Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 1001 сообщений
Cообщения с меткой

блокада ленинграда - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Бахыт_Светлана

КАК "МЯУКАЮЩАЯ ДИВИЗИЯ" ЛЕНИНГРАД СПАСЛА, ИЛИ ПОЧЕМУ ЦЕННЕЕ КОШКИ ЗВЕРЯ НЕТ

Суббота, 20 Августа 2016 г. 15:27 (ссылка)


Кошки блокадного Ленинграда






Кошки блокадного Ленинграда


Представить себе современный Санкт-Петербург без кошек практически невозможно, мурлыки здесь повсюду. В городе даже установлено несколько памятников кошкам, и это неспроста: в годы Великой Отечественной войны "мяукающая дивизия" спасла северную столицу от голода и эпидемий. Почему ценнее кошки для петербуржцев зверя нет - читайте далее.
Читать далее...
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Егор_Зима

Нелюди блокадного Ленинграда

Воскресенье, 10 Июля 2016 г. 18:59 (ссылка)











 





















Русская пословица "кому война, а кому мать родна" хорошо отражает происходящее в блокадном Ленинграде. Результаты обысков воров, спекулянтов и других социальных паразитов удивляли даже видавших виды оперативников.




22 июня 1941 года тысячи ленинградцев выстроились в очереди возле военкоматов. Но были и другие – те, кто поспешил к продуктовым магазинам. Они запасались сахаром, консервами, мукой, салом, растительным маслом. Но не для того, чтобы прокормиться, а для того, чтобы потом продать все эти запасы или обменять их на золото и драгоценности.



За буханку хлеба или банку сгущённого молока спекулянты заламывали астрономические суммы. Горожане считали их едва ли не самыми страшными из преступников, действовавших в Ленинграде в дни блокады.



Сценарий лета 1941-го



Руководители Ленинграда в первые дни войны были уверены в том, что враг никогда не подойдёт к стенам города. К сожалению, события начали развиваться по другому сценарию.



В первый же день блокады, 8 сентября 1941 года, запылали Бадаевские склады, город остался без сахара и множества других продуктов. А карточную систему в Ленинграде ввели только 18 июля, когда фашисты стояли уже под Лугой.



Тем временем ушлые работники торговли, спекулянты и прочий дальновидный народ уже набивали свои кладовые всем, чем только можно было поживиться, и что потом могло принести доход.



Руководящий состав Ленинградской милиции в период блокады. Сидят (слева на право):



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Е.С. Грушко, И.А. Аверьянов, М.П. Назаров. Стоят (слева направо): А.С. Дрязгов, П.В. Петровский. 1942 г.



Уже 24 июня, на третий день войны, сотрудники ОБХСС задержали сестёр Антиповых. Одна из них натаскала домой больше центнера муки и сахара, десятки банок консервов, сливочное масло – словом, всё, что можно было унести из столовой, где она работала шеф-поваром. Ну, а вторая притащила домой чуть ли не весь галантерейный магазин, которым заведовала.



По мере того как ухудшалось снабжение города продовольствием, набирал обороты чёрный рынок, цены росли ежедневно. Сотрудники аппарата БХСС и других служб милиции выявляли тех, кто требовал за продукты ювелирные изделия, бриллианты, антикварные вещи и валюту. Результаты обысков удивляли даже видавших виды оперативников.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Работники ленинградской милиции отрабатывают приёмы метания гранат. 1941 г.



Нередко у спекулянтов вместе с ценностями и большими запасами продуктов изымались списки с фамилиями и адресами коммунистов и комсомольцев, членов семей офицеров и бойцов Красной армии. Так что видеть в спекулянтах только людей, которые умеют делать деньги и не интересуются политикой, – ошибка. Война и блокада это убедительно доказали.



В ожидании «нового порядка»



Спекулянты стремились запастись именно золотом и другими ценностями – на тот случай, если в город придут фашисты и установят «новый порядок». Таких людей было немного, и рассматривать их как пятую колонну фашистов нельзя. Но горя они принесли немало. Типичным в этом плане было дело некоего Рукшина и его сообщников.



Сам Рукшин попал в поле зрения сотрудников ОБХСС ещё до войны. Очень уж он намозолил глаза, толкаясь возле скупочных пунктов «Торгсина» и «Ювелирторга». Незадолго до войны Рукшин был взят с поличным, осуждён и находился в колонии. Но на свободе оставались его сообщники.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками МВД у преступников в блокадном Ленинграде



Под стать Машковцеву были брат и сестра Дейчи. Во время НЭПа они держали несколько магазинов. Тогда же Фаина Дейч вышла замуж за Рукшина. Торговали они умело, а вырученные деньги превращали в золотые монеты и другие ценности. Свою коммерцию супруги продолжали и после ликвидации НЭПа. Сколоченная шайка строго соблюдала правила конспирации. Обходились без расписок, а все разговоры по телефону велись в иносказательной форме.



Цинизм этих людей не знал границ. Хотя на допросах они топили друг друга, но каждый задавал следователям один и тот же вопрос: вернут ли им изъятые ценности? А изъято было немало: три килограмма золота в слитках, 15 кулонов и браслетов из платины и золота, 5415 рублей в золотых монетах, 60 килограммов изделий из серебра, почти 50000 рублей наличными деньгами и… 24 килограмма сахара, консервы. И это был август 41-го!



8 сентября 1941 года замкнулось кольцо вражеской блокады. Опустели полки магазинов, росли очереди за хлебом, остановился городской транспорт, отключили телефоны, дома остались без электроэнергии. Ленинград погрузился во мрак. 20 ноября 1941 года иждивенцы стали получать 125 блокадных граммов.



Продукты на вес золота



В городе росло количество преступлений. Всё чаще в милицейских сводках мелькала информация о кражах «на рывок» (у людей вырывали сумки с хлебным пайком), об убийствах из-за продуктовых карточек, о грабежах пустых квартир, хозяева которых ушли на фронт или уехали в эвакуацию. Заработал чёрный рынок.



Особое внимание привлёк некий Рубинштейн – оценщик одной из скупок «Ювелирторга». Он умышленно занижал стоимость ювелирных изделий, приносимых на комиссию, в несколько раз, затем сам же их покупал и тут же перепродавал – либо спекулянтам, либо через подставных лиц в ту же скупку или «Торгсин».



Активными помощниками Рубинштейна были Машковцев, Дейч и его сестра Фаина, жена Рукшина. Самому старому члену шайки было 54 года, самому молодому – 34. Все они были выходцами из богатых семей ювелиров. Несмотря на все бури, что пронеслись над страной, эти люди сумели не только сберечь, но даже приумножить свои богатства.



В 1940 году Машковцев оказался по делам службы в Ташкенте. И там он нашёл золотое дно – подпольную чёрную биржу, где можно было купить золотые монеты и другие ценности. Навар от перепродажи купленных в Ташкенте ценностей был такой, что Машковцев бросил работу и полностью переключился на перепродажу золота.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Жители города у ларька с товарами, 1943 год.



Продукты в прямом смысле слова стоили на вес золота. За золотые монеты, украшения с бриллиантами можно было выменять кусок сливочного масла, стакан сахара или манки. При этом надо было смотреть в четыре глаза, чтобы тебя не обманули. Нередко в консервных банках находили обычный песок или приготовленные из человечины фрикадельки. Бутылки с натуральной олифой, которую делали на подсолнечном масле, заворачивали в несколько слоев бумаги, потому что олифа была лишь сверху, а вниз наливали обычную воду. В заводских столовых одни продукты подменяли другими, более дешёвыми, а появившиеся излишки снова шли на чёрный рынок.



Типичным в этом плане было дело спекулянта Далевского, заведовавшего небольшим продуктовым ларьком. Вступив в сговор с коллегами из других торговых точек, он превратил свой ларёк в место перекачки продуктов.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Деньги и изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде



Далевский отправлялся на одну из толкучек, где присматривал покупателя на свои продукты. Затем следовал визит к покупателю. Торговаться Далевский умел. Его комната в коммуналке постепенно превращалась в антикварную лавочку. На стенах висели картины, шкафы были набиты дорогим хрусталём и фарфором, а в тайниках лежали золотые монеты, драгоценные камни, ордена.



Оперативники ОБХСС и уголовного розыска быстро взяли Далевского под наблюдение и выяснили, что его особенно интересуют люди, имеющие доллары и фунты стерлингов. Всё началось с обычной ревизии в ларьке. Естественно, у Далевского всё было в ажуре – копейка в копейку, никаких излишков…



Далевский не испугался, считая, что это просто плановая проверка, и продолжал работать по сложившейся схеме. Вскоре в его ларьке накопился запас – более центнера продуктов. И вот тут нагрянули сотрудники ОБХСС. Дать какие-то объяснения Далевский не смог. Пришлось сознаваться…



Только изъятые монеты и ювелирные изделия потянули по государственным ценам на сумму боле 300 000 рублей. Почти во столько же были оценены хрусталь, фарфор и картины. О продуктах говорить не стоит – зимой 42-го им в блокадном Ленинграде цены не было.



Фальшивые карточки



Особое внимание сотрудники милиции уделяли работе карточных бюро. И надо сказать, что в самые трудные дни блокады они работали безупречно. Сюда направляли самых проверенных людей. Однако к карточкам нет-нет да и прорывались нечистоплотные дельцы. Именно такой оказалась заведующая карточным бюро Смольнинского района некая Широкова. Приписывая «мёртвые души» и фиктивно уничтожая карточки ленинградцев, уехавших в эвакуацию, эта дамочка сколотила приличный капиталец. При обыске у неё изъяли без малого 100 000 рублей наличными.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Особое внимание было уделено и борьбе с фальшивомонетчиками. Надо сказать, что фальшивых денег в блокадном Ленинграде никто не печатал. На бытовом уровне они практически ничего не значили. А вот продуктовые карточки были в полном смысле слова дороже любой картины из Эрмитажа.



К чести ленинградских печатников, которые изготовляли карточки, нужно сказать: ни один комплект из цеха не ушёл налево, ни один сотрудник даже не попытался сунуть в карман комплект карточек, хотя у многих родственники умерли с голода. И всё же…



Предприимчивые люди карточки печатали. Именно так поступали Зенкевич и Заломаев. Они имели бронь, поскольку работали на заводе, где изготовлялась продукция для фронта. Познакомившись с уборщицей цеха, где печатались карточки, Зенкевич и Заломаев уговорили её приносить отработанные литеры и обрезки бумаги.



Типография заработала. Появились карточки, но их нужно было отоваривать. Для этого требовалось установить надёжные контакты с работниками торговли. Вскоре Зенкевичу и Заломаеву удалось найти нужных людей.



Подпольная типография просуществовала три месяца. В руки расторопных дельцов перекочевали четыре тонны хлеба, более 800 килограммов мяса, центнер сахара, десятки килограммов круп, макарон, 200 банок консервов… Не забыли Зенкевич и Заломаев и о водке. По своим фальшивкам они смогли получить около 600 бутылок и сотни пачек папирос…



И снова изымались у жуликов золотые монеты, украшения, норковые и котиковые манто.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Всего за время блокады сотрудники аппарата БХСС ликвидировали, по самым осторожным подсчётам, не менее десятка подпольных типографий. Фальшивомонетчиками были, как правило, люди, знавшие типографское дело, имеющие художественную подготовку и крепкие связи среди торговых работников. Без них вся работа по печатанию фальшивок теряла смысл.



Правда, не обошлось без исключений. Летом 1943 года сотрудниками ОБХСС был арестован некий Холодков, активно торговавший на толкучках сахаром, крупами и прочим дефицитом. Взяв Холодкова под наблюдение, оперативники быстро выяснили, что он ещё летом 41-го эвакуировался из Ленинграда, добрался аж до Уфы, где и занялся карточным бизнесом. Местные сотрудники милиции прихватили уфимских торгашей, что называется, на горячем, но Холодков смог сделать себе документы и вернулся в Ленинград.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Обосновался он не в самом городе, а на станции Пелла, где снял полдома у каких-то далёких родичей. И хотя художником Холодков не был, карточки он делал хорошие. Увидев их, директор одной из булочных Володарского (Невского) района тут же взялся их отваривать. В карман жуликов потекли крупные суммы денег, золото, столовое серебро…



Ну, а затем – приговор военного трибунала. Судили эту публику без пощады.



Афганский рис с Мальцевского рынка



Самым необычным делом для ленинградской милиции стало дело некоего Каждана и его сообщников. Нити этой истории протянулись от берегов Невы до Афганистана.



Каждан был снабженцем восстановительного поезда №301 и по долгу службы часто выезжал в Ташкент, где находилась основная база снабжения. Ездил он туда в персональном – правда, товарном – вагоне и стоял под погрузкой порою по два-три дня, так как в первую очередь тогда грузили воинские эшелоны. Во время одного из таких перерывов Каждан и познакомился с неким Бурлакой – сотрудником внешнеторговой фирмы, закупавшей продовольствие в Афганистане.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Вещи, продовольствие и изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде



Рис из Афганистана шёл тысячами мешков, и Бурлака сумел договориться, чтобы в каждую партию закладывали несколько лишних мешков для него лично. Затем рис продавался на среднеазиатских базарах – как правило, по стакану и по соответствующей цене.



Бурлака и Каждан встретились, судя по всему, в коммерческой чайхане случайно, но поняли друг друга с полуслова. Поскольку у каждого из них в распоряжении имелся целый товарный вагон, им не составляло труда спрятать там несколько мешков риса и сухофруктов. Навар от поездок в Ташкент для Каждана и его сообщников исчислялся шестизначными цифрами.



На Мальцевском рынке было небольшое фотоателье, в котором трудился расторопный паренёк Яша Финкель. Но он не только проявлял плёнки и печатал фотографии. В небольшом тайничке Финкель хранил рис и другие продукты, доставленные из Ташкента, распределял их между реализаторами, принимал от них деньги и сам отчитывался перед Кажданом. Собственно, с Яшиного фотоателье и начала раскручиваться цепочка.



Зачастившие в фотоателье дамы и мужчины привлекли внимание оперативников. В их руки стал все чаще попадать чистый белый рис, который изымали у спекулянтов. Такой рис ленинградцы по карточкам не получали.



 



Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы


Вещи, продовольствие и изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде



Установили, что рис этот – афганский, до войны его поставляли только для ресторанов Интуриста через Ташкент. Быстро выяснили, какие организации имеют связи с Ташкентом, кто посылает туда в командировку своих сотрудников. Всё сошлось на фигуре Каждана.



Обыск трёхкомнатной квартиры на улице Ракова, 10 занял двое суток. Собственно, это была даже не квартира, а антикварный магазин. Дорогие картины, поповский и кузнецовский фарфор, хрусталь дорогих сортов, отделанный серебром…



Внимание оперативников привлекала детская кроватка. Ребёнок спал на двух матрасах. В нижнем оказались зашиты без малого 700000 рублей и 360000 американских долларов наличными. Из цветочных горшков, из-под плинтусов вынимали украшения из золота и платины, золотые монеты и слитки.



Не менее интересными были результаты обысков у сообщников Каждана – Фагина, Гринштейна, Гутника. Сотни тысяч рублей, изделия из золота, столовое серебро. Всего у Каждана и шести его сообщников было изъято 1,5 миллиона рублей наличными, 3,5 килограмма изделий из золота, 30 штук золотых часов и другие ценности на общую сумму 4 миллиона рублей. Для сравнения: в 1943 году стоимость истребителя Як-3 или танка Т-34 составляла 100 000 рублей.



За 900 дней блокады сотрудники аппарата БХСС изъяли у спекулянтов: 23 317 736 рублей наличными, 4 081 600 рублей в облигациях госзайма, золотых монет на общую сумму 73 420 рублей, золотых изделий и золота в слитках – 1255 килограммов, золотых часов – 3284 штуки. По линии ОБХСС к уголовной ответственности было привлечено 14545 человек.



Источник










Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Ян_Радий

Как спекулянты наживались на нуждах блокадников Ленинграда

Понедельник, 04 Июля 2016 г. 11:47 (ссылка)

Это цитата сообщения Фёдор_Иванович_Сухов Оригинальное сообщение

Миллионеры-воры блокадного Ленинграда




4003916_20160704_112130 (594x700, 157Kb)


 


Паразиты в блокадном Ленинграде награбили многие миллионы
Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Раскол по линии Маннергейма

Суббота, 25 Июня 2016 г. 16:32 (ссылка)



Очень показательное обсуждение известной таблички, особенно в плане аргументации.



Мединский же продолжает жидко обтекать и бегает от желающих спросить его о табличке. https://lenizdat.ru/articles/1140156/, хотя казалось бы мог самолично учинить процесс примирения с вопрощающими. Показать так сказать на собственном примере, но...
Сама табличка по-прежнему висит завернутая в черный мешок, как бы символизируя.



Тут еще вот о чем подумалось. У нас в 2009 году в Севастополе после визита Тягнибока, по поводу чего в городе были столкновения с бандеровцами, сложился своеобразный консенсус, когда все от коммунистов до монархистов прекратили грызню между собой и сплотились против общего внешнего врага. Так продолжалось почти 3 месяца, пока казаки-провокаторы не притащили бочку с фекалиями в память о Николае II к памятнику Ленину. Естественно, что после этого консенсус на почве "любви" к бандеровцам приказал долго жить, а само пророссийское движение в городе впало в длительный и системный кризис. С табличкой примерно та же самая история и видимо цели ровно те же самые - в сложных для страны условия, внести раскол в общество и разрушить и без того хилые горизонтальные связи в патриотическом сегменте российского общества. Вопрос, кто именно был инициатором (а не просто исполнителем) по-прежнему весьма интересен.

Плюс Бушин о Данииле Гранине, который прикрываясь фронтовым прошлым пытается лоббировать эту мерзость.

Как фронтовик фронтовику



За все девяносто с лишним лет он высказывается
и говорит вслух то, о чём все девяносто лет молчал.
Ф.М. Достоевский. Великий инквизитор


Уважаемый Даниил Александрович!
5 сентября в "Литературной газете" Владимир Сухомлинов рассказал о круглом столе, посвящённом окончанию Второй мировой войны. В нём приняли участие историки, писатели, деятели культуры. Ведущим беседы был председатель Госдумы Сергей Нарышкин.
Даже по краткому газетному репортажу можно видеть, что высказано немало интересных мыслей, одни из которых целесообразно поддержать, а на другие нельзя не возразить.
Так, сам автор статьи в первых строках пишет, что результаты войны "в разных странах, да подчас и у нас, пытаются скорректировать, что-то "не заметить", а что-то подать через увеличительное стекло". Да, к сожалению, это так. Правда, Даниил Александрович? Только я сказал бы определённей: не "пытаются скорректировать", а просто извращают и делают это не "подчас", а постоянно, систематически и в первую очередь именно у нас, а не в "разных странах". Думаю, что там не решились бы лгать о войне, если бы не российские первопроходцы.

Но вот Евгений Водолазкин, редактор альманаха "Текст и традиция", где-то у кого-то из наших усмотрел "враньё и фальшь" о войне. Что именно и кого он имеет в виду, понять из текста статьи нельзя — в ней нет имён и фактов. Но вот вам факт о самом Водолазкине. 8 мая 2009 года он писал в "Новой газете", что во время блокады Ленинграда А.А. Жданову, одному из главных руководителей обороны города, спецрейсами доставляли по воздуху ананасы. И сказано это с такой уверенностью, словно те ананасы росли на персональном огороде самого Водолазкина. Не знаю как вас, Даниил Александрович, а меня сильно удивило и выступление директора Института русской литературы РАН Всеволода Багно. "Он вспомнил высказывание Пушкина о том, что история принадлежит поэту". Да, классик говорил так, но едва ли предполагал, что именно директор Института русской литературы поймёт его буквально. Однажды он сказал, например, ещё и вот что: "Поэзия, прости Господи, должна быть глуповата". Многие и это понимают буквально и осаждают редакции, прикрываясь словами гения, как щитом, против всякой критики и отвержения своих глуповатых виршей.

Но важнее другое: "Багно вспомнил не столь давние времена, когда чиновники с партбилетами диктовали, скажем, Ольге Берггольц, что на войну надо смотреть, отдавая предпочтение победным мотивам". От таких "мотивов" у Багно с души воротит, он, видите ли, считает, что надо "отдавать предпочтение" пораженческим "мотивам". Да известно ли ему, кто и где подписал акт о безоговорочной капитуляции? В обстоятельном повествовании о войне, конечно, должен быть "мотив" наших неудач, просчётов и поражений, но в полный голос надо говорить о нашей великой Победе. Так что, если "диктовали", то правильно диктовали. Но на самом деле никто Берггольц ничего не диктовал. Вот строки, которыми она встретила войну:

Мы предчувствовали полыханье
Этого трагического дня.
Он пришел. Вот жизнь моя, дыханье —
Родина! Возьми их у меня…

Но больше всего, Даниил Александрович, в этой беседе меня заинтересовало то, что сказали вы. Как говорится, по старой памяти… За этим круглом столом вы рассказали, что недавно встретились с бывшим канцлером ФРГ Гельмутом Шмидтом, вашим ровесником, бывшим солдатом вермахта, участвовавшим в блокаде Ленинграда. Вы считаете его человеком мудрым и симпатизирующим нашей стране, и вы спросили мудреца: "Почему вы проиграли войну, хотя могли выиграть? Почему победили мы?" Я думаю, что такой вопрос бывшего комсомольского деятеля, офицера и советского писателя бывшему солдату вермахта очень удивил многих читателей газеты, как и многие другие ваши высказывания.
Так, вы однажды заявили: "Правда о войне всегда меняется". Это как понимать? Например, за два века что изменились в правде о войне 1812 года? Я знаю только две попытки изменить давно известную правду о ней и внедрить новую. Первую совершил А. Солженицын. В своём несправедливо забытом "Архипелаге" он уверял: "Из-за полесских лесов и ильменских болот Наполеон не нашёл Москвы" (Париж, 1973. YMCA-PRESS. Т.1, с.387). Так что, выходит, никакого Бородинского сражения, никакого пожара Москвы, никакой гибели великой армии двунадесяти языков не было. Ну, это кардинально. Второй факт новой правды об этой войне соорудили вы сами, утверждая, что армия Наполеона была армией жутко совестливых и честных людей. И в знаменитом романе "Война и мир" такими они и показаны. "Французы для Толстого, — уверяли вы, — были не только оккупантами, но и людьми, которые страдали, мучились. Толстой относился к французам как к несчастным людям, втянутым в кровопролитие". Со страниц "Завтра" я тогда попросил вас назвать в романе образ хоть одного французского оккупанта, который страдал бы и мучился, грабя и убивая русских, а Толстой жалел его. Вы не ответили, да и не могли — нет таких в великом романе.

В другой раз вы поведали: "Каждая война рано или поздно становится грязной". Каждая!.. Ну, во-первых, бывали войны, которые не рано или поздно, а с самого начала, даже с замысла были грязными. Таковы нашествие Наполеона, как и Гитлера, на нашу родину, нападение Японии на Китай в 1931 году, трёхлетняя агрессия США против Кореи, начатая в 1950 году, длившаяся 15 лет война против Вьетнама и другие кровавые бесчинства США против стран аж на другой стороне земного шара от них, в которых им абсолютно нечего было делать, — против Югославии, Афганистана, Ирака, Ливии...И когда же, по вашему убеждению, стала грязной Великая Отечественная война — не с того ли момента, как вы задолго до её окончания демобилизовались? Или вы все-таки успели поучаствовать в грязной войне?

Ваши суждения и об отдельных операциях Великой Отечественной, и о ней в целом озадачивают больше всего. Начать хотя бы даже с эвакуации из Ленинграда. Вы уверяли членов немецкого бундестага, где выступили в прошлом году: "Когда на Ладожском озере лёд окреп, по нему проложили "Дорогу жизни" и началась эвакуация". Началась?.. Да неужели Жданов, командующие Ленинградским фронтом Ворошилов, потом Жуков, Говоров и другие руководящие товарищи не догадывались, что ведь можно эвакуировать и по воде? Существовала же Ладожская военная флотилия. А авиация? И помянутые товарищи всё ждали ледовой дороги? Ведь она была открыта лишь 22 ноября. Вот только тогда и началась эвакуация? Вы ошибаетесь. Эвакуация началась за два с лишним месяца до блокады — 29 июня 1941 года, на пятый день после того, как был создан Совет по эвакуации при правительстве (А. Волынец. А. Жданов. С. 333).
И дальше: "Пока не растаял лёд на озере, удалось эвакуировать 376 тысяч человек". И всё? Откуда эта цифра? Вы молчите. А куда флотилия делась? Так вот, эвакуация проводилась и зимой, и летом, и по воде, и по льду, и по воздуху. Всего было эвакуировано около 1 миллиона 700 тысяч человек (ВОВ. Энциклопедия. М. 1985. С. 401). Самолётом, между прочим, вывезли Анну Ахматову.

Вы ввели в заблуждение немецких парламентариев, когда рассказывали им и об одной операции Ленинградского и Волховского фронтов: "Синявинская операция длилась до конца октября. Ничего не получилось с прорывом блокады. Наши войска потеряли 130 тысяч человек". Как потеряли? Ведь потери бывают разные: убитыми, ранеными, умершими от болезней. Вы же сказали так, словно 130 тысяч — это потери убитыми. Но во-первых, Синявинских операций было две: 1941 и 1942 года. Вы говорили о первой, которая началась 10 сентября сразу после того, как немцы 8 сентября захватили Шлиссельбург и замкнули блокаду города с суши. Это была первая поспешная попытка её прорыва. Операция действительно продолжалась до 28 октября и не удалась. Но в ней участвовали только 54-я Отдельная армия, которой командовал маршал Кулик, и Невская оперативная группа, они прорывались навстречу друг другу. И было с обеих сторон в целом 71 270 солдат и офицеров. А у вас, фронтовик, одних только убитых почти в два раза больше. Но на самом деле безвозвратные потери в этой тяжёлой операции составили 22 211 человек (Г.Ф. Кривошеев и др. Книга потерь. М. 2009. С. 178). Вы эту цифру преувеличили почти в шесть раз. Словом, вы, дорогой Даниил Александрович, рассказывали немцам о вещах, о которых не имеете никакого представления.

Впрочем, конечно, любой человек может ошибаться, но вы все время круто ошибаетесь только в одну сторону — против Красной армии, против своего народа. Это даёт основание говорить, что мы имеем дело не с ошибками или плохим знанием предмета, а с обдуманным, сознательным искажением правды. Министр культуры В. Мединский не постеснялся назвать подобные ваши измышления циничным враньём. Депутат Ленинградской думы Ю. Вишневский потребовал от него извинений, но он не принёс их и имел на это полное моральное право.
Выступая в бундестаге, вы заявили ещё, что "противник мог войти (!) в город", т. е. захватить его. Так почему же не "вошёл"? Оказывается, только потому, что понимал: "Город и солдаты будут стоять насмерть". А разве в других городах немцев с цветами встречали? Так ведь и в Одессе два с половиной месяца, и в Севастополе больше восьми именно стояли насмерть, но немец все-таки "вошёл", и в Сталинград хотели они во что бы то ни стало "войти", и "вошли", но, увы, не смогли выйти. Немцы под Ленинградом не знали, что ли, всё это? За кого же вы их держите?

Но вот пишете: "Наша пропаганда нравственных запретов не имела". Да, ваша пропаганда, маэстро, действительно не имеет никаких запретов.
Так обстоит у вас дело с отдельными операциями войны. Что же касается войны в целом, то и в статьях, и в интервью, и участвуя в кино, вы повторяете то, что сказали в фильме "Победа. Одна на всех", который ещё в 2001 году смастачила забытая ныне телеведущая С. Сорокина: "По всем данным, войну с Германией мы должны были проиграть!". И сейчас вы повторили: "Все преимущества были на стороне немцев".
Но по каким же именно данным нам было суждено поражение? По историческим? Но мы всегда изгоняли захватчиков, один за другим они находили место "среди не чуждых им гробов".
По экономическим? Но к 1941 году СССР хоть в чём-то и уступал Германии, однако уже стал сильной индустриальной державой. По качеству оружия и военной техники? Да, тут были в начальную пору затруднения. Но вскоре мы получили такое оружие, что немцы, как ни старались, так до конца войны и не смогли перенять его. Со временем мы решительно превзошли врага и по количеству первоклассного оружия. Наконец, может, вы имели в виду отсутствие в народе патриотизма? Да куда же он девался после битв на Чудском озере, на Куликовом поле, под Бородино, после штурма Перекопа… Никуда не делся, и весь мир видел его в свой час и в 41-м году под Москвой, и в 42-м под Сталинградом, и в 43-м на Курской дуге, и в 44-м в Белоруссии, и в 45-м при штурме Берлина.
Был у вас только один довод, но постеснялись, что ли, тогда его высказать. О нём недавно напомнил Юрий Бондарев: "Гранин говорил: советский солдат был плохой солдат" ("Правда". 14 марта 2014 года). А сам-то вы, Даниил Александрович, какой солдат?..

Но вот сейчас за круглым столом вы вдруг назвали некоторые данные нашего неизбежного поражения, о которых раньше умалчивали: "Я помню чувство отчаяния, с которым мы жили, те тяжёлые вопросы самим себе — почему так произошло, ведь с Гитлером мы недавно братались?" Да, были такие, что впали в отчаяние, — это ваши родственники. Но вы ошибаетесь, Даниил Александрович, никакого братания с немцами не было, были деловые отношения: мы — вам, вы — нам. И все это Сталин объяснил в речи 3 июля. "Одолевало чувство несправедливости, разочарования — почему мы такие беззащитные, плохо вооружённые, с плохим командованием?.." От кого вы ждали справедливости — от Гитлера, что ли? В ком вы разочаровались — в Геббельсе? А что до нашего командования, то с большим опозданием, только в марте 1945 года, но два вышеупомянутых персонажа просто восхищались нашим генералитетом, ставя его гораздо выше собственного. А вас печалит то, что мы не воздаём должное таланту немецких генералов. Хотите, чтобы им памятники поставили? Допустим, Боку — под Москвой, Гудериану — под Тулой, Леебу — под Ленинградом. Они же там были!

Я по своему солдатскому положению ни одного генерала на фронте не встречал. Оно и понятно. Как сказал поэт:

Генерал один на двадцать,
Двадцать пять, а может статься,
И на тридцать вёрст вокруг…


Но офицеров своей роты и кое-кого повыше помню хорошо: полковник Горбаренко, майор Амбрузов, капитаны Шуст и Ванеев, старшие лейтенанты Ищенко, Требух и Пименов, лейтенант Павлов, ныне полковник в отставке, живущий в Алуште, мы с ним и перезваниваемся, и виделись не раз в Крыму; лейтенанты Михайлин, Дунюшкин, Эткинд, Гудков, Губайдуллин, Аладушкин… Все они — знающие свое дело, умелые офицеры, ни об одном не могу сказать вслед за вами, коллега, дурное слово. Хотя, конечно, не стану возражать, если вы скажете: "А вот я, капитан Гранин, и в политотделе дивизии, где был инструктором, и в ремонтном артбатальоне, где состоял замом командира по комсомолу, знал плохих командиров!" Да, да, не спорю. Армия была огромна, а в политотделах я не бывал.
И вот ещё одно ваше кардинальное открытие: оказывается, на войне бывает страшно, а мы будто бы это скрывали. Вы же бесстрашно рисуете своего героя: "Страх, жутчайший страх настиг меня… Я мчался, словно по пятам за мной гнались. Ни разу не оглянулся, обгоняя одного за другим…" То есть возглавил бегство. "Я что-то орал, кому-то грозил…" Ну, это уже паника. За такое паникерство могли и пристрелить, как описано, например, в стихотворении Юрия Белаша:

— Стой, зараза! — сержант закричал,
Угрожающе клацнув затвором…
— Стой! Кому говорю!..
Без разбора,
Трус, охваченный страхом, скакал…
Хлопнул выстрел — бежавший упал.
Немцы были уже в ста шагах…


Критик А. Турков в восторге от вашей картины панического бегства: вот, мол, она, правда жизни-то. Конечно, были люди, которые, когда можно было не бежать, всё-таки бежали, были и обстоятельства, когда нельзя было не бежать. Но ведь, с одной стороны, были люди, которые и в самые страшные часы не бежали… С другой — попозже и немцы до самого рейхстага бежали, ползли, карабкались, землю грызли… Вот описать бы. Но это не интересует ни вас, ни критика Туркова. Нет, вы хотите размусолить картину нашего, вернее, вашего бегства: "Последнее, что я видел (на бегу), это как Подрезов стоял во весь рост в окопе, стрелял и матерился. Выжить он не мог. Да он и не хотел выжить, это я знаю точно, ему обрыдла такая война, бегство…". Вы подумайте, будто война именно такой и была, — сплошное бегство. Однако что же было бы, если бы и другие, как сказано о Подрезове, не хотели жить и сражаться в ту отчаянную пору?

Кстати сказать, у нас случаи самоубийства во время войны, в том числе среди командования, были единичны. А у немцев они начались даже не в "пору бегства", гораздо раньше. Генерал-полковник Эрнест Удет из люфтваффе, видимо, уже тогда поняв, что война проиграна, застрелился 15 ноября 1941 года, когда немецкие войска ещё стояли под Москвой. Он был, кажется первым, а позже началась просто эпидемия самоубийств. Слабоваты оказались нервишки у гитлеровского генералитета, одних фельдмаршалов среди самоубийц оказалось с полдюжины…

Но вопреки всей нашей изначальной безнадёжности, объявленной не только вами, Гранин, сейчас, но, допустим, и военным министром США Генри Стимсоном в 1941 году, Советский Союз однако же победил. Как это случилось? Вы твердили: "Войну выиграла не армия, а народ!" Позвольте, сударь, а разве армия это не народ, не лучшая ли в известном смысле его часть, организованная в полки и дивизии? Разве у нас была не своя родная, а наёмная швейцарская, что ли, армия, которая после первых поражений разбежалась? И тогда народ взялся за топоры, за вилы и пошёл громить немцев со всеми их армиями, танковыми дивизиями, воздушными армадами. Помню, как однажды вы так и заявили: "Я видел, что ленинградцы шли на фронт с косами". Конечно, против безоружного коса — оружие страшное, недаром же с незапамятных времён смерть принято изображать с косой. Но как ею косить танки и самолёты?
Сейчас, за круглым столом, вы сказали иначе, уже не позорили армию, не упомянули о ней, а выразились суммарно: "И когда мы (!) поняли, что проигрываем войну…" Это когда же именно — в 42-м? В 43-м ? "…К нам пришло остервенение, а также чувство какой-то бесшабашности, которое потом, видимо, и породило строки поэта:

...нам нужна одна победа,
Одна на всех.
Мы за ценой не постоим!..


А в 41-м году защитникам Бреста, Одессы, Севастополя…Зое Космодемьянской, Виктору Талалихину, Николаю Гастелло никакие чувства, подобные названным, ещё были неведомы? Как-то нескладно у вас всё получается, Даниил Александрович…
И надо заметить, что приведённые слова из песни, которую в фильме "Белорусский вокзал" от лица "отдельного десантного батальона" поёт медсестра Рая (Нина Ургант), Б. Окуджава сочинил в 1970 году. Никакая "бесшабашность" автора слов или артистки, тем более "остервенение" их тогда не наблюдались. По причине хлёсткости эти строки обрели большую популярность, но ведь они несуразны. К чему говорить о победе "одна на всех", будто может быть иначе: первой, дескать, роте победа нужна, второй необязательна, а третьей она и вовсе ни к чему? Так можно сказать при покупке, допустим, бутылки водки: одна на всех троих. Да и торговый оборотец "за ценой не постоим" уместен на рынке у прилавка, а не там, где речь идёт о кровавых боях.

На фронте за ценой стояли. Да ещё как! Вот хотя бы что говорилось в телеграмме командующего Западным фронтом генерала армии Жукова командующему 20-й армией генерал-лейтенанту Власову во время контрнаступления под Москвой в декабре 1941 года: "…Не разрушив огневые точки врага, вы бросили на ПТО танки и пехоту. Вы не жалеете людей, не жалеете танки. Приказываю разрушить артиллерией укрепления противника. Запрещаю легкомысленные броски танков и пехоты на укреплённые полосы противника" ("Правда", 16 декабря 2011 года). И ведь сколько таких документов! Не попадались вам?
Автор газетного репортажа о "столе" пишет: "Гранин решил задать вопрос, который в своё время задавали себе о победных для России войн и Пушкин, и Лев Толстой". Автор видит вас в этом ряду. Да, Пушкин писал:

Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?


Как видно, словечко "остервенение" вы взяли отсюда. Но между вами и Пушкиным всё-таки есть некоторое различие... Во-первых, Пушкин, как и Толстой, просто размышлял, а не допытывался хотя бы мысленно у наполеоновского солдата, почему французы не победили, как вы не мысленно, а воочию допытывались у гитлеровского солдата Шмидта. Во-вторых, упоминая военного министра Барклая, поэт, разумеется, имел в виду не только его лично, но и войска, которыми он умело командовал в Отечественной войне, в частности, в Бородинской битве... Точно так же — в строках, обращённых к Кутузову, возглавившему армию в самый решающий момент войны:

...народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
"Иди, спасай!".Ты встал — и спас.


Все понимают, что встал не с постели, а во главе армии. А вы не только не желаете упомянуть Сталина или Жукова, Рокоссовского или Василевского, но ещё и решительно отрицаете роль армии: не она, а народ!.. Что же до зимы, то не кажется ли вам странным, почему в наших глазах она участвует в войне как рядовой солдат, а для Запада она не рядовой, не ефрейтор, а генерал Зима, не иначе?
Итак, армию, её командиров, их воинское мастерство вы даже не считаете нужным упомянуть. По-вашему, всё дело в остервенении и бесшабашности, что снизошли на наши сердца и головы. Это и принесло нам победу. Но всё-таки неужели у "остервенелых" не было ни танков, ни самолётов, а у "бесшабашных" — ни генералов, ни маршалов? Выходит, что так. Интересно. (Между прочим, в таком духе пишет о войне, о нашей победе ваша читательница Ирина Хакамада.) А вы поделились с Гельмутом Шмидтом своим открытием?
А вот ещё где-то когда-то вы с друзьями "несколько дней шли из окружения" и наткнулись в лесу на группу спящих фрицев. И что? Вы, не решаясь нарушить их сладкий сон — у них "мертвый час", — тихонько проходите мимо, даже оружие их не забрали… Трогательная война…

Думаю, мудрый Шмидт очень удивился бы, если вы ему как своим соотечественникам сказали бы ещё: "У нас скрывали поражения". Он наверняка спросил бы: да как это возможно, если вермахт допёр до Москвы, а потом до Волги? В наших сводках не писали, конечно, так, например: "Под Минском войска Западного фронта потерпели поражение, и мы оставили город…", "Под Смоленском нас разбили, и мы бежали" и т. д. Но сдачу-то городов сводки никогда не утаивали. А вам, Гранин, надо, чтобы непременно было сказано "поражение"... Вот тогда вы спали бы спокойно. В сводках, естественно, случались ошибки, порой что-то умалчивалось из военных соображений, но о захвате немцами Минска и Кишинёва, Вильнюса и Сталино, Киева и Севастополя — всех 727 захваченных ими городов, в сводках, разумеется, не скрывалось. И все понимали, что это значит.

Рядом с дурной выдумкой о сокрытии поражений стоит у вас и эта, такого же пошиба, блажь: "Сталин ни разу не вспомнил погибших за родину". Право, это похоже на сдвиг по фазе. Все приказы Сталина о наших победах, о взятии городов заканчивались словами: "Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!" И в обращении к народу 9 мая 1945 года: "Вечная слава героям, павшим в боях с врагом и отдавшим жизнь за свободу и счастье нашего народа!" И в обращении 2 сентября 1945 года по случаю победы над Японией: "Вечная слава героям, павшим в боях за честь и победу нашей Родины!" И все эти приказы печатались в газетах да ещё гремели на всю страну по радио. Совершенно непонятно, Даниил Александрович, где вы в это время были и чем занимались. Значит, опять сознательно, намеренно вводите людей в заблуждение, особенно молодёжь, поколение, которое не могло быть очевидцем этих приказов, но оно вроде просто обязано верить старому фронтовику, Герою труда и кавалеру ордена Андрея Первозванного.

Не обошли вы, неутомимый труженик, и проблему наших пленных. Уверяете, что они "претерпели голод, нечеловеческие условия" только потому, что не были защищены Женевской конвенцией". Такое заявление опять свидетельствовало бы о полном непонимании вами, что такое была та война, но в вашей "Блокадной книге" приведены многочисленные документы, свидетельствующие о планах фашистского руководства как можно больше нашего народа просто истребить. Вот лишь одна цитата оттуда: "7 сентября 1941 года в секретной директиве Верховного командования говорилось: "Фюрер решил, что капитуляция Ленинграда и Москвы не должна быть принята, даже если она была бы предложена противником". И вы добавляли: "Москва и Ленинград обрекались на полное уничтожение вместе с жителями. С этого должно было начаться то, что Гитлер имел в виду: "Разгромить русских как народ". То есть истребить, уничтожить как биологическое, географическое и историческое понятие" (с. 22). И плевали они на все конвенции.

Значит, вы, Гранин, знали, что если немцы не посчитались с двумя межгосударственными договорами с нашей страной, исключавшими возможность любого противостояния, то никакой роли на пути их истребительных планов не могла сыграть никакая Женевская конвенция, подписанная множеством государств. Да, знали, а теперь уверяете, что всё дело в этой конвенции. То есть вы не заблуждаетесь, а опять лжёте сознательно, обдуманно. И вам в голову не приходит, почему из плена в Советском Союзе, не подписавшем конвенцию, вернулись на родину 85% немцев, а наших пленных вернулось из Германии, подписавшей конвенцию, — меньше половины (Цит. Соч. с. 376).
Да ведь с самого начала ясно: то, что мы не подписали конвенцию, для Германии не имело никакого значения. В ней же не было пункта: "Пленные стран, которые не подписали, подлежат уничтожению". А немцы действовали именно так, словно подобный пункт был.

Вы пишете и о другой стороне вопроса: "Одно из тяжких и постыдных последствий войны — отношение к пленным. Плен у нас карался как преступление… Бывших пленных подвергали репрессиям. Они пребывали отверженными, бесправными". Как всегда — ни фактов, ни имён. "Бесправные"! Назвал бы хоть одного, лишённого пусть бы даже водительских прав. А я могу назвать много людей, в том числе писателей, которым плен не помешал и жить в столице, и учиться или работать там, где хотели, и печататься, и получать премии, ордена, и в партию вступить. В Литературном, как тогда говорили, идеологическом институте сразу после войны со мной учились и работали изведавшие плен Н. Войткевич, Б. Бедный, Ю. Пиляр, преподаватель русской литературы А.Н. Власенко. Коля Войткевич был до того "отверженным", что все пять лет оставался старостой нашего курса. А Бориса Бедного покарали публикациями многих рассказов и повестей, а также постановкой фильма "Девчата" по его повести, который показывают по телевидению до сих пор. И Юра Пиляр не избежал репрессий в виде издания нескольких повестей и романов. И все стали членами Союза писателей.

А вот имена гораздо более известные — Степан Злобин и Ярослав Смеляков. Оба занимали важные должности в Московском отделении Союза писателей, первый — председатель секции прозы, второй — поэзии; оба получили высокие премии — Сталинскую и Государственную, у обоих выходило много книг, в том числе собрания сочинений в четырёх и трёх томах. А всего в справочнике "Отчизны верные сыны" (М., 2000) значится более двадцати писателей, которые были в плену. Что можете возразить, коллега? Поискали бы, нашли бы хоть парочку фактов, а они, конечно, были, ибо перестраховщиков и долдонов не сеют, не жнут, они сами родятся. Поэтому ЦК и СНК приняли постановление, чтобы утихомирить их. В нём говорилось: "Осудить практику огульного политического недоверия к бывшим советским военнослужащим, находившимся в плену или в окружении противника" ("Правда", 19 мая 2005 года).

С крайним изумлением прочитал я у вас и это: "Только спустя двадцать лет после войны в 1965 году отметили солдат медалью в честь Победы". А к тому времени, дескать, многие уже и умерли. Какое бездушие!.. Можно подумать, что это опять старческий сбой памяти и снова вспомнить Достоевского: "Старику девяносто лет, и он давно мог сойти с ума", но почему-то, как уже сказано, все сбои у вас в одном направлении.
На самом деле в 1965 году мы получили не медаль "За победу над Германией", а орден Отечественной войны. Это была памятная награда — в знак двадцатилетия Победы. А медаль "За Победу над Германией" была учреждена сразу после окончания войны — 9 мая 1945 года. Её получили около 15 миллионов человек. Очень многие — ещё до демобилизации и вернулись домой уже с этой медалью, другие получили позже в своих военкоматах. Я, например, — 9 января 1946 года в райвоенкомате Сталинского района Москвы. Если вам, Даниил Александрович, почему-то вручили медаль только через двадцать лет, то это факт вашей биографии, а не 15 миллионов фронтовиков.
И если вы настаиваете на нём, то невольно закрадывается мысль: может, инструкторам политотделов и заместителям по комсомолу, как вам, сразу-то медаль действительно не полагалась? Или было принято во внимание, что вы во время войны каким-то образом оказались курсантом сперва одного, потом другого училища? Или, наконец, учли, что вы демобилизовались задолго до окончания войны? В любом случае я считаю это несправедливым.


И вот после всего этого мы от вас услышали: "У нас история войны обросла враньём". Это кто же постарался? Кто эти лжецы? Шолохов в романе "Они сражались за Родину", в рассказе "Судьба человека" и в статье "Наука ненависти"? Толстой в "Рассказах Ивана Сударева" и в "Русском характере"? Тихонов в поэме "Киров с нами"? Фадеев в "Молодой гвардии"? Леонов в пьесах "Нашествие" и "Взятие Великошумска"? Эренбург в пламенной и почти ежедневной публицистике? Твардовский в "Василии Тёркине"? Светлов хотя бы в стихотворении "Итальянец"? Вера Инбер в "Пулковском меридиане"? Антокольский в поэме "Сын"? Соболев в "Морской душе"? Корнейчук в пьесе "Фронт"? Симонов в повести "Дни и ночи", в двухтомнике военных дневников и в таких стихах, как эти:

Опять мы отходим, товарищ,
Опять проиграли мы бой.
Кровавое солнце позора
Заходит у нас за спиной…


Или Некрасов "В окопах Сталинграда"? Бондарев в "Горячем снеге" и в "Батальоны просят огня"? Сергей Смирнов в "Брестской крепости"? Константин Воробьев в "Убиты под Москвой" и "Это мы, Господи!", Гудзенко, Павел Шубин или Юрий Белаш в стихах? Вершигора в "Людях с чистой совестью"? Полевой в "Повести о настоящем человеке"? Или Ковпак в воспоминаниях "От Путивля до Карпат"? Или Медведев в "Сильные духом"? Или врали Шостакович в Седьмой симфонии, Калатозов в фильме "Летят журавли", Чухрай в "Балладе о солдате"? Или врали художники Корин и Дейнека, Пластов и Кривоногов? Ну, назовите хоть одно имечко! Надо же отвечать за свои слова. Некоторые из перечисленных имён и произведений вы упомянули в "Блокадной книге" с почтением и уважением. Так это же в Советское время. А теперь это — враньё?

Вы говорите: "Художественная литература точно передаёт чувства и настроения людей. И без неё учебники истории не дадут полноты картины, поэтому они — литература и история — должны идти рука об руку". Верно. Но вот вместе с Виталием Дымарским, главным редактором журнала "Дилетант", вы благоговейно вспомнили книгу Виктора Астафьева "Прокляты и убиты". Вы сожалеете, что она "не всколыхнула общественность". И за круглым столом вновь назвали Астафьева как одного из корифеев литературы о войне. Но вы должны бы знать, что этот ротный телефонист, попавший на фронт только в 43-м году, был невеждой в военном отношении и всегда лгал о войне, но в советское время с тремя плюсами, а в антисоветское — с пятью минусами. Мне приходилось об этом писать ещё при жизни Астафьева. Да как вообще можно верить писаниям человека, который откровенно рассказывал, что вот ещё до войны работал он где-то в вагонном депо и получал 250 рублей в месяц, а потом попал в редакцию и стал получать 600 рублей. Он бесстыдно признаётся: теперь, при 600 рублях, "что от меня ни требовали, я всё писал. Пропади всё пропадом! Я любую информацию напишу — мне за неё пять рублей дадут" ("Известия". 12 августа 1988 года). Как можно верить тому, кто не просто признаётся в своей продажности, а публично хвастается ею?!.

Так Астафьев откровенничал с критиком В. Курбатовым. И тот ни разу не удивился, не переспросил, не сказал: "Виктор Петрович, полно вам наговаривать-то и на себя, и на всех фронтовиков!" Нет, критик выслушал этот вздор и бесстыдство, всё записал и — на полосу столичной газеты. А критик Большакова А.Ю. нахваливает Астафьева "за смелость в изображении войны с самой неприглядной стороны". Разумеется, в любой войне, даже в Отечественной, могли быть весьма неприглядные факты и обстоятельства. Зачем далеко ходить? Сам Астафьев со смаком рассказал в "Правде", как однажды "из карабина врага убил… Котелок у него на спине под ранцем был. Цель заметная. Под него, под котелок, я и всадил точнёхонько пулю". Чувствуете? Точнёхонько… То есть немец-то, может, уже совсем немолодой, отступал, бежал, и молодой телефонист от нечего делать убил его не в бою, а в спину. И хвастается! Уж куда неприглядней.

И тут снова: "У нас до сих пор нет истории Великой Отечественной". И один Гранин знает правду и откроет её нам. И никто не остановит человека, который просто плохо собой владеет. Мало того, Валентина Матвиенко даёт ему звание Почётного гражданина города. Это Ленинграда-то, города-героя!.. На самом деле помимо художественных произведений у нас великое множество документальных книг и о войне в целом, и об отдельных сражениях, и о действиях разных родов войск, и о полководцах... Так если тебе дорога истина, читай, сопоставляй, ищи. Но вы же и не знаете об этих книгах, вы их не читали, они вам неинтересны. Вам важно навязать свой взгляд, свою точку зрения, как мы уже видели, часто невежественную и лживую.

Р. S. Лет тридцать-сорок после войны Гранин не писал о ней. Видимо, считал, что опыта инструктора политотдела, навыка комсомольской работы и даже двойного танкового образования в двух училищах маловато, чтобы писать. Конечно, опыт инструктора и слушателя военных училищ не сравнить, допустим, с трёхлетним опытом командира батареи Юрия Бондарева. К тому же, тогда были ещё живы многие фронтовики, в том числе — писатели, и одна за одной появлялись их прекрасные книги. И Гранин молчал о своей войне.
Но настали иные времена. Фронтовиков, которые могли бы сказать: "Полно врать-то!", осталось мало, и они уже так состарились, что многим было не до этого. И тут Гранин развернулся… Благо судьба дала долголетие. Он принялся писать о войне статьи, книги, давал интервью, принимал участие в создании военных фильмов, его приглашали в юбилейные дни на телевидение, в газеты, он стал охотно рассуждать о войнах вообще и о художественных произведениях, в той или иной мере посвящённых войнам. И каково всё это, мы видим…

http://maxpark.com/community/politic/content/4795512 - цинк


http://colonelcassad.livejournal.com/2814497.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Минин-Пожарский

Надругательство над народом России. В Санкт-Петербурге установили доску памяти к.г. маннергейма

Среда, 22 Июня 2016 г. 20:19 (ссылка)


16 июня 2016 года в Санкт-Петербурге была открыта доска памяти Карла Густава Маннергейма. Открытие проходило в присутствии высших должностных лиц России.



Любые реальные или мнимые заслуги Маннергейма перед Россией перечеркиваются фактом его командования финскими войсками, осуществлявшими блокаду Ленинграда с севера в годы войны, блокаду, которая унесла жизни сотен тысяч жителей города. В этой связи установка памятной доски в городе, который и без того навеки будет помнить Карла Густава Маннергейма, как соучастника военных преступлений, выглядит предельно циничной и возмутительной.



Хорошо известны личные высказывания Маннергейма, обосновывающие территориальные претензии к СССР, его желание создать Финляндию от Белого моря до Ладоги, вернуть Россию в допетровские границы.



Продвижение "заслуг Маннергейма" является предвестником начинающейся на наших глазах кампании по разрушению территориальной целостности Российской Федерации, подпадающей под действие статьи 280.1. УК РФ.



Вопиющий и демонстративный факт признания заслуг Карла Маннергейма является надругательством над памятью миллионов блокадников, а также граждан СССР, погибших в боях с финскими захватчиками и в концлагерях режима Маннергейма в годы войны. Перед нами акт безнравственного пересмотра итогов Великой Отечественной войны, очевидно подпадающий под действие статьи 354.1 Уголовного Кодекса РФ «Реабилитация нацизма». Особо вопиющим выглядит это событие на земле Санкт-Петербурга-Ленинграда, города-героя, не допустившего врага на свою территорию в ходе боевых действий, но капитулировавшего перед ним сегодня.



Требуем от президента Российской Федерации лично и немедленно своим указом отменить кощунственное решение об увековечении памяти Карла Густава Маннергейма и незамедлительно отдать распоряжение о демонтаже памятной доски. Требуем от лиц, принимавших участие в памятном мероприятии 16 июня по установке мемориальной доски в память Карла Маннергейма, принести публичные извинения жителям Санкт-Петербурга. Оправданию нацизма нет места на нашей земле, под каким бы предлогом оно не совершалось.



Санкт-Петербургское отделение Общерусского Национального Движения под руководством Игоря Стрелкова



 



http://novorossia.pro/25yanvarya/2045-zayavlenie-s...ya-pamyati-kg-mannergeyma.html



 

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Уж мы докажем этим русским

Суббота, 18 Июня 2016 г. 20:05 (ссылка)



Сообщение Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников
О злодеяниях финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР


На временно оккупированной территории Карело-Финской ССР правительство и верховное военное командование Финляндии, осуществляя свои империалистические планы, стремились поработить советских людей, уничтожить культуру народа и превратить Карело-Финскую ССР в колонию. В наставлении так называемого "Восточно-Карельского просветительного отдела" Финского штаба, захваченном Красной Армией при разгроме штаба 13-го берегового артиллерийского полка в июне 1944 года, указывается воинским частям на необходимость осуществления захвата территории Карело-Финской ССР и других областей Советского Союза. В нём говорится: "...Если в Финляндии теперь недостаёт строительного леса, то богатые леса Восточной Карелии ждут превращения их в капитал. Преимущественно в Восточной Карелии лес старый, созрелый, в то время как в Финляндии он молодой, малопригодный как строительный материал. К тому же вывоз леса из Восточной Карелии при наличии такого большого количества рек и озёр стоит малых затрат. Экономическая же выгода от этого очень велика".
Финское правительство с беспримерной наглостью объявило всё советское население на захваченной территории пленным и заключило мужчин, женщин, стариков и детей в специально созданные концентрационные лагери, создав в них режим голода, истязаний и непосильного изнурительного труда с целью преднамеренного истребления советских людей. Комиссия в составе: (первый член комиссии в имеющемся экземпляре вымаран), председателя Совнаркома Карело-Финской ССР Прокконен П. С., полковника Никитина Д. Н., с участием представителя Чрезвычайной Государственной Комиссии Макарова В. Н. и судебно-медицинских экспертов расследовала и установила факты беспримерных злодеяний, совершённых финско-фашистскими оккупантами на временно захваченной ими территории Карело-Финской ССР.


Избранные цитаты:

"Пленных" мирных советских людей финские палачи подвергали невероятным истязаниям и пыткам. Один из жителей Петрозаводска, давший свои показания Следственной комиссии, Новиков Б. И. был очевидцем того, как в лагере No 2 финны отобрали 30 человек, как якобы военнопленных. Их увезли на улицу Лива Толстого, где подвергли мучительным истязаниям. "Пленным" жгли пятки калёным железом, били резиновыми палками, затем 15 человек из них расстреляли. Остальные 15 человек через 25 суток были возвращены в лагерь No 2. Пленный финский солдат 1-й роты 2-го батальона бригады самокатчиков бронетанковой дивизии Лагуса Вилхо Куркила показал: "Когда мы вошли осенью 1941 года в город Петрозаводск, то населения там не нашли: всё оно разбежалось пo окрестным лесам. Финские власти издали приказ, которым предлагали населению под угрозой расстрела немедленно вернуться в город. Были созданы отряды для поимки населения и возвращения его обратно в Петрозаводск. Население таким образом собрали и загнали в лагери. Один лагерь был создан в Кукковке, другой - в местечке под названием "Дорога в Соломенчуги", третий находился за радиомачтой. Всех, и старых и молодых, под конвоем гоняли на тяжёлые работы. На людей было страшно смотреть - до того у них был несчастный и забитый вид. Очень многие не выдерживали и умирали. В то время когда жители находились в лагерях, мы, финские солдаты, очень хорошо пожили как в самом Петрозаводске, так и в окрестных деревнях. В домах оставалось всё имущество местного населения и много продуктов. Всё это добро было объявлено безнадзорным, и, разумеется, мы не зевали, брали всё, что нам казалось подходящим. Много добра мы отправили родственникам в Финляндию, но особенно отличались в этих делах солдаты 3-й роты нашего батальона, да и другие не отставали от них".

* * *


Финны истязали в лагерях не только взрослых, но и детей, которые также считались "пленными". Пленный финский солдат 13-й роты 20-й пехотной бригады Тойво Арвид Лайне показал: "В первых числах июня 1944 года я был в Петрозаводске. На станции Петрозаводск я видел лагерь для советских людей. В лагере помещались дети от 5 до 15 лет. На детей было жутко смотреть. Это были маленькие живые скелеты, одетые в невообразимое тряпьё. Дети были так измучены, что разучились плакать и на всё смотрели безразличными глазами".
"Пленных" детей финские рабовладельцы наравне со взрослыми заставляли выполнять непосильную работу. Финский солдат Суло Иоганнес Ахо из 2-го отдельного батальона береговой обороны был очевидцем, как "в течение лета 1943 года было согнано свыше 200 человек, главным образом подростков, из ближайших деревень на строительство дороги в районе Толвуя и пристани Шитики. Все эти люди работали под охраной финских солдат как заключённые".
В сентябре 1943 года 10-летний мальчик Зуев Лёня, содержавшийся в лагере No 2, хотел перелезть через проволочный забор. Финский охранник заметил Зуева, без всякого предупреждения выстрелил в него и ранил мальчика в ногу. Когда Лёня свалился, финн выстрелил в него вторично. Израненный Зуев с трудом дополз до зоны лагеря.

* * *

О нечеловеческой жестокости финских негодяев в отношении к советским мирным гражданам, заключённым в концентрационные лагери, свидетельствует такой далеко не единичный факт. В руки Комиссии попало письмо бывшего студента университета в Хельсинки рядового 7-го пограничного егерского батальона Салминен, который в этом письме писал буквально следующее: "Вчера расстреляли двух русских, отказавшихся приветствовать нас. Уж мы докажем этим русским!"
В результате каторжного режима, болезней, пыток и расстрелов в петрозаводских лагерях истреблено свыше 7 тысяч советских граждан.
Комиссия под председательством депутата Верховного Совета СССР Дильденкина, председателя Петрозаводского городского Совета Степанова, профессора Петрозаводского университета Базанова, с участием судебно-медицинских экспертов: главного судебно-медицинского эксперта Карельского фронта, майора медицинской службы Петропавловского; главного патолога Карельского фронта, подполковника медицинской службы, доктора медицинских наук Ариэль и других, осмотрев петрозаводское кладбище "Пески", обнаружила 39 групповых могил и установила, что во всех этих могилах захоронено не менее 7 тысяч трупов. Судебно-медицинской экспертизой эксгумированных трупов установлено, что причиной смерти большинства погребённых являлось истощение. У части трупов имеются сквозные повреждения черепа огнестрельным оружием.

* * *

При занятии Олонецкого района Красной Армией в госпитале Олонецкого лагеря военнопленных были найдена регистрационная книга больных военнопленных, которая даёт яркую картину истребления финнами советских военнопленных. По записям книги значится, что только за первые шесть месяцев 1942 года из общего числа зарегистрированных 1888 больных в госпитале умерло от общей слабости, истощения и отёчности 588 человек. Трупы умерших и замученных военнопленных закалывались в общей траншее, вырытой специально для этого в 100 метрах от лагеря.
Судебно-медицинская экспертная комиссия произвела эксгумацию и исследование трупов, обнаруженных на кладбище возле Олонецкого лагеря No 17. При судебно-медицинском исследовании трупов установлено, что подкожная жировая клетчатка, а также клетчатка внутренних органов истощена или полностью отсутствует, что свидетельствует о резком истощении, развившемся вследствие длительного голодания. У части трупов обнаружены следы огнестрельных ранений головы и грудной клетки.
На основании исследования трупов, показаний свидетелей установлено, что финско-фашистские палачи морили голодом советских военнопленных, применяли к ним пытки и истязания, а также расстрелы.

* * *

"Акт. Мы, нижеподписавшиеся, военврач 3-го ранга Голынский, военврач 3-го ранга Падарян, младший политрук Бестолов, старшина Бочкарёв, санитар Жуков, красноармеец Босенко, военфельдшер Рябов, обследовав трупы зверски замученных белофинскими бандитами бойцов Красной Армии, констатируем следующее: 1) На трупе краснофлотца Кулешова: обрезано правое ухо, в области лица следы ударов прикладом и ряд штыковых ран, правая нога вывернута в колене и тазобедренном суставе. 2) На трупе краснофлотца Зива: обожжены кожные покровы лица, усы и борода, в области правого глаза больших размеров кровоподтёк, на левом виске имеется ранение, нанесённое холодным оружием. 3) На трупе красноармейца Кривулина: в области правой сонной артерии рана холодным оружием, вскрыта сонная артерия, перелом ключицы, ряд ранений на правом плече, верхнее веко левого глаза вырезано, повреждён глаз. 4) На трупе красноармейца Баранова: в области грудной клетки свыше 6 штыковых ран, на обоих пятках крестообразные ранения, нанесённые холодным оружием".
28 июня 1944 года во время боя за деревню Пуско-Сельга финны прорвались к месту, где были сосредоточены более 70 раненых бойцов и офицеров Красной Армии. Фашистские изверги учинили чудовищную расправу над советскими людьми, добивая их очередями из автоматов и ударами штыков, ножей и прикладов. От этой зверской расправы, притворившись мёртвыми, случайно уцелели три человека: сержант Марков И. С. и бойцы Криворучко И. И. и Крючков В. В.
"Когда перестрелка прекратилась, - рассказал сержант Марков, - финские солдаты и офицеры стали обшаривать наших убитых и раненых. В нескольких метрах от меня лежал раненный в ногу сержант Щучка. Четыре финна подошли к нему, сорвали с гимнастёрки гвардейский значок и расстреляли. Другая группа финнов исколола штыками и изрубила ножами раненого младшего лейтенанта Баранова. Кругом слышались стоны убиваемых. Некоторые раненые пытались спастись, отползая в сторону, но финские солдаты и офицеры настигали их и зверски расправлялись".
11 и 12 июля 1944 года майор медицинской службы, профессор патологической анатомии, доктор медицинских наук М. Е. Браул произвёл вскрытие трупов зверски замученных финнами офицеров и бойцов Красной Армии в районе озера Котоярви. В результате вскрытия трупов установлено, что раненые были убиты после боя финскими солдатами и офицерами, из них: одиночными выстрелами и автоматными очередями убито 34 человека, раздроблены кости черепа тяжёлым тупым орудием у одного человека, выстрелами с одновременным раздроблением тупым орудием черепа убито 6 человек.
Сознательное истребление раненых бойцов и командиров Красной Армии финскими воинскими частями подтверждается многочисленными показаниями финских военнопленных. Солдат Юхо Хейсканен из 3-й пехотной бригады показал: "В Петрозаводске навстречу нам шли пленные красноармейцы. Их гнали ударами прикладов Я видел раненого красноармейца: один из наших солдат взял автомат и застрелил его на месте". Солдат финской армии Вяйне Неваранта из 21 отдельного батальона сообщил: "Наш батальон повёл наступление севернее Медвежьегорска. За время этого боя попало к нам в плен около 100 красноармейцев. Их повели в тыл. Лейтенант Ниеми оставил часть раненых красноармейцев при себе, заявив, что их привезут после на подводах. Когда остальные пленные достаточно удалились от этого места, Ниеми стал из револьвера пристреливать раненых красноармейцев. Лично он застрелил 8 человек. Остальных велел прикончить одному из автоматчиков. Очевидцами этого были все солдаты нашего взвода".

* * *

Захваченный в плен Красной Армией бывший заместитель начальника Олонецкого лагеря военнопленных No 17 Пелконен на допросе показал: "Я полностью разделял проводимую финнами фашистскую пропаганду. В лице русской национальности я видел исконных врагов моей страны. С таким мнением я пошёл воевать против русских. В лагере для советских военнопленных No 17 администрация лагеря, в частности мой начальник лейтенант Соининен, говорил, что русские, даже находясь в плену, продолжают оставаться для финнов врагами и не поддаются воспитанию, а способны соблюдать лагерный режим только после физических мер воздействия. На основании этого я, считая советских военнопленных за ничтожество, ощущал своё превосходство над ними и, пользуясь их беспомощностью, при всяком удобном случае вымещал на них злобу..."

* * *

Мы, нижеподписавшиеся, бойцы, политработники, представители мирного населения, составили настоящий акт о зверствах и издевательствах над мирным населением и пленными красноармейцами со стороны финских захватчиков.
8 декабря 1941 г. в местечке бараков ББК (Беломорско-Балтийского канала) финны выгнали на улицу всё мирное население, находящееся в бараках. Мужчин расспрашивали, где находится Красная Армия и сколько войск. Когда советские люди отказались дать сведения о наших частях, тогда финны на глазах жён и детей забрали мужчин из мирного населения, в том числе: Лобус Василия Иосифовича, рождения 1914 г., диспетчера пристани Медвежьегорск; Вербицкого Ивана Викентьевича, рождения 1916 г., слесаря механических мастерских местечка Пиндуши; Бажина Ивана и Третьяк, рабочих лесопункта Пиндушской судоверфи; Колбасовского, Гром Ф. Я., Бобкун И.
У всех забранных людей из гражданского населения и, кроме того, у четырёх красноармейцев финны забрали деньги, документы, карманные часы, сняли тёплую одежду и валенки, после чего всех расстреляли тут же на окраине посёлка.
Настоящий акт составили очевидцы расстрела и участники в похоронах расстрелянных.

* * *

(Письмо из Ведлозерского района, 1942 г.)
Здравствуйте, дорогие друзья!
Представился мне случай отправить Вам партизанской почтой письмо. Не описать Вам, родные, всего того, что натворили в Ведлозерском районе финские гады. С самого начала полицейские, которых посадили финны в деревнях, начали грабить население, отбирать последние крохи. Повсеместно начался голод.
Но это было ещё только начало. В феврале 1942 г. всему населению в возрасте от 12 до 50 лет, не исключая и больных, приказали явиться в деревню Паннила. Когда все явились, то нас посадили в 4 закрытые машины. Куда везут - никто не знал. Везли долго. Потом оказалось, что всех - и стариков, и больных - финны решили заставить рыть окопы, строить разные укрепления. Жили здесь люди, как заключённые, в невыносимых условиях. Здесь, на этих работах, находилась и жительница дер. Паннила М. Петрова. Ей за 50 лет. Петрова тяжело заболела, и в один из дней она не смогла выйти на работу. Коменданту Паасонен сообщили о том, что Петровой нет на работе. Комендант взял резиновую дубинку и отправился учинять расправу над полумёртвой женщиной. Он вошёл в избу, снял шинель и начал избивать резиновой дубинкой беспомощную женщину. Он бил её до тех пор, пока из её груди не перестали вырываться стоны. А потом этот зверь бросил свою жертву и приказал, чтобы её вынесли в арестантскую. Много здесь людей замучено, загублено.

* * *

1943 г., 19 марта. Мы, нижеподписавшиеся, политрук Кубачёв А. С., техник-лейтенант Бережков А. Ф., старшина Братин Г. М., работница Рапица Е. А., составили настоящий акт о зверствах финских бандитов над работницей Вдовицыной А. П.
16 марта 1943 г. банда финнов, отступающая под ударами Красной Армии, зверски замучила работницу Вдовицыну Августину Павловну. Финны нанесли ей сквозные ножевые раны в левую грудь и грудную клетку. Голова была прострелена автоматной очередью. Нанесены ещё четыре пулевые раны в другие части тела. Финские изверги дошли до такого изуверства, что произвели выстрел в половой орган. Поиздевавшись над советской девушкой, финны бросили её труп у машины и скрылись.

* * *


В октябре мы с мамой пошли в другую деревню - в Ламбасручей - получать норму. Мы стояли в очереди, вдруг подошёл финн, начальник по лесному делу, и стал ругаться, зачем стоим в очереди, и погнал женщин на две стороны. Потом схватил нашу маму под руки и с лестницы выбросил на мёрзлую землю; мать без сознания лежала на земле, я начала плакать, а он наставил на меня револьвер. До лодки мать несли на носилках, а в барак она еле-еле дотащилась и сразу заболела. У неё болела грудь, и она обижалась, что колет в лёгких, - она ушиблась при падении на мёрзлую землю. Врачей не было близко, и поэтому матери помощи оказано не было. Когда мы пошли к начальнику-финну просить свезти мать в больницу, в Великую Губу, за 50 километров, он закричал, что "русской собаке нет у нас лошадей, умрёт - так и надо..."
Через две недели мама умерла, мы её схоронили.
А отец у нас ещё раньше матери умер. Умер он от истощения, потому что сильно голодал, так как кроме 200 граммов хлеба ничего финны не давали. Получать норму было трудно - приходилось переезжать через 2 озера, перетаскивать лодку через гору. Мы ослабли от голода и не могли ходить за нормой и по 2 недели жили без кусочка хлеба. За пять километров от нашей деревни была финская столовая; мы с отцом пошли в столовую, стали умолять накормить нас. Отцу было 62 года отроду, он обессилел и ходил с палочкой в руках. Его накормили. Он с жадностью съел супу-баланды и 3 комочка хлеба. После обеда мы пошли обратно; отец прошёл половину дороги и упал в снег. Я побежала домой сказать матери, с помощью других колхозников его довели до дома. Пролежав на печи 3 дня, отец умер.
Сейчас мы остались без отца и матери.
Мы видали, как финны издевались над советским народом.
Когда отобрали хлеб у Федоровой Марии Фёдоровны, то её и мужа так пороли плетью, что муж на второй день умер. Один финн держал, а другой порол на снегу лежащего Фёдорова, от чего Фёдоров так кричал, что мы все разбежались по домам.
Тут же пороли Овчинникова Михаила Егоровича Его вывели на озеро, в морозную погоду, приказали раздеться и пороли, пока не упадёт, а потом велели одеться. Через полчаса снова продолжалась порка, пока Овчинников не потерял сознания.
Когда у нас умерли мать и отец, мы пошли в деревню просить хлеба, по дороге патрули стали стрелять вслед, мы испугались и остановились, нас задержали и за то, что я самовольно пошла в деревню, сняли с меня пиджак и кофту, начали пороть, дали мне 14 плетей. Через неделю я снова пошла просить хлеба для братишки, меня снова задержали и снова дала 14 плетей.
Мы пошли в другую деревню просить хлеба; нас финны увезли в Великую Губу, посадили в холодную "будку", продержали 2 недели и отправили в Петрозаводск в 7-й лагерь, где мы и прожили до прихода Красной Армии.

* * *

Весной 1942 г. смертность в Яндомозере была настолько высокой, что не успевали выкапывать могилы. В деревне Усть-Яндома несколько умерших долгое время лежали непогребенными.
Финны глумились над голодными. Когда истощённые люди приходили просить хлеба, финны избивали их.
Колхозника Чуркина финны поставили на пахоту. 12 дней он работал без куска хлеба, падая от истощения.
- Дайте мне хоть немного рыбы, - попросил он у коменданта.
Комендант Липасти рассвирепел. Он схватил Чуркина за шиворот и столкнул со второго этажа. Затем он сбежал сам с лестницы и избил лежащего Чуркина до крови. Потом Чуркина отправили в концентрационный лагерь, где он и умер.
Пятидесятилетнего колхозника Макара Пименова финские звери превратили в шута. Как только голодный старик появлялся около комендатуры, его заставляли плясать, маршировать.
Обессилевший старик маршировал, а они хохотали. Как собаке, они выбрасывали старику кусок хлеба.
Так мы мучались больше двух лет. Мы жадно ждали того дня, когда Красная Армия освободит нас от финских мерзавцев.
Этот день пришёл. Сейчас мы снова свободны, снова можем жить и работать свободно.
Я приложу все свои силы, знания, чтобы вместе с другими возродить радостную, счастливую жизнь на освобождённой земле.
21 июля 1944 г.

* * *

Финский разбой официально подтверждается докладной запиской финского офицера "просвещения" 6 армейского корпуса за No 569 от 28.8.1941 г., в которой говорится:
"Солдаты забирали из сараев готовое сено... Весенние посевы, и особенно овёс, уничтожали и скармливали лошадям. Во многих местах солдаты портили дорогие и дефицитные рыболовные снасти... Из мелкой утвари солдаты забирали небольшие иконы, медные образа и прочие вещи. Забирали у семей корову и последнюю курицу".
Солдаты финской армии грабили всё, что попадало под руку, и всё, что видели их воровские глаза.
"Мне ничего не посылай, я сыт, - писал домой шюцкоровец Хайконен. - Мы заходим в колхоз и, на глазах оставшегося населения, забираем свиней, режем и варим их в своё удовольствие".
Из дневника лейтенанта Нуклер: "Вечерами занимаемся "добыванием". Добыли два самовара, картошки, мороженой брусники, грибов".
Солдату Теуво Хууско пишет его брат Укко А. Хууско:
"Вейкко задушил одного русского и добыл у него много всякой всячины, как-то: золотые часы, бинокль, пистолет, компас, три золотых зуба и прочую мелочь. Здесь ребята, которые не поленились переворачивать трупы, здорово поживились".
Лётчик Риппиля похвалялся в письме перед своей невестой:
"А посмотрела бы ты, как пытались спрятаться от наших пуль эти беженцы из Энислинна (Так финны называли Петрозаводск). Но наши пулемётчики не зря учились стрелять".
Солдат 101 финского пехотного полка Аарнэ Энсио Мойланен рассказал:
"Разведывательно-диверсионный отряд, участником которого я являюсь, поджёг деревню Койкари... женщины бежали нам навстречу и просили их не расстреливать. Мы изнасиловали некоторых из этих женщин и расстреляли всех. Никого не оставили. У меня в памяти осталась красивая девочка, которую мы с товарищем изнасиловали, а после расстреляли".
Пленный солдат Раялампи заявил:
"По приказанию подполковника Косинмаа мы сожгли деревню Витсиваара".

* * *

Пленный солдат 5 егерского батальона Вильё Суутари показывает:
"Однажды в лесу, в полутора километрах от деревни Паданы, мы набрели на сарай, в котором обнаружили двух стариков 60 лет, оказавшихся советскими гражданами. На другой день лейтенант Мериканто вызвал меня и моих трёх товарищей - Лайтио, Лехтинен и Нурми - и сообщил, что нам разрешается расстрелять стариков. Я не отказался от расстрела этих людей потому, что имел желание расстрелять их лично. Ведь задержал их я. Когда мы довели этих двух советских граждан до указанного места, мы заставили их вырыть себе могилы и по команде прапорщика Эломаа попарно произвели по ним огонь. Я и Лехтинен расстреляли одного старика, а Нурми и Лайтио - другого".
Январской ночью 3942 г. финский батальон, проникший в наш глубокий тыл, находился в боевой готовности. 500 финских солдат и офицеров окружили советский посёлок Майгуба, в котором не было ни одного взрослого мужчины. Посёлок спал мирным сном.
В этот час состоялся сбор командиров взводов финского батальона: убийцы готовились к расправе со своими жертвами.
"Командир роты капитан Пуустикен, - показал один из участников этого разбойничьего налёта военнопленный В., - позвал к себе всех командиров взводов и дал приказание сжечь все дома и постройки в посёлке. Командир нашего взвода лейтенант Ахвенайнен, передавая приказание Пуустинен своему взводу, добавил: "Если услышите, что в домах есть люди, то забросайте окна гранатами, а потом зажигайте дома". Я слышал взрывы гранат во многих домах. Видимо, и другие взводы поступали таким же образом"...

* * *

Около деревни В. на северо-западном направлении фронта немцы захватили а плен двух раненых красноармейцев. Одного из них фашисты расстреляли, а второго сожгли заживо на костре. На северном фронте белофинны захватили в плен раненного в обе ноги воентехника Ладонина. Шюцкоровцы изрезали ему бритвой лицо, выкололи глаза и нанесли много ножевых ран. Изуродованный труп тов. Ладонина красноармейцы нашли в чулане дома, в котором помещалась канцелярия белофинского батальона.
Из вечернего сообщения 5 августа 1941 г.
Мародёрство в финской армии всемерно поощряется и входит в обязанности финских солдат. В секретной инструкции штаба 7 финской пехотной дивизии за No 511 говорится: "При всех обстоятельствах, как только позволяет обстановка, надо снимать с убитых солдат противника всё обмундирование и снаряжение. В случае надобности к этой работе можно привлекать военнопленных. (Основание: телеграфное распоряжение штаба Карельской, армии)".
Из вечернего сообщения 3 января 1942 г.
Вырвавшийся из белофинского плена красноармеец Терентьев Сергей Павлович рассказал о невыносимых страданиях советских военнопленных, томящихся в лагере близ города Питкяранта. "В этом лагере, - сообщил Терентьев, - содержатся раненые красноармейцы. Им не оказывают никакой медицинской помощи. Всех заключённых принуждают работать по 14-16 часов в сутки. Пленных впрягали в плуги и заставляли пахать землю. В сутки нам выдавали по кружке мучной похлёбки. Финские палачи придумали для нас ужасную пытку. Они опоясывали пленного колючей проволокой и волочили по земле. Ежедневно из лагеря вывозят трупы замученных советских бойцов".
Из вечернего сообщения 7 октября 1942 г.
Группа бойцов Н-ской части, действующей на Карельском фронте, обнаружила в отбитом окопе трупы 11 советских бойцов, зверски замученных белофиннами. Красноармейцы Бачинов Г. М., Углов В. В. и Богданов И. С. были ранены в бою и захвачены в плен. Белофинны долго пытали их и вырезали на груди пятиконечные звёзды. Личность остальных замученных бойцов установить не удалось, так как бандиты до неузнаваемости изуродовали их.
Из утреннего сообщения 9 октября 1942 г.
"Такие же зверства творят на Крайнем Севере и финские пособники германских фашистов. На Карельском фронте при наступлении частей Красной Армии были обнаружены десятки трупов израненных красноармейцев, замученных финскими фашистами. Так, у красноармейца Сатаева финны выкололи глаза, отрезали губы, вырвали язык. У красноармейца Гребенникова они отрезали ухо, выкололи глаза и вставили в них пустые гильзы. Красноармейцу Лазаренко после долгих пыток финны раздробили череп и набили туда сухарей, в ноздри вогнали патроны, а на груди раскалённым металлом выжгли пятиконечную звезду".

* * *

"Я видел в Кейлие пленных красноармейцев. У них отняли сапоги и босых отправили на полевые работы. Чтобы не поранить ноги, красноармейцы привязали к своим ногам доски и обвернули их тряпками. Финские власти в таком виде водили их по городу, показывали народу: вот, мол, в чём воюют русские солдаты.
Финский прапорщик в своём дневнике записал: "Захвачены военнопленные. Устали. Некоторые не в силах двигаться. Их мучает рвота, изрыгающая непереваренную траву.
Похороны военнопленных. С трудом роют могилу. Кто-то из солдат меняет 5 марок на 5 рублей. Пленный просит: "Сколько-нибудь хлеба"...
Рейно Рекола, финский лейтенант, взятый в плен нашими бойцами, признался:
"Если нет специального приказа доставить военнопленного в штаб, финны допрашивают его на месте и убивают".
Солдат 7-го пограничного егерского батальона Саллинен, бывший до войны студентом Хельсинкского университета, писал своим родным с фронта: "Вчера расстреляли двух "рюсся", отказавшихся приветствовать нас... Уж мы покажем этим "рюсся"!"
Солдат Вяйне Неваранта из 21 отдельного батальона, сдавшийся в плен 10 января 1942 г., показал:
"Я видел в районе Ванжозеро, когда на поле боя осталось два десятка раненых красноармейцев, что к раненым красноармейцам подошёл лейтенант Ниеми, который застрелил красного командира и нескольких пленных красноармейцев. Он же отдал приказание одному из автоматчиков добить остальных. Так были добиты более двух десятков раненых красноармейцев".
Солдат Лаури Валениус из 56 пехотного полка, сдавшийся в плеч 26 апреля 1942 г., показал:
"В дер. Лумбуши сержанты Линстрем, Рейно Мякеля и Микко Косолайнен рассказали друг другу о зверствах, которые они творили над пленными красноармейцами после занятия Медвежьегорска. Они расстреляли более 10 красноармейцев. А медсестру сперва изнасиловали, а потом убили".

* * *

Солдат Вийтаниеми из 22 батальона, сдавшийся в плен 22 мая 1942 г., показал:
"Пленных красноармейцев я видел. 6 человек пленных красноармейцев работали на хозяйственных работах в госпитале в Медвежьегорске. Я лично видел, как надзиратели били пленных красноармейцев. Мой приятель служит при лагере военнопленных в Выборге. Он рассказал мне, что там на почве голода за одни сутки умирает несколько человек пленных красноармейцев. Едят, что попало: кошек, ворон".
Солдат Лаури Ройванен из 22 отдельного батальона, сдавшийся в плен 22 мая 1942 г., показал:
"У Медвежьегорска пленных красноармейцев заставили рыть могилы для убитых в бою. Офицер приказал после окончания работы прикончить пленных тут же. Они были все убиты".
Солдат Ленни Киннунен из 32 пехотного полка, сдавшийся в плен 27 мая 1942 г., показал:
"Когда были последние бои, на поле боя остались 5 раненых красноармейцев. К ним подошёл пастор и сказал, что их надо добить. На второй день трупы 5 убитых красноармейцев лежали в канаве".

* * *

Солдат Юхо Хейсканен из 3 пехотной бригады, взятый в плен 15 сентября 1942 г., показал:
"В Петрозаводске навстречу нам шли пленные красноармейцы. Их гнали ударами прикладов. Я видел раненого красноармейца. Один из наших солдат взял автомат и пристрелил его на месте".
Солдат Калле Кивиниеми из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 11 апреля 1943 г., показал:
"В районе Ряйселя мы нашли раненого красноармейца, у него были прострелены ноги. Солдат Силвениус пристрелил его из винтовки".
Пленный солдат 18 финской пехотной дивизии Альберт Андерс Гунная рассказал:
"Я добровольно поступил в финскую армию 16 июля 1941 г. и был зачислен в шюцкоровскую роту, которая находилась в Восточной Карелии, в октябре 1942 г. меня перевели в 18 пехотную дивизию. Находясь в шюцкоровской роте в Виелярви, мы охраняли лагерь советских военнопленных. Пленные влачили жалкое и голодное существование. На завтрак они получали воду и крошечный кусочек хлеба с большой примесью древесной муки. После этого пленных угоняли на работу. Надсмотрщики подгоняли их и избивали. На обед пленным выдавали несколько ложек несъедобной каши из отходов ржаной муки или похлёбки из картофельных отбросов. Только очень изголодавшийся человек мог есть такую пищу. Из числа солдат, охраняющих лагерь, я знаю Пааво Оландер и Эркки Ехюдениус из Оулункюля, Бертол Нюмаш из Хельсинки.
Они могут подтвердить, что я говорю правду. Лагерь военнопленных имеется также около Маткаселька. Заключённые в этом лагере работают на лесозаготовках. Проездом я видел их за работой. У пленных был крайне измождённый вид. Несмотря на сильный мороз, они были одеты в тряпьё. О расстрелах русских военнопленных мне рассказывали многие финские солдаты".

* * *

Взятый в плен солдат финской армии Хейккн Койвисто показал:
"На нашем участке фронта за последнее время было четыре пленных, которых заставляли работать на передовых позициях, а порой даже впереди окопов, под огнём русских. По приказу главного финского командования за побег одного русского военнопленного немедленно расстреливают десять его товарищей. Один офицер приказал расстрелять 40 военнопленных за то, что в бою осколками ваших снарядов были убиты два финских офицера".
Пленный Рипонен показал:
"Военнопленные в Райвола - это живые мертвецы в лохмотьях. За малейшую провинность их нещадно бьют палками. Здесь каждый день умирают замученные, заморённые голодом люди. Как-то два пленных красноармейца под конвоем выполняли тяжёлую работу. Мимо проходил пьяный шюцкоровец. Он подошёл к пленному, проворчал: "У, pуcc", - и вонзил нож ему в грудь".

* * *

Солдат Рейно Вуото из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 26 июля 1943 г., показал:
"Мой брат служил охранником в лагере военнопленных в городе Ханко. Он рассказал, что пленных красноармейцев расстреливают под предлогом, что они стремятся бежать. Пленных избивают за то, что они собирают остатки пищи в помойных ямах".
Солдат Мартти Лааксонен из 101 пехотного полка, сдавшийся в плен 8 сентября 1943 г., показал:
"Мой брат Эйнар Лааксонен, который работал в местечке Вирккула, рассказал, что там 15 пленных красноармейцев умерли от голода и их закопали в помойную яму в местечке "Лохья".
Солдат Юхо Койвунен из 101 пехотного полка сдавшийся в плен 4 августа 1943 г., показал:
"В Петсамо было много пленных красноармейцев. В камерах размером 5 х 5 метров содержат русских военнопленных по 60 чел., а финских заключённых только 12 человек. Пленных кормили очень плохо.
У кухни, где им варили, я видел дохлого коня, из мяса которого выползали черви. В нашем взводе солдат Юсси Кивисте, забавляясь, расстрелял много пленных красноармейцев. Узнав об этом, капитан Виккери сказал: "Мне такие солдаты нужны".
Солдат Ойва Тауриайнен из 12 пехотного полка, взятый в плен 20 ноября 1943 г., показал:
"В городе Каяни большой лагерь военнопленных. Пленных продают крестьянам. Пленных красноармейцев избивают, дубинками".
Солдат Лаури Тойвонвирта из 3 пехотной бригады, взятый в плен 11 декабря 1943 г., рассказал:
"В феврале 1942 г., во время боёв к нам попало в плен много красноармейцев. 60 человек пленных водили по железной дороге и незаметно по ним открыли пулемётный огонь и убили их всех. Об этом знают все солдаты 3 пехотной бригады. Когда я служил в 46 пехотном полку, во время боёв наш полк захватил в плен 7 красноармейцев, среди них 2-х женщин. По приказанию зам. командира подполковника Саури их после опроса расстреляли".

* * *

Лейтенант Юхля из роты ПТО 101 пехотного полка публично хвастался, что расстрелял много пленных красноармейцев. Солдат той же роты Юоси Кивистё расстрелял "для забавы" 2 пленных. Когда командир роты, капитан Виккери узнал об этом, он сказал с восхищением: "Вот такие солдаты мне нужны!".
Финны глумятся над ранеными, попавшими в плен, и добивают их. Лейтенант Ниеми из 21 отдельного батальона финской армии лично застрелил в Медвежьегорске 8 раненых красноармейцев и приказал стоявшему поблизости автоматчику пристрелить и остальных раненых, попавших в плен. Командир 1 батальона 3 пехотной бригады увидел раненого красноармейца, 3 дня лежавшего без медицинской помощи и истекавшего кровью. По его приказу пленный был отравлен, а группа пленных раздета догола и расстреляна из автоматов. Солдат 2 взвода пульроты 23 отдельного батальона 101 пехотного полка Салвениус застрелил в лесу под Ряйселя пленного красноармейца, у которого были перебиты обе ноги.
Сержанты 12 роты 56 пехотного полка Линдстрем, Мякеля и Косолайнен, захватив в плен санитарку, изнасиловали её, убили и обнажённый труп подвергли неслыханному осквернению.

http://www.x-libri.ru/elib/sulmn000/00000001.htm - полная электронная версия книги
http://www.x-libri.ru/elib/zip/sulmn000.zip - скачать книгу

http://colonelcassad.livejournal.com/2804573.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_colonelcassad

Табличка для "спасителя"

Вторник, 14 Июня 2016 г. 21:22 (ссылка)



Касательно повторного оживления темы с установкой памятной доски Маннергейму в Ленинграде.
В прошлом году открытие доски в связи с протестами было фактически сорвано http://colonelcassad.livejournal.com/2242460.html. Пошли на второй заход.


Мое отношение к этому строго отрицательное, протесты против этого всячески приветствую, прославлять союзника нацистской Германии причастного к блокаде Ленинграда, это примерно как открыто заниматься реабилитацией Власова. Ах да, у нас в том же Питере в этом году уже открыто защищали диссертацию, где Власов уже "неоднозначный" (автор диссертации обеляющей Власова кстати всецело за табличку). Опыт Украины ничему не учит или возможно для инициаторов этой идеи служит руководством к действию.


Отличный разбор от историка Баира Иринчеева.

Еще на тему.

http://colonelcassad.livejournal.com/914537.html - Мифология советско-финских войн
http://colonelcassad.livejournal.com/1221832.html - Карельский УР. Забытый защитник Ленинграда
http://actualhistory.ru/blockada-myth - Мифы Ленинградской блокады
http://pyhalov.livejournal.com/377525.html - Маннергейм и Мединский
http://kommari.livejournal.com/2600302.html - "Правда" 1939 года о Маннергейме
http://kommari.livejournal.com/2633820.html - Как на самом деле началась война СССР и Финляндии в 1941 году
https://regnum.ru/news/polit/1319818.html - Маннергейм такой же "спаситель" Ленинграда как и Гитлер
http://www.e-reading.club/chapter.php/83508/9/Baryshnikov_-_Blokada_Leningrada_i_Finlyandiya._1941-1944.html - глава из книги Барышникова "Блокада Ленинграда и Финляндия"
http://pretich.ru/articles.php?article_id=199 - Намерение Маннергейма в отношения Ленинграда

И так далее. Тема на самом деле достаточно широко раскопана и неоднократно освещалась в пресс. Басни про "спасителя Ленинграда" в основном рассчитаны на тех, кто плохо, либо совсем не знает как развивались события на фронте под Ленинградом и что на самом деле говорил и делал Маннергейм. Но впрочем отечественным фальсификаторам истории все нипочем, получив раз по рукам, они снова и снова лезут со своей "правдой", упорно копируя своих украинских собратьев по разуму.

PS. Кстати, сепаратистское движение "Ингрия" https://vk.com/club342730, которое выступает за отделение от РФ Ингерманландии, так же активно занимается продвижением мифа о "хорошем Маннергейме" http://oper.ru/news/read.php?t=1051612205.


http://colonelcassad.livejournal.com/2798245.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Бахыт_Светлана

ФУТБОЛ В БЛОКАДНОМ ЛЕНИНГРАДЕ - ГОРОДЕ НЕПОКОРЁННЫХ

Понедельник, 16 Мая 2016 г. 18:52 (ссылка)


Футбол в блокадном Ленинграде - Городе непокорённых




Памятник футболистам блокадного Ленинграда


2 мая 1943 года в Сталинграде состоялся футбольный матч, ставший символом стойкости города. Товарищеская встреча, организованная ровно через три месяца после окончания Сталинградской битвы, должна была показать – и показала – всему миру, что практически разрушенный город готов начать полноценную мирную жизнь.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Николай_Кофырин

ПОМНИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ

Воскресенье, 09 Мая 2016 г. 02:09 (ссылка)

Для меня День Победы – священный праздник.
Мой дед погиб, защищая Сталинград.

Дед Садков бессмертный полк

Моя бабушка прожила всю блокаду в Ленинграде. Я до сих пор бережно храню её медаль «За оборону Ленинграда». Отец трудную зиму 1941 года пережил в блокадном городе, а летом 1942 был эвакуирован по Ладожскому озеру. Моя тётка в 15 лет осталась в блокадном Ленинграде без родителей и пошла работать на завод, где и жила. Некоторые из моих родственников умерли в блокаду и похоронены в братской могиле на Преображенском кладбище.
Мой дядя подростком во время войны работавший на оборонном заводе в городе Горький (Нижний Новгород) рассказывал, что 9 мая 1945 года была такая всеобщая радость, какой он никогда в жизни больше не видел.
Жаль, что в годы моей юности не было марша «Бессмертный полк». В прошлом году я принял участие в городском марше «Бессмертный полк». А в этом году 6 мая участвовал в марше «Бессмертный полк» в нашем районе. Меня интересовал вопрос: что значит наша Победа, одержанная 71 год назад, для сегодняшнего дня?





Читай и смотри далее - ПОМНИТЬ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫТЬ
Метки:   Комментарии (17)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<блокада ленинграда - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda