Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 2263 сообщений
Cообщения с меткой

античность - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Вячеслав_1963

Указатель лапидарных надписей античного Боспора Киммерийского, впервые опубликованных после выхода «Корпуса боспорских надписей» (М.; Л., 1965)

Среда, 18 Мая 2016 г. 13:11 (ссылка)

В. А. Тихонов, кандидат исторических наук, г. Москва


Аннотация. В статье суммируются и упорядочиваются сведения о вновь опубликованных лапидарных надписях, найденных на территории древнегреческих поселений Боспора Киммерийского за время после выхода последнего свода всех таких надписей (после 1965 г.).

Ключевые слова: лапидарные надписи, Боспор Киммерийский, Северное Причерноморье, эпиграфика


Index of Lapidary Inscriptions of Cimmerian Bosporus not included in the «Corpus Inscriptionum Bosporus Regnum» (M.; L., 1965)

V. A. Tikhonov, candidate of historical Sciences, Moscow

Abstract. The article summarized and ordered information about newly published lapidary inscriptions found in the ancient Greek settlement during the Cimmerian Bosporus after the last set of all such inscriptions (after 1965).

Keywords: lapidary inscriptions, Cimmerian Bosporus, the Northern Black Sea, epigraphy

Изучение древнегреческих поселений на юге России и в Крыму, существовавших здесь с 6 в. до н. э., интенсивно ведётся в России уже около двухсот лет. Древнегреческие полисы в основном концентрировались здесь по берегам Керченского пролива (древнегреческое название – Боспор Киммерийский). Примерно с 4 в. до н. э. эти земли были объединены в рамках единого государства – Боспорского царства, в которое вошли также территории Керченского и Таманского полуостровов и территории в устье Дона.
Большое значение для истории античного Боспора Киммерийского имеют надписи на камне, в большом количестве найденные и ежегодно находимые, и их научная публикация. Как правило, первые публикации надписей делаются в виде отдельных статей, реже – в отдельных фрагментах монографий. Два раза за всю историю изучения боспорских надписей выходили специальные своды этих надписей. Последнее издание – «Корпус боспорских надписей» (М.; Л., 1965) (далее КБН) – до сих пор активно используется для сопоставления и уточнения при издании вновь находимых надписей. Между тем этот свод издан уже более 50 лет тому назад и использование только этого сборника, без учёта найденного материала за время прошедшее с момента его издания, при публикации новых надписей не даёт возможности полностью воспользоваться всем фондом известных на сегодня боспорских надписей для более правильного понимания и толкования вновь найденных надписей.
После выхода КБН опубликовано в отдельных статьях и в монографиях 215 надписей (в КБН – 1316 надписей). Научное сообщество испытывает острую нужду в новом своде боспорских надписей, однако, до сих пор не было даже библиографического списка первых публикаций боспорских надписей после издания КБН.
Приведённый ниже список всех впервые опубликованных после выхода КБН надписей построен по географическому принципу, а внутри географических пунктов – по жанрам надписей и по времени их создания. Для каждой надписи указан год её находки, датировка, данная первым публикатором, количество строк в надписи и номер статьи или монографии в приводимом ниже списке первых публикаций надписей. Год находки и количество строк надписи могут помочь при идентификации надписей. Для повреждённых надписей указывается количество сохранившихся строк в надписи.
Структура списка совпадает с таким же построением в КБН, не считая того, естественно, что появились новые жанры надписей (священные уставы, письма (указы) правителей, псефизмы (постановления народных собраний)) и новые географические пункты их находок (в том числе стало известно античное название Семибратнего городища на берегу Кубани – Лабрис). Как и в КБН приводятся античные названия географических пунктов находок надписей, если это возможно. Если античное название географического пункта неизвестно, то приводится современное название (За Родину, Кучугуры, Темрюк, Ильич, Ново – Отрадное, Новомарьевская, Таманский полуостров). Названия «Полянка» и «Куль-тепе» взяты в кавычки, потому что это – условные названия археологических объектов, а не названия современных поселений.
Надпись 22.1.1 из Горгиппии первым публикатором была отнесена к иному жанру, нежели в этом списке. Впоследствии было установлено, что это – священный устав.
42 надписи из 215 надписей этого списка (20%) были найдены ранее 1965 г., года выхода КБН. Ещё для 39 надписей (18%) дата находки осталась не установленной.
Все надписи написаны на древнегреческом языке, кроме одной на латыни, это особо отмечено в списке (почётная надпись 1.3.4 в 6 строк из Пантикапея, найденная в 2008 г.).
Особенно важны надписи, содержащие в тексте дату (в боспорских надписях используется особая, боспорская эра). Таких надписей в списке 11 (5%).


Список боспорских надписей, не вошедших в КБН

1. Пантикапей

1.1. Проксении (предоставления привилегий отдельным лицам)

1.1.1. 1979 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 17 строк – [34]
1.1.2. 1976 г. – 4 в до н. э. – 5 строк – [78]
1.1.3. 1998 г. – 4 в. до н. э. – 8 строк – [34]
1.1.4. 1984 г. – 2-я пол. 4 в. до н. э. – 2 строки – [34]
1.1.5. 1953 г. – 2-я пол. 4 в. до н. э. – 6 строк – [15]
1.1.6. 1985 г. – 2-я пол. 4 в. до н. э. – 8 строк – [77]
1.1.7. 1976 г. – рубеж 4–3 вв. до н. э. – 4 строки – [78]
1.1.8. год находки неизвестен – 309–304 гг. до н. э. – 6 строк – [34]
1.1.9. год находки неизвестен – 2-я пол. 3 в. до н. э. – 2 строки – [75]
1.1.10. год находки неизвестен – 2-я пол. 4 в. до н. э. – 4 строки – [68а]

1.2. Посвятительные надписи (посвящения богам)

1.2.1. 1960-е гг. – 400–330 гг. до н. э. – 4 строки – [85]
1.2.2. год находки неизвестен – 2-я пол. 4 в. до н. э. – 1 строка – [9]
1.2.3. 1957 г. – 3 в. до н. э. – 1 строка – [11]
1.2.4. 1980-е гг. – 140–111 гг. до н. э. – 3 строки – [31]
1.2.5. год находки неизвестен – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 3 строки – [57]
1.2.6. год находки неизвестен – 4-3 вв. до н. э. – 1 строка – [68б]

1.3. Почётные надписи

1.3.1. 2008 г. – 13–23 гг. – 7 строк – [68]
1.3.2. 1985 г. – рубеж 1–2 вв. – 47 строк – [35]
1.3.3. 1997 г. – рубеж 2–3 вв. – 9 строк – [66]
1.3.4. 2008 г. – рубеж 2–3 вв. – 6 строк – [65] (на латыни)
1.3.5. год находки неизвестен – рубеж 1–2 вв. – 6 строк – [55]
1.3.6. год находки неизвестен – 175-211 гг. – 3 строки – [68б]

1.4. Строительные надписи

1.4.1. год находки неизвестен – кон. 2 в. – 2 строки – [64]

1.5. Надписи фиасов и синодов (религиозных организаций)

1.5.1. 1989 г. – 1-я пол. 2 в. – 7 строк – [69]
1.5.2. год находки неизвестен – 2 в. – 5 строк – [64]

1.6. Списки имён

1.6.1. 1958 г. – 1-я пол. 2 в. – 7 строк – [15]
1.6.2. 1960-е гг. – 2 в. – 3 строки – [85]
1.6.3. год находки неизвестен – 116–117 гг. – 4 строки – [55]

1.7. Надгробия стихотворные

1.7.1. 1961 г. – кон. 1 в. до н. э. – 9 строк – [17]
1.7.2. 2005 г. – рубеж н. э. – 7 строк – [49]
1.7.3. 1961 г. – сер. 1 в. – 14 строк – [18]

1.8. Надгробия прозаические

1.8.1. год находки неизвестен – кон. 4 в. до н. э. – 2 строки – [80]
1.8.2. год находки неизвестен – 1-я пол. 1 в. – 2 строки – [24]
1.8.3. год находки неизвестен – 1-я пол. 1 в. – 2 строки – [24]
1.8.4. год находки неизвестен – 1-я пол. 1 в. – 1 строка – [22]
1.8.5. 1966 г. – 1 в. – 5 строк – [80]
1.8.6. 1967 г. – 1 в. – 2 строки – [6]
1.8.7. 1994 г. – 1 в. – 3 строки – [59]
1.8.8. год находки неизвестен – 1 в. – 3 строки – [22]
1.8.9. год находки неизвестен – 1 в. – 3 строки – [22]
1.8.10. год находки неизвестен – 1 в. – 2 строки – [24]
1.8.11. год находки неизвестен – 35/36 г. – 6 строк – [80]
1.8.12. год находки неизвестен – рубеж 1–2 вв. – 3 строки – [24]
1.8.13. 1959 г. – 1-я пол. 2 в. – 4 строки – [23]
1.8.14. 1961 г. – 1-я пол. 2 в. – 5 строк – [23]
1.8.15. 1961 г. – 1-я пол. 2 в. – 2 строки – [23]
1.8.16. 1967 г. – 2 в. – 3 строки – [6]
1.8.17. год находки неизвестен – кон. 2 в. – 3 строки – [24]
1.8.18. год находки неизвестен – кон. 2 в. – 3 строки – [24]
1.8.19. год находки неизвестен – 3 в. – 5 строк – [80]
1.8.20. 1897 г. – 4 в. – 4 строки – [41]
1.8.21. 1973 г. – 5 в. – 4 строки – [57]
1.8.22. 1960-е гг. – не датирована – 2 строки – [85]
1.8.23. 1960-е гг. – не датирована – 1 строка – [85]

1.9. Varia (жанр надписей установить не удалось)

1.9.1. 1957 г. – 4 в. до н. э. – 2 строки – [15]
1.9.2. 1959 г. – 1-я пол. 2 в. – 3 строки – [15]
1.9.3. 1957 г. – рубеж 2–3 вв. – 2 строки – [15]
1.9.4. год находки неизвестен – не датирована – 1 строка – [57]

2. Мирмекий

2.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

2.1.1. 2003 г. – рубеж 4–3 вв. до н. э. – 5 строк – [29]
2.1.2. 2003 г. – нач. 1 в. – 4 строки – [29]

2.2. Надгробия прозаические

2.2.1. 1991 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 2 строки – [76]
2.2.2. 1975 г. – 1 в. до н. э. – 1 строка – [57]
2.2.3. 2005 г. – 2-я пол. 1 в. – 5 строк – [29]
2.2.4. 1953 г. – рубеж 1–2 вв. – 2 строки – [23]
2.2.5. 2004 г. – 2 в. – 3 строки – [29]

2.3. Varia (жанр надписей установить не удалось)

2.3.1. 1994 г. – рубеж н. э. – 1 строка – [29]

3. Порфмий

3.1. Надгробия прозаические

3.1.1. 1983 г. – 2-я четв. 3 в. до н. э. – 2 строки – [51]

4. Зенонов Херсонес

4.1. Священные уставы

4.1.1. 1980 г. – 2–3 вв. – 1 строка – [67]

4.2. Надписи фиасов и синодов (религиозных организаций)

4.2.1. 1981 г. – 2–3 вв. – 4 строки – [67]
4.2.2. 1983 г. – нач. 3 в. – 5 строк – [67]
4.2.3. 1981 г. – 227–233 гг. – 2 строки – [67]

4.3. Списки имён

4.3.1. 1982 г. – нач. 3 в. – 3 строки – [67]

5. «Куль – тепе»

5.1. Надгробия прозаические

5.1.1. 2003 г. – не датирована – 1 строка – [56]

6. «Полянка»

6.1. Списки имён

6.1.1. 2010 г. – рубеж н. э. – 2 строки – [61]

6а. «Артезиан»

6а.1. Надгробия прозаические

6а.1.1. 2000 г. – 1 в. – 4 строки – [64а]

7. Ново-Отрадное

7.1. Строительные надписи

7.1.1. 1983 г. – 7 г. до н. э. – 37 г. – 1 строка – [61]

8. Тиритака

8.1. Надгробия прозаические

8.1.1. 1975 г. – 2-я пол. 1 в. – 4 строки – [57]

9. Нимфей

9.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

9.1.1. 1990 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 3 строки – [36]
9.1.2. 1996 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 3 строки – [71]
9.1.3. 1991 г. – 4 в. до н. э. – 3 строки – [30]

9.2. Почётные надписи

9.2.1. 1975 г. – 2–1 вв. до н. э. – 4 строки – [82]

9.3. Строительные надписи

9.3.1. 1958 г. – 2-я четв. 2 в. – 5 строк – [27]

9.4. Надгробия прозаические

9.4.1. 1999 г. – 1-я пол. 5 в. до н. э. – 4 строки – [72]
9.4.2. 1999 г. – 1-я пол. 5 в. до н. э. – 3 строки – [72]
9.4.3. 1995 г. – 5 в. до н. э. – 2 строки – [74]
9.4.4. 1991 г. – рубеж 4–3 вв. до н. э. – 3 строки – [45]

10. Акра

10.1. Надгробия прозаические

10.1.1. 1912 г. – рубеж н. э. – 3 строки – [8]

11. Китей

11.1. Надгробия прозаические

11.1.1. 1988 г. – 4–3 вв. до н. э. – 2 строки – [58]
11.1.2. 1986 г. – рубеж н. э. – 1 строка – [58]
11.1.3. 1988 г. – рубеж н. э. – 6 строк – [58]
11.1.4. 1988 г. – 2-я пол. 1 в. – 5 строк – [58]
11.1.5. 1979 г. – рубеж 1–2 вв. – 3 строки – [58]
11.1.6. 1992 г. – рубеж 1–2 вв. – 2 строки – [58]

12. Фанагория

12.1. Псефизмы (постановления народных собраний)

12.1.1. 1986 г. – 88/87 гг. до н. э. – 12 строк – [33]

12.2. Проксении (предоставления привилегий отдельным лицам)

12.2.1. 1978 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 9 строк – [79]
12.2.2. 1976 г. – 4 в. до н. э. – 11 строк – [78]

12.3. Посвятительные надписи (посвящения богам)

12.3.1. 1973 г. – нач. 1 в. – 5 строк – [86]
12.3.2. 2005 г. – 1–2 вв. – 1 строка – [54]
12.3.3. 2004 г. – 16–23 гг. – 5 строк – [54]
12.3.4. 2004 г. – 192–211 гг. – 10 строк – [54]

12.4. Строительные надписи

12.4.1. 1974 г. – рубеж н. э. – 7 строк – [84]
12.4.2. 1971 г. – 93–124 гг. – 5 строк – [14]
12.4.3. 1954 гг. – 1-я пол. 3 в. – 2 строки – [7]
12.4.4. 2005 г. – 220/221 г. – 11 строк – [53]

12.5. Манумиссии (предоставления свободы рабам)

12.5.1. 1978 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 9 строк – [79]
12.5.2. 1989 г. – 51/52 гг. – 19 строк – [39]
12.5.3. 1974 г. – рубеж 1–2 вв. – 5 строк – [38]
12.5.4. 1992 г. – рубеж 1–2 вв. – 4 строки – [43]
12.5.5. 1967 г. – 1-я пол. 2 в. – 4 строки – [7]
12.5.6. 1970 г. – 2 в. – 4 строки – [87]
12.5.7. 1978 г. – 2 в. – 7 строк – [87]

12.6. Списки имён

12.6.1. 1974 г. – 1 в. до н. э. – 3 строки – [87]
12.6.2. 1988 г. – рубеж 1–2 вв. – 2 строки – [38]
12.6.3. год находки неизвестен – 130–170 гг. – 6 строк – [38]
12.6.4. 1960 г. – 2-я пол. 3 в. – 4 строки – [7]

12.7. Надгробия прозаические

12.7.1. 1959–1960 гг. – рубеж 5–4 вв. до н. э. – 4 строки – [7]
12.7.2. 1975 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 2 строки – [83]
12.7.3. 2005 г. – 63 г. до н. э. – 4 строки – [53]
12.7.4. 1968 г. – рубеж н. э. – 1 строка – [7]
12.7.5. 1971 г. – 2 в. – 3 строки – [87]
12.7.6. 1974 г. – рубеж 2–3 вв. – 18 строк – [84]

12.8. Varia (жанр надписей установить не удалось)

12.8.1. 1954 г. – 2 в. – 6 строк – [7]

13. Кепы

13.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

13.1.1. 1963 г. – 304–283 гг. до н. э. – 3 строки – [5]
13.1.2. 1963 г. – середина 3 в. до н. э. – 3 строки – [73а]

14. За Родину

14.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

14.1.1. 1970–1973 гг. – 42–20 гг. до н. э. – 5 строк – [73]

15. Патрей (в КБН – Патрасий)

15.1. Почётные надписи

15.1.1. 2000 г. – 2 – нач. 3 в. – 4 строки – [70]

15.2. Строительные надписи

15.2.1. 1986 г. – кон. 1 в. – 4 строки – [48]
15.2.2. 2000 г. – 3 в. – 3 строки – [70]
15.2.3. 1968–1986 гг. – 248 г. – 4 строки – [42]

16. Ильич

16.1. Надгробия прозаические

16.1.1. 1966 г. – 1 в. – 2 строки – [40]

17. Кучугуры

17.1. Надгробия прозаические

17.1.1. 2003 г. – рубеж 1–2 вв. – 5 строк – [44]

18. Темрюк

18.1. Надгробия стихотворные

18.1.1. год находки неизвестен – рубеж 3–2 вв. до н. э. – 3 строки – [80]

18.2. Надгробия прозаические

18.2.1. 1969 г. – 1-я пол. 2 в. – 3 строки – [80]

19. Гермонасса

19.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

19.1.1. 2004 г. – 4 в. до н. э. – 2 строки – [60]
19.1.2. 1965 г. – 389–370 гг. до н. э. – 2 строки – [3]
19.1.3. 1969 г. – 2-я четв. 3 в. до н. э. – 2 строки – [4]
19.1.4. 2003 г. – 63-49 гг. до н. э. – 3 строки – [60а]

19.2. Почётные надписи

19.2.1. 1983 г. – рубеж н. э. – 2 строки – [21]

19.3. Надгробия стихотворные

19.3.1. 1988 г. – сер. 1 в. до н. э. – 7 строк – [10]

19.4. Надгробия прозаические

19.4.1. 2003 г. – 1-я пол. 4 в. до н. э. – 3 строки – [1]
19.4.2. 1954 г. – 5–6 вв. – 2 строки – [41]

20. Лабрис

20.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

20.1.1. 1985 г. – 390–380 гг. до н. э. – 7 строк – [12]

21. Таманский полуостров

21.1. Межевые столбы

21.1.1. год находки неизвестен – 478/479 гг. – 5 строк – [32]

21а.Новомарьевская

21а.1. Надгробия прозаические

21а.1.1. 2007 г. – сер. 2-нач. 3 в. – 4 строки – [48а]

22. Горгиппия

22.1. Уставы священнодействий

22.1.1. 1981 г. – рубеж 1–2 вв. – 10 строк – [19]

22.2. Письма (указы) правителей

22.2.1. 1962 г. – 15/16 гг. – 18 строк – [13]
22.2.2. 1969 г. – рубеж 2–3 вв. – 4 строки – [62]
22.2.3. 1975 г. – нач. 3 в. – 6 строк – [19]

22.3. Посвятительные надписи (посвящения богам)

22.3.1. 1979 г. – 280–270 гг. до н. э. – 1 строка – [26]
22.3.2. 1939 г. – рубеж 1–2 вв. – 3 строки – [20]
22.3.3. 1980 г. – 1-я пол. 1 в. – 8 строк – [26]
22.3.4. 1991 г. – 205/206 г. – 6 строк – [70]

22.4. Почётные надписи

22.4.1. 1962 г. – нач. 3 в. – 8 строк – [52]
22.4.2. 1978 г. – нач. 3 в. – 3 строки – [26]

22.5. Строительные надписи

22.5.1. 1976 г. – рубеж 2–3 вв. – 4 строки – [19]
22.5.2. 1981 г. – нач. 3 в. – 7 строк – [19]
22.5.3. год находки неизвестен – 2–3 вв. – 3 строки – [19]

22.6. Манумиссии (предоставления свободы рабам)

22.6.1. 1951 г. – рубеж 1–2 вв. – 9 строк – [20]
22.6.2. 1962 г. – не датирована – 3 строки – [52]

22.7. Надписи фиасов и синодов (религиозных организаций)

22.7.1. 1991 г. – рубеж 1–2 вв. – 6 строк – [70]
22.7.2. год находки неизвестен – рубеж 1–2 вв. – 2 строки – [16]
22.7.3. 1959 г. – 2 в. – 5 строк – [52]
22.7.4. год находки неизвестен – 2 в. – 5 строк – [16]
22.7.5. год находки неизвестен – 2 в. – 4 строки – [16]
22.7.6. 1962 г. – 2-я пол. 2 в. – 10 строк – [52]
22.7.7. 1959 г. – 174–210 гг. – 8 строк – [20]
22.7.8. 1969 г. – 174–210 гг. – 16 строк – [20]
22.7.9. 1961–1962 гг. – рубеж 2–3 вв. – 10 строк – [52]
22.7.10. 1979 г. – рубеж 2–3 вв. – 5 строк – [19]
22.7.11. 1959 г. – 1-я пол.3 в. – 5 строк – [20]
22.7.12. 1991 г. – 3 в. – 4 строки – [70]

22.8. Списки имён

22.8.1. 1964 г. – 2 в. до н. э. – 4 строки – [81]
22.8.2. 1957 г. – рубеж 1–2 вв. – 6 строк – [20]
22.8.3. 1962 г. – рубеж 1–2 вв. – 4 строки – [52]
22.8.4. 1961 г. – 2 в. – 4 строки – [52]
22.8.5. 1967 г. – 2 в. – 2 строки – [81]
22.8.6. 1971 г. – 2 в. – 10 строк – [81]
22.8.7. 1971 г. – 2 в. – 5 строк – [81]
22.8.8. 1974 г. – 2 в. – 5 строк – [81]
22.8.9. 1975 г. – 2 в. – 5 строк – [81]
22.8.10. год находки неизвестен – 2 в. – 5 строк – [16]
22.8.11. год находки неизвестен – 2 в. – 3 строки – [16]
22.8.12. год находки неизвестен – 2 в. – 2 строки – [16]
22.8.13. 1953 г. – сер. 2 в. – 7 строк – [20]
22.8.14. 1976 г. – 2-я пол. 2 в. – 4 строки – [19]
22.8.15. 1979 г. – 2-я пол. 2 в. – 3 строки – [19]
22.8.16. год находки неизвестен – 2-я пол. 2 в. – 8 строк – [16]
22.8.17. год находки неизвестен – 2-я пол. 2 в. – 5 строк – [16]
22.8.18. 1971 г. – кон. 2 в. – 4 строки – [19]
22.8.19. год находки неизвестен – кон. 2 в. – 3 строки – [19]
22.8.20. 1959 г. – рубеж 2–3 вв. – 5 строк – [20]
22.8.21. 1961 г. – рубеж 2–3 вв. – 26 строк – [52]
22.8.22. 1978 г. – рубеж 2–3 вв. – 6 строк – [19]
22.8.23. 1972 г. – нач. 3 в. – 4 строки – [19]
22.8.24. 1978 г. – нач. 3 в. – 4 строки – [19]
22.8.25. год находки неизвестен – нач. 3 в. – 7 строк – [16]
22.8.26. 1969 г. – 1-я пол. 3 в. – 18 строк – [20]

22.9. Надгробия стихотворные

22.9.1. 1981 г. – 3–2 вв. до н. э. – 10 строк – [63]

22.10. Надгробия прозаические

22.10.1. 1981 г. – 480-е гг. до н. э. – 6 строк – [19]
22.10.2. 1987 г. – кон. 1 в. до н. э. – 2 строки – [36а]
22.10.3. 1976 г. – 2 в. – 2 строки – [26]

22.11. Varia (жанр надписей установить не удалось)

22.11.1. 1962 г. – кон. 2 в. – 5 строк – [52]
22.11.2. 1939 г. – 2 в. – 3 строки – [20]
22.11.3. год находки неизвестен – 2 в. – 3 строки – [16]
22.11.4. год находки неизвестен – 2 в. – 2 строки – [16]

23. Танаис

23.1. Посвятительные надписи (посвящения богам)

23.1.1. 1998 г. – 229/230–231/232 гг. – 16 строк – [46]

23.2. Почётные надписи

23.2.1. 1993 г. – рубеж 3–2 вв. до н. э. – 5 строк – [2]
23.2.2. 1993 г. – рубеж 3–2 вв. до н. э. – 3 строки – [2]
23.2.3. 1993 г. – 9 г. до н. э. – 9 г. – 8 строк – [50]
23.2.4. 1993 г. – рубеж н. э. – 2 строки – [2]
23.2.5. 1993 г. – рубеж 1–2 вв. – 9 строк – [2]

23.3. Строительные надписи

23.3.1. 1968 г. – 210–227 гг. – 8 строк – [28]
23.3.2. 1965 г. – 229/230 г. – 22 строки – [25]

23.4. Надписи фиасов и синодов (религиозных организаций)

23.4.1. 1969 г. – 3–1 вв. до н. э. – 5 строк – [47]
23.4.2. 1993–1994 гг. – 3–1 вв. до н. э. – 12 строк – [47]


Первые публикации надписей античного Боспора Киммерийского, не вошедших в КБН:

1. Агафонов А. В. Стела Питогейтона из собрания Таманского археологического музея // Вестник древней истории. — 2006. — 3. — С. 44–46. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522496)

2. Арсеньева Т. М., Бётгер Б., Виноградов Ю. Г. Новые исследования в Танаисе // Вестник древней истории. — 1996. — 3. — С. 54–72. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522529)

3. Белова Н. С. Новая надпись из Гермонассы // Вестник древней истории. — 1967. — 1. — С. 60–69. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522537)

4. Белова Н. С. Новая надпись из Гермонассы и некоторые замечания о лапидарной эпиграфике Боспора // Вестник древней истории. — 1984. — 2. — С. 78–86. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522540)

5. Белова Н. С. Посвятительная надпись из Кеп // Вестник древней истории. — 1970. — 2. — С. 65–72. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522551)

