и спецы-регионоведы, и узок их (наш) круг, не странно, если вы про него прежде не слышали.

    Пересказывать сюжет даже в формате аннотации я, честно говоря, не вижу смысла – надо читать саму книгу, а не ее краткое содержание. Ну разве только совсем коротко завязку расскажу, чтоб было понятно, интересно ли вам такое чтение: в руки Даниэля, сына букиниста, попадает очень интересный роман малоизвестного автора с загадочной судьбой, а вскоре выясняется, что некто разыскивает книги этого автора и уничтожает их… Фи! Нет, это невозможно - я заговорила тоном маркетолога. В общем, интересно – читайте!
    Я со своей стороны очень советую: интересный сюжет с элементами детектива (я вот думаю, а без этих самых элементов книги бывают или они – обязательная черта увлекательного сюжета?); прекрасный слог – спасибо переводчикам (мне тут недавно озвучили, какой гонорар получает переводчик художественной литературы за свой ювелирный труд… Слушайте, это ж святые люди!).

    Если понравится и захочется еще, поищите его же романы «Марина», «Игра ангела», «Узник неба» и подростковую «Трилогию тумана». Чем я, к слову, и собираюсь заняться, как освободится место на моей книжной полке.

    И да, кстати, про Барселону, с которой я начала. Все так. По крайней мере, у меня. С каталонской столицей у меня очень долго не складывалось взаимопонимания, пока однажды… Но это уже совсем другая история. Теперь вот, начитавшись Сафона, хочу в Барну и чтоб непременно в какую-нибудь букинистическую лавочку. С этой частью Барселоны я пока не знакома, так что если знаете места, пароли, явки – сдавайте! Буду благодарна.

    http://chto-chitat.livejournal.com/12860582.html

    Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

    Следующие 30  »

    <век - Самое интересное в блогах

    Страницы: [1] 2 3 ..
    .. 10

    LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
    О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda