Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 9073 сообщений
Cообщения с меткой

рпц - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
торрио

Проект "голодецкого" школьного образования: православнутое.

Вторник, 26 Июля 2016 г. 10:36 (ссылка)

Под российское образование на прошлой неделе подложена бомба. Планируется введение предмета "Православная культура" в общеобразовательных учреждениях с 1 по 11 класс.
21 июля сего года Московскому педагогическому университету приказано Российской Академией Образования провести экспертизу программы предмета до 22 августа.

>прога (525x700, 66Kb)
прога- (525x700, 66Kb)

На сегодняшний день в российской школе есть только два предмета, которые изучают с 1 по 11 класс. Русский и физкультура. Математика изучается до 6 класса, а далее алгебра и геометрия.
Список предметов и классы, когда они изучаются смотрите в...
Метки:   Комментарии (2)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lj_nashenasledie

ничего не понимаю! (с)

Суббота, 24 Июля 2016 г. 02:02 (ссылка)

памятник кн. Владимиру, который не отличался добронравием, ставить - да ещё и незаконно - можно, "Романовых", которые шли по трупам, поминать где надо и где не надо можно, а Ивану Грозному поставить памятник нельзя.

и сколько можно врать и издеваться над нашей историей, как же вы надоели, воинствующие бездарности, русофобская нечисть

идите к своим чертям

http://nashenasledie.livejournal.com/3958965.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Constanciya_Russiya

Соловецкая тюрьма

Суббота, 23 Июля 2016 г. 10:43 (ссылка)





 








 Розанов М. М. Соловецкий концлагерь в монастыре. 1922 – 1939 : Факты – Домыслы – «Параши» : Обзор воспоминаний соловчан соловчанами. В 2 кн. и 8 ч. - США : Изд. автора, 1979., Кн. 2 (ч. 4-8). - 176 с.



 


 
- 134 -

ССЫЛКА ПОД НАДЗОР АРХИМАНДРИТОВ



 



Задолго до нас, советских соловчан и Солженицына, еще в 1903 году много горьких слов о прошлых тюрьмах при монастырях и о главной из них при Соловецком, рассказал известный знаток истории монастырских заточений А. С. Пругавин. «ПЕЧАТАТЬ ДОЗВОЛЯЕТСЯ», помечено первым июня 1904 года на его книге цензором Петербурского Духовного Цензурного комитета, иеромонахом Александром. Еще раньше, в 1887 и в 1888 годах о том же самом, о соловецких казематах и узниках, писал очерки в журнале РУССКАЯ СТАРИНА (изданы книгой в 1908 г.) М. А. Колчин, фельдшер Соловецкого монастыря. Писатель Немирович-Данченко, брат известного драматурга, в 1875 году посетивший Соловецкие Острова, описал и монастырь, и монахов, и тюрьму с ее двумя узниками (см. главу в первой книге о Горьком и Пришвине н;а Соловках).



В статье в «ЧТЕНИЯХ в обществе истории и древностей Российских при Московском Императорском университете» за 188'0 год (кн. № 3) член этого общества преосвященный Макарий, епископ Архангельский, рассказывая по документам обстоятельства ссылки и пребывания в соловецкой тюрьме недавнего всесильного начальника тайной канцелярии Петра Первого, графа Петра Толстого с сыном Иваном (1727-1729 гг.), так рисует читателям это место:



«... Надо заметить, что Соловецкие острова в то время, как и ныне, считались ничем не лучше, если не хуже отдаленных краев Сибири. Поэтому в Соловецкий монастырь очень не редко посылались НА ЖИТЕЛЬСТВО С БРАТИЕЙ В ТРУДАХ (разрядка моя. М. Р.) или для заключения разные преступники. Для посылаемых в заключение существовало в монастырских стенах множество тюрем, устроенных в земле и на земле, совершенно темных, холодных, и сырых, и с некоторым светом и теплом».



Перечислив основных дореволюционных авторов о «побочном» использовании монастыря, перейдем теперь к современным исследователям прискорбной стороны его прошлого. Их всего два (не считая Д. Бенедиктова, по-моему, дешевенького, хотя и «ученого» атеиста, судя по одним заглавиям его работ.): профессор М. Н. Гернет и профессор Г. Г. Фруменков. Оба они в своих работах пользовались опубликованными дореволюционными материалами, особенно Гернет. Фруменков, однако, сверх того лично годами рылся в когда-то се-



 


- 135 -

кретных архивохранилищах Ленинграда, Москвы и Архангельска, и его труд является наиболее полным. Да есть еще одна небольшая книжонка А. П. Иванова, изданная в 1927 году Соловецким обществом краеведения, т. е. концлагерем, СОЛОВЕЦКАЯ МОНАСТЫРСКАЯ ТЮРЬМА. Автор ее — заключенный из послушников-расстриг какого-то епископа, известный соловчанам 1923-1926 годов под прозвищем «Антирелигиозная бацилла» за его безграмотные атеистические лекции. Он же, раздувая слухи о якобы больших ценностях и всяких пыточных приспособлениях, будто бы спрятанных монахами, добился того, что начальство передало под его команду Раскопочную комиссию, которая, к слову сказать, ничем не порадовала лагерных генералов: ни ценностей, ни пыточных орудий она не отыскала. Можно согласиться с оценкой этой книги Фруменковым:



«Приходится признать, что эта единственная в советский литературе сводная работа по соловецкой каторге не вносит в разработку вопроса ничего нового, если не считать вымыслов автора, вроде того, что в соловецком остроге одно время содержались декабристы Ф. П. Шаховской и В. Н.  Бантыш-Каменский*, а их  единомышленник  А.  С.  Горожанский был выслан  в монастырь  за участие  в Казанской 1876  года (!?) демонстрации. В целом,  работы Иванова представляют собой довольно свободный перифраз книги М. А. Колчина с примесью досужей фантазии автора. Иванов делает умозаключения часто по наитию, к немалому ущербу научной точности».



Сверх возможностей стараясь придерживаться «научной точности» в ее партийной интерпретации, Фруменков сам опошляет ее, называя «однобокой, неполной» характеристику монастыря прежними историками, считавшими монастырь «кряжистым и рачительным феодальным хозяином, пограничной крепостью, колонизатором и распространителем христи-



 


 

* Из книги Иванова эти имена перекочевали в известную после Второй войны работу Д. Ю. Далина и Б. И. Николаевского ПРИНУДИТЕЛЬНЫЙ ТРУД В СССР, изданную на многих языках. Оба эти декабриста по болезни были переведены из сибирской каторги в Спасо-Евфимьевский монастырь в Суздали, где вскоре умерли и там же похоронены: Шаховской — 24 мая 1829 года в возрасте 34 лет и Бантыш-Каминский — 22 января 1829 года в возрасте 51 года. (См. Пругавин: В КАЗЕМАТАХ...», СПБ, 1909 г.), Пидгайный тоже «слыхал звон...», но вместо этих декабристов назвал двух Других князей: «Трубецкого и Волконского, через два года — в 1827 г. — умерших на Соловках»... (стр. 67 на английском).


- 136 -

анства, культурным центром». Непонятно, кого именно подозревает в этой «однобокости» автор. Ни один русский историк, включая Карамзина, Костомарова и Соловьева, не скрывал, что кроме этой «однобокости» у монастыря за многовековую историю было не мало и темных страниц, когда он, выполняя волю Святейшего Синода и государей от Грозного до Александра Второго «оставил по себе мрачную, кровавую память в сердцах многих тысяч русских людей» (Пругавин, стр. 91).



Вот только эту «память» на 189 страницах большого формата и печется в 1970 г. освежить и вдолбить читателю советский историк. Надо отдать Фруменкову должное: многие годы он, «пыль веков с архивов отряхнув», изучал дела наказанных Соловками. «В общей сложности изучено в разных архивохранилищах более пятисот «личных арестантских дел» начиная с 1554 года и по 1881-й, т. е. больше чем за 300 лет. Из этого числа «дел» почти половина приходится на 18-й век, т. е. на годы царствования Петра Первого, Екатерины Первой, Петра Второго, Анны Иоанновны, Елизаветы, Петра Третьего, Екатерины Второй и Павла Первого.



Это был век великих дворцовых переворотов, временщиков и фаворитов, век распри между боярскими и княжескими родами, церковного раскола и роста сектантства. Рыться среди всех двухсот «личных» дел в поисках «рыцарей чести», жертв высоких идей мы воздержимся. Но кое с кем из пострадавших в своем месте познакомим читателя. Фруменков утверждает, что его мартиролог содержит свыше четырехсот имен. Возможно. Только надо помнить, что под этим словом понимают «перечень жертв преследований, гонений или перечень страданий, перенесенных кем-либо», т. е. не обязательно мертвых.



Между тем, историк этот под мартирологом понимает, видно, только мертвых, иначе он не стал бы строкой ниже (стр. 10-я) пояснять: «Почти все арестанты окончили жизнь в казематах монастырского острова». Насколько такое утверждение далеко от истины, читатель может судить сам, ознакомившись дальше с судьбой десятков наиболее важных узников. Почти все они списаны с книги Фруменкова. Он противоречит сам себе.



Прежде чем рассказывать о них, освежим в памяти всю историю об использовании монастыря, как места изгнания или наказания неугодных власти и церкви лиц.



Соловецкий монастырь был основан в 1437 году. Однако прошло полтора века, пока он наконец-то был обнесен каменной стеной с семью башнями, превратившись одновременно



 


- 137 -

в военную крепость русского государства на севере (1584 г.). До Петровских времен, (1682-1725 гг.) ссылка на Соловки носила случайный характер и практиковалась редко, хотя право запирать в монастырь тогда имели кроме царя и патриарха также митрополиты и архиереи.



Сюда ссылали «под начало» и «под караул». Первая форма была менее строгая, чем вторая, и всегда сопровождалась обязательными работами по монастырю на его нужды, часто даже указывалось, какими именно. Богатые и знатные (кроме особо секретных арестантов) могли откупаться о; работ, привозили с собой перины, подушки, могли носить свою одежду, даже имели в услужении крепостных (В. Долгоруков, А. Жуков, П. Салтыков). Обычные рядовые ссыльные спали на войлоке и на подушке из оленьей шерсти.



В монастыре, пишет Фруменков (стр. 24), пищей не баловали: кормили «только хлебом слезным» (черствым) и водой. Такой паек, например, был назначен раскольнику Яковлеву в 1735 году, доставленному в Соловки после нещадного битья кнутом, с вырезанными ноздрями, и все же он, закованный в ручные и ножные кандалы, прожил в одиночке семь лет. Некоторых арестантов даже водой и хлебом предлагалось кормить «умеренно». Пытавшимся бежать и пойманным снижали хлебную выдачу, чтобы они не сушили сухари для очередного «сбегу». «Пища была грубая и скудная, — подтверждает Пруганин (стр. 85): — Арестанты радовались как дети, когда им приносили свежий, мягкий хлеб».



Иным сверх этого «пайка» выдавали щи и квас, с оговоркой: «а рыбы не давать никогда». Важные «секретные арестанты» получали кормовые деньги на руки и караульные солдаты покупали им продовольствие. Питание вначале шло за счет монастыря и за счет МИЛОСТЫНЕЙ БОГОМОЛЬЦЕВ (разрядка моя. М. Р.). А нуждавшиеся получали небольшой заработок от продажи их изделий богомольцам. Эти изделия продавал сам монастырь в своей лавочке. Паломники наводняли монастырь летом, и тогда режим для узников был более строгим. Они сидели под замком в своих «чуланах» и казематах. Зимой «чуланы» не запирались и арестанты могли выходить на кремлевский двор за водой, дровами, обедом, встречаться и спорить по вопросам веры. Не редко эти споры между сектантами разных толков заканчивались потасовкой.



Только со второй половины 18 века заключенным стали назначать продовольственный паек «против одного монаха», т. е. иноческую норну, но сколько в ней было хлеба, овощей, крупы, рыбы, масла, все историки хранят молчание. Монашеский оклад тогда составлял 9 рублей в год. Из этого расчета



 


- 138 -

правительство и расчитывалось с монастырем за питание и одежду арестантов. Все документы об этих расчетах полностью и в порядке хранятся в архангельском архиве и по ним можно точно определить число узников за каждое полугодие. Фруменков не воспользовался этой возможностью, удовлетворившись разрозненными полугодовыми ведомостями архимандритов Синоду.



Зато на стр. 130-й находим у него интересующие нас данные за прошлое столетие: «В начале XIX века правительство выплачивало монастырю за каждого арестанта по 20 рублей в год, с апреля 1811 года — по 50 рублей, с января 1820 г.— по 120 руб. (36 руб. серебром) и с июня 1835 г. — по 160 руб. (48 руб. серебром)». Сверх того, в монастыре имелись кружки «для христолюбивого подаяния» паломниками на содержание узников. Впрочем, в книге отмечены два случая, когда оборотистые настоятели монастыря зачисляли такие пожертвования в графу «свечной» доход»...



Фруменков утверждает, что арестанты получали мизерный паек и голодали: «на день фунт черствого заплесневелого или пополам с квасною гущей хлеба, щи, рыба и каша из залежавшихся и недоброкачественных продуктов». Арестанты в это время, как и раньше, питались с монастырской кухни по норме монахов тем, что оставалось после трапезы, порою от трапезы прошлых дней. Ведь монастырь слыл за «рачительного хозяина» и в помойку не выбрасывал, что оставалось в котлах. Но на этом основании утверждать, как делает Фруменков, будто «монахи бессовестно обворовывали ссыльных, наживаясь на счет страдальцев» по меньшей мере недобросовестно. Те, что «под началом», сами получали пищу, а на одном-двух десятках содержавшихся в остроге, монастырь с двумя-тремя сотнями монахов, а летом с тысячами богомольцев и круглый год с сотнями трудников «нажиться» на них никак не мог.



«Строгость режима — пишет Гернет (кн. 1-я, стр. 278) — менялась при различных настоятелях, одни из которых были сторонниками строгости, а другие были более мягки. В зависимости от режима, примененного к тому или иному узнику, менялось и его питание».



Очевидно, возражая на это Гернету, Фруменков пишет (стр. 28):



«Добрых тюремщиков среди настоятелей монастыря не было. Они добровольно и ревностно выполняли обязанности жандармов».



Не воспользуюсь проторенной другими дорожкой. Обойдусь без передергиваний, недомолвок и прилизывания, хотя



 


- 139 -

за это предвижу придется поплатиться. Не дам повода изрыгать на меня проклятия и советским историкам. Сразу же процитирую дословно их печатный поток желчи против религии и соловецкой тюрьмы особенно потому, чтобы в дальнейшем не повторять его:



«Разоблачение злодеяний Соловецкого  монастыря должно содействовать улучшению атеистической пропаганды... Палаческие обязанности монастырь выполнял около четырехсот лет... В земляных ямах,  в  крепостных  казематах  гноили, доводили людей до умопомешательства... По жестокости режима  соловецкий острог не имел себе равных... Сами цари замуровывали туда опасных врагов абсолютизма... Острог был также основной тюрьмой духовного  ведомства,  пока  в  подмогу не возникло «арестантское отделение»  в  Суздальском Спасо-Евфимьевском монастыре, самом вместительном...»*



Не упустили рассказать про «лобное место» в кремле, «и Фруменков, ни Гернет, дословно повторив, что о нем опубликовал Колчин в 1888 г. (См. Гернет, кн. 1-я, стр. 277): «Много в этом несчастном месте истрепано плетей, изломано батогов и березовых прутьев; много изуродовано человеческих спин, изорвано у несчастных жертв кожи и мяса».



 


 

* Этот монастырь, даже более древний, чем Соловецкий, с 1767 г. стал центральным местом содержания душевнобольных колодников, но уже в начале XIX века здесь содержались и не умалишенные. По первому списку в 1777 году тут находилось 27 душевнобольных. С 1801 по 1835 год поступило 88 осужденных, из которых у 28 причиной заключения указано безумие, у 22 — непристойное поведение, три политических и т. д., словом состав узников мало чем отличался от соловецкого. Разница состояла в том, что по внешнему и внутреннему виду, да и по режиму тоже, тюрьма в Суздали была значительно лучше соловецкой. В одиночных камерах стояли койки с матрасами, одеялами, подушками, со столом и табуреткой и обычным окном. Снимок внешнего вида тюрьмы и внутреннего вида камеры напечатан у Гернета в кн. 1-й на стр. 280 и в кн. 2-й на стр. 465.



Между прочим, в Спасо-Евфимьевский монастырь был переведен из Восточной Сибири декабрист князь Ф. П. Шаховской, как душевнобольной. Для вторичной проверки его душевного состояния и условий содержания, туда в 1829 году был командирован некто Брянчанинов. Он подтвердил как болезнь Шаховского (причислявшего себя «к лику святых»), так и хорошие условия его содержания «в предоставленных ему трех комнатах». Меньше чем через три месяца по прибытии в монастырь, Шаховской скончался.


- 140 -

За 400 лет-то, еще бы! Сектантам и раскольникам, стоявшим на своем до исступления, в монастыре противостали монахи, упорные в той же степени в своем православии. Эксцессы были, не могли не быть! Далеко от Соловков в те века опричники Грозного будто бы запрудили полноводный Волхов телами новогородцев; Петр Первый на всех дорогах к Москве развесил на виселицах непокорных стрельцов, на Красной площади сам помогал сечь головы, на Варварке пытали астраханских бунтовщиков, десятки их скончались от пыток, протопоп Аввакум пылал на костре, в Испании инквизиторы тысячами пытали подозреваемых в отступничестве от католицизма, в Америке шли процессы ведьм... А пугачевщина, разинщина, бироновщина, холерные бунты? Жившие в те времена не страдали «мировой скорбью» о судьбах десятков и сотен тысяч «на просторах родины чудесной», а тем более о судьбах единиц на Соловках. Пока над соловецкими соборами высились кресты, и по острову разносился их благовест, в монастыре все же не знали слова этап. Доставляли одиночек, по два, по пять, много—по десять человек за всю навигацию, а в среднем за всю историю монастыря — в год по одному «под караул» или «под начало для строгого смирения». А богомольцев ежегодно тысячи!



В кремле было семь башень (по Фруменкову — восемь). На запрос Синода в 1742 году архимандрит признал наличие земляных тюрем в башнях: Корожней, Головленковой, у Никитских ворот и в Салтыковой, да имелись еще тюрьмы под келарской службой и под Преображенским собором. Вот размеры тюрем, указанные архимандритом и признанные историками: в Корожней длиною и шириною в 4 аршина (2 м. 85 см. на 2 м. 85 см.), в Головленковой, первая — длиною 5 аршин и шириною 4 аршина (3 м. 55 см. на 2 м. 85 см.), вторая, как в Корожней: 4 на 4 аршина, у Никольских ворот: первая — около 4 арш. длиною и чуть больше 6 арш. шириною (2 м. 85 см. на 4 м. 26 см.) и вторая длиною 5 арш. и шириною около 6 арш. (3. 55 см. на 4 м. 26 см.) и, наконец, в Салтыковой — длиною 6 арш., шириною менее 3 арш. (4 м. 26 см. на 2 м. 13 см.).



При таких размерах эти тюрьмы могли быть устроены или под башнями, или перед башнями. В самых башнях и в городовой стене имелись только маленькие одиночки, казематы, вот эти самые «каменные мешки». Фруменков утверждает (стр. 14), что более трех аршин в длину (2 м. 13 см.) их нельзя было сделать (да и не требовалось по тому назначению — хранить боеприпасы — для которого их построил зодчий-монах Трифон). По Богуславскому (стр. 104) каменные мешки



 


- 141 -

или казематы в Головленковской башне были большего размера, чем указывает Фруменков: один «каменный мешок» имел глубину 2,25 метра, другой 3,1 метра, а их наибольшая ширина — соответственно 3,7 и 3,3 метра. «Мешки» находились в глубоких сужающихся нишах внутри валунной кладки, с нависающим потолком и вентиляционной щелью. Тут «антирелигиозная бацилла» Иванов в 1925 году будто бы нашел полусгнившие человеческие кости, но историки Гернет и Фруменков не воспользовались для своих работ этим «кладом» и, очевидно, не без оснований.



Земляные тюрьмы появились много позже Трифона, когда стали присылать арестантов с указом «заключить в земляную тюрьму, неисходно, до кончины живота, под крепким караулом». Особенно предпочитал эту форму наказания, как замену смертной казни, Петр Преобразователь. Он сам дважды навещал Соловки: в 1694 и в 1702 году с флотом против шведов. «Петр со своей свитой в 1702 голу — пишет Богуславский (стр. 132) — неоднократно был в монастыре, осматривал ризницу, Оружейную палату, монастырские службы и ТЮРЬМЫ (разрядка моя. М. Р.), посетил кирпичный завод». Следовательно, царь на месте убедился, что его указы о заточении в земляные тюрьмы (тогда и были только такие) исполняются неукоснительно. Эта деталь Фруменковым и Гернетом обойдена молчанием. Тут же на пригорке за бухтой Петр поставил каменный столб с указанием, сколько верст отсюда до Венеции — града (3900), Мадрида, Рима, до Камчатки, Вены, Лондона и Берлина. При нас, в двадцатых и тридцатых годах, этот столб еще стоял с потускневшими надписями, а потом кому-то помешал. Богуславский, не упоминая тут Петра (стр. 8), даже подыскал исчезновению столба успокаивающее пояснение: «Но ведь теперь расстояния на нашей планете перестали быть так пугающе огромными, как это было раньше». Таким «довеском» он навязывает читателю мысль, будто столб и надпись — дело рук монахов, а не Петра Первого.



Последний правительственный указ о заключении в земляную тюрьму издан 7 июня 1739 года относительно князя Мещерского, а через три года последовал особый указ монастырю засыпать все «монастырские ямы для колодников». Такие тюрьмы представляли собой в земле яму глубиной до 2 метров, обложенную по стенам кирпичей, а сверху покрытую Дощатым настилом, на который насыпалась земля. В таком погребе на охапке сена без печки (а может была?) не перезимуешь. Между тем, историки не скрывают, что в таких условиях узники жили годами и даже десятилетиями, да еще «опущенные туда закованными в железа или с вырванными



 


- 142 -

ноздрями». Что-то важное замалчивают тут историки, да и «желез» — кандалов, цепей, ошейников для соловецкого антирелигиозного музея почему-то не отыскали. Советским историкам полагалось бы поместить их снимки, а не снимки орудий из материковых тюрем, хранимых в разных музеях Ленинграда (Гернет, книга 1-я, стр. 336, 340). Очевидно, не сберегли их монахи для концлагерного «антирелигиозного музея».



В 1758 году сам Сенат отправил нарочного в Соловки проверить на месте, засыпаны ли «погреба», и если нет, чтобы сделали это на его глазах. Колодников же из них приказано было поместить «куда пристойно». Так официально закончилась эпоха земляных казематов, хотя Фруменков считает, что казематы эти все еще использовались, не приводя для этого достаточно убедительных фактов. «Пристойными» для узников земляных погребов тогда могли оказаться лишь несколько более легких тюрем под братскими кельями, в частности «Антоновская тюрьма» южнее Святых ворот. В ней в 1727 -1729 годах содержался граф Петр Толстой с сыном, а с августа 1730 года его заклятый враг князь Василий Долгоруков, позже, в 1739 году вывезенный в Новгород и там обезглавленный.*



В те времена, в восемнадцатом веке, на Соловках редко когда содержалось более двадцати узников. Присылали больше «под начала», т. е. не в тюрьму, а на жительство с монахами под их присмотром и «вразумлением». Тогда архимандриты не ломали голову, куда поместить присланных. Мест хватало. Фрумеиков просто хитрит, когда пишет (стр. 10): «Нельзя назвать не только точного, но даже приближенного числа башенных и внутристенных казематов. Монахи утаивали такие данные от столицы и губернского центра». Не иголки эти казематы и «каменные мешки». У Фруменкова после войны было целых 25 лет на осмотр башен и стен, чтобы подсчитать и опубликовать, сколько же их оказалось. Да он, наверное, и осматривал кремль, но предпочел утаить эти данные, чтобы не нарушать «стройность изложения», ограничившись перечислением десятка «погребов» и казематов.



Наименьшее число заключенных падает на восемнадцатый век, и потому историки ограничиваются только двумя отче-



 


 

* В семидесятых годах прошлого века Архангельский вице-губернатор в местной газете опубликовал часть архива о ссылке на Север и в Соловки, в частности материалы о ссылке князя В. Л. Долгорукова. Вот и еще одно доказательство того, что ссылка на Соловки давным-давно стала достоянием гласности и печати.


- 143 -

тами о численности узников: в 1742 году их было 16 человек, в 1786 году — 15. Это цифры Колчина и Гернета. Фруменков называет цифру арестантов в 1742 году в 24 человека, засчитав, по всей вероятности, в арестантов и присланных «под начала со строгим присмотром». Он же утверждает, что в ямах и в казематах в 18 веке перебывало около половины всех ссыльных на Соловки, оставив историкам много «ссыльного материала». Наибольшее число заключенных было в девятнадцатом веке, а именно (Гернет, кн. 2-я, стр. 486): в 1801 г. — 14 чел., в 1826 уже 30, в 1830 — 45, в 1832 — 43, в 1835 — 50, но в 1855 только 19 чел., а в 1883 — вообще ни одного. Вот тогда, в конце 1798 года, чтобы облегчить охрану рассеянных по кремлю и башням арестантов, монастырь приспособил для них нижний этаж иконописной и чоботной (сапожной) палат, построенный в 1618 году. Здесь, в северо-западном углу кремля, примыкавшем к Корожанской башне, и родился соловецкий острог, просуществовавший до  1886 года. «Каменные мешки» в крепостных стенах в 17 и в 18 веках, также как в 20-м при Ленине, Дзержинском и Ногтеве, служили только  местом  временного  наказания — карцерами —за проступки монастырских и советских арестантов. Ниши в стенах были настолько малы, что на самом деле в них нельзя было ни стоять, ни сидеть, ни лежать вытянувшись, за исключением немногих в самих башнях, в нижних ярусах, носивших название не  «каменного мешка», а каземата.



В первом этаже острога устроили одиннадцать или двенадцать камер или, как тогда говорили, арестантских чуланов. Позднее, в 1828 году, когда арестантов прибавилось, очистили для них и второй этаж, разгородив его так, что образовалось 16 дополнительных чуланов. В 1842 году надстроили еще и третий этаж, устроив в нем по Фруменкову девять чуланов, а по Богуславскому — пять. Гернет о числе чуланов на 3-м этаже не пишет. Инвалидная команда, ютившаяся вдоль коридора второго этажа, т. е. в положении чуть получше арестантского, в 1837 г. перешла по соседству с тюрьмой в новое, построенное для нее и обер-офицера здание. Оба советских историка называют первый этаж подвальным, а второй — вторым, вопреки, казалось бы, простой логике. Стены первого этажа были значительно толще, чем второго, размеры окон в нем были много меньше, воздух сырее, но все же такая разница не дает право называть первый этаж подвальным. Не делают историки ясной оговорки и о том, что с постепенным уменьшением числа узников в остроге, арестантов переводили из первого в более сухие, светлые и теплые камеры верхних этажей. За последние 13 лет (1870-1883



 


- 144 -

гг. ) заключенные содержались только в третьем этаже.



В 1886 году Соловки посетил командующий Петербургским военным округом великий князь Владимир Александрович. Осмотрев пустой острог, он признал присутствие в монастыре воинской караульной команды совершенно излишней и приказал перевести ее на материк. Последние политические — Потапов и Григорьев — уже четыре года, как выбыли на материк. Даже за десять лет до приезда великого князя в остроге, по словам Немировича-Данченко, оставалось всего двое арестантов и двое «не в роде арестантов». Об этих двух «не в роде» подробнее сказано в первой книге в главе о Пришвине (стр. 229-я). Опустевший Острог в 1903 голу был передан монастырю. В нем открыли больницу для монахов и богомольцев и несколько келий отвели схимникам. В караульном здании устроили квартиры для врача и фельдшера, там же разместили аптеку. В концлагерный период в бывшем остроге и потом монастырской больнице помещался кремлевский лазарет и мертвецкая, в которой в период тифозных эпидемий, рассказывают, умершие соловчане лежали один на другом. В 1932 году весною из любопытства я заглянул в дверное окошко морга. На деревянном настиле вроде нар лежал в своем костюме покойник, внешне — из интеллигентных старичков. На Соловках мертвецов видел только во сне, а так, чтобы вблизи, наяву, на ощупь, с мясом и костями, как этого — больше на острове не довелось. Потому и запомнил.



Из всего до сих пор изложенного должно быть ясным, что подавляющим большинством среди присланных «под караул» и «под начала для строгого смирения» было духовенство, раскольники и сектанты, т. е. осужденные по делам веры. Подначальные жили вместе с монастырским населением и обязаны были работать на оби: ель. К каждому подначальному прикреплялся монах для исправления пороков или заблуждений и наблюдения за ним, чтобы не сбежал. Историки не особенно интересовались детализацией этих групп по социальному положению и видам раскольничества и сектантства, хотя имели все данные для этого. Поэтому нам придется ограничиться далее приведенной характеристикой ссыльных Пругавиным и добавить сейчас к ней, как подтверждение, отдельные цифры, обороненные советскими историками. Так, с 1806 по 1825 год т. е. за 19 лет, на Соловки, по сведениям Колчина, было прислано для наказания 27 человек, из них, по подсчету Гернета, (кн. 1-я. стр. 279) только один за чисто уголовное преступление, а все остальные — по делам веры. Дальше, из его второй книги (стр. 486) узнаем: в списке 1826 года из 30 фамилий 29 были заключены за разные религиозные престу-



 


- 145 -

пления, в большинстве за скопчество; из 45 заключенных в 1830 году 36 чел. содержались по делам веры, 5 — уголовных, 3 — политических и один — за «сварливый нрав»; из 19 заключенных в 1855 году за религиозные преступления содержалось 18 человек и только один за смешанное: за религиозное и уголовное.



Несмотря на казалось бы жуткие по описаниям всех историков условия заточения, многие узники выдерживали их десятилетиями, доживая буквально до Мафусаилова возраста. Тот же Гернет во второй книге приводит много подобных примеров. Так, в списке содержавшихся на Соловках в 1855 году были узники с 1812, 1818, 1822 и других ранних годов. «Ветераном был крестьянин Семен Шубин, в тюрьме за старообрядчество и богохульство. Он пробыл в заключении 63 года, достигнув 108 летнего возраста. В 1880 году, через несколько лет после освобождения, умер крестьянин Антон Дмитриев, осужденный за оскопление себя и своего помещика графа Головина. Он просидел в Соловках 65 лет и умер, перешагнув столетний возраст. Последний кошевой атаман Сечи Запорожской Петр Кальнишевский просидел в каземате Головленковской башни 16 лет (но не 26 лет, и не в земляной тюрьме под Успенским собором, как пишет Пидгайный на 67 странице), и освобожденный уже глубоким старцем не захотел покинуть монастырь. И умер там, достигнув 112-летнего возраста. Его могила стала местом паломничества украинцев-соловчан. Фруменков без доказательств просто отрицает, как дореволюционную легенду, будто тюрьма в монастыре построена по просьбе Кальнишевского в ответ на запрос царя, чего он, атаман, хочет за безвинно понесенные страдания: «Пусть царь-батюшка прикажет выстроить для преступников настоящую тюрьму, чтобы они не маялись, как я, в душных казематах крепости». Между прочим, на питание Кальнишевскому выдавалось из его средств (как и князю Долгорукову) по рублю в день, — очень большая сумма по тем временам, достаточная, чтобы ежедневно насыщать десяток узников. Неизвестно (или скрыто историками) из побуждений ли веры или в благодарность за некоторые возможные послабления в режиме, Кальнишевский перед смертью пожертвовал монастырю Евангелие стоимостью в 2435 рублей и весом в 34 фунта, изготовленное в Москве серебряных дел мастером. На его же деньги монастырь отремонтировал протекавший каземат Головленковской башни, где Кальнишевский содержался. Освободили его уже слепым старцем, чем, по-видимому, и объясняется желание кошевого атамана провести последние Дни жизни на Соловках.



 


- 146 -

Щедрый на пропагандные жупелы, Фруменков заканчивает книгу главой на 47 страницах ПОЛИТИЧЕСКИЕ УЗНИКИ (монастыря) В XIX ВЕКЕ. (стр. 141-189). Сколько же их оказалось? Хватит ли места перечислить лишь их фамилии? О да, с избытком! Начнем по порядку:



1 - 2. Двое из кружка братьев Критских, Михаил Критский и Николай Попов, близкие по образу мыслей к декабристам, сосланы на Соловки в двадцатых годах XIX века. В октябре 1839 г. обоих отправили рядовыми в Мингрелию. Критский вскоре был убит в сражении с лезгинцами, о дальнейшей судьбе Попова ничего неизвестно (Фруменков, стр. 147).



3. В  тридцатых  годах  доставили  на остров священника девичьего монастыря  в Муроме, Владимирской губернии, Андрея Лавровского,  «по подозрению в подбрасывании листовок, порицавших крепостное право и др.». Лавровский решительно  отрицал свою причастность к этим письмам,  вызвавшим ряд волнений. По докладу шефа жандармов Бенкендорфа царь приказал освободить Лавровского из монастырского острога, а в 1842 г. ему уже разрешили и священнослужение.



4. В пятидесятых годах привезли на Соловки бывшего студента Киевского, потом Московского университетов Георгия Львовича  Андрузского «за  вредный  образ  мыслей  и  злонамеренные сочинения», как одного из видных членов Кирилло-Мефодиевского  общества,  целью  которого  являлась, якобы, единая  всеславянская федеративная  демократическая республика, с ведущей в ней ролью Украины, и отмена крепостного права. По чьему-то доносу общество в апреле  1847 г. было раскрыто. Андрузского, сына помещика Полтавской губернии, владевшего сотней крепостных, доставили в Петербург. На Соловках через два или три года он написал «покаянное письмо» архимандриту, указав в нем, что «назидательные беседы, хождение в церковь и чтение книг во многом совершенно изменили мои понятия...» Но Андрузского, несмотря на ходатайство архимандрита, из тюрьмы не выпустили. Вызволилаего с острова Крымская война, когда он и несколько других арестантов особо отличились в 1854 г. при отражении обстрела монастыря английской эскадрой. Стихи его об этом событии опубликованы в «ЧТЕНИЯХ» в прошлом веке.



Андрузского в том же году привезли в Архангельск. Сначала его приняли на должность канцеляриста в губернском управлении, потом там же он стал помощником столоначальника в палате уголовного и гражданского суда. В 1858 году ему, наконец, разрешили вернуться на родину.



5. Особенно обстоятельно и с большой симпатией Фруменков описывает пребывание в соловецкой тюрьме  единствен-



 


- 147 -

ного более или менее близкого к декабристам поручика Горожанского.



«Доведенный режимом Соловков до крайнего психического расстройства, Горожанский  9  мая 1833 года  заколол  ножом часового. Убийство он объяснил тем, что солдаты (размещавшиеся тут же в коридоре тюрьмы вдоль камер — чуланов) «постоянно кричат, шумят, а он, часовой, должен их унимать и для чего не унимает». Из Архангельска прислали для освидетельствования «в положении ума его» акушера Рязанцева. Заключение Рязанцева «о частичном помешательстве» привело к тому, что вместо  военного суда, по докладу Бенкендорфа в  1833 году царь приказал «оставить  Горожанского в монастырской тюрьме... а для обуздания от дерзких предприятий употреблять в нужных случаях изобретенную для таких больных куртку»  (без рукавов,  смирительную. М. Р.).



Дело об убийстве часового Горожанским на этом не закончилось. В  1835 году шеф жандармского корпуса Бенкендорф, очевидно, не по собственной инициативе, а с ведома и с благословением императора, отправил на Соловки для ревизии острога жандармского подполковника Озерецковского. Ревизия привела к изменению порядка ссылки на Соловки и к смягчению участи  отдельных арестантов,  но в чем и как конкретно выразились эти изменения и смягчение участи, Фруменков  обходит молчанием.*  Пишет только,  что положение Горожанского не улучшилось, отзывы о нем в Синод архимадрита оставались отрицательными, и что вместо тюрьмы его на какой-то срок перевели в каземат Головленковской башни. Там в двадцатых годах двадцатого века концлагерная «антирелигиозная бацилла» Иванов на одном из камней в камере будто бы обнаружил надпись «14 декабря  1825 г.» и тем дал  «бесспорное  подтверждение»...  Ходатайство  матери Горожанского во всех инстанциях о возвращении ей «несчастного сына» оставались без последствий. 29 июня 1846 года, просидев в Петропавловской крепости и в монастырском остроге 19  лет, поручик  Александр  Семенович  Горожанский умер.



 


 

* Зато Гернет здесь не покривил душой (кн. 2-я, стр. 464): «Озерецковский отметил в акте, что многие арестанты несут наказания, весьма превышающие меры вины их. В результате ревизии, 15 заключенных переведены из монастырской тюрьмы на военную службу, трое освобождены с острова, двое переведены в монашеские кельи, слепой — в больницу в Петербург и один принят в послушники монастыря. Архимандрит был сменен».


- 148 -

6. В 1864 году в Соловки был доставлен студент казанской духовной академии священник И. Яхонтов за панихиду по убитом в селе Бездна, Казанской губернии, Антоне Петрове во время усмирения крестьянских волнений, вызванных введением уставных грамот в феврале 1861 года. В 1867 году Яхонтова освободили и он уехал миссионерствовать в Сибирь (Пругавин, стр. 74). Фруменков к этому добавляет (стр. 139), что «на панихиде на кладбище в Куртинской церкви присутствовало 150 студентов духовной академии и казанского университета и что Яхонтов был также одним из организаторов сбора денег в пользу семей убитых крестьян.*



7 - 8. Последними политическими в монастырской тюрьме были два молоденьких крестьянских паренька, наверное, к тому же полуграмотных, приехавших на заработки в Питер на фабрику Торнтона, Яков Потапов и Матвей Григорьев. 6-го (18) декабря 1876 года случайно, нет ли — объясняй каждый, кому как нравится — они оказались в Петербурге на площади у Казанского собора, «где учащаяся молодежь хотела отслужить панихиду по революционерам... Демонстранты окружили оратора (им был тогда неузнанный Г. В. Плеханов). Хотя число участников было незначительно... под крики «браво» оратору, молодежь подняла на руки и подбрасывала вверх парня, державшего в руках красный флаг с надписью: «Земля и воля».



Этим парнем по прихоти случая и оказался безусый Яков — «первый знаменосец русской революции», как с той поры окрестили его все революционные партии. По словам обвинительного акта, на который ссылается Гернет (кн. 3-я, стр. 68, 69), «тут выдвинулась молодая женщина (шестнадцатилетняя Шефтель) с призывом: «Вперед, за мной!» (А куда, зачем — историки не поясняют, да она и сама, видимо, не знала...). Но явившиеся полицейские остановили толпу».



Фруменков совсем иначе, нежели Гернет, описывает тот же факт, пользуясь корреспонденциями, опубликованными в рус-



 


 

* Поступок несравнимо более серьезный, чем панихида отца Николая Лозино-Лозинского для лицеистов по убитом императоре Николае Втором, а вот поди ж ты, освободили Яхонтова! «В литературе есть упоминание о том, пишет Фруменков, что монахи заточили Яхонтова в Головленковскую башню». Этой «литературой» оказалась статья «антирелигиозной бациллы» Иванова в журнале «Соловецкие острова» за 1926 г. номер 5-6, стр. 198. Охаяв «бациллу» с первых страниц своей книги, историк тут, без проверки, приводит его домысел.


- 149 -

ской эмигрантской прессе, (стр. 174): «Царизм свирепо расправился с участниками. В жестокой свалке на месте демонстрации молодежь была избита полицией и дворниками... Арестовано было 32 человека, среди них 11 женщин (Читай: курсисток. М. Р.), суду предано 21 чел.».



Сколько из них и к чему присуждены, Фруменков не пишет. По Гернету — 6 чел. к каторге, большинство к ссылке на поселение. Шефтель и Потапову, как несовершеннолетним, царь заменил каторгу: первой — ссылкой в Сибирь, второму — пятилетним «покаянием» в отдаленном монастыре. Потапова отправили в Вологодский Спасо-Каменский монастырь, а Матвея Григорьева*, другого демонстранта, тоже на «покаяние» в Николаевскую пустынь Астраханской епархии. Оба они, упившись революционной сивухой, чем только могли, досаждали своим наставникам из монахов и настоятелей. По просьбе последних, Синод перевел их в Соловецкий монастырь.** В дальнейшем обоих этих крестьянских парней всегда и всюду в истории революции большевики именуют рабочими и замалчивают их возраст. В Соловках настоятель Мелетий тоже спасовал перед Потаповым, «закусившим удила». Фруменков (стр. 180) поясняет, почему именно:



«Потапов оставался верен себе. Он издевался над своими «духовными наставниками» и религией вообще. Выведенный физическими и моральными истязаниями из терпения (А какими именно, Фруменков утаивает. М. Р.), Потапов поднял руку на самого архимандрита. Такого случая еще не бывало со дня основания монастыря. Присутствуя на панихиде по Александру Второму 19 марта 1881 г., Потапов подошел под благословение Мелетия и спросил его: — Когда, ваше высокопреподобие, выпустите меня на волю? (т. е., очевидно, из одиночки. М. Р.), на что Мелетий ответил: — Не мое дело. Потапов тут же ударил его по шее и, по свидетельству очевидца Шмидта, крикнул: — Вот же тебе!»



Вскоре завелось новое «дело» на Потапова, смакуемое



 


 

* Гернет (кн. 3-я, стр. 338) относит Григорьева также к несовершеннолетним. Обоих Потапова и Григорьева по этой причине отправили в отдаленные монастыри.



** Строитель Белавинской пустыни, куда монастырь определил Потапова, жаловался епископу, что тот часто самовольно отлучайся неизвестно куда и зачем; неизвестно, откуда и от кого получает письма и посылки деньгами и вещами; требует того, чего дать ему не имеем возможности и даже не только оскорбляет словами строителя, но и грозится при случае побить его.


- 150 -

Фруменковым. 13 июня 1881 года в 9 часов вечера Потапов убежал из одиночки на третьем этаже и через Сельдяные ворота (их снимок есть во 2-м томе «Архипелага» на стр. 29) появился в гавани. Дальше, чтобы не обвинили в искажении, привожу его показания по протоколу, как он передан Фруменковым:



«Разогнув решетку, вделанную в окно камеры, я связал три полотенца вместе и одно из них, как более широкое, разодрал пополам и из этих четырех... составил одно целое, и привязав конец к решетке... спустился во двор незамеченным (Три полотенца?! Мы и через полвека там же не имели и одного, если родственники не позаботились. М. Р.). Через еще открытые ворота вышел в гавань с мыслью достать лодку и уплыть на ней в Кемь. Богомольцы отказались помочь мне в этом, и когда я им ответил, что я арестант, то они хотели отвести меня в острог, но я пошел сам в сопровождении их, видя, что побег не удался».



Там его в этот час разыскивали солдаты. Они связали Потапова веревками, а чтобы не повторилось подобного, надели на него ножные кандалы, «в которых нахожусь и теперь», — записано в протоколе.



Теперь дадим вылиться эмоциям Фруменкова: «С 19 марта «бунтовщика» посадили на хлеб и воду. В другой пище ему было отказано... Перелистывая страницы... невольно проникаешься уважением к отважному, не покорившемуся революционеру. Нужно обладать незаурядным мужеством, ненавидеть своих классовых врагов и палачей свободы, безгранично верить в правоту дела, чтобы продолжать единоборство с русской Бастилии».



Бона куда вознес Потапова! Подумаешь, — мужество! Да и чем он рисковал-то? Вот если бы бежал в лес, да оттуда на двух бревнах пустился «по воле волн» — это было бы и мужество, и отчаяние. Или, например, как Бессонов с Мальсаговым, разоружив конвоиров, месяц по топям и снегу, отстреливаясь от погони, пробирались в 1925 году из Кеми в Финляндию, — и пробрались, — вот это было мужество! А чтобы в толпе у богомольцев опрашивать лодку и сразу же объявить себя убежавшим арестантом — такими храбрецами пруд пруди! Он знал, что и пойманному ему не будет хуже (А вышло даже лучше). Унтер-офицер передает, что Потапов хвастается не стыдясь: «Я еще не такую шутку сделаю!», обещав снова убежать и называя себя неверующим.



После происшествия в соборе и побега, наконец-то «завели дело». В оформлении его участвовали (по словам Фруменкова) чиновники империи в ранге министров. Това-



 


- 151 -

рищ министра внутренних дел торопил министра юстиции, тот — губернского прокурора, прокурор «нажимал» на Архангельский суд, требуя ускорить дело о «крестьянине Якове Потапове». И вот 4 сентября 1881 года судебная палата «родила мышь»: Потапова за все поведение в монастыре приговорили к ссылке на поселение в отдаленнейшие места Сибири. Оказавшись в 1882 году в Якутской области в Вилюйском округе, он и там оставался для большевистских историков «писаной торбой» и хорошей «кормушкой» для его биографов. С. С. Шустерман утверждает, например, что «Потапов и там конфликтовал с якутскими богачами (тойонами) и попами». Умер Потапов в Якутской области 3 мая 1919 года в возрасте 61 года.



«Такой дорогой ценой Потапов добился своего освобождения из Соловков», утверждает Гернет (кн. 3-я, стр. 339). А мне кажется, ценой совсем дешевой. В нижних чуланах острога он не сидел. (Они уже полвека использовались только для описаний прошлых ужасов гуманистами, либералами, атеистами. Дописались!..)



Через окошко, размером в шесть квадратных вершков с двумя решетками, оттуда и крыса не вылезет. В казематах Головленковской или Корожанской башен он не сидел, в «каменных мешках» — тоже, — все они давным-давно пустовали. Был даже донос в Третье отделение (Гернет, стр. 339), будто Потапов вначале пользовался в монастыре льготами и общался с богомольцами. Да так оно, надо полагать, и было, только архимандрит, виновный в этом, в свое оправдание назвал донос поклепом.



Следует отметить, что у Гернета события с Потаповым, списанные им из статей Колчина, поданы «вверх ногами»: сначала он, якобы, бежал, спрыгнув с окошка третьего этажа, а ударил архимандрита позже.



Второй «напарник» Потапова по демонстрации Матвей Григорьев вначале тоже хорохорился в Николаевской пустыне. По жалобе настоятеля, его заключили в Астраханскую тюрьму, а затем, по повелению царя, в 1879 году отправили в Соловки. Тут он понял, что молодечеством многого не добьешься и утихомирился.



«Соловки — пишет Фруменков — если не перевоспитали Григорьева, то «уломали». Узник терпеливо переносил свое одиночное заключение и производил на монахов впечатление скромного и деликатного юноши... словом, в глазах архимандрита, выгодно отличался от Потапова».



После неоднократных похвальных отзывов архимандрита, в июле 1882 года, когда Потапов шел в Якутию, Григорьева



 


- 152 -

освободили и разрешили ему вернуться на родину. Потаповым и Григорьевым закончилась политическая ссылка на Соловки в ХIХ-м веке.



Словно маловато политических для целого столетия, и умер-то из них восьмерых в монастыре всего один — Горожанский. Мизерное число политических, очевидно, очень тяготило советских историков и они добавили к ним нескольких «политических», в большинстве из духовенства, сосланных на Соловки Синодом в давно забытые времена. Вот они:



1. Игумен Троицкого монастыря Артемий, высланный духовным собором 1554 года «на смирение в келью молчательную, да яко и тамо душевредный и богохульный недуг от него ни на единого же да не распространится». Его обвинили в еретическом вольномыслии и в идейной близости к рационалисту Матвею Башкину, освободившему своих крестьян. Артемий был первый узник Соловков и первый, удачно бежавший оттуда в Литву. Так и не выяснено, кто помог Артемию скрыться: сам ли игумен Филипп или его охрана.



2. Вскоре  туда  же  заточили  советника  Ивана  Грозного Благовещенского протопопа Сильвестра. Разжалованный временщик, по мнению Карамзина, не испытал всех тяжестей заключения, вел беседы с игуменом Филиппом на политические темы, пользовался его расположением, принял монашество и умер там, как инок Спиридон, в конце шестидесятых годов ХУ1 века.



3. В 1588 году в опалу и в Соловки попал при царе Феодоре будущий ратоборец за русскую землю и деятель Смутного времени Авраамий Палицын  (Аверкий Иванович). Есть версия, будто туда его отправил Борис Годунов, подозревавший его в соучастии в заговоре Шуйских. Тут, на Соловках он принял монашество и в 1594 году отправлен в Троице-Сергиев  монастырь. После  разгрома  польско-шведского  нашествия, в 1620 году Палицын вернулся на Соловки, где и умер в 1627 году. Похоронили его близ южной стены Преображенского собора. Могилу нашли в 1872 году и вскоре поставили на ней памятник из серого гранита в форме гробницы.



4. С 1606 по 1612 год в монастыре содержался татарский царевич,  владетель  и  хан  Касимова  Симеон  Бекбулатович, пользовавшийся особым доверием Ивана Грозного за верную службу России и переход в православие. Одно время он официально считался «царем всей Руси», а Грозный оставил за собой лишь титул  «великого князя Московского».  Последовавшие за смертью Грозного годы были один другого хуже для ослепшего старца Бекбулатовича. За четыре года до смерти, его по личной просьбе перевели с острова, как инока Стефана, в Кирилло-Белозерский монастырь.



 


- 153 -

 



 



5. Всесильный начальник Тайной канцелярии Петра Первого и его любимец, чья подпись стоит на указах о заточении в Соловки, граф Петр Андреевич Толстой с сыном Иваном летом 1727 года сам очутился на Соловках. «Высочайший указ» гласил: «За многие его вины... лиша всех чинов и чести... содержать его в келье под крепким караулом, писем не разрешать ни от него, ни к нему, никого до него не допускать и довольствовать братской  пищей». А весь  сыр-бор разгорелся будто бы из-за спора между двумя временщиками, на ком женить наследника Екатерины Петра Второго. Меньшиков выдвигал невестой свою дочь, а Толстой — одну из своих... Через год, летом 1728 года умер Иван, а в январе 1729 года его 84-летний отец. Старика похоронили в кремле у западной стены Преображенского собора, а сына на общем кладбище за монастырем. Имущество свое Толстой завещал монастырю, в том числе  16 золотых червонцев. Толстых содержали под особым караулом в  «Антоновской тюрьме», что южнее Святых ворот. На смену Толстому в ту же тюрьму Бирон прислал заклятого врага Толстого князя В. Л. Долгорукова.



6. К разряду политических Фруменков с готовностью относит и прадеда нашего поэта по отцовской боковой линии капитана Сергея Пушкина, приговоренного в 1772 году «на вечное заключение в какую ни на есть отдаленную крепость с лишением чинов  и  дворянства  и  переименованием  в  бывшего Пушкина за приготовление инструмента для делания подложных банковских ассигнаций». Сначала  «бывшего»  заключили в Пустозерский острог, где он провел девять лет, получив оценку «дерзкого, вредного и опасного человека. Он кричанием изрыгнул скверно-матерную брань прямо и точно на священнейшую особу ея императорского величества». За эту «дерзость» и, якобы, за какие-то «подметные письма» бывший Пушкин оказался в Соловках. Тут, судя по характеристике архимандрита, бывший Пушкин «житие препровождал смиренно». Умер он в каземате соловецкой тюрьмы 24 декабря 1795 гола и погребен на раскольничьем кладбище за церковью св. Онуфрия. Всего в Пустозерском остроге и в Соловецкой тюрьме он просидел 23 года.



Не удалось пока выяснить, в каком году отправили в Соловки и как долго содержали там подполковника Ганнибала. Судя по фамилии, он тоже из гнезда военных предков Александра Сергеевича («...род Пушкиных мятежный...»). Известно только от Пругавина, что попал он туда «за буйство и дерзкие поступки». Но его к упомянутым выше шести поли-



 


- 154 -

тическим ни Гернет, ни Фруменков не причисляют, и даже не упоминают о нем.



7. В 1861 году был сослан на Соловки «под строжайший надзор» священник села Студенки, Пензенской губернии, Федор Померанцев за неправильное толкование манифеста. Он доказывал крестьянам, что барщину вместо ОТБЫВАТЬ, как указано в Положении от 19 февраля, надо ОТБИВАТЬ... Начались открытые крестьянские бунты, охватившие ряд деревень и вызвавшие применение вооруженной силы. Виновник этого бунта священник Померанцев пробыл на острове два года и в 1863 году по здоровью переведен в Суздальский монастырь.



Содержались в казематах и безименные арестанты, особенно в период бироновщины. Привозили их под кличкой или номером, известные по архимандритским отчетам только тем, с какого года содержатся, «а за что — знать не надо». Для таких и для особо важных ссыльных, как Толстой, Долгоруков, флигель-адъютант Шуйский и некоторых других, даже присылали особые караулы. Но их на Соловках за сотни лет перебывало не больше десяти человек. Почему-то ни один из историков не упоминает о вожде чеченцев Мансур Ушу. Он был взят в плен в 1791 году, отправлен на Соловки и там умер (см. НРСлово от 18 мая 1968 г. статью Н. Канта «Чеченцы»).



Для рядовых арестантов, в большинстве состоящих из скопцов и сектантов, в монастыре имелась караульная команда из инвалидных солдат. В восемнадцатом веке численность ее иногда доходила до пятидесяти человек, и тогда по ночам по кремлю попарно ходили дозоры, а у Никольских, Архангельских, Рыбных и Святых ворот стояли часовые. С 1781 года караульная команда, до того подчинявшаяся архимандриту, получила своего военного начальника — обер-офицера, но в связи с концентрацией всех арестантов в остроге и засыпкой тюремных «погребов», численность караульной команды постепенно сокращалась и под конец упала до двадцати солдат.



Можно добавить еще свыше сотни имен монастырских узников, упоминаемых в книгах всех историков, но ради экономии места воспользуюсь их обшей характеристикой и классификацией, приведенной еще в прошлом веке Пругавиным и не опровергаемой советскими историками:



«Чаще всего монастырскому заключению подвергались вожаки и руководители раскола — старообрядчества, а также основатели и главные деятели разных сект в роде известного беспоповца костромского купца Папулина, «духовного царя» секты прыгунов Рудометкина, знаменитого по секте бе-



 


- 155 -

гунов или странников Киселева, наставника саратовских молокан Плеханова, известного мистика, игумена Селенгинского монастыря Израиля, основателя Десного братства артиллерийского капитана Ильина, и др.».



Сидели на Соловках скопцы, субботники (секта иудействующих), а то и просто, как Иван Бураков, «за отступление в раскол, какого еще не бывало: ничему не верит». Учитель Воскресенский был заключен в тюрьму в 1825 году на всю жизнь «за богохульство после наказания кнутом». Несмотря на раскаяние за произнесенные в запальчивости слова, его продержали десять лет и освободили с условием остаться в монастыре.*



Священников заточали в Соловки чаще всего «за побег к раскольникам». К этой главной вине нередко присоединялись еще другие, в роде нетрезвой жизни, пьянства, убийства и т. п. Монахов ссылали за уклонение в ересь, «за порочную жизнь», «за лживые клеветнические доносы», «за пьянство и развратное поведение» и т. п.



Не только за политику, за участие в придворных заговорах, за святотатство, раскол и сектантство — ссылали людей на Соловки (правда, значительно реже) даже за чисто уголовные преступления: за убийство членов семьи, иногда в припадке сумасшествия. Пругавин приводит часть таких примеров. Малолетка Панасенко за убийство 8-месячной девочки отбыл на Соловках около шести лет, пока подрос и сдан был в солдаты. Синод отправил в Соловки на эпитимию на семь с половиной лет крестьянина Бестолченова за снохачество, расценив его, как «кровосмешение». Под монастырское «начало» с непременным трудом попадали и просто по ходатайству родственников за развратное поведене, пьянство и буйство. Именно за это там «по жалобе отца своего» очутился корнет Спечинский с просьбой папаши держать сынка «пока утвердится в доброй нравственности и особенно в правилах нашей религии».



 



* * *



 



За всю историю монастырского заточения удачных побегов на материк было столько, что о них можно сказать: «Раз-два, да и обчелся». Значительно чаше шли побеги за стены



 


 

* Этому Воскресенскому Гернет (кн. 1-я, стр. 280) отнес в заслугу составление описи монастырского архива и написание трех томов «Исторического описания Соловецкого монастыря», изданного архимандритом Досифеем Немчиновым как его собственный труд.


- 156 -

монастыря, в лес, к озерам; если невозможно бежать с острова, то хоть на нем подышать чистым воздухом и насладиться природой, пока не поймают или голод не принудит вернуться в острог.



Именно так закончились не так задуманные побеги у расколоучителя А. Белокопытова. При первом побеге его плотик прибило обратно к острову, при втором — беглеца поймали на острове (в 1745 и 1746 гг.).



Старовера Дружинина Григория также дважды поймали в лесу, при чем бежал он оба раза в кандалах, а при последней попытке — с большим запасом продуктов, да заблудился среди озер и не мог отыскать место, где спрятал съестное, и долго питался ягодами и кореньями, пока его не схватили (1753 и 1756 гг.).



Дважды бежал «секретный арестант» авантюрист румын Попескуль. Первый раз осенью 1788 года его поймали в лесу и посадили в земляную тюрьму под крыльцом Успенского собора. Вторично он скрылся в феврале 1791 года. Все поиски его сначала на острове, а потом по всему материковому побережью оказались безрезультатными и потому посчитали его погибшим «либо с голоду и стужи, либо утопшим», если доверил судьбу плавающим льдам.



«Неудачливых беглецов — пишет Фруменков (стр. 27) — переводили в более надежные казематы и снижали им суточную норму хлеба, чтобы не сушили сухарей для очередного «обегу». Тут, по-моему, Фруменков относительно сухарей для «сбегу» противоречит сам себе. Он писал вначале, что арестантам выдавали по фунту заплесневевшего, сырого, с примесью хлеба. Из такого сухарей не насушишь. Да и вообще, если от фунтовой пайки что-то откладывать для «сбега», так через месяц не то, что бежать, — со скамьи не поднимешься. Профессору Фрумекову полагалось бы не только проверить действительный вес монастырской пайки, но и взвесить свои слова, прежде чем отправлять их в печать.



 



* * *



 



А был еще один легальный путь в восемнадцатом веке прервать свое заточение. По закону того времени вольный или арестант, объявивший «слово и дело» или «государеву важность», подлежал отправке под конвоем один или с оговоренным им человеком в Москву, в Преображенский приказ, «к Варваре на расправу».



Первый раз туда отправили в 1723 году Ивана Буяновс-



 


- 157 -

кого* по «извету», будто он назвал царя Антихристом. Донос не подтвердился, и Буяновского вернули в соловецкую тюрьму. Через год он сам объявил «государеву важность» и снова в кандалах побывал на Варварке. На этот раз его вернули с предписанием держать безвыпускно в земляной тюрьме, доносов его не слушать и в столицу больше не отправлять. Маршру

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Скептикус

Крестный ход мира по Украине: «А зачем они идут?» ФОТО

Пятница, 22 Июля 2016 г. 20:48 (ссылка)


Рыжков (310x207, 43Kb)



Сергей Рыжков




Я и сам не мог найти ответа на этот вопрос, пока не увидел всё воочию…




«Зачем они идут?» Такой вопрос – то с опаской, то с раздражением, то с недоумением – звучал в ти дни отовсюду. Найти для себя на него ответ захотел киевский фотограф Сергей Рыжков и отправился сначала в Святогорск, а затем в Почаев. Каким он увидел Всеукраинский крестный ход мира, Сергей рассказал и показал «Правмиру».



Провести Всеукраинский крестный ход мира, любви и молитвы за Украину благословил Предстоятель Украинской Православной Церкви Блаженнейший Митрополит Онуфрий. В своем Обращении, опубликованном 27 июня 2016 года на официальном сайте УПЦ, Его Блаженство призвал всех принять посильное участие в молитвенном шествии – ради прекращения войны на Востоке Украины.



«Настало время проявить свою христианскую сознательность. Простого созерцания Крестного хода – недостаточно. Кто может идти в Крестном ходе долго, пусть идет. Кто может передвигаться только в своем населенном пункте, пусть делает это. Если можете накормить паломников – всё это также является вашим участием в общем большом деле», – с такими словами обратился Митрополит Онуфрий к верующим.



Всеукраинский крестный ход мира стартовал с Востока и с Запада Украины. 3 июля – из Святогорской Лавры, 9 июля – из Почаевской. Конечная цель – Киев, Владимирская горка, Киево-Печерская Лавра, участие в богослужениях в День Крещения Руси, 28 июля.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Минин-Пожарский

ЗОЛОТО ВЫПЛАВЛЯЕТСЯ В ГОРНИЛЕ. Часть первая. Священник Дмитрий Ненароков

Четверг, 21 Июля 2016 г. 19:37 (ссылка)


«Возненавидех церковь лукавнующих…» (Пс.25,5).




Над Россией в очередной раз спустилась зловещая тишина; неумолимо нависшая над каждым русским домом, над каждой русской судьбой, она звенит громче обывательского каникулярно-отпускного щебета. Чудовищно привычным для слуха становится происходящее: кровоточит Украина и Ближний Восток, падают самолеты, повсюду известия о новых смертях, о судебном безпределе, о принимаемых у нас «драконовских» законах – тайно от народа (как принятый 23.06.2016) или явно (24.06.2016).


 


Всё это, градом обрушаемое на наши поникшие головы, происходит под непонятное, упорное и какое-то нелепое молчание «официальной церкви» — будто весь аппарат РПЦ МП разом уехал на каникулы, а архиереи продолжают молчать.




Ко мне приходит множество тревожных по содержанию писем от единомысленных, сочувствующих. Можно понять безпокойство верующих: прошёл первый шок, прошло оцепенение, страх от ощущения войны, внезапно объявленной русскому Православию предательством в Шамбези и на Архиерейском соборе в Москве, затем на Гаванской встрече. Началась бурная реакция, которую, казалось, погасить уже невозможно. Конференции сменялись круглыми столами, встречи в эфире переходили в бурные дебаты, видеообращения перемежались тяжкими взаимными обвинениями.




Впереди маячил «восьмой великий и вселенский собор» и большинству думалось: вот-вот сейчас грянет нечто, что явится водоразделом целых исторических церковных эпох, точкой невозврата, после которого станет невозможно жить и спасаться «в привычном режиме».




Абсолютно все ждали голоса русских архипастырей. В особенности после публикации выступления владыки Лонгина (Жара) на епархиальном собрании. Простой верующий народ, как развороченная сухая земля – весеннего дождя, жаждал того момента, когда кто-нибудь, хотя бы один русский архиерей обозначит позицию — чёткую, спокойную, но созвучную с очевидной и лежащей на самой поверхности Святой Христовой Истиной. Но, к нашему великому недоумению, сию Истину никто из князей церковных будто бы не замечал. А в атмосфере всё сильнее накаливалась зловещая тишина…




И вот уже позади злосчастное Критское сборище. Закончился спектакль «неприезда на собор» делегации РПЦ, боязливо, но, тем не менее, ловко разыгранный «главными действующими лицами» МП. И отнюдь не важной мне видится судьба соборных документов: будут ли они подписаны «нашей» стороной или нет.




Главное – то, что сейчас ровным счётом ничего не изменилось. Ничего. Только ещё сильнее затянулась иезуитско-ватиканская петля на шее не только Русской Церкви, но и всего российского общества, всего нашего многострадального народа. Иезуиты, как и их предшественники и старшие братья – талмудисты, издревле поклонялись змею, который и обучил их всей своей адской хитрости. Бывший наш патриарх, как и его ближайшее окружение, тоже восприняли эту злохитрость, я бы сказал — способность к ворожбе, или, по славянски – к оборотничеству.


 


Так былины и предания старины ведают нам об убегающем оборотне, который вмиг становится свирепым волком, что подбегает к пеньку, кувыркается через него и превращается в безобидного серого зайчишку… Волк в большинстве древних традиций – зверь-оборотень. Современные волки, завернутые в пышные овечьи шкуры, превзошли своих магических предков – они могут поражать невидимо своим ядом так, что жертвы перестают и видеть, и слышать, и думать, зато начинают фанатично-истово любить своих убийц.




То, что сделали с Русской Православной Церковью, стало возможным лишь вследствие многолетней обработки народа Божьего парализующим ядом безудержного сребролюбия и непомерной корысти, расчётливого лжепослушания и безвольного упования на власть имущих. Разум затмился. Любовь и вера иссякли. Как верно о таком обществе верующих свидетельствует Божественный глас: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Откр.3,15-17).




Не скрою – все думающие, молящиеся, остро чувствующие духовное люди уже давно ожидали от Гундяева чего-либо подобного. Ведь он, как и его учитель и господин митрополит Никодим Ротов, келейное послушание которому будущий патриарх долго и исправно исполнял, был предан иезуитам сызмальства. Есть свидетельства того, что к его отцу, протоиерею Михаилу Гундяеву, ещё в 70-е годы прошлого столетия приезжал сам «черный папа» — генерал ордена иезуитов. Видимо Володю Гундяева уже в те годы метили высоко, и не этой ли иезуитской метке он обязан своим стремительным карьерным взлетом? Так что проект «патриарх Гундяев» вынашивался и созревал в сатанинских ватиканских капищах уже очень и очень давно.




«Никодимовщина» — так окрестили в русском народе сочетания двух мерзейших пред Богом грехов: папистского лизоблюдского вероотступничества и содомской скверны. И те, кто ныне являет собой церковную власть в России, имеют прямое отношение к Никодиму Ротову и к «никодимовщине», ставшей зияющей зловещей иезуитской меткой на каждом из них.




«Тайна беззакония уже в действии» (2Фес.2,7) — с тех пор как в мiр вошли первые антихристы (ср. 1Иоанн.). Но 12 февраля 2016 года во время Гаванской встречи вполне видимо и ощутимо был запущен механизм действия последней тайны — той, что откроет, в конце концов, «человека греха, сына погибели» (2Фес.2,3). «Удерживающая» сила – Русская Православная Церковь, занимающая территориально шестую часть Земли, в лице её  первоиерарха пала и преклонилась перед иезуитом Бергольо – апокалипсическим предтечей Зверя.


 


О нем пишет Пророк: «И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует перед ним со всею властию первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю» (Окр.13,11-12). Ведь «папа Франциск» силами преисподней поставлен объединять мiр в единой Новой религии — именно об этом единстве так настойчиво и неуклонно твердят лукавые предсоборные документы, подписанные русскими архиереями в феврале, и Декларация, подписанная Бергольо и Гундяевым в Гаване.




Мне все время приходится возвращаться к этой теме для того, чтобы все русские верующие люди поняли, что союз с дьяволом уже заключён в феврале, и с тех пор ничего не изменилось.




Но сейчас, после Критского сборища, чтобы усыпить совесть и бдительность русских верующих, фактически все отечественные ресурсы СМИ и интернета старательно и последовательно отводят сознание верующих от катастрофических для Русской Церкви итогов гаванского сговора, переводя их внимание на абстрактную борьбу с «экуменизмом» в лице «плохого парня» — Константинопольского патриарха. И, таким образом, самый наиглавнейший и острый вопрос предательского отречения священноначалия РПЦ от Христа и Его Церкви через сговор с папой-иезуитом и в его лице – со всеми иудео-каббалистами, князьями и правителями мiра сего уводится в тень.




С другой стороны, многие десятилетия подряд «никодимовская» администрация РПЦ МП выстраивала церковную систему строго по иезуитскому лекалу. Также стоит учесть, что сейчас подавляющее большинство церковного народа – это люди, переступившие пороги храмов совсем недавно, не ранее 20-ти лет назад. Все эти люди, так или иначе, стали жертвами проводимых в РПЦ «церковных реформ» и душегубительных по сути экспериментов с Уставом, уничтожившем на корню церковную Соборность, общину, приход и превратившем нашу великую Церковь в огромную, лишённую всякого даже простого человеческого тепла, сеть маркетов, торгующих «духовными» услугами.




Во многом из-за этого основная часть наших верующих перестала объективно и самостоятельно мыслить, потеряла чувство духовной реальности, лишилась «вкуса» истины. Стремительно произошло «усреднение» духовного уровня русского человека. Выстроенная в РПЦ система духовного образования и церковного воспитания держит простых людей в состоянии «всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2Тим.3,7). Вера, долженствующая расти и укореняться в душе каждого, в большинстве случаев остаётся на зачаточном уровне неофита, который верит «живому» авторитету – словам приходского батюшки, цитатам авторитетных священников, мнению продавщицы свечного ящика – но так и не доходит до всецелого упования и доверия Богу, основанным, прежде всего, на непосредственном личном опыте Богообщения, приобретаемом под руководством наставников.




Но ныне «оскуде преподобный» (Пс.11,12)… За последние 10-15 лет возросло принципиально новое поколение священнослужителей, которые «заточены» не на жертвенное безкорыстное служение Богу и Алтарю, а исключительно на менеджмент – эффективное управление и бизнес. Церковный приход, что следует и из Устава, рассматривается только в плоскости извлечения прибыли и сверхприбыли. Молящийся священник, тем более настоятель или наместник – явление чрезвычайно редкое, так как сама административная система МП в течение последних десятилетий тщательно «селекционировала» иной тип руководителей низшего и среднего звеньев церковного управления.




Данная селекция осуществляется во многом благодаря полной замене образовательных программ и методов образования в духовных учебных заведениях. Иезуиты и Опус Деи давно вложили свои силы и средства и в эту особо значимую область. Схоластическая и экуменистическо-либеральная, лишённая евангельской соли – Духа Христова, система образования будущих пастырей, составленная исключительно по иезуитской кальке, уже принесла свои губительные плоды…




Подытожу сказанное: катастрофически печальное внутреннее состояние православного народа и духовенства РПЦ не позволяет им духовно трезво и бодрственно воспринимать и оценивать происходящее, и прямо перед их глазами иезуитствующей прокатолической верхушкой МП во главе с отступником-патриархом совершается чудовищное преступление в отношении Христовой Церкви и Православной Веры.




К спящим и равнодушным современным русским пастырям, к их безразличной ко всему пастве сквозь века доносятся слова Спасителя: «Имея очи, не видите? имея уши, не слышите? и не помните?» (Мк.8,18). Именно сия, в подавляющем большинстве своём аморфная масса безликих и бездерзновенных, полузрячих и ленивых душой людей и наполняет ныне Русскую Православную Церковь, и к ней гремит Божий глас: «Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв!» (Откр.3,1)




Увы, омертвел народ Божий — люди, которые оцепенело не различая «знамения времен» (см.Мф.16,3) пребывают в неправедном обольщении «за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи» (2Фес.2,10-11).




В условиях сего фатального безразличия к судьбе Матери-Церкви со стороны верующих стали возможны те злодеяния, что чинила группа высших церковных «управленцев» в Фанаре и Шамбези, на Архиерейском соборе в Москве и на Гаванской встрече. Спектакль с неприездом делегации РПЦ на о.Крит, так или иначе, был разыгран, как по нотам.


 


Это, выражаясь языком бокса, был типичный финт – ложный замах, который позволил администрации МП «провалить» противника – то есть всех нас, несогласных с её предательством, и обнажить «дыры» в нашей обороне. Кроме сего, как уже неоднократно говорилось, врагами Православия был сделан довольно точный временной расчёт: всячески боясь сопротивления «снизу» — праведного народного гнева – и опасаясь непредвиденных шагов со стороны государства, хитрые лисы из Чистого переулка решили выбрать тактику затягивания «маневра» по времени.


 


Опять-таки, прибегая к терминологии бокса, кирилловцы решили «перебегать противника» — всю свою возможную оппозицию – измотать в тягостном ожидании каких либо реальных действий, сбить дыхание «рваным ритмом» противоречивых новостей. Ими также учитывался такой объективно-несомненный фактор, как летний сезон с его жарой, отпусками, дачами, каникулами – то есть всё то, что расслабляет и отвлекает и никак не может расположить к деятельному сопротивлению.




Ещё об одном вопиющем факте следует сказать отдельно. После февральского гаванского злодеяния валом, одно за другим, последовало множество церковных запрещений священнослужителей и монашествующих, которые не побоялись открыто исповедать свою истинную веру и категорическое несогласие с предательской унией. Однако духовных воинов это не сломило и не испугало – наоборот, руководство МП увидело, что число таковых растёт и все шире открываются глаза у простого искренне верующего народа, который активно встаёт в их ряды, «патриарх» запустил в действие механизм криминальной расправы над инакомыслящими.




Недаром уже давно среди священнослужителей руководитель РПЦ стяжал себе прозвище «Кирилл Кровожадный»: с самого начала его блестящей карьеры он «прославился» внесудебными расправами и шантажом «компроматом» против неугодных клириков. А на патриарший престол сей иерарх взошёл буквально по трупу своего предшественника (и это скоро обязательно Господь откроет всем)… Этим летом, объезжая епархии, Кирилл потребовал у владык прекратить церковные прещения священнослужителей-исповедников, веля своим сатрапам задавить их «другими, нецерковными способами».


 


Были развязаны руки криминалитету и коррумпированным правоохранителям. Последовали расправы, провокации, репрессии. И надо быть готовым, что сего гнусного беззакония в ближайшее время станет гораздо больше в связи со вступлением в силу недавно принятых законов, в том числе пакета «закона Яровой», который был, кстати, инициирован и лоббирован лично Гундяевым.




Подводя итоги сказанному, ещё раз хочу повторить: «хитрый план» Гундяева и Ко приведен в исполнение уже в феврале 2016 года независимо от подписания (что почти наверняка произойдёт) или неподписания злополучных Критских документов. Если отставить в сторону всё, о чем, мягко говоря, недостаточно осведомлены: всевозможные политические игры, ситуацию на Ближнем Востоке и Украине, кризис в Турции – то в «сухом» остатке останется самое главное:




Первое. Предательский союз (уния) с Ватиканом и всеми его структурами, включая сатанистов — иезуитов, уже заключён и закреплён 12 февраля 2016 года в Гаванском аэропорту Хосе Марти. И итогового документа сей встречи – Совместной декларации папы и патриарха – никто пока не отменил и отменять не собирается.




Второе. Катастрофическую ситуацию в Русской Православной Церкви, сложившуюся после февраля, не изменит ни принятие, ни непринятие пакета итоговых документов Критского собора синодом РПЦ МП.




Третье. Налицо тактическая победа администрации МП, которая умело и своевременно воспользовалась всеми «плюсами» ситуации «неучастия» делегации РПЦ в Критском соборе. Церковной верхушке, ловко манипулирующей своим так называемым «несогласием», «неприездом», «неподписанием», удалось, во многом, «спутать карты» всех своих оппонентов, «замылить» во всех СМИ тему унии с Ватиканом и предательства Православной Веры, незаметно заменив её на абстрактную борьбу с экуменизмом и проблему выхода РПЦ из Всемирного Совета церквей.




Четвертое. Команде Гундяева удалось выиграть время – и это их тактическую победу следует отметить особо. Кроме результатов, указанных выше в третьем пункте, полученное время было с успехом использовано администрацией МП для сепарации всех «несогласных» на две группы: «умеренную оппозицию» и «радикальную оппозицию» (по их же терминологии).




«Умеренная оппозиция», как и во все времена, создавалась при непосредственном участии власти (в данном случае структур, подчиненных и курируемых МП) и для обслуживания властных же интересов. Её возглавляют заранее расставленные на эти посты одиозные священнослужители (к примеру, Всеволод Чаплин), «популярные» духовные авторитеты, некоторые околополитические персоны и «православные олигархи». Их задачи простые – завести церковный народ в тупик, не дав ему возможности самоорганизоваться на борьбу с явным злом, и, по возможности, блокировать и растоптать «радикалов», предельно выставив их ничтожно-маргинальными. Для этого уже запущен и раскручен весь финансовый и информационный ресурс, находящийся в распоряжении «умеренных».




Наконец, пятое. Нынешнему руководству РПЦ не нужны исповедники, пользующиеся уважением и популярностью в народе. Поэтому, кроме обычного в таких случаях привлечения криминала для разборки с неугодными клириками, «исполнители церковных наказаний», получившие в руки мощные юридические рычаги — такие, в частности, как «Закон о профилактическом учете» (Федеральный закон от 23 июня 2016г. №182-ФЗ) и пакет «закона Яровой и Озерова» (принят Госдумой 24 июня 2016г.), отныне будут безпредельничать уже «законно», подставляя новых исповедников уже под уголовные статьи. В горячем летнем воздухе запахло 37-м годом…




В 17-ом веке иезуиты, лукаво вкравшиеся в окружение царя и патриарха, убедили Государя Алексея Михайловича в необходимости занять трон византийских императоров, а патриарха Никона – Вселенский Константинопольский престол. В результате грянул Великий раскол, после которого России суждено было три с половиной века захлебываться кровью своих лучщих сынов и дочерей. Спираль истории точно повторилась сейчас, в 21-ом веке и каков будет результат, страшно даже и догадываться.


 



 

Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Икатель_истины

Религиозные тексты запретили считать экстремистскими

Понедельник, 18 Июля 2016 г. 16:43 (ссылка)

Лот



Ирония заключается в том, что такое постановление по сути служит официальным признанием того, что многие священные тексты являются экстремистскими. Забавно, что это очевидно тем, кто находится у власти.



Если бы эти тексты не были экстремистскими, то не было бы смысла делать для них исключения в законе. Ведь честный суд не признал бы их таковыми в любом случае.



Есть еще забавный пример. Когда принимали закон об иностранных агентах, то предусмотрели исключение: прописали, что РПЦ признать иностранным агентом нельзя. И неважно сколько денег эта организация получает из других стран.



Насколько я понимаю, признание литературы экстремистской — не то же самое, что признание литературы опасной для детей. Поэтому поступок новосибирца, который недавно попросил прокуратуру проверить Библию на содержание информации, вредной для детей, по-видимому, все еще актуален.



В обращении новосибирца приводятся несколько цитат из Библии, которые, по мнению автора обращения, могут быть «вредными» для детей. В том числе эпизод с дочерьми Лота: «…напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восстановим от отца нашего племя. (…) И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего».



В данном случае, по мнению автора обращения, речь идет о нарушениях трех пунктов статьи 5 ФЗ: «(информация) отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и /или/ другим членам семьи», «(информация) способная вызвать у детей желание употребить (…) алкогольную продукцию» и «(информация) оправдывающая противоправное поведение».



Александр Панчин



































































 
             
     
      http://communist.ru/?p=2363
             
             
             
             
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Икатель_истины

РПЦ и оружие

Понедельник, 18 Июля 2016 г. 16:20 (ссылка)

Фотосет “РПЦ Духовность” – Религия и оружие #1



12.04.2015



Crisis in the Pulpit



Духовность, Общий каталог



Cabinetmakers



Hazel Saves the Day



, Фото, Фотосет, ФСБ



РПЦ Духовность – оружие



Подборка фотографий на тему Религия и оружие,

Фотосет “РПЦ Духовность” – Религия и оружие, РПЦ – Духовность – оружие



0fd85f4750e462275f823dd3bce7781a_0_500_0



Catholic Family History: A Bibliography For Scotland



13267



Accounting Principles: Instructor's Manual



13406962237173 1404835651-18fe39acfa3e1bb209a314dee9f465d4 168461



Bentin



17286.jpg.700 2706c2012bea 299678



The Japanese Expansion Into Hawaii, 1868 1898



48Perfide storie di famiglia



Biological Effects And Dosimetry Of Nonionizing Radiation: Radiofrequency And Microwave Energies



550c83f9c1597_08 555x336



A bibliography of the architecture, arts, and crafts of Islam. Supplement [1], Jan. 1960 to Jan. 1972



608521 608523



Blue Chip Colorado



677074_3 753600_original 98bda5723e4f3676fe521d8ae83 B-WG-N0IgAAacIk B-WG-kXIMAA_A6h



Et Alger Ne Brula Pas



B-WHBv-IgAAZOS6 B-WHByAIgAACEJb B-WHf4QIcAAT-ID



Inside NBA Showdown, Official Guide



B-WHf8bIcAAcX-D B-WHynWIUAAcPe_



Mirando Hacia Arriba En Medio de La Enfermedad: (Looking Up...While Lying Down)



B-WHzBnIgAAoM8- B-WHzCrIUAAksci B-WIdZJCYAAf9eW B-WXfD7CUAA5Chb B7hvXKCIQAEmZAm CAF25vrU8AAyZic CAYVAYhWEAE5G1T CAYVAxuWgAAGTZC getimaввgedfghj sviyashenik_03 weapons рпц чч-армия




@rushellphoto @OdessaTatiana после такова можно пойти в ислам.



— U (@Olef288) 12 апреля 2015




 



hellphoto.com/fotoset-rpc-dukhovnost-religiya-i-oruzhie-1

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Constanciya_Russiya

Москва схлестнулась с Константинополем за Украинскую православную церковь. Что дальше?

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 12:33 (ссылка)

Москва схлестнулась с Константинополем за Украинскую православную церковь. Что дальше?



16 Июня 2016



Москва схлестнулась с Константинополем за Украинскую православную церковь. Что дальше?



ФОТО РИА Новости / Алексей Филиппов



Рада обратилась к Вселенскому патриарху Варфоломею за признанием автокефалии Украинской православной церкви. Священники рассказали НСН, чем это грозит миру.



Верховная рада приняла обращение к архиепископу Константинополя, Вселенскому патриарху Варфоломею с призывом издать постановление об автокефалии Украинской православной церкви (УПЦ),  сообщает агентство «Интерфакс-Украина».



В документе содержится просьба признать недействительным акт 1686 года, согласно которому Киевская метрополия была присоединена к Московскому патриархату. «После событий 2014 года Украина уже никогда не будет ни политической, ни церковной колонией России», — отмечается в обращении.



Руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси Александр Волков в беседе с НСН отказался комментировать обращение Верховной рады. Он подчеркнул, что РПЦ никогда не будет обсуждать данный вопрос.



В свою очередь член Общественной Палаты России, протоиерей Всеволод Чаплин заявил НСН, что принятие этого документа является апогеем вмешательства государства в жизнь церкви на Украине.



«Проект такого постановление в Верховной раде рассматривался на протяжении нескольких недель. Нет ничего удивительного, что он был принят при большой поддержке, ― сказал Всеволод Чаплин. ― Это верх вмешательства политических структур во внутреннюю жизнь религиозных общин, причём речь идёт о крупнейшей украинской религиозной общине ― Украинской православной церкви, которая является самоуправляемой частью Московского патриархата».



По мнению священнослужителя, Украина лишь формально декларирует отделение церкви от государства, при этом происходит очевидное вмешательство государства в церковные дела по политическим причинам.  



Протоирей не исключил в беседе с НСН, что принятый Верховной радой документ может «взойти на благоприятной почве» в Константинопольском патриархате.  Если это произойдёт, то последствия могут быть катастрофичны.



«Если это произойдёт, то это чревато массовыми волнениями на Украине, где люди вовсе не желают идти под управлением Константинопольского патриархата, который придерживается либеральных взглядов.  Второе последствие ― большая угроза распада единства православных церквей в мире», ― пояснил Всеволод Чаплин.



Также он напомнил, что украинские политики должны отдавать себе отчёт, что Константинопольский патриархат вряд ли заинтересован в том, чтобы дать церковной Украине полную самостоятельность.



«Скорее, он захочет поставить её под свою власть, а это может длиться долгие века. Диктат может оказаться весьма сильным. Зависимость от Константинополя может оказаться гораздо более жёсткой, чем имеющиеся связи с Москвой. Боюсь, что настоящей независимости может и не получиться», ― предположил священнослужитель.



Не стоит исключать и заинтересованность Константинопольского патриархата в давлении на РПЦ.



«Сейчас патриарх Варфоломей перед православным собором будет использовать обращение Верховной рады, как фактор давления на церковную Москву, но вне зависимости получится у него это или нет, после Критского собора он продолжит разыгрывать церковную украинскую карту, которую ему подкинула  Верховная рада», ― заключил в беседе с НСН Всеволод Чаплин.



Напомним, раскол в Украинской православной церкви произошёл в 1992 году. В 1995 году митрополит Филарет (Михаил Денисенко) объявил себя «патриархом Киевским и всея Руси-Украины». В 1997 году за раскольническую деятельность его отлучили от церкви и предали анафеме.



У православных христиан автокефальная церковь — самостоятельная церковь, административно независимая от других православных церквей, но единая с ними в литургическом общении. Сегодня существует 14 автокефальных церквей.



УПЦ Киевского патриарха считается самочинно провозглашённой и не признаётся другими церквями. Кроме того, действует и так называемая Украинская автокефальная православная церковь, также не признаваемая канонической.



Теги:



Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Constanciya_Russiya

РПЦ задумалась о проблеме покемонов в своих храмах

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 12:28 (ссылка)

РПЦ задумалась о проблеме покемонов в своих храмах



В церкви считают их ловлю там неуместной и призывают от нее отказаться



Два дня назад в 09:47, просмотров: 1617










Заместитель председателя синодального отдела РПЦ во взаимодействию с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе заявил, что его организация озабочена возможными проблемами, которые могут возникнуть в церквях из-за попытки игроков в Pokemon Go поймать в них «карманных монстров».


РПЦ задумалась о проблеме покемонов в своих храмах

фото: Наталья Мущинкина



По словам Кипшидзе, которого цитирует ТАСС, он надеется, что среди игроков найдутся такие, у кого «хватит такта» не ловить покемонов в «неподходящих для этого местах», иначе сотрудникам РПЦ придется прибегнуть к «дополнительным указаниям».



К другим, помимо культовых, местам Кипшидзе отнес также театры, музеи и кладбища, которые, по его мнению, «не могут быть использованы для других целей».



Напомним, что ранее о покемонах негативно отозвался и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: по его мнению, они не являются поводом для визита в Кремль, «сокровищницу мировой культуры», который в последнее время стал «беспрецедентно открыт».



Запретить покемонов уже потребовали и представители петербургского казачьего общества «Ирбис», регулярно озвучивающего одиозные инициативы и не раз заподозренные в хулиганстве.



Читайте о ловле покемонов в Кремле.



В мире ловля покемонов уже привела к ряду казусов: так, один из них появился в рабочем кабинете президента Израиля, а музей Холокоста также попросил отказаться от ловли «карманных монстров» на своей территории, особенно — в экспозиции, посвященной газовым камерам нацистов.



При этом для России игра Pokemon Go пока официально отсутствует, что не мешает пользователям скачивать ее как на iOS, так и на Android.




Алексей Обухов

Тэги: Общество, Театр    Персоны: Дмитрий Песков    Организации: РПЦ    Места: Россия, Израиль    ww.mk.ru/social/2016/07/15/rpc-zadumalas-o-probleme-pokemonov-v-svoikh-khramakh.html

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Constanciya_Russiya

В РПЦ считают невозможным запретить людям ловить покемонов в храмах

Воскресенье, 17 Июля 2016 г. 12:23 (ссылка)

В РПЦ считают невозможным запретить людям ловить покемонов в храмах



20:2014.07.2016



5204294



Утренняя служба в Храме. Архивное фото



© РИА Новости. Сергей Пятаков



Перейти в фотобанк



МОСКВА, 14 июл – РИА Новости. Людям невозможно запретить "ловить" героев набирающей популярность игры Pokemon Go в храмах, особенно если это не мешает молитве, поэтому лучшим способом предотвращением подобных случаев является информирование с помощью СМИ о неприемлемости игры, которая может привести к "утрате человеческого облика", заявил РИА Новости ведущий интернет-проекта "Вопросы батюшке" иеромонах Макарий (Маркиш).



Pokemon Go — бесплатное приложение, основанное на технологии "дополненной реальности" — цифровой и реальный миры соединяются, поскольку картинка, отображаемая на экране смартфона, проецируется на локации реального мира. Одна из главных целей игры — поймать покемона (Pocket Monster — "карманный монстр") — заставила выйти на улицы, парки, пляжи многих людей, полностью поглощенных этим процессом.



"Если человек пришел в храм и решил там сыграть соло на барабане, то ему скажут, что этого делать нельзя, потому что это мешает молитве. Но если он делает что-то индивидуально, так, что никому до этого дела нет, то это его проблема. Глубокая проблема, но личная", — сказал Маркиш.



Он добавил, что игра в компьютерные игры – "личное, а не общественное дело". Поэтому, если человек считает "полезным для себя" играть в церкви, "то вряд ли ему можно запретить это, поскольку это — его личная деятельность". По его мнению, "запрету подлежат различные действия, которые противоречат закону".



Он призвал СМИ просвещать людей, дабы "они осознали", что это за занятие и в чем его неприемлемость. Неприемлемым, как считает он, является само занятие, так здесь, по его словам, можно говорить о "деградации" личности и "утрате человеческого облика".



Однако, по его словам, в Церкви могут "с той или иной степенью уверенности" поддержать "компьютерные игры или телевизионные передачи, которые поднимают человеческое существо, которые содействуют развитию молодежи – например, образовательные, информационные программы, интеллектуальные соревнования".





РИА Новости http://ria.ru/religion/20160714/1466168958.html#ixzz4EekRlrJK

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
beryozk

"Царские дни". О традициях и цареубийства в России,которую мы потеряли.(Накануне.ру)

Суббота, 16 Июля 2016 г. 10:21 (ссылка)

"Царские дни". О традициях и цареубийства в России,которую мы потеряли.(Накануне.ру) автор.Елена Кирякова.15.07. 2016 год.
переходим на источник по ссылке.- http://www.nakanune.ru/articles/111603/Стариков Рѕ царских (700x654, 507Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
FreeKaliningrad

В Калининграде состоялось собрание епархиального духовенства

Пятница, 16 Июля 2016 г. 01:02 (ссылка)
freekaliningrad.ru/in-kalin..._articles/

В четверг, 14 июля, в Кафедральном соборе
Христа Спасителя состоялось собрание епархиального
духовенства, которое возглавил секретарь
Калининградской епархии протоиерей Марьян
Позунь.
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
m-12

КОРОТКО О ГЛАВНОМ

Среда, 23 Мая 2012 г. 05:51 (ссылка)


К сожалению, людей в России сегодня уже почти отучили читать большие тексты. Поэтому я решил публиковать не только полные варианты своих работ, но и короткие переделанные отрывки из статей и т.д. Каждый из этих текстов по сути является отдельной, самостоятельной заметкой - так что их можно читать по отдельности, а не сразу все по порядку.



~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
beryozk

Православие.

Вторник, 12 Июля 2016 г. 07:37 (ссылка)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
beryozk

От космической державы к родоплеменным отношениям каменного века.

Понедельник, 12 Июля 2016 г. 02:43 (ссылка)











источник по ссылке-http://temples.ru/200hramov.php

200 храмов — программа строительства православных храмов в Москве
«Программа-200» реализуется фондом «Поддержки строительства храмов города Москвы» при участии Правительства Москвы. В план программы входит разработка проектов и строительство 200 новых церквей на территории всех округов города. Строительство планируется из расчета одна церковь на 20 тысяч жителей, при нормативе для пешеходной доступности около 1 км.

Финансирование «Программы-200» осуществляется исключительно за счет благотворительных пожертвований и добровольных взносов. Участие Правительства Москвы выражается в бесплатном выделении земельных участков под строительство и помощи в решении вопросов прокладки необходимых коммуникаций.
Список церквей Москвы, построенных или строящихся по программе «200 храмов»
всего объектов: 95 ( перейти на ссылку)источник по ссылке-http://temples.ru/200hramov.php
--
источник- перейти по ссылкеhttp://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=80782
план-200 (700x566, 508Kb)план 6оо (654x558, 613Kb)стройка храм (546x439, 239Kb)против (653x616, 321Kb)
----
источник перейти по ссылке-http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=121383церетели (700x477, 327Kb)
------------------
СЂР° (506x370, 208Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<рпц - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10