6. Белова Н. С. Три неизданных надгробия из Керчи // Археология и история Боспора. — Керчь, 1999. — 3. — С. 143–152. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522557)

7. Белова Н. С. Эпиграфические материалы Фанагорийской экспедиции // Вестник древней истории. — 1977. — 3. — С. 105–117. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522567)

8. Бехтер А. П. Малоизвестные надгробия керченского лапидарного собрания // Древности Боспора. — 2006. — 10. — С. 111–121. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524648)

9. Бехтер А. П. Предварительные замечания к IOSPE II 2: Эпиграфические памятники из фондов Херсонского краеведческого музея // Вестник древней истории. — 2013. — 1. — С. 9–20. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524649)

10. Блаватская Т. В. Критянин Диодот в Боспорском царстве // История и культура древнего мира. — М., 1996. — С. 2–14. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437526071)

11. Блаватская Т. В. Обломок мраморного блюда с надписью // Материалы и исследования по археологии СССР. — 1962. — 103. — С. 250–252. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437526217)

12. Блаватская Т. В. Посвящение Левкона 1-го // Российская археология. — 1993. — 2. — С. 34–47. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524651)

13. Блаватская Т. В. Рескрипты царя Аспурга // Советская археология. – 1965. – 2. – С. 197–209. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524654)

14. Блаватская Т. В. Фанагорийская надпись Савромата 1-го // Краткие сообщения института археологии АН СССР. – 1976. – 145. – С. 92–97. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524656)

15. Болтунова А. И. Греческие надписи из случайных находок на горе Митридат // Материалы и исследования по археологии СССР. – 1962. – 103. – С. 206–209. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437526193)

16. Болтунова А. И. Из эпиграфических коллекций Новороссийского историко – краеведческого музея // Вестник древней истории. – 1979. – 2. – С. 80–88. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524661)

17. Болтунова А. И. Метрическая эпитафия из пантикапейского некрополя // Вестник древней истории. – 1968. – 2. – С. 130–132. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437524663)

18. Болтунова А. И. Надгробная эпиграмма жены Дия // История и культура античного мира. – М., 1977. – С. 23–28. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525099)

19. Болтунова А. И. Надписи Горгиппии: Из находок 1971–1981 гг. // Вестник древней истории. – 1986. – 1. – С. 43–61. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525107)

20. Болтунова А. И. Надписи Горгиппии: Из случайных находок // Нумизматика и эпиграфика. – 1971. – 9. – С. 3–15. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525118)

21. Болтунова А. И. Надпись Пифодориды из раскопок Гермонассы // Вестник древней истории. – 1989. – 1. – С. 86–92. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525132)

22. Болтунова А. И. Неизданные надгробия в фондах Керченского и Херсонского музеев // Нумизматика и эпиграфика. – 1963. – 4. – С. 95–102. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525156)

23. Болтунова А. И. Неизданные надгробия из Керчи и окрестностей // Вестник древней истории. – 1965. – 2. – С. 95–101. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525174)

24. Болтунова А. И. Неизданные надгробия из пантикапейского некрополя // Краткие сообщения института археологии АН СССР. – 1969. – 116. – С. 49–54. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437525180)

25. Болтунова А. И. Новая строительная надпись из Танаиса // Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968. – С. 46–55. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527409)

26. Болтунова А. И. Новые эпиграфические материалы из Горгиппии // Вестник древней истории. – 1982. – 3. – С. 61–66. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527403)

27. Болтунова А. И. Строительная надпись из Нимфея // Краткие сообщения института археологии АН СССР. – 1963. – 95. – С. 104–106. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527413)

28. Болтунова А. И. Фрагменты надписи о строительстве башни в Танаисе // Краткие сообщения института археологии АН СССР. – 1975. – 143. – С. 47–49. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527417)

29. Бутягин А. М., Бехтер А. П. Новые надписи Мирмекия //: Антиковедческо – историографический сборник памяти Я. В. Доманского (1928–2004). – СПб., 2007. – С. 72–81. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527421)

30. Виноградов Ю. Г. Вотив Комосарии из Нимфея // Боспорский город Нимфей. – СПб., 1999. – С. 20. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527511)

31. Виноградов Ю. Г. Вотивная надпись дочери царя Скилура из Пантикапея и проблемы истории Скифии и Боспора во 2 в. до н. э. // Вестник древней истории. – 1987. – 1. – С. 55–87. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527572)

32. Виноградов Ю. Г. Позднеантичный Боспор и ранняя Византия: В свете датированных боспорских надписей 5-го века // Вестник древней истории. – 1998. – 1. – С. 233–247. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527600)

33. Виноградов Ю. Г. Фанагорийские наёмники // Вестник древней истории. – 1991. – 4. – С. 14–33. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527607)

34. Виноградов Ю. Г., Толстиков В. П., Шеллов - Коведяев Ф. В. Новые декреты Левкона I, Перисада и Эвмела из Пантикапея // Вестник древней истории. – 2002. – 4. – С. 58–75. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527616)

35. Виноградов Ю. Г., Шестаков С. А. Laudatio funebris из Пантикапея // Вестник древней истории. – 2005. – 2. – С. 42–44. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527633)

36. Власова Е. В. Фрагмент посвятительной надписи из Нимфея // Hiperboreus. – 1994. – 2. – С. 133–137. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527644)

36а. Горончаровский В. А. Надгробие сыновей Панталеонта из Горгиппии // Боспорский феномен. – СПб., 1999. – С. 176. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527648)

37. Грач Н. Л. Некрополь Нимфея. – СПб., 1999. – С. 67, 234. (книгу можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437527651)

38. Даньшин Д. И. Три новые надписи из Фанагории // Краткие сообщения института археологии АН СССР. – 1991. – 204. – С. 98–102. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529426)

39. Даньшин Д. И. Фанагорийская община иудеев // Вестник древней истории. – 1993. – 1. – С. 59–72. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529429)

40. Диатроптов П. Д. Два неопубликованных рельефа с изображением «загробной трапезы» из собрания Государственного Исторического музея // Боспорские исследования. – Керчь, 2004. – 7. – С. 238–241. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529477)

41. Диатроптов П. Д., Емец И. А.Корпус христианских надписей Боспора // Эпиграфический вестник. – М., 1995. – 2. – С. 7–40 (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529452).

42. Емец И. А., Петерс Б. Г. Эпиграфические материалы из Патрея // Древности: Труды Российского археологического общества. – М., 1992. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529470)

43. Завойкина Н. В. Фрагмент манумиссии из Фанагории // Древности Боспора. – 2008. – 12. – Ч. 1. – С. 226–231. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529485)

44. Завойкина Н. В., Шишлов А. В. Стела Асклепиада и его дочерей // Древности Боспора. – 2008. – 12. – Ч. 1. – С. 232–236. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529493)

45. Зинько В. Н., Тохтасьев С. Р. Стела Гефестиона из Нимфея // Боспорские исследования. – 2004. – 7. – С. 112–123. (аннотацию статьи можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529948)

46. Иванчик А. И. Новые данные о римском военном присутствии на Боспоре // Вестник древней истории. – 2013. – 1. – С. 59–76. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529953)

47. Иванчик А. И. Три надписи фиасов эллинистического времени из Танаиса: Новые данные о греко-иранском взаимодействии в Танаисе дополемоновской эпохи // Вестник древней истории. – 2008. – 2. – С. 57–72. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529962)

48. Иванчик А. И., Петерс Б. Г. Греческая надпись из раскопок Патрея в 1986 г. // Вестник древней истории. – 1988. – 2. – С. 119–121. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529972)

48а. Иванчик А. И., Савенко С. Н. Греческое надгробие из Ставропольского края: Самая восточная находка боспорской надписи? // Боспорский феномен. – СПб., 2011. – С. 500–501. (статью можно скачать здесь: )

49. Иванчик А. И., Толстиков В. П., Ковальчук А. В. Новая надгробная эпиграмма из Пантикапея // Вестник древней истории. – 2007. – 1. – С. 107–117. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437529975)

50. Иванчик А. И., Тохтасьев С. Р. Царица Динамия и Танаис // Вестник древней истории. – 2009. – 3. – С. 95–107. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437530001)

51. Кастанаян Е. Г. Надгробная надпись из Порфмия // Вестник древней истории. – 1987. – 2. – С. 85–87. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437530007)

52. Кругликова И. Т. Новые эпиграфические памятники из Горгиппии // Вестник древней истории. – 1967. – 2. – С. 182–197. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437537932)

53. Кузнецов В. Д. Новые надписи из Фанагории // Вестник древней истории. – 2007. – 1. – С. 227–243. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437537936)

54. Кузнецов В. Д. Новые надписи из Фанагории // Вестник древней истории. – 2006. – 1. – С. 155–172. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437537939)

55.Куликов А. В., Сапрыкин С. Ю., Федосеев Н. Ф. Две новые пантикапейские надписи времени Савромата I // Вопросы эпиграфики. Вып. 6. – М., 2012. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437537947)

56. Масленников А. А., Ломтадзе Г. А., Чевелёв О. Д. Новый погребальный памятник из района Крымского Приазовья // Древности Боспора. – 2004. – 7. – С. 249–271. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437537952)

57. Молев Е. А. Новые эпиграфические находки // Вестник древней истории. – 1978. – 2. – С. 131–134. (статью можно скачать здесь: )

58. Молев Е. А. Эпиграфические памятники из раскопок Китея // Проблемы истории, филологии, культуры. – Магнитогорск; М., 2001. – 10. – С. 97–103. (статью можно скачать здесь: )

59. Павличенко Н. А. Неопубликованное боспорское надгробие // Древности Боспора. – 2007. – 11. – С. 263–269. (статью можно скачать здесь: )

60. Павличенко Н. А. Новая надпись из Гермонассы // Боспорский феномен. – СПб., 2005. – С. 405–406. (статью можно скачать здесь: )

60а. Павличенко Н. А. Новая надпись эпохи Фарнака, сына Митридата 6-го Евпатора, из Гермонассы // Боспорский феномен. Ч. 2. – СПб., 2007. – С. 304–306. (статью можно скачать здесь: )

61. Сапрыкин С. Ю. Заметки по боспорской эпиграфике // Вестник древней истории. – 2011. - 15. - С. 264 – 274. (статью можно скачать здесь: )

62. Сапрыкин С. Ю. Из эпиграфики Горгиппии // Вестник древней истории. – 1986. - 1. - С. 62 – 75. (статью можно скачать здесь: )

63. Сапрыкин С. Ю. Неопубликованная эпитафия из Горгиппии // Вестник древней истории. – М., 2001. – 1. – С. 190–194. (статью можно скачать здесь: )

64. Сапрыкин С. Ю. Савромат 2-й и фиасы Боспора // Древности Боспора. – 2009. – 13. – С. 328–347. (статью можно скачать здесь: )

64а. Сапрыкин С. Ю., Винокуров Н. И., Белоусов А. В. Городище Артезиан в Восточном Крыму: его жители и культы // Вестник древней истории. – 2014. – 3. – С. 134–162. (статью можно скачать здесь: )

65. Сапрыкин С. Ю., Ермолин С. А. Римский флот на Боспоре: Новая латинская надпись из Пантикапея // Вестник древней истории. – 2010. – 3. – С. 72–84. (статью можно скачать здесь: )

66. Сапрыкин С. Ю., Куликов А. В. Новые эпиграфические находки в Пантикапее // Древнейшие государства Восточной Европы: 1996-1997 гг. – М., 1999. – С. 201–208. (статью можно скачать здесь: )

67. Сапрыкин С. Ю., Масленников А. А. Греческие надписи с мыса Зюк // Древности Боспора. – 1999. – 2. – С. 193–202. (статью можно скачать здесь: )

68. Сапрыкин С. Ю., Федосеев Н. Ф. Epigrafica Pontica 2: Новая надпись Пифодориды из Пантикапея // Вестник древней истории. – 2009. – 3. – С. 138–147. (статью можно скачать здесь: )

68а. Сапрыкин С. Ю., Федосеев Н. Ф. Особенности проксенической деятельности Боспора // Аристей. Т. 4. – М., 2011. – С. 89–114. (статью можно скачать здесь: )

68б. Сапрыкин С. Ю., Федосеев Н. Ф. Новые биографические материалы Боспора и Ольвии // Gaudeamus igitur: Сборник к 60-летию А. В. Подосинова. – М., 2010. – С. 325–336. (статью можно скачать здесь: )

69. Сапрыкин С. Ю., Чевелев О. Д. Фрагмент греческой надписи из Пантикапея: К вопросу об организации боспорских религиозных союзов // Российская археология. – 1996. – 2. – С. 161–167. (статью можно скачать здесь: )

70. Смирнова Н. В. Новые надписи из Горгиппии и Патрея // Древности Боспора. – 2002. – 5. – С. 224–233. (статью можно скачать здесь: )

71. Соколова О. Ю. Новая надпись из Нимфея: Предварительное сообщение // Древности Боспора. – 2001. – 4. – С. 368–376. (статью можно скачать здесь: )

72. Соколова О. Ю., Павличенко Н. А., Каспаров А. К. Новые находки на территории Нимфейского некрополя // Hiperboreus. – СПб., 1999. – 2. – С. 326–340. (статью можно скачать здесь: )

73. Сокольский Н. И. Таманский толос и резиденция Хрисалиска. – М., 1976. – С. 40. (статью можно скачать здесь: )

73а. Сокольский Н. И. Святилище Афродиты в Кепах // Советская археология. – 1964. – 4. – С. 101–118. (статью можно скачать здесь: )

74. Соловьёв С. Л. Археологические памятники сельской округи и некрополя Нимфея. – СПб., 2003. – С. 113. (статью можно скачать здесь: )

75. Толстиков В. П., Виноградов Ю. Г. Декрет Спартокидов из дворцового храма на акрополе Пантикапея // Евразийские древности. – М., 1999. – С. 282–304. (статью можно скачать здесь: )

76. Тохтасьев С. Р. Надгробная стела сыновей Аттеса из Мирмекия // Вестник древней истории. – 2006. – 1. – С. 72–79. (статью можно скачать здесь: )

77. Шелов-Коведяев Ф. В. Декрет из раскопок 1985 г. в Пантикапее // Вестник древней истории. – 1988. – 4. – С. 81–83. (статью можно скачать здесь: )

78. Шелов-Коведяев Ф. В. Новые боспорские декреты // Вестник древней истории. – 1985. – 1. – С. 57–72. (статью можно скачать здесь: )

79. Яйленко В. П. Вторая фанагорийская проксения // Древности Боспора. – 2001. – 4. – С. 474–486. (статью можно скачать здесь: )

80. Яйленко В. П. Женщины, Афродита и жрица Спартокидов в новых боспорских надписях // Женщина в античном мире: Сборник статей. – М., 1995. – С. 204–272. (статью можно скачать здесь: )

81. Яйленко В. П. Новые надписи Горгиппии // Эпиграфические памятники древней Малой Азии и античного Северного и Западного Причерноморья как исторический и лингвистический источник. – М., 1985. – С. 148–153. (статью можно скачать здесь: )

82. Яйленко В. П. Новые эпиграфические данные о Митридате Евпаторе и Фарнаке // Причерноморье в эпоху эллинизма. – Тбилиси, 1985. – С. 617–627. (статью можно скачать здесь: )

83. Яйленко В. П. Одна боспорская эпитафия // Проблемы античной культуры. – М., 1986. – С. 222–226. (статью можно скачать здесь: )

84. Яйленко В. П. Опистограф из Фанагории со строительной надписью и эпитафией фиасота // Проблемы истории, филологии, культуры. – Магнитогорск; М., 2002. – 12. – С. 229–241. (статью можно скачать здесь: )

85. Яйленко В. П. Посвятительные граффити Пантикапея и округи // Древности Боспора. – 2006. – 9. – С. 355–428. (статью можно скачать здесь: )

86. Яйленко В. П. Поход Савромата 1-го на Азиатский Боспор // Эпиграфические памятники и языки древней Анатолии, Кипра и Северного Причерноморья. – М., 1990. – С. 216–228. (статью можно скачать здесь: )

87. Яйленко В. П. Фанагорийские манумиссии и списки имён из находок 1970-х гг. // Древности Боспора. – 2003. – 6. – С. 351–374. (статью можно скачать здесь: )

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Людмила_Мамонтова

Итальянские каникулы. Рим античный

Понедельник, 16 Мая 2016 г. 06:34 (ссылка)

Древний Рим. Центр величайшей империи в истории человечества и крупнейший город древнего мира. Огромный Колизей и храмы римских богов, императорские форумы и триумфальные арки, дворцы знати и мощёные улицы имперской столицы — всё это я грезил увидеть с раннего детства. Но...

Но детской мечте было суждено разбиться о суровую действительность — от античности в Риме осталось не так уж и много, а то немногое, что смогло пройти сквозь века, находится в далеко не лучшем из возможных состояний. С одной стороны, любителям античности я бы посоветовал искать свою страсть где угодно в разных уголках мира, но только не в Риме... С другой стороны, Рим (в том числе и его небольшая античная часть) — город невероятной красоты и интересности, в котором побывать хотя бы раз в жизни нужно обязательно. А лучше — и не один раз.
Рим античныйРим античный
Начинать своё знакомство с античным Римом лучше всего с крыши монумента Витториано. Отсюда видно всё самое главное, что осталось от древнего Рима. Вдали — наиболее сохранившаяся внешняя стена Колизея. От неё к Капитолийскому холму, на котором и расположен монумент, тянется вытянутый Римский форум. Справа — холм Палатин, первый из заселённых холмов Рима.
Рим античный

Читать далее...
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
гельб

Щекотливые вопросы: почему у древних статуй такие маленькие пенисы?

Четверг, 12 Мая 2016 г. 23:30 (ссылка)


Один маленький нюанс древних статуй: *Лаокоон и его сыновья*, музей Ватикана

Пожалуй, многие ценители античного искусства хотя бы однажды задавались вопросом, почему у древнегреческих статуй такие более чем скромные по размеру пенисы. Искусствовед Элен Ордессон в своём блоге сформулировала ответ на этот сакраментальный вопрос.

ДАЛЕЕ
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Скульптура: Щекотливые вопросы: почему у древних статуй такие маленькие пенисы?

Четверг, 12 Мая 2016 г. 22:22 (ссылка)


Пожалуй, многие ценители античного искусства хотя бы однажды задавались вопросом, почему у древнегреческих статуй такие более чем скромные по размеру пенисы. Искусствовед Элен Ордессон в своём блоге сформулировала ответ на этот сакраментальный вопрос.

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/_xGvL-YC1oU/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Русскоязычная литература по истории эллинистического Родоса

Суббота, 07 Мая 2016 г. 13:22 (ссылка)

1. Бадальянц Ю. С. Боспор и Родос в 3–2 вв. до н. э.: Торговые связи по данным амфорных клейм: Автореферат…. кандидата исторических наук. – М., 1970. – 20 с.

2. Бадальянц Ю. С. Дополнительные и «курсивные» клейма на амфорах эллинистического Родоса // Вестник древней истории. – 1973. – 4. – С. 48–64. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437495934)

3. Бадальянц Ю. С. Из истории боспорско-родосских торговых взаимоотношений в 3–2 вв. до н. э. // Древний Восток и античный мир. – М., 1972.

4. Бадальянц Ю. С. Из истории торговых взаимоотношений Феодосии с Родосом в 3-2 вв. до н. э. // Известия Академии наук Туркменской ССР: Серия общественных наук. – 1970. – 3.

5. Бадальянц Ю. С. К вопросу о торговых связях Мирмекия с Родосом в 3–2 вв. до н. э. // Сборник научных работ аспирантов исторического факультета МГУ. – М., 1970.

6. Бадальянц Ю. С. Новые хронологические соответствия личных имен на родосских амфорах // Советская археология. – 1980. – 2. – С. 161–166. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437495946)

7. Бадальянц Ю. С. Омонимы личных имён на родосских амфорах // Вестник древней истории. – 1980. – 3. – С. 167–179. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437496946)

8. Бадальянц Ю. С. Опыт хронологической классификации родосских фабрикантских клейм // Нумизматика и эпиграфика. – 1980. – 13. – С. 3–12. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437496966)

9. Бадальянц Ю. С. Развитие родосской керамической эпиграфики // Klio. – 1983. – 65. – С. 81–105.

10. Бадальянц Ю. С. Разновидности легенд родосских амфор // Вестник древней истории. – 1978. – 1. – С. 124–133. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497128)

11. Бадальянц Ю. С. Родосские амфорные клейма из Нимфея // Вестник древней истории. – 1970. – 3. – С. 113–126. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497130)

12. Бадальянц Ю. С. Торгово-экономические связи Родоса с Северным Причерноморьем в эпоху эллинизма: По материалам керамической эпиграфики // Вестник древней истории. – 1986. – 1. – С. 87–98. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497136)

13. Бадальянц Ю. С. Хронологическое соответствие имен эпонимов и фабрикантов на амфорах Родоса // Советская археология. – 1976. – 4. – С. 32–41. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497139)

14. Бадальянц Ю. С. Экономические связи Родоса: Автореферат…доктора исторических наук. – М., 1987.

15. Бадальянц Ю. С. Эллинистический Родос: Керамические клейма IOSPE 3 как исторический источник: Анализ, проблемы, решения. – М., 2000. – 344 с.

16. Гадло А. В. Родосский импорт в Центральном Предкавказье: По материалам раскопок Грушевского городища на окраине г. Ставрополя // Таманская старина. Вып. 3. – Тамань, 2000.

17. Горлов Ю. В. Эллинистический Родос // Эллинизм: Экономика, политика, культура. – М., 1990. – С. 186–222. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497143)

18. Жебелев С. А. Новая страничка из истории Родоса // Николаю Ивановичу Карееву ученики и товарищи по научной работе. – СПб., 1914. – С. 185–187.

19. Жебелев С. А. Явления Афины Линдской // Записки Неофилологического общества. – Пг., 1918. – 8. – С. 23–30.

20. Зайцев Ю. П. Родосские амфорные клейма из Неаполя Скифского // Боспорские исследования. – 2010. – 23. – С. 326–334. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437530148)

21. Кац В. И. Комплекс родосской клеймёной керамической тары с Грушевского городища // Боспорский феномен. – СПб., 2002. – С. 248-256. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522385)

22. Кац В. И. Ревизия хронологии ранних керамаических клейм Родоса // Античный мир и археология. Вып. 11. – Саратов, 1982. – С. 153–167. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497147)

23. Колобова К. М. К вопросу о метеках эллинистического Родоса // Вестник древней истории. – 1966. – 1. – С. 65–72. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497150)

24. Крушкол Ю. С. Легенды родосских амфор // Вестник древней истории. – 1946. – 3. – С. 190–196. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497163)

25. Крушкол Ю. С. Некоторые данные о рабстве на Родосе в эпоху эллинизма // Вестник древней истории. – 1947. – 3. – С. 231–232. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497172)

26. Крушкол Ю. С. О значении вторых имен родосских амфорных клейм // Древний мир. – М., 1962. – 660 с. – С. 555–561.

27. Крушкол Ю. С. О социально-экономическом строе эллинистического Родоса // Учёные записки Московского областного педагогического института. – 1950. – 1. – С. 128–148.

28. Крушкол Ю. С. Основные пункты и направления торговли Северного Причерноморья с Родосом в эллинистическую эпоху // Вестник древней истории. – 1957. – 4. – С. 110-115. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497174)

29. Молев Е. А. Клейма Родоса из раскопок Нимфея // Боспорский феномен. – СПб., 1998. – С. 76-81. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437522386)

30. Устинова Ю. Б. Родосские Агетории // Вестник древней истории. – ISSN 0321–0391. – 1988. – 2. – С. 157–160. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497177)

31. Шелов Д. Б. К истории связей эллинистического Боспора с Родосом // Советская археология. – 1958. – 28. – С. 333–336. (статью можно скачать здесь: https://vk.com/doc49772349_437497178)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

К вопросу об экономической специфике эллинистического Египта

Суббота, 07 Мая 2016 г. 10:58 (ссылка)

УДК 94(32).07

Тихонов В. А.

К вопросу об экономической специфике эллинистического Египта


Аннотация. Экономика эллинистического Египта эпохи царей Птолемеев (323–30 гг. до н. э.) отличалась преобладанием ирригационного земледелия, сильным государственным вмешательством и внедрением чужеродных греческих экономических институтов – откупов, монополий, монетизации, частновладельческого рабства.

Ключевые слова: Египет, эллинизм, династия царей Птолемеев, экономика, клерухия, греки, рабство.

To the question about economic specifics of Hellenistic Egypt

V. A. Tikhonov

Abstract: The economics of Hellenistic Egypt of the Ptolemaic kings (323-30 BCE) was characterized by the predominance of irrigated agriculture, strong state intervention and the introduction of alien Greek economic institutions such as tax farmings, monopolies, monetization, privately owned slavery.

Keywords: Egypt, Hellenism, dynasty of Ptolemaic kings, economics, cleruchy, Greeks, slavery.

Египет эпохи династии Птолемеев был оригинальным явлением не только в системе государств Средиземноморья эллинистического времени, но и представлял собой очень специфическую экономическую систему, в которой сочетались элементы традиционных для страны технологий экономического развития с привнесёнными извне греческими приёмами управления экономикой.
Главной особенностью эллинистического Египта как экономической системы было преобладание поливного земледелия и необходимость, в связи с этим, проведения регулярных масштабных мероприятий по водоснабжению полей с помощью системы рукотворных каналов, плотин и дамб [12, с. 22–54; 31, с. 577]. Это мощное водное хозяйство требовало непрерывной заботы, ремонта и чистки. Без государственного вмешательства и государственной организации поддержание в работоспособном состоянии этой ирригационной системы, основы экономики страны, было невозможно. В каждом «номе» (единице территориального деления государства) при Птолемеях специальный чиновник – «эконом» [45] - обязан был следить за состоянием ирригационной системы (каналов, плотин, дамб) и принуждать население ремонтировать её при необходимости [19].
Такой принудительный механизм функционирования египетской экономики времён Птолемеев находится в резком контрасте с самими основами представления древних греков о роли государства в жизни общества и экономики. Ирригационное принудительное государственное хозяйство порождало всевластие чиновничества, чрезмерный объём государственных повинностей населения и потенциально представляло угрозу бунтов, то есть угрозу для самого существования государства Птолемеев.
Если первые примерно семьдесят лет своей власти над Египтом царям Птолемеям удавалось не допускать масштабных взрывов недовольства, то впоследствии ситуация резко ухудшилась. Система избыточного фискального и коррупционного давления государства на население привела к упадку само государство вслед за экономикой [10, с. 194-195]. Уже в начале 2 в. до н. э. Египет не был присоединён к государству Селевкидов только благодаря авторитетному вмешательству Римской республики, став с этого момента, таким образом, зависимой территорией, не имеющей возможности ни самостоятельно защитить себя, ни проводить независимую внешнюю политику [34, p. 245].
Чтобы обеспечить армию личным составом цари Птолемеи не имели достаточного количества денег на жалованье солдатам и офицерам. Пришлось раздавать военным за службу землю – была создана система условного землевладения, система помещичья и феодальная. Военному выдавался за службу участок земли – «клер», а сам такой держатель назывался «клерухом» [6]. Размер клера зависел от места военнослужащего в военной иерархии. Сама природа клерухической (помещичьей, феодальной) системы предполагала тайно или явно ту или иную форму прикрепления земледельца к земле, которую он обрабатывает. Возможно, Птолемеи рассчитывали, что владение землёй сделает воина-наёмника, чужестранца в Египте, более привязанным к стране и к династии царей Птолемеев [50, p. 135–139]. Для увеличения количества клерухической земли при Птолемеях были проведены большие мелиоративные работы, увеличившие ресурсы плодородных земель Египта [2, с. 150].
Клерухическая система была порождением господства натурального хозяйства, существовавшего вне товаро-денежных отношений. Чтобы поддерживать в таких примитивных экономических условиях само существование государства требовалось применять насилие в больших масштабах для принуждения земледельцев не покидать землю, но конечного прикрепления земледельцев к земле в птолемеевском Египте так и не произошло. При этом военный-клерух не был в точном смысле ни военным, ни землевладельцем, что, с одной стороны, резко понижало боеспособность вооружённых сил (плохо обеспеченный клерух был не в состоянии нормально экипироваться, учиться военному делу и участвовать в длительных военных действиях), с другой стороны, разрушало экономику страны (клерух, как правило, мало заботился о своём хозяйстве, земля плохо обрабатывалась).
В конечном счёте Птолемеям пришлось ко 2 в. до н. э. вовсе частично освободить мало пригодных на войне клерухов от военной службы, признав фактически частнособственнический характер их землевладения, при этом усилив налоговую нагрузку на клерухические земли. Эта попытка усилить товарность сельского хозяйства страны вместо наполнения государственной казны средствами в условиях отсутствия роста производительности труда привела к ещё большему недовольству населения усилившимся налоговым гнётом. Постепенное утверждение частной собственности на землю в течении птолемеевского периода истории Египта связывается с ростом плотности населения и касается только некоторых регионов Египта (Файюм) [43].
Отдельную проблему представлял допуск местных, египетских элементов в систему клерухий. В конце 3 в. для пополнения армии цари, кроме греков, стали делать клерухами местных египтян. Правда, наделы их были, относительно греков, небольшими (семь арур, то есть около полутора гектара, у греков-клерухов – в среднем около двадцати арур, около пяти гектар). Считалось, что египтяне как солдаты сильно уступают грекам, способным сражаться в составе фаланги [49]. Египтяне-клерухи стали называться «семиарурниками» или «махимами», греки-клерухи – «катеками». Махимы, в основном, сами обрабатывали свои участки, катеки – руками крестьян-арендаторов. Так как арендная плата была достаточно высокой арендаторы часто уходили с участков, и земля оставалась необработанной, что подрывало боеспособность армии, как и занятость махимов преимущественно обработкой земли, а не военным делом. Права частной собственности на землю стали постепенно признаваться только за землёй греков-катеков, а не египтян-махимов. Появление египетских воинов-махимов в птолемеевской армии сделало её ненадёжной опорой царей. Египетские воины бунтовали против Птолемеев [29, с. 275].
Стремясь наполнить свою катастрофически пустую казну, Птолемеи прибегали к системе царских монополий на многие виды предметов потребления – соль, ткани (особенно льняные, которыми славился Египет [20]), растительное масло, сода (применялась в текстильном ремесле) и др. [42, p. 60–92]. Традиция монополий в Египте восходила ещё ко временам фараонов, когда некоторые египетские храмы имели монополии в производстве той или иной продукции [25, с. 173]. В ремесле реализация государственной монополии доходила до принудительного изъятия неиспользовавшихся орудий труда. Получалось, что государство Птолемеев было не только верховным собственником земли, но верховным собственником орудий ремесленного труда в стране. Такое широкое развитие государственных монополий резко ограничивало возможность развития рыночных отношений и порождало разнообразные нарушения и коррупцию. Для защиты внутреннего рынка Птолемеи запрещали ввоз многих товаров из-за границы. Масштабное государственное вмешательство в экономику требовало большого чиновничьего аппарата, который поглощал большую часть средств, добываемых казной из монополий. Пик государственной монополизации эллинистического Египта приходится на конец 3 в. до н. э. Птолемей II Филадельф издал примерно в 259-258 гг. до н. э. дошедшие до нас подробные законы о государственных монополиях и откупах («Податной устав») [48]. Хотя эти законы в значительной степени упорядочили государственное регулирование экономических процессов в стране [51, p. 267–332], одновременно они легли тяжёлым бременем на население. Недаром уже примерно через десять лет после издания «Податного устава» уже при следующем царе Птолемее III Эвергете началось первое из многочисленных восстаний египтян против власти греков. Чем сильнее Египет во 2 в. до н. э. погружался в экономический кризис, тем жёстче проявлялась власть чиновников над экономикой [8, с. 315].
Тяжело сказались государственные монополии на развитии торговли Египта с Индией. Во 2 в. до н. э. греческие купцы уже совершали такие морские путешествия, однако, все индийские товары, попадавшие в Египет этим путём, конфисковывались казной под предлогом государственной монополии. Таким образом, фактически птолемеевское правительство не развивало выгодную индийскую торговлю, а препятствовало ей, что лишало возможных немалых доходов и жителей Египта, и египетскую казну [28, с. 338–341].
Разветвлённый государственный аппарат, контролировавший государственные монополии, был коррумпирован, что только усугубляло ситуацию. Экономическая свобода из-за монополий была сильно ограничена, что придавало развитию экономики страны застойный характер, ограничивало товаро-денежные отношения, объективно только уменьшая доходы казны. Фактически государственные монополии часто нарушались, несколько облегчая, таким образом, положение производителей и потребителей. Отношение к государственным монополиям со стороны населения было в целом враждебным.
Царство Птолемеев представляло собой симбиоз местного египетского населения, составлявшего более девяти десятых всего населения эллинистического Египта [38], и грекоязычной верхушки, составлявшей политическую, экономическую и интеллектуальную элиту общества и государства [23]. Греки составляли основную массу вооружённых сил, государственного аппарата, царского двора и населения крупнейших городов царства – Александрии-при-Египте и Птолемаиды. Хотя сами цари Птолемеи в точном смысле были не греками, а македонянами, этническая разница между этими народами в условиях Египта не чувствовалась – македоняне пользовались греческим языком и были людьми греческой культуры. Греческая колонизация Египта была достаточно поверхностной и вряд ли привела к существенному росту производительности труда в египетской экономике [14].
Греческие представления об идеальном обществе того времени включали в себя гражданское общество относительно небольшой общины-полиса, просвещение и состязательность. Эти принципы не были свойственны традиционному египетскому подходу к устройству общества и государства [35]. По представлениям египтян становой хребет мироздания воплощался в абсолютном монархе-фараоне, строго соблюдающем египетский религиозный ритуал с помощью многочисленного сословия египетских жрецов. Зачатки просвещения считались просто частью религиозного мифа-ритуала, им занималось то же жречество. Греческая ментальность позволяла в тот период создать мощные вооружённые силы, чего не было в традиционном египетском государстве.
Цари Птолемеи поневоле должны были лавировать между двумя этими во многом противоположными общественно-государственными парадигмами. Чтобы успешно защищать царство и завоёвывать богатых соседей требовалось развитие греческой культуры просвещённости, состязательности и свободы. Чтобы египетские подданные не бунтовали и успешно платили налоги, требовалось уважать традиционный египетский религиозный подход. Птолемеи поддерживали традиционную египетскую религию [5, с. 33].
Как истинные греки Птолемеи основывали греческие полисы – Александрию и Птолемаиду с гимнасиями, театрами и стадионами, а также содержали Музей и Библиотеку. Как истинные египтяне Птолемеи были абсолютными обожествлёнными монархами, возглавлявшими многочисленный государственный аппарат. Как настоящие фараоны Птолемеи жёстко вмешивались в экономику, а также ограничивали влияние греческой полисной жизни в Египте (в эпоху эллинизма было основано только два греческих полиса на весь огромный Египет!).
Греческие экономические принципы требовали поддержания морской торговли. Для этого служил греческий полис на море и одновременно столица Птолемеев Александрия, имевшая особое правовое положение в царстве Птолемеев [36]. Греческие экономические традиции предполагали широкое развитие денежного обращения и Птолемеи чеканили монету. В течение 3 в. до н. э. успешно шла монетизация египетской экономики, что должно было повысить её эффективность [44, p. 6]. Особенно большая роль во внедрении монеты в экономическую жизнь страны принадлежит Птолемею II Филадельфу [41]. Однако монета уже при преемнике Филадельфа Птолемее III Эвергете стала подвергаться порче, золотые и серебряные монеты исчезли из обращения [13, с. 34], а оставшаяся медная монета стала более денежным знаком, чем полновесными деньгами, и не обращалась за пределами Египта [11, с. 179], что делало экономику птолемеевского Египта по-египетски автаркичной, замкнутой.
Греческий подход к экономическим вопросам не предусматривал никакой ирригационной экономики, что было жестокой реальностью для абсолютного большинства населения птолемеевского Египта. Греческий подход предполагал раздробление единой экономической системы на множество мелких экономических единиц – полисов, что было недопустимо с точки зрения государственных интересов династии Птолемеев, да и с точки зрения территориальной целостности самого Египта. Экономическая политика Птолемеев противоречиво пыталась совмещать в себе греческий и египетский подходы.
Широкое распространение в птолемеевском Египте получили откупа – традиционный для греческих полисов способ взимания налогов [31, с. 559–563]. Причём в условиях Египта с его развитой бюрократией откупщики были поставлены под жёсткий контроль администрации, что придавало этому типично греческому экономическому институту весьма специфические черты [22, с. 11–32]. Подробное описание царской монополии на масло [31, с. 567–563] показывает мелочный контроль власти над всеми стадиями производства и реализации растительного масла с целью увеличения доходов казны [17].
Автаркичный и воинственный греческий полис породил систему жёсткого рабства для военнопленных-чужаков, их потомков, а также купленных рабов. Традиционный египетский подход предполагал, что всё население Египта само по себе есть рабы фараона, поэтому частновладельческое рабство греческого типа в Египте не поощрялось. Фактически абсолютность власти фараона значительно смягчала участь частновладельческих рабов. Это делало египетское государство при Птолемеях менее воинственным, чем греческие полисы – исчезала заинтересованность в захвате рабов, которых египетское государство всё равно не признавало рабами в точном, греческом смысле этого слова [16].
Недостаточное развитие в эллинистическом Египте традиций античного частновладельческого рабства ограничивало подвижность рабочей силы в экономике, что, в конечном счёте, сказывалось на эффективности птолемеевской экономики по сравнению с прочими эллинистическими государствами. Одновременно это ослабляло остроту социальных противоречий в обществе. Птолемеям, несмотря на их грекофильство, так и не удалось привить египетскому обществу античное греческое представление о рабе, как о говорящем орудии труда, не удалось расчеловечить раба в глазах египетского общества. Рабовладельческие виллы с эргастериями так и не стали обычной формой организации экономических процессов, как это было в Риме и Греции. Однако, в некоторых сферах экономики эллинистического Египта государственное рабство преобладало. Например, в золотых рудниках Нубии на юге Египта всю основную работу в тяжелейших условиях делали преступники и военнопленные, быстро умиравшие от такой работы из-за тяжести работы, плохого питания и жестокого отношения со стороны охраны [7]. Египетские храмы использовали труд «священных рабов» (гиеродулов) [4, с. 239].
В условиях господства в Египте укорененных тысячелетиями традиций земельной аренды использование труда рабов в земледелии было невыгодно. При этом положение самих крестьян-арендаторов и работников государственных монополий в силу широкого применения внеэкономического государственного принуждения приближалось к положению рабов [15]. Крестьяне-арендаторы царских земель, объединённые в общины, не могли без разрешения властей оставить свою землю [24, с. 415]. В ремесле, в частности в такой привнесённой греками в Египет отрасли ремесла, как шерстоткацкое, использование труда рабов было достаточно распространённым [31, с. 556]. При этом за рабом в египетских условиях, в отличии от классического греческого рабства, признавалась некоторая юридическая правосубъектность [18].
Традиционно много рабов поставлялось в Египет из Сирии, поэтому всех рабов вообще здесь часто называли сирийцами. Сирийское происхождение многих египетских рабов эпохи Птолемеев подтверждается папирусными источниками. В одном объявлении о четырёх беглых рабах из хозяйства диойкета Аполлония двое рабов – вавилоняне, один – мидиец и один – ликиец (Малая Азия) [1, с. 327]. Все эти территории в 3 в. до н. э. находились под властью Селевкидов, то есть с точки зрения египетского населения были «сирийцами». Возможно, это связано с большим развитием частновладельческого рабства в державе Селевкидов, занимавшей обширные пространства Сирии, Месопотамии, Малой Азии и Ирана, что в свою очередь связано с большей, относительно птолемеевского Египта, агрессивностью Селевкидов, а также с тем, что в состав державы Селевкидов входили старинные греческие полисы Малой Азии. Источником рабства также были успешные войны царей Птолемеев. При Птолемее II Филадельфе после одной из таких войн примерно в 265 г. до н. э. был издан царский указ о налогообложении рабовладельцев [52, p.161–164, № 29].
Внешняя торговля птолемеевского Египта в значительной степени находилась под контролем царской власти. Этому способствовали господство царских монополий в экономике страны, автаркическая монетная система, построенная на дешёвых денежных знаках, а не на полновесной монете, да ещё и использующая египетско-финикийскую, а не общепринятую тогда в мировой торговле аттическую систему характеристик массы монет. Птолемеи запрещали ввоз многих товаров в Египет, заботясь о своих доходах. До какой степени товарам египетского экспорта приходилось конкурировать на внешних рынках с другими странами, показывает пример отношений Египта с Боспором Киммерийским, который, как и Египет, продавал много зерна на мировом рынке.
Хотя в хлебном снабжении разных стран существовали в то время и другие способы, кроме торговли [26], Птолемеям приходилось много внимания уделять успешному продвижению египетского хлеба на внешние рынки. Внешнеэкономические интересы эллинистического Египта простирались вплоть до отдалённых территорий Северного Причерноморья [33]. Несмотря на масштабный вывоз товаров [9, с. 301] нельзя сказать, что экономика Египта сильно зависела от внешней торговли. Подавляющее большинство населения составляли египетские крестьяне, чья жизнь, прежде всего, зависела от размеров ежегодных разливов Нила, а не от цен на египетское зерно на мировых рынках. От внешней торговли зависела, прежде всего, царская казна, но цари имели возможность улучшить условия сбыта своих товаров на внешних рынках активной внешней политикой, в том числе и войнами [27, с. 155].
В лучшие периоды истории эллинистического Египта успех во внешней политике, таким образом, укреплял царскую казну, несколько снижая налоговую нагрузку на население и гарантируя, таким образом, стабильность и спокойствие во внутриполитической сфере страны. Принципиальной особенностью внешней политики Птолемеев, в отличии от царей Селевкидов, был отказ от планов захвата всей территории бывшей державы Александра Македонского [32, с. 83], хотя возможности для этого у птолеемеевского Египта периодически возникали. С прекращением внешнеполитических успехов Египта в конце 3 в. до н. э. в царстве начались социально-экономические неурядицы. При этом уже при Птолемее II Филадельфе в середине 3 в. до н. э. отношение местного египетского населения к греческим властителям Египта становилось всё более критическим [46].
Такая активизация сопротивления египтян греческой власти Птолемеев связана также с преодолением местным населением того «шока завоевания», в котором оно пребывало с момента персидского, а потом и македонского завоевания Египта [37]. Позже начались восстания египетского населения против власти Птолемеев, активизировалась антиптолемеевская египетская патриотическая пропаганда [39]. Характерно, что первое восстание населения против Птолемеев произошло в момент наивысших успехов Птолемея III Эвергета в войне против царства Селевкидов [30, с. 69–70] – неурожайный год и налоги военного времени вызвали в богатом хлебом Египте голод [40, p. 103–111]. Царь был вынужден закончить войну и закупать хлеб за границей для успокоения Египта. Этот голодный бунт, скорее всего, имел одновременно и социальный, и национальный характер – пострадавшие больше всего от голода бедные слои населения в подавляющем большинстве были египтянами, а не греками [47].
Спецификой экономического развития эллинистического Египта оставался ирригационный характер хозяйства страны. Греки, командуя экономикой Египта, внедрили новую для страны форму наполнения царского бюджета – царские монополии на большое число разнообразной продукции, которые наряду с откупной системой сбора налогов придали экономике страны специфический характер, однако, неорганичность этих греческих экономических институтов для традиционного ирригационного египетского хозяйства в конечном счёте не позволила стране нормально развиваться. Внешнеэкономическая активность государства дополняла фискальные усилия казны. При условии мощной поддержки экономики внешнеполитическими успехами Птолемеев эта экономическая система могла считаться жизнеспособной. Политической спецификой эллинистического Египта по сравнению с другими эллинистическими государствами было относительное этническое единство страны, слабая степень её эллинизации и удалённость основной части территории страны (долины Нила) от основных театров военных действий [50, с. 167]. Египет был естественной крепостью, пустынными и морскими просторами защищённой от внешних угроз. Однако, постепенно перенапряжение страны из-за внешних войн и восстания египтян против греческой власти свели на нет эти геополитические преимущества и внешнеполитическую активность Птолемеев. Этому способствовали также экспансия Рима в Средиземноморье начиная с конца 3 в. до н. э. и аграрное перенаселение самого Египта [3, с. 532]. Все эти факторы имели катастрофические последствия для экономики, а следовательно и для государства и общества птолемеевского Египта.

Литература

1. Антология источников по истории, культуре и религии Древней Греции. – СПб., 2000.
2. Бенгстон Г. Правители эпохи эллинизма. – М., 1982.
3. Всемирная история. В 6-и т. Т. 1. – М., 2011.
4. Всемирная история. В 10-и т. Т. 2. – М., 1956.
5. Дройзен И. Г. История эллинизма. В 3-х т. Т. 3. – Киров, 2011.
6. Зельин К. К. Земли клерухов в Керкеосирисе: По данным тебтюнисских папирусов // Вестник древней истории. – 1948. – 3. – С. 36–51.
7. Зельин К. К. Формы зависимости в эллинистическом Египте // Зельин К. К., Трофимова М. К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. – М., 1969. – С. 51–118.
8. История древнего мира. В 3-х т. Т. 2. – М., 1983.
9. История Древней Греции. – М., 2005.
10. История человечества. В 8-и т. Т. 3. – М., 2003.
11. Источниковедение Древней Греции: Эпоха эллинизма. – М., 1982.
12. Кузнецов Д. В. Эллинистический Египет: Основные тенденции развития в конце 4-второй трети 1 вв. до н. э. – Благовещенск, 2005.
13. Левек П. Эллинистический мир. – М., 1989.
14. Литвиненко Ю. Н. О «колониальном» сельском хозяйстве в птолемеевском Египте // Вестник древней истории. – 1996. – 4. – C. 17–28.
15. Павловская А. И. О рентабельности труда рабов в эллинистическом Египте // Вестник древней истории. – 1973. – 4. – С. 136–144.
16. Павловская А. И. Рабство в эллинистическом Египте // Блаватская Т. В., Голубцова Е. С., Павловская А. И. Рабство в эллинистических государствах в 3–1 вв. до н. э. – М., 1969. – С. 200–309.
17. Павловская А. И. Эллинистический Египет: Проблемы взаимодействия эллинских и местных элементов в экономике страны // Эллинизм: Восток и запад. – М., 1992. – С. 115–140.
18. Пикус Н. Н. Παιδισκαι шерстоткацкой мастерской Аполлония в Мемфисе // Вестник древней истории. – 1952. – 1. – С. 84–89.
19. Пикус Н. Н. Ирригационная система в номе по P. Tebt. 703 // Древний Восток. Вып. 1. – М., 1975. – С. 181–183.
20. Пикус Н. Н. Эволюция οθονιηρα в эллинистическом Египте в свете P. Rev. L. и P. P. Tebt. 703 u. 5 // Вестник древней истории. – 1958. – 1. – С. 93–104.
21. Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. – М.; Л., 1950.
22. Ростовцев М. И. История государственного откупа в Римской империи: От Августа до Диоклетиана. – СПб., 1899.
23. Ростовцев М. И. Птолемеевский Египет // Вестник древней истории. – 1999. – 4. – С. 189–196.
24. Сергеев В. С. История Древней Греции. – М., 1963.
25. Тарн В. Эллинистическая цивилизация. – М., 1949.
26. Трофимова М. К. Из истории эллинистической экономики: К вопросу о торговой конкуренции Боспора и Египта в 3 веке до н. э. // Вестник древней истории. – 1961. – 2. – С. 46–68.
27. Фихман И. Ф.Введение в документальную папирологию. – М., 1987.
28. Хвостов М. История восточной торговли греко-римского Египта (332 г. до Р. Х. – 284 г. по Р. Х.). – Казань, 1907.
29. Хрестоматия по истории древнего мира. В 3-х т. Т. 2. – М., 1951.
30. Хрестоматия по истории древнего мира: Эллинизм, Рим. – М., 1998.
31. Хрестоматия по истории Древней Греции. – М., 1964.
32. Шаму Ф. Эллинистическая цивилизация. – Екатеринбург, 2008.
33. Шургая И. Г. Импорт Александрии в Северном Причерноморье // Вестник древней истории. – 1965. – 4. – С. 126–140.
34. Bouché-Leclercq A. A Histoire des Lagides. In 4 vol. V. 1. – P., 1903.
35. Burkhalter F. Les Grecs en Égypte au IIIe siècle av. J.-C. // Pallas: Revue d’Etudes Antiques [mis en ligne le 10 mars 2014, consulté le 22 mai 2015]. – 2012. – 89. – URL: http://pallas.revues.org/930.
36. Dikaiomata. – B., 1913.
37. Dunand F. Grecs et Égyptiens en Égypte lagide: Le problème de l'acculturation // Modes de contacts et processus de transformation dans les sociétés anciennes: Actes du colloque de Cortone (24–30 mai 1981). – Rome, 1983. – P. 45–87.
38. Fischer-Bovet C. Counting the Greeks in Egypt: Immigration in the first century of Ptolemaic rule // Princeton/Stanford Working Papers in Classics. – 2007. – October.
39. Lloyd A. Nationalist Propaganda in Ptolemaic Egypt // Historia. – 1982. – 1. – P. 33–55.
40. Mahaffy J. P. A History of Egypt under Ptolemaic Dynasty. – L., 1899.
41. Manning J. Coinage as “code” in Ptolemaic Egypt // Princeton/Stanford Working Papers in Classics. – 2006. – December.
42. Maspero H. Les finances de l'Egypte sous les Lagides. – P., 1905.
43. Monson A. Royal Land in Ptolemaic Egypt: A Demographic Model // Princeton/Stanford Working Papers in Classics. – 2007. – January.
44. Muhs B. Tax Receipts, Taxpayers and Taxes in Early Ptolemaic Thebes. – Chicago, 2005.
45. Papadopoulou D. The administration of Egypt in Hellenistic times: The rise and fall of the oikonomos // Anistoriton Journal. – 2012. – 12.
46. Peremans W. Ptolémée II Philadelphe (286-5 - 247-6 A. C.) et les indigènes égyptiens // Revue belge de philologie et d'histoire. – 1933. – 4. – P. 1005–1022.
47. Peremans W. Sur la Domestica seditio de Justin (XXVII, 1, 9) // L'antiquité classique. – 1981. – Fasc. ½. – P. 628–636.
48. Revenue Lows of Ptolemy Philadelphus. – Oxford, 1896.
49. Rodriguez P. Les Égyptiens dans l'armée de terre ptolémaïque (Diodore, XIX, 80, 4) // Revue des Études Grecques. – 2004. – 117. – Janvier-juin. – P. 104–124.
50. Rostovtzeff M. A large estate in Egypt in the third century B. C.: A study in economic history. – Madison, 1922.
51. Rostovtzeff M. The Social and Economic History of Hellenistic World. In 2 vol. V. 1. – Oxford, 1941.
52. The Hibeh Papiri. P. 1. – L., 1906.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Родосское эллинистическое рабство

Суббота, 07 Мая 2016 г. 10:36 (ссылка)

Тихонов В. А.

Родосское эллинистическое рабство

Эллинистический Родос представляет собой любопытный пример древнегреческого полиса, сумевшего в суровых условиях сложных взаимоотношений больших монархических держав того времени сохранить в своём государственном и общественном устройстве и культуре многие черты полисной жизни. В условиях тяжёлого кризиса древнегреческой полисной жизни, свойственного эпохе эллинизма, Родос не только не сошёл с международной арены, не опустился до зависимой от какого-нибудь эллинистического монарха общины, не имеющей никакого политического веса, а, напротив, сумел стать гораздо более влиятельной политической и экономической силой, чем в предыдущий, классический период истории Древней Греции (Левек 1989; Berlhold 1984; Bringmann 2005; Gelder 1900; Wiemer 2002). Эллинистическому Родосу пришлось вести почти непрерывные войны, причём главной военной силой полиса стал его военно-морской флот (Chaniotis 2005, 8–9; Murrey 2002). При этом практически на протяжении всего периода эллинизма Родосу поддерживать своё экономическое развитие на достаточно высоком уровне (Rostovtzeff 1941, 771–778).
Типичным институтом традиционного древнегреческого полиса было частновладельческое рабство, главным образом иностранцев, не греков. Вряд ли частновладельческое рабство было основой экономики Древней Греции, как принято было считать в марксистской историографии, однако, невозможно и недооценивать влияние этого социально-экономического института на всю жизнь греческого полиса. Сохранение Родосом в период эллинизма многих черт типичного древнегреческого полиса заставляет предположить широкое распространение здесь частновладельческого рабства (и это предположение принималось как само собой разумеющееся в марксистской историографии (Всемирная история. В 10-и т. Т. 2. 1959, 320)), однако, такое предположение не находит себе достаточного подтверждения в исторических источниках.
Известно только два упоминания о рабах на эллинистическом Родосе в трудах античных авторов. Диодор, рассказывая о драматических подробностях осады Родоса войсками и силами флота царя Деметрия Полиоркета в 305 г. до н. э., упоминает, что родосцы перед лицом этой серьёзнейшей опасности пообещали рабам, находящимся на острове, не только свободу, но и гражданство за активное участие в обороне против царя (Диодор, 20, 84). Осталось не известным, до какой степени успешным оказался этот призыв, но судя по тому, что царь Деметрий так и не смог взять Родос, у родоссцев хватило людей для этой победы (Ранович 1950, 91–92).
Можно осторожно предположить, что помощь родосских рабов здесь сыграла определённую положительную роль. Такое предположение выглядит несколько более уместным, чем противоположное. Упоминая о призыве родоссцев к рабам источник, которым пользовался компилятор Диодор, очевидно, пытался установить причины успеха обороны Родоса от Деметрия. Если призыв родоссцев к рабам не привёл к значительному притоку рабов в войско полиса, то зачем вообще упоминать об этом факте? Чтобы продемонстрировать степень отчаяния родоссцев? Но совершенно отчаявшиеся люди вряд ли сумели бы отразить натиск Деметрия. Более вероятно, что источник Диодора привёл факт призыва к рабам, как одной из причин успеха Родоса в борьбе с Деметрием. Сообщение Диодора не позволяет, кстати, установить о каких именно рабах шла речь – о частновладельческих или о рабах родосского полиса.
Второе упоминание о родосском эллинистическом рабстве в трудах античных авторов повествует о продаже на Родос в качестве рабыни Мисты, любовницы царя Селевка 2-го, после его поражения от галатов в 241 г. до н. э. Родосские власти, узнав о факте этого порабощения, избавили Мисту от рабства и вернули Селевку 2-му (Афиней, 13, 593e; Полиен, 6, 81). Афиней ничего не говорит о выкупе, Полиен же упоминает, что власти Родоса вернули серебро за Мисту её покупателю после того, как она объявила, кто она такая. Характерно, что, прежде всего, порабощение грозило женщинам, пленных мужчин часто убивали. Почему Родос озаботился судьбой селевкидской придворной? Отношения Родоса с Селевкидами в целом не были дружественными, но именно в этот период, опасаясь излишнего усиления Египта, Родос в противоборстве двух этих держав принял сторону царства Селевкидов (Дройзен т. 3 2011, 205), а не своего традиционного союзника Египта (Источниковедение 1982, 106). Селевк был разбит галатами, сила Селевкидов резко уменьшилась, опасность дальнейшего усиления Египта возросла. Возможно также, что Родос освободил Мисту как гречанку, борясь с порабощением эллинов. Случай Мисты показывает, что частновладельческое рабство иностранных женщин на Родосе всё же допускалось, но сам двусмысленный контекст случая Мисты показывает те пределы, которыми оно было ограничено – полис мог принудительно выкупить рабыню у купившего её, рабство в случае Мисты проявляется, возможно, как, прежде всего, сексуальная эксплуатация женщины, наконец, очень может быть, что рабство гречанок было на Родосе запрещено.
Надписей с эллинистического Родоса, прямо упоминающих рабство, также немного (две). И столь незначительное количество эпиграфических сведений о родосских эллинистических рабах выглядит достаточно странно, учитывая сотни найденных родосских эллинистических надписей. В одном отрывке высеченного на камне родосского закона упомянуты физические наказания рабов за нарушения закона (IG, 12, 1, 1, 1 [1]). Вторая надпись упоминает полисных, государственных рабов эллинистического Родоса (IG, 12, 1, 31).
Ни в первом, ни во втором случае невозможно точно утверждать, что на эллинистическом Родосе практиковалось частновладельческое рабство. Если в законе точно упомянуто наказание рабам за нарушение закона, то можно ли считать этих рабов частновладельческими? Ведь по широко распространённым обычаям частновладельческого рабства наказывает раба за правонарушение сам его господин, либо он, господин раба, выдаёт властям раба для наказания (Блаватская, Голубцова, Павловская 1969, 257). Сами же власти, без ведома хозяина раба не могли принять решения о его наказании, это было бы нарушением права собственности хозяина на это «говорящее орудие». Если в родосском законе так явно нарушается один из важнейших обычаев частновладельческого рабства, то есть основания сомневаться в частновладельческом статусе упоминаемых в этом законе рабов.
Было выдвинуто предположение, что упомянутые в нескольких (в восемнадцати) родосских надписях некие ενγενοι (IG, 12, 1, 483–489, 545, 547, 711, 748, 751, 755, 873, 877, 881, 910, 917) являлись детьми рабов. Однако ни из одной из этих надписей прямо не следует, что это так. Вероятно, эти «енгении» были рабами (отсутствие в надписях в большинстве случаев отчеств ενγενοι и сама скромность их надписей как будто говорит об их низком социальном статусе), но рабами не частновладельческими, поскольку нигде не указаны их хозяева. Наименование этой категории населения Родоса говорит о том, что ενγενοι не были иностранцами, метеками, они были, судя по этимологии их греческого названия, «прирождёнными» жителями Родоса, но гражданства родосского полиса не имели.
Обычно считается, что упоминаемые в родосских эллинистических надписях люди с этническими именами типа Скиф, Синд, Киликс и тому подобное были рабами (Крушкол 1947, 232), хотя в самих надписях нет никакого упоминания об их рабском статусе. Эллинистический Родос, судя по всему, был наполнен разнообразными иностранцами, метеками, не гражданами Родоса со многих концов античного и не античного мира. Зачастую типичные греки в силу разных причин, например, моды, дружеских и семейных связей с представителями данного этноса носили такие явно негреческие имена. В надписях эллинистического Родоса часто встречается такое этническое имя в качестве дополнения к обычному имени, то есть это – даже не столько личное имя, а обычный этноним. Считать всех этих людей с негреческими этническими именами рабами невозможно.
Наиболее вероятно, что на эллинистическом Родосе частновладельческое рабство либо не практиковалось в большом объёме вообще, либо даже прямо ограничивалось родосскими законами. Государственное же рабство на Родосе вне всяких сомнений было. Скорее всего, государственными рабами на эллинистическом Родосе были представители недорийского греческого населения, населявшего Родос ещё перед его завоеванием дорийцами в 10–9 вв. до н. э., при этом завоевании покорённого и сделанного полисными рабами, вроде спартанских илотов и критских вокеев. Таким образом, родосское полисное рабство – сходный со спартанской илотией, типично дорийский социально-экономический институт (Спарта после дорийского завоевания также была дорийским полисом, как и Родос). Дорийское государственное, полисное рабство, илотия, «енгения» больше напоминало крепостничество, нежели рабство в точном смысле слово. Илоты и ενγενοι занимали положение между свободными и рабами.
Возможно, именно ενγενοι призвали власти Родоса оборонять остров от нападения царя Деметрия Полиоркета. Этот вывод можно сделать, пытаясь понять, зачем в этом случае была обещана не только свобода, но и гражданство. Простое освобождение ενγενοι-земледельцев означало их сгон с земли. Дарование же ενγενοι не только свободы, но и гражданства позволяло им сохранить за собой обрабатываемую ими землю. То есть для крепостного земледельца свобода была менее важной ценностью, чем право пользоваться, а лучше и владеть землёй.
Следует помнить, что в эпоху эллинизма несколько изменилось и само значение древнегреческого слова «раб» (δουλος). Из данных об эллинистическом Египте (Амусин 1952) известно, что настоящих рабов там предпочитали называть «педами», «экетами», а слово δουλος скорее означало состояние некоей неопределённой зависимости, подданства, услужения, даже просто риторическим оборотом, когда из вежливости могли приписать в конце письма «ваш преданный δουλος». Здесь безусловно сказывалось влияние традиционного древневосточного института полурабской, по сути, зависимости, когда за древневосточным зависимым человеком, в отличии от древнегреческого раба, всё же признавались некоторые права.
Если в эллинистическом Египте «экетами» называли настоящих частновладельческих рабов, то в близко расположенной от Родоса Карии именно этим словом называли крепостных, находящихся в полурабском статусе. Тем более, что некоторое время эллинистический Родос владел Карией и близко расположенной Ликией (История Т. 2. 1983, 324–325). Население полурабского, крепостнического статуса известно и из других районов античного мира (Боспор, Гераклея Понтийская, Византий, Приена, Гортина (Крит) (Колобова 1957, 25–46), Спарта, Фессалия (Валлон 2005, 19–46; Шишова 1991, 133–211), держава Селевкидов, сюда же могут быть причислены и «царские земледельцы» эллинистического Египта). Спартанские крепостные-илоты, прикреплённые к земле, уже в классической Греции назывались δουλος (Ленцман 1951). В целом в эллинистическую эпоху состояние полурабской, крепостнической зависимости стало достаточно распространённой формой эксплуатации (The Cambridge World History of Slavery V. 1. 2011, 195–200).
Э. Л. Казакевич на примере корпуса речей Демосфена показывает, что классическое древнегреческое частновладельческое рабство окончательно оформилось только с широким распространением покупки и продажи рабов, с широким распространением торговли этим живым товаром (Казакевич 1956, 124–126). Отставание развития рыночной экономики в классический период в традиционных дорийских государствах (Спарте, на Крите, Родосе и др.) могло остановить окончательное формирование института частновладельческого рабства, появились только крепостные, но не рабы в точном смысле этого слова. Этому несколько противоречит известное широкое развитие международной торговли эллинистического Родоса.
Столь жёсткого частновладельческого рабства, как в традиционном древнегреческом полисе, на Востоке не было. Возможно, на институт полисного родосского рабства эпохи эллинизма, кроме традиций дорийского крепостничества-илотии, повлиял именно этот общеэллинистический, заимствованный с Древнего Востока, характер несколько смягчённой личной зависимости. Известно, что Родос поддерживал тесные связи с эллинистическим Египтом.
Кроме уже названных причин ограниченного распространения, либо фактического отсутствия частновладельческого рабства на эллинистическом Родосе, не стоит также сбрасывать со счетов и такой фактор, как высокий уровень просвещённости родосского общества и государства эпохи эллинизма (Тарн 1949, 91–92). В современном мире частновладельческое рабство мало практикуется именно под влиянием широкого распространения в государственной теории и практике идей гуманности и просвещения. Не исключено, что именно рост просвещённости родосского эллинистического общества и государства привёл к затуханию и прекращению традиций частновладельческого рабства.
Известно, что особое внимание правящий класс эллинистического Родоса уделял помощи бедным гражданам, причём такая помощь предоставлялась и в виде достаточно хорошо оплачиваемой работы на государство в военном кораблестроении Родоса (История Древней Греции 2005, 332). Серьёзной конкуренцией для такого вольного государственного найма было бы использование на этих работах частновладельческих рабов. Однако, это лишило бы работы родосскую свободную бедноту, да и качество выпускаемой продукции явно было бы ниже при таком участии рабов в производстве. Получается, и с точки зрения сохранения социального мира внутри полиса широкое использование частновладельческого рабства было невыгодным. Этот переход на эллинистическом Родосе от использования на производстве частновладельческих рабов к использованию вольнонаёмной рабочей силы подтверждает известную мысль К. Маркса (Маркс, Энгельс Т. 13 1959, 7–8), которую можно вольно изложить так: усовершенствование производства изменяет производственные отношения, следовательно, чтобы усовершенствовать производство необходимо отказаться от примитивных форм эксплуатации труда в пользу более гуманных форм его организации и даже в пользу полной ликвидации эксплуатации человека человеком.
Эллинистический Родос отличался проживанием в нём большого количества свободных не граждан, метеков (Колобова 1966, 65–72). Само по себе социальное положение такого метека представлялось промежуточным положением между гражданином и рабом. Очевидно, привлекательность эллинистического Родоса для постоянного проживания иностранцев была достаточно выгодной для полиса. Такое удобное положение метеков на Родосе было бы невозможно без определённых гарантий их от порабощения за долги, например. Ограничение частновладельческого рабства на эллинистическом Родосе могло выступить такой гарантией.
В источниках Родосский полис эпохи эллинизма представляется как решительный борец с пиратством, скорее всего это связано с большой торговой активностью родосского полиса (Горлов Ю. В. 1990, 200). Именно пиратство было одним из источников частновладельческого рабства в древнегреческих полисах (Зельин, Трофимова 1969, 188–241). При неограниченном развитии частновладельческого рабства на Родосе большинство таких частновладельческих рабов было бы куплено на рынке рабов, при этом, скорее всего, большинство этих продаваемых рабов были бы захваченными этолийскими, критскими (Хаджидаки 1992, 154–161; Brule 1978) и прочими пиратами греками с Архипелага, Малой Азии и материковой Греции. Антипиратские усилия Родоса во внешней политике гармонично соответствуют малому развитию или, возможно, даже и запрещению частновладельческого рабства во внутренней политике эллинистического Родоса. Известно, что после 3-й Македонской войны 171–168 гг. до н. э. (Всемирная история. В 6-и т. Т. 1. 2011, 454) Рим перестал оказывать поддержку Родосу и даже лишил его торговых привилегий и немалых материковых территорий. При этом Страбон прямо говорит, что в период позднего эллинизма, к концу 2 в. до н. э. римляне стремились вести войны для захвата рабов. Число рабов в эллинистическом мире поэтому в этот период стало быстро расти (Шаму 2008, 223). Традиционное к тому времени родосское ограничение частновладельческого рабства явно вступало в противоречие с этой римской рабовладельческой политикой. Таким образом, одним из факторов охлаждения римско-родосских отношений в этот период было негативное отношение Родоса к частновладельческому рабству. При этом родосский транспортный коммерческий флот, как это известно из Родосского морского закона, вошедшего в римское право (Дигесты, 14, 2, 2, 2; 14, 2, 2, 5; 14, 2, 10), занимался перевозкой рабов.
Сам дух эллинистической эпохи в целом отличался неприятием пиратства. Я. А. Ленцман отмечает, что в отличии от древнегреческих авторов периодов архаики и классики (Гомер, Геродот, Фукидид, Аристотель), нейтрально упоминавших морских разбойников, пиратство у авторов эллинистического периода (Полибий, Диодор, Страбон) вызывает отвращение (Ленцман 1946, 228).
Проведённый анализ источников о рабстве на эллинистическом Родосе позволяет заключить, что в этот период в силу разных причин в этом полисе частновладельческого рабства практически не существовало. Возможными причинами этого явления были преобладание на Родосе традиций полурабского закрепощения потомков додорийского населения ενγενόι, типа спартанских илотов, влияние идей гуманности и просвещения, древневосточной практики полурабского крепостничества, политика социального мира, проводившаяся властями полиса и борьба с пиратством. Интересно сопоставить относительно низкий уровень развития рабства на эллинистическом Родосе с идеей А. Б. Рановича об эллинистической эпохе, как особом этапе развития рабовладельческого общества (Ранович 1949, 339). Если в классическую эпоху в эллинском мире задавали тон Афины с их развитыми формами частновладельческого рабства, то в эпоху эллинизма наиболее авторитетный греческий полис Родос не проявлял столь ярко рабовладельческий характер своего социально-экономического устройства. При переходе авторитета Афин к авторитету Родоса, от классики к эллинизму рабовладение несколько уменьшило своё влияние на общество и экономику. Несмотря на слишком сильную увлечённость А. Б. Рановича псевдомарксистской риторикой его главный тезис в свете изучения частновладельческого рабства на эллинистическом Родосе выглядит несколько более реалистически, чем это принято считать.

Литература

1. Амусин И. Д. 1952: Термины, обозначавшие рабов в эллинистическом Египте, по данным Септуагинты // ВДИ. – 3, 46–67.
2. Блаватская Т. В., Голубцова Е. С., Павловская А. И. 1969: Рабство в эллинистических государствах в 3–1 вв. до н. э. – М.
3. Валлон А. 2005: История рабства в античном мире. – Смоленск.
4. Всемирная история. В 10-и т. Т. 2. 1959: М.
5. Всемирная история. В 6-и т. Т. 1. 2011: М.
6. Горлов Ю. В. 1990: Эллинистический Родос // Эллинизм: Экономика, политика, культура. – М., 1990, 186–222.
7. Дройзен И. Г. 2011: История эллинизма. В 3-х т. Т. 3. – Киров.
8. Зельин К. К., Трофимова М. К. 1969: Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. – М.
9. История древнего мира. В 3-х т. Т. 2. 1983: М.
10. История Древней Греции / Ред.: Кузищин В. И. 2005: М.
11. Источниковедение Древней Греции: Эпоха эллинизма. 1982: М.
12. Казакевич Э. Л. 1956: Термин δουλος и понятие «раб» в Афинах 4 в. до н. э. // ВДИ. – 3, 119–136.
13. Колобова К. М. 1957: Войкеи на Крите // ВДИ. – 2, 25–46.
14. Колобова К. М. 1966: К вопросу о метеках эллинистического Родоса // ВДИ. – 1, 65–72.
15. Крушкол Ю. С. 1947: Некоторые данные о рабстве на Родосе в эпоху эллинизма // ВДИ. – 3, 231–232.
16. Левек П. 1989: Эллинистический мир. – М.
17. Ленцман Я. А. 1946: К вопросу об источниках эллинистического пиратства // ВДИ. – 4, 219–228.
18. Ленцман Я. А. 1951: О древнегреческих терминах, обозначающих рабов // ВДИ. – 2, 47–69.
19. Маркс К., Энгельс Ф. Т. 13 1959: Соч. В 50-и т. – М.
20. Ранович А. Б. 1950: Эллинизм и его историческая роль. – М.; Л.
21. Тарн В. 1949: Эллинистическая цивилизация. – М.
22. Шаму Ф. 2008: Эллинистическая цивилизация. – Екатеринбург.
23. Шишова И. А. 1991: Раннее законодательство и становление рабства в античной Греции. – Л.
24. Хаджидаки Э. 1992: Критское эллинистическое пиратство // ВДИ. – 2, 154–161.
25. Berlhold R. 1984: Rhodes in the Hellenistic Age. – N. Y.
26. Bringmann K. 2005: Das hellenistische Rhodos – eine ägäische See- und Handelsstadt // Ägäis und Europa. – Frankfurt-am-Main et cet.
27. Brule P. 1978: La piraterie cretoise hellenistique. – Besancon.
28. Chaniotis A. 2005: War in the Hellenistic World. – Malden et cet.
29. IG. URL: http://epigraphy.packhum.org. Дата обращения: 18.10.15.
30. Gelder H., van. 1900: Geschichte der Alten Rhodier. – Haag.
31. Murrey W. M. 2002: The Age of Titans: The Rise and Falls of the Great Hellenistic Navies. – Oxford.
32. Rostovtzeff M. 1941: The Social and Economic History of Hellenistic World. In 2 vol. V. 1. – Oxford, 676–690, 771–778.
33. The Cambridge World History of Slavery. V. 1. 2011: Cambridge.
34. Wiemer H.-U. 2002: Krieg, Handel und Piraterie: Untersuchungen zur Geschichte des Hellenischen Rhodos. – B.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Царь Селевк II Каллиник (годы власти: 246–225 гг. до н. э.) в сочинении Марка Юниана Юстина «Эпитома сочинения Помпея Трога «История филиппика»»

Суббота, 07 Мая 2016 г. 10:15 (ссылка)

УДК 94 (35) «-02» (093) Селевкиды + 930 (37) .07 Юстин

Тихонов В. А.

Царь Селевк II Каллиник (годы власти: 246–225 гг. до н. э.) в сочинении Марка Юниана Юстина «Эпитома сочинения Помпея Трога «История филиппика»»



Аннотация: Анализ информации древнеримского историка 3 в. о военно-политических событиях правления в державе Селевкидов царя Селевка II Каллиника позволяет оценить достоверность его изложения, выявить более правдоподобные и менее правдоподобные фрагменты.

Ключевые слова: Марк Юниан Юстин, Селевк II Каллиник, Птолемей III Эвергет, Третья Сирийская война (война Лаодики), древнеримские историки, Сирия, Египет.

King Seleucus II Kallinikos (years power: 246–225 BC) in the work of Markus Junianus Justinus "Epitome of Pompey Trogus’ "Historiae Philippicae""

V. A. Tikhonov

Abstract: the analysis of the information of the Roman historian 3th cent. about politico-military events of the reign in the power of the Seleucid king Seleucus II Kallinikos allows to estimate the reliability of his narrative, to identify the more plausible and less plausible fragments.

Keywords: Marcus Junianus Justinus, Seleucus II Kallinikos, Ptolemy III Euergetes, the Third Syrian war (Laodice’s war), the Roman historians, Syria, Egypt.

Античная нарративная традиция о царях династии Селевкидов (312–64 гг. до н. э.) крайне избирательна. Более или менее подробную информацию античные авторы оставили нам только об основателе династии Селевке I Никаторе (годы власти: 312–281 гг. до н. э.) (Аппиан, Юстин и Плутарх), о самом могучем царе династии праправнуке основателя династии Антиохе III Великом (годы власти: 223–187 гг. до н. э.) (Полибий, Аппиан и Юстин) и о преследователе евреев сыне Антиоха Великого Антиохе IV Епифане (годы власти 175–164 гг. до н. э.) (Библия и христианский писатель Иероним Стридонский). Прочие двадцать три царя династии из двадцати шести почти не пользовались вниманием авторов античных и, соответственно, ввиду отрывочности и небольшого объёма информации в источниках о них, слабо изучаются современной исторической наукой.
Между тем, один из двух античных историков (наряду с Аппианом), оставивших нам связное описание истории династии Селевкидов, Марк Юниан Юстин (3 в.) посвятил отцу Антиоха Великого царю Селевку II Каллинику (годы власти: 246–225 гг. до н. э.) целую книгу (книга двадцать седьмая) своего сокращённого изложения труда Помпея Трога. Поскольку Аппиан в своём кратком обзоре истории Селевкидов практически ничего не сообщает об этом царе, то Юстин становится нашим главным источником по царствованию Селевка Каллиника. В большинстве случаев при изучении царствования Селевка Каллиника приходится следовать именно Юстину, его тенденциозности и его избирательности, пытаясь установить события и их суть в правление Селевка Каллиника над обширными пространствами Сирии, Месопотамии, Малой Азии, Ирана и Средней Азии.
Селевк Каллиник представлен у Юстина злодеем и неудачником. Его отец царь Антиох II Теос (Бог), умирая, оставил сыну крайне запутанную политическую ситуацию, связанную с наследованием его царства. С одной стороны, Селевк был старшим сыном царя (от первой жены царицы Лаодики). С другой стороны, Антиох развёлся с матерью Селевка Каллиника, первой своей женой Лаодикой, чтобы жениться на египетской принцессе Беренике. Брак с Береникой был политическим. Предполагалось, что именно сын, появившийся от этого второго брака и станет царём после смерти отца, укрепив, таким образом, отношения Селевкидов с птолемеевским Египтом.
Ситуация резко осложнилась, когда перед смертью Антиох II покинул свою вторую жену с маленьким наследником и вернулся к первой жене Лаодике со старшим сыном Селевком. Ещё более усложнилась ситуация из-за смерти Антиоха, вскоре последовавшей после этого возвращения. Смерть эта была явно неожиданной – пошли слухи, что Лаодика отравила своего мужа.
По праву первородства престол Селевкидов должен был принадлежать Селевку. По договору с Египтом о женитьбе Антиоха на Беренике – не Селевку, а маленькому царевичу, сыну Береники. По последней воле умершего царя Антиоха (перед смертью царь бросил молодую жену) – снова Селевку. По подозрительным обстоятельствам смерти Антиоха – снова сыну египтянки Береники. Хотя об отравлении Антиоха много говорили, вряд ли можно считать этот факт точно установленным. Вся античная нарративная традиция, дошедшая до нас об этих событиях, имеет явно проегипетский характер, является не очень-то правдивой пропагандой Птолемеев.
То, что было неясно с правовой точки зрения, могло быть в этом случае решено только силой. Береника явно не пользовалась популярностью при дворе Селевкидов и в их столице – большинство склонялось к передаче власти Селевку. Поняв это, Береника с маленьким сыном бежала в Дафну – предместье столичного города Селевкидов Антиохии-на-Оронте с главным храмом царства, храмом Аполлона. Возможно, она укрывалась в храме как молящая о защите. Этот известный храм, очевидно, считался местом неприкосновенным, насильно вытащить из такого храма молящего о защите было бы тяжким религиозным преступлением, на которое не мог пойти даже царь.
Брат Береники египетский царь Птолемей Эвергет, услышав об угрозе жизни сестре, двинулся с войском из Египта в Дафну спасать сестру. От столицы Египта Александрии-при-Египте до Антиохии-на-Оронте по суше примерно тысяча двести километров. Войско пешим маршем способно было преодолеть это расстояние примерно за два месяца. При этом понятно, что такое вторжение означало бы войну, что это был бы не просто марш, а прорыв с боями. Морской путь был короче и быстрее, но само снаряжение флота из транспортных кораблей для пехоты, конницы и боевых слонов могло отнять достаточно много времени.
Береника с сыном в храме, скорее всего, оказалась полностью блокированной, без еды и питья, и дала себя обмануть. За выход из храма её враги обещали ей и её сыну жизнь. Её обманули – царица Береника была убита вместе со своим сыном, претендентом на престол Селевкидов, после того как покинула своё убежище. Общественное мнение обвиняло в этом злодеянии против богов и людей не только нового царя Селевка, но прежде всего его мать, царицу Лаодику, подстрекавшую сына к этому убийству.
Такое убийство, естественно, не могло остаться безнаказанным со стороны Птолемея Эвергета. Египетский царь со своим войском прошёл опустошительным ураганом по землям Селевкидов вплоть до Вавилонии (от Антиохии до Вавилона примерно девятьсот километров) и едва ли не до отдалённой Бактрии (от Вавилона до Бактрии примерно две тысячи четыреста километров). Птолемей Эвергет даже провозгласил себя царём державы Селевкидов [3, с. 530]. Эта так называемая Третья Сирийская война или война Лаодики (246–241 гг. до н. э.) поставила царство Селевкидов на грань полного уничтожения [16, p. 184].
Из одного папируса 246 г. до н. э. известно, что флот Птолемея высадил десант в Киликии, который занял столицу державы Селевкидов Антиохию-на-Оронте [21, p. 53–55, №27]. Сам египетский царь с сухопутным войском направился сразу в Вавилон, чтобы поставить под контроль восточные сатрапии царства Селевкидов (надпись из Адулиса) [11, с. 69–70].
Изложение Юстином этих драматических событий царствования Селевка Каллиника несёт несколько важных акцентов. О вступлении на престол Селевка Юстин пишет безо всяких указаний на сомнительность правовых обстоятельств такого воцарения. Очевидно, в источнике Юстина-Трога было достаточно ясно обозначено, что все в царстве Селевкидов, от кого это зависело в серьёзной степени, ни о каком другом наследнике Антиоха II, кроме Селевка Каллиника, и слышать не хотели [5, с. 198]. При дворе и в самом царстве Селевкидов второй брак Антиоха с чужеземкой из враждебного царства Птолемеев многие считали неприемлемым. У египтянки Береники, после смерти бывшего мужа оказавшейся в столице Селевкидов, не осталось здесь сторонников. Тем не менее в официальных надписях на подконтрольных Птолемею Эвергету территориях именно маленький сын Береники Антиох был признан царём державы Селевкидов [22, p. 465–466, №267].
Египетское влияние было нежелательным для большинства влиятельных людей царства. Можно предположить, что прямо или косвенно это было связано с принципиально иной политикой по отношению к греческим полисам, проводившейся Птолемеями в Египте, по сравнению с отношением Селевкидов. Греческие полисы в царстве Селевкидов основывались в большом количестве и имели относительно широкую автономию. В царстве Птолемеев греческих полисов почти не было, а имевшиеся не имели столь широких прав, как полисы селевкидские.
Это было связано с большей этнической консолидированностью и географической изолированностью эллинистического Египта по сравнению с царством Селевкидов. Основу египетского населения составляли представители египетского этноса. Цари Селевкиды вынуждены были предоставлять достаточно широкие автономные права отдельным полисам и династам своего царства, ввиду нехватки сил для укрепления своей власти над своей обширной и рыхлой державой. Одного господствующего этноса в царстве Селевкидов никогда не было. Внедрение жёстких египетских порядков в практику управления царством Селевкидов грозило усилением сепаратизма как греческих полисов, так и прочих автономных территорий царства.
Но судя по успешному переходу многих прибрежных греческих полисов на сторону Птолемея, во время этой войны первоначально единства в отношении к Птолемеям среди полисов царства Селевкидов не было. Прибрежные полисы были связаны достаточно тесными торговыми связями с Египтом, поэтому выступили на стороне Птолемея. Города в глубине территории царства, в Вавилонии и Иране, не испытывали особенных симпатий к Птолемею и остались верны Селевкидам.
Царство Селевкидов оказалось на краю гибели или поглощения державой Птолемеев. Однако, в этот момент Селевк в своей борьбе с Птолемеем и с прибрежными греческими полисами своего царства проптолемеевской ориентации обрёл очень сильного союзника – массу аборигенного населения Египта. Против Птолемея и его политики внешней экспансии в самом Египте поднялось восстание, порождённое тяжкими военными налогами и голодом (Канопский декрет) [20, p. 112]. Египетское население тяготело к автаркии, желало видеть своего царя царём только и прежде всего Египта, а не прочих стран. Египтяне со времён Персидского царства опасались поглощения своей страны мировой державой. Для них успешные завоевания своего царя Птолемея македонского происхождения представляли угрозу независимости самого Египта, угрозу потери преобладания египетского этноса в державе Птолемеев.
Птолемей очистил большинство территорий Селевкидов, им захваченных, и бросил свои силы на подавление этого внутриегипетского антиптолемеевского движения (245–244 гг. до н. э.) [6, с. 124]. Цари Каппадокии и Понта выступили на стороне Селевка Каллиника [7, с. 317; Сапрыкин, с. 59–61]. Селевкиды были спасены. Правда, многие прибрежные города Селевкидов оказались на длительный срок в составе царства Птолемеев, даже аванпорт столицы, главная военно-морская база царства Селевкия-в-Пиерии [9, с. 117]. Вообще, все эти неурядицы в царстве Селевкидов в целом значительно усилили Египет [12, с. 92].
Селевк пытался применить свои морские силы против отложившихся городов, но его флот был уничтожен штормом. Этот эпизод, приводимый Юстином, считается некоторыми исследователями неподлинным.
Вскоре города, первоначально отложившиеся от Селевка и пославшие против него войска и силы флота, очевидно, недовольные отношением своего нового хозяина Птолемея к их автономии, частично вернулись под власть Селевка [17, p. 96]. Этому способствовали и многочисленные льготы, которые Селевк Каллиник предоставил греческим полисам Малой Азии [19, p. 44]. Попытка сравнить уровни налоговой нагрузки на население царства Селевкидов и птолемеевского Египта показывает, что Птолемеи выколачивали с египетского населения налогов в несколько раз больше в расчёте на душу населения, чем Селевкиды со своего населения [15, p. 249].
Вторым бедствием царствования Селевка, по Юстину, был мятеж против него его брата Антиоха Гиеракса в Малой Азии. В условиях тяжелейшей войны с Птолемеем Селевк разрешал брату хозяйничать в этой части царства, набирать для борьбы с Египтом галатских наёмников. Кончилось тем, что Гиеракс двинул своих галатов не против египтян, а против самого Селевка, пытаясь его свергнуть. Галаты разгромили армию Селевка, сам царь чудом спасся. Но наёмники не собирались считаться и с победителем Гиераксом. В конце концов, Селевк разгромил Гиеракса. Галатов успешно разбил пергамский царь, которого Юстин ошибочно называет Эвменом Вифинским. По Юстину получается, что владения Селевкидов в Малой Азии так и остались в руках пергамского царя. Известно, однако, это не так.
Мятеж Антиоха Гиеракса против царя Селевка Каллиника не является чем-то необычным для державы Селевкидов. Огромное и разнородное, это государство никогда не отличалось прочностью и единством, мятежи в отдельных частях страны против центральной власти постоянно сотрясали его. В ходе этих антиселевкидских восстаний от царства отделились Пергам, Каппадокия, Армения, Мидия-Атропатена, Парфия, Бактрия, Палестина. Узурпаторы из числа царских родственников пытались установить свою власть в Вавилонии и Малой Азии. Поэтому мятеж Гиеракса в тяжелейший момент царствования Селевка Каллиника был в значительной степени закономерным явлением. Малоазийские владения Селевкидов не раз становились базой для правителей-сепаратистов.
В ходе борьбы с Антиохом Гиераксом Селевк Каллиник, как это известно из других источников, в какой-то момент пошёл на раздел власти – Гиеракс стал соправителем Селевка и стал управлять малоазийскими владениями Селевкидов [2, с. 19]. Возможно, что малоазийские греческие города, то поодерживавшие Селевка Каллиника, то переходившие на сторону Птолемея, в очередной раз предпочли в этой войне братьев выступить против Селевка. По-крайней мере, именно из-за этой усобицы из-под власти Селевкидов окончательно вышли правители Пергама [18, p. 19].
Гиеракс бежал сначала в Каппадокию к своему тестю, царю Ариамену, потом к Птолемею Эвергету в Египет. Везде он оказался нежелательной персоной, а Птолемей даже заключил его под стражу. С помощью какой-то проститутки, с которой Гиеракс имел отношения, он бежал из-под стражи, но вскоре погиб от рук разбойников, хотя есть версия о гибели Гиеракса от рук собственных наёмников [7, с. 317].
Селевк умер после падения с лошади.
Юстин в нескольких местах своего повествования сокрушается об участи Азии, под которой, очевидно, имеет ввиду Малую Азию, терзаемой нашествиями – галатов, пергамского царя, Птолемея и междоусобной войной двух Селевкидов.
Оба Селевкида у Юстина в этих событиях показаны негативно. Селевк – убийца мачехи и своего сводного брата. Гиеракс – испорченный не по годам жаждой власти юноша. Не обходится у Юстина и без божественного вмешательства – флот Селевка был уничтожен бурей богами в отместку за его убийства Береники и её сына. Между тем, борьба Селевка с Береникой и её сыном – обычная схватка за царский трон. Проигравшие в этой борьбе, как правило, уничтожались. Если бы одержала победу Береника, то вряд ли она поступила бы с побеждённым Селевком более гуманно, чем он поступил с ней после своей победы.
Повествование Юстина о Селевке Каллинике несколько неожиданно для этого историка насыщено военно-морскими эпизодами. Греческие города Малой Азии, восстав против Селевка, снаряжают флоты для борьбы с ним. В ответ Селевк также строит огромную морскую армаду, которая быстро гибнет от шторма. Никаких конкретных описаний противоборства флотов у Юстина нет. Между тем, в ходе этой войны с Селевком Птолемей использовал флот в больших масштабах. Об этом говорит большое количество прибрежных плацдармов, захваченных Птолемеем в этот период в Малой Азии. При этом Юстин умудряется о военно-морских силах Птолемея не сказать ни слова. Такая странность текста Юстина – следствие достаточно грубого и неаккуратного сокращения источника.
Юстин ни слова не говорит о бурных событиях на востоке державы Селевка в этот период. Селевк Каллиник, очевидно, во время противоборства Антиоха Гиеракса, признанного соправителем Селевка, с галатами и Пергамом в Малой Азии [1, с. 214], ходил походом против восставших восточных территорий своего царства – Парфии и Бактрии. Причём в ходе этого восточного похода ему удалось переманить на свою сторону восставшего правителя Бактрии, с которым они сумели нанести поражение непокорной Парфии [8, с. 178]. Современные историки мало ценят сведения Юстина о Селевкидах, считая даже, что Юстин излагает сведения из трудов официальных придворных историков парфянских царей, враждебно настроенных против Селевкидов [1, с. 213].
Косвенным образом Юстин сообщает о фактической независимости нескольких территорий в Малой Азии, когда-то подчинявшихся Селевкидам, - Пергамского царства, Каппадокии. Со времён деда Селевка Каллиника Антиоха I Сотера царство терзала галатская проблема – три воинственных галатских племени засели в центре Малой Азии на севере Фригии, как в разбойничьем гнезде, и совершали набеги на окружающие земли, поддерживали всяких узурпаторов, чтобы поживиться добычей на войне. Именно из-за галатов в конечном счёте многие территории Малой Азии отделились от царства Селевкидов – Вифиния, Понт, Каппадокия, Пергам. Описание безобразий галатов у Юстина вполне правдоподобно.
Отличаясь бестолковой отрывочностью повествование Юстина о Селевке Каллинике – это история бедствий царства Селевкидов, подвергавшегося в этот период нашествиям сил Птолемея Эвергета, галатов и внутренним мятежам Антиоха Гиеракса и греческих приморских городов, вставших на сторону Птолемея. Никаких легендарных сведений о Селевке Каллинике Юстин, в отличии от своего повествования о Селевке Никаторе, не приводит.
О Селевке Каллинике и многочисленных войнах, которые ему пришлось вести, среди сочинений античных авторов, дошедших до нас, кроме Юстина, более или менее подробно пишет только Полиен (2 в.) в сборнике «Стратегемы» («Военные хитрости») – «стратегемы» под названием «Селевк» (шестая стратегема) (Polyaen 4, 9, 6), «Антиох Гиеракс» (Polyaen 4, 17) и «Лаодика» (Polyaen 8, 50).
В шестой стратегеме раздела «Селевк» Полиен уточняет, что Селевку Каллинику после тяжёлого военного поражения пришлось скрываться, переодевшись в одежду оруженосца командира царской «илы» (конного подразделения) Гамактиона, и только, когда царь оказался в относительной безопасности среди остатков своего разбитого войска он открыл своё настоящее имя.
В стратегеме «Антиох Гиеракс» Полиен приводит военную хитрость этого мятежника: Гиеракс бежал с небольшим войском в Месопотамию, оттуда в Армению к тамошнему правителю Арсаму, полководцы и родственники Селевка Каллиника Ахей и Андромах преследовали его с большим войском и нанесли ему сильное поражение, раненый в битве Гиеракс, распустив слух о своей смерти и сделав вид, что его войско сдаётся, сумел разгромить часть войск противника. Характерно, что названные здесь по имени два высших командира Гиеракса Филетер Критский и Дионисий Лисимахийский судя по их патронимикам явно были обыкновенными греческими наёмниками-иностранцами. Становится понятно, что Гиеракс воевал с помощью наёмников, и поэтому, когда у него кончились деньги на оплату их услуг, проиграл.
Стратегема Полиена «Лаодика» сообщает много подробностей гибели царицы Береники и её сына. Малолетний сын Береники по настоянию царицы Лаодики был убит раньше своей матери. Однако, Береника после убийства сына нашла возможность обратиться к народу, прося сострадания и защиты. Убийцы сына Береники вывели к народу окружённого стражей подставного ребёнка, выдав его за сына Береники и заявляя таким образом, что никакого убийства не было. Видя возбуждение народа, враги Береники были вынуждены предоставить ей охрану из галатов-наёмников и крепость в качестве резиденции, а также поклялись, что не будут покушаться на жизнь Береники. Береника не верила этим клятвам, но её любовник и придворный врач Аристарх уговорил её поверить лживым клятвам её врагов. В момент убийства телохранителями Береники были вооружённые женщины («щитоносцы»), которые и погибли вместе с ней. Однако, сторонницы Береники Панариста, Мания и Гефосина, тайно похоронив её, сумели выдать за неё другую и от имени погибшей царицы издавали распоряжения. В частности, брату Береники египетскому царю Птолемею Эвергету именно благодаря этому обману удалось почти без боя захватить огромные территории державы Селевкидов от Малой Азии до Индии.
В этой запутанной истории смерти царицы Береники интересны указания на значительное политическое влияние, которое обрёл народ столицы царства Селевкидов Антиохи-на-Оронте в момент междуцарствия и династических дрязг. Именно благодаря этому влиянию Береника осталась живой некоторое время после смерти сына. Однако, местным войскам, ополчениям городов и греческим наёмникам Береника доверяла столь мало, что безопасно себя чувствовала только под охраной наёмников-галатов. Если Юстин указывает, что Береника скрылась в храме в Дафне, то Полиен говорит о какой-то сильной крепости, как месте убежища царицы. В данном случае картина, нарисованная Юстином, выглядит правдоподобнее, тем более, что Полиен не называет названия крепости, где, якобы скрывалась Береника. Упоминаемые Полиеном тяжеловооружённые женщины-телохранительницы Береники, якобы погибшие вместе с царицей, указывают, что в решающий момент охранники-галаты бросили Беренику, то ли в силу своей не очень-то большой надёжности, как воины и охрана, то ли подкупленные врагами Береники.
Сведения Полиена большей частью не противоречат общей картине, набросанной Юстином, и, подобно последнему, Береника у Полиена показана в благоприятном свете, что говорит об использовании Юстином и Полиеном какого-то общего недошедшего до нас проптолемеевского источника.
Селевк Каллиник не практиковал, в отличии от своего прадеда Никатора, никакой пропаганды в свою пользу. Дипломатических усилий и умений Каллиник тоже не проявил. Он явно делал ставку в международных отношениях только на применение силы, но и в стратегии и тактике явно не преуспел – не смог правильно организовать применение построенного им немалого флота и потерял его в бурю (умение беречь флот от природной стихии тогда тоже включалось в военно-морское искусство), ошибочно сделал ставку на применение наёмников-галатов, да ещё доверившись столь непредсказуемой личности, как Антиох Гиеракс, не смог предотвратить мятеж греческих прибрежных полисов.
Некоторые небольшие достижения Селевка всё же можно выделить, опираясь на Юстина. Греческие полисы Малой Азии, первоначально склонившись на сторону Птолемея, впоследствии вернулись под власть Селевкидов, возможно под влиянием дипломатии и военной силы царя Селевка. Походы пергамского царя против галатов объективно были выгодны Селевку, что позволяет предполагать договорённость о помощи Селевку со стороны Пергама. Гиеракс был Селевком в конце концов успешно разбит и изгнан из царства.
Вместо разбора этих ошибок и достижений в государственной и военной деятельности царя Каллиника Юстин всё сводит к моральным чувствам царя и его противников – его жестокости, братским чувствам к Гиераксу, братским чувствам Птолемея к своей сестре, жалостливости греческих городов к ней же, а потом и к Селевку, неуёмной жажде власти Гиеракса, алчности галатов.

Приложение. Марк Юниан Юстин. «Эпитома сочинения Помпея Трога «История филиппика». Книга XXVII

В приложении приводятся фрагменты Юстина о Селевке II Каллинике в переводе А. А. Деконского и М. И. Рижского [13]. Опубликованы и более ранние переводы Юстина на русский язык [4; 14].

Гл.1.

(1) После смерти сирийского царя Антиоха ему наследовал его сын - Селевк. Он начал свое царствование с убийства своих родичей, подстрекаемый к этому матерью своей Лаодикой, которая должна была бы удержать его от преступлений.
(2) Селевк убил свою мачеху Беренику, сестру египетского царя Птолемея, вместе с малолетним своим братом, от нее рожденным.
(3) Совершив это преступление, он и себя опозорил и навлек на себя войну с Птолемеем.
(4) Когда Береника в свое время узнала, что посланы люди, которые должны ее убить, она заперлась в Дафине.
(5) Как только по городам Азии разнеслась весть, что Береника вместе с малолетним сыном находится в осаде, они, чтя память ее отца и ее предков и сокрушаясь о столь незаслуженной превратности ее судьбы, все послали ей на помощь вспомогательные отряды.
(6) Спешно прибыл [на помощь ей] со всеми своими силами, покинув свое собственное царство, также и брат ее Птолемей, испуганный опасностью, грозившей сестре.
(7) Но Береника была убита раньше, чем подошла помощь; ее не могли одолеть силой, а обошли хитростью.
(8) Это преступление возмутило всех. Поэтому все города, [ранее отложившиеся, немедленно снарядили огромный флот], потрясенные таким проявлением жестокости, перешли на сторону Птолемея, чтобы отомстить за ту, кого они хотели защитить.
(9) Если бы Птолемей не был отозван в Египет, где началось восстание, он захватил бы все царство Селевка.
(10) Такую ненависть возбудил против себя Селевк преступным убийством родичей и такую всеобщую благосклонность принесла Птолемею смерть его сестры, столь гнусным образом загубленной.

Гл. 2.

(1) После ухода Птолемея Селевк соорудил громадный флот для борьбы с отложившимися городами. Но внезапно разразилась буря, как будто сами боги мстили [за совершенное им убийство], и Селевк потерял в результате кораблекрушения свой флот.
(2) И от всего огромного снаряжения судьба не оставила ему ничего, кроме нагого тела, дыхания жизни да немногих спутников, спасшихся при кораблекрушении.
(3) Это было, конечно, большое несчастье, но оно оказалось на руку Селевку, так как города, которые из ненависти к нему ранее перешли на сторону Птолемея, как будто удовлетворившись приговором богов, внезапно переменили свое настроение, прониклись к нему жалостью в связи с кораблекрушением и снова отдались ему под власть.
(4) Итак, ликуя по поводу своих бедствий и разбогатев от своих потерь, он начал войну против Птолемея как равный ему по силе.
(5) Но Селевк был словно рожден для того, чтобы стать игралищем судьбы, и вернул себе царскую власть лишь для того, чтобы снова ее потерять. Он был разбит и в смятении, сопровождаемый лишь такой же небольшой кучкой, как после кораблекрушения, бежал в Антиохию.
(6) Отсюда он отправил письмо к брату своему Антиоху, в котором умолял его о поддержке, и в награду за помощь обещал ему часть Азии, ограниченную Таврским хребтом.
(7) Антиох же, хотя ему было четырнадцать лет, был не по возрасту жаден до власти и ухватился за представившуюся ему возможность не с такой искренностью, с какой брат предоставил ему ее. Этот мальчик с преступной смелостью взрослого человека решился отнять по-разбойничьи у брата все.
(8) Поэтому он был прозван Гиераксом, ибо он жил не как человек, а как коршун, всегда похищая чужое.
(9) Между тем, когда Птолемей узнал, что Антиох идет на помощь Селевку, он, чтобы не вести войны одновременно с двумя [врагами], заключил с Селевком мир на десять лет.
(10) Однако, мир, предоставленный [Селевку] врагом, был нарушен братом, который, набрав войско из галльских наемников, вместо оказания помощи, о которой просил его брат, пошел на него войной, явив себя не братом, а врагом.
(11) В последовавшем сражении Антиох благодаря храбрости галлов оказался победителем. Однако галлы, думая, что Селевк пал в сражении, обратили оружие против самого Антиоха, так как рассчитывали, что им будет привольнее грабить Азию, если они истребят весь царский род.
(12) Но когда Антиох узнал об этом, он откупился от галлов золотом, как от разбойников, и заключил союз со своими же наемниками.

Гл. 3.

(1) Между тем вифинский царь Эвмен, увидев, что братья раздорами и междоусобными войнами ослабили себя, решил вторгнуться в Азию, как во владение, никому не принадлежащее, и напал на победителя Антиоха и галлов.
(2) Своими свежими силами он без труда одолел врагов, утомленных предшествующими боями.
(3) Все эти войны в ту эпоху велись на погибель Азии; каждый, кто был посильнее, захватывал ее как свою добычу.
(4) Из-за Азии вели войну братья Селевк и Антиох; египетский царь Птолемей, под предлогом мести за сестру, жаждал овладеть Азией.
(5) Здесь ее грабил Эвмен Вифинский, там галлы, всегда готовые продать свои услуги слабейшему, и не было никого, кто бы защитил Азию от этой своры разбойников.
(6) Когда Антиох был побежден, а Эвмен занял большую часть Азии, даже и тогда братья не смогли помириться между собой, хотя лакомый кусок, из-за которого они вели войну, был для них потерян. Оставив внешнего врага без внимания, они возобновили войну между собой на взаимную гибель.
(7) В этой войне Антиох был снова побежден и, утомленный многодневным бегством, добрался, наконец, до своего тестя Ариамена, царя Каппадокии.
(8) Сначала последний оказал ему радушный прием, но спустя некоторое время Антиох узнал, что царь строит против него козни, и искал спасения в бегстве.
(9) Но так как для беглеца нигде не находилось безопасного места, он бежал к своему врагу Птолемею, которому он больше доверял, чем своему брату, помня и о том, как он сам намеревался поступить с братом, и о том, чего он мог от него за это ожидать.
(10) Но Птолемей поступил с ним не как друг сдавшегося [Антиоха], а как враг его брата, и приказал держать Антиоха под строжайшей охраной.
(11) Однако Антиох, обманув тюремщиков, бежал из-под стражи при содействии одной продажной женщины, с которой был в близких отношениях, и во время бегства был убит разбойниками.
(12) Почти в то же самое время и Селевк, потерявший свое царство, погиб, упав с лошади. Так оба брата не только по крови, но и по несчастью, оба, из царей ставшие изгнанниками, понесли кару за свои злодеяния.

Liber XXVII

I.

(1) Mortuo Syriae rege Antiocho, cum in locum eius filius Seleucus successisset, hortante matre Laodice, quae prohibere debuerat, auspicia regni a parricidio coepit;
(2) quippe Beronicen, novercam suam, sororem Ptolomei, regis Aegypti, cum parvulo fratre ex ea suscepto interfecit.
(3) Quo facinore perpetrato et infamiae maculam subiit et Ptolomei se bello inplicuit.
(4) Porro Beronice, cum ad se interficiendam missos didicisset, Daphinae se claudit.
(5) Vbi cum obsideri eam cum parvulo filio nuntiatum Asiae civitatibus esset, recordatione paternae maiorumque eius dignitatis casum tam indignae fortunae miserantes auxilia ei omnes misere.
(6) Frater quoque Ptolomeus periculo sororis exterritus relicto regno cum omnibus viribus advolat.
(7) Sed Beronice ante adventum auxiliorum, cum vi expugnari non posset, dolo circumventa trucidatur Indigna res omnibus visa.
(8) Itaque [cum] universae civitates [quae defecerant, ingentem classem conparassent, repente] exemplo crudelitatis exterritae simul et in ultionem eius, quam defensuri fuerant, Ptolomeo se tradunt,
(9) qui nisi in Aegyptum domestica seditione revocatus esset, totum regn um Seleuci occupasset .
(10) Tantum vel illi odium parricidale scelus vel huic favorem indigne peremptae mors sororis adtulerat.

II.

(1) Post discessum Ptolomei Seleucus cum adversus civitates, quae defecerant, ingentem classem conparasset, repente velut diis ipsis parricidium vindicantibus orta tempestate classem naufragio amittit;
(2) nec quicquam illi ex tanto adparatu praeter nudum corpus et spiritum et paucos naufragii comites residuos fortuna fecit.
(3) Misera quidem res, optanda Seleuco fuit; siquidem civitates, quae odio eius ad Ptolomeum transierant, velut diis arbitris satisfactum sibi esset, repentina animorum mutatione in naufragi misericordiam versae imperio se eius restituunt.
(4) Laetus igitur malis suis et damnis ditior redditus veluti par viribus bellum Ptolomeo infert,
(5) sed quasi ad ludibrium tantum Fortunae natus esset nec propter aliud opes regni recepisset, quam ut amitteret, victus proelio non multo quam post naufragium comitatior trepidus Antiochiam confugit.
(6) Inde ad Antiochum fratrem litteras facit, quibus auxilium eius inplorat oblata ei Asia intra finem Tauri montis in praemium latae opis.
(7) Antiochus autem cum esset annos XIV natus, supra aetatem regni avidus occasionem non tam pio animo, quam offerebatur, adripuit, sed latronis more fratri totum eripere cupiens puer sceleratam virilemque sumit audaciam.
(8) Vnde Hierax est cognominatus, quia non hominis, sed accipitris ritu in alienis eripiendis vitam sectaretur.
(9) Interea Ptolomeus cum Antiochum in auxilium Seleuco ve nire cognovisset, ne cum duobus uno tempore dimicaret, in annos X cum Seleuco pacem facit;
(10) sed pax ab hoste data interpellatur a fratre, qui conducto Gallorum mercennario exercitu pro auxilio bellum, pro fratre hostem imploratus exhibuit.
(11) In eo proelio virtute Gallorum victor quidem Antiochus fuit, sed Galli arbitrantes Seleucum in proelio cecidisse in ipsum Antiochum arma vertere, liberius depopulaturi Asiam, si omnem stirpem regiam extinxissent.
(12) Quod ubi sensit Antiochus, velut a praedonibus auro se redemit societatemque cum mercennariis suis iungit.

III.

(1) Interea rex Bithyniae Eumenes sparsis consumptisque fratribus bello intestinae discordiae quasi vacantem Asiae possessionem invasurus victorem Antiochum Gallosque adgreditur.
(2) Nec difficile saucios adhuc ex superiore congressione integer ipse viribus superat.
(3) Ea namque tempestate omnia bella in exitium Asiae gerebantur: uti quisque fortior fuisset, Asiam velut praedam occupabat.
(4) Seleucus et Antiochus fratres bellum propter Asiam gerebant, Ptolomeus, rex Aegypti, sub specie sororiae ultionis Asiae inhiabat.
(5) Hinc Bithynus Eumenes, inde Galli, humiliorum semper mercennaria manus, Asiam depopulabantur, cum interea nemo defensor Asiae inter tot praedones inveniebatur.
(6) Victo Antiocho cum Eumenes maiorem partem Asiae occupasset, ne tunc quidem fratres perdito praemio, propter quod bellum gerebant, concordare potuerunt, sed omisso externo hoste in mutuum exitium bellum reparant.
(7) In eo Antiochus denuo victus multorum dierum fuga fatigatus tandem ad socerum suum Ariamenem, regem Cappadociae, pervehitur.
(8) A quo cum benigne primum exceptus esset, interiectis diebus cognito quod insidiae sibi pararentur, salutem fuga quaesivit.
(9) Igitur cum profugo nusquam tutus locus esset, ad Ptolomeum hostem, cuius fidem tutiorem quam fratris existimabat, decurrit, memor vel quae facturus fratri esset vel quae meruisset a fratre.
(10) Sed Ptolomeus non amicior dedito quam hosti factus adservari eum artissima custodia iubet.
(11) Hinc quoque Antiochus opera cuiusdam meretricis adiutus, quam familiarius noverat, deceptis custodibus elabitur fugiensque a latronibus interficitur.
(12) Seleucus quoque iisdem ferme diebus amisso regno equo praecipitatus finitur. Sic fratres quasi et germanis casibus exules ambo post regna scelerum suorum poenas luerunt.

Литература

1. Балахванцев А. С. Селевк 2-й Каллиник и Парфия // Межгосударственные отношения и дипломатия в античности. Ч. 1. – Казань, 2000. – С. 201–217.
2. Бикерман Э. Государство Селевкидов. – М., 1985.
3. Всемирная история. В 6-и т. Т. 1. – М., 2011.
4. Всеобщая история Юстина, извлеченная из бытописаний Трога Помпея. В 3-х ч. / Пер.: Борзецовский С. - СПб., 1824.
5. Дройзен И. История эллинизма. В 3-х т. Т. 3. – Киров; М., 2011.
6. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств в 280–220 гг. до н. э. – Казань, 1980.
7. История Древней Греции. – М., 2005.
8. Попов А. А. К вопросу о времени установления подлинной независимости Греко-Бактрии // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусства. – 2011. – дек. – С. 177–180.
9. Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. – М.; Л., 1950.
10. Сапрыкин С. Ю., Понтийское царство. – М., 1996.
11. Хрестоматия по истории древнего мира: Эллинизм, Рим. – М., 1998.
12. Шаму Ф. Эллинистическая цивилизация. – Екатеринбург; М., 2008.
13. Юстин М. Ю. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae». – СПб., 2005.
14. Юстин. Древней универсальной истории Трога Помпея сократитель / Пер.: Попов Н. – СПб., 1768.
15. Aperghis G. The Royal Seleukid Economy: The Finances and Financial Administration of Seleukid Empire . - Cambridge, 2004.
16. Bevan E. R. The House of Seleucus. In 2 v. V. 1. – N. Y., 1873.
17. Bouché-Leclercq A. Histoire des Séleucides (323-64 avant J.-C.). P., 1913.
18. Kosmin P. The Land of the Elephant Kings: Space, Territory, and Ideology in the Seleucid Empire. - Cambridge, 2014.
19. Ma J. Antiochos III and the cities of Western Asia Minor. Oxford, 1999.
20. Mahaffy J. A History of Egypt under the Ptolemaic Dynasty. – L., 1899.
21. The Hellenistic Period: Historical Sources in Translation. – Oxford, 1981.
22. The Hellenistic World from Alexander to the Roman Conquest: A selection of ancient sources in translation. – Cambridge, 2006.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Селевк I Никатор в сочинении Марка Юниана Юстина «Эпитома сочинения Помпея Трога «История филиппика»»

Суббота, 07 Мая 2016 г. 10:10 (ссылка)

Тихонов В. А.

Селевк I Никатор в сочинении Марка Юниана Юстина «Эпитома сочинения Помпея Трога «История филиппика»»

Труды античных, древнегреческих и римских, авторов наиболее подробно повествуют об эллинистическом царстве Селевкидов (312-64 гг. до н. э.) с момента образования этого государства при Селевке I Никаторе (правил в 312-281 гг. до н. э.). Изо всех видов исторических источников о царстве Селевкидов (кроме трудов античных авторов до нас дошли монеты, надписи и археологические остатки) эти тексты наиболее важны и информативны.
Античные авторы основное внимание при описании царства Селевкидов уделяют династической истории, биографиям царей и истории войн, которые они вели, внешней политике государства. О социально-экономическом положении страны тексты античных авторов (так называемая нарративная традиция) говорят меньше. Географический охват описания владений Селевкидов у античных авторов неравномерен – западным, средиземноморским землям (Малой Азии, Сирии, Палестине) уделяется гораздо больше внимания, чем восточным пространствам царства Селевкидов – Вавилонии, Ирану, Средней Азии.
Марк Юниан Юстин в 3 в. (время Юстина определяется упоминанием в его тексте римского императора начала 3 в. Гелиогабала) сократил историю эллинистических государств, написанную за триста лет до него Помпеем Трогом, снабдив этот сокращённый текст моралистическими замечаниями о порочности царей и о всевластии судьбы. Дошедшая до нас «Эпитома» - единственное известное науке сочинение Юстина (Шофман А. С. Распад империи Александра Македонского. – Казань, 1984. – С. 4-5), всю информацию о нём самом можно извлечь только из этого текста. Большими научными достоинствами труд Юстина не отличается – сказывается его вторичность по сравнению с исходным текстом Трога, при том, что и сам Трог черпал исторический материал из вторых рук. Считается, что в значительной степени свою информацию Помпей Трог заимствовал из недошедшего до нас сочинения Иеронима Кардийского (Смирнов С. В. Пифон, Селевк и традиция Иеронима из Кардии // МНЕМОН: Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 14. – СПб., 2014. – 516 с. – С. 161–170; Hornblower J. Hieronymus of Cardia. – Oxford, 1981; Reuss F. Hieronymos von Kardia. – B., 1876; дошедшие до нас фрагменты сочинений Иеронима Кардийского собраны К. Мюллером: Fragmenta Historicorum Graecorum. V. 2. – P., 1848. – P. 450-461), хотя в издании сохранившихся фрагментов этого древнегреческого историка отрывков из Юстина-Трога нет. С Иеронимом Кардийским изложение Юстина, очевидно, сближается в тех местах, где Юстин критикует Селевкидов, так как сам Иероним долгое время состоял при дворах их врагов – царей династии Антигонидов.
Достоинством сочинения Юстина можно считать относительную полноту описания истории царства Селевкидов от его основания до краха. Такая законченность жизнеописания царя Селевка у Юстина говорит о возможном использовании Помпеем Трогом или его источниками некоей биографии Селевка Никатора, недошедшей до нашего времени. Сведения Юстина об истории Селевкидов часто недооценивают (Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. – М.; Л., 1950. – С. 113). Однако, наряду с книгой Аппиана (App. Syr.) сочинение Юстина – единственные античные связные повествования обо всей истории династии царей Селевкидов от Селевка Никатора (Шофман А. С. Распад империи Александра Македонского. – Казань, 1984. – С. 48-50) до ликвидации царства в 64 г. до н. э. Юстин много говорит о поздних Селевкидах (Источниковедение Древней Греции: Эпоха эллинизма. – М., 1982. – С. 118–135), но его изложение событий, связанных с Селевком Никатором, также даёт интересную информацию.
Об основателе царства Селевкидов – крупнейшей эллинистической монархии, образовавшейся после похода Александра Македонского на месте Персидского царства – Юстин повествует в пятнадцатой и семнадцатой книге своей «Эпитомы», охватывая кратко всю жизнь Селевка от рождения до смерти. В повествование Юстина попала даже официальная легенда о волшебном рождении Селевка, что говорит о, в целом, благоприятном, отношении обоих авторов, Трога и Юстина, к Селевку. Легендарный характер повествования показывает некритическое восприятие своих источников обоими авторами. Историческая причинность у Юстина-Трога принимает мифологический характер.
Всего у Юстина обнаруживается пять отрывков о Селевке Никаторе. Первый небольшой отрывок – только упоминание об участии Селевка в коалиции против Антигона, сатрапа Фригии, который, разгромив последнего защитника единства империи Александра и его потомков Эвмена, к 316 г. до н. э. захватил огромные азиатские территории.
Второй отрывок – подробная небольшая биография Селевка до событий войны с Антигоном в 301 г. до н. э. Именно здесь подробно излагаются легенды о волшебном рождении Селевка, в частности упоминается родимое пятно на его теле в виде якоря, который надолго станет династическим символом царей Селевкидов, помещаемым на их монетах (Голенко В. К. Монеты ранних Селевкидов в собрании Государственного Исторического музея // Вестник древней истории. – 1985. – 1. – С. 49, 51, 54). По одной версии, легенда о рождении Селевка от Аполлона возникла как подражание подобной легенде о рождении Александра Македонского (Журавлёва Н. В. Селевк Никатор: Создание династии // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. 17. – Магнитогорск; М.; Новосибирск, 2007. – С. 264–265), по другой – Аполлон с давних времён был покровителем семьи Селевка (Нефёдов К. Ю. Селевк Никатор и Аполлон // Доiсламський Близький Схiд: Iсторiя, релiгiя, культура: Сбiрник наукових статей. - Киiв, 2014. - С. 177-196), ещё одна версия – легенда об особой связи Селевка Никатора и Аполлона была создана только после смерти первого царя Селевкида (Смирнов С. В. Демодам и Патрокл – "друзья" Селевка 1-го // Antiquitas Juventae. – Саратов, 2010. – С. 38–45), а якорь в официальной символике Селевкидов первоначально обозначал власть над Вавилонией (Журавлёва Н. В. Селевк Никатор: Создание династии // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. 17. – Магнитогорск; М.; Новосибирск, 2007. – С. 264–265).
Действительно, первоначально Селевк Никатор, будучи сатрапом Вавилонии, имел власть только над этой территорией, имеющей выход к морю – к Персидскому заливу. Александр Македонский особое внимание уделял морскому пути из Вавилонии в Индию. Его флотоводец Неарх прошёл этим путём, когда войска Александра возвращались из Индии (Arr. 5, 5, 1). На острове Икария (ныне - Файлака (Кувейт)) вблизи устья Тигра и Евфрата для контроля над этим морским путём была построена раскопанная современными археологами крепость, военная колония (катойкия), существовавшая со времени Александра до конца эпохи Селевкидов (Маккавеев Н. А. Селевкидская катойкия на острове Файлака (Кувейт) // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. 23. – Магнитогорск; М.; Новосибирск, 2009. – С. 17–27; Гаибов В. А., Кошеленко Г. А., Новиков С. В. Исследование памятников эллинистического времени на острове Файлака // Вестник древней истории. – 1988. – 2. – С. 183-201; Petropolou M. A Seleucid Settlement on Failaka // Epigraphica Anatolica. – 2006. – 36. – P. 139-147).
Д. Апергис предполагает, что, кроме этой военно-морской базы, Селевкиды могли иметь на берегу Персидского залива такие опорные пункты, как о. Тилос (Бахрейн), Антиохия-в-Персиде и точно не локализованные, но упоминаемые Плинием Старшим Аретуза, Лариса и Халкида (Plin. Maior, 6, 159; Aperghis G. The Seleukid Royal Economy: The Finances and Financial Administration of Seleukid Empire . - Cambridge, 2004.- P. 39, 198). Торговля, особенно морская, играла существенную роль в экономике царства Селевкидов (Дюрант В. Жизнь Греции. – М., 1997. – С. 582; История народов Узбекистана. Т. 1. – Ташкент, 1950. – С. 88). Благодаря морскому пути из Вавилонии в Индию, обеспеченную таким контролем над побережьем Персидского залива, Селевк и его преемники могли развивать международную торговлю в больших размерах (Rostovtzeff M. The Social and Economic History of the Hellenistic World. V. 1. – Oxford, 1941. - P. 455-461).
В связи с легендами о божественном участии в рождении Селевка стоит у Юстина-Трога тема основания городов в царстве Селевкидов. Несмотря на то, что Селевк основал десятки городов (Левек П. Эллинистический мир. – М., 1989. – С. 55-58), здесь упоминается только основание Антиохии-на-Оронте, одной из двух столиц царства, а также местность в пригороде этого города, посвящённая Аполлону. Хотя название этой местности Юстин не приводит, понятно, что это – Дафна, пригород Антиохии со знаменитым храмом Аполлона.
Третий отрывок Юстина о Селевке Никаторе касается разгрома царя Антигона коалицией Селевка и Лисимаха.
Первые три отрывка Юстина о Селевке симпатизируют ему, считают его блистающим мужеством (virtus clara) сыном Аполлона (Грушевой А. Г. Надписи о храмовых привилегиях как источник характеристики правовых взаимоотношений города и центральной власти в государстве Селевкидов // Альманах Славяно-греко-латинского кабинета Приволжского федерального округа. Вып. 3-4. - Нижний Новгород, 2012. - С. 115-125; Нефёдов К. Ю. Селевк Никатор и Аполлон // Доiсламський Близький Схiд: Iсторiя, релiгiя, культура: Сбiрник наукових статей. - Киiв, 2014. - С. 177-196). Последние два из пяти отрывков Юстина о Селевке рисуют его более критически. Царь здесь предстаёт завистливым и хвастливым, ошибочно приписывающим своей удаче божественный характер. Его противник царь Македонии, Фракии и большей части Малой Азии Лисимах (Климов О. Ю. Пергамское царство. – СПб., 2010. – С. 45-49), по Юстину, хоть и склонен к необоснованным репрессиям против своих близких, заканчивает свою жизнь славно. Юстин противопоставляет жестокость и славную смерть Лисимаха завистливости, хвастовству и бесславной смерти Селевка.
Можно предположить, что такое ухудшение отношения к Селевку Никатору во второй половине его биографии у Юстина показывает использование источником Юстина Помпеем Трогом или источниками самого сочинения Помпея Трога, как минимум, двух источников – одного, описывающего жизнь Селевка до войны с Лисимахом, проселевкидского, возможно, это «История» Посидония Апамейского, и второго, описывающего конец жизни Селевка, антиселевкидского, возможно, промакедонского, предположительно какого-то придворного историка царей македонской династии Антигонидов, возможно Иеронима Кардийского (Зельин К. К. Помпей Трог и его произведение «Historiae Philippicae» // Вестник древней истории. – 1954. – 2. – С. 183-202). Проселевкидским источником Юстина могло быть также сочинение какого-нибудь придворного историка царства Селевкидов.
Если сравнить истории Селевка Никатора у Юстина и у Аппиана (2 в.) (App. Syr. 54-64), то, кроме более подробного изложения, Аппиан, подобно Юстину, пересказывает несколько благоприятных для Селевка легенд, являющихся частью официальной идеологии династии Селевкидов. Аппиан сообщает об обстоятельствах завоевания Селевком Вавилонии, чего нет у Юстина. Гораздо более подробны географические подробности Аппиана о завоеваниях Селевка Никатора. Большое место у Аппиана занимает беллетризированный рассказ о передаче Селевком в жёны сыну Антиоху второй жены Селевка Стратоники, дочери Деметрия. В целом оба писателя схоже описывают историю Селевка Никатора, но Юстин сильно сокращает изложение, избегая полуфантастической беллетристики (история Селевка, Антиоха и Стратоники).
Главное отличие Юстина от Аппиана в описании Селевка Никатора – большая критичность Юстина по отношению к своему герою, прежде всего в описании обстоятельств войны с Лисимахом, что связано с большим разнообразием источников, которые легли в основу повествования Юстина. В отличии от Аппиана, изложение Юстина опирается здесь не только на сочинения придворных историков Селевкидов, но и на сочинения авторов, враждебно к нему настроенных. Главным критиком Селевка Никатора был, скорее всего Иероним Кардийский.
Селевк у Юстина выступает не только удачливым полководцем, но и склонным к пропаганде своей божественной исключительности. Там где всякие лисимахи опускались до массовых казней, в том числе даже и своих родственников (Lund H. S. Lysimachus. – L.; N. Y., 1992. – P. 186-191), Селевк предпочитал распространять слухи о покровительстве богов ему. Как стратег Селевк, по Юстину, умеет быть внезапным. Он неожиданно примкнул к коалиции против Антигона. Очевидно, и сам Антигон этого не ожидал. Здесь можно предположить, что это событие стало неожиданным для Антигона потому что, возможно, существовало какое-то соглашение между Антигоном и Селевком о разделе сфер влияния (например, о границе между их владениями по Евфрату), которое Селевк нарушил своим неожиданным участием в антиантигоновской коалиции (Шаму Ф. Эллинистическая цивилизация. – Екатеринбург; М., 2008. – С. 64).
Судя по контексту первого отрывка Юстина о Селевке, последний не был инициатором коалиции против Антигона, он был привлечён к ней Птолемеем и Кассандром, причём понятно, что, прежде всего в контакт с Селевком вступил именно египетский правитель Птолемей, географически и событийно более близкий к Селевку. Лисимах и Селевк были вовлечены в коалицию в качестве младших союзников, но в войне против Антигона сыграли решающую роль, особенно Селевк.
Завоевание Селевком «Большой Азии» Юстин описывает по главным земледельческим регионам этого пространства, последовательно называя их – Вавилония, Бактриана, Индия. Именно Вавилония (и в целом Месопотамия), Бактриана (Гафуров Б. Г. Таджики: Древнейшая, древняя и средневековая история. В 2-х кн. Кн. 1. – Душанбе, 1989. – С. 129; Дьяконов М. М. Очерк истории Древнего Ирана. – М., 1961. – С. 164) и Индия были, наряду с Египтом, наиболее экономически развитыми, наиболее земледельческими регионами империи Александра, а до этого - Персидской империи. Это связано с наличием в этих районах больших рек – Тигра и Евфрата в Вавилонии, Окса и Яксарта (Амударьи и Сырдарьи) в Бактриане (точнее – в Бактриане и в Согдиане, но Юстин Согдиану не упоминает) и Инда в Индии.
Особенно большое значение имела Вавилония – одна из самых развитых цивилизаций древности, ещё и во времена Селевка Никатора отличавшаяся высокой степенью экономического и социального развития (Саркисян Г. Х. Самоуправляющийся город селевкидской Вавилонии // Древние цивилизации: Греция, эллинизм, Причерноморье: Избранные статьи из журнала "Вестник древней истории". – М., 1997. – 1072 с. – С. 458–473; Пигулевская Н. В. Месопотамия в эллинистическую и парфянскую эпохи // Пигулевская Н. В. Ближний Восток, Византия, славяне. – М., 1976. – С. 30-34; Тураев Б. А. История Древнего Востока. В 2-х т. Т. 2. – М., 1936. – С. 251-257; Всемирная история. В 10-и т. Т. 2. – М., 1956. - С. 248; Всемирная история. В 24-х т. Т. 4. - Минск, 2000. - С. 385; Коровкин В. В. Очерки истории государственного хозяйства, государственных финансов и налогообложения в Древнем мире. – М., 2009. – С. 429). Селевкиды в целом уважительно относились к культуре вавилонян (Дандамаева М. М. Некоторые аспекты истории эллинизма в Вавилонии // Вестник древней истории. – 1990. – 4. – С. 3-26; Sherwin-White S. Seleucid Babylonia // Hellenism in the East. – Berkeley; L. A., 1987. – P. 18-21), даже, в значительной степени, возрождали эту великую культуру (Тарн В. Эллинистическая цивилизация. – М., 1949. – С. 132). При них греческая и вавилонская культуры Вавилонии существовали рядом друг с другом не смешиваясь (Дандамаева М. М. Греки в эллинистической Вавилонии // Вестник древней истории. – 1985. – 4. – С. 155-175). При Селевкидах греческие полисы на Востоке вообще достаточно тщательно соблюдали греческие обычаи (Кошеленко Г. А., Новиков С. В. Манумиссии Селевкии-на-Эвлее // Вестник древней истории. – 1979. – 2. – С. 41-54).
Юстин называет Вавилонию базой восточных завоеваний Селевка, упоминая, что завоевание этой территории усилило его. Не всякое завоевание способно усилить царство. Если бы Вавилония была бы настроена против Селевка, то такое завоевание скорее ослабило бы его царство. Бактриана была царём завоёвана (Гафуров Б. Г. Таджики: Древнейшая, древняя и средневековая история. В 2-х кн. Кн. 1. – Душанбе, 1989. – С. 127), ни о каком усилении Селевка в результате этого завоевания Юстин ничего не говорит. Наоборот, судя по тому, что следующий после бактрийского поход, индийский, не привёл к завоеванию Индии Селевком, Бактриана не слишком радостно встретила его войска, хотя впоследствии к Селевкидам в Бактрии, в которой жило относительно большое число греков-колонистов, отношение было достаточно лояльным, даже дружественным (Попов А. А. Сведения Юстина (Помпея Трога) о помощи бактрийцев селевкидскому царю Деметрию II // Проблемы истории, филологии, культуры. Вып. 1 (43). – Магнитогорск; М.; Новосибирск, 2014. – С. 22–28). Индию покорить Селевку не удалось. Зато здесь сказались его дипломатические дарования – был заключён выгодный договор с индийским царём Сандаракоттом (Всемирная история. В 6-и т. Т. 1. – М., 2011. – С. 536).
Сама стратегическая неожиданность, с которой Селевк обрушился в составе коалиции на Антигона, имела одной из причин успешный договор с Сандракоттом в Индии. Благодаря этому договору Селевк не только не увяз в Индии, но и сумел обеспечить себе надёжный тыл на индийской границе, освободить руки для завоеваний на западе. И это при том, что, судя по другим источникам, военные действия Селевка в Индии были в целом успешными и, якобы, именно за победы в Индии он получил прозвище «Победитель» (Никатор). Успехам Селевка в Индии способствовала оппозиция Сандракотту среди населения Индии (Сергеев В. С. История Древней Греции. – М., 1963. – С. 425). Существует также мнение, что Селевк Никатор всё же проиграл решающее сражение с Сандракоттом (Смирнов С. В. Государство Селевка 1-го: Политика, экономика, общество. – М., 2013).
Быстрота действий Селевка, судя по Юстину, обеспечивалась также его умением ставить под свой контроль прежде всего главные, наиболее экономически развитые регионы, не задерживаясь на завоевании транзитных, маловажных пространств. Вавилонию и Бактриану разделяют Мидия, Гиркания и Парфия, в которых Селевк, очевидно, взял под контроль только главные дороги, не особенно там задерживаясь и не уделяя большого внимания этим территориям (Фрай Р. Наследие Ирана. – М., 2002. – С. 187). В царстве Селевкидов эти пространства не играли большой роли ни в качестве источников налогов, ни в качестве источников пополнения армии солдатами (Никулин А. С. Восточные территории государства Селевкидов в военном потенциале державы // Древность и средневековье: Вопросы истории и историографии: Материалы 1-й всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных: Омск, 28-30 октября 2010 года. – Омск, 2010. – С. 32-35; Шабани Р. Краткая история Ирана. - СПб., 2008. - С. 64). Только путём организации регулярных масштабных военных походов на восток своей державы, возглавляемых самим царём Селевкидам удавалось более или менее контролировать эти иранские транзитные территории (The Oxford Handbook of Ancient Iran. – Oxford, 2013. – P. 680). Правда, есть мнение, что иранский элемент всё же был достаточно влиятельным при дворе Селевка (Бенгстон Г. Правители эпохи эллинизма. – М., 1982. – С. 72–73). Сама природа царства Селевкидов и Персидской империи Ахеменидов, по мнению К. Туплина, была идентичной – военная империя, опиравшаяся на определённый этнокласс – македонский в царстве Селевкидов и персидский в царстве Ахеменидов (Tuplin C. The Military Dimension of Hellenistic Kingship: An Achaemenid Inheritance?//www.achemenet.com/document/TUPLIN_Military_dimension_of_hellenistic_kingship_08_2013.pdf).
Именно такой избирательный подход к территориям дал Селевку возможность обойтись в завоевании Востока относительно небольшим временем, при этом добыча его здесь была максимальной, поскольку главным объектом его завоевания были наиболее богатые территории.
Откровенное пренебрежение Селевком и его потомками иранскими транзитными пространствами Гиркании и Парфии, как известно, привело через тридцать лет после смерти Селевка Никатора к отделению от царства Селевкидов Парфии и Бактрии.
Возможно, в успехе Селевка Никатора на Востоке сыграло роль малое вмешательство Антигона – очевидно, Антигон был слишком занят управлением своими владениями в Малой Азии, Сирии и в Греции, чтобы мешать Селевку (Bouché-Leclercq A. Histoire des Séleucides (323-64 avant J.-C.). - P., 1913. – P. 25). Скорее Антигон даже считал своей удачей отвлечение одного из своих врагов восточными делами.
Изложение Юстина-Трога явно избегает тактических подробностей сражений Селевка. Юстин ничего не говорит о полученном Селевком от Сандракотта по договору большом количестве боевых слонов, а также о том, что именно эти боевые слоны не только сыграли решающую роль в сражении против Антигона при Ипсе в 301 г. до н. э. (Plut. Dem. 29; Абакумов А. А. Боевые слоны Селевка и битва при Ипсе // Вестник Алтайского государственного университета. – 2010. – 4/1. – С. 9–12; Абакумов А. А. Элефантерия в эллинистических армиях: Последняя четверть 4-3 вв. до н. э.: Автореферат…кандидата исторических наук. – Ростов-на-Дону, 2011. – С. 18; Bar-Kochva B. The Celeucid Army: Organization and Tactics in the Great Campaigns. - Cambridge, 1976. – P. 105-110), но и вообще сильно изменили тактику эллинистических армий (Банников А. В. Эпоха боевых слонов: От Александра Великого до падения персидского царства Сасанидов. – СПб., 2012. – С. 173). Не интересуют Юстина и правовые основания власти Селевка (Бикерман Э. Царство Селевкидов. – М., 1985. – С. 13), а также обстоятельства присвоения им царского титула, которые излагают, например, Полибий, Аппиан или Плутарх (Бикерман Э. Царство Селевкидов. – М., 1985. – С. 14-15, 17).
Одним из характерных шагов дипломатии Селевка был его союз с только что разбитым Деметрием, сыном Антигона. Вечных врагов или вечных друзей для Селевка, судя по всему, не было - если это было выгодно, то Селевк мог дружить и враждовать когда угодно и с кем угодно. Правда, этот союз с Деметрием не принёс Селевку много выгоды – авантюристический и переменчивый Деметрий как союзник был далеко не подарком. Здесь дипломатическое искусство Селевка явно дало сбой, потому что предполагало, что и партнёры Селевка по союзу столь же хорошо понимают свою выгоду, как и сам Селевк.
Последним, роковым поражением Селевка стало, судя по Юстину, слишком большое доверие к такой тёмной личности в его окружении как Птолемей по прозвищу Керавн («Молния», это прозвище было ему дано за бурный, непредсказуемый нрав), брат жены Лисимаха и брат египетского царя Птолемея II Филадельфа. Последствия убийства Селевка Птолемеем Керавном до конца до сих пор не прояснены. Птолемей Керавн, убив Селевка, не занял и, судя по всему, не стремился занять его место, не претендовал на власть над всей его державой, а стал царём Македонии, которую Селевк пытался поставить под свой контроль после гибели Лисимаха (Bevan E. R. The House of Seleucus. V. 1. - L., 1902. – P. 73).
Очевидно, те люди, которые поддержали Птолемея в этом успешном заговоре против Селевка, вовсе не были частью империи Селевка, хотя существует мнение, что именно армия Селевка после его убийства перешла на сторону Птолемея Керавна (Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. – М.; Л., 1950. – С. 112). Птолемей Керавн после убийства Селевка стал царём Македонии, то есть Селевк в момент своей смерти находился среди бывших войск Лисимаха, среди македонских контингентов, которые, несмотря на то, что формально стали на сторону Селевка, были недовольны установлением власти этого восточного владыки над Македонией и поддержали его устранение.
В Македонии сохранялась традиционно высокая роль собрания воинов в системе власти. Власть царя Македонии была ограничена властью этого собрания войска. В частности, именно собрание воинов провозглашало царём претендента на царство (Chaniotis A. War in the Hellenistic World: A Social and Cultural History. – Carlton; Malden; Oxford, 2005. – P. 63). Селевк Никатор к этому времени в своих владениях уже был абсолютным монархом, никакое войсковое собрание его власть не ограничивало. Зато этот царь, в отличии македонского царя Лисимаха (Дройзен И. Г. История эллинизма. В 3-х т. Т. 2. – Киров; М., 2011. – С. 385), умел мягко обращаться с греческими полисами своего царства. Преданные Селевку войсковые части, в том числе и войска, присланные греческими полисами, были в момент гибели Селевка Никатора, очевидно, далеко от места событий и не сумели спасти царя. Однако, на сторону Птолемея Керавна перешли только македонские, европейские земли бывшего царства Лисимаха.
Малоазийские греческие полисы, поддерживавшие Селевкидов и не желавшие возвращаться под жёсткую власть Македонии, узурпацию Птолемеем Керавном власти явно не поддержали и остались верны наследнику Селевка Никатора Антиоху. При этом часть малоазийских греческих полисов, объединившихся в так называемую Северную лигу, не присоединились к этому проселевкидскому движению, продолжая чеканить монеты от имени уже давно убитого царя Лисимаха (Kosmin P. The Land of the Elephant Kings: Space, Territory, and Ideology in the Seleucid Empire. - Cambridge, 2014. – P. 85). В целом, однако, надо считать успешной политику Селевка Никатора по отношению к греческим полисам своего царства, как старым, так и вновь основанным (Кошеленко Г. А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. – М., 1979. – С. 220-221). Эта успешная политика также сыграла большую роль в успешном утверждении династии Селевкидов. В эпоху эллинизма греческие полисы умели успешно взаимодействовать с царской властью эллинистических владык (Strootman R. Kings and Cities in the Hellinistic Age // Political Culture in the Greek City After the Classical Age. – Leuven, 2011. - P. 141 – 153).
Судя по Юстину преимуществами Селевка Никатора над своими соперниками-диадохами, прежде всего над Антигоном и над Лисимахом, были сочетание военной активности с хорошим пониманием территориальной социально-экономической структуры восточных земель (Селевк выделил главные, наиболее развитые территории Востока и на них прежде всего и обращал внимание (Голенко В. К. Монетно-весовой дуализм Селевка 1-го // Вестник древней истории. – 1991. – 1. – С. 100–117)), с умением вести пропаганду своих успехов путём распространения легенд о божественной помощи ему, с серьёзным вниманием к дипломатической стороне дела (История Древней Греции. – М., 2005. – С. 307) (если врага трудно победить, то надо уметь с ним хорошо договориться, также надо уметь вовремя перестать соблюдать прежние договорённости, переменить своих друзей и врагов).
На войне Селевк был острожен – он начал войну против Антигона только в составе коалиции, а не самостоятельно, войну против Лисимаха начал только тогда, когда к нему началось массовое бегство из царства Лисимаха высокопоставленных придворных и родственников этого царя, когда греческие полисы царства Лисимаха перестали его поддерживать (Бикерман Э. Царство Селевкидов. – М., 1985. – С. 137), когда стало ясно, что царство Лисимаха оказалось в тяжёлом внутреннем кризисе. Судя по Юстину, Селевк, однако, в своей политике недооценил негативное отношение к себе населения и войск Македонии, которыми себя окружил к моменту своей трагической гибели, а также решительность и авантюристичность своего приближённого Птолемея Керавна.

Приложение. Тексты Юстина о Селевке Никаторе (Перевод с латинского А. А. Деконского и М. И. Рижского. Взято из: Юстин М. Ю. Эпитома сочинения Помпея Трога «Historiae Philippicae». – СПб., 2005. Есть старые русские переводы Юстина: Юстин. Древней универсальной истории Трога Помпея сократитель / Пер.: Попов Н. – СПб., 1768; Всеобщая история Юстина, извлеченная из бытописаний Трога Помпея. В 3-х ч. / Пер.: Борзецовский С. - СПб., 1824)

15,1,4:

(4) Когда Птолемей и Кассандр узнали об этом (что Антигон не будет делиться с ними территориями, захваченными в результате разгрома Эвмена и что он готовится к войне против Кассандра), они, заключив союз с Лисимахом и Селевком, стали ревностно готовиться к войне на суше и на море.

(4) His cognitis Ptolomeus et Cassander inita cum Lysimacho et Seleuco societate bellum terra marique enixe instruunt.

15,4,1-13:

(1) Прежде чем началась война Птолемея и его союзников против Антигона, у последнего прибавился еще новый враг в лице Селевка, который неожиданно двинулся из Великой Азии. (2) Он также и доблестью своей был знаменит, и обстоятельства его рождения были достойны удивления. (3) Ибо мать его Лаодика, когда вышла замуж за Антиоха, одного из славнейших полководцев Филиппа, увидела во сне, что зачала, совокупившись с Аполлоном, (4) что, став беременной, она получила от него в дар за то, что отдалась ему, перстень, на котором было вырезано [изображение] якоря, и что бог повелел ей отдать этот дар сыну, который у нее родится. (5) Особенно удивительным показалось видение Лаодики, когда на следующий день на ее ложе был найден перстень с таким точно изображением, и еще более, когда на бедре новорожденного ребенка оказалось родимое пятно в форме якоря. (6) Поэтому Лаодика, когда Селевк отправлялся в персидский поход с Александром Великим, рассказала сыну о его происхождении и отдала ему этот перстень. (7) Когда после смерти Александра Селевк захватил царство на востоке и основал там город, он посвятил его памяти о своем двойственном происхождении. (8) А именно: сам город он назвал Антиохией по имени своего отца Антиоха, а окрестности [города] посвятил Аполлону. (9) Доказательство его божественного происхождения сохранилось и у его потомков, так как и его сыновья и внуки носили на бедре изображение якоря как природный отличительный признак своего происхождения. (10) После разделения Македонского царства между союзниками Селевк вел на востоке много войн. (11) Сначала он захватил Вавилон, а затем, с возросшими после победы силами, завоевал Бактриану. (12) После этого он перешел границы Индии, которая после смерти Александра как бы сбросила ярмо рабства со своей шеи и где были убиты поставленные царем наместники. (13) Руководителем борьбы за свободу был здесь Сандрокотт

(1) Priusquam bellum inter Ptolomeum sociosque eius adversum Antigonum committeretur, repente ex Asia maiore digressus Seleucus novus Antigono hostis accesserat. (2) Huius quoque virtus clara et origo admirabilis fuit; (3) siquidem mater eius Laodice, cum nupta esset Antiocho, claro inter Philippi duces viro, visa sibi est per quietem ex concubitu Apollinis concepisse, (4) gravidamque factam munus concubitus a deo anulum accepisse, in cuius gemma anchora sculpta esset; iussaque donum filio, quem peperisset, dare. (5) Admirabilem fecit hunc visum et anulus, qui postera die eiusdem sculpturae in lecto inventus est, et figura anchorae, quae in femore Seleuci nata cum ipso parvulo fuit. (6) Quamobrem Laodice anulum Seleuco eunti cum Alexandro Magno ad Persicam militiam, edocto de origine sua, dedit. (7) Vbi post mortem Alexandri occupato regno Orientis urbem condidit, ibi quoque geminae originis memoriam consecravit. (8) Nam et urbem ex Antiochi patris nomine Antiochiam vocavit et campos vicinos urbi Apollini dicavit. (9) Originis eius argumentum etiam in posteris mansit, siquidem filii nepotesque eius anchoram in femore veluti notam generis naturalem habuere. (10) Multa in Oriente post divisionem inter socios regni Macedonici bella gessit. (11) Principio Babyloniam cepit; inde auctis ex victoria viribus Bactrianos expugnavit. (12) Transitum deinde in Indiam fecit, quae post mortem Alexandri, veluti cervicibus iugo servitutis excusso, praefectos eius occiderat. (13) Auctor libertatis Sandrocottus fuerat

15,4,21-24:

(21) Селевк заключил с Сандрокоттом договор и, уладив дела на востоке, двинулся в поход против Антигона. (22) После того как соединились войска всех союзников, было дано сражение. В этом сражении Антигон пал, а сын его Деметрий спасся бегством. (23) Но союзники, покончив с войной против [общего] врага, снова обратили оружие друг против друга и, не придя к соглашению при дележе добычи, вторично разделились на два враждебных союза (in duas factiones). (24) Селевк объединяет свои силы с Деметрием, Птолемей – с Лисимахом.

(21) cum quo facta pactione Seleucus conpositisque in Oriente rebus in bellum Antigoni descendit. (22) Adunatis igitur omnium sociorum copiis proelium committitur; in eo Antigonus occiditur, Demetrius, filius eius, in fugam vertitur. (23) Sed socii profligato hostili bello denuo in semet ipsos arma vertunt et, cum de praeda non convenirent, iterum in duas factiones didicuntur. (24) Seleucus Demetrio, Ptolomeus Lysimacho iunguntur.

17,1,7-12:

(7) Поэтому и те (подданные Лисимаха), которые избегли казни, и те, которые командовали войсками, (8) один за другим начали переходить на сторону Селевка и стали побуждать его начать войну с Лисимахом, к чему Селевк и без того был склонен, так как завидовал славе Лисимаха. (9) Это было последней схваткой соратников Александра; их как бы сохранила судьба, чтобы на их примере явить свою превратность (et velut ad exemplura fortunae par reservatum). (10) Лисимаху было семьдесят четыре года от роду, Селевку – семьдесят семь. (11) Но и в этом возрасте оба они были молоды душой, и оба горели ненасытной жаждой власти. (12) Ведь они вдвоем владели всем миром, но им казалось, что они замкнуты в тесные границы и измеряли остаток своей жизни не числом своих лет, а пределами своих государств.

(7) Itaque et ii, qui caedibus superfuerant, et ii, qui exercitibus praeerant, (8) certatim ad Seleucum deficiunt eumque pronum iam ex aemulatione gloriae bellum Lysimacho inferre conpellunt. (9) Vltimum hoc certamen conmilitonum Alexandr; fuit et velut ad exemplum fortunae par reservatum. (10) Lysimachus quattuor et LXX annos natus erat, Seleucus septem et LXX. (11) Sed in hac aetate utrique animi iuveniles erant imperiique cupiditatem insatiabilem gerebant; (12) quippe cum orbem terrarum duo soli tenerent, angustis sibi metis inclusi videbantur vitaeque finem non annorum spatio, sed imperii terminis metiebantur.

17,2,1-5:

(1) В этой войне (с Селевком) Лисимах, который еще ранее потерял вследствие разных причин пятнадцать из своих детей, не без славы окончил свою жизнь и завершил своей гибелью гибель своей семьи. (2) Селевк ликовал по поводу такой важной победы, но выше победы ценил то, что теперь только он один остался из когорты соратников Александра и оказался победителем победителей; он хвалился тем, что это не дело рук человеческих, а дар богов, (3) не зная того, что вскоре сам послужит примером хрупкости человеческого счастья. (4) Приблизительно через семь месяцев он был коварно убит Птолемеем, на сестре которого был женат Лисимах. (5) Вместе с жизнью Селевк потерял и отнятое у Лисимаха Македонское царство.

(1) In eo bello Lysimachus amissis ante variis casibus quindecim liberis non instrenue moriens postremus domus suae ruinae cumulus accessit. (2) Laetus tanta victoria Seleucus et, quod maius victoria putat, solum se de cohorte Alexandri remansisse victoremque victorum extitisse, non humanum esse opus, sed divinum munus gloriatur, (3) ignarus prorsus non multo post fragilitatis humanae se ipsum exemplum futurum. (4) Quippe post menses admodum septem a Ptolomeo, cuius sororem Lysimachus in matrimonio habuerat, (5) per insidias circumventus occiditur regnumque Macedoniae, quod Lysimacho eripuerat, cum vita pariter amittit.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Вячеслав_1963

Боспор Киммерийский в 5 в. до н. э. в диалоге Лукиана "Токсарид, или О дружбе" (гл. 44-55)

Суббота, 07 Мая 2016 г. 09:19 (ссылка)

В. А. Тихонов

БОСПОР КИММЕРИЙСКИЙ В V В. ДО Н.Э.
В ДИАЛОГЕ ЛУКИАНА «ТОКСАРИД, ИЛИ О ДРУЖБЕ» (ГЛ. 44—55)


Дошедший до нашего времени диалог грекоязычного писателя—сирийца II в. Лукиана Самосатского, описывающий примеры крепкой дружбы у греков и скифов, под названием «Токсарид, или О дружбе» даёт массу ценной, но до сегодняшнего дня ещё недостаточно точно и однозначно интерпретированной информации о Боспорском государстве и соседних с ним племенах скифов, аланов, махлеев (меотов) и других (Лукиан Самосатский. 2001).
Однозначной оценки этих сведений Лукиана в трудах современных историков нет, хотя постепенно идёт преодоление традиционного для историографии начала XX в. гиперкритицизма по отношению к античной нарративной традиции (Кузищин 1980: 146—147). Пример гиперкритического отношения к античной нарративной традции — труды К. Ю. Белоха (1854—1929) и Р. Пёльмана (1852—1914) (Белох 2009; Пёльман 1999).
Гиперкритически воспринял сведения Лукиана о Боспоре М. И. Ростовцев (Ростовцев 1915: 106—108; Ростовцев 1925: 58—77; о М. И. Ростовцеве: Фролов 1999: 349-378). Выдумками он считал описываемое Лукианом поклонение скифов ветру. Маршрут передвижения героя с украденной невестой, описанный Лукианом, по мнению М. И. Ростовцева, выглядит фантастически. Племя аланов, упоминаемое Лукианом, взято из современной ему обстановки II в., хотя граница между скифами и савроматами, река Танаис (Дон), соответствует ситуации VI—IV вв. до н.э. М. И. Ростовцев считает, что имя «Эвбиот» у Лукиана напоминает имя боспорского царя IV в. до н.э. Эвмела. В целом имена у Лукиана, по его мнению, выглядят фантастично, хотя подробно такая, якобы, неправдоподобность имён у Лукиана М. И. Ростовцевым не обсуждается. «Токсарид» Лукиана М. И. Ростовцев отказывается считать даже «отголоском» античной исторической традиции о Боспоре. Тем не менее, он почему-то считает, что действие в диалоге Лукиана происходит в римское время. На место истории, по мнению М. И. Ростовцева, у Лукиана стала чистая новелла безо всякого исторического значения. Однако, отдельные достоверные элементы в рассказе Лукиана М. И. Ростовцев всё же признаёт — боспорская дань скифам, смена скифских и сарматских влияний при боспорском дворе, брачные союзы боспорского царствующего дома со скифами и с сарматами, общая полуварварская картина жизни боспорского двора, описание скифских обычаев, любовь варваров к золоту, подтверждаемая соответствующими археологическими находками. М. И. Ростовцев упоминает, что никто в научной литературе к его времени (начало XX в.) не считал «Токсарид» Лукиана серьёзным историческим источником и не пытался выяснить источники этого рассказа.
Гиперкритическое отношение к Лукиану вслед за М. И. Ростовцевым подхватили другие исследователи Боспора. Т. Д. Блаватская, присоединяясь к скептическому отношению М. И. Ростовцева к Лукиану, как источнику по истории Боспора, не принимает сведений Лукиана об уплате Боспором дани скифам (Блаватская 1959: 142—146). По мнению Т. Д. Блаватской, находка папирусного отрывка античного романа о Каллигоне, где действуют савроматы и герой по имени Эвбиот (López Martínez 1998: № 16; Norsa 1927: № 981; Stephens, Wincler 1995: 271—276), окончательно компрометирует сведения Лукиана, который списал свой боспорский сюжет из этого романа.
В. А. Анохин считает, что Лукиан только исказил сведения Диодора, поэтому его информация не достойна доверия (Анохин 1999: 69). В. А. Горончаровский признаёт некоторые сведения Лукиана достоверными, но в целом также не считает его надёжным источником (Виноградов, Горончаровский 2008: 161, 258—259, 280.). В последнее время интерес к боспорским сюжетам Лукиана в историографии усилился (Сапрыкин 2012). Сапрыкин С. Ю. только частично принимает за истину информацию Лукиана о Боспоре, отнеся сведения о войне Боспора со скифами к середине 2 в. Представленная в этой статье интерпретация лукиановых известий опирается на большее доверие к этим текстам знаменитого древнегреческого сатирика.
Однако, есть исследователи, которые считают Лукиана в целом надёжным источником по истории Боспора (Марченко 2005: 281—282). Специалисты по древнему Ирану считают, что обычаи скифов у Лукиана изложены достаточно правдоподобно (Вертиенко 2011). Достоверным считается и рассказ о боспорском обычае сватовства, описанный Лукианом (Скржинская 2014: 128).
Папирусные отрывки романа II в. с упоминанием одного из героев Лукиана Евбиота не ставят под сомнение достоверность сведений, содержащихся в «Токсариде», а скорее наоборот, подтверждают их.
Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить, например, историческую реальность и романный сюжет в первом из дошедших до нас целиком древнегреческих романов «Херей и Каллироя» Харитона (I в.). В этом первом, дошедшем до нас целиком, греческом романе упоминаются реальные события из истории Греции и Персидского царства, реально существовавший персидский царь Артаксеркс II Аршак (годы правления: 404—358 гг. до н.э.) (Харитон 1954: 86). Такое упоминание реального исторического деятеля в заведомо беллетристическом сочинении не ставит под сомнение реальность его существования.
Именно упоминание в греческом романе боспорского правителя Эвбиота значительно увеличивает вероятность его реального существования. Если Эвбиот действительно управлял Боспором, то в какие годы? Данные эпиграфики, нумизматики и нарративной античной традиции не позволяют отнести его правление к периоду позднее прихода к власти на Боспоре Спартока в 438 г. до н.э.
Традиционно в современной науке считается, что с приходом к власти этого Спартока на Боспоре началось правление новой династии архонтов, а потом царей Спартокидов. Между тем представление о существовании такой династии несёт в себе признаки историографического мифа. В античной нарративной традиции есть только два упоминания династии боспорских царей — Диодор называет династию «Археанактидами» (Латышев 1947), а Элиан – «Левконидами» (Элиан 1962: 57). Никаких упоминаний о династии Спартокидов у античных авторов нет. Соответственно и в боспорской эпиграфике и нумизматике нет никаких упоминаний об этом. Вывод о, якобы, существовании этой династии сделан на основании неточно понятого значительно сокращённого текста Диодора. Ф. В. Шелов-Коведяев, разбирая терминологию Диодора при описании прихода к власти, якобы, основателя династии Спартока, признаёт, что речь здесь идёт не о захвате власти, а о её законном наследовании () (Шелов-Коведяев 1985: 83).
Диодор Сицилийский, составляя свой сборник выписок под названием «Историческая библиотека» в 40 книгах, не скрывал, что занимается только сокращённым изложением разнообразных исторических трудов. Текст Диодора с упоминанием прихода к власти Спартока в 438 г. до н.э. имеет все признаки сокращения. Причём, скорее всего, такое сокращение было произведено уже в той книге, из которой Диодор выписывал. Автора этого протографа Диодора мало интересовала история Боспора до экспедиции к этим берегам афинского флота во главе с Периклом, случившейся около того времени (Суриков 1999), то есть протограф Диодора, скорее всего, был афинским историком.
Можно констатировать, что на Боспоре с 480 г. до н.э. вплоть до конца II в. до н.э. правила одна династия архонтов (царей) — династия Археанактидов (или Левконидов, по первому правителю династии). Скорее всего, именно к периоду 480–438 гг. до н.э. и относятся события, описываемые Лукианом.
Кроме Эвбиота Лукиан называет имя ещё одного правителя Боспора — Левканора, в имени которого легко угадывается имя Левкон, которое известно как имя двух боспорских правителей в IV—III вв. до н.э. Манера слегка изменять имена реально существовавших людей в своих диалогах характерна для Лукиана, который себя самого в своих произведениях именует иногда Ликином. Название Элианом династии Археанактидов Левконидами позволяет предположить, что упоминаемый Лукианом архонт Левкон был основателем династии, а второе название этой же династии «Археанактиды» происходит, возможно, от патронимика Левкона, полное имя которого могло быть – Левкон, сын Археанакта. Подобное название династии не по первому её правителю, а по его предку можно найти в истории Персии. Название династий персидских царей VI в. до н.э. —VII в. «Ахемениды» и «Сасаниды» не означает, что первых царей этих династий звали Ахемен и Сасан, так звали предков первых царей этих династий. Таким образом, удаётся уточнить время, описываемое у Лукиана, — это конец правления первого архонта боспорской династии Археанактидов-Левконидов Левкона, сына или потомка Археанакта, возможно 460—450-е гг. до н.э.
Признание боспорского архонта Левкона основателем династии Археанактидов, правивших Боспором с 480 г. до н.э. до конца II в. до н.э., заполняет лакуну в боспорской истории V в. до н.э. Понятно, что не все многочисленные сведения античной нарративной традиции и эпиграфики о Левконе Боспорском относятся непременно к Левкону, сыну Сатира, правившему в IV в. до н.э., а есть среди этих сведений и информация о Левконе, — основателе династии. Возможно, именно к этому Левкону относятся сведения Энея Тактика (Эней Тактик 1965: 261), Страбона (Страбон 1964: 283), Полиена (Полиэн 2002: 214) и Афинея (Афиней 2004: 323).
Если поставить события на Боспоре, описанные у Лукиана, в контекст глобального греко-персидского противостояния, характерного для первой половины V в. до н.э., то можно точнее датировать события этой скифо-боспорской войны.
В 480 г. до н.э. в крупнейшем городе Боспора Пантикапее, которому в то время уже были подчинены некоторые менее крупные греческие боспорские города, была установлена тирания архонта Левкона, сына или потомка Археанакта. Поддержку в этом государственном перевороте тиран получил, скорее всего, от персов. В этом году гигантское войско персов под предводительством царя Ксеркса вторглось в Грецию (Геродот 1972: 315-443; Олмстед 2012). Частью политики Персии того времени была опора в зависимых от персов греческих городах на водворённых ими у власти тиранов.
Таким образом, первоначально тиран Левкон, сын или более дальний потомок Археанакта, был ставленником персов, враждебным антиперсидскому союзу греческих городов во главе с Афинами и со Спартой. Союзниками антиперсидской коалиции должны были быть скифы, которым также пришлось в недавнем прошлом испытать персидское нашествие (Доватур и др. 1982: 98—158; Геродот 1972: 118—142).
Войска и силы флота персов были разгромлены к исходу 479 г. до н.э., соответственно изменилась и обстановка на Боспоре. Власть тирана Левкона пошатнулась. Чтобы сохранить свою власть Левкон пошёл на сотрудничество с антиперсидской коалицией и стал выплачивать дань скифам.
К 455—454 гг. до н.э. относятся тяжёлые поражения сил антиперсидской коалиции во главе с Афинами в Египте. Вплоть до 450 г. до н.э. противников Персидского царства преследовали неудачи (Плутарх 1994: 547; Фукидид 1981: 46, 47—49; Лурье 1993: 336—337.). Именно этот период представляется наиболее подходящим для попытки боспорского тирана Левкона, основателя династии Археанактидов, избавится от подчинения скифам, описанной в «Токсариде» Лукиана. Тиран пытался опереться на проперсидски настроенные племена, граничащие с азиатской частью Боспора — на махлеев (меотов), лазов, синдов и на ту часть савроматского племенного мира, которую Лукиан назвал аланами.
Все эти проперсидски настроенные народы обитали на территории, непосредственно граничащей с Персидским царством, именно это и помогло персам организовать этот антискифский демарш на Боспоре. «Аланы» Лукиана в принципе были частью савроматов. Особенностью их положения было то, что, в отличии от остальных савроматских племён, эти «аланы» граничили с Персией по Кавказскому хребту, в силу этого они были настроены проперсидски. Основная же часть савроматов обитала в стороне от Персии и больше склонялась к союзу со скифами. Недаром же проскифски настроенный сводный брат Левкона, Эвбиот (скорее всего, тоже сын или более дальний потомок Археанакта) скрывался у савроматов.
Лукиан описал, как развивались события. Тиран Левкон попытался выдать свою дочь за царя махлеев (меотов), открыто проигнорировав возможность заключения династического брака со скифами, что означало создание опасной антискифской коалиции. Скифским террористом Левкон был убит, невеста украдена скифами. В последовавшей за этим быстротечной войне победили скифы (Лукиан 2001).
Попытка Боспора избавиться от скифской дани не удалась, власть над Боспором перешла к проскифски настроенному сводному брату Левкона Эвбиоту. Это произошло примерно около 450 г. до н.э. В 449 г. до н.э. между антиперсидской коалицией и Персией был заключён Каллиев мир (Рунг 2008: 132—179), по которому, очевидно, Боспор остался в сфере влияния скифов. Новый тиран Боспора Эвбиот правил, возможно, до 438 г. до н.э., когда его власть унаследовал Спарток, возможно, сын Эвбиота.
Запутанным казался исследователям путь передвижения героев диалога «Токсарид». Однако, есть возможность более или менее рационально восстановить этот маршрут.
Путь бегства одного из героев диалога Лукиана «Токсарид» Макента с обманом выманенной им у махлеев дочерью боспорского царя Мазаей из Махлиены в Скифию, вопреки мнению скептиков, удаётся установить вполне достоверно, если точнее определить положение самой страны обитания махлеев Махлиены и признать, что «Митрейскими» горами Лукиан называет горы Кавказские.
Махлеи жили у Меотиды (Азовского моря), недалеко от Боспора, наиболее вероятно, что место их обитания – восточное побережье Азовского моря, места проживания меотских племён. Если двигаться вдоль восточного побережья этого моря на юг и юго-запад в сторону Боспора, то приблизишься к северо-западным отрогам Кавказа. Далее Макент делает крутой поворот, оставляя приближавшиеся к нему Кавказские (Митрейские) горы впереди слева так, что теперь они оказываются по правую руку от него, а потом и позади него, то есть наши беглецы делают поворот на 180° и направляются уже не к Боспору, а от Боспора к устью Танаиса (Дона), за которым уже начинались земли скифов.
Архонт махлеев Адирмах, неудавшийся муж Мазаи, по описанию Лукиана, в погоне за беглецами двигается со своими сопровождающими с первого взгляда не совсем ясно, однако, при внимательном рассмотрении вполне объяснимо.
Сначала Адирмах двигается вдоль восточного берега Меотиды из Махлиены к Боспору, затем узнав, что на Боспоре уже утвердился новый царь Эвбиот, а Мазая на Боспор не прибыла, поворачивает назад, надеясь догнать беглецов.
Но время было упущено. Адирмах некоторое время, уже со своим войском, двигается в сторону земель аланов в предгорьях Кавказа, надеясь, что Макент только повёз Мазаю в свою, якобы, землю аланов, а не украл, но быстро получает сведения, что беглецов в Алании нет. Следующий порыв вождя махлеев – перекрыть дорогу беглецам к морю, поскольку для них скрыться на бескрайних просторах Понта и Средиземного моря — наиболее надёжный способ уйти от погони. Адирмах идёт на юг, переваливает через Кавказские горы, выйдя на черноморское побережье, но и здесь не находит того, кого искал.
Наконец, Адирмах идёт войной на Скифию. Наиболее близкий путь для этого — переправа через Боспор. Лукиан ничего о такой переправе не упоминает. Но не надо забывать, что в античности считалось, что пролив Боспор Киммерийский — не собственно морской пролив, а устье реки Танаиса (Дона), а Меотида — солёное озеро, которое Танаис пересекает перед впадением в Понт (Чёрное море). Действительно, Боспор Киммерийский (Керченский пролив) в самом узком месте имеет ширину только пять километров, что не так уж сильно отличается от ширины очень крупной реки.
Ещё одним объяснением того, что Адирмах с войском, направляясь в Скифию, перешёл, как сообщает Лукиан, через некие горы может быть манёвр махлиенского войска уже в Крыму, когда для перехвата беглецов или для выхода в тыл скифскому войску Адирмах перешёл с северной стороны Крымских гор на южную сторону — на южный берег Крыма.
Наиболее вероятно место решительного сражения скифов с боспорцами и их союзниками можно локализовать в степном Крыму.
Правдоподобно выглядит и упомянутая Лукианом зависимость в V в. до н.э. синдов, автохтонного населения Таманского полуострова, от скифов, чему есть подтверждение в независимых от Лукиана источниках. Геродот упоминает о нападениях скифов на земли синдов (Геродот 1972: 193).
Вообще история Боспора в V в. до н.э. по имеющимся источникам выглядит драматической, переполненной войнами и нашествиями (Виноградов 2009: 72; Виноградов, Горончаровский 2008: 46—60).
Упоминание Лукианом племени аланов, которое на исторической арене появляется только во II—I вв. до н.э. под именем роксаланов, впервые упомянутых Страбоном (Страбон 1964: 116), не вписывается в реалии V в. до н.э. Лукиан модернизирует историю, называет кочевые сарматские племена Северного Кавказа более понятным своим читателем именем аланов, с которыми Римской империи во времена Лукиана приходилось воевать (Алемань 2003).
Такая модернизация была характерна не только для таких беллетристов, как Лукиан, но и для многих античных и византийских историков и географов, упорно называвших население Северного Причерноморья скифами, хотя это население давно уже не было скифским. Примером может служить то же самое первое упоминание роксаланов Страбоном. Страбон написал, что роксаланы — только одно из скифских племён (Страбон 1964: 116). В этом случае Лукиан и византийцы употребляли такие названия народов не как реально существовавший этноним, а как указание на географическое положение мест обитание этих народов. Лукиан называет некоторые кочевые ираноязычные племена Северного Кавказа аланами, потому что они обитали на территории в будущем ставшей территорией алан. Такое словоупотребление напоминает названия некоторых современных научных трудов типа «Древнее население России в I тыс. до н.э.», хотя в описываемые древние времена никакой России ещё не существовало.
Лукиан, живший примерно через семьсот лет после описываемых им событий скифско-боспорской войны 455—450 гг. до н.э., при написании диалога «Токсарид» пользовался, скорее всего такими источниками как ионийская географическая, этнографическая и историческая литература V в. до н.э., ярким представителем которой был, например, Геродот (Рожанский 1980: 67—70; Лурье 1947; Доватур 1957; Кузнецова, Миллер 1984: 6—79; Суриков 2009). Греческие полисы западного побережья Малой Азии стали в VIII—V вв. до н.э. колыбелью того «греческого чуда», которое и породило античную культуру (Зайцев 2001: 44; Лаптева 2009: 358—426). Именно в этих местах были написаны поэмы Гомера, творил первый учёный и философ в истории человечества, основатель милетской школы древнегреческой философии Фалес Милетский, его последователи Анаксимен, Анаксимандр, Гераклит Эфесский. Вплоть до разгрома персами греческих полисов Ионии в начале V в. до н. э. этот регион оставался культурным и экономическим лидером греческого мира. Именно милетскими колониями были большинство полисов античного Боспора Киммерийского.
Специфическая черта ионийской культуры этого периода — напряжённый интерес к географии и этнографии мира. Геродот половину своего труда по истории греко-персидских войн посвящает, как известно, географическому и этнографическому описанию всего известного ему мира. Именно такой интерес к этнографии и географии чувствуется в «Токсариде» Лукиана. Хотя, сокращая и беллетризируя свой ионийский источник V в. до н.э., Лукиан несколько запутывает географию описываемых им событий.
Ионийское географическое и этнографическое описание региона на фоне истории скифско-боспорской войны, ставшее источником Лукиана, несёт в себе некоторые антибоспорские и проскифские черты, что связано с антиперсидским настроем автора-ионийца. Скифы в «Токсариде» — идеальные герои, мужственные и верные. Их противники — боспорский правитель Левканор, предводители махлеев и аланов описаны безжизненно или даже негативно. Безо всякого сочувствия автор описывает убийство боспорского правителя. Хорошая информированность о событиях на Боспоре не удивительна для ионийца, жителя метрополии большинства боспорских греческих городов.
Таким образом, в результате преодоления гиперкритического отношения к тексту диалога «Токсарид» Лукиана и лучшего понимания соотношения исторических реалий и реалий древнегреческого романа удалось разъяснить некоторые неясные места этого серьёзного источника по истории античного Боспора Киммерийского. Рассказ Лукиана в целом достоверно излагает историю Боспора в V в. до н.э., не противоречит данным прочих нарративных и археологических источников. Существование на Боспоре отдельной династии правителей Спартокидов недостоверно. В период 480—438 гг. до н.э., по данным Лукиана, Боспором правили тираны Левкон, сын или более дальний потомок Археанакта (480 — ок. 450 гг. до н.э.) и Эвбиот, также потомок Археанакта (ок. 450—438 гг. до н.э.). На смену власти на Боспоре в этот период сильно влияли события греко-персидских войн 480—449 гг. до н.э. Источником произведения Лукиана было какое-то историческое географо-этнографическое ионийское антиперсидское сочинение V в. до н.э., подобное труду Геродота.


Литература

Анохин В. А. 1999. История Боспора Киммерийского. Киев: Одигитрия.
Афиней. 2004. Пир мудрецов: Книги 1—8. Москва: Наука.
Белох К. Ю. 2009. Греческая история. В 2-х т. Москва: Государственная публичная историческая библиотека.
Блаватская Т. Д. 1959. Очерки политической истории Боспора в V—IV вв. до н.э. Москва: Академия наук СССР.
Вертиенко А. В. 2011. О скифской клятве в Luc. Tox., 38. B: Вахтина М. Ю. (ред.) Боспорский феномен. Санкт-Петербург: Нестор-История, 567—575.
Виноградов Ю. А. 2005. Боспор Киммерийский. B: Марченко К. К. (отв. ред.). Греки и варвары Северного Причерноморья в скифскую эпоху. Санкт-Петербург: Алетейя, 211—296.
Виноградов Ю. А. 2009. Миграции кочевников Евразии и некоторые особенности исторического развития Боспора Киммерийского. B: Зинько В. Н. (гл. ред.). Боспорские исследования 22. Керчь; Симферополь: Деметра, 5—90.
Виноградов Ю. А., Горончаровский В. А. 2008. Военная история и военное дело Боспора Киммерийского (VI в. до н.э. — середина III в. н.э.). Санкт-Петербург: Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.
Геродот. 1972. История. Ленинград: Наука.
Доватур А. И. 1957. Повествовательный и научный стиль Геродота. Ленинград: Ленинградский государственный университет.
Доватур А. И., Каллистов Д. П., Шишова И. А. 1982. Народы нашей страны в «Истории» Геродота. Москва: Наука.
Зайцев А. И. 2001. Культурный переворот в Древней Греции VIII—V вв. до н.э. Санкт-Петербург: Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета.
Историография античной истории. 1980. B: Кузищин В. И. (ред.) Москва: Высшая школа.
Кузнецова Т. И., Миллер Т. А. 1984. Античная эпическая историография: Геродот, Тит Ливий. Москва: Наука.
Лаптева М. Ю. 2009. У истоков древнегреческой цивилизации: Иония XI—VI вв. до н.э. Санкт-Петербург: Гуманитарная академия.
Латышев В. В. 1947. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе. ВДИ 4, 262.
Лукиан. 2001. Токсарид. Сочинения. В 2-х т. Т. 1. Санкт-Петербург: Алетейя, 190—213.
Лурье С. Я. 1947. Геродот. Москва; Ленинград: Академия наук СССР.
Лурье С. Я. 1993. История Греции. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет.
Олмстед А. 2012. История Персидской империи. Москва: Центрполиграф.
Пёльман Р. 1999. Очерк греческой истории и источниковедения. Санкт-Петербург: Алетейя.
Плутарх. 1994. Сравнительные жизнеописания. В 2-х т. Т. 1. Москва: Наука.
Полиэн. 2002. Стратегемы. Санкт-Петербург: Евразия.
Рожанский И. Д. 1980. Античная наука. Москва: Наука.
Ростовцев М. И. 1915. Амага и Тиргатао. ЗООИД. Т. 32. Одесса: Славянская типография Е. Хрисогелос, 58—77.
Ростовцев М. И. 1925. Скифия и Боспор. Ленинград: Российская академия истории материальной культуры.
Сапрыкин С. Ю. 2012. Боспорские сюжеты в диалоге Лукиана «Токсарид». Аристей 5, 185—209.
Скржинская М. В. 2014. Образование и досуг в античных государствах Северного Причерноморья. Киев: Институт истории Украины Национальной академии наук Украины.
Страбон. 1964. География. Ленинград: Наука.
Суриков И. Е. 1999. Историко-географические проблемы Понтийской экспедиции Перикла. ВДИ 2, 98—113.
Суриков И. Е. 2009. Геродот. Москва: Молодая гвардия.
Фролов Э. Д. 1999. Русская наука об античности. Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный университет.
Фукидид. 1981. История. Ленинград: Наука.
Харитон. 1954. Повесть о любви Херея и Каллирои. Москва; Ленинград: Академия наук СССР.
Шелов-Коведяев Ф. В. 1985. История Боспора в 6—4 вв. до н.э. Древнейшие государства на территории СССР. 1984. Москва: Наука, 5—187.
Элиан. 1962. Пёстрые рассказы. Москва; Ленинград: Академия наук СССР.
Эней Тактик. 1965. О перенесении осады. ВДИ 1, 237—268.
Ancient Greek Novels: The Fragments. 1995. B: Stephens S., Wincler J. (eds.). Princeton: Princeton Press.
Fragmentos papiráceos de novela griega. 1998. B: Martínez M. P. L. (publ.). Alicante: Universitat d' Alicante.
Norsa M. 1927. Papiri della Societa Italiana 8. Florence: Societa Italiana.

Referenes

Anokhin, V. A. 1999. Istorija Bospora Kimmerijskogo (History of Cimmerian Bosporus). Kiev: Odigitrija (in Russian).
Afinej. 2004. Pir mudrecov: Knigi 1—8 (Feast of Zion: Books 1—8). Moscow: Nauka (in Russian).
Beloh, K. Ju. 2009. Grecheskaja istorija (Greek history). Vol. 1. Moscow: “Gosudarstvennaja publichnaja istoricheskaja biblioteka” (in Russian).
Blavatskaja, T. D. 1959. Ocherki politicheskoj istorii Bospora v V—IV vv. do n.je. (Essays on the political history of the Bosporus in the VI—V centuries BC.). Moscow: “Akademija nauk SSSR” (in Russian).
Vertienko, A. V. 2011. In Bosporskij fenomen (Bosporan phenomenon). Saint Petersburg: “Nestor-Istorija” Publ., 567—575 (in Russian).
Vinogradov, Ju. A. 2005. In Greki i varvary Severnogo Prichernomor'ja v skifskuju jepohu (The Greeks and the barbarians of the North Black Sea coast in the Scythian period). Saint Petersburg: Aletejja, 211—296 (in Russian).
Vinogradov, Ju. A. 2009. In Bosporskie issledovanija (Bosporus research) 22. Kerch; Simferopol: “Demetra” Publ., 5—90 (in Russian).
Vinogradov, Ju. A., Goroncharovskij, V. A. 2008. Voennaja istorija i voennoe delo Bospora Kimmerijskogo (VI v. do n.je. — seredina III v. n.je.) (Military history and military affairs Cimmerian Bosporus (VI century BC — Middle III century AD)). Saint Petersburg: “Filologicheskij fakul'tet Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta” (in Russian).
Gerodot. 1972. Istorija (History). Leningrad: “Nauka” Publ. (in Russian).
Dovatur, A. I. 1957. Povestvovatel'nyj i nauchnyj stil' Gerodota (The narrative and scientific style of Herodotus). Leningrad: “Leningradskij gosudarstvennyj universitet” (in Russian).
Dovatur, A. I., Kallistov, D. P., Shishova, I. A. 1982. Narody nashej strany v “Istorii” Gerodota (The peoples of our country in the “History” of Herodotus). Moscow: “Nauka” Publ. (in Russian).
Zajcev A. I. 2001. Kul'turnyj perevorot v Drevnej Grecii VIII—V vv. do n.je. (The cultural revolution in Ancient Greece VIII—V centuries BC). Saint Petersburg: “Filologicheskij fakul'tet Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo universiteta” (in Russian).
Istoriografija antichnoj istorii (The historiography of ancient history). 1980. B: Kuzishhin V. I. (Ed.). Moscow: “Vysshaja shkola” Publ. (in Russian).
Kuznecova T. I., Miller, T. A. 1984. Antichnaja jepicheskaja istoriografija: Gerodot, Tit Livij (Antique epic historiography: Herodotus, Titus Livius). Moscow: “Nauka” Publ. (in Russian).
Lapteva, M. Ju. 2009. U istokov drevnegrecheskoj civilizacii: Ionija XI—VI vv. do n.je. (At the root of the ancient Greek civilization: Ionia XI—VI centuries BC). Saint Petersburg: “Gumanitarnaja akademija” Publ. (in Russian).
Latyshev, V. V. 1947. In Vestnik drevnej istorii (Bulletin of Ancient History) 4, 262 (in Russian).
Lukian, 2001. Toksarid. Sochinenija (Toksarid. Works). Vol. 1. Saint Petersburg: “Aletejja” Publ., 190—213 (in Russian).
Lur'e, S. Ja. 1947. Gerodot (Herodotus). Moscow; Leningrad: “Akademija nauk SSSR” (in Russian).
Lur'e, S. Ja. 1993. Istorija Grecii (History of Greece). Saint Petersburg: “Sankt-Peterburgskij gosudarstvennyj universitet” (in Russian).
Olmsted, A. 2012. Istorija Persidskoj imperii (History of the Persian Empire). Moscow: “Centrpoligraf” (in Russian).
Pjol'man, R. 1999. Ocherk grecheskoj istorii i istochnikovedenija (Essays of Greek history and source criticism). Saint Petersburg: “Aletejja” Publ. (in Russian).
Plutarh. 1994. Sravnitel'nye zhizneopisanija (Comparative biography). Vol. 1. Moscow: “Nauka” Publ. (in Russian).
Polijen. 2002. Strategemy (Stratagems). Saint Petersburg: “Evrazija” Publ. (in Russian).
Rozhanskij, I. D. 1980. Antichnaja nauka (The ancient science). Moscow: “Nauka” Publ. (in Russian).
Rostovcev, M. I. 1915. In Zapiski Odesskogo Imperatorskogo obshhestva istorii i drevnostej (Proceedings of the Imperial Odessa Society for History and Antiquities). Vol. 32. Odessa: “Slavjanskaja tipografija E. Hrisogelos” Publ., 58—77 (in Russian).
Rostovcev, M. I. 1925. Skifija i Bospor (Scythians and Bosporus). Leningrad: “Rossijskaja akademija istorii material'noj kul'tury” (in Russian).
Saprykin S. Ju. 2012. In: Aristeas 5, 185—209 (in Russian).
Skrzhinskaja, M. V. 2014. Obrazovanie i dosug v antichnyh gosudarstvah Severnogo Prichernomor'ja (Education and Leisure in the antique states of the Northern Black Sea). Kiev: “Institut istorii Ukrainy Nacional'noj akademii nauk Ukrainy” (in Russian).
Strabon. 1964. Geografija (Geography). Leningrad: “Nauka” Publ. (in Russian).
Surikov, I. E. 1999. In Vestnik drevnej istorii (Bulletin of Ancient History) 2, 98—113 (in Russian).
Surikov, I. E. 2009. Gerodot (Herodotus). Moscow: “Molodaja gvardija” Publ. (in Russian).
Frolov, Je. D. 1999. Russkaja nauka ob antichnosti (Russian science of antiquity). Saint Petersburg: “Sankt-Peterburgskij gosudarstvennyj universitet” (in Russian).
Fukidid. 1981. Istorija (History). Leningrad: “Nauka” Publ. (in Russian).
Chariton. 1954. Povest' o ljubvi Hereja i Kalliroi (A Tale of Love Chereas and Callirhoe). Moscow; Leningrad: “Akademija nauk SSSR” (in Russian).
Shelov-Kovedjaev, F. V. 1985. In Drevnejshie gosudarstva na territorii SSSR (The oldest state in the territory of the USSR). 1984. Moscow: “Nauka” Publ., 5—187 (in Russian).
Jelian. 1962. Pjostrye rasskazy (Motley stories). Moscow; Leningrad: “Akademija nauk SSSR” Publ. (in Russian).
Jenej Taktik. 1965. Vestnik drevnej istorii (Bulletin of Ancient History) 1, 237—268 (in Russian).
Ancient Greek Novels: The Fragments. 1995. B: Stephens S., Wincler J. (eds.). Princeton: “Princeton University Press” Publ.
Fragmentos papiráceos de novela griega. 1998. B: Martínez M. P. L. (publ.). Alicante: “Universitat d' Alicante”.
Norsa, M. 1927. Papiri della Societa Italiana 8. Florence: “Societa Italiana”.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Эмбер-Эмма

Комментарий к античности - Паола Волкова/Аудиокнига

Вторник, 26 Апреля 2016 г. 23:31 (ссылка)

Это цитата сообщения kukunchik Оригинальное сообщение


 











Комментарий к античности - Паола Волкова / Аудиокнига

 



5979143_4122 (400x400, 65Kb)



«Мост через бездну» – первая книга Паолы Волковой, написанная ею на основе собственного курса лекций.


Образ моста, по словам самой Паолы Дмитриевны, был выбран не случайно – как метафора всей мировой культуры, без которой мы бы не состоялись.


 


Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Barucaba

Последний бой 300 спартанцев

Суббота, 23 Апреля 2016 г. 09:59 (ссылка)


Он принял бой неравный

В ущелье Фермопил

И с горсточкою славной

Отчизну заслонил.



Дж. Г. Байрон



Когда эти триста выступали из Спарты, дрогнуло сердце даже у спартанских старейшин. Они сказали Леониду: "Возьми хотя бы тысячу". Леонид ответил: "Чтобы победить - и тысячи мало, чтобы умереть - довольно и трёхсот". 



tumblr_mvbtmsV0Ow1sfkw0no1_1280 (700x433, 338Kb)



Читать далее...
Метки:   Комментарии (14)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Agni_Charizard

Амазономахия на мозаике из Аполлонии Иллирийской

Вторник, 12 Апреля 2016 г. 22:48 (ссылка)

Амазономахия на мозаике из Аполлонии Иллирийской
Рисунок 1. Общий вид мозаики.

В 1959 г., при раскопках античного города Аполлонии Иллирийской была обнаружена многофигурная мозаика, покрывавшая пол одной из комнат обширного здания первых веков н. э.1) Это — одна из немногих мозаичных фигурных композиций, открытых до сих пор в Аполлонии.

Историческая справка. Аполлония (др.-греч. Ἀπολλωνία, ион. Ἀπολλωνίη) — крупнейший древнегреческий город-порт в Иллирии, основанный выходцами из Коринфа и Керкиры в 588 г. до н. э. в стране иллирийского племени тавлантиев, на правом берегу реки Аоя (теперь Вьоса), приблизительно в 10 км от впадения её в Адриатическое море. Будучи расположен на западном конце Эгнатиевой дороги (лат. Via Egnatia), город этот в одно и то же время был и торговым, и крепостью. Современная локация - Албания, к западу от города Фиери.

Комната В, в которой открыта мозаика, находится в ряду других комнат, расположенных в юго-восточной части здания и представлявших собой банные помещения. Расположение этой комнаты рядом с калдарием (комната А) заставляет предполагать, что она служила аподитериумом.

Мозаика, выполненная из кубиков разноцветных известняков, покрывает всю площадь пола размерами 7,50*6,50 м. Большую часть мозаики занимает эмблема (4,60*3,60 м), выполненная в технике opus vermiculatum; размеры кубиков в среднем от 0,8*0,1*0,1 см до 0,05*0,05*0,05 см. В эмблеме представлена многофигурная композиция, полихромная на белом фоне, в которой заключены четыре сцены на сюжет амазономахии. Эмблема окаймлена прямоугольной рамой, состоящей из четырех орнаментальных мотивов, расположенных поясами (рис. 1).2)

Сюжет амазономахии был широко распространен в античном изобразительном искусстве с середины V в. до н. э. до императорского времени. Среди многочисленных изображений различных сцен амазономахии можно неоднократно встретить сюжеты, аналогичные сюжетам сцен рассматриваемой мозаики, а также близкие им по композиции. Все они восходят в большей или меньшей степени к древним образцам творений великих греческих художников, как Микон, Панайн, Фидий, произведения которых в большинстве случаев утрачены, и мы можем судить о них, в особенности о живописных, лишь по описаниям Павсания. Он пишет, что в Афинах, на средней стене стои Пойкиле, была изображена борьба афинян [83] с амазонками.3) Автором живописи Плутарх и Диоген Лаэртский называют Микона.4)

Читать далее...
Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<античность - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda