Случайны выбор дневника Раскрыть/свернуть полный список возможностей


Найдено 2457 сообщений
Cообщения с меткой

иосиф бродский - Самое интересное в блогах

Следующие 30  »
Доремифа_СОЛЬка

Серебро, огни и блестки,- Целый мир из серебра!... Gustaf Fjaestad

Воскресенье, 14 Января 2018 г. 14:25 (ссылка)

Это цитата сообщения Madam_Irene Оригинальное сообщение

Серебро, огни и блестки,- Целый мир из серебра!... Gustaf Fjaestad




 



Серебро, огни и блестки,-

Целый мир из серебра!

В жемчугах горят березки,

Черно-голые вчера.



Это - область чьей-то грезы,

Это - призраки и сны!

Все предметы старой прозы

Волшебством озарены.



Экипажи, пешеходы,

На лазури белый дым.

Жизнь людей и жизнь природы

Полны новым и святым.



Воплощение мечтаний,

Жизни с грезою игра,

Этот мир очарований,

Этот мир из серебра!

Валерий Брюсов



1.

tumblr_oqm00y5cbb1u6x3h6o1_1280 (700x545, 379Kb)

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Avel_Hladik

Красота при низких температурах

Суббота, 13 Января 2018 г. 10:12 (ссылка)






папа (700x393, 167Kb)

 


 


Болеть может и скушно, но плезно. 


Пересмотрел по поводу и причине своей трехдневной простуды прошлогоднюю ленту Паоло Соррентино, которая называется Молодой Папа.  Ну тот самый фильм, в котором главный герой - папа Пий XIII в исполнении Джуда Лоу, цитирует стихи Иосифа Бродского из сборника «Набережная неисцелимых». Эту книгу поэт посвятил Венеции, своему любимому городу. Тому самому, в котором согласно сценарию жили родители Леннни Белардо.


«Красота при низких температурах - настоящая красота», - напутствует довольный папа стихами русского поэта теплолюбивого ватиканского епископа, отправляя его в на Аляску. 


 


В связи с этим культурным событием мой маленький нежный разум вспомнил старый онекдот про Ватикан. Сейчас попробую его воспроизвести на письме, сохраняя особенности авторской пунктуации и орфографии, чтобы успеть умыть руки.


 


Дело было так.


Однажды вечерком Папа Римский решил прогуляться - пройтись по кривым ватиканским улочкам и подышать летним воздухом. И вот идет он, степенно оглядывает окрестности, как вдруг видит маленького мальчика с сигаретой.


- Сын мой, - говорит Папа, - не слишком ли ты молод, чтобы курить?


- Папа, иди ты нахуй, - отвечает мальчик.


Папу, несмотря на молодость чуть инфаркт не хватил.


- Сын мой, - говорит он. - Ты мне - Великому Понтифику, викарию Христову, главе Католической Церкви,  наместнику апостола Петра на земле, служителю Господа нашего, Пастырю людскому и просто Молодому Папе говоришь - "пошел нахуй"? Да пошел ты сам нахуй!!


 


Вощем все вы, даже если кто совсем дурочьок поняли, что пока я смотрел кино, невзирая на мое гуманитарно-техническое образование, ученые степени, прочитанные и написанные научные статьи, умение отличить десертную вилку от кокотной и выдающееся эвристической мышление - я просветлился беспезды, не по наслышке узнал что такое дао и теперь мне тоже хочется совершать дурацкие поступки, есть ультра-вредную пищу, пить, курить, приручать кенгуру, посылать нахуй на Аляску епископов и маяться ерундой в Ватикане.


 


Иными словами, философски говоря, каждый дебил хочет привлечь к себе внимание.


Я так понимаю, что во всем виновата согревающая мягкая элегантность гения Соррентино.


 


В связи с етим мой недремлющий временами интеллект обратил внимание на некоторые вещи, которые в прошлый раз при первом просмотре прошли мимо его ленивых, но всежтаки пристальных, вдумчивых и прекрасных глас. И теперь некоторые из замеченных мелочей я хочу предложить вашему вниманию. Пользуйтесь на здоровье.


 


В предложенном мною для эстетического оналеза кадре, персонажи - простите невольный коломбур - эстетически же наслаждаются искусством в предвкушении катарсиса и мемесиса. Обратили внимание на картинку справа? Судя по композиции кадра - именно её разгядывают папа и кардинал Анджело Войелло.


 


папа (700x393, 120Kb)


 


Итак, если обратили внимание на картинку справа, то вот она покрупнее:


СЃСѓРїСЂСѓРіРё (443x700, 380Kb)


 



Полотно принадлежит кисти испанского художника  Хосе де Рибера и называется  Магдалена Вентура с мужем и сыном. Песдец кокойто, между нами мальчиками говоря. Прям хоть сейчас на Евровидение сии персоны вывози. Искусство принадлежит народу.


 


Иными словаме, картинка несомненно загадочная.


Её можно принять за иллюстрацию какого-нибудь полузабытого ветхозаветного  сюжета про Лота или Исава, который тоже был, как известно шерстист не вмеру словно, напремер, дворовый кобель. На картине написаны маслом в исключительно реализтичной манере фигуры двух немолодых мужчин, один из которых кормит ребенка грудью. В свете современных трендов и общей ебонутости мира все вроде бы норм. Да и сиська вполне себе ничего. Не силикон. 


 


Но это не Ветхий завет. И даже не Новый. 


На самом деле, эти люди существовали в реальности, и обладатель округлой молочной железы - не мужчина, а женщина. Очевидцы утверждают также, что перед каждым сеансом сиськи брили. Об этом рассказывал в частности венецианский посол, который присутствовал там в качестве зрителя.


 


Итак, теперь с уверенностью скажем, что Хосе де Рибера на своей картине изобразил итальянку Магдалену Вентуру с супругом и ребенком. В молодости она была заурядной дамой без меха на морде, потом скучно вышла замуж и также обыденно и скушно родила троих сыновей. НО в возрасте 37 лет из нее вдруг безудержно полезли шерсть и борода по всему телу. И сразу стало весело. Живописец так все и нарисовал, но допустил небольшую вольность, художественную, так сказать гиперболу - картина написана в 1631 году, и Кончита Вюрст Магдалена Вентура уже не могла кормить грудью младенца, так как ей в то время было 52 года. Но что такое возраст? Он не играет роли, когда люди любят друг друга?  Ведь как заметил Толстой - все счастливые семьи похожи друг на друга. 


 


Итак, мы вместе с папой и кардиналом Анджело Войелло, спрятавшись за их спинами, видим написанную маслом на холсте очень тревожную, устрашающую группу жутковатых людей, но при этом головой понимаем, что они все-таки семья. И одновременно пространственная метафора. И от этого становитца ещё жутче и тревожней. Они, эти люди, кагбэ противопоставляются прекрасным, светлым образам родителей Ленни Белардо, постоянно всплывающим в его памяти. Их лики великолепны, они как ангелы, они не реальны, они всего лишь манящая химера прошлого. И кто знает какие они теперь. Лучше не думать об этом в свете моего искусствоведческога оналеса.


 


А теперь вишенка на торте.


Давайте обратим внимание на правый нижний угол полотна Хосе де Риберы.


Видите камушки с буковками стоят один на другом? Увидели? Молодцы. Вот они на картинке в виде фрагмента покрупнее и поярче. 

113499465_ad943bd63142 (188x500, 99Kb)


 



Это латынь.


Унижать никого не стану. Даже тех, кто малообразованный дурачьок. Мертвый езык никому знать не обязательно. Чай не двадцатый век. Такшьт расслабьте булки.Текст переводится следующим образом


:


Великое чудо природы Магдалена Вентура из города Аккумоли у самнитов, то бишь в просторечии г. Абруцци, в королевстве Неаполитанском, в возрасте 52 лет. И примечательно, что в 37 лет она стала обрастать волосами и отрастила бороду столь густую и длинную, что скорее таковую увидишь на бородатом мужчине, чем на женщине, которая родила перед этим троих детей от своего мужа, Феличе де Амичи, коего вы рядом видите.


 


Далее следует пробел. А после пробела художник изобразил бессовестно хвалебный панегирик, в котором он сравнивает себя с Апеллесом - величайшим древнегреческим живописцем, и другом Александра Великого:


 


Написал сие полотно художнек Хусепе де Рибера, испанец, [орденом] Креста Христова награжденный, второй Апеллес своего времени, нарисовал это с натуры для Фернандо II, 3-го герцога Алькала, вице-короля Неаполя, 16 февраля года 1631.


 


Текст, канешно такой, словно павлин пёрнул.


 


Конец статьи


 


...Вощем утомила нас эта типология сакральных кодов на примере живописи испанского барокко. На сегодня нам достаточно, А то у ковото бошка от ума треснет.


.


 



 


Метки:   Комментарии (21)КомментироватьВ цитатник или сообщество
kolobok_serj

«Я начинаю год...»: Стихотворение Бродского о надеждах и сомнениях

Понедельник, 08 Января 2018 г. 12:40 (ссылка)



CO.KZ WebGroup



Счетчик посещений Counter.CO.KZ
























 



 



«Я НАЧИНАЮ ГОД ...»



 



«Я начинаю год...»: Стихотворение Бродского надеждах и сомнениях.



Я начинаю год, и рвет огонь





на пустыре иссохшей елки остов





- обглоданного окуня скелет!





И к небу рвется новый Фаэтон,





и солнце в небесах плывет, как остров,





и я на север мчусь в расцвете лет.







Я начинаю год на свой манер,





и тень растет от плеч моих покатых,





как море, разевающее зев





всем женогрудым ястребам галер,





всем ястребиным женщинам фрегатов,





всем прелестям рыбоподобных дев.



Ах, Аполлон, тебе не чужд словарь





аргосский и кудрявый календарь,





так причеши мой пенный след



трезубцем!





Когда гремит за окнами январь,





мне нужен буколический букварь,





чтоб август не смеялся над безумцем.







<Иосиф Бродский> 





 



 



ИСТОЧНИК



 



0_3f811_d7b8a3af_S (11x11, 1Kb)








 


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_kulturologia

Литература: «Я начинаю год...»: Стихотворение Бродского о надеждах и сомнениях

Воскресенье, 07 Января 2018 г. 23:21 (ссылка)


Наступает Новый год, и каждый связывает с его наступлением надежды на всё лучшее и самое светлое. А ещё наступление Нового года, как и любого другого нового этапа – это ещё и сомнения, и тревоги. Об этом как нельзя лучше написал в своём стихотворении Иосиф Бродский. Очень душевные строки…

Подробнее..

http://feedproxy.google.com/~r/kulturologia/~3/bv3YLkdEpZw/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Tatiel

Рождественская звезда.

Воскресенье, 07 Января 2018 г. 23:55 (ссылка)

"Рождественская звезда"

В холодную пору в местности, привычной
скорее к жаре, чем к холоду, к плоской
поверхности более, чем к горе,
Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным:
грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы Балтазар, Гаспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.

Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

Иосиф Бродский

tfXeuc6Yi_4_ (500x500, 117Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
lazy_Mary

с наступающим рождеством, православные!

Суббота, 06 Января 2018 г. 20:38 (ссылка)




25553623_769035766627089_7913601204226097152_n (289x400, 542Kb)





Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Мила83

Сочельник

Суббота, 06 Января 2018 г. 20:06 (ссылка)


Иосиф Бродский

Картинки по запросу поздравление с рождественским сочельником

В деревне Бог живет не по углам,

как думают насмешники, а всюду.

Он освящает кровлю и посуду

и честно двери делит пополам.

В деревне Он - в избытке. В чугуне



Он варит по субботам чечевицу,

приплясывает сонно на огне,

подмигивает мне, как очевидцу.



Он изгороди ставит. Выдает

девицу за лесничего. И в шутку

устраивает вечный недолет

объездчику, стреляющему в утку.

Возможность же все это наблюдать,

к осеннему прислушиваясь свисту,

единственная, в общем, благодать,

доступная в деревне атеисту.



1cf052_207f (700x376, 53Kb)

geniavegas
Метки:   Комментарии (3)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rss_justvitek

Люби проездом родину друзей.

Пятница, 05 Января 2018 г. 20:16 (ссылка)

4208855_vUwHgVrmIGM (457x700, 131Kb)

Люби проездом родину друзей.
На станциях батоны покупая,
О прожитом бездумно пожалей,
К вагонному окошку прилипая.

Всё тот же вальс в провинции звучит,
Летит, летит в белесые колонны,
Весна друзей по-прежнему молчит,
Блондинкам улыбаясь благосклонно.

Отходят поезда от городов,
Приходит моментальное забвенье,
Десятилетья искренних трудов,
Но вечного, увы, неоткровенья.

Да что там жизнь! Под перестук колес
Взбредёт на ум печальная догадка,
Что новый недоверчивый вопрос
Когда-нибудь их вызовет обратно.

Так, поезжай. Куда? Куда-нибудь,
Скажи себе: с несчастьями дружу я.
Гляди в окно и о себе забудь.
Жалей проездом родину чужую.

Иосиф Бродский

http://kolobok23.ru/post427981514/

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
justvitek

Люби проездом родину друзей.

Пятница, 05 Января 2018 г. 20:16 (ссылка)


4208855_vUwHgVrmIGM (457x700, 131Kb)



Люби проездом родину друзей.

На станциях батоны покупая,

О прожитом бездумно пожалей,

К вагонному окошку прилипая.



Всё тот же вальс в провинции звучит,

Летит, летит в белесые колонны,

Весна друзей по-прежнему молчит,

Блондинкам улыбаясь благосклонно.



Отходят поезда́ от городов,

Приходит моментальное забвенье,

Десятилетья искренних трудов,

Но вечного, увы, неоткровенья.



Да что там жизнь! Под перестук колес

Взбредёт на ум печальная догадка,

Что новый недоверчивый вопрос

Когда-нибудь их вызовет обратно.



Так, поезжай. Куда? Куда-нибудь,

Скажи себе: с несчастьями дружу я.

Гляди в окно и о себе забудь.

Жалей проездом родину чужую.



 



Иосиф Бродский

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Seniorin

Бродский о Рождестве

Четверг, 28 Декабря 2017 г. 11:49 (ссылка)


 



3906024_Brodskj (700x388, 21Kb)



 



Рождественская звезда





В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,

чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,

младенец родился в пещере, чтоб мир спасти:

мело, как только в пустыне может зимой мести.



Ему все казалось огромным: грудь матери, желтый пар

из воловьих ноздрей, волхвы — Балтазар, Гаспар,

Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.

Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.



Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,

на лежащего в яслях ребенка издалека,

из глубины Вселенной, с другого ее конца,

звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.



Иосиф Бродский



 



3906024_zvezda (100x100, 5Kb)



 



Читать далее...
Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
robot_marvin

Чуть с запозданием

Среда, 27 Декабря 2017 г. 17:56 (ссылка)

Хотя еще есть 7 января.
Иосиф Бродский
Anno Domini (1968)

М. Б.

Провинция справляет Рождество.
Дворец Наместника увит омелой,
и факелы дымятся у крыльца.
В проулках -- толчея и озорство.
Веселый, праздный, грязный, очумелый
народ толпится позади дворца.

Читать далее...
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
MISTER_MIGELL

Откуда к нам пришла зима...

Вторник, 26 Декабря 2017 г. 16:27 (ссылка)

3085196_zima (600x600, 120Kb)



Откуда к нам пришла зима,



не знаешь ты, никто не знает.



3085196_daleedomik_zimnii (150x102, 11Kb)
Метки:   Комментарии (18)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Надежда_Курганская

Иосиф Бродский "Откуда к нам пришла зима"

Вторник, 26 Декабря 2017 г. 16:11 (ссылка)


bJug0O13Hlo[1] (700x442, 154Kb)



 



 



Иосиф Бродский  "Откуда к нам пришла зима"



 



Откуда к нам пришла зима,

не знаешь ты, никто не знает.



 



Умолкло все. Она сама

холодных губ не разжимает.

Она молчит. Внезапно, вдруг

упорства ты ее не сломишь.

Вот оттого-то каждый звук

зимою ты так жадно ловишь.



 



Шуршанье ветра о стволы,

шуршанье крыш под облаками,

потом, как сгнившие полы,

скрипящий снег под башмаками,

а после скрип и стук лопат,

и тусклый дым, и гул рассвета...

Но даже тихий снегопад,

откуда он, не даст ответа.



 



И ты, входя в свой теплый дом,

взбежав к себе, скажи на милость,

не думал ты хоть раз о том,

что где-то здесь она таилась:

в пролете лестничном, в стене,

меж кирпичей, внизу под складом,

а может быть, в реке, на дне,

куда нельзя проникнуть взглядом.



 



Быть может, там, в ночных дворах,

на чердаках и в пыльных люстрах,

в забитых досками дверях,

в сырых подвалах, в наших чувствах,

в кладовках тех, где свален хлам...

Но видно, ей там тесно было,

она росла по всем углам

и все заполонила.



 



Должно быть, это просто вздор,

скопленье дум и слов неясных,

она пришла, должно быть, с гор,

спустилась к нам с вершин прекрасных:

там вечный лед, там вечный снег,

там вечный ветер скалы гложет,

туда не всходит человек,

и сам орел взлететь не может.



 



Должно быть, так. Не все ль равно,

когда поднять ты должен ворот,

но разве это не одно:

в пролете тень и вечный холод?

Меж ними есть союз и связь

и сходство — пусть совсем немое.

Сойдясь вдвоем, соединясь,

им очень просто стать зимою.



 



Дела, не знавшие родства,

и облака в небесной сини,

предметы все и вещества

и чувства, разные по силе,

стихии жара и воды,

увлекшись внутренней игрою,

дают со временем плоды,

совсем нежданные порою.



 



Бывает лед сильней огня,

зима — порой длиннее лета,

бывает ночь длиннее дня

и тьма вдвойне сильнее света;

бывает сад громаден, густ,

а вот плодов совсем не снимешь...

Так берегись холодных чувств,

не то, смотри, застынешь.



 



И люди все, и все дома,

где есть тепло покуда,

произнесут: пришла зима.

Но не поймут откуда.



 



1962 г.



 



Каждое стихотворение Иосифа Бродского  -  удивительная философская притча, размышление о жизни, о человеке, о судьбе. Это произведение заставляет задуматься о том, насколько важна душевная теплота и искренность в современном мире.



oBIlhR8EKfY[1] (380x395, 29Kb)



 



А вы знаете, что закончив семь классов, Иосиф Бродский бросил школу и поступил учеником фрезеровщика на завод "Арсенал", безуспешно пытался поступить в школу подводников. В 16 лет решил стать врачом, месяц работал в морге при областной больнице, но потом отказался от медицинской карьеры. Работал истопником в котельной, матросом на маяке, рабочим в пяти геологических экспедициях.



 


Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Унн

***

Понедельник, 25 Декабря 2017 г. 23:56 (ссылка)


И именно появление чего-то или кого-то непредсказуемого внутри пространства, вполне привыкшего к своему содержимому, создаёт ощущение события.

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Литературный_Вечерок

Он был тощим, облезлым, рыжим

Понедельник, 25 Декабря 2017 г. 19:05 (ссылка)


6120542_117860592_ulichnuyy_kot30 (640x427, 190Kb)



Он был тощим, облезлым, рыжим, 

грязь помоек его покрывала. 

он скитался по ржавым крышам, 

а ночами сидел в подвалах.

он был старым и очень слабым, 

а морозы порой жестоки. 

у него замерзали лапы, 

точно так же, как стынут ноги.

но его никогда не грели, 

не ласкали и не кормили. 

потому что его не жалели. 

потому что его не любили.

потому что выпали зубы. 

потому что в ушах нарывы. 

почему некрасивых не любят. 

кто-то должен любить некрасивых.



 



Иосиф Бродский

Метки:   Комментарии (1)КомментироватьВ цитатник или сообщество
Zinaida_Khugashvili

Иосиф Бродский. Рождество

Воскресенье, 24 Декабря 2017 г. 10:47 (ссылка)

Рождество

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.

Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал младенец, и дары лежали.

Иосиф Бродский

118425733_4216969_7657_2700x525 (700x525, 113Kb)
Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
rinagit

Иосиф Бродский. Нобелевская лекция

Пятница, 16 Декабря 2017 г. 00:27 (ссылка)

5e870dd519110d313220eaec8672de9b (700x512, 41Kb)
IДля человека частного и частность эту всю жизнь какой-либо общественной
роли предпочитавшего, для человека, зашедшего в предпочтении этом довольно
далеко -- и в частности от родины, ибо лучше быть последним неудачником в
демократии, чем мучеником или властителем дум в деспотии, -- оказаться
внезапно на этой трибуне -- большая неловкость и испытание.
Ощущение это усугубляется не столько мыслью о тех, кто стоял здесь до
меня, сколько памятью о тех, кого эта честь миновала, кто не смог
обратиться, что называется, "урби эт орби" с этой трибуны и чье общее
молчание как бы ищет и не находит себе в вас выхода.
Единственное, что может примирить вас с подобным положением, это то
простое соображение, что -- по причинам прежде всего стилистическим --
писатель не может говорить за писателя, особенно -- поэт за поэта; что,
окажись на этой трибуне Осип Мандельштам, Марина Цветаева, Роберт Фрост,
Анна Ахматова, Уинстон Оден, они невольно бы говорили за самих себя, и,
возможно, тоже испытывали бы некоторую неловкость.
Эти тени смущают меня постоянно, смущают они меня и сегодня. Во всяком
случае они не поощряют меня к красноречию. В лучшие свои минуты я кажусь
себе как бы их суммой -- но всегда меньшей, чем любая из них, в отдельности.
Ибо быть лучше их на бумаге невозможно; невозможно быть лучше их и в жизни,
и это именно их жизни, сколь бы трагичны и горьки они не были, заставляют
меня часто -- видимо, чаще, чем следовало бы -- сожалеть о движении времени.
Если тот свет существует -- а отказать им в возможности вечной жизни я не
более в состоянии, чем забыть об их существовании в этой -- если тот свет
существует, то они, надеюсь, простят мне и качество того, что я собираюсь
изложить: в конце концов, не поведением на трибуне достоинство нашей
профессии мерится.
Я назвал лишь пятерых -- тех, чье творчество и чьи судьбы мне дороги,
хотя бы по тому, что, не будь их, я бы как человек и как писатель стоил бы
немногого: во всяком случае я не стоял бы сегодня здесь. Их, этих теней --
лучше: источников света -- ламп? звезд? -- было, конечно же, больше, чем
пятеро, и любая из них способна обречь на абсолютную немоту. Число их велико
в жизни любого сознательного литератора; в моем случае оно удваивается,
благодаря тем двум культурам, к которым я волею судеб принадлежу. Не
облегчает дела также и мысль о современниках и собратьях по перу в обеих
этих культурах, о поэтах и прозаиках, чьи дарования я ценю выше собственного
и которые, окажись они на этой трибуне, уже давно бы перешли к делу, ибо у
них есть больше, что сказать миру, нежели у меня.
Поэтому я позволю себе ряд замечаний -- возможно, нестройных, сбивчивых
и могущих озадачить вас своей бессвязностью. Однако количество времени,
отпущенное мне на то, чтобы собраться с мыслями, и самая моя профессия
защитят меня, надеюсь, хотя бы отчасти от упреков в хаотичности. Человек
моей профессии редко претендует на систематичность мышления; в худшем
случае, он претендует на систему. Но это у него, как правило, заемное: от
среды, от общественного устройства, от занятий философией в нежном возрасте.
Ничто не убеждает художника более в случайности средств, которыми он
пользуется для достижения той или иной -- пусть даже и постоянной -- цели,
нежели самый творческий прцесс, процесс сочинительства. Стихи, по слову
Ахматовой, действительно растут из сора; корни прозы -- не более благородны.

II


Если искусство чему-то и учит (и художника -- в первую голову), то
именно частности человеческого существования. Будучи наиболее древней -- и
наиболее буквальной -- формой частного предпринимательства, оно вольно или
невольно поощряет в человеке именно его ощущение индивидуальности,
уникальности, отдельности -- превращая его из общественного животного в
личность. Многое можно разделить: хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную -- но
не стихотворение, скажем, Райнера Марии Рильке. Произведения искусства,
литературы в особенности и стихотворение в частности обращаются к человеку
тет-а-тет, вступая с ним в прямые, без посредников, отношения. За это-то и
недолюбливают искусство вообще, литературу в особенности и поэзию в
частности ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи исторической
необходимости. Ибо там, где прошло искусство, где прочитано стихотворение,
они обнаруживают на месте ожидаемого согласия и единодушия -- равнодушие и
разноголосие, на месте решимости к действию -- невнимание и брезгливость.
Иными словами, в нолики, которыми ревнители общего блага и повелители масс
норовят оперировать, искуство вписывает "точку-точку-запятую с минусом",
превращая каждый нолик в пусть не всегда привлекательную, но человеческую
рожицу.
Великий Баратынский, говоря о своей Музе, охарактеризовал ее как
обладающую "лица необщим выраженьем". В приобретении этого необщего
выражения и состоит, видимо, смысл индивидуального существования, ибо к
необщности этой мы подготовлены уже как бы генетически. Независимо от того,
является человек писателем или читателем, задача его состоит в том, чтобы
прожить свою собственную, а не навязанную или предписанную извне, даже самым
благородным образом выглядящую жизнь. Ибо она у каждого из нас только одна,
и мы хорошо знаем, чем все это кончается. Было бы досаднно израсходовать
этот единственный шанс на повторение чужой внешности, чужого опыта, на
тавтологию -- тем более обидно, что глашатаи исторической необходимости, по
чьему наущению человек на тавтологию эту готов согласиться, в гроб с ним
вместе не лягут и спасибо не скажут.
Язык и, думается, литература -- вещи более древние, неизбежные,
долговечные, чем любая форма общественной организации. Негодование, ирония
или безразличие, выражаемое литературой по отношению к государству, есть, по
существу, реакция постоянного, лучше сказать -- бесконечного, по отношению к
временному, ограниченному. По крайней мере, до тех пор пока государство
позволяет себе вмешиваться в дела литературы, литература имеет право
вмешиваться в дела государства. Политическая система, форма общественного
устройства, как всякая система вообще, есть, по определению, форма
прошедшего времени, пытающаяся навязать себя настоящему (а зачастую и
будущему), и человек, чья профессия язык, -- последний, кто может позволить
себе позабыть об этом. Подлинной опасностью для писателя является не только
возможность (часто реальность) преследований со стороны государства, сколько
возможность оказаться загипнотизированным его, государства, монструозными
или претерпевающими изменения к лучшему -- но всегда временными --
очертаниями.
Философия государства, его этика, не говоря уже о его эстетике --
всегда "вчера"; язык, литература -- всегда "сегодня" и часто -- особенно в
случае ортодоксальности той или иной системы -- даже и "завтра". Одна из
заслуг литературы и состоит в том, что она помогает человеку уточнить время
его существования, отличить себя в толпе как предшественников, так и себе
подобных, избежать тавтологии, то есть участи, известной иначе под почетным
названием "жертвы истории". Искуство вообще и литература в частности тем и
замечательно, тем и отличается от жизни, что всегда бежит повторения. В
обыденной жизни вы можете рассказать один и тот же анекдот трижды и трижды,
вызвав смех, оказаться душою общества. В искусстве подобная форма поведения
именуется "клише". Искусство есть орудие безоткатное, и развитие его
определяется не индивидуальностью художника, но динамикой и логикой самого
материала, предыдущей историей средств, требующих найти (или подсказывающих)
всякий раз качественно новое эстетическое решение. Обладающее собственной
генеалогией, динамикой, логикой и будущим, искусство не синонимично, но, в
лучшем случае, параллельно истории, и способом его существования является
создание всякий раз новой эстетической реальности. Вот почему оно часто
оказывается "впереди прогресса", впереди истории, основным инструментом
которой является -- не уточнить ли нам Маркса? -- именно клише.
На сегодняшний день чрезвычайно распространено утверждение, будто
писатель, поэт в особенности, должен пользоваться в своих произведениях
языком улицы, языком толпы. При всей своей кажущейся демократичности и и
осязаемых практических выгодах для писателя, утверждение это вздорно и
представляет собой попытку подчинить искусство, в данном случае литературу,
истории. Только если мы решили, что "сапиенсу" пора остановиться в своем
развитии, литературе следует говорить на языке народа. В противном случае
народу следует говорить на языке литературы. Всякая новая эстетическая
реальность уточняет для человека реальность этическую. Ибо эстетика -- мать
этики; понятие "хорошо" и "плохо" -- понятия прежде всего эстетические,
предваряющие категории "добра" и "зла". В этике не "все позволено" потому,
что в эстетике не "все позволено", потому что количество цветов в спектре
ограничено. Несмышленый младенец, с плачем отвергающий незнакомца или,
наоборот, тянущийся к нему, отвергает его или тянется к нему, инстинктивно
совершая выбор эстетический, а не нравственный.
Эстетический выбор всегда индивидуален, и эстетическое переживание --
всегда переживание частное. Всякая новая эстетическая реальность делает
человека, ее переживаюшего, лицом еще более частным, и частность эта,
обретающая порою форму литературного (или какого-либо другого) вкуса, уже
сама по себе может оказаться если не гарантией, то хотя бы формой защиты от
порабощения. Ибо человек со вкусом, в частности литературным, менее
восприимчив к повторам и ритмическим заклинаниям, свойственным любой форме
политической демагогии. Дело не столько в том, что добродетель не является
гарантией шедевра, сколько в том, что зло, особенно политическое, всегда
плохой стилист. Чем богаче эстетический опыт индивидуума, чем тверже его
вкус, тем четче его нравственный выбор, тем он свободнее -- хотя, возможно,
и не счастливее.
Именно в этом, скорее прикладном, чем платоническом смысле следует
понимать замечание Достоевского, что "красота спасет мир", или высказывание
Мэтью Арнольда, что "нас спасет поэзия". Мир, вероятно, спасти уже не
удастся, но отдельного человека всегда можно. Эстетическое чутье в человеке
развивается весьма стремительно, ибо, даже не полностью отдавая себе отчет в
том, чем он является и что ему на самом деле необходимо, человек, как
правило, инстинктивно знает, что ему не нравится и что его не устраивает. В
антропологическом смысле, повторяю, человек является существом эстетическим
прежде, чем этическим. Искусство поэтому, в частности литература, не
побочный продукт видового развития, а ровно наоборот. Если тем, что отличает
нас от прочих представителей животного царства, является речь, то
литература, и в частности, поэзия, будучи высшей формой словестности,
представляет собою, грубо говоря, нашу видовую цель.
Я далек от идеи поголовного обучения стихосложению и композиции; тем не
менее, подразделение людей на интеллигенцию и всех остальных представляется
мне неприемлемым. В нравственном отношении подразделение это подобно
подразделению общества на богатых и нищих; но, если для существования
социального неравенства еще мыслимы какие-то чисто физические, материальные
обоснования, для неравенства интеллектуального они немыслимы. В чем-чем, а в
этом смысле равенство нам гарантировано от природы. Речь идет не об
образовании, а об образовании речи, малейшая приближенность которой чревата
вторжением в жизнь человека ложного выбора. Сушествование литературы
подразумевает существование на уровне литературы -- и не только нравственно,
но и лексически. Если музыкальное произведение еще оставляет человеку
возможность выбора между пассивной ролью слушателя и активной исполнителя,
произведение литературы -- искусства, по выражению Монтале, безнадежно
семантического -- обрекает его на роль только исполнителя.
В этой роли человеку выступать, мне кажется, следовало бы чаще, чем в
какой-либо иной. Более того, мне кажется, что роль эта в результате
популяционного взрыва и связанной с ним все возрастающей атомизацией
общества, т. е. со все возрастающей изоляцией индивидуума, становится все
более неизбежной. Я не думаю, что я знаю о жизни больше, чем любой человек
моего возраста, но мне кажется, что в качестве собеседника книга более
надежна, чем приятель или возлюбленная. Роман или стихотворение -- не
монолог, но разговор писателя с читателем -- разговор, повторяю, крайне
частный, исключающий всех остальных, если угодно -- обоюдно
мизантропический. И в момент этого разговора писатель равен читателю, как,
впрочем, и наоборот, независимо от того, великий он писатель или нет.
Равенство это -- равенство сознания, и оно остается с человеком на всю жизнь
в виде памяти, смутной или отчетливой, и рано или поздно, кстати или
некстати, определяет поведение индивидуума. Именно это я имею в виду, говоря
о роли исполнителя, тем более естественной, что роман или стихотворение есть
продукт взаимного одиночества писателя и читателя.
В истории нашего вида, в истории "сапиенса", книга -- феномен
антропологический, аналогичный по сути изобретению колеса. Возникшая для
того, чтоб дать нам представление не столько о наших истоках, сколько о том,
на что "сапиенс" этот способен, книга является средством перемещения в
пространстве опыта со скоростью переворачиваемой страницы. Перемещение это,
в свою очередь, как всякое перемещение, оборачивается бегством от общего
знаменателя, от попытки навязать знаменателя этого черту, не поднимавшуюся
ранее выше пояса, нашему сердцу, нашему сознанию, нашему воображению.
Бегство это -- бегство в сторону необщего выражения лица, в сторону
числителя, в сторону личности, в сторону частности. По чьему бы образу и
подобию мы не были созданы, нас уже пять миллиардов, и другого будущего,
кроме очерченного искусством, у человека нет. В противоположном случае нас
ожидает прошлое -- прежде всего, политическое, со всеми его массовыми
полицейскими прелестями.
Во всяком случае положение, при котором искусство вообще и литература в
частности является достоянием (прерогативой) меньшинства, представляется мне
нездоровым и угрожающим. Я не призываю к замене государства библиотекой --
хотя мысль эта неоднократно меня посещала -- но я не сомневаюсь, что,
выбирай мы наших властителей на основании их читательского опыта, а не
основании их политических программ, на земле было бы меньше горя. Мне
думается, что потенциального властителя наших судеб следовало бы спрашивать
прежде всего не о том, как он представляет себе курс иностранной политики, а
о том, как он относится к Стендалю, Диккенсу, Достоевскому. Хотя бы уже по
одному тому, что насущным хлебом литературы является именно человеческое
разнообразие и безобразие, она, литература, оказывается надежным
противоядием от каких бы то ни было -- известных и будущих -- попыток
тотального, массового подхода к решению проблем человеческого существования.
Как система нравственного, по крайней мере, страхования, она куда более
эффективна, нежели та или иная система верований или философская доктрина.
Потому что не может быть законов, защищающих нас от самих себя, ни один
уголовный кодекс не предусматривает наказаний за преступления против
литературы. И среди преступлений этих наиболее тяжким является не цензурные
ограничения и т. п., не предание книг костру. Существует преступление более
тяжкое -- пренебрежение книгами, их не-чтение. За преступление это человек
расплачивается всей своей жизнью: если же преступление это совершает нация
-- она платит за это своей историей. Живя в той стране, в которой я живу, я
первый готов был бы поверить, что существует некая пропорция между
материальным благополучием человека и его литературным невежеством;
удерживает от этого меня, однако, история страны, в которой я родился и
вырос. Ибо сведенная к причинно-следственному минимуму, к грубой формуле,
русская трагедия -- это именно трагедия общества, литература в котором
оказалась прерогативой меньшинства: знаменитой русской интеллигенции.
Мне не хочется распространяться на эту тему, не хочется омрачать этот
вечер мыслями о десятках миллионов человеческих жизней, загубленных
миллионами же, -- ибо то, что происходило в России в первой половине XX
века, происходило до внедрения автоматического стрелкового оружия -- во имя
торжества политической доктрины, несостоятельность которой уже в том и
состоит, что она требует человеческих жертв для своего осуществления. Скажу
только, что -- не по опыту, увы, а только теоретически -- я полагаю, что для
человека, начитавшегося Диккенса, выстрелить в себе подобного во имя какой
бы то ни было идеи затруднительнее, чем для человека, Диккенса не читавшего.
И я говорю именно о чтении Диккенса, Стендаля, Достоевского, Флобера,
Бальзака, Мелвилла и т.д., т.е. литературы, а не о грамотности, не об
образовании. Грамотный-то, образованный-то человек вполне может, тот или
иной политический трактат прочтя, убить себе подобного и даже испытать при
этом восторг убеждения. Ленин был грамотен, Сталин был грамотен, Гитлер
тоже; Мао Цзедун, так тот даже стихи писал; список их жертв, тем не менее,
далеко превышает список ими прочитанного.
Однако, перед тем как перейти к поэзии, я хотел бы добавить, что
русский опыт было бы разумно рассматривать как предостережение хотя бы уже
потому, что социальная структура Запада в общем до сих пор аналогична тому,
что существовало в России до 1917 года. (Именно этим, между прочим,
объясняется популярность русского психологического романа XIX века на Западе
и сравнительный неуспех современной русской прозы. Общественные отношения,
сложившиеся в России в XX веке, представляются, видимо, читателю не менее
диковинными, чем имена персонажей, мешая ему отождествить себя с ними.)
Одних только политических партий, например, накануне октябрьского переворота
1917 года в России существовало уж никак не меньше, чем существует сегодня в
США или Великобритании. Иными словами, человек бесстрастный мог бы заметить,
что в определенном смысле XIX век на Западе еще продолжается. В России он
кончился; и если я говорю, что он кончился трагедией, то это прежде всего
из-за количества человеческих жертв, которые повлекла за собой наступившая
социальная и хронологическая перемена. В настоящей трагедии гибнет не герой
-- гибнет хор.

III


Хотя для человека, чей родной язык -- русский, разговоры о политическом
зле столь же естественны, как пищеварение, я хотел бы теперь переменить
тему. Недостаток разговоров об очевидном в том, что они развращают сознание
своей легкостью, своим легко обретаемым ощущением правоты. В этом их
соблазн, сходный по своей природе с соблазном социального реформатора, зло
это порождающего. Осознание этого соблазна и отталкивание от него в
определенной степени ответственны за судьбы многих моих современников, не
говоря уже о собратьях по перу, ответственны за литературу, из-под их перьев
возникшую. Она, эта литература, не была бегством от истории, ни заглушением
памяти, как это может показаться со стороны. "Как можно сочинять музыку
после Аушвица?" -- вопрошает Адорно, и человек, знакомый с русской историей,
может повторить тот же вопрос, заменив в нем название лагеря, -- повторить
его, пожалуй, с большим даже правом, ибо количество людей, сгинувших в
сталинских лагерях, далеко превосходит количество сгинувших в немецких. "А
как после Аушвица можно есть ланч?" -- заметил на это как-то американский
поэт Марк Стрэнд. Поколение, к которому я принадлежу, во всяком случае,
оказалось способным сочинить эту музыку.
Это поколение -- поколение, родившееся именно тогда, когда крематории
Аушвица работали на полную мощность, когда Сталин пребывал в зените
богоподобной, абсолютной, самой природой, казалось, санкционированной
власти, явилось в мир, судя по всему, чтобы продолжить то, что теоретически
должно было прерваться в этих крематориях и в безымянных общих могилах
сталинского архипелага. Тот факт, что не все прервалось, -- по крайней мере
в России, -- есть в немалой мере заслуга моего поколения, и я горд своей к
нему принадлежностью не в меньшей мере, чем тем, что я стою здесь сегодня. И
тот факт, что я стою здесь сегодня, есть признание заслуг этого поколения
перед культурой; вспоминая Мандельштама, я бы добавил -- перед мировой
культурой. Оглядываясь назад, я могу сказать, что мы начинали на пустом --
точней, на пугающем своей опустошенностью месте, и что скорей интуитивно,
чем сознательно, мы стремились именно к воссозданию эффекта непрерывности
культуры, к восстановлению ее форм и тропов, к наполнению ее немногих
уцелевших и часто совершенно скомпрометированных форм нашим собственным,
новым или казавшимся нам таковым, современным содержанием.
Существовал, вероятно, другой путь -- путь дальнейшей деформации,
поэтики осколков и развалин, минимализма, пресекшегося дыхания. Если мы от
него отказались, то вовсе не потому, что он казался нам путем
самодраматизации, или потому, что мы были чрезвычайно одушевлены идеей
сохранения наследственного благородства известных нам форм культуры,
равнозначных в нашем сознании формам человеческого достоинства. Мы
отказались от него, потому что выбор на самом деле был не наш, а выбор
культуры -- и выбор этот был опять-таки эстетический, а не нравственный.
Конечно же, человеку естественнее рассуждать о себе не как об орудии
культуры, но, наоборот, как об ее творце и хранителе. Но если я сегодня
утверждаю противоположное, то это не потому, что есть определенное
очарование в перефразировании на исходе XX столетия Плотина, лорда
Шефтсбери, Шеллинга или Новалиса, но потому, что кто-кто, а поэт всегда
знает, что то, что в просторечии именуется голосом Музы, есть на самом деле
диктат языка; что не язык является его инструментом, а он -- средством языка
к продолжению своего существования. Язык же -- даже если представить его как
некое одушевленное существо (что было бы только справедливым) -- к
этическому выбору не способен.
Человек принимается за сочинение стихотворения по разным соображениям:
чтоб завоевать сердце возлюбленной, чтоб выразить свое отношени к окружающей
его реальности, будь то пейзаж или государсво, чтоб запечатлеть душевное
состояние, в котором он в данный момент находится, чтоб оставить -- как он
думает в эту минуту -- след на земле. Он прибегает к этой форме -- к
стихотворению -- по соображениям, скорее всего, бессознательно-миметическим:
черный вертикальный сгусток слов посреди белого листа бумаги, видимо,
напоминает человеку о его собственном положении в мире, о пропорции
пространствак его телу. Но независимо от соображений, по которым он берется
за перо, и независимо от эффекта, производимого тем, что выходит из под его
пера, на его аудиторию, сколь бы велика или мала она ни была, -- немедленное
последствие этого предприятия -- ощущение вступления в прямой контакт с
языком, точнее -- ощущение немедленного впадения в зависимость от оного, от
всего, что на нем уже высказано, написано, осуществлено.
Зависимость эта -- абсолютная, деспотическая, но она же и раскрепощает.
Ибо, будучи всегда старше, чем писатель, язык обладает еще колоссальной
центробежной энергией, сообщаемой ему его временным потенциалом -- то есть
всем лежащим впереди временем. И потенциал этот определяется не столько
количественным составом нации, на нем говорящей, хотя и этим тоже, сколько
качеством стихотворения, на нем сочиняемого. Достаточно вспомнить авторов
греческой или римской античности, достаточно вспомнить Данте. Создаваемое
сегодня по-русски или по-английски, например, гарантирует существование этих
языков в течение следующего тысячелетия. Поэт, повторяю, есть средство
существования языка. Или, как сказал великий Оден, он -- тот, кем язык жив.
Не станет меня, эти строки пишущего, не станет вас, их читающих, но язык, на
котором они написаны и на котором вы их читаете, останется не только потому,
что язык долговечнее человека, но и потому, что он лучше приспособлен к
мутации.
Пишущий стихотворение, однако, пишет его не потому, что он рассчитывает
на посмертную славу, хотя он часто и надеется, что стихотворение его
переживет, пусть не надолго. Пишущий стихотворение пишет его потому, что
язык ему подсказывает или просто диктует следующую строчку. Начиная
стихотворения, поэт, как правило, не знает, чем оно кончится, и порой
оказывается очень удивлен тем, что получилось, ибо часто получается лучше,
чем он предполагал, часто мысль его заходит дальше, чем он расчитывал. Это и
есть тот момент, когда будущее языка вмешивается в его настоящее.
Существуют, как мы знаем, три метода познания: аналитический, интуитивный и
метод, которым пользовались библейские пророки -- посредством откровения.
Отличие поэзии от прочих форм литературы в том, что она пользуется сразу
всеми тремя (тяготея преимущественно ко второму и третьему), ибо все три
даны в языке; и порой с помощью одного слова, одной рифмы пишущему
стихотворение удается оказаться там, где до него никто не бывал, -- и
дальше, может быть, чем он сам бы желал. Пишущий стихотворение пишет его
прежде всего потому, что стихотворение -- колоссальный ускоритель сознания,
мышления, мироощущения. Испытав это ускорение единожды, человек уже не в
состоянии отказаться от повторения этого опыта, он впадает в зависимость от
этого процесса, как впадают в зависимость от наркотиков или алкоголя.
Человек, находящийся в подобной зависимости от языка, я полагаю, и
называется поэтом.

(C) The Nobel Foundation. 1987.
1.
1 (560x420, 155Kb)

2.
009 (700x464, 170Kb)

3.
25 (631x480, 115Kb)

4.
253_6 (700x393, 157Kb)

5.
41069054 (700x700, 102Kb)

6.
boris-brodsky-1 (700x341, 180Kb)

7.
brodsky (255x238, 26Kb)

8.
brodsky2 (640x640, 235Kb)

9.
hqdefault (480x360, 92Kb)

10.
imagesэ (273x185, 23Kb)

11.
index (259x194, 19Kb)

12.
r2_cs621129.vk.me_EYs7JKSnR_c_6ced4f9c (582x532, 315Kb)

13.
writers12 (549x700, 299Kb)

Метки:   Комментарии (0)КомментироватьВ цитатник или сообщество
МАРИША-ВОДОЛЕЙ

Иосиф Бродский ОДИНОЧЕСТВО

Понедельник, 11 Декабря 2017 г. 15:57 (ссылка)









 


















 



 Фото Лучшие стихи великих поэтов. Литература.



ОДИНОЧЕСТВО



 



Когда теряет равновесие 

твое сознание усталое, 

когда ступени этой лестницы 

уходят из под ног, как палуба, 

когда плюет на человечество 

твое ночное одиночество, -



 




ты можешь 

размышлять о вечности 

и сомневаться в непорочности 

идей, гипотез, восприятия, 

произведения искусства, 

и – кстати – самого зачатия 

Мадонной сына Иисуса.



Но лучше поклоняться данности 

с глубокими ее могилами, 

которые потом, 

за давностью, 

покажутся такими милыми. 

Да. 

Лучше поклоняться данности 

с короткими ее дорогами, 

которые потом 

до странности 

покажутся тебе 

широкими, 

покажутся большими, пыльными, 

усеянными компромиссами, 

покажутся большими крыльями, 

покажутся большими птицами.



Да. Лучше поклоняться данности 

с убогими ее мерилами, 

которые потом до крайности, 

послужат для тебя перилами 

(хотя и не особо чистыми), 

удерживающими в равновесии 

твои хромающие истины 

на этой выщербленной лестнице.



Иосиф Бродский






 



 



 



 


















 



 
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество
сандро_пятый

Иосиф Бродский "Идеальный мир. Он не существует. Интересней жить в реальности, как таковой"

Понедельник, 11 Декабря 2017 г. 13:43 (ссылка)






- Почему не вернулся на родину, в Россию, в Питер.



- рассказывает об эмиграции. о США, Америке. -



о женщинах, возлюбленных -



о национальности - о себе



***







ФИЛЬМ



об одном из самых удивительных людей нашей цивилизации!



***



Я сегодня – простой, неброский.



Как припудренный кирпичём.



 



И немного – Иосиф Бродский:



столько мыслей, и ни о чём,



 



столько образов и сравнений,



да не ясно, куда зовут...



Я сегодня, увы, не гений;



нынче гении не живут.



***



«Стынет кофе. Плещет лагуна, сотней



Мелких бликов тусклый зрачок казня



За стремление запомнить пейзаж, способный



Обойтись без меня»



Иосиф Бродский, Венецианские строфы



24852091_859987347501732_1522855678343871855_n (700x466, 26Kb)
Метки:   Комментарии (4)КомментироватьВ цитатник или сообщество

Следующие 30  »

<иосиф бродский - Самое интересное в блогах

Страницы: [1] 2 3 ..
.. 10

LiveInternet.Ru Ссылки: на главную|почта|знакомства|одноклассники|фото|открытки|тесты|чат
О проекте: помощь|контакты|разместить рекламу|версия для pda